teamwows

teamwows

пикабушник
поставил 0 плюсов и 1 минус
165 рейтинг 15 подписчиков 0 комментариев 19 постов 0 в "горячем"
9

Конвой PQ-17. Главный успех немцев на северном морском пути. Часть 1

Конвой PQ-17. Главный успех немцев на северном морском пути. Часть 1 История, Война, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, СССР, США, Великобритания, Длиннопост

Среди множества страниц Второй Мировой войны особое место занимают Арктические конвои. Именно этим сложным путем в СССР доставлялись жизненно необходимые оборудование и вооружение. Особенно они были важны в первые годы войны. К чести моряков стран Союзников стоит отметить, что несмотря на постоянные помехи со стороны Германии, этот коридор поставок работал стабильно и почти без особых провалов. Почти - ибо один раз все-таки немцы смогли полностью разгромить конвой. Этот текст - именно об этой трагедии.


27 июня 1942 года из Хваль-фьорда в Исландии курсом на Советский Союз вышел очередной конвой под кодовым обозначением PQ-17. Его составляли 35 транспортов с 297 самолётами, 594 танками, 4246 единицами автомобильной техники и 156 тысячами тонн других грузов на борту. С ними вышли ещё 3 спасательных судна, 2 танкера для дозаправки боевых кораблей прикрытия и 1 судно – носитель истребителя. Руководил судами коммодор конвоя Даудинг. Охрана осуществлялась по уже отработанной схеме. Отряд дальнего прикрытия включал авианосец, два линкора, тяжёлый и два лёгких крейсера в сопровождении десяти эсминцев. Его возглавлял адмирал Тови, командующий всеми силами охраны PQ-17. Отряд ближнего прикрытия под флагом контр-адмирала Гамильтона состоял из четырёх тяжёлых крейсеров и четырех эсминцев. Непосредственное охранение обеспечивали шесть эсминцев, четыре корвета, два вспомогательных корабля ПВО, три тральщика, четыре морских охотника и две подводные лодки – эти силы подчинялись коммодору Бруму. Помимо этого, на позициях были развернуты четырнадцать субмарин союзников. Такие внушительные силы охранения могли бы достойно встретить любую угрозу, со стороны базовой авиации, подводных лодок и крупных надводных сил противника. На этот момент германское командование располагало следующими силами: один линкор, три тяжелых крейсера, десять эсминцев, два миноносца и девять подводных лодок. При этом на норвежских аэродромах были сконцентрированы значительные силы германской авиации, которые помимо атаки конвоя, могли осуществлять прикрытие своих надводных сил.


1 июля разведчик Люфтваффе обнаружили конвой в 60 милях восточнее острова Ян-Майен и после этого самолеты практически не теряли PQ-17 из вида. В 21:00 эскорт конвоя отогнал их глубинными бомбами германские подводные лодки. 2 июля вновь была обнаружена вражеская субмарина, эскорт атаковал противника, при этом транспорты выполнили маневр уклонения. Примерно в 16:40 конвой был атакован эскадрильей поплавковых торпедоносцев He-115. Плотный огонь ПВО, заставил самолёты отвернуть. Следующие сутки прошли спокойно.


Между тем вечером 2 июля германская эскадра в составе линкора Tirpitz, тяжёлого крейсера Admiral Hipper в сопровождении четырёх эсминцев и двух миноносцев проходила узкие шхеры Альтен-фьорда, выходя на оперативный простор для перехвата конвоя. Из-за практически нулевой видимости в тумане Z-6, Z-10, Z-20 налетели на мель, после чего было принято решение вернуть повреждённые корабли в базу. Вторая группа кораблей Кригсмарине начала движение из Нарвика, в её составе находились тяжёлые крейсера Lützow и Admiral Scheer, а также пять эсминцев и корабль снабжения. Однако и тут немцев ждала неудача, ночью 3 июля Lützow наскочил на скалу и был вынужден также вернуться обратно.


Ранним утром 4 июля конвой находился в районе острова Медвежий, над морем стоял плотный туман, укрывавший корабли среди полярного дня. Спустя некоторое время видимость стала улучшаться и в 3 часа сквозь разрыв в облаках на конвой вышел в атаку одиночный торпедоносец, который добился попадания в американский транспорт Christopher Newport. Судно потеряло ход, 47 человек команды были подобраны из шлюпок сопровождавшим конвой британским спасательным судном Zamalek. Транспорт попыталась добить английская подлодка эскорта, но он остался на плаву и в 8 часов был потоплен уже немецкой субмариной.


К середине дня туман окончательно рассеялся. В этот момент крейсера ближнего прикрытия шли на расстоянии нескольких миль впереди конвоя. За кормой PQ-17 постоянно висели разведчики, сменяя друг друга. Позже к ним начали присоединяться торпедоносцы и бомбардировщики, кружившие, как коршуны неподалеку, и выжидая удобный момент для атаки. Сначала конвой методично атаковали бомбардировщики, около 17:00 к ним присоединились He-115, но все их попытки были неудачными. Спустя полчаса с юга появилось 25 торпедоносцев He-111, они заходили в атаку с разных курсовых углов, сбрасывая по паре торпед практически у самого борта кораблей. PQ-17 ответил ураганным огнем, сбив четыре самолета. Но в результате налета торпедные попадания получили транспорты Navarino, William Hopper, Empire Byron и «Азербайджан». Первый был покинут экипажем и вечером добит немецкой подлодкой. Второй был также оставлен и позже затоплен орудийным огнем эскорта. Команды последних справились с полученными повреждениями и стали догонять конвой.


Коммодор Брум позже записал в своем дневнике: «мое впечатление от решительности, проявленной конвоем и эскортом, таково, что, если не кончатся боеприпасы, PQ-17 может пройти куда угодно».


Тем временем в Лондоне, в британском Адмиралтействе, шло заседание под руководством первого морского лорда Дадли Паунда. На его столе лежало донесение о том, что местонахождение германской эскадры во главе с линкором Tirpitz на данный момент неизвестно. Она покинула норвежские фиорды и видимо следует на перехват конвоя. Следовало решать, что делать, и Паунд взял ответственность на себя: PQ-17 следовало рассеяться.


В 21:11 группа ближнего прикрытия получила приказ «отойти на запад полным ходом». Тут не было ничего необычного, так как крейсера по плану и не должны были следовать с конвоем после прохождения 25-го меридиана. Поэтому старшие офицеры конвоя не особенно придали значения этому сообщению. Но следом за первой радиограммой в течении четверти часа последовало еще две: в 21:23 - «ввиду угрозы надводных кораблей конвою рассредоточиться и следовать в русские порты», и в 21:36 - «конвою рассеяться». Последняя радиограмма содержала принятую в британском флоте команду конвою при угрозе атаки надводным рейдером, чтобы тот не смог застигнуть транспорты в сомкнутом строю и уничтожить их вместе.


Не имея информации о местонахождении немцев, Брум и Гамильтон решили, что эскадра противника уже в непосредственной близости от них и передали на все суда приказ рассеяться, а эсминцам непосредственного охранения присоединиться к крейсерам для боя. Один за другим они разворачивались и уходили на запад, что деморализовало команды транспортов. Они остались один на один с врагом, который вот-вот должен был показаться на горизонте и неминуемо их уничтожить. Суда конвоя начали расходиться в разных направлениях на юг, север и восток, двигаясь поодиночке или небольшими группами.


Наступило 5 июля, самый трудный день для моряков PQ-17. На свободную охоту вышли германские подводные лодки и авиация. Первым, в неравной схватке пал Empire Byron, торпедированный U-703 в 8:27. Немного южнее следовал Carlton, за кораблем в течении трех часов следила U-88. Наконец, около 10:15 лодка с небольшим промежутком выпустила две торпеды. Первая попала в транспорт и не взорвалась, но на этом его везение закончилось. Взрывом второй торпеды был разрушен один из топливных танков, погибли два машиниста, на корабле начался пожар. Через 12 минут все было кончено, транспорт погрузился на ровном киле под воду. 45 человек спаслись на шлюпке к которой были привязаны четыре плота. Спустя десять часов их обнаружили гидросамолеты Люфтваффе и забрали 26 человек. 9 июля британский самолет нашёл оставшихся и сбросил им провизию. 13 июля шлюпку заметила U-376, подводники сообщили морякам с транспорта их координаты, оставили карту, компас, печенье, воду, сигареты и одеяла. Спустя 19 дней американцы наконец добрались до норвежского берега около Нордкапа и попали в плен.


В 14:31 двумя торпедами с U-456 был потоплен транспорт Honomu. Выжившие моряки, как и в предыдущем случае, перешли на шлюпку с привязанными плотами и легли в дрейф. 16 июля со шлюпки обрезал концы, к которым крепились плоты, разделив людей на две группы. Спустя двое суток девятнадцать человек на плотах были подобраны британским тральщиком в 360 милях от Мурманска. 28 июля U-209 наткнулась на вторую группу в шлюпке, в живых там оставалось всего восемь человек из девятнадцати, последние шесть дней они были без еды. Субмарина сняла уцелевших и доставила их как военнопленных в Норвегию.


Около 17:00 подводная лодка К-21 под командование капитана 2-го ранга Лунина, обнаружила на горизонте большую группу кораблей, среди которых был идентифицирован линкор Tirpitz. Спустя полчаса германская эскадра неожиданно резко сменила курс, К-21 проникла за передовую линию охранения, при этом пришлось стрелять из кормовых торпедных аппаратов, на расходящихся курсах с большой дистанции. Выпустив торпеды, лодка ушла на глубину и в 18:04 члены экипажа подлодки услышали два взрыва. Позже, не обнаружив никого на поверхности, К-21 всплыла и передала радиограмму о обнаружении противника, атаке и о взрывах. После войны, из анализа архивных документов, стало ясно, что торпеды Лунина не поразили противника, скорее всего они просто затонули, пройдя предельную дистанцию, и возможно сдетонировали при ударе о каменистое дно. Спустя час и пятнадцать минут германская эскадра была обнаружена разведывательным самолётом Северного флота, а затем и британской субмариной. Из данных радиоперехвата германскому командованию стало очевидно, что местонахождение и курс эскадры во главе с Tirpitz раскрыто. Также из донесений пилотов было понятно, что конвой рассеялся. Не желая подвергать свои крупные надводные корабли риску атак палубной авиации и подводных лодок, командование Кригсмарине в 22:30 отдало эскадре приказ возвращаться.


Утро 5 июля на германских аэродромах выдалось туманным, поэтому первый вылет последовал только после полудня. Бомбардировщики наводились на цель по данным разведчика, обнаружившего пару идущих вместе судов. Ими оказались Fairfield City и Daniel Morgan. Сначала Ju-88 около 15:00 расправились с первым, но второй транспорт огрызнулся из зенитки, не добившись попаданий самолеты ушли. Ближе к вечеру бомбардировщики вернулись, на этот раз, поразив цель с первого захода. В 22:52 поврежденный корабль добила U-88. На следующий день спасшиеся моряки будут подобраны советским танкером «Донбасс».


Тем временем шедший в одиночку Peter Kerr был атакован торпедоносцами, но смог увернутся от всех торпед. Спустя пару часов транспорт атаковали Ju-88, он был тяжело поврежден бомбами и, в 18:00 оставлен экипажем и на следующий день затонул. В 17:00 Pan Kraft перевозивший взрывчатку, загорелся после попадания бомбы и был покинут из-за угрозы детонации груза. Судно горело, пока 7 июля в 06:00 его не разорвал на куски чудовищный взрыв. В 18:47 торпедой с U-334 был поражён Earlston, транспорт потерял ход, в 18:53 лодка выпустила вторую торпеду, но взрыва не наблюдала – в этот момент одиночный бомбардировщик Люфтваффе попал в транспорт несколькими бомбами и судно за секунды скрылось под водой. После того, как команда перешла на шлюпки, недалеко от судна на поверхность всплыли четыре подводные лодки. Командир одной из германских субмарин приказал капитану Earlston и ещё трем членам команды перейти на борт лодки. Британцы попросили помочь с указанием курса до ближайшей земли, но получил сухой ответ: «Это война. Добирайтесь самостоятельно».


Около 17:30 германской авиацией была обнаружена еще одна группа из четырех судов с эскортом. В ходе атаки Ju-88 попадания бомбами получил танкер Aldersdale, судно лишилось хода. Тральщик Salamander сперва взял на буксир повреждённый корабль, но потом был вынужден оставить его, предварительно сняв команду, агонизирующий корабль попытались добить, но безуспешно, он отказывался тонуть. Позже на брошенный Aldersdale наткнулась U-457, в течение полутора часов субмарина произвела по нему 75 выстрелов из 88-мм палубного орудия и дала несколько очередей из зенитного орудия, несмотря на это корабль упрямо держался на воде. Его агонию завершила выпущенная торпеда, разломив судно пополам. Следом за танкером самолетами был тяжело поврежден и тонул спасательное судно Zaafaran. Одним из первых к нему поспешил на помощь Britomart, сопровождавший другую группу кораблей. Позже к спасению присоединился Zamalek, приняв на борт оставшуюся часть моряков. Небольшой объединенный конвой в составе Zamalek и Ocean Freedom, в сопровождении Palomares, Britomart, Halcyon и Salamander, отправился дальше на восток.


Вечером, к северу от места роспуска конвоя, самолеты Люфтваффе обнаружили и атаковали очередную группу из трех транспортов. Сначала Bolton Castle, в результате близких разрывов начал принимать воду, следом после попадания в трюм, загорелся Paulus Potter, третьей жертвой стал Washington, лишившийся управления после того, как бомба разорвалась в корпусе. Команды всех кораблей перешли на шлюпки и направились к Новой Земле, которая была в 360 милях, отказавшись подняться на борт подошедшего Onslow. Последней потерей в этот день стал River Afton – корабль коммодора конвоя Даудинга, около 22:00 с небольшим интервалом он получил попадание двух торпед с U-703, после чего затонул.


Продолжение следует...

Показать полностью
9

Залив Императрицы Августы. Крах японской ночной тактики

Залив Императрицы Августы. Крах японской ночной тактики История, Флот, США, Япония, Корабль, Война, Вторая мировая война, Политика, Длиннопост

После ожесточённых боёв за остров Гуадалканал (7 августа 1942 — 9 февраля 1943) в юго-западной части Тихого океана наступило некоторое затишье: флот США готовился к броску через «защитный барьер», созданный японцами на архипелаге Бисмарка.


Наконец, в июне 1943 года американцы начали долгожданное наступление согласно плану «Уотчтауэр», сопровождавшееся чередой постоянных столкновений лёгких сил противоборствующих флотов. Мы остановимся на одном из боёв, который произошёл в ночь на 2 ноября в заливе Императрицы Августы на острове Бугенвиль.

Залив Императрицы Августы. Крах японской ночной тактики История, Флот, США, Япония, Корабль, Война, Вторая мировая война, Политика, Длиннопост

Адмирал Кога, сменивший на посту погибшего 18 апреля 1943 года главнокомандующего Объединённым флотом адмирала Ямамото, не торопился вводить в действие крупные силы флота после поражения на Гуадалканале. Вся тяжесть боёв этого периода полностью легла на плечи команд эсминцев и крейсеров. Тем временем военные действия постепенно приближались к острову Новая Британия и Рабаулу — главной базе японского флота в регионе. В свою очередь, Бугенвиль должен был стать передовой базой для американцев, с которой их истребители могли бы сопровождать дальние бомбардировщики в рейдах на Рабаул. Уже 1 ноября, не встречая особого сопротивления, морская пехота США начала высадку на острове у мыса Торокина. Японцы бросили против десанта самолёты авианосного соединения адмирала Одзавы, но это не помешало американцам продолжить вторжение под прикрытием огненного вала с кораблей.


Помня об удачной ночной операции японских крейсеров 9 августа 1942 года у острова Саво, адмирал Кога приказал направить против американцев все имеющиеся корабли с целью перехватить инициативу на море и перебросить свои войска для ликвидации плацдарма противника. Командующим операцией был назначен адмирал Омори, в непосредственном распоряжении которого были тяжёлые крейсеры Myoko (флагман) и Haguro. Ему также подчинялись группы кораблей адмирала Идзюина (в составе лёгкого крейсера Sendai и эсминцев Shigure, Shiratsuyu, Samidare) и контр-адмирала Осуги (лёгкий крейсер Agano и эсминцы Naganami, Hatsukaze и Wakatsuki). Собранные для участия в операции японские корабли не имели опыта взаимодействия друг с другом, а некоторые и вовсе ещё не участвовали в боях. Сам Омори никогда не руководил крупными морскими операциями и ко времени назначения на свой пост преподавал в минно-торпедной школе.


Японская эскадра вышла из Рабаула 1 ноября в 17:20. Дождавшись у канала Сент-Джордж эсминцев с десантом, в 20:30 корабли Омори двинулись дальше. Над спокойным морем стелилась мгла, видимость была всего около трёх миль, дул слабый юго-восточный бриз. Когда японское соединение находилось в 15 милях восточнее мыса Сент-Джордж, его засёк своей бортовой РЛС один из американских дальних разведчиков B-24. В 21:20 самолёт по данным радара вышел в атаку на Sendai, но бомбы легли мимо. Практически в это же время японский бортовой разведчик установил контакт с американскими кораблями, доложив на флагман: «Три линкора, много крейсеров и эсминцев противника маневрируют в бухте Императрицы Августы вблизи Торокина». Посовещавшись со штабом, адмирал Омори отослал транспорты с эскортом обратно на базу.


В это же время адмирал Хэлси, получив данные о появлении противника, выслал на его перехват единственное, что оказалось у него под рукой, а именно — 39-е оперативное соединение под командованием адмирала Меррилла. Американская эскадра выдвинулась навстречу японцам тремя кильватерными колоннами. В центре находилась группа лёгких крейсеров: Montpelier (флагман), Cleveland, Columbia и Denver. Правее в авангарде шли эсминцы капитана 1-го ранга Бёрка: Charles Ausburne, Dyson, Stanley и Claxton. Слева, в арьергарде — эсминцы капитана 2-го ранга Остина: Spence, Thatcher, Converse и Foote.


На море уже опустилась ночь, и видимость стала практически нулевой. По активным переговорам в эфире японцы понимали, что благодаря радарам противник обладает полной информацией о перемещениях их соединения. Экипажи кораблей Омори могли положиться лишь на свои глаза и данные самолётов-разведчиков. В 01:24 американский разведчик атаковал крейсер Haguro и добился попадания в надстройку, из-за чего скорость соединения снизилась до 30 узлов. Спустя 14 минут уже японский самолёт заметил противника по пеленгу 330, на дистанции 20 миль к югу. Омори начал маневрировать, чтобы сбить с толку американцев и выиграть время до получения новых данных с разведчиков. Из-за череды этих манёвров строй нарушился, а дистанции между кораблями опасно сократились.

Залив Императрицы Августы. Крах японской ночной тактики История, Флот, США, Япония, Корабль, Война, Вторая мировая война, Политика, Длиннопост

В 02:27 крейсеры Меррилла установили радиолокационный контакт с противником, адмирал принял решение прикрыть своими крейсерами вход в залив Императрицы Августы, чтобы не дать противнику возможность атаковать зону высадки десанта. Для этого он выполнил поворот «все вдруг», развернув крейсеры курсом на север. Таким образом эскадра могла встретить огнём главного калибра подходящего с запада противника, оставаясь при этом на безопасном расстоянии от японских дальнобойных торпед. В это же время две группы эсминцев получили приказ выйти в торпедную атаку с юга и северо-запада, взяв японцев в клещи. Крейсерам не следовало открывать огонь, пока смертоносные «рыбки» с эсминцев Бёрка и Остина не достигнут своих целей.


Один из самолётов Омори заметил корабли противника и запустил сигнальную ракету по их курсу, чтобы привлечь внимание своих. Это были американские эсминцы, уже выходившие из атаки на дистанции порядка четырёх миль от японцев. Осознав всю опасность положения, Омори повернул эскадру на юго-запад, и 25 американских торпед прошли мимо его кораблей. Во время этого манёвра Sendai заложил такую циркуляцию, что привёл свою колонну в полное замешательство. Эсминец Samidare, уклоняясь от своего крейсера, сцепился бортом с Shiratsuyu, повредив ему часть палубных надстроек и орудий. После столкновения оба эсминца направились назад в сторону Рабаула.


Как только Меррилл понял, что японцы начали разворот, он приказал своим крейсерам открыть огонь. Ближайшей целью для них стал Sendai, выполнявший непонятные манёвры, походившие на метания загнанного зверя. Благодаря данным радара американские крейсеры добились прямого попадания с первого же залпа, море вокруг корабля буквально закипело от снарядов. Следующие накрытия шли одно за другим. На крейсере начались пожары, он стал крениться и замедлять ход. При этом Sendai смог дать полный торпедный залп в сторону противника, его примеру последовали эсминцы. Американские крейсеры постоянно переносили огонь на разные корабли, внося ещё больше суматохи в действия противника.


Тем временем у самих американцев также не обошлось без происшествий. Сначала эсминец Foote, неверно выполнив приказ, вывалился из строя. Пытаясь нагнать своих, корабль получил попадание японской торпеды, выпущенной по крейсерам. Foote лишился кормы, но остался на плаву. В неподвижный корабль едва не врезался Cleveland, а идущий следом Spence, уклоняясь от столкновения, зацепил борт Thatcher, содрав с него краску.


Японцы открыли шквальный огонь осветительными снарядами, чтобы разглядеть противника. Но несмотря на это светопреставление, корабли Меррилла не были обнаружены. Адмирал Омори, пытаясь выйти из-под обстрела, начал собирать корабли в первоначальный ордер. Из-за ошибки контр-адмирала Осуги его колонна перерезала курс своим тяжёлым крейсерам, в результате чего Myoko протаранил Hatsukaze, срезав ему носовую часть. Спасать повреждённый эсминец было опасно, поэтому его оставили на волю судьбы.


В 03:15 американские крейсеры сосредоточили огонь на Myoko и Haguro, и в этот момент силуэты американских кораблей наконец появились в прицелах у японцев, которые сразу же выпустили торпеды и огрызнулись главным калибром. Однако крейсеры Меррилла шли на полном ходу, выполняя манёвры уклонения под стать фигурам высшего пилотажа, при этом чётко сохраняя строй, удерживая дистанцию и ведя ураганный огонь. В свою очередь, японские залпы тоже начали ложиться всё точнее. Несколько снарядов получил Denver, однако они не разорвались. Чтобы избежать дальнейших попаданий, американские крейсеры выставили дымовую завесу и укрылись за ней. В это время Spence, находившийся на левом траверзе от крейсеров, получил попадание ниже ватерлинии: снаряд повредил топливную цистерну, что позже лишило корабль хода. Но даже несмотря на выход из боя двух эсминцев, американская эскадра наголову превзошла своего противника, внеся в его ряды такой ужас, что после войны на допросе Омори будет утверждать, что против него действовало не менее 7 тяжёлых крейсеров и 12 эсминцев!

Залив Императрицы Августы. Крах японской ночной тактики История, Флот, США, Япония, Корабль, Война, Вторая мировая война, Политика, Длиннопост

В 3:37 японская эскадра получила приказ отходить в Рабаул. Её командующий посчитал, что силы противника в два раза превосходят его собственные. Между тем уже были потеряны Sendai и Hatsukaze, оставшиеся на месте сражения. Кроме того, получили повреждения оба тяжёлых крейсера и два столкнувшихся эсминца. К моменту выхода из боя японцы полагали, что потопили как минимум два крейсера.


Пока японская эскадра удалялась, американские эсминцы нашли обоих «подранков» и быстро расстреляли из 127-мм орудий. Японская подводная лодка Ro-104 успела снять с крейсера Sendai адмирала Идзюина и тридцать семь членов экипажа, а эсминец Hatsukaze стал братской могилой для всего экипажа.


По итогам боя в заливе Императрицы Августы адмирал Меррилл одержал уверенную победу над противником, уступая ему в артиллерийской и торпедной мощи. Американский командующий сумел оперативно отреагировать на все неожиданные изменения боевой ситуации. Обезопасив свои силы на Бугенвиле, адмирал Хэлси спустя три дня приказал авианосцам нанести удар по Рабаулу, чтобы подавить японскую авиацию. После этого американские самолёты уже не оставляли японцев в покое, авианалёты следовали один за другим. Таким образом, победа Меррилла обеспечила нейтрализацию Рабаула, прорыв «защитного барьера» и в последующем — успешное продвижение сил союзников к Японским островам.

Показать полностью 2
12

История камуфляжа на советском флоте

История камуфляжа на советском флоте История, Флот, Камуфляж, СССР, Длиннопост

В предвоенный период в советском флоте камуфляж был скорее исключением, чем правилом. Тем не менее можно встретить довольно интересные схемы окраски, оставшиеся на кораблях ещё с Первой мировой войны, например, «осколочный» камуфляж эсминца «Ленин» или «ослепляющий» камуфляж эсминца «Рыков».


При этом основная часть кораблей флота окрашивалась по единому стандарту — в равномерный шаровый цвет. Оригинальным внешним видом отличался лидер эсминцев «Ташкент», сохранивший заводскую итальянскую окраску, — в результате он получил прозвища «голубой крейсер» и «голубой красавец» за шаровый цвет с голубоватым оттенком.

История камуфляжа на советском флоте История, Флот, Камуфляж, СССР, Длиннопост
История камуфляжа на советском флоте История, Флот, Камуфляж, СССР, Длиннопост

С началом Второй мировой войны стали применяться сложные схемы окрашивания. В этот период, помимо уже классической шаровой окраски, на советских кораблях использовались различные схемы камуфляжа, как позаимствованные у союзников, так и разработанные самостоятельно.


На Черноморском флоте наряду с обычными масляными красками использовалась так называемая «серебрянка» (краска на основе алюминиевой пудры). Она отражала цвет воды, и покрытые ею участки меняли оттенки в зависимости от погоды и условий освещения, что делало такую окраску более универсальной. Так были окрашены крейсер «Молотов» и переоборудованный в минный заградитель «Коминтерн» — бывший бронепалубный крейсер Российского императорского флота «Кагул». Аналогичные схемы окраски получили лёгкие крейсера Тихоокеанского флота «Калинин» и «Лазарь Каганович».


Несколько кораблей на Чёрном море получили сложную схему окраски с «растушёвкой» — плавным переходом от тёмного тона к светлому. Такую окраску получили эсминцы «Бодрый» и «Сообразительный». Корабли Северного флота по схемам камуфляжа были близки к британским кораблям, что упрощало визуальную идентификацию при сопровождении конвоев. Эсминец «Гремящий» с началом войны одним из первых получил камуфляжную окраску, сочетавшую в себе элементы «ослепляющего» камуфляжа с пятнами и расцветкой, близкими к использовавшимся на кораблях союзников.

История камуфляжа на советском флоте История, Флот, Камуфляж, СССР, Длиннопост

Подводная часть кораблей покрывалась несколькими способами. Помимо распространённого на многих флотах свинцового сурика, использовался «кузбасс-лак» — специальный раствор лакового битума, который при нанесении образовывал глянцевое покрытие чёрного или чёрно-коричневого цвета, устойчивое к атмосферным воздействиям, при этом предохраняя поверхность от коррозии и грибков. Другим способом окраски был противообрастающий состав «Интернациональ» тёмно-красного и зелёного цветов, обладавший схожими характеристиками с предыдущим.

История камуфляжа на советском флоте История, Флот, Камуфляж, СССР, Длиннопост

Подводные лодки также окрашивались в шаровый цвет различных оттенков от светло-серого до тёмно-серого. Субмарины могли быть как полностью однотонными, так и с отбивкой ватерлинии и подводной части в цвета антикоррозийного покрытия, как описано выше.


Грузовые и вспомогательные суда зачастую окрашивались в сложные схемы камуфляжа. Кроме маскировочной окраски также широко использовалась «декоративная» маскировка, с использованием различных дополнительных элементов, имитирующих береговые строения или даже корабли противника. К примеру, несколько малых охотников Черноморского флота были замаскированы под немецкие катера.

История камуфляжа на советском флоте История, Флот, Камуфляж, СССР, Длиннопост

В период блокады Ленинграда корабли Балтийского флота получили специальную маскировку, чтобы затруднить визуальное обнаружение со стороны германской воздушной разведки и по возможности защитить корабли от артобстрелов. Так, благодаря стараниям художника Бориса Смирнова, множество боевых кораблей превратились для противника в бараки, груды мусора или вообще в часть набережной.

История камуфляжа на советском флоте История, Флот, Камуфляж, СССР, Длиннопост
Показать полностью 5
10

Дуэль авианосцев при Мидуэе

Дуэль авианосцев при Мидуэе История, Война, Вторая мировая война, Флот, Япония, США, Битва, Длиннопост, Мидуэй

К лету 1942 года Япония серьёзно укрепила свои позиции в тихоокеанском регионе, а Императорский флот пытался выполнить параллельно две задачи: продвигать «защитный барьер» дальше от страны и полностью разгромить флот противника в генеральном сражении.


Обе эти задачи стало возможным выполнить разом, когда взгляд японского командования пал на небольшой атолл Мидуэй. Тут был расположен аэродром с твёрдым покрытием, в случае захвата которого, японцы получали прекрасную промежуточную базу под носом у американцев, тем самым открывая дорогу к Пёрл-Харбору.


К концу мая, несколько раз обыграв свой план действий, адмирал Ямамото отдал приказ приступить к началу операции. Одни за другими в море начали выходить ударные соединения. Японцы надеялись на внезапность своей атаки и превосходство в силах. Но у командующего Тихоокеанским флотом Нимица был свой козырь в рукаве: его криптоаналитики расшифровали японский код и могли читать часть японских сообщений, а помимо этого в штаб флота стекалось большое количество рапортов о ходе движения сил Ямамото, дополняя картину происходящего.

Дуэль авианосцев при Мидуэе История, Война, Вторая мировая война, Флот, Япония, США, Битва, Длиннопост, Мидуэй

Основной ударной силой японцев в предстоящей операции было Первое мобильное соединение адмирала Нагумо, эскадренные авианосцы которого — Akagi, Kaga, Hiryū, Sōryū — уже «попортили немало крови» союзникам. Им противостояли 16-е и 17-е оперативные соединения адмиралов Спрюэнса и Флетчера, имевших на двоих три авианосца: Enterprise, Hornet и Yorktown.


Первый контакт состоялся 3 июня в 9:04 по местному времени, когда патрульный самолёт засёк японское транспортное соединение в 500 милях к юго-западу от Мидуэя. Вскоре другой разведчик обнаружил главные силы японцев в 700 милях к западу от острова. Уже в 12 часов на перехват главных сил вылетели 6 тяжёлых бомбардировщиков B-17, около 16:40 они начали атаку с большой высоты, но попаданий не имели. Ночью четыре «Каталины» из состава 44-й патрульной эскадрильи по показаниям радаров вышли в атаку на транспортное соединение японцев, повредив торпедой танкер Akebono Maru.


В предрассветных сумерках 4 июня на авианосцах Нагумо уже во всю кипела работа по подготовке первой волны самолётов, которые по замыслу командования должны были уничтожить всю американскую авиацию, находящуюся на островном аэродроме. В 4:30 утра, получив отмашку на старт, в небо взмыли первые самолёты, а уже спустя 15 минут в небе находились 108 машин. Выполнив боевое построение и описав круг над авианосцами, первая волна атакующих ушла в направлении Мидуэя.


В 5:45 от одной из летающих лодок пришло сообщение: «Много самолётов направляются к Мидуэю, пеленг 320, дистанция 150». Недолго думая, американцы подняли в воздух с Мидуэя всё, что могло летать, чтобы не подвергать опасности самолёты на земле. Попытка сорвать японскую атаку силами 27 истребителей корпуса морской пехоты закончилась неудачно, 15 американских самолетов были сбиты и ещё 7 повреждены. Тем не менее, когда японская волна вышла в атаку на аэродром, она смогла лишь незначительно повредить взлётную полосу, а также разрушить часть построек. Из вылета, закончившегося практически впустую, не вернулось 10 палубников.


Всё это время американцы напряжённо ждали главного сообщения об обнаружении ударной группы Императорского флота. В 5:52 с борта одного из патрульных самолётов пришло новое сообщение: «Обнаружили два авианосца и корабли главной группы, курс 135, скорость 25». В течение короткого времени, одна за одной последовали атаки береговой авиации на авианосный ордер Нагумо, но ни один из самолётов не смог добиться как-либо успехов. Американцы же потеряли 14 самолетов в ходе этих атак, действуя без прикрытия истребителей. Около 7:28 японский самолёт-разведчик с крейсера Tone установил контакт с американским соединением. Дуэль авианосцев началась.


На момент когда Нагумо узнал о местоположении американцев, их самолёты уже направлялись к его соединению. В это время на японских авианосцах готовили самолёты второй волны, желая добить остатки американской авиации на островном аэродроме. Для отражения возможной атаки в воздух были подняты дополнительные истребители. Получив донесение разведки, Нагумо встал перед сложным выбором: либо поднять имеющиеся на палубе самолёты с бомбами, подготовленные для атаки Мидуэя, и без прикрытия отправить их на американское соединение, либо дать возможность сесть первой волне палубников, так как их горючее было на исходе, а после, собрав всю ударную мощь, броситься на врага. Нагумо решил не рисковать и выбрал последний, более надёжный вариант.

Дуэль авианосцев при Мидуэе История, Война, Вторая мировая война, Флот, Япония, США, Битва, Длиннопост, Мидуэй

Первые взлетевшие американские торпедоносцы и истребители потеряли друг друга, из-за чего атака на японское соединения началась не скоординировано. Сначала на японские авианосцы над кромкой воды вышли 15 торпедоносцев TBD-1 с Hornet, а чуть позже — 14 торпедоносцев с Enterprise. Не имея ни одного самолёта прикрытия, они отчаянно бросились в свою последнюю атаку, потеряв практически все торпедоносцы, кроме четырёх. Следом подоспели 12 торпедоносцев с Yorktown в сопровождении 10 истребителей F4F-4, но и эта группа не добилась успехов — обратно на авианосец смогло вернуться только два самолёта. Всё это время японцы старались как можно быстрее подготовить ударную волну для атаки американского соединения, параллельно принимая самолёты. К моменту когда атаки американских торпедоносцев были отбиты, из облаков на голову японцам с рёвом вывалились 50 пикировщиков с Enterprise и Yorktown, совершенно не зная о присутствии друг друга. Японским истребителям, не успевшим набрать высоту для отражения налёта, оставалось только наблюдать атаку из партера. В течение пяти минут «Даунтлессы» поразили бомбами Kaga, Sōryū и Akagi. Все три авианосца были заранее обречены: заправленные самолёты на палубах, заполненные бензопроводы, а также находящийся на палубе арсенал сделали своё дело — последовали опустошающие пожары с последующей детонацией боеприпасов. К утру следующего дня все три корабля лежали на дне.


После выхода из боя флагмана Akagi командование палубной авиацией принял на себя контр-адмирал Ямагути, командующий 2-й дивизией авианосцев. В его распоряжении невредимым остался только Hiryū, отошедший севернее от основной группы во время уклонения от атак торпедоносцев. В 10:40 он начал поднимать ударную группу в составе 18 пикирующих бомбардировщиков D3A и 6 истребителей A6M. Несмотря на явный перевес сил не в пользу японцев, другого выхода не было. Спустя час на подходе к Yorktown завязался ожесточённый воздушный бой. Несмотря на потери, японские пикировщики смогли добиться попаданий в корабль тремя бомбами. Авианосец на короткое время лишился хода, но к 13:50 пожары и повреждения удалось достаточно быстро локализовать аварийными партиями. Корабль начал делать 19 узлов и продолжил приём-выпуск самолётов. Получив неубедительные данные от восьми вернувшихся из вылета самолётов, Ямагути отправил вторую волну, состоявшую из десяти торпедоносцев B5N и шести истребителей A6M. В 14:26 авиагруппа под командованием капитан-лейтенанта Томонага, предварительно связав боем истребители прикрытия, начала атаку Yorktown с разных направлений, добившись в итоге двух попаданий торпед. Машины корабля остановились, постепенно начал увеличиваться крен, к 15:00 экипаж авианосца был снят кораблями эскорта. Несмотря на полученные повреждения, Yorktown остался на плаву, а вернувшиеся аварийные партии на следующий день попытались возобновить спасение корабля. Однако тут в очередной раз вмешалась судьба: 6 июня неподвижный авианосец атаковала японская подводная лодка I-168. Получив очередные повреждения, авианосец практически в течение суток продержался на поверхности, его агония наступила только утром следующего дня.


В это же время разведчики с Yorktown обнаружили в 72 милях к северо-западу Hiryū в сопровождении десятка кораблей, включая линкоры Haruna и Kirishima. Ямагути намеревался атаковать оставшиеся авианосцы американцев в сумерках, а пока команда получила короткую передышку на приём пищи и подготовку самолётов. В 17:03 тишину нарушил крик сигнальщика Hiryū: «Прямо над нами пикирующие бомбардировщики противника!». Пока японцы в очередной раз готовились к атаке, Enterprise и Hornet выслали свои пикировщики, успевшие к этому моменту заправиться и перевооружиться. Группа с Enterprise уложила четыре бомбы в носовую часть японского авианосца, последовали взрывы огромной мощности, после чего треть полётной палубы завалилась внутрь ангаров, начались пожары.


К ночи все попытки потушить обречённый корабль оказались безрезультатны, около 2:50 ночи остатки команды собрались на полётной палубе, где к ним с прощальной речью обратился командир корабля Каку, а затем и Ямагути — оба офицера решили остаться вместе с кораблём. Подошедшие эсминцы эскорта сняли оставшуюся часть команды с авианосца, и, выполняя последний приказ адмирала, в 5:10 дали торпедный залп в Hiryū, раздались взрывы, авианосец начал тонуть. Корабль находился на поверхности до 8:20, пока не ушёл на дно.


Поражение в битве за Мидуэй стало для Японии катастрофой, лишив её основной ударной силы — авианосцев. Пополнить эти силы было уже нечем. В этот момент на американских верфях строились 3 эскадренных и 9 лёгких авианосцев, а на японских — лишь 1 эскадренный, 1 лёгкий и 1 перестраиваемый из пассажирского лайнера. Так в регионе был остановлено японское «цунами», началась война на истощение, в которой у Империи не было шансов из-за подавляющего превосходства США в ресурсах и индустриальной мощи.

Показать полностью 2
9

Первая битва при Нарвике. Ад эсминцев

Первая битва при Нарвике. Ад эсминцев История, Флот, Война, Вторая мировая война, Великобритания, Германия, Длиннопост

Вспоминаем самую успешную операцию британских эсминцев во Второй мировой. Для немцев нападение стало полной неожиданностью, а вот британцы полностью реализовали тактический потенциал. Честно говоря, эти события словно сошли с книжных страниц, но только всё это случилось на самом деле.


Операция по захвату Норвегии, начатая немцами в апреле 1940 года, стала большим сюрпризом для британского командования. Однако на Туманном Альбионе быстро оправились от шока и начали активно противодействовать немцам. Настолько активно, что в штабах Германии пришли к выводу о том, что план «Везерюбюнг» буквально на дни опередил захват Норвегии британцами.


Противодействовать действиям немецких войск в южных районах Норвегии было решительно невозможно: весь район «простреливался» люфтваффе. По этой причине империя решила нанести ответный удар в Северной Норвегии. Местом для контрудара был выбран город-порт Нарвик. Находясь далеко на севере, Нарвик казался изолированным от основного театра военных действий, и Адмиралтейство не могло предположить, что для его захвата кригсмарине выделит значительные силы. По сведениям британской разведки, 9 апреля в порт вошёл один транспорт и начал высадку войск.


Сообразуясь с этой информацией, Адмиралтейство приняло решение атаковать противника в Нарвике. Туда отправили 2-ю флотилию эсминцев под командованием капитана Бернарда Уорбёртона-Ли, крейсировавшую в то время у Лофотенских островов. В состав флотилии входили лидер Hardy (флагман) и эсминцы Hotspur, Havock, Hunter и Hostile. Все эсминцы относились к типу «Н», несли четыре 120-мм орудия (только на Hardy их было пять), два четырёхтрубных 533-мм торпедных аппарата и развивали ход в 35 узлов при водоизмещении 1350 тонн. 2-я флотилия должна была войти в Вест-фьорд, проследовать к Нарвику и уничтожить противника, а вопрос высадки десанта и освобождения города оставался на усмотрение командира флотилии.


Чего Адмиралтейство не знало, так это того, что «одним транспортом» для захвата Нарвика был сводный отряд кригсмарине из десяти эсминцев 1-й, 3-й и 4-й флотилий под началом командующего эсминцами, коммодора Фридриха Бонте, которые исполнили роль десантных транспортов. Разгрузившись в течение дня, эсминцы планировали к вечеру 9 апреля покинуть Нарвик, но топливные цистерны германских кораблей были практически пусты: сыграли свою роль неэкономичные машины. Проблему усугубило то, что один из двух танкеров, приданных эсминцам, был перехвачен и потоплен норвежцами, а оставшийся, Jan Wellem, не мог заправлять более двух эсминцев за раз. Выход в море отложили до вечера 10 апреля.


Рассудив, что утро вечера мудренее, Бонте отправил в ночной дозор три эсминца с наибольшим запасом топлива: Z-17 Diether von Roeder должен был патрулировать устье Уфут-фьорда, Z-2 Georg Thiele и Z-11 Bernd von Arnim стали на якорь в готовности к выходу в Балланген-фьорде. Остальные семь кораблей стали на стоянку в глубине фьорда: Z-21 Wilhelm Heidkamp, Z-22 Anton Schmitt (флагман Бонте), Z-19 Hermann Künne и Z-18 Hans Lüdemann — в порту Нарвика, последние два вели заправку с танкера. Z-12 Erich Giese, Z-9 Wolfgang Zenker и Z-13 Erich Koellner отстаивались на якоре в Херьянгс-фьорде. Такой была диспозиция немецких кораблей на ночь и утро 10 апреля.


Вечером 9 апреля британская 2-я флотилия вошла в Вест-фьорд. На лоцманской станции Траной Уорбёртон-Ли получил свежую, хотя и неполную информацию о противнике: в Нарвик проследовало не менее шести немецких эсминцев, кроме того, немцы, вероятно, заминировали подходы к порту. Уорбёртон-Ли передал полученные сведения в Адмиралтейство, на что получил ответ, что решение об атаке он должен принять самостоятельно, сообразуясь с обстановкой на месте. Ранним утром 10 апреля с флагмана 2-й флотилии ушла радиограмма: «Иду в бой. Атакую на рассвете».


Чтобы понять трудность задачи, стоявшей перед британцами, следует помнить, что немецкие эсминцы принадлежали к типам 1934 и 1936 и были значительно крупнее и сильнее британских: водоизмещение 2200–2400 тонн, скорость 38 узлов, вооружение — пять 127-мм орудий и два четырёхтрубных 533-мм торпедных аппарата.


В 03:00 2-я флотилия начала движение вверх по фьорду. Эсминцы шли строем правого пеленга, чтобы у всех кораблей была возможность вести огонь по курсу. В 04:15 пробили боевую тревогу. Погода способствовала исполнению британского плана: шквалистый ветер со снежными зарядами, видимость всего в 2 кабельтова. Атака стала полной внезапностью для немцев. Хотя во многом они сами этому поспособствовали: из-за разночтений в приказах командир Z-17 корветтен-капитан Эрих Холторф решил, что раз ночь прошла без происшествий, то с рассветом можно покинуть район патрулирования в устье Уфут-фьорда и уйти во временную базу. С рассветом эсминец вернулся в Нарвик и в 04:20 встал на якорь в гавани.


А в 04:30 в гавань Нарвика ворвались британские эсминцы. Hardy вёл за собой Havock и Hunter, а Hotspur и Hostile Уорбёртон-Ли оставил в «ближнем тылу» на тот случай, если возникнет необходимость подавить береговые батареи. Впрочем, оных не обнаружилось, и оба эсминца через несколько минут присоединились к остальным.


Из пяти немецких эсминцев британцы обнаружили только два: Z-21 и Z-22. Британские эсминцы сразу же дали по ним торпедный залп и открыли артиллерийский огонь. В 04:35 торпеда с Hardy попала в корму Z-21. Вызванная этим детонация погребов и собственных торпед разрушила всю кормовую часть эсминца. В Z-22 попали две торпеды с Hunter, от чего корабль разорвало пополам. Z-19, пришвартованный к танкеру, так сильно подбросило взрывами, что турбины сдвинулись с фундаментов и вышли из строя.


Нападение стало для немцев полной неожиданностью: в первые минуты на эсминцах решили, что подверглись авианалёту. Британские эсминцы они заметили спустя несколько минут. Артиллерия Z-17, Z-18 и Z-19 открыла ответный огонь, но безрезультатно. Z-17 отстрелялся торпедами, однако из-за повреждения рулей глубины они прошли под всеми тремя британскими эсминцами.


Корабли 2-й флотилии стреляли более метко: на Z-18 была повреждена рулевая машина, из-за возникшего пожара пришлось затопить кормовой погреб. Z-17 просто был расстрелян с короткой дистанции — корветтен-капитану Холторфу пришлось отвести свой корабль к причалу и снять экипаж на берег.


Британские эсминцы поставили дымовую завесу и отошли для подготовки второго захода в атаку. Во время второй атаки, продлившейся около часа, британцы взялись за потопление торгового флота. Среди потопленных судов был и Jan Wellem с грузом столь необходимой немцам нефти.


В этой атаке немецкие моряки фактически потеряли потопленными или тяжело повреждёнными все пять эсминцев, безвозвратные потери в личном составе эсминцев составили около 150 человек, среди них был и коммодор Бонте. Кэптен Уорбёртон-Ли имел все основания быть довольным результатами: британские эсминцы повреждений не получили и начали отход. Z-18 «на прощание» выпустил им вслед четыре торпеды, но безрезультатно…


Однако бой на этом не завершился. С правого борта из тумана возникли три германских эсминца: то были Z-9, Z-12 и Z-13 под командованием капитана цур зее Эриха Бея — и с дистанции 35 кабельтовых открыли огонь. Правда, затем на некоторое время они прекратили стрельбу: пришлось уклоняться от веера торпед, выпущенных Z-18. В это время Z-11 и Z-2 вышли из Балланген-фьорда и оказались прямо впереди по курсу британских кораблей, отрезав 2-ю флотилию от выхода в море. В этот момент удача изменила британцам: Уорбёртон-Ли почему-то решил, что это пришло подкрепление из своих кораблей, за что и поплатился.


В 06:57 Z-11 и Z-2 с дистанции в 15 кабельтовых открыли ураганный огонь по шедшему головным Hardy, после чего, обрезав нос флотилии противника, обменялись безрезультатными торпедными залпами с Havock. К этому моменту три эсминца под командованием Бея наконец смогли подойти на дистанцию атаки и открыли огонь по Hardy. Перекрёстный огонь германских эсминцев быстро превратил лидера британцев в пылающую развалину: сыпавшиеся градом снаряды разрушили носовую надстройку и вывели из строя машины. Кэптен Уорбёртон-Ли был смертельно ранен и передал командование лейтенанту Стеннингу. Потерявший управление и теряющий ход корабль выбросился на берег в южной части Уфут-фьорда. После гибели флагмана командование 2-й флотилией принял командир Hotspur коммандер Герберт Лайман.


Британцы в долгу не остались и всадили семь снарядов в Z-2. В ответ германский эсминец дал трёхторпедный залп, одна из торпед поразила Hunter. Эсминец, находясь под жестоким обстрелом, резко сбавил ход. В этот момент в Hunter врезался неуправляемый Hotspur: несколько ранее у него артогнём была выведена из строя рулевая машина. Сцепившиеся корабли стали заманчивой целью для приближающихся Z-9, Z-12 и Z-13.


Ситуацию спас командир Havock лейтенант-коммандер Рейф Кураж. Он развернул свой эсминец на обратный курс и вместе с последовавшим за ним Hostile бросился на немцев, попутно прикрыв дымзавесой практически остановившиеся Hunter и Hotspur. Манёвр удался: немцы прекратили преследование. Hunter тонул, и спасти его было невозможно. Havock и Hostile направились к выходу из Уфут-фьорда. Hotspur также ушёл, управляясь машинами.


Эрих Бей отказался от преследования отходящего противника. Это решение командира 4-й флотилии дорого обошлось немцам. На выходе из Уфут-фьорда британцы получили «утешительный приз»: им удалось потопить судно снабжения Rauenfels, направлявшееся в Нарвик с грузом снарядов и торпед для эсминцев.


В устье Уфут-фьорда многострадальные эсминцы 2-й флотилии встретились с направленным к ним на помощь соединением кэптена Ятса, состоявшим из крейсера Penelope и эсминцев Bedouin, Eskimo, Punjabi и Kimberley. На сегодня злоключения 2-й флотилии завершились…

Первая битва при Нарвике. Ад эсминцев История, Флот, Война, Вторая мировая война, Великобритания, Германия, Длиннопост

За этот бой Бернард Уорбёртон-Ли и Фридрих Бонте посмертно были награждены высшими военными орденами своих стран: Крестом Виктории и Рыцарским крестом Железного креста соответственно.

Показать полностью 1
-1

«Бенхэм». От Перл-Харбора до Гуадалканала

«Бенхэм». От Перл-Харбора до Гуадалканала История, Флот, Корабль, США, Эсминец, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

«Бенхэм» (Benham) вооружён шестнадцатью торпедными трубами, и он готов ими воспользоваться.


Обладая водоизмещенем менее 2000 тонн, «Бенхэм» является олицетворением довоенной американской концепции малого «договорного» эсминца, в целом соответствующего эскадренным миноносцам типа «Мэхэн» (Mahan), но с одним большим отличием: «Бенхэм» имеет самый смертоносный арсенал торпед, когда-либо размещённый на американском эсминце.


«Бенхэм» был головным кораблём серии из 10 эсминцев, построенных с 1936 по 1939 гг. Он был заложен в городе Кирни, штат Нью-Джерси, и достроен в начале 1939 года. После непродолжительного периода патрулирования у восточного побережья США, в преддверии войны на Тихом океане в 1940 году корабль был перебазирован в Перл-Харбор на Гавайях.


Когда 7 декабря 1941 года японское авианосное соединение нанесло удар по военно-морской базе в Перл-Харборе, «Бенхэм», к счастью, находился в одном дне пути оттуда, сопровождая авианосец «Энтерпрайз» (Enterprise). Затем всю первую половину 1942 года «Бенхэм» продолжал эскортировать авианосные оперативные соединения. Из-за этого он всегда оказывался в гуще важнейших событий, наблюдая и за началом рейда Дулиттла в апреле, и за решающей битвой за Мидуэй в июне, во время которой «Бенхэм» участвовал в спасении выживших моряков с тонущего авианосца «Йорктаун» (Yorktown).

«Бенхэм». От Перл-Харбора до Гуадалканала История, Флот, Корабль, США, Эсминец, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

В августе 1942 года корабль вошёл в состав группировки военно-морских сил, сосредоточенной для участия в первом крупном наступлении США на тихоокеанском театре военных действий — в битве за Гуадалканал. Эта ожесточённая битва, продолжавшаяся несколько месяцев, стала ярчайшим примером сражения на земле и на море, когда яростные бои сухопутных войск проходили всего в нескольких километрах от невероятно напряжённых морских баталий. А в ночь с 14 на 15 ноября «Бенхэму» была поручена гораздо более сложная задача по сравнению с относительно безопасным сопровождением авианосцев.


Второй морской бой у Гуадалканала развернулся в узком проливе между островами Гуадалканал и Саво. Ударная сила в ходе этого боя составляла два линейных корабля и четыре эсминца, продвигавшихся под покровом темноты на перехват последней надежды Японии на удержание контроля над островом. Японская эскадра, состоящая из линкора «Кирисима» (Kirishima) типа «Конго» (Kongo), четырёх крейсеров и девяти эсминцев, последний раз пыталась отбить стратегически важный аэродром на севере Гуадалканала.


«Бенхэм» и остальные эсминцы шли впереди группы линкоров «Саут Дакота» (South Dakota) и «Вашингтон» (Washington), когда те открыли огонь, обнаружив радарами вражеские силы. Эсминцы сначала выпустили осветительные снаряды, а затем поддержали огонь по передовой группе эсминцев типа «Фубуки» (Fubuki) своими 5-дюймовыми снарядами. Однако, прежде чем американские эсминцы смогли изготовиться к пуску торпед, на них обрушился град вражеских снарядов и торпед, которые молниеносно потопили два корабля и фатально повредили «Бенхэм». Одна торпеда «лонг-лэнс» оторвала носовую часть корабля до самого мостика, вызвав сильное затопление. Всю оставшуюся ночь и большую часть следующего дня эсминец осторожно пытались довести до суши, но спустя почти 16 часов после попадания торпеды состояние «Бенхэма» стало совсем плачевным, поэтому был отдан приказ покинуть корабль.

Показать полностью 1
15

Спасение от позора. Затопление немецкого флота в Скапа-Флоу

Спасение от позора. Затопление немецкого флота в Скапа-Флоу История, Война, Флот, Корабль, Германия, Великобритания, Политика, Длиннопост

11 ноября 1918 года было подписано Компьенское перемирие, завершившее Первую мировую войну. Одним из пунктов соглашения было интернирование германского флота, на тот момент всё ещё представлявшего из себя грозную силу.


Под давлением Великобритании местом временного размещения германских кораблей была выбрана главная база британского флота в Скапа-Флоу на Оркнейских островах. Ночью 15 ноября на борту Queen Elizabeth, флагманского корабля адмирала Битти, условия сдачи были переданы представителю командующего Флота Открытого моря контр-адмиралу Мойреру.


В предрассветных сумерках 21 ноября корабли Гранд Флита начали операцию «ZZ» — встречу и сопровождение германского флота к месту его «заключения». Армада британских кораблей в составе 33 дредноутов, 9 линейных, 2 броненосных и 27 лёгких крейсеров построились параллельно в две кильватерные колонны протяжённостью 15 миль, с расстоянием между линиями в 6 миль. Между ними пятиугольником расположились пять лёгких крейсеров. Около 10 часов из тумана навстречу британцам вышли германские корабли, шедшие одной кильватерной колонной под флагом контр-адмирала фон Ройтера. Первыми шли 5 линейных крейсеров, за ними 9 дредноутов, 7 лёгких крейсеров и 49 эсминцев. На кораблях не было боеприпасов, численность команд сократили. Лёгкий крейсер Cardiff занял место в голове германской колонны и повел её сквозь строй своих кораблей. Когда они достигли британского флагмана, флот Битти выполнил поворот «все вдруг» в сторону британской базы.


В бухте Абеледи, у острова Мэй, германские корабли встали на якорь. В 15:57 по приказу Битти на них был спущен имперский флаг. Адмирал обратился к экипажу своего корабля со словами: «Я всегда говорил, что им придется сдаться». В последующие дни все корабли были проверены на наличие боеприпасов, а с орудий были сняты замки. К 27 ноября германские корабли были переведены в Скапа-Флоу на стоянку к северу и западу от острова Кава, миноносцы разместили вокруг острова Рюса. Чтобы не допустить попыток прорыва в нейтральные порты, англичанам пришлось держать в охранении эскадру линкоров, флотилию эсминцев и другие лёгкие силы. В это же время делегация союзников в Киле, готовила отправку линкоров König и Baden, лёгкого крейсера Dresden и ещё одного эсминца в Скапа-Флоу, чтобы довести количество кораблей германской эскадры до установленных договором.

Спасение от позора. Затопление немецкого флота в Скапа-Флоу История, Война, Флот, Корабль, Германия, Великобритания, Политика, Длиннопост

Начались долгие месяцы ожидания мирного договора, по которому германский флот будет разделен между победителями. Но пока, согласно условиям перемирия, корабли считались интернированными, поэтому допуск на борт англичан был разрешен только в случае нарушения условий перемирия или с личного согласия фон Ройтера. Всё это время пресса союзников трубила о позоре и малодушии германского флота, который предпочел последнему бою сдачу в плен. Настроения самих моряков были ужаснее некуда, помимо этого отсутствовало нормальное питание, не хватало квалифицированной медицинской помощи. Вдобавок им было запрещено сходить на берег, и единственным развлечением стала ловля рыбы и чаек. Наблюдая за полной деморализацией своих подчиненных и возникновением революционных настроений, фон Ройтер начал постепенно сокращать команды кораблей, доведя их до минимума в 1783 человек. Этим решением адмирал, во-первых, оставил на кораблях самых преданных людей, а во-вторых, усыпил бдительность охраны. 17 июня 1919 года фон Ройтер отдал приказ о затоплении флота 21 июня в 10:00, чтобы избежать захвата кораблей англичанами.


Тем временем британское командование уже готовило абордажные партии, полагая, что после подписания Версальского мирного договора большая часть германского флота достанется им. Контр-адмирал Фримантл, линкоры которого охраняли стоянку, получил сообщение, что 21 июня договор будет подписан. Он решил остаться со своей эскадрой в базе, чтобы сразу после заключения мира захватить все германские корабли, подавив малейшее сопротивление. 20 июня стало известно, что срок подписания договора перенесен на два дня, а главы держав-победителей в Париже распорядились взять немецкий флот под контроль по окончании времени перемирия 23 июня в 19:00. Тогда Фримантл отправился на учения совместно с флотилией эсминцев, сообщив при этом фон Ройтеру, что перемирие продлено ещё на 48 часов.


21 июня в 10:00 на флагмане адмирала фон Ройтера легком крейсере Emden появился флажный сигнал «Внимание, приготовиться к получению распоряжения». Спустя полтора часа на все германские корабли поступил кодированный приказ: «Всем старшим офицерам и лидеру миноносцев. Параграф 11, сегодняшней даты. Подтверждаю. Командир эскадры». Это был условный знак – начать затопление. Команды германских кораблей подняли имперские флаги, и принялись открывать кингстоны, разрушать кувалдами трубопроводы, заклинивать клапаны и вентили. Только на Emden царило спокойствие, чтобы не встревожить команду пришвартованного к его борту британского дрифтера. Лишь в 12:00 Фримантл получил срочную радиограмму: «Германские корабли тонут. Некоторые уже затонули». Остававшиеся в гавани два британских эсминца и несколько траулеров не смогли ничего сделать. Немецкие команды покидали тонущие корабли и переходили на шлюпки. Оружейным огнём англичане попытались принудить их вернуться и остановить затопление, но было уже поздно. Под пулями погибли девять человек, включая командира линкора Markgraf корветтен-капитана Шумана, ещё шестнадцать были ранены.


К 14:00 корабли Фримантла прибыли в Скапа-Флоу и попыталась спасти что возможно, но эти попытки в большинстве случаев закончились неудачно. Позже командир линкора Revenge вспоминал: «Мы никак не могли добиться от немецкого экипажа, чтобы нам показали открытые кингстоны. Нетрудно вообразить, каково было спускаться в трюмы незнакомого корабля со множеством отсеков, как на всех германских кораблях, не имея ничего, кроме факела в руке, и зная, что корабль тонет и в любой момент может пойти к дну». Тем не менее англичане смогли предотвратить затопление линкора Baden, лёгких крейсеров Emden, Frankfurt, Nurnberg и 17 эсминцев. К 17:00 остальные корабли германского флота лежали на дне. Позже контр-адмирал фон Ройтер сказал: «Немыслимо было сдать беззащитные корабли врагу. Мы, офицеры, поклялись всем святым уничтожить их».


Ярость британцев после произошедшего едва поддается описанию. Во второй половине дня 1774 германских моряка были приняты на борт английских линкоров. Фримантл издал приказ о том, что они считаются военнопленными, как нарушившие условия перемирия. Фон Ройтер и несколько старших офицеров были доставлены на британский флагман Revenge, где через переводчика британский адмирал обрушился на них с упрёками за бесчестные действия, встретив в ответ лишь безмолвие и каменные выражения лиц. Позже Фримантл вспоминал, что не смог удержаться от симпатии к фон Ройтеру, который сохранил достоинство, несмотря на все обвинения в его адрес.

Спасение от позора. Затопление немецкого флота в Скапа-Флоу История, Война, Флот, Корабль, Германия, Великобритания, Политика, Длиннопост

Поначалу из общей массы затопленных кораблей, англичане подняли 4 эсминца, корабли были пущены на слом. Только в 1924 году начались работы по подъему части кораблей, из-за опасности судоходству в районе Оркнейских островов. Так в период с 1924 по 1926 год были подняты все оставшиеся 28 эсминцев. К 1938 году со дна извлекли 6 линкоров, 4 линейных и 1 лёгкий крейсер. Последним весной 1939 года был поднят знаменитый линейный крейсер Derfflinger, но из-за начала Второй Мировой войны его перевернутый корпус отбуксировали и разобрали на металл только в 1946 году. Права на останки семи затопленных германских кораблей были полностью урегулированы между правительствами Германии и Великобритании в 1962 году. Спустя семнадцать лет гавань Скапа-Флоу стала памятником археологического наследия и постепенно превратилась в одно из самых популярных мест у любителей дайвинга.

Показать полностью 2
13

Последние подлодки Кригсмарине

Последние подлодки Кригсмарине История, Война, Флот, Корабль, Подводная лодка, Германия, СССР, Великобритания, Длиннопост

Уничтожение германского подводного флота — один из важнейших итогов Второй Мировой войны, и в первых числах мая 1945 года подводная война в европейских и атлантических водах близилась к своему завершению.


Так, ещё 29 апреля в Баренцевом море кипела битва между эскортом конвоя RA–66 и германскими субмаринами: около 22.00 подлодка U–286 типа VIIC обер-лейтенанта Вилли Дитриха всего в 7 милях от советского порта потопила британский фрегат Goodall, что стало последним успехом немецких подводников на Севере. Той же ночью эта подлодка была уничтожена со всем экипажем.


Уже 1 мая командующий Северным флотом адмирал Арсений Головко получил из Главного морского штаба в Москве радиограмму о порядке сдачи в плен немецких подводных лодок при ожидаемой капитуляции Германии: «Лодки, находящиеся в море, всплывают в надводное положение, поднимают чёрный флаг или вымпел; экипаж лодки выстраивается на верхней палубе. Лодки немедленно доносят открытым текстом своё место на нашу береговую станцию на частоте 500 кгц (600 метров). Ночью лодки имеют огни. Далее лодки, находящиеся в оперативной зоне флота, следуют в базу, указанную им открытым текстом по радио».


2 мая 1945 года пал Берлин, а 4 мая новый глава доживавшего последние дни Третьего рейха гросс-адмирал Карл Дениц заключил Акт о частичной капитуляции немецких войск в северной Германии перед британскими войсками. В тот же день командирам всех находящихся в море подводных лодок была направлена радиограмма: «Все подводные лодки должны прекратить боевые действия. Остановить все враждебные действия против судоходства противника. Дениц». Итак, формально подводная война завершилась.


Впрочем, не все из 64 лодок, находившихся к тому моменту в море, смогли вовремя получить этот приказ или пожелали подчиниться ему, и некоторые продолжали топить суда союзников вплоть до 7 мая. Те в долгу не остались.


Последняя подлодка, потопленная Великобританией


День объявления о прекращении боевых действий под водой стал роковым для четырёх немецких субмарин. Непосредственно в зоне боевых действий погибла только одна из них, воевавшая с сентября 1942 года под началом своего бессменного командира Ганса-Гюнтера Ланге. Лодка U–711 типа VIIC провела в море более 300 дней в двенадцати боевых походах, но вошла в историю как последний U-boot, потопленный Воздушными силами флота Его Величества во Второй мировой войне. «Эвенджеры» и «Уайлдкэты» с британских эскортных авианосцев Searcher, Trumpeter и Queen накрыли U–711 в норвежском фиорде около Харстада у борта судна снабжения Black Watch и отправили обоих на дно.


Бой в проливе Каттегат


5 мая уже формально не воевавшие подводные силы Кригсмарине не досчитались ещё трёх лодок. Правда совсем недавно вступившая в строй U–2367 типа XXIII оказалась не боевой потерей, затонув в Дании от столкновения с какой-то неизвестной немецкой же подлодкой. А вот U–534 типа IXC, на счету которой с июня 1943 года числилось три безуспешных боевых похода, выдержала в проливе Каттегат целый бой: первый атаковавший английский «Либерейтор» был сбит её зенитчиками, но второй добился успеха. Спасатели с ближайшего датского маяка невредимыми выловили из воды команду лодки, кроме трёх погибших, и единственного уцелевшего из шести лётчиков бомбардировщика. Дело было без четверти часа дня, а спустя ровно четыре часа, в том же проливе, другой «Либерейтор» отправил на дно U–579 типа VIIC. Хотя эта лодка вступила в строй ещё 17 июля 1941 года, но всю войну служила учебной и её экипаж даже не имел потерь вплоть до несчастливого майского дня, стоившего жизни как минимум половине подводников.


Последняя противолодочная операция надводных кораблей


6 мая под удар противолодочных сил американцев в Атлантике попали две субмарины, командиры которых, судя по всему, ввиду каких-то причин не отреагировали на радиограмму Деница. В океане, к юго-востоку от Ньюфаундленда, эскортный эсминец Farquhar потопил со всей командой U–881 типа IXC, с 1 марта находившуюся в своём первом боевом походе. А утром, у самого побережья Род-Айленда, южнее Ньюпорта, эскортный эсминец Atherton и патрульный фрегат Moberly отправили на дно также со всем экипажем U–853 типа IXC, с середины 1943 г. совершившую три боевых похода.


Ещё 23 апреля, севернее, у Портленда, эта лодка уничтожила патрульное судно PE–56 с большей частью команды. А уже 5 мая, на самом выходе из гавани Ньюпорта, потопила транспорт Black Point. Мотивы действий командира U–853 24-летнего обер-лейтенанта Хельмута Фромсдорфа навсегда остались неизвестными, однако Black Point стал последним американским судном погибшим от атаки немецкой подлодки, а удар по ней — последней же противолодочной операцией надводных кораблей Второй мировой войны.


Кто был последним?


Последней погибшей немецкой субмариной формально считается U–320, 7 мая повреждённая британской летающей лодкой «Каталина» на переходе в море и затопленная на следующий день командой у небольшого островка западнее норвежского Бергена. На допросах немецкая команда дружно доложила британцам, что их подлодка была потоплена именно авиаударом — чтобы избежать наказания за уничтожение её своими руками после подписания безоговорочной капитуляции 7 мая, так что правда выяснилась позднее.


Итоги


По состоянию на 8 мая, когда до всех командиров подлодок капитулировавшего Кригсмарине были доведены условия сдачи в плен вместе с их кораблями, на позициях оставались ещё 12 субмарин в английских прибрежных водах и одна — в американских, 16 подводных лодок следовали в базы и 21 — из своих баз на задание, местоположение 6 подлодок до сих пор не установлено, а остальные боеспособные субмарины пребывали в портах: 84 в Норвегии, 1 во Франции, 6 на Дальнем Востоке, 6 в Германии и 4 в Дании. Все они сдались кораблям союзников в море и были приведены в порты Великобритании, США, Канады, либо захвачены на плаву в базах, за исключением двух лодок, сумевших интернироваться в Аргентине и ещё одной, с 1943 года интернированной в Испании.


На этом история волков Кригсмарине закончилась, как закончились и военные действия на море. Наступил долгожданный штиль.

Показать полностью
8

«Могучий Худ»

«Могучий Худ» История, Флот, Корабль, Великобритания, Германия, Крейсер, Длиннопост, Британский флот

Полюбуйтесь на гордость Королевского флота. Британцы определённо не стеснялись выставлять его на показ и с большой охотой демонстрировали величие своего флота, отправляя «Худ» в кругосветное плавание, а также заграничные походы для демонстрации флага и участия в торжественных мероприятиях в мирное время. После завершения строительства в 1920 году этот линейный крейсер стал самым крупным военным кораблём Королевского флота и оставался таковым в течение 21 года до ставшего для него роковым сражения в Датском проливе, когда он был внезапно потоплен линкором «Бисмарк» (Bismarck).


История корабля


Заказ на постройку линейного крейсера «Худ» был выдан в разгаре Первой мировой войны, всего за два месяца до начала Ютландского сражения в 1916 году. Планировалось, что он станет головным кораблём линейных крейсеров типа «Адмирал» (Admiral), которые должны были прийти на смену дредноутам типа «Куин Элизабет» (Queen Elizabeth). Этим обосновывалась значительная толщина бронирования и размещение на новых кораблях восьми 381-мм орудий. При этом ни бронирование, ни орудия не уступали тем, что имелись на предшественниках данных линейных крейсеров. Кроме того, линейный крейсер был оснащён наклонным бронепоясом и противоторпедными булями. Однако между дредноутами того времени и линейным крейсером «Худ» имелось одно существенное отличие — скорость. «Худ» мог развивать достаточно высокую скорость хода в 32 узла, значительно превосходя корабли типа «Куин Элизабет», максимальная скорость хода которых составляла 24 узла. В соответствии со стандартами Королевского флота того времени именно эта характеристика позволила классифицировать «Худ» как линейный крейсер.

«Могучий Худ» История, Флот, Корабль, Великобритания, Германия, Крейсер, Длиннопост, Британский флот

Корабль был спущен на воду на шотландской верфи «Джон Браун» (John Brown) на реке Клайд в августе 1918 года, однако вступил в строй лишь после окончания Первой мировой войны. В 1917 году строительство трёх других кораблей этого типа было отложено из-за нехватки ресурсов, а в 1919 году оно было отменено окончательно, что сделало «Худ» единственным претендентом на звание самого крупного военного корабля в мире. В межвоенный период «Худ» принимал участие в походах в разные части света для демонстрации флага и участия в торжественных мероприятиях, а также совершил кругосветное плавание в 1923–1924 гг. Этот величественный корабль также был включён в состав так называемого «Нейтрального патруля» для защиты торговых путей у берегов Испании во время Гражданской войны.


В начале Второй мировой войны «Худ» возглавлял эскадру линейных крейсеров Флота метрополии, базировавшуюся в Скапа-Флоу, Шотландия. В июне 1940 года, когда стало ясно, что поражение Франции уже неизбежно, «Худ» был переведён в Средиземное море, где был назначен флагманом соединения «H». Таким образом, он стал одним из кораблей, которым было поручено атаковать ранее союзный французский флот в Мерс-эль-Кебир. Он нанёс удар по французскому линкору «Дюнкерк» (Dunkerque) четырьмя 381-мм снарядами и был атакован в ответ. Всего несколькими месяцами ранее «Худ» вместе с «Дюнкерком» бок о бок осуществляли преследование линкоров «Шарнхорст» (Scharnhorst) и «Гнейзенау» (Gneisenau).


В следующем месяце «Худ» вернулся в Скапа-Флоу и был готов к перехвату немецких рейдеров, направлявшихся на север Атлантики с целью помешать передвижению важных конвоев. Одна из таких операций была проведена в мае 1941 года, когда «Бисмарк» и «Принц Ойген» (Prinz Eugen) были замечены на пути к Датскому проливу. «Худ» вышел в море вместе с линкором «Принс оф Уэлс» (Prince of Wales) и вступил в бой с кораблями Кригсмарине. В сражении, ставшим легендарным, «Худ» был поражён в кормовую часть пятым залпом орудий главного калибра «Бисмарка». 380-мм снаряд взорвался внутри корабля, вызвав детонацию кормового погреба боеприпасов, что привело к неожиданному взрыву. «Худ» разломился на две части и затонул за считанные минуты. Из всей команды корабля, состоявшей из 1418 человек, спастись смогли только трое.


Стремительная гибель линейного крейсера «Худ» продемонстрировала то, что многие в Королевском флоте и так знали: несмотря на свою мощь и величие, «Худ» устарел в плане бронирования, которое уже не могло справляться с навесным огнём из орудий крупного калибра на дальних дистанциях. Он больше подходил для сражений на ближних дистанциях времён Первой мировой войны.

Показать полностью 1
87

История морского камуфляжа: как, почему и зачем

История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships

Полноценную камуфляжную окраску начали наносить на боевые корабли ещё во времена Крымской войны. Именно тогда были отмечены первые случаи применения маскировки на флоте.


В более ранние периоды истории, когда дистанция морских боёв была невелика, смысла в маскировке не было. В 1854 году для увеличения скрытности, канонерские лодки Российского императорского флота на Балтийском море стали окрашивать в серо-голубой цвет, близкий по палитре с дальних дистанций к цвету шхер. Впоследствии во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов русские миноноски «Чесма», «Синоп», «Наварин» и «Сухум-Кале» были окрашены в светло-зелёный — цвет морской воды. Однако опыт двух войн был успешно забыт.

История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships
История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships
История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships
История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships

Вплоть до начала XX века боевые корабли разных стран, особенно крейсера и броненосцы, окрашивали в роскошном и парадном стиле. Корпуса, окрашенные в белый или чёрный цвет, белые надстройки, жёлтые трубы, обилие позолоченных украшений на корпусах — на этом балу правил так называемый викторианский стиль, и тон здесь задавала «владычица морей».


Первыми полностью отказались от подобных схем флоты Японии и Австро-Венгрии, в начале ХХ века. В сентябре 1903 года в «боевой» — серо-оливковый цвет — была перекрашена русская Тихоокеанская эскадра в Порт-Артуре. В то же время уже отправленные с началом войны на Дальний Восток 2-ая и 3-я Тихоокеанские эскадры так и остались в своём торжественном окрасе — окрашенные в чёрный цвет корпуса и надстройки с ярко-жёлтыми трубами. Что ж, результат известен: в условиях возросших дальностей ведения боя «японцы», окрашенные в цвет штормового моря, оказались в гораздо более выгодных условиях.

История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships
История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships
История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships
История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships

Опыт сражений Русско-японской войны показал преимущества маскировочной окраски боевых кораблей. Дистанции боя возросли и окраска, затрудняющая прицеливание и помогающая кораблю сливаться с поверхностью, стала обязательным атрибутом военных флотов. Эксперименты с различной укрывающей окраской проводились вплоть до начала Первой мировой войны. Однако моряки были весьма скептически настроены к этому новшеству. Слишком много факторов влияло на условия видимости на море: погода, время суток и т.д. С началом Первой мировой у надводных кораблей появилась новая опасность — подводные лодки. Возникла необходимость визуально исказить внешний вид корабля и затруднить определение параметров его движения: курсового угла, скорости, дистанции до него.


Именно тогда британский художник и офицер военно-морского флота Норман Уилкинсон (Norman Wilkinson) предложил схему маскировочной окраски, позже названной «ослепительной маскировкой» или «ослепляющим камуфляжем» (Dazzle camouflage, а также razzle dazzle или dazzle painting). Он предложил раскрашивать корабли абстрактно: неожиданными линиями создавать иллюзорные плоскости, углы и прочие формы. Уилкинсон служил офицером на подводной лодке и пришёл к выводу, что не нужно прятать сам объект, когда можно просто сбивать с толку готовящегося нанести удар противника.

История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships

Справедливости ради стоит отметить, что первым предложил раскрашивать корабли в стиле «зебры» британский профессор зоологии Грэхем Керр (Graham Kerr). Ещё в сентябре 1914 года он направил письмо Первому лорду Адмиралтейства Уинстону Черчиллю, в котором указывал: «Сплошная однородная окраска делает объект заметным. Нанесение резко контрастирующих пятен окраски создаёт впечатление излома поверхности». Однако, как это часто бывает, идею отправили под сукно. И только весной 1915 года Адмиралтейство приказало начать эксперименты с «искажающей» окраской, но уже в соответствии с предложением Уилкинсона.

История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships

Идея этого камуфляжа была основана на новомодных тогда направлениях изобразительного искусства, прежде всего кубизме. В то время наведение торпед подводной лодки на цель производилось исключительно по визуальным данным. Командир лодки, обнаружив надводную цель, рассчитывал «торпедный треугольник» по данным, полученным с помощью оптического дальномера перископа. Таким образом параметры движения цели — скорость, размер и курсовой угол — он получал визуально. Из-за «ослепляющего камуфляжа» подводники зачастую не могли правильно определить эти данные. Благодаря необычной окраске и орнаментам, габариты корабля искажались, а силуэт расплывался или мог сливаться с небом или поверхностью моря.

История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships

После успешных испытаний «ослепительный» камуфляж был принят на вооружение флотами Британии, США и Франции. Основными цветами, которые использовались при нанесении, были чёрный, белый, грязно-белый, зелёный, синий. Эта окраска применялась не только на боевых, но и торговых судах. По свидетельствам очевидцев, конвои таких «кораблей-попугаев» выглядели ошеломляюще. Кроме основного рисунка, окраску зачастую дополняли фальшивой «волной» на форштевне, которая вводила в заблуждение о скорости хода корабля. Под ахтерштевнем также наносили ложную волну, чтобы вызывать у подводников иллюзию удаления цели.

История морского камуфляжа: как, почему и зачем История, США, Великобритания, Россия, Япония, Флот, Корабль, Длиннопост, World of Warships

Самый первый пример использования классического камуфляжа, делающего корабль малозаметным на фоне берега и одновременно искажающего его силуэт, относится всё же к русскому флоту. Во время Русско-японской войны миноносцы Владивостокского отряда получили пятнистую окраску «в тон побережья». Позднее, весной 1915 года, севастопольский художник Юрий Шпажинский предложил русскому военно-морскому ведомству особую окраску кораблей, которую он назвал «иллюзорной». По идее художника такая окраска должна была затруднить определение дистанции до корабля. Предложение заинтересовало командование, и по этой схеме был окрашен один из броненосцев Черноморского флота «Синоп», эсминцы «Счастливый», «Громкий», а позднее — посыльные суда Балтийского флота «Кондор» и «Беркут» (бывшие крейсера пограничной стражи). Более того, на посыльных судах была опробована ещё одна идея Шпажинского — специальные наделки на мачтах и трубах. Однако ожидаемого эффекта они не принесли, и дальнейшие эксперименты были свернуты. Кроме того, на Балтийском флоте на нескольких эсминцах-«новиках» была опробована другая схема камуфляжа — горизонтальные полосы различного цвета с переходом от тёмных оттенков (у воды) к светлым.

Показать полностью 11

Чем глубже изучаешь мозг, тем больше возникает вопросов. Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #3

Чем глубже изучаешь мозг, тем больше возникает вопросов. Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #3

Вячеслав Лебедев – сотрудник и аспирант МГУ им. М.В. Ломоносова. При знакомстве с трудами нейроученых понял, что мозг – целая вселенная внутри человека, и при более глубоком его изучении возникает еще больше вопросов. Вячеслав создал центр нейрофизиологической немедикаментозной помощи детям NeuroFuture, где уже несколько лет занимается развитием внимания и концентрации у детей.


Такие истории успеха вдохновляют, заставляют искать профессию мечты и посвящать свою жизнь тому, что любишь.

Отличная работа, все прочитано!