rus.region777

rus.region777

Пикабушник
поставил 254 плюса и 236 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 13 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу За участие в Новогоднем видео-поздравлении Пикабу более 1000 подписчиков
15К рейтинг 1024 подписчика 59 подписок 28 постов 7 в горячем

Русским тут не место...

Есть у меня знакомый человек, по национальности татарин. Знакомы мы с ним еще с 2008 года, сам проживает и работает в Казани, приехал в мой город по делам. Созвонившись решили встретиться в конце дня, зайти куда нибудь, да выпить по кружке другой пива.

Не виделись наверное года три если не больше. Он женился, супруга беременная, хорошая должность и вообще положение в целом как я понял. Поздравил его с удачно сложившейся жизнью и супружеством. В итоге когда мои вопросы иссякли, он стал интересоваться о моем положении.


Он: - Ты что так и не женился?
Я: - нет)
Он: - Обалдеть! ну а девушка хоть есть?
Я: - Нет, девушки тоже нет)

Он: - слушай! давай я тебе помогу! ты есть в телеге? (telegramm)
Я: - есть но редко пользуюсь.

Он: Короче! слушай сюда.. я тебя в группу знакомств нашу добавлю! Там татарочки, обалденные! вообщем все там чики пуки будет! Я тебе говорю! познакомишься сто пудов! красивые все! общительные!

Я: - Ну не знаю, я как бы русский.

Он: стоп! ты чё НАЦИОНАЛИСТ такой!? да чем наши татарочки от ваших русских отличаются? такие же белокожие, стройные, светлоглазые, и вообще татарки очень красивые сами по себе!


Я: - Уговорил, добавляй)

Оба утыкаемся в телефоны, логинимся к своим телегам и он добавляет меня в группу.

Вижу более 3000 участников, сообщения в группе приходят одно за другим, все активно общаются, смайлики, гифки, сердечки.


Далее происходит следующее:

Пишу в группу сообщение:

- Всем привет!

следует секундная пауза и сразу ответы от участников группы:

привет!
Привет!
Ку!
Салям!
Здрасте!
Добро пожаловать!
А вы кто?

Отвечаю: - Я (имя) мне 32, русский, город такой то..

опять следует секундная пауза и ответ

- сори но тут как бэ чат исключительно для татар!
- кто пригласил не татарина?
- без обид но тут только татары
- надеюсь вы поняли...

Задаю один единственный вопрос в группу...

- Я извиняюсь, если эта группа знакомств исключительно для татар и русским тут не место, почему вы все общаетесь на русском языке а не на татарском?

секундная тишина и....

(имя) вы были исключены из канала.


Дальше пиво с приятелем мы допивали молча, думаю встретимся с ним еще не скоро.

Делайте выводы господа.

Русским тут не место... Telegram каналы, Длиннопост, Русский, Татары, Родной язык, Национализм, Текст
Показать полностью 1

Спокойной ночи

Перед тем как лечь спать, решил продолжить историю со своего поста отсюда:
https://pikabu.ru/story/zdravstvuyte_6331747

Вспоминаю ранние классы школы, класс наверное пятый, получить двойку в школе для меня было равносильно домашней смертной казни. Учительница знала что мой отец военный и наверняка считала что он образцово проводит со мной домашние беседы.


Отца я боялся из за побоев а учительницу просто за то, что в ее власти было поставить мне оценку, от которой зависело на сколько сильно батя будет избивать меня дома. Она не была стервой, просто это была ее работа.


Получил в тот день двойку я заслуженно, списал математическое решение у сидящего напротив школьника, а он меня сдал) такое иногда бывает, когда ребенок хочет заслуженного превосходства над другими и своей значимости перед педагогом.


Домой идти с дневником где красной ручкой красовалась двойка мне было страшно, я просто знал какие последствия меня ожидают. Во дворе у нас было много гаражей и я спрятал дневник под одним из них, в надежде отделаться лещом по морде.


Я помню что в некотором отрезке по дороге, от школы до дома, проходили старые трамвайные рельсы. Вспоминаю как встав на них и балансируя я шел чтобы не ступить на землю и говорил себе...


- если я пройду так всю рельсу не оступившись, батя не будет меня избивать!

и почему то свято в это верил.


Пока отец был на службе, мать работала в грудной хирургии санитаркой, по этому ключи от квартиры оставляли мне, и до прихода родителей в мою обязанность входило - "вылизать палубу".


Я помню как открыл ключами дверь, поставил ранец в коридоре, разулся и зашел в зал.

На диване откинув голову сидел батя, у его ног стояла прозрачная стеклянная бутылка растворителя для краски, а на лице лежала то ли марля то ли белый платок.


В комнате был сильный запах растворителя и тишина.....


Я как сейчас помню как у меня в голове пронеслось - папа умер! умер? почему он так сидит!


Будучи еще ребенком я никак не мог осознать того, что вот именно в ту минуту мой родной отец, боевой офицер! при чем действующий! сидит и вдыхает растворитель через тряпку наложенную на нос и рот.


Следом за мной в квартиру входит мать с сумкой купленных яблок и мы со страхом наблюдаем как он внезапно вскакивает с дивана, весь бледно желтый, с выпученными глазами и начинает орать, просто орать!


Я сажусь на пол и тоже начинаю орать, только от страха, мать подбегает к нему а он ее бьет наотмашь, так сильно, ударом в лицо. Я как сейчас помню этот щелчок об ее щеку. Она падает в полуметре от меня, закрывает рот и нос ладонями а между пальцев у нее кровь.


Дальше я помню только то, что я уже на диване, а мать вся в крови стоит на балконе и у настежь распахнутого окна держит батю за руку и шею и говорит - дыши Вить, дыши пожалуйста глубоко...


Так я и сидел смотря на рассыпавшиеся яблоки в коридоре...


А вечером за столом, мать сидела опустив глаза, с разбитой в хлам губой, а отец жрал водку.


Я помню как тогда он сказал мне дернув за руку в коридоре.


- хоть слово пикнешь кому то, маму убью!


А вечером позвонила учительница и рассказала про полученную днем двойку.


Последствия этой двойки стали плачевными для меня.


Утром у нас была физкультура по расписанию. Все переодевшись в шортики и маечки прыгали и бегали а я сидел почти голый в школьном медпункте. Вокруг меня собрались учителя, классный руководитель, половина школьных педагогов и директор.


Все смотрели на мою спину, руки, шею, ноги и даже уши исполосованные тем черным офицерским ремнем. Именно тогда учительница поняла почему я не хожу на физру, поняла к каким последствиям приводят мои двойки. Она обняла меня и плакала.


А спустя несколько часов, моя мать стояла в учительской с разбитой губой и выслушивала, я смотрел на нее и мне было ее жаль, тогда я дал себе обещание, что как только вырасту, отец за все ответит.


В тот день в школе он так и не появился, ссылаясь на то что у него приказ не оставлять лич.состав на учениях и он якобы на полигоне. Матери как то удалось уговорить не заявлять в милицию и мы дальше жили в страхе.

Спустя еще пару лет такой жизни я стал заикаться и дергать головой, хотя сам этого не замечал совершенно. Я помню, как учителя сначала странно смотрели на меня, когда я что-то говорил, а потом мать повела меня к доктору. Дерганья головой прекратились спустя пару месяцев, а заикался я где-то еще около года.


Я помню, как мне понравилась девушка Катя), я узнал ее номер телефона, звонил, а когда она спрашивала – Алло, кто это? я молча клал трубку телефона, потому что мне было стыдно запнуться на своем же имени. Я часто молчал, боялся что то спросить или ответить, тщательно подбирал или сокращал слова.


Потом отец отдал меня в интернат с военным уклоном, не для того чтобы дать мне задатки, а скорее избавить то ли меня от его побоев то ли его от агрессии в мою сторону. Я жил по казарме, учился, строил себя и понимал, что не хочу быть таким как отец.


Вскоре батя посадил мать на растворитель, я приезжал уже в какую-то чужую квартиру, пропахшую токсикоманией. В квартире не стало сначала телевизора, потом остальной техники, были распроданы наши семейные ценности, мой компьютер, музыкальный центр. А отца вскоре закрыли в психушку, квартиру они продали, я просто подписал все что он просил у нотариуса и исчез из их жизни.


В 2006 ом году умерла моя мать, сердце, она до последних дней оставалась очень женственной, красивой и тихой, она мала говорила, больше плакала и ее не стало. Я стараюсь не думать о ней, просто не могу простить ее.


С отцом я не общаюсь почти тринадцать лет, он сильно пьет, живет с какой то бабой, старый, пропитый и обрюзгший, нищий и никчемный старик. Я вычеркнул его из своей жизни.


Понимаю что рано или поздно мне придет весть что его больше нет, и я готов к этому. Единственное что я наверняка сделаю, это оплачу его похороны, чтобы больше никогда не вспоминать его.


Сейчас чувствую, что спустил горы с плеч, высказал особенно яркие моменты из своего детства, с последней точкой в этом предложении обрезаю эту часть своей жизни.


Будьте счастливы и всегда оставайтесь людьми, какие бы вас сложности не ожидали в детстве или в будущем.


С Уважением.

Показать полностью

Здравствуйте.

Доброго времени суток. На протяжении нескольких лет листал пикабу, не регистрируясь в участники. Возможно именно сейчас настало время это исправить. Порой возникает непреодолимое желание оставить комментарий под чьим то постом или высказыванием. Поделиться своими знаниями а так же, набраться опыта задавая вопросы.

Регистрация пройдена, теперь я с вами. Конечно не мастер пера и слог мой не столь профессионален по этому любой критике и выговору буду адекватен.


Мне 32, и я ненавижу своих родителей. Всеми фибрами души я ненавижу их. По сей день, сию минуту и секунду.


Я родился семимесячным, со слов бабушки слабым и недоразвитым, но не будем о времени которое не отложилось в моей голове. Начнем с того что я помню, самую ужасную ночь моего детства.


В ночь перед первым сентябрем, когда утром я должен был быть отведен своими родителями в свой первый класс, на линейку и на первый звонок, отец пришел со службы пьяный в стельку.


- Морпех дома блять! кричал он.


Я помню как засыпал, счастливый, очарованный тем что я утром буду гордо носить звание - "Первоклассник!" - "Школьник!".


Помню сильный удар кулаком по голове от отца. Помню его перегар от алкоголя. Представьте что здоровый тридцатилетний мужик со всей силы обрушивает свой кулак, на голову спящего семилетнего ребенка.


-  Встать блять!


Я встал, но не держали ноги, я просто сполз с дивана и сел у его ног. Я помню что даже не смог заплакать, о таких вещах не пишут но я надул в трусы. Я помню как стоял, а там у меня само текло и я не мог это остановить, прям по левой ноге, я чувствовал как под ступней образуется теплое пятно.


- Смирррно блять!


Я уже тогда знал что нужно вытянуть голову и посмотреть отцу чуть выше его черного ремня.


Упор лежа принял блять! Десять отжиманий!


Я смог сделать только два с половиной, и на третьем я просто лег на ковер не в силах подняться.

Я помню как он наступил мне на спину и давил и давил весом. А что я мог сделать? Я просто обосрался. А потом я весь в говне, обосанный и зареванный стоял у стола по стойке смирно и исполнял приказы по сборке и разборке школьного ранца, периодически получая лещи по морде.


Ранец был у меня квадратный, с изображением кота Леопольда который едет на велосипеде и двумя светоотражающими застежками красного цвета. Я его расстегивал и доставал желтый пенал, три зеленые тетрадки и точилку с ручками и карандашами. Раскладывал все это перед ним на полу, а когда он кивал головой и давал добро на - "исполнять блять!" я все аккуратно складывал обратно и вставал по стойке смирно.


Я слышал как мать ревет в комнате, а когда она открывала дверь он бросал в эту дверь кортиком и орал. А утром я самым настоящим пинком под жопу был пнут на лестничную площадку с приказом следовать на свой первый звонок.


Человек который зачал меня, был старшего офицерского состава в звании майора, контуженный боевой офицер, комиссованный спустя 9 лет после этого инцидента.


Я помню когда он снимал нательное белье на кухне, в момент пьянки слушая ТРОФИМа, и армейские песни, видел его тело в шрамах, живот, спину, даже затылок, все было в шрамах, эдакий здоровый под два метра спецназер которого я боялся больше всего на свете.


На серванте у нас стоял человеческий череп (инсталляция из пластмассы) на котором красовался черный берет морской пехоты, с круглой кокардой и красной звездой посередине.


Мне ребенку, было всегда интересно, и однажды я под страхом смерти, пока не было никого дома, встал на стул и кончиками пальцев снял этот берет с черепа. Одел его на себя и назад его положить не смог. Помню как в коридоре меня пинал отец, так по мужски, с пристрастием, помню как вытирал свою кровь с разбитого носа с линолеума в коридоре за то что тронул берет.


Он много пил, пил с разными людьми, с соседями по площадке, а потом выпив лишние 100 грамм его перемыкало и он бил их. Бил так, как будто допрашивает военнопленных, кровь по кухне, запах перегара и я забившийся в угол.


Все начиналось как обычно, стол, закуска, меня заставляли менять пепельницы и мыть стаканы пока они разговаривают о своем - мужском. Гитара и армейские песни, а потом мой отец поднимался со стеклянными глазами и спрашивал сидящего напротив - Ты кто?!


- Вить ты чего?

- Ты кто блять!?

-Вить успокойся! это же я!

- Ты кто блять я спрашиваю!

- Вить!


Дальше два или три удара и все сидящие за столом падали, они даже встать не могли. Я ссался и убегал во двор, где спал в другом подъезде на четвертом этаже, на зеленом коврике, где было написано - "Добро пожаловать!"


Я помню как к нам приехал какой то его сослуживец, дядя Гарик, тоже морской пехотинец, здоровый такой дядька который часто привозил мне в целлофановом пакете копченую шамайку. Они пили а я как всегда менял им пепельницы. Разговаривали так же о службе, о ранениях, в какой то момент я поймал взгляд дяди Гарика на себе, когда в очередной раз отец пнул меня под зад из за того что я не помыл стакан.


В коридоре Гарик остановил меня со стаканами в руке и сказал идти на улицу поиграть. Я пытался что то возразить ссылаясь на то что батя даст мне три наряда в не очереди, но был мягко вытолкнут за дверь в подъезд.


Спустился вниз и просто стоял у почтовых ящиков, помню как дядя Гарик тяжело дыша спустился вниз ко мне, сел на корточки и сказал.


- Прости меня за все братик, твой батя заслужил...протянул мне свою визитку с номером и сказал позвонить как только смогу.


Я поднялся домой и увидел как отец стоит весь в крови у зеркала, бровь была рассечена на сантиметра три, все лицо и форма в крови, он мне просто молча показал на шкаф и сказал - нитки и иглу!


Я принес ему картонную коробку в которой мы хранили нитки и иголки и он стал шить себе бровь, просто молча шить...стоя у зеркала. Меня вырвало...


Меня тошнило от этой чрезмерной армейской мужественности в которой я рос.


Отец в последствии стал дышать растворитель, курить траву и еще много много о чем хотелось бы высказаться.


Мне не стыдно писать все это, потому что меня никто никогда не узнает и не определит на пикабу, вы первые кому я поведал частичку своего детства.


Я знаю что написал слишком много букв и если кому то будет интересно продолжение, я еще не все выкрикнул в колодец. Да и вообще много чего хотелось бы рассказать в дальнейшем если будет от вас добро.


С Уважением.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!