polar23

пикабушник
поставил 746 плюсов и 169 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
222К рейтинг 76 подписчиков 77 комментариев 129 постов 82 в "горячем"
1 награда
лучший пост недели
11916

"Fuck You, I'm Millwall"

"Fuck You, I'm Millwall" Англия, Фанаты, Теракт

Дух старой школы жив и неплохо себя чувствует, и даже восемь ножевых ему нипочем. В ночь теракта в Лондоне Рой Лернер, фанат Миллуола, находился в баре Black and Blue, когда туда вбежали трое джихадистов. Вместо того, чтобы броситься к выходу, он с криком "Fuck You, I'm Millwall!" бросился на нападавших. Вы правильно поняли — с голыми руками на троих вооруженных людей.



Итог — все посетители успели убежать, пока нападавшие пытались что–то сделать с одним фанатом; террористов позже поймали; Рой пока в реанимации, но уже чувствует себя лучше. Родственники наперебой подтверждают, что он всегда такой ебанутый решительный, а добрые друзья уже принесли ему журнал "Учимся бегать"


viad3

источник

17

Наблюдения отца

Вчера моя дочь закончила обычную американскую частную (оксюморон конечно, но тем не менее) школу в Массачусетсе. Церемония проходила в шатре на футбольном поле на территории школы (вся вместе территория гектар, наверное, 10, включая поля, учебные корпуса и бараки общежитий, все в окружении леса), под проливной дождь, на фоне 12 градусов по Цельсию. Гости, синьоры и остальные ученики естественно были в платьях и костюмах (noblesse oblige), и в России конечно не было бы конца потоку злобствований на тему климата, идиотов из администрации, которые не могли перенести церемонию внутрь, и прочего «не могу больше жить в этой стране». Но Америка есть Америка и пока родители иностранных студентов стучали зубами и удивлялись крепости духа детей и учителей (совместно веселившихся без тени дискомфорта), местные родители зябко улыбаясь утешали: «Это еще повезло – обычно на graduation такая жара, что в шатре вообще невозможно находиться – в обморок падаешь».


Стучание зубами продолжалось два часа и включило в себя выступления директора школы и местного мэра, награждение лучших учеников, выступление школьного хора и музыкального ансамбля и, наконец, мучительно долгую выдачу дипломов – поименно, с обязательным оглашением в какой колледж идет выпускник, с пожатием полдюжины важных рук и фото на память.


Как отец московского третьеклассника, обдумывающий завтрашний день, я стучал зубами и хлюпал легкими туфлями по размокшему в болото футбольному полю не просто так, а стараясь замечать и делать выводы. И готов поделиться тем, что заметил.


Во-первых, весь процесс обучения в частной (не знаю, как в публичной) американской школе построен на двух идеях: обучения мышлению и дифференциации.


О обучении мышлению говорят все время (директор школы с трибуны: «Мы не столько даем знания, сколько учим думать»), насколько я мог наблюдать процесс обучения, он был заточен не на «выучить» или «узнать», а на «осмыслить, сравнить, разобраться, суметь самостоятельно сформулировать, вывести, додумать».


Дифференциация во всем: по три-четыре уровня обучения одному и тому же предмету для разных детей, допуск на более высокий уровень надо «заработать», но прохождение высших уровней дает плюс при поступлении, так что все (или почти все) к этому стремятся – по нужным им предметам; «корзину» предметов школьник собирает сам, единственное условие набрать «кредит» нужного уровня. Кто-то берет больше естественнонаучных дисциплин, кто-то – искусства, кто-то гуманитарных. Кто хочет специализироваться на химии – берет высшие уровни химии; кто на физике – физики. На церемонии на шапочках выпускников прикреплены желтые полоски – по числу сданных предметов высшего уровня (у моей дочери были четыре, что круто, но были дети и с 6 и даже с 8 полосками).


Очень большое внимание уделяется искусству во всех его проявлениях. В области искусства тоже надо набрать нужный «кредит», в опциях – изобразительное искусство, музыка (разные инструменты, хор), дизайн одежды, архитектурный дизайн, театр – берут минимум по два предмета (одного не хватает на «кредит»). Файка брала изо, фортепиано и театр – стала великолепно рисовать, всерьез играет на пианино (ну, в театре она играла еще в Москве). Изо, надо сказать, преподавалось очень широко – разные техники рисунка, разные стили, помимо этого они постоянно делали декорации для театра (и это был не ватман, раскрашенный акварелью, а полноценные декорации – на уровне профессионального мюзикла (кто был в Лондоне на «Короле Льве» представляет, как делаются декорации).


Всерьез представлены технологии. Компьютеры, роботы, 3-Д принтеры, дроны. Мне сложно оценить уровень обучения поскольку мое чадо не по этой части, но по крайней мере оборудование серьезное и явно видно, что учат и прикладным вещам типа обработки изображений, и теории.


Впечатляет общая настроенность и направленность на успех. Выделение успешных учеников ведется множеством разных путей, проявляется вербально, через награды, через детали одежды, через меморизацию (в школе висят мемориальные таблички с именами всех учеников, которые при выпуске получили distinction – это по одному ученику в каждой дисциплине каждый год) и так далее. Но важно не это – важно, как они понимают успех. Цитата из выступления на церемонии: “A success is not in being better than others; it is – being the best version of yourself”. Конкуренция вообще не поощряется, нет никаких механизмов прямой конкуренции (в частности снятию потенциального накала конкуренции способствует разность программ и уровней предметов). Из косвенного наблюдения (и рассказов дочери): русскоязычные учащиеся (русские и украинцы в основном) все время мерялись всем – оценками, баллами, рейтингом будущего колледжа и пр. Остальные – нет.


Интересен подход учителей. Несколько раз услышал: «мы в сущности сидели рядом с учениками, пока они учились». Учителя с учениками общаются, играют, дурачатся, все совершенно на равных, как и везде в Америке все ментально «на ты». Никто из учителей не стал мне, приехавшему на церемонию, рассказывать «важные вещи про моего ребенка» - все шутили и смеялись, при этом очень точно (я-то ее знаю 18 лет) характеризуя мою дочь. Структура связи ребенка в школе сложнее, чем в России. У каждого ученика есть свой tutor – учитель, чья задача быть в постоянном контакте с ребенком по всем поводам, следить за его состоянием, успехами, коммуницировать с родителями. Tutor защищает интересы ребенка в случае конфликта – то, что в российской школе является редкой удачей (какому-то учителю понравился твой ребенок и с ним устанавливается особый контакт) в американской школе превращено в часть процесса.


Еще одна цитата: «Наша задача – научить задавать правильные вопросы». Вопросы – это obsession американского обучения. Они, кажется, считают, что вопросы важнее ответов; лучший ученик тот, кто все подвергает сомнению (questions everything). В программе постоянные диспуты, не только на общеполитические темы, но и на научные. Обсуждается всё, включая «базовые ценности», для обсуждения требуются оппоненты, таким образом дети провоцируются на занятие самых маргинальных позиций и отстаивание их, но главное – учатся слышать друг друга и спорить, а не подавлять, учатся искать компромиссы и общие точки.


Явно заметно, что основой обучения является прагматичный подход, на грани цинизма. Идеология не видна; «хорошо» и «плохо» возникают не из «потому что», а на базе практических умозаключений. «A violation of anyone’s rights is a threat to everybody’s rights» - вот так (а не соображениями этики или эмпатии) объясняется, почему нельзя нарушать чьи бы то ни было права. Возможно это очень правильно – как иначе достучаться до современного человека, который вообще то не слишком склонен к эмпатии и далек от этических рассуждений?


Школа совершенно интернациональна – ученики не только (и даже не столько) из Америки, сколько из других стран – Китай, ЮВА, Африка, Латинская Америка, Индия, Европа, Ближний Восток (включая даже такие страны как Саудовская Аравия), конечно СНГ. Дети приезжают в старшую школу после совершенно разных программ, для приезжих английский – не родной язык. Кажется, это не вызывает никаких трудностей у учителей и не мешает ученикам. Большой привет московским учителям, жалующимся на «засилье мигрантов, плохо говорящих по-русски, которых невозможно учить и которые мешают местным учиться». И конечно для детей это фантастически важный опыт столкновения с множеством разных культур и установления контактов. Думаю, что загнать такого ребенка в душный мир национального или государственного изоляционизма и шовинизма будет на порядок труднее, чем ученика школы, в которой учителя не скрывают свой брезгливости по отношению к «инородцам».


И, последнее, это среда. Вокруг море зелени и распластанные частными домиками пригороды Бостона. Никто не запирает ни дома, ни машины. На самом деле – мы бродим по гостям (у нас тут много знакомых), и нам просто говорят – «приходите, если вдруг нас еще нет, посидите…». Приходим, заходим. Ключи никому не нужны. Это тоже должно влиять на учеников.


Да, я знаю, Америка разная, и школы в ней разные, и проблемы с образованием в Америке большие. Это вообще – не про Америку. Это про то, какой должна быть школа, чтобы быть “the best version of itself”. И какой она в России не станет даже в отдельных местах, пока мы не перестанем тупо копировать форматы советской школы (а она, на самом деле, скопирована с царской гимназии), украшать карго-копиями западных практик, типа ЕГЭ, по дороге полностью их извратив и выхолостив смысл, да еще и навешивать на нее идеологические путы.


ПС: А согрелись мы потом довольно быстро – был прекрасный кетеринг в спортзале после церемонии.


Андрей Мовчан

Показать полностью
98

Мы в ответе за тех, кого не сварили

Шла в разноцветной футболке, ярко–зелёной с рыжей лисой. Два бомжа, сидевшие на пустой трамвайной остановке, при виде меня оживились.

– И вот она нарядная на праздник к нам пришла! – хрипло выкрикнул один.


Второй посоветовал ему уняться и не приставать к девушкам.


Спустя час возвращалась обратно этой же дорогой. Бомжи сидели на прежнем месте.


– Это судьба! – сказал первый с интонацией графини де Морсер, встретившей Монте–Кристо.


– И не возразишь, – сказал второй.


Я думала, что мне начнут предлагать руку и сердце, но вместо этого у меня стрельнули полтинник. Сначала я грустила над этой несообразностью: встретить судьбу и удовольствоваться полтинником. Но затем поняла, что мне преподали урок высшего смирения и одновременно безупречного расчёта: меньше не хватит, а больше не дадут. Если бы мы все были такими точными в запросах, деду Морозу, кем бы он там ни был, жилось намного легче.



* * *


Прочитала у Татьяна Мэй, что чуковское «прямо в мойку, прямо в мойку с головою окунул» – не про раковину, как я всегда полагала в простоте душевной, а про речку Мойку. Поделилась с родителями.


– Это довольно очевидно, – светски сказала мама. – Иначе бы он ему череп размозжил об фаянс.


Мы с папой вообразили эту картину и надолго замолчали. Матушка моя – кроткая голубка, но иногда она нас удивляет – как в тот раз, когда они с папой заспорили, надо ли пересаживать шиповник. Папа настаивал на пересадке, всё шло к тому, что шиповник сменит место жительства. Как вдруг без всякой связи с предыдущим разговором матушка сообщила, что труп человека можно полностью сжечь при помощи всего четырёх автомобильных покрышек.


В разговоре наступила пауза. "Аргумент", – согласился папа, и шиповник остался на месте.



* * *


Еле отбрыкалась от приобретения рыбы, плавающей в магазинном аквариуме, и вспомнила жену моего приятеля, купившую живых раков, чтобы сварить их мужу на день рождения. Вернувшийся с работы именинник нашел бедную женщину в слезах над ванной, на дне которой молились раки. Как взрослый ответственный человек он предложил взять грех на себя, но оказалось, что за несколько часов жена успела к ним привязаться. Раки Петенька, Варя и Катюша приветственно махали мужу усами, пока Игнат и Федор Петрович смотрели на него как на говно.


На семейном совете, где голос одной стороны был представлен рыданиями, решено было выпустить раков в ближайший чистый водоём.


Следующие несколько часов супруги колесили по Подмосковью, пытаясь понять, достаточно ли чисты встречающиеся им водоёмы. Не издохнут ли раки в корчах, едва намочив мандибулы, не понесет ли прочь их обезображенные тела ядовитая речная волна. Ты в ответе за тех, кого не сварил, и всё такое. В итоге выпустили их, кажется, в реке Пехорке. Было воскресенье, на обратном пути они застряли в многочасовой пробке и вернулись домой поздно ночью, измученные, грязные и в комариных волдырях.


Ничего не зная об этой истории, я спросила у приятеля, как прошел праздник.


– День рождения у раков удался, – сдержанно сказал этот святой человек.



* * *


Вчера было солнечно, в лобовых стеклах встречных автомобилей отражалось небо. Я стояла в пробке на Третьем кольце и сердилась на пробку, на жару, на солнце, пока не осознала, что навстречу мне едут десятки, сотни машин, битком набитые облаками.



(С) Елена Михалкова

Показать полностью
11

Сегодня 85 лет со дня рождения Андрея Арсеньевича Тарковского

Обсуждение фильма «Солярис» на худсовете «Мосфильма», 1971 год, Москва


" 23 октября

Вчера был худсовет по нашему материалу. Хвалили. Почему–то кое–кому не нравится, как говорит Гринько. В общем, всё в порядке. Хвалили Юсова и костюмы. Володя Наумов сказал: «Реализация самого высокого качества. На уровне мировых стандартов». Он только не понимает, что вообще фильм будет за пределами всякого мирового стандарта.


Сегодня Лара привозит из деревни Андрюшку с бабушкой. Господи, как я по нему соскучился!


Вчера виделся с В. А. Познером, который был в Париже и обещал сообщить для Канн возможность пригласить «Солярис» на фестиваль. Если качество окажется на высоте. Посмотрим. Все может испортить, как всегда, Комитет.»"


" 12 января 1972 года


Вчера Н. Т. Сизов продиктовал замечания и претензии к «Солярису», накопленные в разных инстанциях — в отделе культуры ЦК, у Демичева, в Комитете и Главке. Этих замечаний я записал 35. Вот они, эти замечания. Их очень много, и они (если их выполнить, хотя это и невозможно), разрушили бы до основания картину. То есть история более страшная, чем с «Рублевым».


Итак, замечания следующие:


1. Прояснить образ Земли Будущего. В фильме, мол, неясно, каково оно будет (будущее).


2. Нужно показать пейзажи планеты будущего.


3. Из какой формации летит Кельвин? Из социализма, коммунизма, капитализма?


4. Снаут не должен говорить о нецелесообразности (?) изучения космоса. В результате создается тупиковая ситуация.


5. Изъять концепцию Бога. (!?)


6. Энцефалограмма должна быть доиграна до конца.


7. Изъять концепцию Христианства. (!?)


8. Заседание. Изъять иностранцев–исполнителей.


9. Финал:


а) сделать реальное возвращение Криса в отцовский дом,


б) сделать ясным, что Крис выполнил свою миссию.


10. Не должно иметь оснований то, что Крис бездельник.


11. Мотив самоубийства Гибаряна (вопреки С. Лему) должен заключаться в жертве ради своих друзей–коллег. (!?)


12. Сарториус как ученый — антигуманен.


13. Не надо, чтобы Хари становилась человеком. (?!)


14. Сократить самоубийство Хари.


15. Не нужна сцена с Матерью.


16. Сократить сцены «в кровати».


17. Убрать кадры, где Крис ходит без брюк.


18. (?!) Сколько времени ушло у героя на перелет, возвращение и работу.


19. Сделать вступление (текстом) к фильму (из Лема), которое бы все объяснило. (?!)


20. Восстановить из режиссерского сценария разговор Бертона и Отца об их молодости.


21. Вставить цитаты Колмогорова (о конечности человека). (?)


22. «Земля» — длинна.


23. Ученый совет похож на суд.


24. Уточнить в заседании ситуации для сюжета.


25. Сделать перелет на «Солярис».


26. Почему они (Снаут и Сарториус) опасаются Криса.


27. Нет того, что автор ситуации — Океан. (?)


28. Так гуманна наука или нет?


29. «Мир непознаваем. Космос не может быть понят. Человек должен погибнуть».


30. «Зритель ничего не поймет».


31. Что такое Солярис? И гости?


32. Уточнить необходимость контакта…


33. Кризис должен быть преодолен.


34. Почему исчезла Хари? (Океан понял.)


35. Вывод из фильма: «Не стоит человечеству таскать свое дерьмо с одного конца Галактики на другой».


Весь список этого бреда был заключен следующими словами: «Больше замечаний не будет»…


Сдохнуть можно, честное слово!


Это какая–то провокация… Только — что они хотят? Чтобы я отказался от переделок? Зачем? Или на все согласился? Они же знают, что этого не будет!


Ничего не понимаю…"



Отрывок из книги: Андрей Тарковский — «Мартиролог. Дневники.».


via D3

Сегодня 85 лет со дня рождения Андрея Арсеньевича Тарковского Тарковский, Худ совет, Солярис, Длиннопост
Показать полностью 1
82

О том, как школьники из Израиля преподали урок человечности

О том, как школьники из Израиля преподали урок человечности Школьники, Холокост, Израиль, Похороны, Длиннопост

Мария Шехтман чудом пережила Холокост, хотя катастрофа убила всех её родственников. Репатриировавшись в Израиль, она поселилась в Йерухаме. Жила скромно, тихо, без друзей и без семьи.



В конце этой зимы соседи заметили, что молчаливая бабушка перестала выходить из дома. Вызвали спасателей. Спасатели обнаружили старушку мёртвой. В составе бригады МАДА в квартире умершей женщины побывал учащийся 12–го класса школы АМИТ Яир Бен–Ишай, работающий на "скорой" волонтером.



История одинокой пенсионерки произвела на него сильное впечатление, и он рассказал о случившемся друзьям и учителям, которые тоже приняли произошедшее близко к сердцу.


Школьники и преподаватели решили прийти на похороны Марии Шехтман, чтобы отдать дань уважения. Ведь многие ученики недавно побывали в Польше, где им показывали лагерь смерти Освенцим


Похороны, на которые не должен был прийти никто, собрали сотни людей.


Вскоре после похорон Марии Шехтман выяснилось, что у нее не осталось сбережений и нет никого, кто мог бы позаботиться о том, чтобы на ее могиле установили памятник



Согласно еврейской традиции, памятник положено установить на 30–й день после похорон. Времени на сбор пожертвований уже не было, и тогда школьники решили потратить на это деньги, собранные на вечеринку в честь Пурима. Они договорились с раввином и с похоронным бюро и скромный памятник с именем покойной на двух языках — русском и иврите — был готов в срок.



На днях состоялась памятная церемония, в которой приняли участие учащиеся школы АМИТ. "Эту историю мы никогда не забудем", — говорят они

Показать полностью

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Наш дикий конкурс открыток продолжается! Поздравили друзей, босса и любимую учительницу, а потом не помедлили и прислали свое творение нам? Все правильно сделали. Потому что до конца конкурса, в котором мы разыгрываем оригинальные подарочные наборы, осталось меньше 10 дней.


А чтобы поймать музу, вот порция открыток от пользователей Пикабу, которые они сделали в нашем конструкторе. Главное, не стесняйтесь!

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Как поучаствовать в конкурсе:

1. Заходите на страницу конструктора.

2. Выбирайте тему: День интернета, День работников леса или 3 сентября (никогда не поздно).

3. Делайте открытку и не забудьте ее сохранить.

4. Отправляйте свою работу в приложении Сбербанк Онлайн (никаких платежей, все бесплатно).

Отличная работа, все прочитано!