nik.rasov

nik.rasov

Журнал: https://nik-rasov.livejournal.com/ "страшные" и фантастические рассказы: https://author.today/u/rp54
Пикабушник
поставил 6135 плюсов и 1230 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу
153К рейтинг 735 подписчиков 2114 комментариев 186 постов 143 в горячем
117

Четыре, пять – иду искать!

Он побежал по дорожке сразу, едва услышал крик.

По той дорожке, что шла от ворот через весь двор и упиралась в невысокое крыльцо дома.


Он как раз обрезал розы - щёлк-щёлк-щёлк! – щёлкали садовые ножницы. Большие, хорошо заточенные садовые ножницы, и тут-то он и услышал детский крик и так и побежал – с ножницами в руках. А по крику он понял, что дело нешуточное. Слишком много боли и ужаса слышалось в этом громком детском крике.


И пока он бежал по мощёной тротуарной плиткой дорожке, он словно становился с каждым шагом меньше и меньше и вновь превращался в маленького напуганного мальчика, которому не исполнилось ещё и десяти лет и каким он когда-то был. И воспоминания, от которых он безуспешно пытался избавиться все эти долгие годы, с неодолимой силой накатывали на него. А ведь он уж было решил, что они никогда не вернуться – не придут, чтобы напомнить о давних, похороненных в его памяти, событиях. Тех событиях, что оставили ему неизлечимое заикание и несколько фобий, побороть которые он был бессилен.


Но невзирая на всё это, на крыльце он собрался, вспомнил, что теперь он не мальчик, а крепкий, почти сорокалетний мужчина и он потянул на себя дверную ручку и вступил внутрь.


В доме стояла тишина. Такая, какой не должно быть в доме, если в нём собрались поиграть дети. Только еле слышно работал мотор холодильника, а больше не было слышно ни единого звука. С кухни аппетитно пахло свежей выпечкой. В комнатах царил полумрак из-за того, что дети задёрнули шторы на окнах и устроили себе таинственное освещение, чтобы интереснее было играть в прятки.

- Эй! – неуверенно позвал он хоть кого-нибудь, но никто, конечно, не отозвался.

И он осторожными шагами двинулся в первую комнату, а в руке он сжимал, сам того не замечая, большие острые садовые ножницы.


Мальчик лежал ничком посреди комнаты, и его невозможно было не заметить. Он склонился над ребёнком и только тогда понял, что крови не было видно потому, что её быстро впитывал ворс ковра, и сам ковёр был тёмно-красного цвета. Он перевернул мальчика на спину и увидел, что горло у того перерезано, и мальчик мёртв, и что с такой раной он никак не мог бы кричать так громко и отвлечь его от обрезки роз.

Он поднялся на ноги. Следовало найти ещё двоих. Он надеялся, что, хотя бы, один из двух уцелел, и что его не нашёл тот, кто искал детей до него. Дети играли в прятки и следовало их найти.

Губы шевельнулись. Позабытые слова пришли ему на ум:

- Раз, два, три, четыре, пять – иду искать!


И он стал переходить из комнаты в комнату, держа садовые ножницы перед собой и внимательно осматривая все места, где мог бы притаиться ребёнок. Кроме того, он ждал, что каждую секунду может наткнуться на того - другого.

Того, кто уже успел здесь побывать.


Везде был одинаковый полумрак и тишина. Дом выглядел нежилым, внезапно оставленным жильцами, как те корабли, что попадались иной раз мореходам и о встрече с которыми складывали легенды. Только запах выпечки придавал некоторый уют, а в слабых лучах солнца вся обстановка комнат выглядела угрожающей. За каждой дверью, за каждым поворотом, казалось, скрывалась невидимая угроза. Но он планомерно обходил весь дом, и хоть чувствовал, как мелкая дрожь сотрясает его тело, продолжал крепко сжимать в руке садовые ножницы, выставив их прямо перед собой.


Потом он нашёл девочку.

Она, видно, пряталась под кроватью, но кто-то нашёл её и там, вытащил наполовину, и нанёс рану прямо в грудь. Он предполагал, чем был нанесён этот смертельный удар. Он хорошо представлял себе это орудие – нож с длинным, немного искривлённым лезвием, которым одинаково удобно и колоть и резать. И сейчас, глядя на мёртвую девочку, подумал, как же ей должно было быть страшно в те последние секунды, когда весёлая игра внезапно превратилась в кровавую бойню.


Оставался ещё один игрок в прятки, и он ещё лелеял слабую надежду, что до него не добрались, и он найдёт его живым и спасёт, но едва он, всё так же осторожно, вошёл в следующую комнату, как эта надежда тут же рухнула.

Он увидел, что на невысоком журнальном столике с полированной столешницей была установлена детская голова. Она стояла так, чтобы каждый вошедший в комнату сразу же мог её заметить и встретиться взглядом с мёртвыми, широко распахнутыми голубыми глазами.

Ребёнок прятался за большим мягким креслом. Убийца вытащил его оттуда ровно настолько, насколько ему потребовалось, чтобы удобно, одним взмахом, отрезать голову. Голову он установил на столике, а обезглавленное тело оставил валяться за массивной спинкой кресла.

Теперь игра была кончена.


Он всех нашёл, но предстояло сделать ещё одну попытку и постараться найти того, кто проделал всё это с детьми.


Он оглянулся по сторонам. Потом, быстрыми шагами вернулся в зал. Почти всю стену занимал большой, изготовленный на заказ шкаф-купе. От пола до потолка возвышались зеркальные двери и отражали в себе всю комнату. Он подошёл к шкафу и несколько мгновений разглядывал собственное отражение. Из зеркала на него смотрел высокий мужчина. Страх искажал черты его лица. Одежда перепачкана кровью. Ножницы в руке направлены вперёд, как изготовленный для атаки меч.

Он смотрел на дверки и видел, что одна из них прикрыта не совсем плотно – маленький, незначительный зазор, и от этого у неё был такой вид, будто её кто-то совсем недавно отворял.


Он помедлил ещё совсем немного, прежде чем у него вышло справиться со своим страхом, а потом рывком откатил дверку и сразу же стал тыкать ножницами в тёмную пасть шкафа. Но внутри не было ничего, кроме полок с бельём и развешанных на плечиках одежды.

Но он всё же полностью обследовал шкаф, пока не убедился окончательно в тщетности своих поисков.


Потом он позвонил в «скорую помощь» и ещё переходил от одного мёртвого ребёнка к другому. Прикасался к ним, напрасно стараясь уловить хоть какие-нибудь признаки жизни, пока наконец не выпачкал в крови и руки, и одежду и даже большие острые садовые ножницы, которые по-прежнему не выпускал из рук.

Через некоторое время он вышел на крыльцо, сел на ступеньку и принялся ждать, пока кто-нибудь появится.


Так его и застала приехавшая полиция: плачущего, измазанного кровью, держащего садовые ножницы, с которых на ступеньку скатывались иногда тёмно-красные капли.


***

В кабинете сидели двое. Каждый за своим столом. Столы располагались так, что сидящие за ними оказывались друг напротив друга, и между столами ещё оставался промежуток, в котором стоял стул, и на этот стул можно было усадить человека и начать по очереди задавать ему вопросы, и человеку, чтобы на них отвечать, всё время приходилось бы поворачивать голову то влево, то вправо и чувствовать себя при этом довольно неуютно.


Когда за окном стало темнеть, ни один из сидевших в этом кабинете и не подумал подняться и подойти к выключателю. Вместо этого они зажгли на своих столах настольные лампы, и теперь эти двое сидели в жёлтых конусах рассеянного света в темноте кабинета.

Каждый в собственном конусе.


Один спросил:

- Он что – не мог сочинить историю попроще, или он на самом деле сумасшедший?

Второй коротко ответил:

- Признан вполне вменяемым.

Первый хмыкнул и сказал:

- Да, вменяемый человек убил троих детей, старшему из которых не исполнилось ещё и девяти лет безо всякого видимого мотива.

- Может, они плохо себя вели? – спросил второй.


Оба человека, обсуждая детали тех дел, которыми им приходилось заниматься по роду своей службы, довольно часто позволяли себе отпускать шуточки. Это вошло у них в привычку. Это была своего рода защита, ограждающая их от тех страшных подробностей, с которыми им так часто доводилось сталкиваться.


- Послушаю ещё, - сказал первый.

Он включил воспроизведение аудиофайла. Аудиофайл носил название «Рассказ «Садовника». «Садовник» - именно так было принято называть подозреваемого в неофициальной обстановке, когда не требовалось озвучивать его настоящие имя и фамилию.

В тёмном кабинете раздался голос мужчины. Казалось, что в помещении появился третий человек и его просто не видно – затерялся среди тех теней, что залегли то тут, то там и теперь, незримый, рассказывает свою историю усталым голосом, время от времени заикаясь на первых слогах слов.


«В детстве я любил играть в прятки. Эта игра нравилась мне, пожалуй, больше других. Мне одинаково нравилось и искать, и прятаться самому. У меня очень хорошо выходило прятаться. Помню, спрячешься где-нибудь, а водящий проходит так близко, что до него вполне можно дотронуться рукой. И ты стоишь, знаешь, что он тебя не видит, но чувствуешь – опасность рядом, и от этого дрожь пробирает, но ты боишься пошелохнуться и сдерживаешь себя, чтобы вдруг не выскочить и не побежать раньше времени.


А когда водил я, то отыскивал всех довольно быстро. Мне кажется, что тут играло роль моё умение прятаться – я довольно хорошо представлял себе те места, в которых можно было укрыться. И ещё я был немножко психологом: ставил себя на место других игроков и прикидывал, где бы спрятался я, если б, допустим, я был не я, а Петя, там, или Маша…


И я никогда не жульничал: не считал быстрее, чем требовалось по правилам и не делал вид, что вижу спрятавшегося, хотя на самом деле никого не видел, понимаете? Не говорил: «А-а, я тебя вижу!», чтобы заставить того обманом покинуть укрытие.


И мне было девять лет и два месяца, когда мы играли в прятки в доме у соседей. Кроме меня было ещё два мальчика и одна девочка. Сестра одного из мальчиков. И была моя очередь прятаться, и я спрятался в месте, которое заранее уже себе присмотрел. За шторой. Прятаться за шторой – особое умение. Из-под штор часто заметна обувь, кроме того шторы из многих материалов просвечивают под лучами солнца, а самое главное – нужно прятаться так, чтобы у водящего, при взгляде на штору, создавалось твёрдое убеждение, что за ней невозможно незаметно притаиться. То есть водящий смотрит на штору, видит, что за ней спрятаться нельзя, и даже не задумывается проверять, а проходит мимо.


И вот я стоял за шторой почти в полной уверенности, что водящий начнёт заглядывать под кровать, под стол, в шкаф, но и не подумает посмотреть за шторой. В комнате было достаточно других мест и одно из них было шкаф.


Трёхстворчатый старый шкаф коричневого цвета, который называли шифоньер. За одной дверцей, я знал, были полки, с лежащим на них бельём, а две другие прикрывали отделение для одежды. К одной из этих дверок снаружи крепилось зеркало.


И вот пока я стоял и слушал, как водящий ведёт счёт и уверял себя, что ему меня не найти, я заметил, что дверка с зеркалом внезапно медленно отворилась. Я видел это смутно, сквозь штору, но всё же мог разобрать. Поначалу я подумал, что дверка почему-то открылась сама собой, но тут из шкафа выступила тёмная фигура.


Я мог различить лишь её очертания безо всяких подробностей, но видел, что фигура человеческая, и что человек этот гораздо выше детей, а кроме нас в доме никого не было. Все взрослые были на работе, а у нас шли каникулы, вот мы и собрались поиграть в прятки. Человек вышел из шкафа согнувшись, потом распрямился, поворачиваясь в разные стороны, видимо, осматриваясь.


Я затаил дыхание. Я знал, что кроме нас, детей, в доме просто не могло никого быть и, конечно, появление этого человека, да ещё из шкафа, здорово меня напугало. В голову тут же полезли все эти детские страшилки про чудовищ, живущих в шкафах и под кроватями. Знаете, все эти страхи, от которых мы избавляемся с возрастом, но в детстве они для многих из нас кажутся реальными.


И я стоял за шторой, и старался стать совсем незаметным, и слушал счёт водящего и наблюдал, как неизвестный оглянулся по сторонам, а затем принялся заглядывать под кровать и во все те места, в которых можно спрятаться во время игры. И он прошёл совсем близко от меня. Я не мог, повторяю, его как следует разглядеть. Я даже не понял мужчина это или женщина, только видел, что он одет в какой-то чёрный балахон и волосы у него, похоже, длинные. И этот человек прошёл совсем рядом от шторы, за которой я стоял, но не стал за неё заглядывать.

Как я уже говорил – я очень хорошо умел прятаться.


Потом я увидел, что человек направился к выходу из комнаты. Он вышел, и тут как раз раздались слова водящего: «…Четыре, пять – иду искать! Кто не спрятался – я не виноват!» И потом там случилось что-то, что я понял по какой-то начавшейся возне, но, в общем, всё происходило довольно тихо.


Я немного выглянул из-за шторы. Дверка шкафа, на которую снаружи было приделано зеркало, оставалась полуоткрытой, и она замерла в таком положении, что в зеркале можно было увидеть отражение части соседней комнаты. И вдруг я увидел, что в зеркале отразился тот человек. Это заняло всего секунду – отражение появилось и сразу пропало, человек просто прошёл. Но я успел разглядеть его и запомнить навсегда.


Это был высокий мужчина. Действительно в чёрном балахоне и действительно с волосами до плеч. Волосы были седыми. Они висели космами и покачивались, когда мужчина двигался. Ещё у него были борода и усы, тоже седые, а мужчина выглядел старым – морщины глубоко прорезали его лицо. Из-под густых бровей внимательно смотрели пронзительные чёрные глаза.

В руке старик держал нож.


И у меня достало сил продолжать стоять за шторой и ничем не выдать своего присутствия до тех самых пор, пока этот старик не вернулся к шкафу, не вошёл в него и не затворил за собой дверцу.


Потом я выбрался, обнаружил, что мои товарищи по игре все мертвы и побежал искать взрослых. Найдя их, я долго не мог вымолвить ни слова, а лишь плакал и трясся, а когда вновь обрёл дар речи, то выяснилось, что я начал заикаться.

Впрочем, вы сами это, верно, заметили.


Надо ли говорить, что этого старика так и не нашли, шкаф оказался пуст, а мои родители долго боялись, как бы я не тронулся умом. Но я вполне пережил всё это и остался в здравом уме.


Что же до того старика из шкафа, то образ его запечатлелся в моей памяти на всю жизнь. Обдумывая случившееся, я пришёл к выводу, что это был человек. Человек из плоти и крови, а не какое-то потустороннее существо. Ведь вся эта нечисть – вампиры и прочая, не отражаются в зеркалах. Я кое-что читал на эту тему, да потом забросил, стараясь вообще выкинуть всё это из головы. Так вот, я думаю, что старик тот был живым человеком, а внутри него сидело нечто, что заставляло его совершать все эти убийства – водило его рукой. И это «нечто» наделило старика способностью перемещаться через порталы.

Таким порталом в тот раз являлся шкаф.


Этого старика я называл про себя Ловчим.

Помните такую книжку «Над пропастью во ржи»? Так в ней этот парень, Холден, говорит будто бы он хотел быть ловцом и ловить детей, которые играют во ржи на краю пропасти, и вот он бы их ловил, чтобы они не свалились вниз. Книжка по-английски так и называется – «Ловец во ржи». И я подумал, что этот старик тоже ловец и тоже ловит детей, только он вовсе не собирается их ни от чего спасать.

Наоборот.

Он такой анти-ловец, и я назвал его Ловчим, чтобы отличать.

Вот и в этот раз он приходил принять участие в игре в прятки…»


На этом месте один из двух, находящихся в кабинете, отключил запись.


- Интересная байка, - проговорил второй. – А ты видел дело по тем убийствам?

- Да, - ответил первый. – Четыре тома. Знаешь, чем всё закончилось тогда, тридцать лет назад?

- Убийцу так и не нашли?

- Да. Но это ещё не всё. Дело закончилось тем, что сняли с должности тогдашнего начальника УВД, сечёшь?

Второй помолчал, а затем проговорил:

- А нынешний начальник УВД останется на своём месте. Потому, что убийца взят на месте преступления с поличным, и доказательств против него вполне достаточно.

- Да, - сказал первый. – Кстати, я осмотрел тогда кусты роз – их действительно обрезали.

- То есть он обрезал розы, а тут-то его и накрыло, и Садовник решил продолжить это дело с детьми…


После паузы он добавил:

- Тогда, тридцать лет назад…

- Мы ничего не докажем, - быстро сказал первый.

- Но – десятилетний мальчик? Подумай сам: десятилетний пацан хладнокровно убил своих сверстников, придумал какого-то Ловчего… В голове не укладывается – в таком возрасте!

- Да, - сказал первый. – Никто и подумать не мог. Орудие убийства тогда так и не нашли. Но, повторяю – мы уже ничего не докажем. Но тот случай сыграет, конечно, свою роль. Это будет та соломинка, что переломила спину верблюду, и даже если будут какие-нибудь сомнения, то мужик всё равно получит на всю катушку. И так уже в городе подписи собирают за возвращение смертной казни.


Оба ещё немного помолчали. За окном совсем стемнело. Первый поднялся из-за стола и зажёг верхний свет.

- Пора, - сказал он. – Моя пузатенькая ждёт не дождётся меня домой.

Второй улыбнулся и сказал:

- Я бы не стал называть твою жену пузатенькой.

- А кто тут говорит о жене? – сказал первый. – Ждёт не дождётся меня моя пузатенькая бутылочка с коньячком. Ох как ждёт!

Они принялись одеваться. Первый открыл дверку шкафа, вынул оттуда куртку, потом просунул внутрь голову и позвал завывающим голосом:

- Ловчи-и-й, выходи-и-и!


Оба рассмеялись, выключили свет и вышли в длинный коридор, освещённый холодным светом люминесцентных ламп.

Закрыли дверь кабинета, заперли её на замок, поставили оттиск печати на пластилине и разошлись по домам.


***

Горная цепь, протянувшаяся на две тысячи километров, в этих краях сходила на нет. Горы становились всё ниже и ниже и вот уже совсем исчезали, и дальше – до самого горизонта, тянулась бесконечная тундра. Большую часть года земля пряталась под слоем снега, а термометр показывал минусовые температуры.


Одна-единственная дорога вела к посёлку. Дорога была совершенно прямая, так как ей не встречались препятствия, которые приходилось бы огибать. И нужно было только следить, чтобы дорогу не занесло снегом.


Он уже десять лет жил в этом посёлке. Вернее, в том учреждении, что в этом посёлке находилось, но отгораживалось от всего остального мира высоким, прочным забором.

Он прожил здесь десять лет – в камере на двух человек. Он жил в камере и работал в другой – шил рукавицы, и когда он шёл из жилой камеры в рабочую, ему надевали наручники. Жизнь шла по распорядку, и хотя короткие свидания иногда позволялись, его никто не навещал.


Он прожил здесь десять лет, без надежды когда-нибудь выйти на волю за периметр учреждения. За эти десять лет он сменил двух сокамерников, а сам продолжал жить по распорядку и не умер и даже ни разу не заболел.


На одиннадцатый год его перевели в другую камеру к новому сокамернику. Штатный психолог учреждения решил, что эти двое заключённых вполне могут существовать вместе в тесном, замкнутым пространстве без того, чтобы вцепиться друг другу зубами в глотку.


Когда он увидел своего нового сожителя, то первым делом подумал, что сошёл с ума – на него смотрел старик с седыми волосами и бородой и лицо его он очень хорошо знал.


Это был Ловчий.


Выработанная годами нахождения под круглосуточным наблюдением привычка не выдавать свои чувства пришла ему на помощь, и на его лице не отразилось никаких эмоций. Дня два он разбирался в своих ощущениях и в конце концов пришёл к выводу, что умом он не тронулся, что это действительно был Ловчий, и что теперь он делит с ним одну тюремную камеру.


Ловчий же вёл себя естественно. Он вёл себя так, как и полагается вести себя заключённому.


Но он думал о Ловчем постоянно, и разговаривал с ним, и старательно делал вид, что не узнал его. И ночью он прислушивался к мерному дыханию своего соседа, и думал, что судьбы послала ему уже третью встречу с этим существом, и что уж, конечно, это не может быть простым совпадением.


В итоге он пришёл к выводу, что третьего раза ему не пережить, и только подивился, сколько судьбе потребовалось усилий, чтобы свести их здесь, и что всё могло разрешиться гораздо раньше – когда ему не было ещё и десяти лет, и следовало только отдёрнуть занавеску, а не проводить его через все эти испытания, чтобы в конце концов зарезать его в тюремной камере на краю света.


Одно его успокаивало – нож тут спрятать было невозможно, но он тут же возражал себе, что существу, обладающему сверхъестественными способностями, такая мелочь, как тюремный режим не может послужить помехой в исполнении задуманного им дела.


И они разговаривали обо всякой всячине не касаясь главного, и он вдруг заметил, что заикание его совершенно прошло, и теперь речь его лилась гладко и ладно. И ещё он знал, что ему рано или поздно придётся заговорить о прятках потому, что уж очень его донимало любопытство, которого он не ощущал очень давно.


Но первым заговорил о деле Ловчий.

- Интересно, - сказал он однажды. – Интересно, каков процент невиновных среди приговорённых к пожизненному сроку заключения?

- Не знаю, - ответил он.

Тогда старик приблизил к нему своё иссечённое морщинами лицо и, криво усмехнувшись, сказал:

- Ну ты-то точно сидишь ни за что.

И добавил:

- Мы же оба это знаем, не так ли?


***

Страх перед Ловчим у него пропал почти сразу.

Осталось лишь любопытство и завораживающее чувство новизны, разрывающее круг раз и навсегда заведённого распорядка, по которому он бегал всё время, проведённое в тюрьме.


Ловчий рассказал ему, что знал сам, и рассказал, как много лет назад он сидел в одиночной камере, ожидая уже известного приговора, и только гадая как именно этот приговор будет приведён в исполнение и в какую часть головы – в затылок или в лоб – выпустит свою пулю исполнитель.


Но потом внезапно исполнение смертных приговоров отменили, Ловчего отвезли далеко на Север и поселили здесь, в тюрьме для осуждённых на пожизненное заключение.

И в одну из ночей к нему постучалось ЭТО.


- Понимаешь, - рассказывал ему Ловчий, - всех подробностей и обстоятельств я сам не знаю. Я словно видел сны, и из их обрывков и фрагментов потихоньку складывалась общая картина.


И он рассказал, как когда-то давно, так давно, что даже климат и география на Земле были не такими как сейчас, ЭТО жило рядом с людьми. И не просто жило, но каким-то образом – советами или указаниями нужного пути - помогало людям выживать.

И за все приносимые блага ЭТО требовало от людей немного. Оно требовало небольшой, но регулярной дани – нескольких никчёмных детских жизней время от времени.


Поначалу люди блюли этот взаимовыгодный договор, но однажды они нашли способ, как победить ЭТО. Обманом и хитростью, и теми знаниями, что они успели приобрести и которые давно утрачены, они заманили ЭТО в ловушку и при помощи особого ритуала сумели запечатать его глубоко под землёй. А затем покинули эти места навсегда.


И ЭТО долгие годы томилось под ледяным панцирем вечной мерзлоты, живое, но безо всякой надежды вернуться на поверхность, приговорённое к пожизненному заключению. Но миновали годы, века, а может и тысячелетия и на месте темницы возник посёлок. Пришли совершенно другие люди, не верящие в силу древних заклятий, а вооружённые знаниями науки. И эти люди пробили шурфами и скважинами ледяной свод. Они искали то ли нефть, то ли газ, но ничего не нашли и весь результат их действий заключался лишь в том, что они повредили древний саркофаг и ЭТО обрело возможность время от времени выходить на поверхность. Совсем маленькую возможность – крохотную щёлочку, через которую оно могло вступить с кем-нибудь из людей в контакт и заключить с ним договор.

А потом на этом месте построили тюрьму.


И ЭТО нашло в ней старика, который вовсе не был тогда стариком, и научило его игре в прятки.


- Я получил возможность покидать свою камеру, - сказал Ловчий. – Моё тело обрело способность к раздвоению. Я спал на своей кровати, не накрывая одеялом лица, чтобы охрана всегда могла его видеть, и одновременно я оказывался в каком-то другом месте за пределами тюрьмы. Передо мной всегда появлялась дверка шкафа, в руке оказывался нож, а снаружи доносился детский голосок, который вёл счёт. А потом я выходил.


Он спросил Ловчего:

- А тебе не жалко детей?

- Нет, - сразу же ответил тот. – Это плата за возможность выходить из тюрьмы, и я не считаю её слишком высокой. Да и я думаю: а не лучше ли для них будет так? Кто знает, что готовит им взрослая жизнь? Может, я просто избавляю их от пожизненного заключения. У меня-то самого сорвалось с этим делом. Я бы предпочёл, чтобы когда-то давно тот приговор был приведён в исполнение и для меня бы всё кончилось, и мне не пришлось бы вести эту жизнь, что я веду сейчас, будучи почти погребённым заживо.


***

Мысль о том, что в камере с ним сидит тот, кто действительно совершил все эти убийства некоторое время навязчиво приходила к нему. Но он понимал, что ничего тут поделать не в силах. Если бы он решился всё рассказать, то люди водили бы его к докторам, посмеивались бы над ним, покручивая пальцем у виска, и, скорее всего, разлучили бы его с Ловчим и перевели бы в другую камеру с каким-нибудь скучным, безликим соседом.

Так что в этом случае он бы ничего не выиграл, а наоборот многое потерял.


Ловчий выходил играть в прятки не так уж часто – несколько раз в год. И каждый раз затем пересказывал ему подробности игры.


Поначалу его ужасали убийства, но он очень быстро свыкся с этим. В конце концов люди запечатали его здесь невиновного, как джинна в кувшине и он, как и тот джинн, со временем возненавидел их всех. О деталях убийств он не расспрашивал – его это не интересовало. Гораздо интереснее были рассказы Ловчего о том, что он успевал увидеть в своих кратких путешествиях.

Они никак не ограничивались географически, и каждый раз Ловчий оказывался в новых странах и новых местах.

Игра в прятки была популярна у детей по всему миру.


- На этот раз мы играли в саду, - рассказывал Ловчий. – Я ещё не успел выйти из какой-то будки, как уже почувствовал незнакомые запахи тропических растений. Стоял день и в саду было очень красиво. От листвы лежали на траве пятнистые тени. На ветвях зрели большие плоды причудливой формы. Огромные цветы источали неземной аромат. Это было прекрасно – ты бы видел!

- А что дети? – поинтересовался он.

- Я нашёл их всех, - просто ответил Ловчий.


Через три года и семь месяцев Ловчий умер во сне.


***

Он ждал около года.


Ждал, надеялся и боялся. Он всегда находился под пристальным наблюдением, но теперь чувствовал на себе ещё чей-то, помимо охранников, взгляд. Этот взгляд был всё время направлен на него, изучал его и приценивался к нему.


Несколько раз он просыпался среди ночи от ощущения, что держит в руке тяжёлый нож. Он подносил руку к глазам, но она была пуста, и он разочарованный засыпал.

Но прошло полгода и во сне к нему пришёл вопрос, и он сразу же ответил на него положительно.


На следующую ночь он испытал непривычное и великолепное чувство раздвоения. Он одновременно лежал на своей койке в своей камере, с лицом, неприкрытом одеялом, чтобы охранник мог в любую минуту на него посмотреть, и одновременно находился в другом месте.


«Это ты?» - робко и ещё не веря мысленно спросил он.

И услышал в голове: «Да, я».


И тут же он ощутил запах. Запах одежды, запах дерева, запах уютного старого платяного шкафа. Лицо ему щекотала ткань. Рука сжимала нож.

Извне до его ушей долетел голосок:

- Раз, два, три…

- …Четыре, пять, - неслышно шевельнул он губами. – Иду искать!


И стал осторожно приоткрывать дверцу.



Рассказ написан для конкурса от сообщества CreepyStory,

Показать полностью
35

Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота

Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Большая Севастопольская тропа. Ласпинский перевал - перевал Байдарские ворота Крым, Севастополь, Путешествия на выходные, Туризм, Длиннопост
Показать полностью 16
41

Осень, море, Крым, каяк...

Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Осень, море, Крым, каяк... Путешествия, Крым, Севастополь, Каяк, Длиннопост
Показать полностью 9

Челюсти

Челюсти Мемы, Вы продаете рыбов?
Челюсти Мемы, Вы продаете рыбов?
Челюсти Мемы, Вы продаете рыбов?
Показать полностью 2
69

Крым. Крепость

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Приступом брать не приходится, и ворота не заперты.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Камни, выжженная солнцем трава и небо без конца.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Ведёт крепостная стена к крутому обрыву над морем.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

И тут ещё одни ворота.

Природные, а не возведённые человеческими руками.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

И уже распахиваются они прямо в лето и в синее — широкое, до самого горизонта, — море.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Бойницы смотрят на долину внизу.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

На землю падает зубчатая тень.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Тянется и тянется стена.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Повторяет изгибы скал.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Облака боятся опускаться ниже, чтобы не зацепиться за зубцы башен.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Башни приглядывают за гаванью.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

Стерегут сверху.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

И стены до сих пор несут свою службу.

Выполняют то, для чего были когда-то построены.

Хранят маленький клочок земли, замкнутый внутри них.

Крым. Крепость Крым, Крепость, Генуэзская крепость, Длиннопост, Фотография

В хорошем месте замок. Воздух чист, и дышится легко.

Тому порукой гнездо стрижа. Нам этот летний гость ручается, что небо благосклонно к убежищу.

Шекспир «Макбет»

Показать полностью 14
471

Цикада

Цикада
24

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Затяжной спуск оказался, конечно, гораздо легче подъёма, но уклон был достаточно крутым, и мышцы голени всё время находились в напряжении, а икроножные откровенно ныли.


У Крепостной горы Тропа сворачивала вправо.


А нам захотелось воспользоваться случаем, отклониться от маршрута и влезть к руинам башни.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Необязательный подъём не вызывал особого энтузиазма,

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Но мы решили, что семь бед — один ответ, и что, может, у нас и не будет больше случая побывать на этой горе и мы, кряхтя и охая, пошагали вверх.


Со смотровой площадки у крепости осмотрели пройденный путь.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Полюбовались панорамой Балаклавской бухты.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Спустились, и вышли на последний отрезок.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Мы шли с востока на запад, и солнце было у нас в попутчиках.

Вместе с нами оно проделало весь путь и теперь серебрило воды бухты.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

И вот он — последний портал.

Начало Большой Севастопольской тропы.

Я зафиксировал время.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Если отбросить несколько минут, то получилось, что на дорогу у нас ушло 9 часов.

То есть мы на один час превысили лимит ходового времени, заявленого на сайте Тропы.


Но мы были довольны: мы не собирались ставить рекордов и вдоволь налюбовались видами, возможно и потратив при этом больше времени, чем требовалось для прохождения маршрута.


И мы пошли по длинной Балаклавской набережной.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Чуть покачивались на мелкой волне ялики.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Праздный люд шастал туда-сюда и стирал подошвы своей обуви о тротуарную плитку.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Александр Иванович Куприн, которому шутники до блеска натёрли нос, смотрел вдаль и терпеливо ждал, когда кончится лето, схлынет пёстрая толпа отдыхающих, и в его любимую Балаклаву придёт осень.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост
О дачниках нет и помину. Их точно и не было. Два-три хороших дождя — и смыта с улиц последняя память о них. И всё это бестолковое и суетливое лето с духовой музыкой по вечерам, и с пылью от дамских юбок, и с жалким флиртом, и спорами на политические темы — всё становится далёким и забытым сном. Весь интерес рыбачьего поселка теперь сосредоточен только на рыбе.
А.И. Куприн «Листригоны»


А мы вернулись в Севастополь.


И он встретил нас цветущими ленкоранскими акациями.

Такими же, какими провожал меня утром в это маленькое путешествие.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Военные корабли следовали к местам своих стоянок.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

А когда мы переправлялись через рейд, солнце уже погружалось в Чёрное море, и его последние лучи отбрасывали красные отблески на облака и волны.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 8 Крым, Севастополь, Путешествия, Длиннопост

Тем всё и кончилось.

Показать полностью 15
21

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

На родник мы рассчитывали.


Рассчитывали даже не как на источник воды, а как на место, где собирались устроить привал, пообедать и отдохнуть. Родник стал для нас важным пунктом на пути, по которому мы шли.


Родник был нашей маленькой, но ближайшей целью, и цель эта, находившаяся прямо перед глазами, заслоняла в тот момент все другие цели, которые мы намечаем в своей жизнь. Более важные, более масштабные, но пока и более далёкие.


А в данный момент нас интересовал только родник.


И вот — его не было, а, судя по указаниям, мы уже должны были до него дойти.


В одном месте из скалы еле сочилась вода, смачивая верхний слой почвы, и мы подумали — а, может, это и подразумевалось под родником?


Отправляясь в поход ни я, ни мой товарищ не озаботились уточнить, как выглядит родник на Тропе? И где он расположен — прямо на Тропе или чуть в стороне?

Я даже начал обследовать прилегающие окрестности, но всё было тщетно.


Настроение стало портиться, но делать было нечего — только идти дальше, и вот за очередным поворотом мы почуяли воду и наконец оказались у родника.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Вода! У тебя нет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, тебя не опишешь, тобою наслаждаешься, не понимая,что ты такое. Ты не просто необходима для жизни, ты и есть жизнь. С тобой во всём существе разливается блаженство, которое не объяснить только нашими пятью чувствами. Ты возвращаешь нам силы и свойства, на которых мы поставили уже было крест. Твоим милосердием снова отворяются иссякшие родники сердца.
Антуан де Сент-Экзюпери «Планета людей»


На родник кто-то поставил водопроводный кран.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Который исправно работал.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Конечно, когда кран закрывали, вода всё равно находила себе путь и преспокойно бежала из щелей в камнях и из-под крышки бетонного накопителя.


– Нам пора, – говорил провожатый.
Но они словно окаменели.
– Не мешай…
И замолкали и серьёзно, безмолвно созерцали это нескончаемое торжественное таинство. Здесь из чрева горы вырывалась жизнь, живая кровь, без которой нет человека. Столько её изливалось за одну секунду – можно бы воскресить все караваны, что, опьянев от жажды, канули навеки в бездны солончаков и миражей. Перед ними предстал сам бог, и не могли они от него уйти. Бог разверз хляби, являя свое могущество, и три мавра застыли на месте.
– Неужели вы не насмотрелись? Пойдемте…
– Надо подождать.
– Чего ждать?
– Пока вода кончится.
Они хотели дождаться часа, когда бог устанет от собственного сумасбродства. Он скоро опомнится, он скупой.
– Да ведь эта вода течёт уже тысячи лет!..
И в этот вечер о водопаде предпочитают не говорить. Об иных чудесах лучше хранить молчание. Лучше и думать-то о них поменьше, не то совсем запутаешься и начнешь сомневаться в боге…
Антуан де Сент-Экзюпери «Планета людей»

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

У родника мы отдыхали около получаса.


Здесь было многолюдно по меркам Тропы. Помимо идущих по маршруту, приходили люди с пляжей, чтобы запастись водой. От родника к берегу спускаются тропы, и если бы идти было недалеко, мы бы, пожалуй, попробовали искупаться в море.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

В тени деревьев мы остыли. Принесённую из дому воду вылили себе на головы, умылись ещё и в источнике, а бутылки заполнили свежей прозрачной водой.


Потом попрощались с гостеприимным местом и побрели дальше.

Усталость уже порядком давала о себе знать.


Мы бросили взгляд в сторону пляжей.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Лодочки — тентованные водные такси — жались к берегу.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

И можно было спуститься к ним, попроситься на борт, и они бы отвезли нас в Балаклаву, и не нужно было бы тогда шагать по пыльной Тропе и напрягать уставшие мышцы ног.


Но мы так не поступили, и ещё я вспомнил историю про одну альпинистку.


Недавно я прочёл в интернете, как одна спортсменка поднялась на Эверест, но не дошла до вершины 15 метров. Вершину она сфотографировала, а фотографии, где она на вершине, сделала в фотошопе и потом Фейсбук заблокировал её страницу из-за жалоб на подделку.


Как оно там всё на Эвересте вышло я не знаю, но мы решили преодолеть наш короткий маршрут до конца, не сокращать его и не изменять.


Пройти свои последние 15 метров.


И мы шли вперёд и в одном месте наткнулись на груду камней, почерневших в пламени, про которые на информационном плакате было сказано, что это остатки средневековой гончарной печи.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Тропа то превращалась в проезжую грунтовую автодорогу, то в узкую лесную аллейку.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Когда мы уже довольно далеко отошли от родника, наши головы посетила мысль, что раз чай мы уже практически допили, то могли бы на источнике набрать воду не в пластиковые бутылки, а в термоса, чтобы она оставалась холодной.


Мы немного поговорили об этом и двинулись дальше.


А метров через пятьсот остановились и подумали, что ничто не мешало нам перелить воду в термоса полкилометра назад.


Мы ополоснули один термос и вылили в него воду, пока она не сильно нагрелась, и теперь опять немного поговорили. На этот раз о том, что усталость действует не только на мышцы, но и на мозги.


Мы посмотрели назад,

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

а затем вперёд.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Перед нами возвышалась гора Аскети, которую необходимо было одолеть.


Уже видны были руины Южного форта и «Бочка смерти», зависшая над пропастью.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

На последний подъём мы потратили около 10 минут, и должен вам доложить — это были нелёгкие 10 минут.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Но вот мы уже и на вершине.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Казематы Южного форта нас, выросших среди береговых батарей и бастионов Севастополя, не заинтересовали, и мы не собирались исследовать укрепления.


Обратили внимание только на «Бочку смерти».

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Это бывший дальномерный пост батареи. Действительно, похож на бочку. Только сделанную из листовой брони и подвешенную над пропастью.


В «Бочку» можно войти.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Посмотреть налево,

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Посмотреть направо.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

А название такое «Бочка» получила из-за легенды о том, что во время войны немцы будто бы сбрасывали из неё пленных советских моряков вниз на камни.\



Один севастопольский художник даже создал когда-то на эту тему полотно.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

Но говорят, что на самом деле подобного не происходило, что это просто часть нашей севастопольской мифологии.


А перед нами уже лежала Балаклава.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь

И нужно было только спуститься с высоты 362 метра на уровень моря и закончить поход.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 7 Крым, Путешествия, Длиннопост, Севастополь
Показать полностью 22
27

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

А посуда вперёд и вперёд

По полям, по болотам идёт.

И чайник шепнул утюгу:

«Я дальше идти не могу».

Чуковский К.И. «Федорино горе»


Тропа превратилась в настоящую горную тропу, и по правую руку от нас возвышалась скала, а слева шёл довольно крутой обрыв.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Солнце перевалило полдень.


Если на всём предыдущем пути мы практически не встречали людей и видели их только на смотровых площадках, то сейчас туристы стали попадаться нам навстречу.


На Тропе принято здороваться друг с другом.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Теперь мы постоянно видели море.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

И снова началось царство можжевельника.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Стволы у деревьев были толстыми и все перекрученные и узловатые.


А те ветви, что нависали над Тропой у крутых поворотов, отшлифовали многочисленные прикосновения рук туристов, хватавшихся за ветви, чтобы сохранить равновесие.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

И приходилось смотреть себе под ноги, делая шаг.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

А потом Тропа вывела нас на очередную смотровую площадку, называемую «Средняя полка».

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Я так подозреваю, что при таком названии должны ещё существовать Верхняя и Нижняя полка, но осмотревшись по сторонам ничего похожего не обнаружил, и такая «плацкартная» терминология осталась для меня загадкой.


А высота Средней полки — 349 метров, и с неё открывается вот такой вид.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Под Средней полкой когда-то тренировались в пушечной стрельбе русские моряки. Адмирал Ушаков натаскивал здесь своих комендоров, и они палили с кораблей из пушек по скалам.


Место это так и называют — «Стена Ушакова».


На морском дне там, небось, до сих пор валяется полным-полно ядер.


Заказник «Мыс Айя» закончился, мы подошли к его забору, проскользнули в отверстие в проволочной сетке и прикрыли за собой дверь, чтобы всякие копытные животные не могли до нас добраться, если им вдруг взбредёт в голову нас преследовать.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Горы здесь выглядели словно отлитые из бетона.


Только вместо щебёнки строители использовали обкатанную волнами морскую гальку.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

И вообще на всём протяжении маршрута почва под ногами выглядела по-разному.


То мы шагали по красной земле, то по чёрной, а сейчас вот — по белой.


Следующий указатель сообщил, что до Балаклавы осталось 7,4 километра, но зато к роднику, утверждал он, мы должны дойти где-то через полчаса.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

А солнце, между тем, начало припекать.


И мы уже порядком подустали, а Балаклава хоть и виднелась, — и уже можно было различить башни генуэзской крепости, — но всё же была ещё довольно далеко.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

На побережье располагались пляжи. На них в прохладной морской водичке плескался отдыхающий люд.


Один из пляжей — Золотой, назвали так, говорят, в память о гибели английского корабля «Принц», разбившегося у этих скал во время сильной бури в ноябре 1854 года.

По слухам «Принц» вёз золото и деньги и их, наверное, можно тогда было просто ходить и собирать на пляже.


Но это не точно.


И вообще в историях о кладах, сокровищах и кораблекрушениях зачастую много неточностей: может было золото, может и нет.


А, может, нашёл его кто-нибудь, собрал потихонечку, и уехал с ним в дальние края, а там на эти денежки построил себе свечной заводик. А его правнуки, став сейчас губернаторами и владельцами монополий, рассказывают нам, как они сами всего добились, и как их прадед когда-то прибыл в страну бедным эмигрантом и заработал свой первый миллион.


В некоторых местах кто-то набил в скалу скоб и натянул трос, чтобы легче было карабкаться по камням.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост
Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Следующий столб нас подбодрил — сказал, что до родника всего 15 минут ходьбы.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Мы были совсем не против напиться холодной воды и съесть свой обед.


А пока мы попали в сосновую рощу.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Этот вид сосны называют в Крыму сосной Станкевича.


Дерево выбрано символом Севастополя.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

На нашем полуострове такие рощи есть возле Севастополя и в районе Судака.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

От нагретой хвои исходил очень сильный и приятный запах.

Мне очень нравится ходить среди наших сосен и вдыхать их аромат.

А доктора говорят, что в сочетании с морским воздухом, он даёт какой-то целебный эффект.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Просто прекрасно, что Тропа проходила именно по этим местам!


И тут мы обнаружили, что на указателях родник больше не упоминается.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Стоп машина! — сказали мы.

А куда же пропал родник?

Неужели же мы его как-то проскочили?


И нам сразу захотелось пить.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 6 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост
Показать полностью 22
18

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Цикада сидела молча, пытаясь слиться с выгоревшей травой, и думала, что мы её не видим.

Но мы её, конечно, видели.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

И товарищ поведал мне историю про цикаду.


В детстве, из романа Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан», он узнал, что существует на свете муха це-це. И в его голове это африканское насекомое как-то объединилось с нашей крымской поющей цикадой, и он некоторое время думал, что если цикада укусит человека, то на того нападёт сонная болезнь, и человек уснёт и больше никогда не проснётся.


Закончив рассказ, кавторанг нагнулся и поднял цикаду.


Цикада поняла, что попалась и громко и отвратительно заверещала.


Я, может, и сам бы так себя повёл, если бы меня вдруг схватила чья-то огромная рука.


Я слышал, что японцы ловят цикад, строят для них маленькие клеточки, и цикады сидят в этих своих жилищах и услаждают слух азиатских меломанов.


Странные люди — японцы.


А друг мой тем временем отпустил цикаду, и она полетела противоприцельным зигзагом и очень громко ругала нас на лету.

Этот случай доказывает, что цикадам, чтобы петь, не обязательно сидеть на ветке или на твёрдой земле. Им вполне удаётся это дело и в полёте.


А мы бросили последний взгляд вокруг, прежде чем покинуть смотровую площадку.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Мне хотелось пройти на утёс, который виднелся неподалёку.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

И посмотреть какой вид открывается с него. И хотелось поближе подобраться к соснам, что цеплялись за камни своими корнями.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Но прямой путь преграждала пропасть, и мы прикинули, что дорога туда-обратно растянется километра на два, а нам не хотелось терять много времени, ведь до конца маршрута было ещё идти и идти.


И мы вернулись на поляну, покинув «Затерянный мир».


Указательная стрелка на столбе тыкала в две дороги сразу, и мы некоторое время колебались — по которой из двух нам продолжить путь, но наконец решили довериться той, где на дереве висела табличка со словом «Выход».

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

А вскоре мы убедились, что идём правильно, заметив на дереве знак маршрута, нарисованный красками.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Эти знаки попадаются вдоль Тропы то на стволах деревьев, то на камнях, и их нарисовали когда-то добрые люди.


И мы вступили в зачарованный лес.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Не скажу, что это было просто сделать.


Необходимо было преодолеть ворота.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

И сразу начались чудеса.


Уютные полянки манили нас.

Они тихим шёпотом приговаривали: «Прилягте на наш мягкий цветочный ковёр, усталые путники, и отдохните в тени дерева!»

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Скамья умильно вещала: «Сядьте на меня, друзья, и съешьте пирожок и кусочек колбаски, вам некуда спешить!»

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

А грибы кричали: «Соберите нас и распихайте по сумкам и рюкзакам!»

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

И даже большие лужи прикидывались лесными озерцами и приглашали отдохнуть у их бережков.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Указательный столб и тот искушал нас и пытался отвадить от тропы.


Он говорил нам, что до конца маршрута идти ещё пять с половиной часов, а если мы свернём на другую тропку, то за два с половиной дойдём до ближайшего села, где можно сесть на автобус или вызвать такси и поехать наконец по домам отдыхать.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Но мы не сдавались.


И тут перед нами показался хозяин леса.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Не видите?

А он между тем в самом центре фотографии.

Вот я его сейчас увеличу — алле-оп!

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Это был жук-олень размером с воробья.


Он трепетал своими крыльями, издавал грозное гудение, а голова его была увенчана длинными рогами, словно боевой шлем какого-нибудь средневекового рыцаря.


Потом жук-олень улетел, все чары с нас сразу спали, и мы вспомнили, что идём по заказнику «Мыс Айя», в котором бродят «полувольные» копытные звери, и я сказал, что хорошо было бы с кем-нибудь из них повстречаться.


Например, сказал я, можно было бы взглянуть на миленьких, полосатеньких диких поросят.


А кавторанг сказал, что такие миленькие поросята обычно ходят с мамой, а какой у неё нрав — неизвестно.


Я сказал, что — да! — а на дерево мы уже вряд ли сможем влезть, если что.


И мы немного подискутировали по этому поводу и сошлись во мнении, что если нам действительно попадутся кабаны, то на дерево мы всё же залезть сумеем.

Причём выполним это упражнение очень быстро и так, что сами не успеем понять, как оно так ловко у нас вышло.


Но никаких зверей мы не встретили, а только видели место, к которому они приходят полизать соль.


Соль лежала в кормушке, вырезанной из бревна. Куски соли были большие и похожие на белые карамельки-подушечки, которые долго обсасывали во рту — такие они были гладкие и закруглённые по краям.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

— Это для кого? — не совсем умно спросил я.

— Для лосей, — сказал кавторанг.

А я неуверенно возразил, что лосей в крымских лесах нет.

Ну, только, может, олени, да косули всякие.


Потом лес стал редеть, а Тропа чаще шла вверх, чем вниз.
Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Над нами тоже где-то возвышалась невидимая за деревьями гора.


Несколько камней, упавших с её склона, преграждали Тропу.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

Затем мы разглядели и саму гору, и поняли, что вскоре нам опять придётся двигаться вверх.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

И мы решили устроить небольшой привал и выпить чая.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост

А полноценный обед и более продолжительный отдых мы твёрдо пообещали себе как только дойдём до родника.


То есть часа через два.

Маленькое путешествие по Большой Севастопольской тропе — 5 Севастополь, Крым, Путешествия, Длиннопост
Показать полностью 21
Отличная работа, все прочитано!