mdenisov

пикабушник
поставил 2903 плюса и 9 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
5179 рейтинг 16 подписчиков 1642 комментария 16 постов 3 в "горячем"
21

История одной надписи....

Добрый день. В комментариях на данный пост https://pikabu.ru/story/istoriya_odnoy_nadpisi_na_narakh_v_o... возник интерес на мои изыскания на тему ВОВ. Так вот удалось восстановить аккаунт на пост, который я публиковал в 2012 году на сайте черных копателей (сам им не являюсь, просматривал материалы по интересующим темам). Так вот, несколько лет назад моя любимая теща подарила мне флягу когда-то принадлежавшую итальянскому военному, участнику сталинградской битвы. Как вы видите на фляжке много личной информации о солдате. Опубликовав фотографии на профильном сайте, мне сообщили, что удалось узнать о солдате.

История одной надписи.... Сталинградская битва, Фляга, Военнопленные, Италия, Память, Длиннопост
История одной надписи.... Сталинградская битва, Фляга, Военнопленные, Италия, Память, Длиннопост
История одной надписи.... Сталинградская битва, Фляга, Военнопленные, Италия, Память, Длиннопост
История одной надписи.... Сталинградская битва, Фляга, Военнопленные, Италия, Память, Длиннопост
История одной надписи.... Сталинградская битва, Фляга, Военнопленные, Италия, Память, Длиннопост
История одной надписи.... Сталинградская битва, Фляга, Военнопленные, Италия, Память, Длиннопост
История одной надписи.... Сталинградская битва, Фляга, Военнопленные, Италия, Память, Длиннопост
История одной надписи.... Сталинградская битва, Фляга, Военнопленные, Италия, Память, Длиннопост

В общем идея следующая, если удастся выйти на родных солдата, то готов переслать им эту памятную вещь. Если совместными усилиями мы сможем эту идею довести до реализации, то конечно будет опубликован пост с указанием всех принимавших участие!

Заранее спасибо.

Показать полностью 7
7

Неплохая компания!

Британский таблоид The Sun включил в символическую «сборную худших» группового этапа ЧМ-2018 защитника «Зенита» и сборной РФ Игоря Смольникова.

Вместе с россиянином в состав «сборной» попали Лионель Месси (Аргентина), Серхио Рамос (Испания), Томас Мюллер (Германия), Роберт Левандовски (Польша), Фидель Эскобар (Панама), Паулиньо (Бразилия), Блез Матюиди (Франция), Тимо Вернер (Германия), Давид де Хеа (Испания) и Жером Боатенг (Германия).

Защитник Игорь Смольников был удален на 36-й минуте матча Россия-Уругвай. Первую желтую карточку он заработал на 28-й минуте. Сборная РФ в итоге проиграла со счетом 0:3, потерпев первое поражение на ЧМ-2018. Россияне стали вторыми в группе.

Жена Смольникова Екатерина попросила пользователей не оскорблять ее мужа. По ее словам, «только Господь Бог знает, как он хотел выиграть и как сейчас ему нелегко». Она также подчеркнула, что в такую ситуацию мог попасть любой игрок.

Неплохая компания! Футбол, Смольников

Об этом сообщает Рамблер. Далее: https://sport.rambler.ru/football-2018/40191987/?utm_content...

-2

Чудеса на виражах.

Только что, на одном из кузовных сервисов я Москвы, увидел пару дисков с шинами от Мерседеса AMG. Что удивительно, шины целые. Самой машины рядом нет, видимо загнали в боксы. История аварии мне не известна. Фото мои, тег "моё".
Чудеса на виражах. Литые диски, Mercedes-Amg, ДТП
Чудеса на виражах. Литые диски, Mercedes-Amg, ДТП
287

Бойкот ЧМ2018 Великобританией

Бывший защитник сборной Англии Сол Кэмпбелл прокомментировал действия членов правительства Великобритании, которые отказываются посещать Россию на чемпионате мира 2018 года, а также призывают остальные страны присоединиться к данной акции. По его мнению, британские власти ведут себя так же, как в свое время проявляли Адольф Гитлер, Бенито Муссолини и Франсиско Франко, сообщает Sport24.ru.

"Люди используют спорт и футбол, чтобы контролировать людские умы и увеличивать свою власть. Гитлер, Франко и Муссолини так поступали. Это история. И ничего не изменится, футбол — это мощная штука. Лично меня пригласила на чемпионат мира ФИФА, поэтому я поеду"", — цитирует Кэмпбелла TalkSport.

Ранее сообщалось, что члены правительства Великобритании и королевской семьи отказались ехать в Россию на чемпионат мира — 2018.

Новость взята с ресурса Рамблер.

Бойкот ЧМ2018 Великобританией Чемпионат мира по футболу 2018, Бойкот, Кэмпбэлл, Политика
829

Воспоминания ветерана ВОВ. Тяжелое ранение.

Воспоминания ветерана ВОВ. Тяжелое ранение. Ранение, Танки, Госпиталь, Длиннопост, Вторая мировая война, Великая Отечественная война

Четыре ноги, четыре руки на троих



История танкового экипажа во главе с Николаем Михайловичем Коробейниковым. Состав экипажа состоял из механика-водителя — лейтенант Войтюк Владимир Александрович, радист — Боровик Владимир Васильевич, командир орудия — Сашка Тепляков, заряжающий — Василий Александрович Таначев по прозвищу дядя Вася. Все шло хорошо до 16 июля. А в тот день мы должны были прорвать второй оборонительный рубеж противника в районе станции Малоархангельская, недалеко от Орла. Здесь фашисты сосредоточили крупные силы, укрепились прочно.


Страшное ранение


Нам дают команду держаться вместе, не отставать и не выдвигаться. Интервал между танками — метров 20—25. И вот идем вперед и всматриваемся в перископ, определяем, где вспышки. Иначе пушек не видать — все замаскировано.

Произвел я по огневым точкам несколько выстрелов, и вдруг удар по танку, и он крутанулся на месте. Разбило гусеницу. Танк заглох. Я стараюсь в перископ разобраться, где враг, чтобы по нему бить, и в это время перед моими глазами вспыхивает вроде электросварки молния, что-то делается с моими руками.

Они были подняты, поскольку я наводил перископ, а внизу, под башней, расплывается что-то красное, огненное. Стало ясно, что немец ударил болванкой и пробил башню. Слышу, Сашка Тепляков, который сидит впереди, подо мной, захрипел.

Надо выскакивать из танка. А это не так-то просто: я же нахожусь в танке выше всех, надо сначала нырнуть и подлезть под противооткатное приспособление. В танке тесно, лишнего места нет, подо мной еще Сашка Тепляков, я его хочу подобрать, но руки не слушаются, а снизу поднимается огонь, чад.

Действую, скорее, машинально, чем сознаю, что делаю. Тяга снизу усилилась. Значит, Войтюк и Таначев уже вышли через нижние аварийные люки. Как открыл верхний люк — не помню, помню только, как пламя ударило по лицу и острой резью полоснуло по глазам. Благо был в шлеме, иначе бы волосы загорелись.

Выполз из люка, скатился на крыло и — скорей на землю. Опыт уже был. Четвертый раз пришлось выпрыгивать из танка. Немец не успел полоснуть из пулемета, я скрылся за танком. Смотрю, там рядом лежат Войтюк и Таначев. Кричу:

«Спасайте Сашку Теплякова! Идите через нижний люк, где меньше огня! Скорей, черт возьми, сгорит парень!»

Дядя Вася пополз. Поднять голову нельзя. Кругом грохочет, свистят пули и осколки. Войтюк схватил меня и тащит от танка. А я ему:

«Оставь меня, спасайте танк, гасите пламя огнетушителями. Сейчас начнут взрываться снаряды!»

Вскоре вытащили Сашку Теплякова. Комбинезон на нем истлел и рассыпался. И майка истлела. Мы летом в танке были в одних комбинезонах, поскольку очень жарко. Гимнастерки держали в вещмешках. Так вот комбинезон у Сашки развалился, и оголилось опаленное тело. Кожа растрескалась, и из борозд сочится сукровица. Он еще живой.

— Дайте пить! — просит тихо.

Дали ему фляжку. Еще просит. А больше нету. Санитаров близко не видно. Пехота-то уже прошла. И тут я, наконец, увидел, что руки у меня висят на клочках кожи. Из ран хлещет кровь. Войтюк марлей из индивидуального пакета перетянул запястья, кое-как перевязал раны. Лицо у него стало белее бумаги. Дрожащими руками вытащил из кармана блокнот, нашел в нем бритвочку и ею обрезал кисти обеих моих рук. Сначала положил их рядышком, потом малой саперной лопатой похоронил в землю.

А я еще не могу до конца осознать, что все это происходит со мной. Меня больше волнует другое: надо спасать танк! Мне казалось, что я еще буду воевать на нем.

Мои товарищи пошли гасить пламя в танке, а я ползу. Мы были совсем близко от железной дороги, значит, там должен быть кювет, где можно укрыться. Бой продолжается. Враг стреляет сплошь разрывными пулями. Поле заросло бурьяном. Заденет пуля за стебелек, разорвется и поразит осколками.

Ползу, отталкиваясь пятками. Смотрю, совсем рядом огромная воронка от авиационной бомбы. Перевернулся со спины на живот, уперся локтями в край воронки и вижу: на дне воронки возня. Двое мужчин и одна девушка санитарка. Девушка плачет. Тогда я взял их на бога. Как заору:

Что же вы, сволочи, в душу мать, делаете?! Там люди гибнут! Вот видите! — и обрубками рук тычу в их сторону.

Один из мужчин сбежал. Оставшийся оказался санитаром. Оказывается, он боролся с другим, помогал девушке. Санитары перевязали меня, затянули крепко руки, быстро оформили какую-то бумажку и двинулись дальше. Я остался в воронке. Вскоре вижу, мои подопечные волокут на себе еще двоих с перебитыми ногами.

Девушка-санитарка обращается ко мне, но я никак не могу понять, что она хочет от меня. Пытаюсь подняться, но нет сил. Не могу. А девушка умоляет:

— Там раненые. Мы должны вернуться. У вас же есть ноги, поднимитесь. Они обопрутся на вас, и, может, как-нибудь дойдете,— показывает на тех, у кого перебиты ноги.

Тогда я встал.

Взялись эти раненые за мою шею, я посреди них. Они держатся за меня, и я маленько за них, и плетемся. На троих четыре ноги, четыре руки. Спустились в лог. Там машина разбита. Шофер мечется около нее. Просим: «Дай хоть глоток воды из радиатора».

— Да что вы, товарищи! — отвечает шофер.— Мотор у меня разорвало, вода вся вытекла. Вон там медпункт,— и показывает рукой в сторону обрыва.

Видим, в крутом обрыве выкопана ниша и чем-то занавешана. Еле доплелись. Тут нас напоили водой, опять забинтовали, а кровь все сочится, промокает через марлю. В медпункте составили медицинскую карту, записали, кто оказал первую помощь, положили эту карту вместе с моими документами, с партийным билетом, офицерским удостоверением в задний карман комбинезона.

К середине дня я добрался до полковой санитарной машины, стоящей на опушке леса. Вот отсюда утром мы пошли в атаку. Прошли это расстояние, наверное, минут за двадцать — тридцать. А я шел обратно целых полдня.

Здесь меня встретил заместитель командира полка по политчасти подполковник Колесов. Он знал меня, как парторга роты. Посмотрел на мои руки, глаза у него округлились и лицо стало такое печальное. Я у него прошу: «Дайте водки!» Я слышал, что она в таких случаях помогает. Снимает боль и напряжение. Колесов, ни слова не говоря, берет бачок.

У нас в танках были такие плоские, длинные бачки, пять литров водки туда входило это недельная норма на экипаж, крышка такая широкая, перевернешь бачок, и наливается туда как раз граммов 150. Так вот, Колесов перевертывает эту крышку и подает мне. Я пью и нисколько не чувствую, что это водка. Ну, ни крепкости, ни запаха. Прошу еще. Подполковник наливает.

Потом помню, как военврач капитан начал меня кормить. Поплескал ложкой в рот несколько ложек супу, второе, помню еще, жареная колбаса была с вермишелью. До сих пор не могу понять: отчего в голове так и припечатались какие-то мелочи: вермишель, колбаса. Потом меня повели к санитарной машине, подняли. Там я кое-как притулился среди раненых и как-будто провалился куда-то.


Дорога в госпиталь


Очнулся от боли в каком-то перевалочном пункте. Сижу на стуле, комбинезон разрезан, мне делают перевязку. Там конвейер, времени отмачивать засохшие бинты нет, как дернут — искры из глаз и струйки крови из раны. Сквозь туман в голове слышу лязг медицинских инструментов, запах медикаментов, стоны и проклятья раненых. Многие в бреду, идут еще в атаку, матеря фашиста.

У меня в голове одна мысль: в заднем кармане комбинезона документы, партбилет. Не потерять бы их. Где-то могут снять и выбросить комбинезон. Прошу, чтобы документы перевязали марлей и повесили мне на шею.

Снова везут проселочными пыльными дорогами на бортовой машине, снова проваливаюсь в пустоту и вновь прихожу в сознание. И вот оказался в каком-то колхозном сарае. Раненые полешками уложены в ряд, и около каждого сидит древняя старушка или малое дитя. Сидит и машет веточками, отгоняя мух от гноящихся ран. Огромный сарай и тишина. Раненые настолько слабы, что и стонут тихо. Слышны лишь жужжание мух и шелест листьев.

Смотрю, около меня устроилась на корточки совсем маленькая девочка. Лет 5—6, наверное, ей, не больше. Старательно машет веточкой, отгоняя мух с рук и лица.

А лицо у меня оказалось полностью обожженным, покрылось сплошным водянистым волдырями. Левый глаз совсем закрылся, а правым вижу только через узкую щелочку. Смотрю, у девочки по щечкам катятся слезы. Плачет молча. Машет и плачет.

И тут во мне вроде крутанулось. Жалко, что ли, стало себя. Грудь сковало, дышать трудно. Вроде бы плачу, но слез нет. А девочка машет еще старательнее, шмыгает носом, озирается по сторонам, вроде хочет к кому-то за помощью обратиться. Тогда я руганул себя мысленно. Малое дитя около меня так старается может, у нее отца убили на войне, а я все же живой.

Потом вспомнил санитарку-многострадалицу с передовой. «У вас же ноги есть,— говорила она мне,— на вас люди могут опереться». Тогда мне обидными показались эти слова, а сейчас заимели другой смысл. Да, у меня еще ноги есть. Я еще могу ходить по земле. А сколько людей сейчас в худшем положении, чем я.

— Не плачь, дочка,— сказал я девочке,— скоро войне конец, и ты пойдешь учиться.

И еще об одном подумал я тогда. Сколько же силы и доброты в нашем народе. Вот здесь прошел враг, сжег все дотла, вешал наших людей, заставлял женщин многотонные рельсы таскать на себе. Но не сломил волю к жизни, не уничтожил доброту и стремление к свободе, и стар и млад старается ради победы над врагом, те, которые могут работать, наверняка сейчас на полях, а эти вот пришли к нам, беспомощным солдатам. Подумал я так, и от этих дум у самого вроде полегчало на душе.

Но думы думами, а рук-то нет. Чуть только вроде отвлекусь от них, кажется, будто пальцы болят, пошевелить ими хочется. И глаза видеть перестали. Лицо покрылось сплошной коростой, даже рот открывать больно, кожа лопается. Какое будет лицо, даже если излечится — сказать трудно.

Мало что урод безрукий, а если еще вдобавок страшилищем станешь? Собственные дети будут пугаться. Кому я нужен такой, всем в обузу и тягость. Ни есть, ни пить сам не могу. Ну, это куда ни шло, могут еще покормить, а как с другим? Ни расстегнуться, ни застегнуться, куда бы ни шел — один ничего не можешь делать. Разве это жизнь? В общем, затосковал я не на шутку.

Проходили дни. Меня перевозили из одного госпиталя в другой. Сначала лечили в Туле, затем в Иванове.

Там я пролежал довольно долго. Потом в санитарном поезде повезли в Восточную Сибирь. 11 августа поезд прибыл в Иркутск. Вот так без малого месяц после ранения шла эвакуация, при этом делали перевязки, оперировали, несколько раз был под наркозом.

Сначала мне лечили лицо от ожога. Кое-где стало зарастать. Чувствую такое приятное щекотание. Хоть маленькая, но радость. Постепенно один глаз начал открываться, затем другой. Вижу! Правда, зрение немного потерял. Но главное — вижу!

В Иркутске сделали еще одну операцию, еще один осколок вынули из руки. Меня, оказывается, не снарядом, а осколками брони собственного танка поранило.

Попросил написать домой, сам, мол, я писать не могу, руки ранены. Боюсь признаться, что их совсем нет. Шел в атаку, вроде не робел, а тут боюсь. Понимаю, что ничего не изменится, руки ведь не вырастут, но сказать об этом сразу — убей, нет сил. Пробыл я в госпитале более шести месяцев. Операции идут за операциями, но всему приходит конец. Пошел и я на поправку.


Дорога домой


В общем, наступило время ехать домой. Заместитель начальника госпиталя по политической части пишет домой жене и родителям письмо. Так, мол, и так, согласны ли вы принять своего сына и мужа без рук, инвалида Отечественной войны I группы. Без письменного согласия семьи нашего брата не отправляли.

И вот опять лежу и думаю по ночам, как они ответят? Дети — что, они малые, для них, наверное, и такой отец нужен. Родители… Они тоже примут, но ведь они уже старые люди. Надолго ли их Хватит? А я ведь теперь один жить не могу. А как жена? Примет ли она. Такого урода. Конечно, я могу остаться и на попечении государства.

Буду жить в каком-нибудь доме инвалидов, нянечки всегда будут рядом. Государство у нас доброе, своего защитника не даст в обиду. Ну а дети? Каково им будет? Лежишь ли на постели, ходишь ли по коридорам госпиталя — в голове мысли одна горше другой.

Наконец, приходит письмо. Дали мне его прочитать, и впервые за эти многие месяцы я заплакал. Знаете, и радостно на душе, и стыдно. Как же я мог усомниться в своей жене, как мог такое подумать? Она меня ждет, какой бы я ни был, без рук ли, без ног ли, главное — живой. Так и пишет в письме, главное — живой!

Ехал я домой в сопровождении сестрички Нади. Ждал еще своей очереди. Развозила она нашего брата из Иркутска по всему Союзу. Едем поездом. И радуюсь, и волнуюсь. Так волнуюсь, что аппетит пропал. Наденька отоваривает мои продовольственные талоны на разных станциях, а я вроде поклюю что-то, она пытается меня, кормить, а пища не идет. Так и полетел бы вперед поезда.

24 января 1944 года иду по улице к своему дому, ноги заплетаются. Смотрю: бежит ко мне навстречу моя Зинаида! Бежит спотыкается. Припала к груди, разрыдалась и целует мои розовые култышки, что-то говорит, причитает и целует, прислоняется к ним щеками. Бегут мои детишки, мать с отцом. Собрались соседи. А у меня голова закружилась, ослабел я совсем.

Наденька еще пожила у нас несколько дней, вроде бы присматривалась, все ли со мной будет в порядке. Потом попросила отвезти ее в Болгуры, в сельсовет. Там оформила документы, сдала меня под расписку, заверенную печатью Советской власти. Все честь по чести.


Жизнь после войны


Отдохнул я несколько дней в своей деревне, идут женщины, спрашивают, не видел ли я там на фронте мужа или сына, посидят около меня, поплачут и уходят. Присматриваюсь к жизни: кругом разруха, голод, тоска в глазах людей. Что делать?

В школу идти уже не могу. Надо ведь писать на доске, учить детей правописанию. И вот решил я переквалифицироваться. Набрал книги, создал бригаду из старушек и занялся овощеводством в колхозе. Бригада получилась неплохая, нас хвалили.

Потом меня выбрали заместителем председателя колхоза, парторгом. Партийная организация у нас была территориальная, объединяла несколько деревень. Коммунистов в колхозе не было. Потом стали прибывать фронтовики, и мы создали свою колхозную парторганизацию.

По ночам я учился писать. Мне еще чем повезло: остались локтевые суставы. Привяжет Зинаида к обрубку руки карандаш, и я пытаюсь выводить каракули. Семь потов проливал, чтобы вывести одно-два слова. Постепенно кое-что начало получаться. Потом мне выписали руки — называется гальваническая кисть с металлической жесткостью. Снова учился. Теперь дело пошло побыстрее.

Об одном жалею — маловато фашистов истребил. Вроде бы и подвига особого не совершил, хотя имею ордена и медали.



Статья взята с ресурса: http://history-doc.ru/chetyre-nogi-chetyre-ruki-na-troix/?ut...

Показать полностью
-1

Детские истории - 1

На пост http://pikabu.ru/story/poteryalsya_ya_4737327

И у меня есть из детства пара занимательных историй. Когда-то в возрасте 5-7 лет, я жил в деревне, в Пензенской губернии. Деревня была старинная, даже немного связанная с историей пугачевского бунта. Так вот жил я тогда в собственном доме на берегу небольшой живописной речки. Берег речки достаточно крутой (что важно в данной истории), высота 4-6 метров. Так вот на момент истории я только учился ездить на велосипеде. Ну как ездить? По прямой я передвигался достаточно уверенно, но разворачивать ещё не очень. Своего велика на тот момент у меня не было, но был друг у которого был старенький "уралец". Так вот пошёл я к этому другу поиграть, а он катался в этот момент на велике и привёз какой-то цветок который мне понравился. Я спросил где он его взял и выпросил велик, чтобы привезти себе такой же ( а может это был предлог чтобы на велике его прокатиться)).

Так вот взял я вел и поехал, а дорога шла вдоль крутого берега. Еду я еду, цветочка не нашёл, собрался ехать обратно. Надо разворачиваться и нет бы  сделать это от берега или слезть с велосипеда и повернуть руками, я  сделал наоборот. То есть половину разворота пришлось на всю ширину дороги и я прямиком полетел с крутого берега. Как только переднее колесо провалилось я вылетел через руль, приземлился на живот и как пикирующий бомбардировщик на животе раскинув руки я покатился по склону, велик гремел за мной следом. После короткого полёта я упал на узкую полоску берега, хорошо хоть велосипедом не накрыло. Очнувшись от шока я стал делать попытки выбраться, но берег был крутой и участок на котором я оказался ограничен полосой метров в пять. Минут через сорок я услышал голос своего брата, который пошёл за мной к другу и узнал от него, что я давно уехал на его велосипеде и не возвращался. В итоге он с огромным трудом вытащил меня, а потом побежал за нашим старшим братом чтобы вытащить велик друга. Вот такая история из далекого детства ( начало 80-х)

22

Как я потерял веру в фирменный автосервис.

Дело было лет десять назад. Дали мне на работе служебный автомобиль Рено Клио Симбол, старенький, потрёпанный после предыдущей водительницы, по комплектации пустой как барабан. Но для меня, после моей первой, тоже потрепанной вазовский пятерки, это был супер автомобиль (как сказала моя бывшая жена- крутотачка). Относился я к нему трогательно, как и ко всем своим автомобилям. И вот в один прекрасный момент, в пригороде Санкт-Петербурга, автомобиль вдруг вышел на режим полного газа и газ никак не сбрасывался, чтобы я не предпринимал. Кое как, жутко ревя двигателем, я добрался до ближайшего придорожного сервиса (очень кстати приличного). А поскольку автомобиль служебный то по договору он обслуживался в фирменном сервисе Рено по безналу, поэтому я заехал в ближайший, в надежде что мне помогут как-то более комфортно добраться до нашего сервиса. При беглом осмотре, опытный мастер выявил, что перетерся тросик педали газа и заклинил педаль в режиме максимального газа. За малую мзду, предложили временное решение, к рычажку дроссельной заслонки при помощи двух пластиковых хомутов прикрепились какую-то пружинку от Жигулей, чтотпозволило возвращать заслонку в исходное положение. Педаль газа при этом стала очень жесткой, но решение позволило мне более или менее комфортно добраться до фирменного сервиса. Поскольку я работал в большой транснациональной компании и весь немалый автопарк обслуживался в этом сервисе, то мы были очень желанными клиентами к которым относились со всем вниманием. Мы знали мастеров смены к которым надо попасть, что бы все было сделано по высшему разряду. И вот передаю я такому мастеру свой автомобиль, подробно описываю произошедшее, отдельно обращаю внимание на пружинку с хомутами под капотом и удаляюсь в комнату отдыха. Часа через два получаю автомобиль, неисправную запчасть (тросик газа с перетершейся оболочкой) и весьма довольный уезжаю домой. Педаль газа работает, но попрежнему тяжелая, что объяснил новым не притершимся ещё тросиком, ведь это фирменный европейский сервис и я в силу своей наивности подумать не мог в то что мастера могут косячить. Пока добрался до дома нога от прожимания педали газа стала болеть. Ну думаю так дело не пойдёт, хоть обратно возвращайся. Дай, думаю, загляну под капот, мало ли что. Открываю и.....тадам!!!! прекрасная Жигулевская пружинка с двумя пластиковыми хомутами на месте, на очень кстати видном месте. Делать нечего, перерезал хомуты, снял пружину и все прекрасно заработало! Но с тех самых пор моя вера в прекрасный фирменный европейский автосервис была подорвана. Справедливости ради, с тех пор с какимито видимыми косяками в работе официалов я не сталкивался, хотя всегда ими пользуюсь. Но как говорится "доверяй, но проверяй".

-6

«Виагра для женщин»

В 2015 году Управление контроля качества продуктов и лекарственных средств США (Food and Drug Administration, FDA) одобрило Эдди/ флибансерин (Addyi/ flibanserin) препарат для лечения пременопаузальной гиполибидемии. Так называемая «Виагра для женщин» была выпущена компанией Спраут Фармасьютикалз (Sprout Pharmaceuticals).



Материал подготовлен порталом МЕДФАРМКОННЕКТ: http://medpharmconnect.com/Education_and_career/Successful_c...

«Романтичное путешествие в прошлое и будущее». Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #2

«Романтичное путешествие в прошлое и будущее». Истории успеха, достойные «Горячего» на Пикабу #2

Анастасия Топчиева – младший научный сотрудник отдела физики эволюции звезд Института астрономии РАН. Сейчас она занимается астрономией и считает, что ее профессия похожа на романтическое путешествие в прошлое и будущее. Но так было не всегда.


Такие истории успеха вдохновляют, заставляют искать профессию мечты и посвящать свою жизнь тому, что любишь.

Отличная работа, все прочитано!