krupsky

krupsky

http://olifantoff.ru
Пикабушник
поставил 300 плюсов и 0 минусов
отредактировал 2 поста
проголосовал за 2 редактирования
55К рейтинг 851 подписчик 372 комментария 252 поста 194 в горячем
43

Американский дядюшка

Наши родители считали, что стиль «нуар» неподходящее чтение для детей. Но, как известно, природа не терпит пустоты, и отпрыски были вынуждены сами заниматься творчеством в этом жанре. Появлялись, так называемые, «чёрные сказки», передаваемые из уст в уста во дворах, в пионерских лагерях и на дачах. До сих пор с содроганием вспоминаю зловещие истории о «Жёлтой руке», «Шёлковом платке» или «Чёрном автобусе». Достойное место в этом ряду занимает и триллер «Американский дядюшка».

«Однажды тёмной ночью в квартиру, где жили маленький мальчик с сестрой, позвонили. Мама открыла дверь. На пороге стоял мужчина в длинном чёрном пальто.

— Здравствуйте, — сказал он. – Я принёс подарок от вашего Американского Дядюшки.

— Но у нас нет никакого дядюшки, — ответила мама.

— А, вот и есть, — прошептал мужчина и отдал ей коробку конфет.

Мама съела конфеты и умерла.

Следующей ночью в дверь опять позвонили. Сестра открыла дверь. На пороге стоял мужчина с коробкой конфет.

— Вам подарок от Американского Дядюшки.

Девочка взяла конфеты, но есть их не стала. А, потом не выдержала и попробовала одну, самую маленькую. И ослепла навсегда.

На третью ночь мужчина опять пришёл и начал звонить в дверь. Тогда сестра дала брату топор. Брат убил мужчину в черном пальто, а конфеты выбросил в реку».

Вариантов у «Американского Дядюшки» было множество. Случалось, что незнакомец с конфетами вытравливал (хорошее слово!) целый дом, или вся семья слепла. Иногда таинственный мужчина приносил сладости, иногда что-то из вещей, а бывало, что и драгоценный перстень. Одно оставалось неизменным, все подарки Американского Дядюшки несли несчастье или смерть!

Показать полностью
25

Пиратская сказка о благородном идальго

Можно без преувеличения сказать, что благородный идальго Диего Фернандес являл собой образец молодого дворянина. С его воспитанием, образованием, красотой, и, что немаловажно, состоянием, юноша вполне мог бы блистать при дворе короля. Однако страсть к авантюрам, помноженная на молодость, не позволяла вести размеренную светскую жизнь. И вот, в один прекрасный день, дочитав роман о морских приключениях, Диего решил покинуть отчий дом и стать корсаром.

Им был куплен каперский патент, благо соперничество с Англией не прекращалось, и приобретена небольшая, но стремительная шхуна «Андалусия». Не прошло нескольких месяцев, как благородный идальго обозревал в подзорную трубу зелёные воды Карибского моря. Где-то вдали гремела пушечная канонада, крохотные острова на горизонте таили спрятанные клады, а летучие рыбы сверкали на солнце точно новенькие гинеи.

— Вот оно, поле славы, — шептал Диего, вглядываясь в проплывающие мимо обломки кораблекрушений.

Однако нашего героя ждали впереди иные испытания. Воспитанный, как истинный человек чести, Диего Фернандес, внезапно для себя, столкнулся с человеческим коварством.

Первый английский корабль, встреченный идальго, оказался купцом, груженным по самую ватерлинию пряностями и сокровищами. «Андалусия», изящно лавируя, догнала его, встала к борту борт, а абордажная команда, подвывая от нетерпения, приготовилась к лёгкой добыче.

— Повелеваю вам сдаться и обещаю сохранить жизни, — выкрикнул Диего с капитанского мостика.

— С удовольствием, сэр, — учтиво ответил английский капитан, бородач неопрятного вида. – Однако не изволите ли представиться? С кем имею честь?

— Мы пираты, — порозовев от удовольствия (он столько раз репетировал эту фразу!) поклонился идальго.

— Прошу прощения, сэр, — казалось, капитан был растерян. – Но, где же, в таком случае, ваш пиратский флаг?

Диего Фернандес поднял голову. Действительно, на мачте гордо реяло полотнище с его фамильным гербом: шестилапый лев на зелёном поле.

— Знай я, что вы пираты, — продолжал англичанин, — то, изготовился бы к бою или прибавил парусов. Неужели я стал жертвой коварного обмана?

— Абордажной команде отбой, — скомандовал идальго и рассыпался в извинениях перед капитаном.

Команда второго парусника, настигнутого «Андалусией», шедшей уже под чёрным флагом, немедленно переоделось в женское платье.

— Ах, благородный дон, — писклявым голосом пропел капитан, пряча усы в лентах чепца, — Уверена, что вы не грабите несчастных девушек.

— Разумеется, нет! Я лишь хотел убедиться, не нужна ли моя помощь, — приподнял шляпу дон Диего и сменил курс.

Третья жертва прикинулась исследовательским кораблём географического сообщества, на четвёртой соврали, что везут вакцину от оспы. И всю эту беззастенчивую ложь наш идальго принимал за чистую монету.

Слухи о «безумном испанце» принялись гулять по Карибам и, в конце концов, достигли резиденции губернатора Ямайки.

— Хочу видеть этого капитана, — топнула ножкой в атласном башмачке дочь губернатора.

— Нет ничего проще, — расплылся в улыбке её отец. – Не далее, как вчера ночью, шхуна «Андалусия» встала на якорь в нашем порту. Если хочешь, приглашу «безумного испанца» на обед.

Стоит ли говорить, что едва встретившись, молодые люди полюбили друг друга, а через месяц сыграли пышную свадьбу. И в следующее плавание Диего Фернандес уже отправился с молодой женой.

Первый же встреченный ими корабль, прочитав название «Андалусия», немедленно сбавил ход, а команда, напялив сутаны, запела псалмы.

— Канониры, к орудиям! Абордажная команда, по местам! — рявкнула новоиспеченная донья Фернандес.

– Знаешь, дорогой, у нас на Карибах все такие пройдохи, — улыбнулась она мужу.

Показать полностью
270

Буриданов осёл

«Буриданов осёл» – философский парадокс, суть которого заключается в том, что если перед ослом положить две абсолютно одинаковые охапки сена, то несчастное животное умрёт от голода не сумев сделать выбор. Приписывается французскому философу Жану Буридану (1295 — 1360).

Действительно, в своём трактате «О Свободной Воле», Ж. Буридан утверждал, что «воля находится под влиянием разума. Воля с необходимостью устремляется к тому, что разум принимает за благо. Если разум из двух благ одно признает низшим, а другое высшим, то воля устремляется к высшему. Если же разум признает блага равноценными, то воля оказывается в безвыходном положении и совсем не может действовать».

И ни слова об Осле! Ушастое животное университетские преподаватели приплели уже позже, вдалбливая нерадивым студентам смысл рассуждений великого философа. История, кстати, пестрит подобными примерами. Вспомните те же «пифагоровы штаны», «ньютоново яблоко», «архимедову ванну». Не было никаких яблок-штанов! Но, зато, отлично ложится в избирательную память ученика.

Сочетание же «Буриданов Осёл» настолько прочно закрепилось в умах, что говорим Осёл, подразумеваем - Буридан. И, наоборот. Некоторые, вообще, считают, что «Buridanoff» – порода ослов.

Боюсь, что не такой славы ждал мсье Жан Буридан от потомков.

206

Вальпургиева ночь

Святая Вальпурга (она же Вальтпурде, Вальпургис) — реальная историческая фигура.

Своё имя («wal» — «гора убитых», и «purag» — «замок») получила от матери, сестры св. Бонифация, апостола Германии. Отец Вальпурги, Ричард Саксонский, отправляясь на Святую Землю, отдал девочку в Уинборнский монастырь, где она провела 26 лет, изучая экзорцизм и, губительные для нечисти, свойства серебра.

Узнав, что в Германии начинает создаваться система монастырей (748-й год), Вальпурга отправилась туда в числе других миссионерок. Однако, первые же встречи монахинь с местным населением, привели сестёр в трепет. Крестьяне оказались настолько запуганы обитающей в здешних лесах нечистью, что были готовы отказаться от веры. Заняв разрушенный монастырь в Хайденхайме, городке в Баварии неподалеку от Айштадта, монахини приступили к его восстановлению. Вальпурга же, в одиночку начала обход местных деревень, проповедуя и призывая не подчиняться исчадиям ада. Она выявляла ведьм, предавала огню гнёзда вампиров, организовывала облавы на оборотней.

За неполный год Вальпурга своими подвигами и неукротимостью снискала такую славу в Германии, что в монастырь начали стекаться толпы молящих о помощи. И бесстрашная дева продолжила свой великий поход, очищая земли от скверны. Облачённая в простое монашеское одеяние и вооружённая лишь серебряным кинжалом, Вальпурга несла надежду на спасение тысячам христианских душ.

Вот лишь краткий список её подвигов:

— «Двухнедельное бдение в лесу Оберпфальцер», в результате которого из Баварии исчезли все оборотни;

— «Истязание Вестфальского водяного», очистившее Рейн от русалок:

— «Распиливание Падернборнской ведьмы», положившее конец похищению детей в Руре;

— «Праздник Серебряной косы» под Реденбургом, вернувший замок барону Румшеттлю…

Увы, в ночь с 30 апреля на 1 мая 777 года отважная монахиня попала в ловушку, коварно подстроенную ей на вершине горы Брокен. Отправившиеся на её поиски жители, нашли смертельно раненую Вальпургу, лежащую рядом с трупом Брауншвейгского Упыря — властителя этих мест.

Перевезённая в монастырь, она прожила до 25 февраля, страдая от ужасных увечий, полученных в битве.

Поклявшиеся отомстить за смерть сестры, монахини Хайденхайме, покинули стены монастыря и разошлись по лесам и пустошам Германии, неся погибель нечистой силе. Передвигаясь по ночам небольшими группами, они, не зная устали, пронзали осиновыми кольями, жгли, окропляли каждого, кто отказывался целовать распятие. Дошло до того, что сердобольные крестьяне прятали в погребах беженцев-упырьков или тайно подкармливали пожилых беззубых ведьм.

Спокойно теперь в благословенной Германии. Не загремит никто цепями на ночном кладбище, не засмеётся колокольчиком русалка в камышах, не промелькнёт в ночном небе стремительная тень. А в ночь на первое мая, ряженые в чёрные плащи и островерхие шляпы, румяные жители жгут костры и поднимают кувшины с пивом во славу св. Вальпурги. И лишь изредка, в глубине чащи, сверкнут чьи-то жёлтые глаза наполненные слезами. Вспыхнут на мгновение и исчезнут.

Показать полностью
47

Гордиев узел

Принимая у себя Александра Македонского, фригийцы расстарались на славу. Сервировали пиршественные столы серебряной и золотой посудой, открыли бочки с дорогим вином, наняли лучших музыкантов и танцовщиц. Местные поэты слагали оды в честь великого завоевателя, именитые горожане наперебой зазывали в гости, прославленные воины просились на службу. Александр, возлежа с кубком в руке на шёлковых подушках, благосклонно улыбался, рассеянно слушая стоящего близ него певца.

— И тогда Великий Гордий,

Из кизила сплёл верёвку

И скрепил ярмо воловье…, — выпевал седовласый старец под звуки кифары.

— О чём это ты? – заинтересовался Македонский, жестом подзывая певца ближе.

— О, великий из великих, — низко склонился старец. – Основатель нашего города, царь Гордий, привязал телегу к алтарю Зевса столь хитроумным Узлом, что распутать его оказалось не под силу ни одному из смертных.

— И что же, многие пытались? – заинтересовался Александр.

— Да, толпами ходили, — загалдели, обрадовавшись, фригийцы. – Оракул предсказал, что тот, кто распутает, завоюет весь мир.

— Любопытно, — заинтересовался Македонский. – Хотелось бы посмотреть.

— В храм, в храм, — зашумели фригийцы и толпой повалили на улицу…

Знаменитый Узел неприятно удивил. Когда-то тугой и неприступный он поражал гостей своим хитроумным плетением. Сейчас же, истерзанный сотнями зубов и ногтей, Узел выглядел жалко. Александр приблизился. Стали видны выдранные волокна, засохшая слюна и чьи-то прилипшие волосы. Хозяева были готовы провалиться сквозь землю. Повисло тягостное молчание.

— Сделаем вот так, — Македонский взмахнул мечом и Узел распался на две половины.

— Славься великий Александр! — в восторге завопили фригийцы.

Показать полностью
60

Не будет ужина?

Не будет ужина? Мопс, Собака
Показать полностью 1
859

Царь Соломон

Однажды к царю Соломону пришёл старец.

— Ответь, о мудрейший из мудрых, — громким, надтреснутым голосом возопил он. – Если Бог всемогущ, то может ли он сотворить камень такой величины, что сам не в силах будет его поднять?

(В те времена этот парадокс звучал достаточно свежо!)

Соломон устало поморщился.

— Ты пришёл издалека, старик?

— Сорок дней был в пути, — с достоинством ответил тот.

— И тебя, прожившего долгую жизнь, действительно интересует именно это?

— Великий царь, — глаза старика хитро блеснули, — никто из живущих не смог мне ответить на вопрос.

— Что ж, — вздохнул Соломон, — вынужден буду огорчить. Я тоже не знаю.

Старец, скрывая самодовольную улыбку, низко склонил голову. Шутка ли, поставить в тупик мудрейшего из мудрых!

— Однако, — продолжал царь, — догадываюсь, кто сможет удовлетворить твоё любопытство.

— Кто? - удивлённо спросил старик.

— Бог, — развёл руками Соломон. – И я постараюсь, что бы ты немедленно отправился к нему на небеса. Там и спросишь. Эй, стража! Отрубить ему голову.

***

Мудрым человеком был царь Соломон. А истинный мудрец не бывает жесток. Так что старца помиловали и отпустили восвояси. Славить ум и доброту правителя.

130

Загадка Сфинкса

Анастас проснулся на рассвете. Наскоро умылся в ручье, позавтракал лепёшкой с остатками козьего сыра и бодро зашагал по дороге к Фивам. Если поспешить, то уже к полудню он увидит городские стены. Однако, теперь, когда до цели путешествия оставалось всего ничего, Анастас начал сомневаться в успехе.

– Если Сфинкс загадывает всем проходящим загадки, то согласится ли уделить мне чуть больше времени, ответь я правильно? — за время странствий Анастас привык разговаривать сам с собой. – Позволит ли и мне задать вопрос? А, может быть, разозлится и убьёт?

Он замедлил шаг.

- Интересно, сколько даёт на раздумье? А, вдруг, не смогу ответить? Нет, это невозможно! Раз сообщение с Фивами не прервалось, значит, задания не так и сложны. Не глупее же я каких-то горожан.

***

Когда солнце достигло зенита, и жар от раскалённой земли начал размывать горизонт, Анастас увидел на склоне холма палатку. Полог был откинут. Внутри на циновке из тростника сидел юноша, лениво играющий сам с собой в кости. Заметив приближающегося Анастаса, он бросил игру и, приветливо улыбаясь, вышел навстречу.

— Да продлит великий Зевс твои годы, путник, — задорно прокричал юноша,– Идёшь в Фивы?

— Иду и, надеюсь, город уже недалеко, — Анастас обрадовался встрече. – Ты фивянин?

— Разумеется. Я Фотий. Тот, кто поможет пройти мимо Сфинкса. Надеюсь, путник слышал об этом порождении Ехидны?

— Знаешь тайную тропу в город?

— Нет, — опять заулыбался юноша. – Никакого другого пути не существует. Но, за две монеты, обещаю, что ты беспрепятственно войдёшь в ворота.

— Продолжай, — Анастас протянул ему деньги.

Фотий подкинул на ладони монеты и, сделал вид, что задумался.

— Итак, — начал он через мгновение. — Насланная Герой на Фивы Сфинкс сидит перед воротами и задаёт каждому входящему вопрос.

— Подожди, — растерялся Анастас. – Сфинкс женщина?

— Конечно, — кивнул Фотий. – Сестра Орфа, Цербера и Лернейской гидры. Не перебивай, пожалуйста. Она задаёт каждому входящему вопрос: «Кто из живых существ утром ходит на четырех ногах, днем — не двух, а вечером на трех?».

— Один и тот же? – изумился Анастас. – И ты знаешь ответ?

— А за что ж я беру плату? – воскликнул юноша. – Надо просто сказать – «человек». Запомнил? И ещё. Не говори никаких «мне кажется» или «судя по всему». Просто «человек» и всё.

— Ну, а если…

— Она тебя убьёт, — Фотий беспечно рассмеялся. – И, уверяю, что проверять мои слова не стоит. Там, у стен, валяется достаточно доказательств.

***

Анастас дошёл до черты, выложенной из белых камней, и остановился. До Сфинкса оставалось не более десяти шагов. Воздух подле неё был пропитан вонью гниющего мяса и нечистот. Сотни мух, гудя, кружились над Сфинксом. Чудовище встряхнуло головой, убирая жирные волосы с лица, и заговорило.

— Кто из живых существ утром ходит на четырех ногах, днем — не двух, а вечером на трех?

Казалось, речь давалась монстру с невероятным трудом.

— Человек! – торопясь, выкрикнул Анастас.

Ему было по-настоящему страшно. Запах смерти проникал внутрь, заставляя сжиматься желудок.

Сфинкс кивнула и замерла, глядя внутрь себя.

— О, боги, – Анастас с трудом сдерживал желание броситься бежать к спасительным городским воротам.

Сделал несколько шагов в сторону Фив и остановился.

- Один и тот же вопрос. Один и тот же ответ. Слово в слово, - он криво усмехнулся. – Убей меня Зевс, но эта тварь даже не понимает, что произносит. Гера заставила выучить только вопрос и ответ.

Анастас помедлил, собираясь с духом.

— Эй! — выкрикнул он.

Сфинкс не шелохнулась.

— Слышишь меня? — снова закричал Анастас на финикийском.

Сфинкс лежала, уставившись на пустую дорогу.

— Понимаешь, что я говорю? – повторил на всех известных ему языках, Анастас. – Эй, ты!

Он сделал несколько шагов вперёд. Сфинкс удивлённо качнула головой и произнесла.

— Кто из живых существ утром ходит на четырех ногах, днем — не двух, а вечером на трех?

Анастас рассмеялся, убедившись в своей правоте, но, немедленно ответил, — Человек.

Сфинкс удовлетворённо прикрыла глаза.

— Три месяца пути, чтобы лицезреть мудрого Сфинкса! – Анастас топнул ногой, чувствуя, как в нём закипает раздражение. – Загадки мироздания, вселенский разум! Где это всё? Гера просто посмеялась, усадив здесь крылатую кошку с бабьей башкой и единственной заученной фразой. Да она даже по-гречески не говорит. Немытая дура!

Лапа Сфинкса описала дугу, и, подхватив Анастаса за хитон, подняла над землёй.

— Не… дура…, — с усилием произнесла она.

Выговорив это, чудовище легко, будто щенка, отшвырнуло Анастаса прочь.

Очнулся он уже под вечер в палатке Фотия.

— Жив, — обрадовался юноша. – Я всё видел! Почему ты не ушёл? Зачем кричал на неё?

— Я, — Анастас, охая, поднялся на ноги, – никогда не умел говорить с женщинами. Да ещё с такими обидчивыми. Не знаешь, что им нравится?

- Наряды. Украшения, - принялся уверенно перечислять Фотий , загибая пальцы. – Ещё сладкое.

- Вот! – остановил его Анастас. – Сбегай утром в город, купи фиников и вина. Завтра опять схожу к ней. Не зря же я тащился в такую даль.

Показать полностью
706

За чечевичную похлёбку

Природа любит поставить человека в тупик. У ювелира рождается гориллоподобный сын с пальцами-сардельками, а у кузнеца – субтильная дочь, смахивающая на мотылька. Так и у библейского патриарха Исаака первенцем оказался заросший шерстью неукротимый Исав, а благочестивый и сообразительный Иаков, выбрался из материнской утробы уже после него.

Едва научившись ходить, старший брат, презрев родные шатры жил в лесах, питаясь мясом убитых им животных. Младший же, блестя умными глазёнками, постигал отцовскую мудрость и добродетель.

— Будь ты, Иаков, чуть пошустрее, — гладил его по льняным волосам Исаак, — родился бы первым. И «служили бы тебе народы и поклонялись бы племена».

Изредка, когда Исав появлялся дома, брат пытался узнать, готов ли тот, после смерти отца, взвалить на себя бремя власти и Божьего благословения. Однако, старший, пахнущий кровью и псиной, только устало отмахивался и заваливался спать, чтобы с первыми лучами солнца вновь исчезнуть.

И вот, как-то раз, сваривший себе чечевичной похлёбки с грудинкой, Иаков нос к носу столкнулся с Исавом. Видимо, в последние дни тот голодал и выглядел удручающе.

— Суп? – жадно потянул носом старший.

— Садись и отведай, — покорно протянул ему миску Иаков. Он с детства побаивался диковатого братца.

Исав с жадностью набросился на похлёбку и в минуту, урча и хлюпая, опустошил миску. Собрал остатки куском лепёшки и сыто рыгнул.

— А знаешь, — Исав наелся, и глаза его посоловели, — иногда дома не так уж и плохо. Вот, что. Первого же кролика, которого подстрелю, принесу тебе. Идёт?

— Отдай мне лучше первородство, — Иаков и сам не верил, что произнёс эти слова.

— Забирай, — благодушно разрешил Исав и, зевнув, спросил. – А на кой чёрт оно тебе?

— Видишь ли, — понимая, что всё происходит как-то неправильно и, наверняка, богопротивно, — первородный будет нести Божье Благословение, полученное нашим отцом от его отца.

— Неси, раз хочешь, — сонно кивнул Исав.

— Подожди, — занервничал Иаков. – Ещё мне будет дадена власть над родом и двойная часть отцовских владений. Понимаешь о чём я? Власть и земли!

— Забирай, я же сказал, — Исав, откинул полог шатра и повалился на кровать.

— Клянёшься? – дрожащим голосом спросил Иаков.

— Клянусь, — донеслось из шатра. – Отстань.

Иаков, глядя на вылизанную братом миску, так и простоял всю ночь, пытаясь осознать случившееся.

— Продешевил я с этим первородством, — думал, засыпая Исав. – Надо было ещё вина попросить. Кувшина два…

Показать полностью
142

Охотники

Объявление, вышедшее в «Новостях Дня» гласило: «Тому, кто хочет посвятить жизнь службе, полной опасностей и приключений, предлагается пройти месячные курсы г-на Вольдемара Келлера. Анонимность и дальнейшее трудоустройство гарантируются. Отсутствие брачных уз приветствуется. Запись по вечерам с 13 по 15 августа в д. Сытова по Мясницкой улице. Занятия бесплатны».

К вечеру 15 августа, группа обучающихся была набрана. В неё вошли трое гимназистов, пяток потасканных господ средних лет, две суровые сестры милосердия, розовощёкий застенчивый толстяк, несколько длинноволосых студентов, болезненного вида чиновник в мундире и бойкий хромой старичок. Все они назвали свои имена, аккуратно записанные ассистентом г-на Келлера и сейчас, терпеливо ждали в гостиной прихода «мэтра». Ассистент суетился, разнося чай, ободряюще подмигивал гимназистам, но наотрез отказывался отвечать на вопрос, чему, собственно, здесь обучают и, что за «полная опасностей и приключений служба» ожидает присутствующих.

— Друзья мои, — стремительно вошедший господин, быстро прошёл к окну и задёрнул шторы, — прошу всех сесть и внимательно меня выслушать.

Был он довольно молод, не более 30 лет, высок, худощав и темноволос. Шею, несмотря на тёплый августовский вечер, прикрывал бархатный бордовый шарф. Пальцы были длинны и нервно подёргивались.

— Не будете ли Вы столь любезны… — начал было один из студентов, но г-н Келлер, немедленно оборвал его.

— Буду, — коротко бросил он. – Я имею цель в течение месяца обучить и подготовить отряд охотников.

— Вот те на, — насмешливо протянул господин в несвежей сорочке и начал привставать, явно намереваясь уйти.

— Охотников и истребителей, — бесстрастно продолжал г-н Келлер, невидяще глядя перед собой, — нечистой силы. А, именно, вурдалаков.

Повисла тишина. Ассистент, неслышно ступая, на цыпочках проскользнул к двери и щёлкнул замком, запирая её.

— Позвольте, — прервал молчание тот же студент. – Но, мне кажется, что здесь собрались люди современные и образованные. Я не ослышался? Вы сказали, «вурдалаки»?

Г-н Келлер, выдержал паузу, невесело усмехнулся и принялся разматывать шарф, неотрывно глядя в глаза студенту. Шарф скользнул на пол и стали видны три ужасающих шрама, начинающихся от уха и скрывающихся под воротом рубахи.

Собравшиеся потрясённо молчали.

— Первым делом попрошу не делать никаких записей, — начал г-н Келлер. – Запоминайте, спрашивайте, если не поняли. Надеюсь, полученные знания, помогут в дальнейшем сохранить ваши жизни…

На следующее занятие вместо не явившегося хромого старичка пришло ещё четверо гимназистов. Г-н Келлер, потребовавший к себе обращения «мэтр», рассказывал о повадках упырей, местах их обитания, тайных укрытиях и гнёздах. Затем перешли к анатомии кровососов. Мэтр продемонстрировал шкатулку с лежащим внутри длинным жёлтым зубом и высушенную человеческую руку с когтями. В выходные группа поехала по железной дороге в Хлебниково, где практиковалась в изготовлении осиновых кольев. Ассистент привёз в чемоданах несколько набитых соломой чучел, которые, на счёт «делай раз, делай два», учились пронзать, целясь в грудь.

— Я доволен вами, — мэтр ободряюще улыбался, прохаживаясь вдоль построенных в шеренгу учеников. – Послезавтра я расскажу о чудесных свойствах серебра. Каждый должен принести на занятие не менее фунта этого металла. Я объясню, как плавить и отливать пули.

Первыми явились студенты. Виновато улыбаясь, они выложили на стол исцарапанный портсигар и несколько серебряных пуговиц. Чиновник принёс небольшое пресс-папье. Впрочем, недостаток металла с лихвою покрыли гимназисты, притащившие в ранцах столовые приборы, явно позаимствованные из родительских буфетов. Компания господ порадовала серебряным самоваром. Сёстры милосердия внесли в качестве своей лепты два подсвечника. Толстяк выложил старинную рамку. Пора было приступать, но, как назло, у г-на Келлера разболелись старые раны, полученные в схватках с вурдалаками, а у ассистента оказалась не готова плавильная печь. Решено было перенести встречу на следующий день. Принесённые же учениками серебряные предметы сложили в сундук, который мэтр лично запер на ключ.

Назавтра будущих охотников на вампиров вместо г-на Келлера встретила закрытая дверь с приколотой запиской: «Срочно вызван бароном N в Трансильванию. Скоро не ждите. Ваш мэтр».

А через неделю в «Новгородском вестнике» вышло объявление: «Тому, кто хочет посвятить свою жизнь службе, полной опасностей и приключений, предлагается пройти месячные курсы г-на Вольдемара Келлера…».

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!