krupsky

krupsky

пикабушник
http://olifantoff.ru
47К рейтинг 722 подписчика 276 комментариев 217 постов 163 в "горячем"
51

Как уберечь дитя от мопса

Пошли с псиной на прогулку. Проходим через детскую площадку, как вдруг попадаем под раздачу от Матерей. (Они, время от времени, объединяются и нападают: то на дворника-таджика, то на курящего прохожего, то на гадящего в песочницу дворового кота.)

- Почему, - спрашивают Матери, - собака без намордника?

- О чём, Вы? – удивляюсь. – Это же мопс.

- Всё равно, - упорствуют, - без намордника псам ходить нельзя. Закон такой есть. Мы законы знаем!

- Да он нежен и мил. Как поцелуй ангела. Как лепесток лилии. Как Афродита, выходящая из пены.

- Не надо тут, - начинают злиться Матери, - нести чушь про пены и лилии! У нас все дети покусаны.

- Помилуйте, дамы, - не сдаюсь. – Но, как Вы представляете намордник на такую морду… (упс!) такое лицо?

- Наше дело не «представлять», - отвечают, - а, ограждать сынов и дочерей от зубастых монстров.

- Ок, - говорю. – Непременно озабочусь.

Вернулся домой. Загуглил «намордник, мопс» и нашёл!

Зрелище, правда, не для слабонервных)))

Как уберечь дитя от мопса Собака, Мопс, Намордник
2679

Подслушанное

Захожу сегодня в магазин. У входа, поддерживая друг друга, стоят двое мужичков.

Один говорит другому:-

Ты меня вчера угощал?

- Ну, угощал.

- Сегодня я тебя угощу.

- Ну, угости.

Бог мой, сколько всего в этом простом диалоге! Мужская дружба, верность принципам, краткость слога, правильное понимание жизни, лёгкость бытия и предвкушение праздника.

32

Аркадская идиллия. Появление фразеологизма.


В конце XVII века, живущий затворником в своём поместье, маркиз Де Нелль опубликовал философский труд «Забавная и поучительная книга о благоденствии на острове Аркадия». В брошюрке, на сотню страниц, рассказывалось о счастливом острове-государстве Аркадия (от французского ARC – лук), расположенном где-то далеко в океане. Население острова ведёт размеренную и благочестивую жизнь, состоящую из необременительного труда и философских бесед. Социальная структура необычайно проста и состоит из двух групп – Лучников и Пейзан. Пейзане пасут тучные стада, ткут, прядут, косят, жнут, а лучники упражняются в стрельбе из луков, музицируют, дискутируют и просвещают пейзан. Лучниками руководит Триумвират из трёх человек, выбираемых ежегодно – самого меткого стрелка, лучшего музыканта и мудрейшего философа. Эта же троица избирает Главного Пейзанина. Вот, собственно, и весь сюжет. Далее следуют довольно откровенные компиляции трудов Кампанеллы, Мора и Андреэ. Тем не менее, при дворе Людовика XIV брошюра прижилась. Версальские бездельники, хохоча, читали фрейлинам выдержки из «Семейного кодекса Аркадии», где сообщалось, что:

— связь между мужчинами Лучниками и Пейзанками приветствуется, для улучшения породы последних;

— бесплодные жёны Пейзан становятся общими жёнами;

— особо сварливые жёны Лучников, по распоряжению Триумвирата, могут быть переведены в категорию Пейзанок;

— привлекательным юным Пейзанкам разрешено ходить с неприкрытой грудью;

— и т. д. и т. п.

Сей, наполненный сомнительной философией труд, так бы и канул в небытие, если бы однажды, совершающий вечерний моцион в Версальском парке, Король-Солнце не наткнулся на резвящуюся группку своих придворных. Недвусмысленные позы и беспорядок в одежде не оставляли сомнения, чем те занимались.

— Аркадская идиллия, — благосклонно улыбнулся Людовик.

Фраза немедленно была подхвачена свитой и стала «крылатой».

38

Про персонал

Превеликая радость тому помещику, у кого крестьяне ладные. Объедет управляющий деревни, отберёт отроков к господскому двору. Выйдет барин на крыльцо, оглядит вьюношей. Нет ли изъянов, либо несуразностей врождённых. Кивнёт благословляя. Значит, пойдут в обучение, а потом при дворе оставлены будут. В мужика-то зловоние уже так въелось — в семи водах его не отмыть. А тут отроков к чистоте приучат. Дабы по утрам рожу колодезной водой мыли, зубы мелом тёрли, да и всё тело в чистоте держали. Чтоб забыли, как вошь выглядит. В службе, что их ждёт, мелочей не бывает. В глаза барину глядеть не моги. Кланяйся легко, но со всей почтительностью. Знай время, когда свечи зажечь, а, когда затушить. Звякнет господин в колокольчик, лети к нему птицей, да не топочи. По хозяйству суетись, но на глаза своё усердие не выставляй. Полы в зале воском натри, трубки в кабинете расставь, ружья после охоты почисти, пылинки по комнатам смахни, ковры выколоти, собак выгуляй. Да, мало ли дел, всего и не упомнишь…

«К чему морока такая?», спросите. А, как же! Вдруг, случится, гость важный нагрянет? Кто его первый у ворот встретит, как не дворня? Выскочат молодцы, один к одному, как грибы подосиновики. На землю сойти пособят, лошадь в стойло поставят, чарочку с поклоном поднесут, до крыльца под ручки доведут. Статные, чистые, почтительные, лицами светлые. Сразу видно, что хозяйство тут крепкое, на самотёк не пущенное. Отрадно будет и отдохнуть, и с барином о делах поговорить.А, то, как бывает. Заглянет помещик к соседу на обед. Глядь, конюх спешит, ногу волочит. Один лакей глазами косит, другой зубами лошадиными скалится, у третьего лицо в оспинах, от четвёртого дух такой, хоть святых выноси. Мальчонка с заячьей губой под ногами вертится, мешает.

— Что ж за дворню ты себе подобрал, любезный? – поморщится гость.

— Кого уж Бог дал, — вздохнёт хозяин. – Мужичьё, подлая порода.

— За людишками своими, друг сердечный, следить надобно, — назидательно поднимет тот палец. – Коли хочешь, изволь, продам тебе на развод. А нет средств, так сам расстарайся, улучши породу.

И рассмеётся обидно.

142

"Болотная" сказка

В небольшой деревушке, что стояла на самом краю болот, жил крестьянин Гюнтер со своей женой. С утра до ночи они добывали торф, сушили, что бы затем продать в городе. Понятное дело, что большого дохода с такого промысла не поимеешь. Богачи дома углём топят. Те, что победнее – дровами. Торфом от холодов только такие же горемыки спасаются. Поэтому и жили в деревне одни бедняки. Весной комары, нос во двор не высунуть. Летом, знай, поворачивайся, торф таскай. Осенью, как зарядят дожди, из дома не ногой. Того и гляди, в трясину засосёт. Зимой скучай, да подсчитывай жалкие гроши. Одна радость у крестьянина – дети. Родится сын, будет помощником. Дочь же, если повезёт, сможет в городе удачно замуж выйти и родителям в старости пособить. Одно горе, дети рождались бледные, да болезненные. Видно, все жизненные силы болото у них ещё в утробе матери высасывало.

— Пусть будет сын, — думал Гюнтер, сидя на крыльце дома, прислушиваясь к крикам рожающей жены. – А, лучше двое. Подрастут ребята, начнут работать, глядишь и заживём.

— Дочь у тебя, — повитуха присела рядом с ним, закурила трубочку.

— Красивая? – с надеждой спросил Гюнтер.

— Господь всех детей любит, — непонятно ответила та и ушла.

Девочка родилась самая обыкновенная. «Торфяночка», как их называли в городе. Худенькая, с редкими белёсыми волосиками и огромными бесцветными глазами. Вот только ступни ног скорее напоминали огромные утиные лапы, чем детские ножки.

— Матерь Божья, — охнул Гюнтер и заплакал.

Ребёнка назвали Эльзой. Глядя, как она весело шлёпает по полу хижины, Гюнтер несколько раз запивал. Жена, во всём винящая себя, замкнулась и перестала выходить из дому. Соседи, встречая Эльзу, испуганно крестились. Сверстницы сторонились. Девочка же, скучая в четырёх стенах хижины, проводила дни напролёт на болотах. Утром, выпив стакан молока, спускалась к зарослям осоки, и, шлёпая лапами, исчезала в рассветном тумане. Возвращалась поздно вечером, мокрая и счастливая.Осенью, когда Эльзе исполнилось шесть лет, она принесла домой бекаса.

— Неплохо, — Гюнтер оживился и взвесил на ладони птицу. – Жирный. В городе стоит пару монет. Сможешь поймать ещё?

Девочка, нечасто слышавшая голос отца, схватила корзину и умчалась на болото. А, вечером, разложив на полу груду чернышей, лысух и вальдшнепов, Гюнтер понял, что с бедностью покончено. Утром, погрузив на тачку корзину с дичью, он поспешил на городской рынок.

Через два года, сидя в кресле у крыльца своего нового дома, он с надеждой вслушивался в крики рожающей жены.

— Господи, дай мне ещё одну дочурку, — шептал Гюнтер. – А, лучше двух.

24

Утро редактора

Михаил Никифорович Катков легко взбежал по мраморной лестнице на второй этаж и остановился у своего кабинета. С удовольствием глянул на медную табличку с вытравленными буквами «Редактор». Табличка успела потемнеть от времени, и в этом ощущалось некое постоянство. Дверная ручка же, наоборот, являла взору свои блестящие бока.— Символично, чёрт побери, — вполголоса произнёс Михаил Никифорович и вставил ключ в замочную скважину. Странно, дверь не была заперта. В полутьме кабинета, рядом с массивным редакторским столом, угадывалась фигура человека. Ранний посетитель сидел на краешке стула, перебросив ногу на ногу и обхватив колено сцепленными пальцами. — Отличное утро, не правда ли, Фёдор Михайлович? – произнёс Михаил Никифорович деланно радушным тоном и прошёл к окну. Потянул, раздвигая портьеры витой шнурок, и, вздохнув про себя, опустился в кожаное кресло.Достоевский молчал, не мигая глядя на стеллаж с книгами. Веки на его желтоватом лице набрякли, губы казались бескровными.— До чего неприятное и, одновременно, одухотворённое лицо может быть у человека, — мелькнула мысль у Михаила Никифоровича.— Принесли новые главы? – притворно весело обратился он к Достоевскому.— Тупик, — Фёдор Михайлович поднял глаза и зло улыбнулся. – Мёртвая точка.— Вы опять играли? — осторожно спросил редактор.— И да, и нет. Впрочем, какая разница? Тем не менее, положение совершенно безвыходное.— Помилуйте, голубчик, — Михаил Никифорович прижал пухлые руки к груди. – Безвыходных положений не бывает.— Что за пошлость? – Достоевский порывисто встал. – Говорите, как какой-нибудь приказчик. «Безвыходных положений не бывает», — передразнил он.Подошёл к окну. Затряс, пытаясь открыть, раму. Не смог. Прижался лбом к стеклу и застонал, — Выгляните на улицу. Кругом безысходность. Из одного тупика в другой. Не выходя из первого, в следующий. Зачем же врать?Снова сел на стул, нервно закинул ногу на ногу. Глаза его потухли.Редактор, перекладывал на столе папки с бумагами и обиженно молчал. Настроение было испорчено.— Вот наказание, — обречённо подумал он. – Начни утро с Достоевского, и весь день коту под хвост.

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!