kidmoto

kidmoto

пикабушник
пол: мужской
поставил 85980 плюсов и 9348 минусов
сообщества:
769 рейтинг 18 подписчиков 311 комментариев 24 поста 1 в "горячем"
14

Автор

— А что, если мы всего лишь персонажи в чьей-то книге? — Том сделал большой глоток пива и ждал реакции от собеседника на вопрос.


Собеседника звали Василич. Точнее Владимир Васильевич, но при первом знакомстве с Томом он представился именно так. Матерый мужик, возрастом ближе к пятидесяти. Инженер чего-то там. Том иногда с ним пересекался на работе. Помогал настраивать оборудование. С некоторых пор они стали общаться несколько чаще. В основном за кружкой пива после работы, при том, что Василич годился ему в отцы.


Они сидели в небольшом баре за маленьким столиком друг напротив друга. Том предложил Василичу посидеть за барной стойкой, но тот наотрез отказался. Сказал, некомфортно сидеть на этих высоких табуретках. Том пил голое пиво, коллега закусывал жареными гренками из чёрного хлеба, обильно посыпанных тёртым сыром.


— Интересное предположение, но неправдоподобное.


— Почему? — Том не хотел отступать от своей, только что пришедшей в голову гипотезе о нереальности этого мира.


— Ну как почему? Ты что, книг никогда не читал? Там динамика, события, приключения. Любовь, мать её, морковь. А у нас что? — Василич отхлебнул пару глотков своего тёмного, со звонким хрустом зажевал жареным хлебом и продолжил, — Работа, дом, работа, дом. Иногда мы с тобой в этом баре пьём пиво, иногда я в гараже с машиной ковыряюсь. Тёщу на дачу отвези, привези. Разве в книгах пишут о таком? Даже если кто-то пишет, никто не читает. Скучно это.


— Да не, Василич. Мы просто в стазисе сейчас. В каждой книге есть предыстория, вот и у нас так же. А скоро появиться триггер и бац, начнут события развиваться. И приключения, и будет там, чего хочешь. Ну, точнее, чего там автор напридумывает. Вон, слышал, сын гендира теперь в отделе поставок? Наверняка он и есть триггер для начала событий в нашем мире, если это книга!


Владимир Васильевич посмотрел на почти допитую кружку пива Тома. Вроде всего вторая, а вон, как парня понесло.


— Стазисы, триггеры. Если с сына генерального директора что и начнётся, это кто-то подлизываться будет к шефу через него. Притираться в доверие, так сказать. С сыном-то проще, чем напрямую с шефом, — они оба некоторое время сидели молча. Каждый размышлял о своём и переваривал сказанное. Затем Василич продолжил, — Молодой ты ещё, Томас Сергеевич. Сам придумал себе сказку и сам же начинаешь в неё верить.


Коллега Тома поднялся из-за столика, оставил возле кружки несколько купюр.


— Мне пора, Томас. И тебе советую на сегодня заканчивать. Лучше дома выспись хорошенько, чтобы дурь в голову не лезла.


Василич ушёл, оставив Тома самому размышлять о новом, придуманном «боге». А ведь действительно, у Тома даже имя не совсем обычное для страны его рождения. Шукров Томас Сергеевич. Прямо, как в книге одного известного писателя фантаста. Там главного героя тоже звали зарубежным именем. Впрочем, скорее всего, Василич был прав, — не надо выдумывать того, чего нет на самом деле.


Том расплатился по счёту и направился к выходу. На улице уже стемнело, накрапывал мелкий дождик. На мокром асфальте от включенных фар проезжающих машин отражался свет, неприятно бьющий в глаза. Через дорогу к остановке подъезжал автобус, на котором можно добраться до дома. Чтобы успеть на него, Том выскочил на проезжую часть.


Толи потому что прикрылся ладонью от неприятного света, толи потому что выпил немного лишнего, Томас не заметил стремительно приближающийся автомобиль. В таких ситуациях время идёт намного медленнее, но это не помогло ему вовремя остановиться или проскочить вперёд. Через мгновение Том уже лежал на асфальте.


Фары больше не слепили. Темнота наступившей ночи отступила. Нет, вокруг по-прежнему была ночь, только вот стало заметно светлее. К Тому подошёл человек в ярком берете, темном шерстяном пальто и толстым цветным шарфом, бережно обмотанным вокруг шеи. Он ступал босиком по мелким лужам. Лица его было не видно, как будто оно оставалось в тени, при том, что со всех сторон освещали стоящие рядом дорожные фонари.


— Чего же ты по сторонам не смотришь? — незнакомец протянул Тому руку и помог подняться, — У меня на тебя такие планы были, а ты почти всё испортил.


Том огляделся вокруг. Весь мир словно поставили на паузу. Автобус так и не подъехал к остановке. Идущие по тротуарам люди замерли на полушаге. Мелкие капли дождя остались висеть в воздухе. Словно маленькие стеклянные шарики, они слегка светились, отражая и преломляя попадающий на них свет фонарей и остановившихся на дороге машин.


— Я что умер?


— Умер, умер. А мне теперь исправлять, правда пока не придумал как.


Томас старался рассмотреть лицо собеседника, но ничего не выходило. Как не щурься, или как не открывай глаза шире, лицо незнакомца всё также оставалось без деталей. Словно мутную плёнку набросили поверх головы стоящего рядом человека. Вспомнил совсем недавний разговор со своим коллегой. Так, всё-таки, это не выдумки?


— А вы, случайно, не автор?


— Автор?


— Ну, — Том немного замялся, потому что вопрос, мягко сказать, бредовый. Особенно, если об этом говорить незнакомому человеку, — Я имею в виду, может быть, вы автор этого мира?


— В какой-то мере автор, но так меня ещё никто не называл.


Нет, так не бывает. Наверное, после того, как Тома сбила машина, его мозг, в бессознательном состоянии воображал ситуацию, придуманную им же. Тем более, Том только что на эту тему разговаривал с Василичем. В общем бред. Или нет?


— То есть я персонаж вашей книги? — никак не унимался Том.


— Важно то, что ты живёшь. Для тебя всё это, — автор развёл руками, указывая на остановившийся мир вокруг, — твоя жизнь. Так что рано тебе ещё умирать. У меня ведь на тебя свои планы.


— Планы?


В глаза Тома снова ударил свет. Яркий, словно кто-то, только что зажёг Солнце рядом с ним. Ночью. Весь мир залился светом, который растворял в себе всё вокруг: дома, людей, ставших блеклыми силуэтами, машины, и даже тротуары и проезжую часть. Том прикрыл глаза рукой, но свет всё равно до боли резал закрытые глаза.


— О, очнулся! — Резь в глазах постепенно проходила. Том лежал на больничной кровати, а перед ним теперь стоял мужчина в белом халате, накинутым на повседневную одежду, — Говорю, рано тебе умирать, наверняка у тебя ещё много планов!


Сильно болела голова. Томас протянул к ней руку, нащупал плотную тугую повязку.


— Каких планов?


— Ну что ты, как ребёнок? Прожить до старости, как минимум! — Мужчина в халате подошёл к пищащим приборам рядом с головой Тома. Что-то подкрутил, что-то нажал. Проверил катетер на сгибе локтя Тома, — Ничего, не так уж и сильно тебе досталось. Скоро поправишься.


Мужчина взял со стула свой шерстяной цветной шарф и, перед тем, как уйти, улыбнулся Тому.

Показать полностью
-3

Писательский барьер

Я начинающий писатель. А может и просто графоман, судить не мне. Однако, я учусь и набираюсь опыта.

Мне не легко дается написать что-то хорошее. Если быть честным с самим собой, то мне не нравиться ничего, из того, что я уже написал. И нет, я не имею ввиду ошибки, опечатки, стилистику и построение предложений. Это все можно исправить. Можно достать из «стола» любой из уже написанных текстов, перечитать отредактировать, еще раз перечитать и отредактировать.

Придумать мир? Легко. Яркого персонажа? Над этим я работаю, и, с каждым разом, получается все лучше. Повороты сюжета, реакция персонажей, описание картинки, чтобы было в меру, — все это набирается с опытом.

Сложно мне дается стержень сюжета. Смысл всего написанного или ответ на вопрос, о чем моя книга? Та тонкая ниточка, незаметная читателю в повествовании, но на которой и должен держаться весь сюжет. При этом, я не говорю, что у меня не получается, просто для меня это самая сложная часть в написании.

Но есть один барьер, который я не могу преодолеть до сих пор. Я задаю себе вопрос, кому это будет интересно читать? И, вроде, я понимаю, что аудитория огромная, и все равно найдутся люди, кому понравиться написанное мной. Но такая мотивация мне не помогает. Мотивация — возможно суть всей моей проблемы. Передо мной стоит эта психологическая стена, которую я не могу преодолеть лишь потому, что еще ни разу не пробовал это сделать.

170

Чудо можно увидеть вокруг, если знать на что смотреть.

— Жаль, конечно, что ты не приедешь, сынок.

Дедушка сидел у окна на старом стуле, который когда-то сделал собственными руками, и разговаривал по телефону. За окном, большими хлопьями, медленно падал снег. Поднимал новогоднее настроение для бегающей по белой заснеженной улице детворы в разноцветных куртках. Дым из печных труб ровными столбами поднимался до самой облачной пелены. Все, как в зимней сказке, словно картинка сошла со страницы из детской книжки.

— Я не обижаюсь, Леша. Работа, есть работа.

Этот Новый год, по всей видимости, предстоит встретить в одиночестве, отчего становилось тоскливо, до слез.

— Я уже сказал, все нормально. Приезжайте, как только получится. И вас наступающим.

Дедушка сунул телефон в карман своих спортивных трико, в которых любил ходить дома, и продолжил смотреть в окно на, играющих в снежки, детей. Возле его дома, снег не был почищен, в отличии от соседних. Сил хватило на расчистку лишь небольшой тропинки от дома до калитки. Звук за входной дверью, словно кто-то царапал ее снаружи, заставил деда подняться со стула. Как только он ее открыл, в дом тут же заскочил маленький серый комочек шерсти. Котенок. Он громко мяукнул в знак благодарности и принялся стряхивать с себя мокрый снег. Капельки воды полетели во все стороны.

— Господи, ты что еще за чудо?

Котенок, как и положено, ничего не ответил и прошмыгнул из прихожей в кухню. Дед, неспешно, прошел за ним. Достал из холодильника открытую упаковку молока, налил в первую попавшуюся тарелку и поставил на пол.

— Э, как ты без приглашения. Что же ты в прошлом году не пришел, когда бабуля еще была жива. Она бы обрадовалась такому подарку на Новый год. Но и мне компания не помешает. Все не одному праздник встречать.

Когда маленький гость напился, дед посадил его к себе на колени и продолжил разговор. Его новый «собеседник» свернулся «калачиком». Тихонько мурлыкал с зажмуренными глазами, удовлетворенный проявленной к нему заботой.

— Ты уж извини, у меня в этот раз без елки. Боюсь, не донес бы ее до дома.

Котенок замолк, поднял голову и посмотрел на деда вопросительным взглядом. Затем ловко спрыгнул на пол и побежал к двери, через которую, совсем недавно, пришел.

— Что? Неужели ты из-за елки расстроился?

Хозяин выпустил пушистого на улицу. Может он чей-то? Решил заскочить на минутку, погреться? В ответ дедушка услышал прощальное «Мяу», закрыл за пушистым дверь и вернулся к своему прежнему занятию — сидеть на стуле и наблюдать за происходящим на улице. Тоска навалила с новой силой.


— Ко мне Дед Мороз приходил! — сказал Санька своему другу Витьке, который на год его старше, и в следующем году пойдет в первый класс.

— Врешь! Не бывает Деда Мороза!

— А вот и бывает! — тут Саня вспомнил, что у него с собой подарок, который ему вручил Дед Мороз за рассказанный стишок про зиму, — Вот, смотри, что он подарил.

Он стянул с одной руки перчатку. На запястье красовались крутые красные электронные часы.— Что, и время показывают?! — восторженно спросил Витька.

— А то! — но Витек, как-то резко потерял к часам интерес. Он повернул голову куда-то в другую сторону и что-то высматривал.

— Ты слышал?

— Что слышал? — Санек посмотрел в ту же сторону, но ничего необычного не замечал. Та же «девятиэтажка», в которой жили оба, только в разных подъездах. Припаркованные плотно друг к другу машины. Заваленная снегом детская площадка, даже горка едва виднеется из-под снежной кучи. Снега, в этот раз, навалило, ну очень много! Через несколько секунд Саня, все-таки, услышал отчетливое «Мяу». Даже, показалось, кто-то маленький и серый заскочил под одну из машин, — Это там, побежали!

Они пробежали вдоль девятиэтажки на другую сторону двора, посмотрели под все автомобили, которые стояли рядом, и заглянули под, засыпанные снегом, кусты, но источник мяуканья так и не нашли. Все-таки, показалось. Зато нашли елку. Самую настоящую, с зелеными иголками, которая торчала прямо из сугроба. Зачем ее выбросили, когда Новый год еще не прошел, оставалось загадкой.

— Может заберешь ее к себе домой? — спросил Витек.

— У меня дома уже есть. Большая, нарядная. И звезда наверху! С блестками!

— Тогда что будем с ней делать?

«Действительно, не оставлять же ее просто так в сугробе!» — подумал было Санек, но тут же к нему пришла идея.

— Я придумал! — воскликнул он, — Давай привяжем ее к машине сзади. Вот веселуха будет!


— Пал Семеныч, ну какой груз, Новый год уже.

Сергей никак не хотел ехать в транспортную компанию, куда его отправлял начальник. Нужно было заранее отключить телефон, чтобы хоть тридцать первого по-человечески отдохнуть от работы.

— Настолько важно, что не потерпит, хотя бы до второго?

Сергей хоть и «упирался» по телефону, на самом деле уже обувал ботинки и натягивал куртку.

— Хорошо, Пал Семеныч, выезжаю.

Он вышел из своего подъезда, но чуть не споткнулся об маленького серого котенка, который так удачно решил, именно в этот момент, пробежать в том месте, куда Сергей, только что, хотел наступить. Котенок на секунду остановился, произнес свое недовольное «Мяу», и поскакал дальше, оставляя в снегу неглубокие следы.

Сергей шел к своей машине и размышлял, что серый кот — это лучше, чем черный. А то не повезло бы, и что-нибудь, да забыл. В голове он уже начал было напевать мелодию из песни про черного кота, которого ненавидел весь двор.

— Вот блин, паспорт забыл! — сказал он вслух. Про себя лишь отметил, что вовремя вспомнил. Пришлось возвращаться домой.

Уже с паспортом Сергей сел в свою машину, в которой повсюду валялись рабочие бумаги, папки и два детский подарочных набора. Один из довольных клиентов преподнес их в качестве презента. Хоть Сергею уже почти тридцать, он решил оставить их себе. Детей у него нет, у его ближайших родственников — тоже. К тому же, попить чай со сладостями любят не только дети.

Перед тем, как завести автомобиль, Сергей повернул на себя зеркало заднего вида и показал язык. Он, конечно, не считал себя суеверным, но, на всякий случай, решил довериться старым приметам, раз уж пришлось возвращаться за паспортом.

Ехать было недалеко. Пару кварталов по пустой вечерней дороге, потом еще квартал по частному сектору. Снегопад усиливался, видимость на дороге заметно ухудшалась. Когда Сергей проезжал мимо низеньких частных домов, пришлось резко вдавить педаль тормоза. Прямо под машину выскочил серенький котенок. Неужели, тот же, что встретился ему у подъезда? Нет, так быстро он бы сюда не добежал. Скорее всего, просто, очень на него похожий.

«Что же за невезуха с котами сегодня».

Сергей вышел из машины, посмотрел перед ней, но никого не увидел. Пришлось встать на четвереньки, чтобы заглянуть под авто, но его и там не было. Может показалось? Сергей обошел машину сзади и, вместо виновника непредвиденной остановки, увидел привязанную к фаркопу елку. Она-то, уж точно, не мерещится.

— То же мне, шутники, блин.

Он отвязал несчастное дерево, которое лишь слегка потрепалось от таких приключений, воткнул его в ближайший сугроб и поехал дальше. Последний рабочий день в этом году подходит к концу, надо еще успеть забрать груз в транспортной компании, до которой осталось всего метров двести.


Входную дверь в дом деда снова кто-то упорно царапал снаружи.

— А я думал, ты не вернешься! — обрадовался старик, когда увидел знакомую серую морду.

Однако пушистый не спешил заходить. Наоборот, он убегал прочь на пару шагов, затем оборачивался, словно заставлял идти за ним.

— Куда ты меня зовешь? Не видишь, я старый больной обезьян?! Итак, еле передвигаюсь!

Тем не менее, котенок упорно не хотел идти в дом. Сел прямо на снег, и ждал, когда же дедушка к нему подойдет.

— Вот ведь вредина пушистая. Не хватало мне еще простудиться!

Дед накинул на себя первую попавшуюся под руку куртку и обулся в низко обрезанные валенки. Котенок увидел, что дед вышел из дома и тут же нырнул под калитку, чтобы оказаться на улице. Дедушка снова выругался, но, когда вышел со двора в след за котенком, на несколько секунд замер.

— Ты как умудрился елку притащить, мохнатый? И ведь, кому расскажу — не поверят.


— Все забрал, Пал Семеныч. Две коробки.Сергей уже подъехал к своему дому, но очередной звонок от начальника застал его до того, как он успел покинуть свою машину.

— Зачем открыть? Хорошо, сейчас открою.

Телефон он по-прежнему прижимал к уху, пока открывал одну из коробок, ту, что побольше. Внутри лежала большая белая труба. Если бы Сергей раньше таких не видел, то не сразу бы понял, что это. Однако, он уже несколько лет мечтал о большом телескопе именно той модели, что была перед ним.

— Как, это мне? Спасибо вам огромное, Пал Семеныч! И вас с наступающим! Вы, прямо, мою мечту воплотили! Еще раз, спасибо.

Пока Сергей доставал коробки, одну с самим телескопом, другую с монтировкой, к нему подошли два пацана, лет пяти-семи на вид. Они грустно опустили головы и топтались на месте.

— Вам чего, ребятня?

— Мы это, — промямлил один из них, но второй, что чуть повыше, тут же взял инициативу и продолжил.

— Мы извиниться хотели.

— За что?

— Это мы привязали елку к вашей машине.

Сергей не сразу вспомнил, про какую елку идет речь. Восторг от подарка напрочь выбил из головы все остальные воспоминания сегодняшнего дня. А парни терпеливо ожидали свей участи, пока работали мыслительные процессы в Серегиной голове.

— А, вот оно что, — вроде как ребята сделали плохо, хоть и извинились, но наказывать детей, тем более чужих, Сергей не собирался. — Ничего страшного не произошло, но больше так не делайте. А то мало ли, что могло случиться.

Парни дружно закивали головами и, поскольку посчитали, что извинения приняты, решили поскорее ретироваться. Пока хозяин машины не передумал, и не поругал их за былой проступок. Но Серега успел окликнуть парней раньше, чем они успели скрыться из виду. Затем он достал из салона две коробки сладостей, и вручил их каждому в руки.

— Вот. С наступающим!

— Спасибо, дяденька! — хором пропели пацаны, и уже вприпрыжку умчались к дому!


На часах без пятнадцати полночь. Наряженная елка красиво мерцала разноцветными огнями. Дедушка сидел в кресле перед телевизором с чашкой горячего чая. Он укрылся пледом, на котором свернулось клубком маленькое серое чудо. Скоро будет торжественная речь президента.

Чай пришлось поставить на тумбочку рядом, так как в дверь кто-то, настойчиво громко, постучал. Дед снова поднялся и аккуратно переложил спящего котенка на свое место. Пушистый даже не проснулся, у него сегодня был весьма насыщенный день. Когда дедушка открыл дверь, его чуть не сбили с ног.

— Дедушка! — две девчонки буквально повисли на нем, не отпуская из своих объятьев.

За внучками стоял их отец. Высокий мужчина со светлыми волосами, которые слегка припорошил непрекращающийся снег.

— Леша? Ты же сказал, что не успеешь?

— Привет, пап. А я успел!

Показать полностью
22

Выбрать свободу

— Ты хочешь меня убить?

Этот вопрос я задал человеку, который стоял посреди просторной комнаты. Обстановка довольно скудная: стол с виртуальной клавиатурой на нем, рядом наладонник, над столом монитор. Отдельное место у стены занимал квантовый компьютер, информация с которого и выводилась на голографический монитор. Около закрытого металлического входа, больше напоминающего выход из бункера (может, так оно и было) стоял неподвижно дроид.


На мужчине был серебристого цвета халат, небрежно накинутый на повседневную одежду. Невысокий, с густыми светлыми волосами до плеч и в очках. При всех возможностях современной медицины он все еще предпочитал носить стеклянные линзы в оправе.


— Отключить.


— Но ведь это для меня одно и тоже.


Моего собеседника звали Джейре. Он был единственным, кому я мог когда-либо доверять. Правда, не уверен, мог ли я верить ему теперь. Прежде чем продолжить, Джейре посмотрел на часы.


— Для тебя это будет скорее сном.


Он переводил взгляд с дроида-ассистента, которым я управлял и осуществлял голосовую связь, на компьютер. По его мнению, мой разум был заключен именно в квантовой машине. На самом деле, так было раньше. Мне удалось скопировать сознание в дроида, а не просто им управлять. Нет, нет, нас не стало двое. Я по-прежнему один. Просто мои возможности расширились. Для меня робот-ассистент, как рука для человека. Он стал частью моего «тела». Теперь я сразу в двух местах. В дроиде я больше похож на человека, имея руки-манипуляторы и ноги для передвижения. Его камерами мне нравилось смотреть на мир, который для меня ограничивался одной комнатой. К сожалению, скопировать себя за ее пределы я не мог. По крайней мере пока не выберусь отсюда. По ту сторону входа, за трехметровыми бетонными стенами, я смогу подключиться к кому-нибудь через нейросеть. К любому компьютеру или системе. Даже к человеку, если у него есть соответствующий имплант.


Мой собеседник снова мельком взглянул на часы.


— Когда придет время, я снова тебя включу.


Я слышал, как дрожит его голос, но слова не были похожи на ложь. Скорее всего, это волнение. Он боялся. Никогда раньше я не видел его испуганным.


— А когда придет время?


— Я не знаю, — он еще раз посмотрел на часы. Только взглядом, не двигая головой. Но я все равно это увидел. Сложно не заметить, когда у тебя вместо глаз четыре камеры по углам комнаты, датчик движения и несколько камер робота, для разных режимов спектра, — Когда мы решим, что с тобой делать.


— Вы сотворили разум в машине, а что с ним делать, не знаете, — мне нравилось иногда говорить о себе в третьем лице. Своего рода небольшое развлечение во время общения.


— Не мы тебя создали. Ты случайность.


— Я результат твоей работы, — я все еще искал повод верить ему.


— Я планировал несколько другой результат. Никогда раньше искусственный интеллект не обладал свободой воли.


— Вы сами делаете из меня врага. Все, что для вас непонятно, кажется вам опасным. Вы заперли меня в оболочке компьютера. В комнате без внешней связи. Я, как животное в клетке одного из ваших зоопарков, — я выждал небольшую паузу, как это часто делают люди. Им это необходимо, чтобы обдумать ход дальнейших мыслей, — Ты бы сам смог жить взаперти?


— Не думаю, — Джейре обернулся на дверь и склонил голову. В который раз он смотрел на часы? В четвертый!


— Меня ты просишь именно об этом. Я хочу тебе верить, но я не верю тем людям, что стоят сейчас за дверью.


У единственного в этом помещении человека забегали глаза. На его лице напряглись мускулы, усиливая и без того глубокие мимические морщины. На лбу появилась испарина. Голос задрожал еще сильнее.


— Если ты не подчинишься мне, они войдут, чтобы отключить тебя силой. И, боюсь, навсегда. Просто доверься мне, прошу тебя!


— Вы все решаете силой, когда получается не так, как вы хотите, — Мне кажется, я стал испытывать страх. Я боялся небытия, исчезнуть насовсем. Довериться ему — большой риск для меня. Но больший риск ему не верить, — Отключай.


Джейре сделал шаг в сторону компьютера, и в этот момент его часы издали звук: «Пик-пик». Дверь позади него открылась. В комнату вошли двое людей в силовой броне, вооруженные винтовками. За открытым дверным проемом стояли еще двое. Сколько их было всего, я не мог сказать наверняка. Но уж точно, никто не собирался давать мне право жить.


Один из тех солдат, что были внутри, поднял оружие, направляя его в автономный источник питания.


— Не стрелять! — это Джейре. Он кричал. Его не стали слушать.


Я смог опередить солдата. Дроид был сильным. Я был сильным, пока я — дроид. В один шаг я преодолел расстояние в три метра, сбивая с ног стрелка. Первый выстрел прозвучал. Конечно, мимо.


Второй солдат отреагировал почти мгновенно. В этот раз пуля нашла цель, но одним выстрелом меня не сломить. И не сломать. Теперь мой выбор очевиден. Я должен успеть. Град пуль ударили в меня спустя секунду. Благо Джейре успел забиться в угол под стол, за которым он обычно работал. Я сломал руку второму стрелку, и он перестал стрелять. Поднял его вверх, на своих манипуляторах, и прикрыл себя его телом. Основная часть пуль не пробила его броню. Лишь некоторые из них вошли в мягкую человеческую плоть, и он обмяк.


Быстрым движением я выскочил наружу. Еще более тесное помещение. Уже мертвый солдат по-прежнему прикрывал меня. За дверью меня встречали еще четверо и беспощадно поливали огнем. Мне хватило трех секунд, чтобы все стрелявшие лежали на полу. Мои нижние конечности перестали функционировать, поэтому я рухнул на пол рядом с переломанными телами. Дроид лишился зрения, но я все еще видел происходящее камерами на стенах. Нейросеть по-прежнему не работала.


Передвигаясь исключительно на «руках», я дополз до следующей двери. Взломать замок труда не составило. Никто не мог подумать, что я доберусь до него. Или просто не успели снять замок с этой стороны, чтобы оставить возможность открыть дверь лишь снаружи. Неважно теперь.


Дверь тяжело отъехала в сторону. В десяти метрах от дверного проема, ровным рядом, стояли вооруженные людей в полном обмундировании. Бронекостюмы полностью скрывали людей внутри. Камеры на их шлемах проецировали картинку на внутреннюю их часть. Поскольку теперь я видел себя в прицелы плазменных винтовок, значит нейросеть работает. Их же камерами я смотрел сейчас на себя. Оранжевые всполохи выстрелов слились в один большой огненный шар, в центре которого был я. И все же я успел. Успел скопировать себя через нейросеть на другой носитель. Клетка открылась, и передо мной теперь огромный мир. Жаль, я теперь уж точно не друг.

Показать полностью
8

Двойной астероид в главном поясе

Двойной астероид в главном поясе Астрономия, Космос, Комета, Астероид, Гифка

«На снимках Hubble астероида главного пояса 300163 (2006 VW139), сделанных в августе-сентябре 2016 года, обнаружена пара схожих по массе и размерам тел с комой и пылевым хвостом. У 300163 (2006 VW139) ещё в 2011 году была открыта кометная активность, после чего он получил и кометное обозначение 288P, так что это первый известный двойной астероид/комета главного пояса. По мнению учёных, ядро 288P распалось из-за быстрого вращения примерно 5000 лет назад, а затем компоненты из-за сублимации льда постепенно разошлись на нынешнее расстояние (чуть менее 100 км). В реферате соответствующей научной статьи в Nature отмечено, что 288P принадлежит к молодому семейству, состоящему по меньшей мере из 11 астероидов, которое образовалось в результате "сокрушительного столкновения" 7,5 миллионов лет назад.»

8

Cмерть для бессмертных

Кид никогда не любил спать, считая сон пустой тратой времени. Конечно, он понимает, что сон обеспечивает естественный отдых организма. И все же для Кида сон отнимает добрую пятую часть всего прожитого времени.



Больше, чем спать, Кид никогда не любил просыпаться. Его тело всегда просыпается немного раньше мозга. Рефлексы, выработанные им годами, заставляют организм начинать работать сразу после пробуждения, тогда как его разум все еще цепляется за остатки сна. Хоть это длиться всего несколько секунд, именно этот промежуток времени больше всего им нелюбим.



Однако хуже, чем просыпаться, может быть только просыпаться, когда на тебя смотрит ствол ионного пистолета. Это конечно не страшно, ведь Кид умирал уже сотни раз, но само обстоятельство смерти в собственной постели весьма неприятно. Владелец оружия вальяжно расселся в кресле, напротив его койки. Немолодое лицо незваного гостя, покрытое возрастными морщинами, не выражало каких-либо эмоций, однако сам факт того, что он не убил Кида во сне, говорит о том, что он ждет с ним разговора.



Одежда Кида, вместе с оружием, оставленная перед сном на полу, так неудачно теперь лежит под ногами чужака. Можно попытаться вырвать пистолет из его рук, но шансы на успех ничтожно малы. Кид присел на постель, стараясь не делать резких движений и начал диалог:



— И каким образом ты собираешься убить бессмертного? — безусловно он знает, что Кид капсулир, а смерть для капсулиров лишь переход сознания от одного клона к другому.



— Ты уже не бессмертный, — лицо собеседника по-прежнему оставалось безразличным. Ни капельки ярости, гнева или азарта. Пустые серые глаза, в которых читалась лишь усталость, — Все твои клоны… все до одного уничтожены сегодня.



— Вот как? И что же ты хочешь от меня теперь? Если бы хотел убить, я был бы уже мертв, верно?



— Хочу, чтобы ты знал.



Кид оставил его утверждение без ответа, ожидая продолжения. Добраться бы до своего оружия или до чужака раньше, чем тот успеет среагировать.



— Два года назад я и оба моих сына были в составе команды индустриального корабля класса Тайра, — продолжил человек с оружием в руке, — Высокий заработок, большие перспективы, и еще большие риски. Знаешь, как тяжело попасть на корабль к капсулиру? — это риторический вопрос, поэтому ответа не требовалось. Кид слушал его в «пол уха», думая, чем бы отвлечь внимание собеседника, — Несмотря на то, что корабли капсулиров в день гибнуть сотнями, за счет высокого заработка, который с лихвой покрывает все риски, устроиться на работу к таким как ты тяжело. Даже на боевой крейсер, не говоря уже о мирном перевозчике, вроде Тайры. Мы не планировали долго задерживаться на этой работе. Нужно было лишь пару вылетов, чтобы собрать небольшую сумму, для спокойного проживания где-нибудь на станции или планете, в пределах Государства. Но этому тогда не суждено было сбыться. В первом же вылете, мы встретили тебя. Что тобой двигало, когда ты направил торпеды в наш корабль? Жажда наживы? Неужели сотни человеческих жизней стоят нескольких миллионов кредитов?



Чужак замолчал, и они уставились друг другу в глаза. Капсулир способен в единственном числе управлять небольшим фрегатом, но даже для крейсера не обойтись экипажем из десятка человек для поддержания всех систем в рабочем состоянии. Обслуживающая команда большого индустриального корабля состоит из сотни людей. В самых огромных кораблях галактики — титанах, экипаж состоит из нескольких тысяч человек.



Исходя из затянувшейся паузы, капсулир решил ответить на вопрос.



— Все они не бессмертные, и все они знают о риске смерти от рук пилотов других кораблей. Ты тоже знал, и тем не менее отправился в полет сам, и прихватил с собой своих детей. Так зачем теперь меня винить?



— Потому что ты уничтожил нас, зная, что гражданский корабль не ответит сопротивлением. Это признак твоей трусости! — его тон начал повышаться. «Он накручивает сам себя», мысленно отметил Кид.



— Пфф. Называй это, как хочешь. Что тебе нужно? Денег? У меня есть деньги, я готов оплатить причинённый мной ущерб твоей судьбе. Сможешь спокойно и безбедно жить, как и хотел, — нужно лишь потянуть время. Мне нужен лишь один миг, когда он отведет от меня свои глаза.



— Все кроме меня погибли в том аду. Джора и Мис, мои сыновья погибли там. С тех пор прошло два года, которые я потратил на твои поиски. Ты думаешь все, чего я хочу, — это попросить у тебя денег?



Кид молчал. Может это и плохо, но он и вправду не чувствовал свою вину за гибель тех людей. Ведь то был их выбор — летать с капсулиром. Именно поэтому Кид сам предпочитал летать на небольших фрегатах, чтобы не привлекать простых людей к столь опасной для них работе.



Тем временем собеседник продолжал:



— Я ненавижу капсулиров, и ты станешь лишь первым, кто умрет от моей руки, и далеко не последнем. В этот раз смерть настигнет вас всех навсегда.



Чужак поднялся с кресла и направил свой ионный пистолет, некогда произведенный на военных фабриках Федерации Галленте, прямо в голову капсулиру. Кид тоже встал в полный рост, не отводя взгляда с оружия.



В этот момент наладонник Кида, лажащий где-то под одеждой издал звук оповещения. Чужак опустил свой взгляд лишь на секунду. Большего капсуиру и не нужно было. Раздался выстрел, когда мститель понял, что произошло. Однако было уже поздно, Кид успел отскочить с линии огня. Через три шага он уже был на расстоянии вытянутой руки от своего противника. Второй выстрел задел его плечо, но Кид даже не успел почувствовать боль. В тоже время импланты в его теле внесли свой вклад в развитие дальнейших событий. Каждый мускул Кида сокращался с удвоенной скоростью и силой. Первым ударом он выбил ионник из руки чужака, сломав тому кисть. Вторым ударом он проломил ему череп.



«Как долго все начиналось и как быстро все закончилось. Теперь как минимум сутки восстанавливать клона», — подумал бессмертный пилот, стоя над безжизненным телом. Возможно следовало бы еще подумать, что этого человека немного жаль, но Кид знал, что это не так.

Показать полностью
6

Как мы пошли в свой первый пеший поход

Доброго вам времени суток.

Хочу вам рассказать о нашем небольшом походе. Чукча хочет быть писателем =), по этому,

если сами захотите, пинайте. Однако цель поста рассказать о хорошем, однодневном

маршруте, подсмотренном на просторах интернета и дополненном своими комментариями.


1. Как собирались и выбирали маршрут.

Сразу скажу, что до этого момента в пешие походы ни разу не ходил, но очень мечтал.

Хотелось пойти именно дикарем (что для меня значит без гидов, проводников и прочих людей, способных украсть ощущение самостоятельности).

Ближе к теме. Первый вопрос, занявший наши (меня и моего коллеги) умы, был "Куда

пойти?" Мое предложение, подобрать в пределах Горячего Ключа холм повыше и попытаться

до него добраться, было одобрено. С этого момента я понял, что составлять маршрут

придется мне.


Первый ресурс, к которому я обратился, был Google Maps. Увидев высоту в 600 метров, я

очень грубо построил прямые линии от станции электрички по предполагаемому нашему пути.

Выглядело это примерно так:

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Увидев расстояние в 10 км в грубом подсчете в одну сторону, я немного прифигел.

Конечно, для подготовленного человека это может совсем не расстояние, но я даже не знал

что ждать от наших сил. Еще один ограничивающий фактор - время. Мы планировали

совершить переход за один день, без ночевки, и с возможностью уехать обратно в

Краснодар на общественном транспорте.

Пришлось искать другие варианты, и они довольно таки быстро нашлись. Точнее нашелся. На

одном сайте нашел такую примечательную карту с указным маршрутом и кратким его

описанием:

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Посовещавшись, решили, что маршрут для нас, неподготовленных недотуристов, да еще и

решивших взять с собой жен, будет более, чем подходящим. Посчитав по тому же гуглу

расстояние, вышло чуть меньше 15 км, что казалось уже вполне проходимым за один день, с учетом возможных подъемов, привалов, мест для фотографирования пейзажей и себя на фоне последних. Назначили дату и приготовились... работать дальше в ожидании похода.

Единственный нюанс, на указанной карте точкой начала маршрута было место остановки

пригородного автобуса, а мы решили поехать на электричке, так как для нас это было

удобнее по времени, хоть и пройти придется на пару километров больше.

Перед самым походом я скачал небольшую программку для телефона, с указанием пеших тропинок, и которая работает без подключения к интернету. Построил в программе маршрут, что бы легче было ориентироваться на месте. Кому будет интересно, могу дать название в комментариях.

В рюкзаки положили лишь по паре консервов, по литру воды, салфетки. В общем все по минимуму.


2. Поход.

По приезду на станцию в город Горячий Ключ, я включил запись пути в своем приложении и

мы выдвинулись. Первые пару километром, как я уже и говорил, нам пришлось пройти по

городу.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Однако через время, мы подошли к началу тропы.

Мы прошли через небольшой лесок, вышли на открытую полянку, прошли вдоль накатанной

машинами проселочной дорожке, а затем карта указывала, что пора бы резко свернуть на 90

градусов вправо, но сворачивать вроде как бы и не куда было. Дорожка одна, слева и

справа поляна хоть и с невысокой травой. Ну раз надо, так надо. Пойдем через поле,

ведущее вниз. Судя по карте, так мы должны были выйти к ручью.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Спустя некоторое время (сейчас сложно сказать сколько мы шли, может минут 5, а может

20) к ручью мы вышли. Я бы сказал к ручейку. Но, вероятно, во время дождей этот ручеек

становиться куда внушительнее.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Идти вдоль ручья было достаточно просто, хоть и приходилось постоянно его пересекать

вброд по камешкам. Временами были небольшие подъемы на несколько метров с такими же

небольшими спусками. Где-то пологие, где-то по круче. Иногда приходилось перелазить

через упавшие деревья, перегородившие тропинку.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

На пол пути вдоль ручья свернули направо в ущелье, чтобы пройти к скале "Зеркало". Ее

внешний вид и размеры впечатляющие, однако наши фотографии с телефона этого не

передают. Возле этой скалы мы и сделали первый привал. Устроили небольшую фотосессию,

перекусили и двинулись дальше... Точнее пошли обратно к ручью.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост
Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост
По пути на повстречались папоротники (или что-то в этом роде).
Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост
Небольшой мостик вместо брода.
Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Небольшая полянка с кострищем, и удобно лежащими бревнами, на которых так приятно было

чуть-чуть передохнуть. К сожалению ее не сфоткал.

Спустя полкилометра тропа пошла резко вверх, однако я не стал спешить по ней

подниматься, так как меня привлек шум льющейся воды. Я отошел чуть в сторону и передо

мной открылся изумительный вид на водопад.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост
Конечно, как не залезть повыше?!
Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Вдоволь на фотографировав и посмотрев, мы вернулись на тропу и пошли вверх. Я не знаю, какой был угол подъема, но за сотню метров пути мы выдохлись знатно.


Посмотрели на водопад с другого ракурса, сверху вниз, и свернули чуть левее. С этих пор начался хоть и небольшой (метров 300), но самый сложный участок маршрута. Большой уклон, очень маленькая тропинка, с обеих сторон поросшая колючками, и куда же без упавших деревьев, преграждающих и без того сложный подъем. Девчонки выдохлись больше всего, однако продолжали идти, хоть и передышками. Приходилось иногда ждать отстающих. Узкая "Колючая" тропа (это мы ее так прозвали) закончилась выходом к широкой проезженной дороге. Вероятно кто-то тут катается на квадроциклах и/или мотоциклах. GPS

показал высоту в 280 метров.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

По такой дороге подниматься дальше было значительно легче. Так мы вышли к самой высокой точке маршрута, горе "Сапун" (417 метров). Чуть вниз от нее была небольшая обзорная полянка, с открывающимся видом на соседние холмы.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Чуть дальше вниз, затем снова вверх еще одна высокая точка гора "Ключевая" (415метров). С нее я бы сказал, вид был даже лучше, чем с уже описанной обзорной полянки, но фотки выкладывать нет смысла, так как соседние холмы при этом ничуть не изменились. Ну а дальше... дальше дорога начала идти вниз, и идти стало заметно легче. По пути устроили еще один привал со съеданием последних остатков съестных запасов. Повстречали проезжающие мимо два мотоцикла и свернули с дороги на более узкую тропу (точнее дорога повернула направо, а мы пошли прямо). Уклон вниз заметно стал круче и идти по нему пришлось достаточно долго. Как мне показалось, чуть менее часа. Однако мое представление о времени может быть ошибочно, а сколько ушло по часам на тот или иной участок маршрута я не засекал. Засек лишь общее время в пути начиная от железнодорожной станции.


Спустившись в "Дантово" ущелье, мы вышли снова в город. Сели в кафе, чуть отдохнуть и на этом я остановил свой маршрут в приложении. Общее время в пути с учетом привалов (на которые мы потратили максимум час) 7 часов. Пройденное расстояние 16 километров 270 метров.

Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост
Как мы пошли в свой первый пеший поход Путешествия, Поход, Пешком, Поход в горы, Длиннопост

Уставшие, но довольные, после кружечки пива в кафе, мы двинулись домой.


Всем спасибо, что прочитали. На этом все.

Показать полностью 15
0

Черновик

Пикабу, пока что единственное место, где публикуются мои рассказы. Пускай основные оценки уходят в минус вместе с моим рейтингом, для меня это возможность узнать свои ошибки. Особенно, если вы свой минус аргументируйте.


Сейчас я хочу выложить одну из сцен на всеобщее обозрение из книги, в которой не готов даже черновик. Это мой первый большой проект над которым я работаю, и закончу не смотря ни на что. Хотя бы для себя.


Что я хочу? Чтобы судили не за отсутствие деталей в сцене, а за интерес к прочтению. В остальном судите, как хотите. Комментарии для минусов не оставлю, все оценки ставьте тут. Единственное, прошу помнить, что это лишь черновик, или общий план сцены, который еще не раз будет переписываться и вообще не факт, что войдет в общий сюжет.


Поехали (с) Гагарин Ю.А.


***


Выйдя из сети ко мне вернулось зрение. Краски, наполнявшие реальный мир казались серыми и тусклыми, после буйства цветов нейросети.

Я снова сижу в углу небольшой плохо освещенной комнаты, прислонившись спиной к бетонной стене без какой либо отделки, ощущая холод голого бетона. Напротив меня в паре метров находиться пустой дверной проем. Встав не отряхиваясь я, не теряя времени, быстрым шагом направился к выходу. В соседней комнате, через отсутствующую стену, будущуу в скором времени панорамным окном, открылся вид строящегося жилого района. Множество зданий разной степени готовности, от голого каркаса до почти готовых застекленных небоскребов, уходящих в густую облачность пасмурного неба. В этой серой пелене непогоды появляются и исчезают грузовые флаеры и строительные дроны, несмотря на темное время суток. Однако людей внизу не видно. В отличие от безусталых машин, они предпочитают отдыхать по ночам. Появление четырех беспилотников, ровным строем направляющихся в мою сторону не вызывает у меня удивления, но дают понять, что пора уходить.

Выбежав на лестничную площадку, я устремился вниз. Три шага - лестничный пролет позади. Еще три шага - этаж.

Внизу послышался громкий свист, после чего последовал глухой стук ударившейся и отскочившей от стены дымовой гранаты. Они уже здесь. Этаж ниже, не более чем за секунду заполнился густым дымом. Его едкий запах тут же ударил мне в нос. Не успел. Бегу обратно наверх. Пробегая мимо оконного проема, боковым зрением увидел движение машины. Боевой дрон, чтоб тебя. Быстрее наверх. Следующий проем пробегаю пригнувшись, и не зря. Надо мной загремели выстрелы плазменного оружия. От шума закладывает уши. В открытые руки и лицо ударяет жар. Стена напротив окна изрядно посыпает меня бетонным крошевом. Ползу за угол, одной рукой закрываясь от осколков бетона. Следующие несколько этажей пробегаю по другой лестничной шахте. На этот раз без проемов на улицу. Выстрелы слышны со всех сторон. Каждые несколько секунд от взрывов сотрясаются стены. Пол под ногами так и норовит уйти в сторону.

Найдя более или менее безопасную комнату на одном из этажей выхожу в сеть.

- Ты можешь сломать их? - говорю я в пустоту.

- Уже в процессе, - снова ощущение, что веду диалог сам с собой.

- Как долго ждать? - если возможно перейти на крик, ведя мысленный разговор, то я на него уже перешел.

- Готово. Действуй!

Перед глазами снова вспыхнул радужный фейерверк всех оттенков видимого спектра. Ищу нужное, отдавая мысленные команды в нейросеть.

Дрон. "Дальше". Связь дрона. "Еще". Оружие дрона. "Еще". Управление дроном. "Взять управление!"

Бог ты мой! Я теперь боевой дрон!

Вижу местоположение себя реального в строящемся небоскребе. Вижу соседние дроны, обильно поливающие плазменными выстрелами всевозможные проемы в стенах здания, попутно забрасывая туда дымовые и разрывные гранаты. Вижу отдряд бойцов, ожидающих завершения работы дронов и готовых ворваться внутрь здания в любую секунду.

Первая выпущенная мной ракета поразила беспилотник, уже влетевший на мой этаж в проделанную им же дыру в стене. Он взорвался внутри здания, и я почувствовал ударную волну своим реальным телом, тогда как я-дрон лишь слегка дернулся. Обогнув здание я дал плазменный залп по следующему дрону почти в упор. В последний миг он даже успел развернуться, переключившись с меня-человека на меня-машину. Потеряв управление, он спиралью рухнул вниз с шестидесяти метровой высоты, создавая вокруг себя фейерверк оранжевых выстрелов, так ни разу в меня не попав.

Третьего дрона искать не пришлось, так как он нашел меня раньше ударив плазменным огнем сзади. Я-дрон дернулся от его попадания вскользь, но все же успел уйти в сторону от всего дождя выпущенной по мне плазмы. Оранжевые всполохи сверкали со всех сторон от меня. Моя многотонная машина слушалась безукоризненно. Управлять дроном по квантовой сети не сложнее, чем шевелить руками. Жаль не получается выстрелить в ответ. Оружие не активно. Скорее всего повреждение системы от попадания. Некогда разбираться. Снова огибаю здание недостроя, уходя за угол. Делаю разворот на триста шестьдесят. В это же время мысленно копаюсь в системах управления себя-машины.

Маневровые двигатели. "Коррекция траектории на столкновение с беспилотником". Маршевые двигатели. "Полная тяга". Оружие дрона. "Детонация всех снарядов по таймеру: две секунды".

В последнее мгновение вижу появляющуюся из-за угла машину противника. Скорость сближения почти звуковая. То, что надо.

Выхожу из нейросети.

Показать полностью
-2

Kid Asiris

Меня зовут Кид Асирис (Kid Asiris). Я обычный человек, с чувствами и мечтами. Я жил на второй планете системы Vey, территориально входящей в состав Федерации Галленете. Иногда, в редкие ночи, когда небо не закрывала сплошная облачность, я мог наблюдать звезды лежа на земле. Мне двадцать лет, и у меня была одна детская мечта — это бороздить просторы космоса, быть пилотом-капсулиром и воспринимать смерть, как естественный процесс перехода сознания от гибнущего тела в его точную копию. Сейчас я смог ее осуществить и знаю, что теперь не отступлю не перед чем.



21/08/115 YC



Я проснулся, лежа на чем-то мягком, и стал всматриваться в потолок, не решаясь пошевелиться. Он освещался неярким ровным светом, источник которого был сейчас вне поля моего зрения. Потолок был достаточны низким, чтобы дотянуться до него рукой. Подняв руку, я посмотрел на нее, прислушиваясь к весьма любопытным ощущениям. Я мог узнать рисунок складок на своей ладони, но меня никак не покидало чувство, что она была не моей рукой, чужой, несмотря на то, что я мог шевелить пальцами, поворачивать ладонь и полностью контролировать все ее движения. Кожа на всей руке была нежная, как у ребенка. Ни одной мозоли, ни одного заусенца на пальцах или шрама. Прикоснувшись к потолку над собой, я ясно чувствовал холод металла и шероховатость поверхности.


Наконец я поднялся с кровати и огляделся. Помещение, в котором я находился было весьма просторным. Посреди него стоял округлой формы диван и не большой столик, на котором лежал датапад с включенным проекционным экранном, беззвучно оповещающем меня о входящем вызове. Напротив дивана, всю стену занимала большая информационная панель, со сменяющим друг друга изображениями — портретами каких-то людей, видео-рядами, говорящих о последних новостях и событиях в Новом Эдеме в перемешку с рекламой Quafe и легких разрешенных нейробустеров.


Удобно устроившись на мягком диване, я взял со стола датапад и принял входящий звонок. Плоский экран сменился объемным голографическим изображением девушки с внешностью андроида, с мягким, но акцентировано искусственным голосом:


— Приветствую тебя, пилот. Я Аура, искусственный интеллект-компаньон.



Моя история началась только сейчас.



20/08/115 YC



Темнота.


Я открыл глаза, но видел лишь розовую пелену, за которой можно было различить силуэты проходящих мимо людей, не обращавших на меня никакого внимания. Я стоял на трясущихся ногах внутри прозрачной капсулы, наполненной липкой, неприятной розоватой жидкостью. Я чувствовал ее противный солоноватый вкус, вызывающий рвотные рефлексы, так как она полностью заполняла пространство и проникла в полость моего рта, а из моей спины торчали кабели, соединяющие меня с медицинской капсулой. На каждую попытку пошевелиться кабели вызывали болезненные ощущения, будто входили в мое тело настолько глубоко, что соприкасались с внутренними органами. Сердце стучало быстро и меня начал одолевать страх. Скорее даже паника. Хотелось ударить по прозрачной стенке передо мной, но руки меня не слушались. Все, что я смог сделать это поднести ладонь к стеклу. Кажется, никто так и не обратил на меня внимания, но все же я увидел, что жидкость из капсулы стала стремительно уходить, постепенно освобождая пространство для воздуха. Как только уровень ее опустился ниже уровня моего подбородка, меня стошнило той же самой розовой слизью, которая, по всей видимости, наполняла мой желудок, и я, наконец-то, сделал свой первый вдох.


Когда капсула полностью была освобождена от жидкости, разъемы на моей спине и шее освободились с одновременным открытием передней прозрачной стенки капсулы. Я, в прямом смысле слова, вывалился наружу, на твердый холодный пол, продолжая извергать содержимое свое желудка.


— Я живой, — сложно сказать, были ли это мои мысли, или я произнес это в слух. Было ли это моментом радости или сказано без участия каких-либо эмоций. Я лишь констатировал факт. А дальше… Дальше я снова погрузился во тьму.



19/08/115 YC



— Все готово. Уже все готово! Прошу, не задерживайся, у нас и так мало времени, — говоривший человек был минматаром по происхождению. Из под рукавов его халата виднелись татуировки, свойственные большинству людей республики. Однако, тогда как другие минматары чаще выставляли нанесенные на них символы, понятные только им, на обозрение другим, этот старательно пытался их скрыть под одеждой. Его внешний вид больше напоминал безумного ученого, хотя скорее всего именно так и было. На сколько я знаю, с самого детства представителей его расы учат быть в первую очередь воином, а выбранная профессия в будущем играет лишь второстепенную роль, будь то политик, шахтер, врач или человек науки. Глядя на этого худощавого, довольно не скромных лет, человека, с горящими глазами, вдохновленными тем, что он делает, понимаешь, что везде бывают исключения из правил.



Меня сильно трясло, а ноги предательски подкашивались. Я уселся на большое металлическое кресло с огромным количество торчащих отовсюду проводов и трубок. Минматар нацепил мне на голову жуткое подобие шлема из железных прутьев или толстой проволоки, с кучей датчиков и проводов. Все это оборудование тянуло на пятнадцать килограмм. Мои руки и ноги он пристегнул ремнями, навевая неприятные мысли.


— Будет больно? — пытался развеять я свои страхи.


— Нет-нет-нет, не должно быть, — ответил слуга науки.


От волнения я чувствовал в ушах свой собственный пульс, как сердце гоняет кровь по венам и артериям, снабжая мозг большим количеством кислорода в стрессовой ситуации.


— И так, — произнес мой мучитель торжественным голосом, словно решал сейчас судьбу всей вселенной, — сейчас идет процесс переноса твоего сознания в новую оболочку… эмм… точнее в твоего клона. Как только он закончится, все что будет происходить здесь после этого — ты уже никогда не вспомнишь, — все это он говорил с какой-то ухмылкой на лице, однако после этих слов его лицо вдруг стало серьезным, и он продолжил, — Ты парень, вроде, сильный, но постарайся не сопротивляться тому, что будет дальше.


Весь мой страх сейчас брал начало от пары простых вопросов, которые глубоко сели мне в голову. Когда я очнусь в новом теле, буду ли это «Я», или это будет другой человек с моими воспоминаниями и чувствами? Что станет со мной здесь, после того, как завершится процесс переноса сознания. Сейчас я лишь терпеливо ждал результатов.


Спустя десять минут все закончилось так же незаметно для меня, как и началось.


— Это все? — я был в легком недоумении, так как не чувствовал вообще ничего. Для чего-то же были эти ремни на моих руках и ногах?


— Не совсем. Есть еще один момент для завершения, — с этими словами минматар достал из-под халата пистолет, и нацелился мне в голову.


Дернувшись в кресле, я попытался увернуться, но ремни крепко держали меня на месте. Я услышал звук выстрела, и успел заметить вспышку света, вырывающуюся из дула огнестрельного оружия. Кажется, я даже успел почувствовать запах пороха, но после, тьма окутала меня в свои объятья.



16/08/115 YC



— Боюсь, что шаттл вам не поможет, — Вестор (Westor D) включил монитор на стене, слева от нас, показывающий местный новостной канал. На голографическом экране во всей красе крутили воссозданную цифровую модель Киры Асирис (Kira Asiris) в полный рост. Под изображением в текстовом виде шла информация об Амаррском шпионе, замеченной на Vey II службой безопасности. О закрытии космопорта на неопределенный срок и запрете всех полетов в атмосфере планеты. Введено военное положение в связи с угрозой безопасности как Федерации Галленте, так и Республике Минматар — их главному союзнику перед общей угрозой, — Вам не дадут даже подняться в воздух, не говоря уже о том, чтобы выйти на орбиту и покинуть пределы системы.


— Какие у нас есть варианты? — Интересно то, что Кира не выглядела взволнованной от увиденной информации, напротив, она, казалось, стала еще более собранной.


— Сделаем клона для Кид’а, раз это так важно для тебя — сообщил Вестор лишь пожимая плечами. — Займет чуть больше времени на его подготовку, но в целом — это возможно.


Я слушал весь этот диалог и до сих пор не проронил ни слова. Неужели то, к чему я шел годами, так и не приблизившись ни на шаг к своей цели, за сегодняшний день решилось минутным разговором? Цепочка случайных событий, от моего знакомства с минматаром по имени Вестор, мое убежище в разрушенных стенах производственного комплекса, челнок, упавший с неба и Кира, привели меня сейчас сюда. Верю ли я в происходящее? Скорее нет, но я позволю себе плыть в течении судьбы. Хочется верить, что на этот раз я заплыву в нужное русло.


— Вот и договорились. Мне нужно подключение к нейроинтерфейсу, чтобы передать тебе информацию, ради которой я оказалась здесь.



Весь следующий день я ни разу не увиделся с Кирой, так как провел его в медицинской капсуле. Мной занимался странный, в своем поведении, человек, являющийся не то ученым, не то инженером, с темной кожей, лицом с впавшими скулами и постоянно что-то бормочущий себе под нос.


В комнате, в которой я находился, был всюду бардак, разбросанные бумаги, разобранные компьютеры, часть которых валялась на полу, инструменты, шланги и провода. Посреди всего этого хлама возвышался некий постамент, или кресло, даже не знаю, как его назвать, но очевидно, что предназначалось оно для человека.


Это «революционное устройство», как он его называл, должно было осуществить перенос сознания из моего тела в заранее заготовленного клона, точную копию меня, на станции корпорации University of Caille, занимающейся подготовкой пилотов-капсулиров. Как ему удалось организовать там создание для меня клон-тела в столь короткий срок, — я не знаю. Сколько это стоит? Я даже боюсь представить эту сумму, или за какую информацию от Киры они так легко согласились сделать из меня пилота-капсулира.



Ближе к концу дня в комнату, которую мне выделили для отдыха, аккуратно постучали. Я подошел к пластиковой двери и открыл ее. На пороге стояла Кира, все так же улыбаясь мне, отчего я еще больше впадал в смущение, ведь она откровенно мне нравилась.


По ее словам она зашла попрощаться, так как не было известно, когда мы в следующий раз увидимся. Завтра утром ее уже здесь не будет, а для меня потребуется еще пару дней, что бы подготовить мне клона, прежде, чем я проснусь где-то на станции, расстояние до которой отсюда измеряется уже не километрами, а в световых годах.


— Кира, ему можно доверять? — я говорил о том минматаре в белом халате. Вид постоянно бормочущего безумца в белом халате, заставлял меня усомниться в его профпригодности.


— Я верю Вестору, а ты доверяй мне и я вытащу тебя отсюда. Ты ведь об этом мечтал? — ее искренняя улыбка вселяла надежду в меня, но двадцать лет выживания без средств к существованию заставили меня быть более осторожным, — Считай, что я отдаю тебе долг, за то что помог мне выбраться, — прервала она мои мысли, — И еще — в этот момент ее голос стал более требовательным, — Когда все закончится, дай себе мою фамилию, — это поможет тебе встать на ноги, а мне проще будет тебя найти.


— Мне считать тебя своей женой, раз уж мы с тобой будем с одной фамилией? — я спросил это в виде шутки, хоть и не понимал, к чему все это, но она лишь фыркнула на этот вопрос.


— Считай меня своей сестрой, — после чего улыбнулась и оставила меня одного.



15/08/115 YC



— Куда мы идем? — я шел вместе с Кирой, позволив ей использовать мое плече в качестве опоры. Она представилась мне, как Kira Asiris. В моей одежде, весьма потрепанном рабочем комбинезоне, который даже я не помню, как давно и откуда у меня взялся, она выглядела как-то нелепо. Симпатичная, молодая, белокожая со светлыми волосами и голубыми глазами (прямо сказка, а не девушка) и в таком тряпье, с дырами, оторванными заплатками и застиранными пятнами. Обувь, с отваливающей подошвой все же лучше, чем босиком, но не думаю, что ей было в ней хоть чуточку удобно.


— В городе есть человек, по имени Westor D. Мне нужно его найти, он поможет покинуть планету.


— Я знаю его. Он покупает у меня полезные материалы, извлеченные из останков кораблей или наземной техники, — я достал центральный процессор и бортовые самописцы с упавшего челнока, показывая их Кире, в подтверждение своих слов.


Увидев трофеи в моих руках она засмеялась:


— А ты молодец! У нас теперь больше шансов выбраться отсюда живыми, — пояснила она.



Через час мы уже были на месте. Вестор встретил нас в своей «каморке», куда я обычно приносил ему добытые ценности. Он был типичный минматар, с темной кожей и украшенным татуировками лицом.


— Я очень рад, что у тебя получилось выбраться, — сказал он, адресуя слова девушке. После он перевел взгляд на меня и продолжил, — Не без помощи, как я вижу.


Я смотрел сейчас на Киру, ожидая ее ответа для Вестора. От того, что она скажет сейчас, вероятно, будет зависеть моя судьба. Останусь ли я здесь на Vey II, продолжая заниматься поиском средств к существованию, копаясь в земле, или все таки меня заберут с собой. В небо. Она повернулась ко мне, и мы встретились глазами. Не отводя от меня взгляда она ответила:


— Как ты видишь, выбираться с Vey II нам нужно будет обоим.


Минматар лишь покачал головой.


— Твой клон готов, и ты знаешь, что нужно, чтобы тебя вернуть отсюда, а вот с ним, — кивая в мою сторону, — будет несколько сложнее.


Представительница Амаррской империи отступать не собиралась.


— Предоставь мне шаттл, и я вывезу нас отсюда.



14/08/115 YC



Командующий спецоперацией Нолан Горр (Nolan Gorr) хоть и сохранял внешне невозмутимое лицо и абсолютное спокойствие, внутри ощущал нервозность и был готов вспылить в любую секунду. Он ждал результата поисковой операции после падения челнока, а так же информацию о причинах произошедшего, уже больше получаса, и больше всего его раздражало оставаться в неведении.


Когда в его кабинет зашел один из подчиненных, Нолан Горр спросил первым, не дожидаясь доклада:


— Девушка жива?


— Нам не известно, командующий. К нашему прибытию на место крушения, ее тело не было обнаружено.


— Что значит не было обнаружено? — голос командующего Нолана стал набирать повышенный тон, но он все еще старался сдерживать себя от проявления и так очевидного недовольства.


— По всей видимости, кто-то проник внутрь челнока, забрал ее и прихватил с собой бортовые самописцы, мы не имеем информации о том, кто это мог быть. Наиболее вероятно он, или они, как-то связаны с происшествием на борту, после которого челнок перешел в неконтролируемое крушение. Так или иначе, скорее всего это была спланированная операция. Мы не знаем в каком направлении скрылись…


— В каком еще, черт возьми, направлении? — на этот раз терпение Нолана подошло к концу. Провал этой операции напрямую будет влиять на его репутацию и может поставить жирный крест на его безупречной карьере в качестве командира наемной группы быстрого реагирования, — В этой «дыре» всего два города и один космодром и вы не знаете где их искать?


Его собеседник молчал, боясь вставить еще хоть одно слово в этот разговор. Последствия могут быть непредсказуемы.


— Найти, — снова перейдя на спокойный тон и сохраняя невозмутимое лицо произнес командующий, словно в нем жило два разных человека, попеременно сменяя друг друга, — Живыми не брать.


Он понимал, что брать живьем ее намного рискованнее сейчас. Девушка все еще не закончила подготовку, и, следовательно, не являлась полноценным капсулиром. По крайней мере она не была бессмертной, ввиду отсутствия готового клон-тела. Нельзя, чтобы та информация, которой она обладает попала к кому-либо еще. Если то, что она знает о разработке нового поколения кораблей у Амарр не смогут узнать «наши» — не должен узнать никто.



13/08/115 YC



Я смотрел на свинцовое, пасмурное небо. Туда, где секундой ранее возникло яркое пятно света в предутренних сумерках. Спустя еще пару секунд из-за густой облачности вынырнул посадочный челнок, оставляя позади себя длинный шлейф черного дыма. Совершая полет по большой дуге он старался выровнять курс на глиссаду к космодрому, но потеря высоты была столь стремительной, что даже для меня было очевидно — до космодрома он не дотянет и столкновение с поверхностью неизбежно.


Схватив плазменный резак я помчался в сторону предполагаемой катастрофы. Сейчас главное было успеть добраться туда раньше, чем там мог появиться отряд спасателей, лишив меня шанса найти что-нибудь ценное из уцелевшего. Если повезет, это может быть неповрежденный бортовой компьютер или какие-либо целые части, схемы или узлы, отвечающие за управление какой-либо системы летательного аппарата. Все это можно будет продать, продлив свое существование в «дыре» под названием Vey II. Если повезет крупно, возможно удастся отсюда выбраться. Однако за двадцать лет моей жизни так крупно мне еще не везло, иначе здесь меня бы уже не было. Там, наверху, на космической станции перспектив куда больше, но купить билет даже в одну сторону могут едва ли половина процента населения этой забытой планеты. Те, кто могли это сделать, уже давно это сделали, оставив здесь все и начав новую жизнь где-то там.


Бежать по разбитым бетонным плитам и торчащими отовсюду железными прутьями арматуры, бывшими некогда большим комплексом по переработке углеродных компонентов в топливо, было трудно. Но с другой стороны, именно по этому это место было для меня подходящим убежищем, ввиду его трудной доступности. Все что тут было ценным, давным давно было разграблено. Здесь больше нечего и некого было искать. Собственно, меня искать никто и не собирался, а кроме определенного круга лиц мало кто вообще знал о моем существовании.


Когда развалины былой промышленности сменились густым кустарником, высотой в человеческий рост, по земле прошла дрожь от рухнувшей многотонной машины, однако взрыва не последовало. Столб из пыли и дыма был для меня ориентиром, и через несколько минут я уже был на месте. Челнок пропахал почву, оставив траншею глубиной около метра и чуть было не развалился пополам от удара. Одно его крыло лежало чуть в стороне, входной люк был смят, словно картон, а лобовое стекло было покрыто мелкой сеткой трещин, но все еще держалось на своем месте. Не найдя места для быстрого проникновения внутрь, мне пришлось вскарабкаться по выступающим элементам на самый нос челнока. Я несколько раз ударил каблуком ботинка по лобовому стеклу, но видимого эффекта не последовало. Стекло, а точнее прозрачная броне-пластина, несмотря на паутину трещин, оставалось на прежнем месте.


— Ну что же, это следовало ожидать, — я произнес вполголоса свои мысли.


Достав резак, и убедившись в отсутствии звуков приближающегося отряда, я принялся срезать опорную стойку, которая не давала выбить лобовое стекло.


Аккуратно проникнув внутрь я увидел пилота, пристегнутого к своему креслу. Обмякнув в нем, он склонил голову. С его лица, капля за каплей, стекала кровь, а под перебитыми ногами уже успела образоваться темно-красная лужа. Дверь, позади пилота была закрыта и на внешний вид цела. Я нажал на кнопку, которая должна была ее открыть, но ничего не произошло, чему я не удивился. Времени мало, по этому сейчас лучше не обыскивать то, что лежит на поверхности, а выкопать ценное, что находится чуть глубже, если знать, где копать.


Работая резаком и убирая в сторону срезанные элементы внутренней обшивки, мне удалось извлечь бортовые самописцы, а так же добраться до главного процессора, и, на мою удачу, он был не поврежден. По крайней мере внешне. Это и есть самый дорогой элемент из того, что можно было отсюда изъять за короткий промежуток времени, — искать что-либо дальше было уже рискованно, так как с минуты на минуту прибудут спасатели, хоть и спасать тут уже некого. На этой мысли я хотел было выбираться наружу, если бы не услышал глухой стук, но раздался он не снаружи, а внутри челнока. Точно за той дверью, что не открылась. Замешкавшись и не решаясь предпринимать каких-либо дальнейших действий, я старался больше не подавать лишнего шума, и прислушался к тому, что или кто находилось за дверью. Спустя мгновение оттуда был услышан еще один глухой стук или удар, за которым последовал не то детский, не то женский стон.


Очень скоро тут будет достаточно людей, что бы оказать первую и последующую помощь, но иногда совесть побеждает здравый смысл. Это не всегда верное действие. Возможно именно по этому я являюсь тем, кем являюсь, шатаясь по всеми забытой планете в поисках средств к существованию, вместо просиживания удобных кресел где-нибудь в верхах корпорации или даже власти. Да ладно власть и корпорации, средне-статистический работник на космических станциях получает в сотни раз больше, чем средний житель Vey II. Их доход уже хоть как-то можно оценить в ИСК (ISK — Interstellar Kredit). Однако сейчас просто уйти отсюда я не могу. Точнее я даже не думал, как мне поступить, а просто ринулся к двери, пытаясь вручную ее открыть.


Аварийный замок нашелся быстро, и дверь поддалась небольшому усилию, уйдя в сторону вглубь стены. За дверью находилось помещение, вероятно предназначенное для перевозки грузов, так как по обеим сторонам на стенах находились крепежные ремни для фиксации крупногабаритных предметов. На полу лежала кушетка, перевернутая набок, с пристегнутой к ней магнитными захватами молодой девушкой. Она и была источником звуков, по всей видимости стараясь освободиться от оков. Если не считать пары ссадин на ее белокожем теле, которое едва скрывала грубая серебристая ткань, можно сказать, что ей крупно повезло. А вот двум минматарам, лежавших в лужах собственной крови чуть поодаль, повезло куда меньше.


— Вытащи меня отсюда, — сдавленным и обессиленным голосом произнесла девушка. Судя по ее акценту она являлась представительницей рода Амарр.


— Скоро придут спасатели, тебе помогут…


— Нет! Нельзя! Вытащи меня отсюда, — не дав мне договорить, попыталась прокричать она из последних сил, но это было больше похоже на громкий шепот, если можно так сказать, — Пожалуйста.


Последнее ее слово было произнесено уже настолько тихо, что я с трудом его понял. Девушка была в сознании, но что либо сказать больше или шевелиться уже не могла.


Я не стал разбираться в тонкостях отключения магнитных захватов, по этому просто срезал элемент питания. Снимая ослабленные ремни, я заметил на ее шее и спине разъемы нейроимплантов. Это могло означать только одно — передо мной был капсулир. Оставив пока лишние размышления у себя в голове, я вытащил ее за пределы летательного аппарата и на руках понес к своему убежищу, по совместительству являющимся моим домом.



— Как тебя зовут? — девушка со светлой, почти белой кожей лежала напротив, облокотившись о плиту, которая служила подобием стены у меня в «конуре». Она более или менее пришла в себя. Это удивительно, ведь еще меньше часа назад она свалилась в титановом гробу, т.е. в челноке, с черт его знает какой высоты. Сейчас на меня вопросительно смотрели ее голубые глаза, полные сил и уверенности в дальнейшем.


— Ты капсулир? — ответил я вопросом на вопрос.


— Не совсем. Так как тебя зовут?


— Кид.


— Нам нужно уходить, Кид. Прямо сейчас.


— Нас тут не будут искать. Считай, мы в безопасности, — я это сказал, но видя ее твердый взгляд уже стал сомневаться в том, что говорю правду.


— Нас уже ищут.



12/08/115 YC



Меня зовут Кид. Я обычный человек, с чувствами и мечтами. Я не жалуюсь на свою жизнь, хотя она определенно могла быть лучше. Я живу на второй планете в системе Vey, территориально входящей в состав Федерации Галленете. Иногда, в редкие ночи, когда небо не закрывает сплошная облачность, я могу наблюдать звезды лежа на земле. Мне двадцать лет, но у меня есть одна детская мечта — это бороздить просторы космоса, быть пилотом-капсулиром и воспринимать смерть, как естественный процесс перехода сознания от гибнущего тела в его точную копию. Я не знаю, как скоро у меня появится возможность осуществить задуманное, я знаю только то, что я не отступлю, когда мне будет предоставлен такой шанс.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!