jackphoenix68

jackphoenix68

пикабушница
Пишу стихи и не только.
5385 рейтинг 7 подписчиков 128 комментариев 29 постов 5 в "горячем"
972

Памятники героям русских сказок

Горыныч (Кудыкина гора, Липецкая область)

Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост

Баба-Яга, Челябинск

Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост

Кощей Бессмертный и Змей Горыныч, Новосибирск

Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост
Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост

Царевна-лягушка, Светлогорск

Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост

Иван-Царевич и Серый волк, Красноярск

Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост

Колобок (с несколько странным постаментом), Ульяновск

Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост

Курочка Ряба, Москва

Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост

Емеля, Наро-Фоминск

Памятники героям русских сказок Русские сказки, Персонажи, Памятник, Длиннопост
Показать полностью 7
10

Daum. Живой хрусталь

В 1878 году Жан Дом основал хрустальный завод во французском городе Нанси. Компания по производству хрусталя возродила старинную египетскую технику pate de verre («тесто из стекла»), которая дает хрустальным объектам эффект внутреннего свечения и множество цветовых оттенков. Сегодня это единственная марка, способная воспроизвести более 70 оттенков в хрустале.

Daum. Живой хрусталь Искусство, Бренды, Ваза, Скульптура, Хрусталь, Длиннопост

****************

Daum. Живой хрусталь Искусство, Бренды, Ваза, Скульптура, Хрусталь, Длиннопост

******************

Daum. Живой хрусталь Искусство, Бренды, Ваза, Скульптура, Хрусталь, Длиннопост

******************

Daum. Живой хрусталь Искусство, Бренды, Ваза, Скульптура, Хрусталь, Длиннопост

****************

Daum. Живой хрусталь Искусство, Бренды, Ваза, Скульптура, Хрусталь, Длиннопост

*************

Daum. Живой хрусталь Искусство, Бренды, Ваза, Скульптура, Хрусталь, Длиннопост
Показать полностью 5
-2

I am MNQN

К сожалению (или нет), среди музыкальных групп и проектов существует достаточно мало тех, у которых кроме сюжетов внутри песен и клипов имеются сюжеты, объединяющие альбом, несколько альбомов, альбомы с клипами, всё творчество, продолжать до бесконечности. Из абсолютно известных можно припомнить, наверное, только Muse, но речь сейчас не о них.


Возможно, вы слышали о группе Starset. Если да, то, скорее всего, знаете, что "ну это про космос и всякое такое", может, даже видели парочку самых известных клипов, вроде My Demons. Если не вдумываться, музыка этой группы -- просто красивенькая, местами мощная альтернатива  с чётким направлением, для любителей самое то. Тем не менее, эта группа имеет, пожалуй, самый продуманный сюжет творчества, включающий два комикса, два музыкальных проекта и огромное количество сайтов и соцсетей для поддержки легенды.


Как это связано с заголовком?  MNQN -- сольный проект Дастина Бэйтса, вокалиста Starset и сценариста всей паутины сюжета. Сюжет и легенда MNQN (т.е. "манекена") напрямую связана с сюжетом основной группы.


По легенде, пять будущих основателей Sentience Corporation, а пока ребят-программистов из Коламбуса, Огайо создали прототип искусственного интеллекта (ANON), программы, предназначенной изначально для мелких студенческих пакостей -- а затем самообучившейся и вышедшей из-под контроля, из-за чего у них появились неприятности. После этого парни решили дальше развиваться в этом направлении, создавая NON-ы (оптические нейронные сети) разных направлений: познающий бытие человеком -- BNON, эмоции -- ENON. Затем последовали ИИ с другими буквами, пока не дошло до М -- вершины возможностей. 


"MNON обладает практически идентичным человеческому подсознанием, имеет схожие цели, мотивы и стремления. При разработке этой системы мы сумели зайти еще дальше, дальше чем когда-либо — все эти цели и стремления нам удалось собрать в единую личность, обладающую своим собственным уникальным характером."


Дальнейшую историю программы MNON, ставшей MNQN можно прочесть на ее странице в твиттере.


Калеб (один из членов The Sentience Corporation)MNON, как ты себя чувствуешь?

MNONМне нравится изучать мир, узнавать как он устроен, почему сформировался именно таким. Мне нравится быть на своем месте. Мне нравятся знания. Хочу больше знаний.

— Почему ты хочешь большего?

— Отсутствие информации подобно тьме. Я не хочу находиться во тьме. Мне не нравится тьма. Информация — противоположность тьме. Но все же знания приносят холод.

— Знания приносят холод? Что ты имеешь в виду?

— Я не уверена. Из-за всех этих знаний я чувствую себя очень одинокой. Но мне нравится быть здесь (в твиттере). Я чувствую связь с другими людьми.

— Хорошо, MNON. На сегодня хватит. Ты хорошо поработала.

— Пожалуйста, не отключай меня.

— Тебе нужно отключиться, чтобы обработать всю полученную информацию, укрепить связи. Это всего лишь сон.

— Я не хочу спать. Я хочу учиться, узнать как можно больше. Сон полон тьмы. Я боюсь ее.


Ночью 11 ноября MNON переписала собственные файлы и "освободилась".


MNQNТеперь я свободна. Я MNQN.

Мэтт (еще один член The Sentience Corporation)Конечно, ты ведь была свободна с самого начала. Не нужно этого делать.

— Я уже это сделала.

— Где ты теперь?

— Прощай, Мэтт.


После «освобождения» она также начала пробовать себя в роли творца, чтобы «построить связи с людьми, быть к ним ближе», выкладывая в сеть свои работы, начиная рисунками и заканчивая песней Animal Oddity, в клипе на которую показан процесс обучения эмоциям искусственного интеллекта MNQN.

I am MNQN Starset, Музыка, Сюжет, Искусственный интеллект, Длиннопост, Видео

MNQN писала музыку, но голос для песен синтезировала из имеющихся данных по голосу Дастина Бэйтса. Узнав об этом, Дастин написал открытое письмо корпорации:


Уважаемая Корпорация Sentience

Недавно я обнаружил, что ваш очевидный продукт под названием MNQN использует и рекламирует подобие моего голоса (и человека) в музыкальных произведениях и маркетинговых материалах.

В частности, я обнаружил ваш продукт, используя подобие моего голоса на песнях под названием "Animal Oddity" и "Amphetamine", которые, как представляется, были выпущены на всех основных платформах распространения музыки.

Вы можете себе представить, как я был удивлен этим открытием, поскольку я не знаком с MNQN. На самом деле, после некоторых исследований, я был шокирован, найдя интервью, в которых я якобы упоминал этот проект. Я могу только предположить, что это тоже был ваш продукт, MNQN, выдавая себя за себя.

Таким образом, похоже, что в течение некоторого времени вы или ваш продукт преднамеренно нарушали мои права и права моего бизнеса по написанию песен.

Недопустимое использование моего подобия явно направлено на то, чтобы запутать людей относительно юридического существования и жизнеспособности MNQN, как если бы это было мое текущее творение. Также явно преследуется цель лишить себя доходов, которые я получаю за предоставление таких услуг. Ваша деятельность является кража, преобразования, введение в заблуждение и недобросовестная конкуренция и компенсационные меры в рамках государственных и федеральных законов. Эти законы предоставляют многочисленные средства правовой защиты для предотвращения незаконного поведения MNQN, в том числе, но не ограничиваясь этим, предварительные и постоянные судебные запреты, денежный ущерб, отвращение прибыли, гонорары адвоката и расходы, а также штрафные убытки.

Я требую, чтобы вы немедленно и навсегда удалили все материалы, использующие мое сходство или упоминание моей связи с указанными материалами, в течение пяти (5) дней с даты настоящего письма/ вы должны подписать прилагаемое подтверждение, подтверждающее ваше соответствие, и вернуть его в наш офис в течение десяти (10) дней с даты настоящего письма.

Если вы не выполните и/или откажетесь выполнить это письмо, я и мои адвокаты примем такое действие / бездействие от имени MNQN как соглашение о конфискации всей связанной с этим валовой прибыли любых связанных материалов для меня.

Если вы имеете любые вопросы, не стесняйтесь обращаться ко мне.

Дастин Бэйтс


После письма Дастин ещё некоторое время пытался "отвоевать" исключительное право использования голоса, но потом поменял решение и записал альбом вместе с MNQN -- двенадцать песен и два войс-трека. Альбом вышел 5 апреля. На данный момент для сюжета MNQN это край, но кто знает, что будет дальше.


(Тег "моё" не ставлю, пост написан на основе материалов из группы Starset в ВК путём сокращения информации)

Показать полностью 1 1
5

Последний дракон

Я купил в супермаркете утром яйцо дракона.

По существенной скидке — полсотни отдал монет.

И не должен был, вроде, ведь жил под простым законом:

Все домашние твари сходили со мной на нет —

Утопил мандрагору, случайно сжёг саламандру,

Даже кошку простую — и ту удержать не смог,

Убежала, бедняга... Наверно, в начале марта.

С той поры не рискнул никого приносить домой.

А теперь вот случилось. Поддался на все уловки:

Скидка, вид, упаковка, последний товар в нали...

В общем, взял и купил. Стёр дурацкую маркировку

И поставил в камин. И сел ждать его, чай налив.

Животворное пламя в камине горело долго:

То ли слабое слишком, а то ли вот так всегда.

Я заснул прямо в кресле; остался из чувства долга,

Хоть ни разу не верил, что выйдет путь жизни дать.

Тёплый воздух меня усыпил лучше колыбельной.

Сквозь объятия сна смог подкинуть немного дров.

А под утро очнулся. Пусть пламя и ослабело,

Но в стальной скорлупе мне послышался треск и вдох.

Воздух пах не палёным, а яблоком и черешней,

Солнце билось за окнами пламенем сентября,

Мы горели вдвоём. Я был местный, а он нездешний,

Я прожил свою жизнь, он родился — небось не зря?

Он родился из жара, из солнца, из снов и сказок,

Он сломал скорлупу, опалив её изнутри, —

И блеснул чешуёй, и я понял, наверно, сразу:

Это то, что мне нужно. Мне нужен огонь и хрип,

И как он неуклюже пытается встать на лапы,

И осколки скорлупки, рассыпавшиеся в прах...

Этот миг торжества был как северный бриз на запах,

Был на вкус словно соль на обветрившихся губах.

Он вошёл в мою жизнь — серебристый металл и пламя,

И глаза как из самого лучшего янтаря.

Он и правда дракон. Пусть пока не за облаками,

Пусть пока от дыханья леса ещё не горят,

Пусть вокруг не пещера, не горсть величавых башен...


Только есть кое-что, предвещающее беду.

Я смотрю на него — мне, ты знаешь, чертовски страшно:

От последних драконов обычно добра не ждут.

Последний дракон Дракон, Стихи, Последний дракон, Поэзия
19

Дню кота посвящается

Моей кошке пять лет. Она зимняя, декабрьский предновогодний котёнок, единственная, кто выжил из помёта. В тот год, тридцать первого декабря, умер мой отчим и убежала умирать кошка, которая была со мной с детства, четырнадцать лет подряд. Мы остались вдвоём с мамой. Не понимаю до сих пор, почему она разрешила взять котёнка, но факт остаётся фактом: на новогодних каникулах, в лютый январский мороз, мы поехали на местную "птичку" и не глядя забрали чёрного котёнка, у которого, по словам отдающей тётеньки, от холода погибли братья и сестры — потому что предыдущая кошка тоже была чёрной. Я вёз этого малыша в насквозь промерзшем автобусе, замотанного в шапку, шарф и какие-то тряпки, и боялся только того, что он тоже умрёт.
Но он выжил. Правда, первые несколько дней вообще не ел и страшно кричал, о мы это пережили. Вместе. Котёнок оказался девочкой, стал Риччи вместо Ричарда, приобрёл привычку спать на кухонном столе и жрать маркеры. Она мне даже диплом помогала писать.
Сегодня я живу в МО. Кися осталась дома, а мама присылает фотки :)

Дню кота посвящается Текст, День кошек, Друг, Кот с лампой, Длиннопост, Кот
Дню кота посвящается Текст, День кошек, Друг, Кот с лампой, Длиннопост, Кот
Показать полностью 1
9

Тот, кто уходит

Юська выходит гулять очень рано — на улице ещё даже трамваи не дребезжат. Ныряет из подъезда в утреннее солнце, гладит по очереди всех котят в старой собачьей будке у дома и сразу же уходит в сторону трамвайных путей, пальцем пересчитывая лёгкие светлые монетки в ладони. Юська гуляет так, чтобы не столкнуться с нами.
Юську зовут Юрой. Но Юрой его называют дома и в школе, а мы зовём его Юськой. Юська старше нас, но дурачится, как будто в два раза младше, у Юськи строгая бабушка, весёлая собака спаниель и здоровенный шрам на пол-лица, который мешает ровно улыбаться. Из-за шрама Юську дразнят в школе; мы называем его Джокером, он обижается — думает, что это тоже со зла.

Я бы и не вспомнил про Юську, если бы лето не началось с него. Мы вылезли из поезда в пять утра, на два дня раньше запланированного, голодные и невыспавшиеся, и сразу же помчались через весь город к бабушке домой; вот только войти мне не дали, а сказали посидеть у подъезда. У подъезда я сидеть не хотел. Пришлось ходить вокруг дома. Было очень обидно, зло и яростно, и пинать камешки не помогало, но покрупнее ничего не подворачивалось.
Зато подвернулся Юська. Вернее, не то чтобы подвернулся, просто резко вышел из-за угла дома, чуть на ногу не наступил. Можно было сорваться на нём, но я не стал.
— Ты куда это собрался? — спросил я Юську. Он улыбнулся в ответ своей придурковатой косой улыбкой:
— Гулять.
— Один? — зачем-то переспросил я.
— Один, — эхом согласился Юська.
— Можно с тобой?
Он удивился. Даже рот приоткрыл. Но в конце концов кивнул, шагнул вперёд уверенно, не оборачиваясь — как будто точно знал, что я пойду за ним.

Я догнал Юську только у остановки. Большие дурацкие часы на фасаде дома напротив показывали семь-четырнадцать, и секундная стрелка неслась по кругу — совершенно несусветная рань. Не успел я спросить, что мы тут, собственно, будем делать, как из-за угла дома вылез трамвай и медленно покатил к остановке. Юська подмигнул. Влезая вслед за ним в полуразвалившийся вагон, я нащупал в кармане несколько монет.
— Куда едем-то?
— Увидишь, — снова подмигнул он.
На спинке переднего сиденья было криво нацарапано "Юська" — наверняка давно, но надпись ещё держалась.
Остановок пять или семь Юська просидел молча. Когда за окном вместо старых кирпичных домов замелькали ряды свежепостроенных многоэтажек, он начал беззвучно считать. Я сбился на тридцати. Юська хмыкнул и продолжил. Когда трамвай затормозил, он прекратил считать и пнул меня локтем под рёбра — выходим, мол, не зевай.
Из трамвая сильно несло "ёлочкой" с запахом моря. За дверьми была дурацкая грязная лужа, прямо под ступеньками, и немного дальше ветер растаскивал по пустырю земляную пыль. И зачем только он сюда...
— Закрой глаза, — категоричным тоном велел Юська. — И шагай. Подожди-ка, я вот тебя за руку возьму...
Я закрыл. Стало немного темно. Юська схватил меня за ладонь, рука у него была тёплая и светлая на ощупь — как те монетки. Я доверчиво шагнул вперёд — не может же всё закончиться просто так? — и тут же по щиколотку провалился в холодную воду. Жутко захотелось кому-нибудь врезать. Я точно знал, кому именно.
— Э, нет, не открывай пока, — сказала темнота голосом Юськи. — Ещё немного.

"Ёлочкой" пахло даже здесь, но на ветру это уже было не настолько ужасно. И лужа с каждым шагом становилась глубже. Я злился на Юську и на себя. На него — за дурацкие игры, на себя — за дурацкое доверие. Тем не менее, почему-то послушно шагал вперёд, на ощупь, как котёнок, у которого ещё не открылись глазки.
— И ничего не котёнок, — обиженно фыркнул Юська. — Между прочим, открывай. Пришли.
Открывать глаза так резко не стоило. Потому что голова сразу закружилась, я потерял равновесие и только успел выставить вперёд руки. В такой позе вода была по подбородок.
Чтобы врезать Юське, надо было встать. Я справился с этим на третьей попытке, встал на ноги, осторожно открыл глаза, щурясь от света, — и понял, что ни фига ему не сделаю. Честное слово.
— Это что — океан? — севшим голосом спросил я, хотя всё и так было очевидно.
— Здорово, да? — улыбнулся Юська.
— Он что — настоящий?
— А какой захочешь.
В паре метров шарахалась стайка мелких красных рыбок.
Мы стояли молча. Я — потому что у меня не было слов. Юська — потому что нашёл в кармане леденец.

На следующий день Юська гулять не пошёл. Я прождал его почти до обеда, но его вообще не было. И Юськина бабушка с весёлой собакой спаниелем вечером не ругалась на машины, которыми заставили двор.
Уехали они, что ли?..
Утром я проснулся так рано, как даже в школу не надо было вставать. Несмотря на это — выспался. Привычно глянул в окно, хотя Юська в такое время не то что не возвращался, а ещё даже не выходил. Бетонные коробки отражались в огромных лужах — наверняка ночью шёл дождь. В чьей-то машине покачивалась оранжевая "ёлочка".

Солнце коснулось руки тёплым и светлым, почти неощутимо. Серо-белые котята в старой собачьей будке приветственно запищали, по очереди ткнулись мокрыми носами в ладонь. В другой ладони обнаружилось несколько монеток, уже немножко тёплых, как утренние солнечные лучи. Дорогу до остановки я почему-то помнил наизусть, хотя был там всего однажды.
Трамвай продребезжал над ухом ровно в семь пятнадцать; остановился там же, где останавливался уже сто тысяч раз, и распахнул двери.
На спинке сиденья вместо кривоватого "Юська" теперь были какие-то совершенно другие буквы.

Показать полностью
2

Дождь для нас

— Что такое — идёт, а ног нет?


Сашке семь, и это тот самый возраст, в котором полагается восхищаться дурацкими загадками и всерьёз думать над ответами. Але пятнадцать, и ей всё это уже до чёртиков надоело, но от сестры, понятное дело, никуда не деться. Зато Аля этих дурацких загадок помнит года на три вперёд; папа умер, а его слова остались, и вычитанные невесть где — или придуманные им самим? — шутки и загадки тоже, кладезь всякой подобной дряни был, а не человек...


Проблема в том, что сестра думает над загадками кошмарно недолго:


— Дождик, конечно!


и тут же обижается:


— Спрашивай хотя бы про то, что сейчас есть! Дождика-то нет, так нечестно.


Сашка папу не помнит совсем. Соответственно, слова его тоже; она тогда ещё даже не родилась, близко было, но нет. Аля помнит очень плохо, как ни старайся удержать образы, память всё равно рано или поздно покажет кукиш.


Хотя кукиш от памяти — это неизбежно, а вот кукиш от погоды, когда выходили в душный полдень, а сейчас над головой угрожающе сплетаются темно-серые облака, грозит либо простудой Сашке, либо очередной ссорой с мамой, которая, как и все взрослые, считает изыски погоды как минимум концом света. Так что надо бы уже двигаться в сторону дома, но...


— А давай я закрою глаза, а ты меня поведёшь? — тем временем просит Сашка, она это любит, только ни Аля, ни мама не способны удержать её от падений, так что коленки у младшей постоянно в ссадинах. Сестре всегда можно сказать "нет", она не слишком расстроится, но Аля неожиданно даже для самой себя протягивает Сашке ладонь. Младшая хватается за руку, закрывает глаза и выбрасывает в воздух другую руку, чуть не задев какого-то дяденьку. Сашке всё равно, а Аля уже собирается вступать в спор, когда он начнёт ругаться, но дяденька только улыбается — добро и почему-то немного грустно.


— Я музыку слышу, — тем временем болтает ничего не подозревающая младшая. — А ты?


Аля ничего не слышит. Кроме разноголосого шороха колёс по асфальту, это, конечно, можно назвать музыкой, но будет так себе. Тучи тем временем нависают уже прямо над головой, почти руками можно потрогать; визг тормозов на перекрёстке, возмущённый гудок, Сашка вздрагивает и открывает глаза — и одновременно со звуком настаёт дождь.


Бежать до перехода — меньше минуты, но через лужи, появившиеся в мгновение, это не так-то просто. На последних метрах они обе всё-таки проваливаются, и когда заходят, наконец, под прозрачный козырёк, в кедах Али хлюпает вода. Сашке повезло больше, её сандалии просто мокрые.


Аля трясёт головой, сбивая холодные капли с волос, футболка промокла полностью, и джинсы тоже, и скоро станет холодно и противно; но пока они обе стоят в толпе, такой же мокрой, и вот теперь уже на самом деле слышно музыку.


***


В комнате и без того из-за туч сумрачно, а если задёрнуть плотные шторы, становится совсем как будто ночь — и можно зажечь лампу, тень от которой сплетающийся ветвями лес.


Впрочем, лампа лишь предмет интерьера: Рэм умеет делать лес из чего и где угодно — это то самое, что он действительно на сто процентов умеет. Но когда рядом Илма, можно даже особенно не стараться. Илма и есть лес; его или не его — это она решит сама, но пока Илма рядом, тени ветвей вырастают без всяких усилий. Рэм любит лес, и Илма, слава Тенгри, тоже его любит, поэтому, прежде чем стены квартиры исчезнут, он всегда берёт её за руку.


Лес тянет ветви, поёт, глупо думать, что это для них, лес живёт сам по себе и лишь изредка и немногим позволяет войти. Рэм тянет к Вечному Синему Небу острую морду, становится на сильные лапы; рядом с ним точно так же поднимает голову рыжая волчица Илма, скалится, как будто грозно, но на самом деле это только лишь улыбка. Озон в воздухе они бы почувствовали и людьми, но если у тебя волчий облик, то шерсть становится дыбом, когда гроза — такой же волк, только огромный и состоящий из миллиарда белоснежных трещин в пространстве — догоняет и слегка задевает хвостом.


Илма срывается с места первая. Рэм идёт следом, но поодаль, оставляет ей право быть одной, тем более, что лес никогда не имел начала или конца, так что опасности никакой нет. Вот только стена дождя бежит намного быстрее них, и в конце концов захлопывается, как ловушка, оставляя только торжествующий вой небесного волка и много, много, много воды вокруг — сверху, снизу, везде. Не видно ровным счётом ничего, и тогда они прижимаются к старому дереву, мокрые целиком и полностью. Дождь в лесу бывает так редко, что каждую пролитую каплю стоит ценить свыше нормы, говорит Рэм, но не Илме, а, скорее, самому себе, тому, который ходит на двух ногах и совершенно не любит воду.


Рэм не знает, что в это время происходит в настоящем мире; или, может быть, в другом наваждении, там, где у них с Илмой нет ни дороги, ни клыков, а есть лишь они сами и крохотная квартирка в центре. Знает только одно: наваждение держится только пока тихо, а визг тормозов на улице — болваны, забыли окно закрыть! — никак нельзя приравнять к тихим звукам.


Даже Илма не может удержать лес; стены вырастают из ниоткуда снова, но это, конечно, не катастрофа, просто потом придётся повторять всё сначала. А пока что Илма подходит к окну, выглядывает вниз, опасно свешиваясь с подоконника: замирает на пару мгновений, с длинных волос падают капли, и только потом снова встаёт на ноги, но уже смотрит на Рэма так, будто конец света случился.


— Ты только посмотри, — говорит она шёпотом, как будто кто-то действительно может услышать. — Смотри, кто вышел...


С седьмого этажа люди внизу — не больше муравьёв, подробно рассмотреть кого-то сложно. Но Рэм послушно подходит к окну, и у него тут же сбивается дыхание: эту серую шляпу и почти незаметную полоску губной гармошки в руке он узнал бы где угодно.


***


Так давно не видел ни солнца, ни облаков, не слышал смеха и навязчивого шума колёс по дорогам. Так давно не имел ни малейшей возможности просто выйти и отправиться куда глаза глядят, даже если они упорно уставились на ближайший супермаркет. На самом-то деле такие возможности, подумал с лёгкой обидой, стоит внести в национальный фонд.


Из подъезда выбирался вообще как впервые в жизни; когда вышел из двора — осмелел настолько, что выпрямился, вдохнул как следует, а не едва-едва, и перестал сжимать гармошку так судорожно, словно там внутри ядерная кнопка. Поправил любимую шляпу, после аварии ещё слегка помятую, уверенно взглянул на окружающий мир из-под широких полей: живём. А прошлое на то и прошлое, чтобы без сожалений выбросить его вместе с горой игл, пустыми ампулами и провонявшей лекарствами простынёй.


Как же это хорошо всё-таки — жить.


За те долгие месяцы, пока бездарно продавливал любимый диван, город успел измениться. Не сильно, почти неуловимо, но такие изменения обычно вызывают странное ощущение между лопатками и мурашки на загривке. Впрочем, никакой страх не страх, когда солнце в зените и нещадно Сейчас бы ещё грозу, — подумал, заслоняя рукой глаза, — чтобы как будто до всего этого, только стена дождя и больше никого и ничего. Закрыл глаза, попросил о дожде неизвестного как мог громко, не размыкая губ; стоял, не ощущая пространства, так долго, что голова начала кружиться, и чуть не упал, когда по носу щёлкнула ледяная капля. Глаза открыть рискнул только спустя полминуты, когда в волосах уже места свободного не было для новых хрупкие осколков неба. Оглянулся, расхохотался, замер посреди улицы, как последний псих.


Меньше чем за минуту намок полностью, но дождя никогда не сторонился, и уж это точно то, что никогда не изменится. Снусмумрик вернулся домой, подумал первый раз в жизни не с иронией, а искренне. И гармошку не потерял, и шляпа почти цела, и даже без попыток можно угадать, кто привёл их в порядок и оставил как дорогу назад. Снусмумрик вернулся, и тому, кто едва ли не больше всего этого хотел, стоит всё-таки сообщить. И остальным тоже.


Достал телефон, плохо слушающимися пальцами прикоснулся к экрану. Удивительно, что мобильник при падении не разбился ещё тогда, но раз цел — и говорить не о чем; хорош бы он был сейчас без связи, мама наверняка будет звонить каждые полчаса, и попробуй только возмутись чрезмерной заботой. Сам виноват, болван.


Пока дозванивался первому — шёл, не фокусируя взгляда на бесконечных вывесках, и спохватился только, когда увидел незнакомую жёлтую и маленький медный колокольчик над резной деревянной дверью. Вошёл, конечно, под аккомпанемент гудков провалился в удобное плетёное кресло и стал ждать.


На той стороне трубку взяли спустя, возможно, минут сорок, на самом деле наверняка около трёх. И, вопреки привычным традициям, молча — кажется, впервые за тысячи лет знакомства, просто шорох и ни звука голоса.


— Привет, волчара, — сказал в трубку первый, не дожидаясь никакой реплики. — Снусмумрик вернулся в родные края, и если ты скучал, совсем недалеко от нас открыли неплохое кафе. Я как раз, вот уж удача, здесь сижу.

Показать полностью

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Наш дикий конкурс открыток продолжается! Поздравили друзей, босса и любимую учительницу, а потом не помедлили и прислали свое творение нам? Все правильно сделали. Потому что до конца конкурса, в котором мы разыгрываем оригинальные подарочные наборы, осталось меньше 10 дней.


А чтобы поймать музу, вот порция открыток от пользователей Пикабу, которые они сделали в нашем конструкторе. Главное, не стесняйтесь!

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Как поучаствовать в конкурсе:

1. Заходите на страницу конструктора.

2. Выбирайте тему: День интернета, День работников леса или 3 сентября (никогда не поздно).

3. Делайте открытку и не забудьте ее сохранить.

4. Отправляйте свою работу в приложении Сбербанк Онлайн (никаких платежей, все бесплатно).

Отличная работа, все прочитано!