galechkina

galechkina

пикабушник
поставил 231 плюс и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
4840 рейтинг 13 подписчиков 28 комментариев 8 постов 5 в "горячем"
684

Как рождаются сплетни

Однажды мама пришла домой и легла помирать со стыда. Я и два моих брата - родной Денис и двоюродный Серега, как раз на каникулы приехали. Для меня это, надо сказать, были каникулы после первого курса.


Я носилась вокруг мамы с компрессами, водичкой и валерианой. «Водка есть», - спросила непьющая она, и я поняла, что дело пахнет керосином.


- Ты беременна, - залпом махнув стопку спросила мама.

- Ты чо-о-о, мам, - округлила глаза я.

- Тебя видели, - добавляет.

- Кто-о-о, - и мое лицо стало походить на лошадиное. Я вдруг сразу представила скрытую камеру, шпионов на чёрном «Форд фокусе», которые делают снимки из-за шторы, а потом передают их в интерпол. Божечки, думаю, это же в каком непристойном виде они меня видели.


- От кого, - говорю.

- Это тебя надо спросить, от кого.

- Мам, у меня и парня-то нет!

- Тебя видели, - хватается за сердце. - И он сейчас здесь!


Ну, тут уж я легла помирать от непонимания ситуации и потребовала водки. Мама сказала, что беременным пить нельзя, и что она не хочет, чтобы её внуки были такими же дебилами, как дочь.


В общем, подошла к ней в тот день коллега и горячо поздравила с будущим пополнением. Мол, видела сегодня у цирюльника Галечкину с молодым человеком. Так похожи, так похожи! У неё медведь огромный в руках. Смеются ещё. Галечкина за ним в парикмахерскую зашла, а он ее и спрашивает: «Как подстригли? Тёще понравится». Такие милые. Ну и рубашка на ней широченная. Точно беременна! И когда, Таня, свадьба?


И тут я начала ржать так, что меня, наверное, было слышно в соседнем посёлке.

- Мам, - говорю, - это был наш Серёга, который твой племянник и мой двоюродный брат. Не местный. Он перед поездкой к своей девушке подстригаться пошел, а пока сидел в парикмахерской, я для неё подарок ко Дню рождения выбирала!


Мама посмотрела на растрепущую меня, рубашку и медведя, который ждал часа икс, и захохотала так, что теперь и её стало слышно в соседнем посёлке. Маму потом ещё неделю друзья-коллеги аккуратно спрашивали, а не принесла ли я в подоле в 18-то лет. Мама загадочно пожимала плечами и покупала на глазах у страждущих соленые огурчики.

322

Код памяти 900

Каждый год в конце января я будто оказываюсь в блокадном Ленинграде. Стою наблюдателем. Молча.


Вот девочка на перроне: две косички, хрупкая - в чем душа держится. Прижалась к матери. Плачут обе. Рядом солдат: «Полно, девчата! Наше дело правое, мы победим»! И, подхватив кулёк с вещами, аккуратно отрывает девочку от матери, и девочка отправляется в эвакуацию.


В районе Пискарёвки девочка подросток везёт на саночках брата. Укутала, будто куклу. Наказала: «Сиди ровно». Бредут вдоль бетонной стены. Следом мужик. Догоняет, сипит. Девчонка ускоряет шаг, переходит на бег. Кричит брату: «Сиди ровно»! Из последних сил тянет санки за бечёвку. Оборачивается. Мужик отстал. Прислонился к стене, сил преследовать не осталось.


К Неве у Финвала спускается Верочка. Набирает из проруби воды в бидончик, возвращается к берегу. Шаги даются ей с трудом. Останавливается на секундочку, поправляет сбившуюся шаль и рукавицы. Торопится. Дома ждёт больная мать.


Госпиталь на Васильевском. В палате молодой женщины высокий майор закружил в объятиях маленькую бледную медсестру. «Спасибо, милая! Жену спасла. Сама не доедала, а её выходила»!


На Ржевке двое - мальчишка лет пяти и семилетняя девочка, склонились над женщиной. «Ба, вставай. Ну ты чего? Вставай, ба»! Женщина смотрит в потолок, чёрный от коптящей буржуйки, стеклянными пустыми глазами.


По Кондратьевскому маршируют солдаты. Чеканят шаг, поют «Каховку». Следом с веткой в руках на манер автомата бежит мальчонка. Тоже поёт. Вечером у него будут нежданные гости - в увольнение приедет отец. Привезёт галеты и масло. То-то начнётся пир!


На Петроградке изможденная женщина варит похлёбку из столярного клея. Кормит детей. Едят по чуть-чуть, аккуратно. Вспоминают мясной бульон, который варила мать в прошлом месяце. Сокрушаются, что сбежал кот Васька - любимец семьи. Мать украдкой вытирает слезы и боится смотреть детям в глаза.


После всех этих историй я плачу вместе с моими героями - детьми блокадного Ленинграда, и молюсь про себя, чтобы метроном на Невском больше никогда не отбивал быстрый ритм.


Фото «Ленинградцы не забудут» Николая Шестакова - мальчика на саночках, 1963 год.

Код памяти 900 Текст, Блокада, Ленинград, Память, Длиннопост
Показать полностью 1
763

Защитилась от насильника

История навеяна постом https://pikabu.ru/story/manyak_obyiknovennyiy_6302431.


Семья моей мамы жила в небольшом поселке,  рядом с которым размещалась военная часть. Само собой, в увольнение солдатики ходили в этот самый поселок, а летом еще и в близлежащий лес, по грибы да ягоды, но это не точно.

Как-то летним утром 16-летняя мама вместе с 10-летним братом пошла в родной лес за ягодой. Лес этот находился аккурат за домом, и все окрестные жители, включая совсем шантрапу, проводили там огромное количество времени, а потому никто не боялся туда ходить без взрослых.

По схеме «одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, а четвертая мерещится», мама с братом забрели достаточно далеко. Через бурелом вышли на опушку леса и увидели большие военные машины, из которых солдатики доставали какие-то вещи. Тут же что-то готовили на костре. Мама, понятное дело, поспешила ретироваться оттуда поскорее. Далее с её слов.

- Хватаю Андрюшку за руку, оборачиваюсь, а у меня за спиной стоит солдат. Видно, что срочник, и что дембель не за горами. Из Дагестана (у нас в то время в части очень много ребят из Дагестана служили). Рожа – во! Сам огромный, как боров. Глаза наглые, сальные. Улыбается ехидно и напирает на нас. Мы пятимся, он на нас. Извернулись, побежали. Поймал, отпихнул Андрюшку, меня на траву повалил, начал задирать платье, трусы рвать.

Пока мы боролись, Андрюшка, пребывая в шоке, стоял рядом и как заклинание повторял: «Таньку не трожь! Я папке скажу. Папка тебя убьёт!».

А у нас с девчонками в то время пошла мода на длинные и острые ногти (добавлю, что руки у мамы – ее визитная карточка, всегда ухоженные, с красивым маникюром – прим. авт.). У меня как раз такие были – красивые, крепкие, длинные. Ну я два пальца ему в глаза и всадила. Вот прямо чувствовала, как под ними что-то булькало, и крови было много. Заорал белугой, обмяк и мне удалось его скинуть с себя.

Как летели с Андрюшкой домой – не помню. Прибежали на нашу улицу, я спряталась в сарае, попросила брата принести мне самогонки и первый раз в жизни напилась. Сидела, подперев стенку, разглядывала свои в кровь исцарапанные руки и ноги с огромными синячищами, и не знала, что скажу родителям – так стыдно было. А еще боялась, что меня начнут искать и мстить. В итоге Андрюшке строго-настрого наказала молчать про случившееся, наплела родителям какую-то чушь про падение в овраг и похоронила в себе эту тайну на долгие годы. Меня, к слову, никто не искал. О том, что со мной приключилось в тот день, рассказала маме, будучи уже взрослой и даже бабушкой, за несколько лет до её смерти. До сих пор думаю, что с глазами того насильника. Мне кажется, если он не ослеп, то уж точно херово видит.

5

Актриса погорелого театра

На днях я была звезда! Прима! Вот прямо окунулась в атмосферу школьных дней, когда ни один утренник без моего выступления не обходился. Педагоги прочили мне подмостки МХАТа, но я зарыла свой талант в землю.

Так вот, спустя ...цать лет после того, как мои выступления собирали актовый зал школы, мне предложили роль Осени на утреннике в детском саду у сына. Гонораров не обещали, но ради собственного детёныша всегда готова тряхнуть стариной и тем, чем в моем возрасте можно безопасно потрясти.

Два дня учила сценарий и репетировала перед зеркалом. В день премьеры вымыла голову, сделала укладку, макияж, напялила на себя блузку пудрового цвета и поплыла, точно лебедь царь-девица, навстречу славе.

За кулисами в актовом зале мне выдали костюм Осени и объяснили, когда мой выход. И вот представьте себе, звучит лёгкая музыка, дети кричат «Оо-се-е-ень!», и тут на сцену, предварительно запутавшись в кулисе, выбираюсь я. Плыву по сцене, вся в образе, настраиваю зрителей на свою волну и начинаю загадывать им загадки. «Летит, а не птица, воет, а не ветер. Ну, скажите мне, ребята, что это»! По недоуменному выражению лиц родителей и детей поняла, что затупила. "Ой, - говорю, - а давайте я вам ещё раз эту загадку загадаю! ...воет, а не зверь. Ну, скажите, кто у нас в печной трубе по ночам воет? А сама думаю: какая труба?! Я ж перед городскими трёхлетками выступаю. Кое-как отгадали.

А пластиковым бананом по горбушке вам когда-нибудь прилетало? А вот одногруппнице сына моего да. Я когда во время игры про сбор урожая из корзинки пластиковые овощи разбрасывала, в девочку попала. У меня потом воспитатель со словами «Вы нам сейчас всех детей перебьёте» корзинку забрала.

В общем, я так со школы не веселилась. Воспитатели после праздника благодарили. "Приглашайте ещё", - говорю. "Обязательно", - ответили сквозь зубы. Вот теперь думаю, а не медвежью ли услугу я сыну оказала. Ну а что? Творческим людям свойственны метания и муки. Тем более, актрисе, которая умерла во мне когда-то давно.

-14

В культурной столице

У метро сидят старушки – божьи одуванчики. Торгуют грибочками, стельками, семенами… Одна из них берет газету и начинает подметать ей вокруг своего чудо-развала.

- Галя, не мети газетой, - строго говорит её товарка. - Денег не будет.

- А, - спрашивает Галя.

- Х%й на! - весело отвечает бабуля.

Занавес.

28

Детства моего чистые глазёнки

Напротив окон модуля, в котором мы жили, росла высокая трава. Мы в ней прятались, когда надо было совершить очередную диверсию против соседа. Сосед был многострадальный. Преимущественно, из-за нас – детей. Потому что у него был мотоцикл с коляской, но он никогда нас на нем не катал. Более того, гонял нас своим костылем, аки сидоровых коз. Мы безжалостно мстили.


Наш отряд состоял из шантрапы от двух до пяти лет. Четыре пацана и две девочки. «В траву!», - командовал мой брат на правах старшего. «Ползём. Заряжай. Пли»! Коварно подкравшись к окнам соседа, выскочив из травы, будто дикие команчи, мы швыряли в окна соседа комки грязи и, подгоняемые отборными матерками, во все лопатки мчались в рассыпную. Домой после вылазки загонялись к полуночи, чтобы родители успели остыть от соседского навета.


Не везло мужику и с мотоциклом. Он частенько не мог его завести. Ничего удивительного. Мы засовывали в выхлопную трубу картошку, свёклу, морковку и прочие корнеплоды с грядки. «Не дети, а говно от желтой курицы», - ворчал он, доставая сюрприз из выхлопухи.


У нас было нормальное шкодливое детство. Мы дружили против вредных взрослых, убегали без разрешения на гору за подснежниками для мам и в лес за березовым соком. Ухаживали за котятами, живущими в стекловате. Чесались потом, конечно. Тырили сигареты т пробовали курить. Вусмерть пугали друг друга страшными историями. Играли в «Море волнуется раз» и не торопились домой с улицы даже в патовых ситуациях.


Однажды моего брата укусила змея. Уж, наверное, я их боюсь, а потому не разбираюсь, гадюка это или кто другой. Он не пошел домой, а плюнул на подорожник и приложил его к укусу. Все лечение! Весь двор стоически молчал о происшествии. Конечно, лучше смерть от укуса змеи, чем быть загнанным домой.


Мы играли в казаки-разбойники, квадрат и лапту до темноты. На спор сидели на строительных плитах до полуночи – кто первый слезет, тот чмо. Строили штабики и дрались двор на двор.

Нормальное детство. С синяками и ссадинами, грязными пятками и шеями, растрепущими косами, разбитыми локтями, рваной одеждой. Детство, о котором наши дети узнают только от нас или из интернета. Что-то безвозвратно уходит, оставляя привкус жвачки «Типи Тип» и газировки «Крем-сода». Я б вернулась…

2931

Не быть мне куртизанкой...

В семь лет заботливый старший брат нашёл мне жениха. Серёгу Голубева из соседней с нами по общаге секции. Утверждал, что кавалера лучше мне за всю жизнь не сыскать, и, если я сейчас не дам положительный ответ на предложение руки и сердца, всю жизнь буду в девках куковать. К тому же за сводничество Серёга пообещал Денису новенький, блестящий, почти всамделишный револьвер - ему папа из командировки привёз. И вот это вот богатство он готов променять на ночь, эмм, поцелуй со мной.


Честно, Серёга мне не нравился, но брату помочь хотелось, да и револьвер в его руках вот ваааще не смотрелся. На тайном братском совете решено было организовать операцию «поматросить и бросить».


Денис достал из шкафа самое (читай «единственное») красивое и, главное, не покоцанное мое платье, заставил напялить лакированные туфельки и повёл на свидание.


Встреча состоялась в подвале недостроенного здания через дорогу от нашей общаги. Серёга передал Денису револьвер, а тот передал ему меня. «Целуйтесь»,- приказал кровиночка и направил на нас револьвер. Мы полизали друг другу щеки, как сумели, поплевались и разбежались по разным углам. Кавалер мой думал, что на время, я понимала, что навсегда.


...Через недельку у семилетки Галочки, хорошенькой большеглазой девочки, отличницы и книжного червя начал расти живот... «Беременна,- заявил Денис после тщательной пальпации живота.- От Серёги, ты же с ним целовалась».


Господибожемой, что тут началось! Я гоняла его по маленькой нашей секции, норовя огреть по бестолковой башке ручкой злополучного револьвера, попутно соображая, что делать. Мама точно убьет, когда узнает, думала я. А папа из дома выгонит. Это ж позор на весь посёлок: дочь порядочных родителей - учителя и предпринимателя, принесла в подоле в первом классе.


Делать нечего, пошла сдаваться. «Мама, -говорю,- ты только не волнуйся. Я беременна. От Серёги. Я с ним целовалась за револьвер для Дениса. Ты только не ругайся. Воспитаем, никуда не денемся. Вот». И, вдохнув побольше воздуха, округлила живот.


Не знаю как мама сдержала смех, но после этого состоялся серьёзный разговор. Мне запретили шляться по подвалам недостроенных домов в нарядных платьях и целоваться с пацанами за ништяки для брата. Сводник-брат постоял в углу, а я навсегда получила прививку от любовных отношений по расчету. Так что куртизанки из меня не получилось.


Пост на Пикабу первый, так что сильно не ругайте:о). С почином, что ли))

Отличная работа, все прочитано!