ferbot

ferbot

пикабушник
пол: мужской
поставил 92 плюса и 25 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
85К рейтинг 1888 комментариев 188 постов 117 в "горячем"
1 награда
более 1000 подписчиков
175

Костик

С Костиком я познакомился в радиокружке. Пока мы тщательно припаивали провода к ножкам ламповой панели, щедро дымя канифолью, Костик ловко собрал двухламповый приемник, настроил его, и мы слушали «Маяк». Как оказалось, у него уже был опыт сборки лампового приемника. В сарае у своего деда он обнаружил неработающий ламповый приемник и отремонтировал его. Более того, Костик экспериментировал и менял номинал деталей. Ему было все интересно: как это повлияет на работу. Он не забывал о технике безопасности. Костик ставил в огороде два чурбана, на них приемник и через удлинитель его включал. Были легкие дымки, иногда щелчки пробоя радиодеталей, а Костик сидел в сарае и через бинокль наблюдал, что там пыхнуло. В радиокружке ему было скучно. Он мечтал пособирать схемы разных устройств и не только ламповых. Но наш кружок этого ему предоставить не мог. И Костик ушел.


С Костиком мы встретились в девяностом году. У приятеля приключилась история с автомобильным приемником. В гараже он вытащил его из машины и подключил на верстаке к выпрямителю. И вместо песен из него повалил дым. Приемник был импортный и за его ремонт в телеателье не взялись, но дали телефон некоего Кости, который любит чинить такие случаи. Приятель попросил меня присутствовать, чтобы его не «нагрели», и мы поехали к Косте. Когда дверь открылась, я увидел Костика.


Открыв крышку приемника, Костик сразу посоветовал выбросить его на свалку и купить новый: «Судя по всему, полярность перепутал. Дешевле новый купить. Могу предложить «Урал». Не новый, но рабочий». Мой приятель купил «Урал» и уехал, а я остался. Пошли стандартные вопросы и Костик рассказал занимательную историю своей карьеры телемастера.
Окончив восьмой класс, Костик поступил в ГПТУ, чтобы выучиться на телемастера. Учился он взахлеб и впитал в себя опыт своих наставников – телемастеров со стажем. После окончания ГПТУ Костика призвали в армию. Видимо разбирающийся в радиоэлектронике специалист в войсках связи не понадобился и Костика отправили в стройбат. И там Костику подфартило: предприимчивый командир, узнав о таланте Костика, организовал подпольную телемастерскую. Стройбат был в Москве и с заказами проблем не было, а командир закупил для Костика необходимые приборы и радиодетали. И Костик развернулся! Заниматься любимым делом да еще за деньги – это мечта! Костик даже от отпуска отказался – копил на автомобиль.


Домой Костик вернулся на подержанном «Москвиче» и с деньгами, на которые купил себе небольшой домик по соседству с телеателье, куда планировал устроиться на работу. В телеателье Костик отличился в первый рабочий день. Его посадили ремонтировать магнитофоны. И он отремонтировал 18 штук. Костика перевели ремонтировать приемники. К концу второго рабочего дня стеллаж со сломанными приемниками опустел. Костика отправили ремонтировать телевизоры по вызовам. Наверное, сыграло наличие автомобиля. И Костик рванул! До обеда он выполнял план и просил новые заявки. Начальству это надоело и Костику предложили уволиться.


Потом Костику пояснили, что он не давал заработать другим. В этом телеателье было «схема». Приходит телемастер по вызову и обнаруживает, что в телевизоре перегорел предохранитель. Его заменить – десять секунд. Да и стоит он копейки. В таких случаях, согласно «схеме», надо было удрученно сказать: «Без осциллографа и генератора его не починить. Везите в телеателье!» В телеателье сообщалась марка телевизора, заводской номер и характер неисправности. Когда телевизор привозили в телеателье, его обеспыливали (пылесосили), меняли предохранитель и оставляли включенным для проверки, а в бумажке писали что заменили «то и то». Перегоревшие «то и то» прикладывали к телевизору. Часто хозяин телевизора требовал вернуть ему, что перегорело.


Костик не был ангелом. Он менял предохранитель, а исправную лампу на неисправную. Потом сообщал хозяину, что причина – перегоревшая лампа и спрашивал: «Менять или телевизор в ателье повезете?» Хозяин соглашался на замену, а «неисправную» лампу оставлял себе, чтобы «без обмана».


Увольняясь из телеателье, Костик договорился с приёмщиком, чтобы излишнюю часть аппаратуры, которую в телеателье не принимали из-за большого количества желающих, перенаправляли к нему домой. Очень скоро Костик составил солидную конкуренцию телеателье. Если требовался ремонт с применением аппаратуры, Костик грузил телевизор в свою машину и увозил в ремонт, а потом привозил обратно. Для многих это было очень удобно. Но самое главное, Костик первым в городе начал ремонтировать импортную технику. Сразу появились деньги на «трешку» и подержанную иномарку.


В следующий раз я встретил Костика в 2005 году. Он открыл центр ремонта бытовой электротехники. На него работали несколько мастеров, среди которых был бывший директор телеателье, которое обанкротилось. На мой вопрос: «А почему?», Костик ответил: «Он отличный телемастер, а коммерсант никудышный. Обанкротится на таком прикормленном месте…»

Показать полностью
628

Пилюлькин

По прибытию в часть нас отправили на медосмотр. Войдя в кабинет, я увидел гинекологическое кресло. Сразу мелькнула мысль: «Это же для баб! Зачем оно в армии? Наверняка в жопу полезут. Военкоматских врачей им мало!». Ни жопы, ни пупки никто не осматривал. Рыжеволосый капитан спросил о жалобах и расписался в карточке. Вот и весь медосмотр. Так я познакомился с Пилюлькиным, так прозвали в части рыжеволосого капитана.


Когда на учениях я плюхнулся на землю и в мой копчик воткнулся железный осколок, я обрадовался: «Госпиталь, может отпуск дадут!» Пилюлькин решил эту проблему на месте, в части. Я лег на живот, двое сели на меня, а Пилюлькин сделал укол новокаина, обработал рану зеленкой и вырезал скальпелем осколок и часть кожи. Потом чем-то обработал, заклеил лейкопластырем. Напоследок он сказал: «Завтра на перевязку, сри осторожно!»


О Пилюлькине ходили легенды. Он делал всё: от зубов до абортов. И поэтому знал много тайн. В лицо ему все улыбались, а за спиной сплетничали. Была у Пилюлькина мечта: научиться лечить без таблеток при помощи электропунктуры. Ему спаяли приборчик и он начал его осваивать. Делал он это на солдатиках, которые соглашались стать участниками за три дополнительных дня пребывания в санчасти.


Головной болью Пилюлькина были симулянты. С утра в санчасть выстраивалась очередь из дежурных по роте, держащих под мышкой журнал, и болящих. В армии жалующегося на боль записывают в журнал и ведут в санчасть. Пилюлькин их осматривал и писал в журнале резюме. Если диагноз подтвердился – лечение; если же нет – в журнале пишется «симулянт» со всеми вытекающими неприятными последствиями для жалуещегося. Лично довелось привести в санчасть одного «сердечника». Вел его под руку, чтобы он не упал. Пилюлькин выслушал, попросил медсестру принести шприц Жане с огромной иглой и сказал:

- Сейчас я сделаю прямой укол в сердце и все пройдет. Согласен?

- А можно таблетками? – поинтересовался перепуганный "сердечник".

- Думаешь, поможет?

- Да, товарищ капитан! У меня дома так было. Я попил таблетки и полежал пару недель. И все прошло. Честное слово!

- Дома лежал или в больнице?

- В больнице.

- В каком отделении?

- В сердечном.

- Системы ставили?

- Да.

- А уколы в сердце таким шприцем?

- Нет.

- А вот и врешь! Без таких уколов за две недели не излечишься. Раздевайся!

- Ой, товарищ капитан! Полегчало и сердце отпустило, - затараторил "сердечник".


Пилюлькин усмехнулся и записал в журнале: «Симулянт!»


На стрельбах Пилюлькин присутствовал лично. Он очень любил стрелять. Из автомата стрелял на «троечку», а вот пистолетом он овладел на все пять баллов. У офицеров нашей части была забава. Штыковую лопату втыкали в землю и из пистолета стреляли в черенок. Кто отстрелит большее количество черенков – тот победил. Пилюлькин стрелял лучше всех. Офицеры его поздравляли, а за спиной говорили: «Наверно, выпил таблеток – вот и выдает!»


Пилюлькин мечтал попасть в Афганистан. У него были проблемы с выслугой, но его не отпускали. И он ходил по части грустный. Еще Пилюлькин мечтал о машине. В ту пору «Жигуленка» можно было купить в кредит. И он с женой копил на первый взнос. Однажды Пилюлькин приехал в техпарк на новеньком «Чезете» и попросил меня подтянуть гайки в электрике. Я удивился и спросил:

- Товарищ капитан! Вы же на машину копили?

- Копил, но не получилось. Представляешь, уехал в командировку на четыре дня. Возвращаюсь, в квартире вся мебель новая. Эта сука, моя жена, потратила на нее деньги, которые мы на машину копили. Бить я ее не стал, взял остаток денег и купил мотоцикл. Не судьба мне на своей машине поездить!

- Почему? Накопите еще.

- С этой семейкой не накоплю. Тёща в Сберкассе работала. Всучили ей поддельный лотерейный билет, а она деньги выдала. Наши накопления ушли к тёще. Потом её вороватая сестра в магазине напортачила. Снова помогли. Тёще на юбилей подарили двести рублей! А моя жена не работает. И выходит, что деньги мои. Но ничего, теперь каждый месяц по сотке буду отдавать своим родителям и брату. Нечего чужих кормить! Давай я тебя прокачу! Садись!


Мы остановились в спортгородке. Пилюлькин достал сигарету и закурил. Курил он неумело и часто кашлял.

- Знаешь, Буер, я мечтал стать хирургом в Куйбышевском военном госпитале. Заниматься любимым делом и выйти на пенсию подполковником. Да куда там! Попал в этот лес. Мне 38 лет, я капитан, даже майором не стану. Буду получать мизерную пенсию. Меня даже в Афган не взяли. И женился я по дурацки – спешно, где потом в лесу невесту найду? Детей нет. Так и буду жить в этой части, пока ее не расформируют.

- А Вы на родину в Куйбышев. Устроитесь в гражданскую больницу.

- Поздно. Все надо делать вовремя.


Шесть лет спустя я случайно увидел в магазине прибор для электропунктуры. Купил его и отправил в свою часть на имя капитана Пилюлькина…

Показать полностью
5656

Велосипед

В детстве мы бредили велосипедами: «Школьник», «Орленок», «Урал». Редко кому выпадало счастье быть обладателем всех этих моделей. Трехколесный велик не в счет. Он был настолько тяжелым, что спустить его во двор с четвертого этажа я еще мог, но затащить обратно – нет.


Велосипед «Орленок» я купил с рук за четыре рубля, когда мне было одиннадцать лет. Деньги дала мама. Хранил я его в подвале около нашего сарая. «Орленок» был без крыльев, звонка, насоса и инструментов. Я на нем гонял все лето. Во дворе никого не было, поэтому я забирался и в соседние микрорайоны. Однажды я положил велосипед на асфальт и подошел к колонке, чтобы попить воды. Едва я начал пить, как за спиной раздался треск. Повернувшись я увидел как на мой велосипед наехал грузовик. Я оцепенел, а вылезший из кабины водитель посмотрел на заднее колесо и отчитал меня:

- Что же ты малой велосипед на тротуаре бросил?

- Я не знал, что Вы поедете по тротуару.

- Да я задом сдавал. Ладно, вот тебе червонец, купишь себе другой. Лады?

- Да, - ответил я, не понимая до конца, что происходит.

- А вообще, ты уже рослый, тебе пора на взрослом велике ездить. Давай скрутим, что может пригодиться, а раму с колесом на мусорку.


Водитель открутил переднее колесо, сиденье и заднюю втулку. Все остальное было безнадежно погнуто. Мы доехали до моего двора, там я спрятал останки велосипеда в подвале.
Я решил съездить в магазин и купить недостающие запчасти, чтобы собрать «Орленок». Но увы, кроме мелочей там ничего не было. Моё внимание привлек взрослый велосипед «Урал». Стоил он 56 рублей 50 копеек. И я принял решение копить на него. С этого момента я думал только об одном: где взять деньги? Червонец у меня был. Можно продать уцелевшее колесо и заднюю втулку. Сиденье никому не нужно. Раз в неделю мне дают двадцать копеек на пломбир и пятнадцать копеек на лимонад. Можно было выклянчить десять копеек в неделю на кинотеатр. Четыре копейки сдачи с покупки черного хлеба. Игрушки никому не нужны. Есть примитивная коллекция значков и марок. Больше ждать неоткуда. Правда, можно было сдавать бутылки по 12 копеек. Лучше бы молочные, они по 15 копеек, но домой мы покупаем молоко в пирамидках, а кефир брали очень редко. Правда с началом занятий в школе мне будут давать по 15 копеек на второй завтрак. Придется отказаться от сосиски в тесте и компота. Остаток каникул я провел в поисках пустых бутылок. К сожалению, с целым горлышком попадалось редко.


Я официально объявил родителям, что начал копить деньги на взрослый велосипед. Мое заявление вызвало улыбку, а мама обрадовалась, что я перестал носиться на велосипеде вне двора. Мои капиталы лежали на подоконнике. Каждый вечер я пересчитывал накопления. Но до заветной цели было далеко.Однажды, выходя из хлебного магазина, я увидел на земле 50 копеек. Я их поднял и стал ждать, не начнет ли их кто – то искать. Хозяин монетки не объявился, и я побежал домой. Моя цель приблизилась на 50 копеек! Вскоре мне удалось за полтора рубля продать останки от своего «Орленка».


С началом учебного года денежный поток в мою копилку увеличился. Помимо 15 копеек на второй завтрак, я стал получать 10 копеек на проезд в Дом Пионеров. Ходил я туда пешком, а экономию направлял в копилку. Несколько раз я помогал разгружать арбузы в магазине, который был у нас на первом этаже. Вместо натуроплаты (небольшой арбуз) я просил деньги. Мне всегда давали 50 копеек. Видимо, жалели.


У нас в доме во всех квартирах стояли титаны. Дрова для них хранились в подвале. Лифтов в доме не было, и пенсионеры просили нас занести наверх четыре вязанки дров. Тариф был единым: 20 копеек за квартиру. А однажды я заработал целых три рубля! Сосед купил «Волгу» ГАЗ -21. Тогда из магазина они приходили все в смазке. Хозяйка грела дома воду, хозяин смывал смазку, а я бегал с ведрами. К счастью, этаж был вторым. А на Новый год и день рождения мне удалось уговорить родителей подарить деньги. Так моя копилка пополнилась пятью рублями.


Прошел год. Наступили летние каникулы. До моей мечты оставалось одиннадцать рублей. По моим подсчетам, велосипед я смог бы купить в феврале. Но помог случай. Отец хотел опохмелиться, а денег не было. И он вспомнил о моей копилке. Мы с мамой вернулись из отпуска. Я пошел добавить два рубля, а подоконник был пуст. Исчезла даже медь. У меня началась истерика. Мама меня успокоила, сказав, что деньги целы, просто папа их убрал, чтобы протереть пыль с подоконника. Утром я встал и подошел к отцу:

- Пап, верни мои деньги.

- Сколько у тебя там было?- Сорок пять рублей 50 копеек.

- А велосипед сколько стоит?

- Пятьдесят шесть рублей и пятьдесят копеек.


Отец открыл ключом дверь секретера и достал оттуда две купюры: десять и пятьдесят рублей. Последнюю я видел впервые в жизни. Я наверно сильно удивил продавщицу, когда попросил выписать бумагу на оплату велосипеда. Кассир, увидев купюру в 50 рулей, спросила:

- Мальчик, может сразу машину купишь? - и кивнула на стоявший в магазине «Москвич -412».

- Нет, мне велосипед нужен, - ответил я испуганно.


Работник магазина помог мне правильно установить руль и накачать колеса. Когда во дворе я подъехал к своим приятелям на новеньком велике, все замолчали. В нашем дворе нового взрослого велосипеда не было ни у кого. Все по очереди катались на моем велосипеде, а я небрежно рассказывал, как копил на него деньги.


Через пять лет я подарил этот велосипед соседскому мальчишке из многодетной семьи. Новый владелец был несказанно рад и смотрел на него такими же глазами как и я в магазине после его покупки.


С тех пор у меня осталась привычка ходить, смотря себе под ноги. И найдя монетку, я сразу вспоминаю, как копил на велосипед «Урал»…

Показать полностью
747

Эксперимент

Неуставные взаимоотношения в армии – вещь неоднозначная. Вспоминается рассказ одного моего коллеги, который попал служить на флот в 1947 году. Он не смог уложиться в норматив и старослужащий фронтовик заехал кулаком ему в поддых и сказал: «Салага, я не хочу из-за тебя погибать! Если прилетит немец – ты нас погубишь!» И салага начал укладываться в норматив, но не потому, что боялся немцев, а потому что боялся кулака старшины.


Бороться с бездорожьем автопробегом – старая забава. И в какой – то генеральской голове родилась гениальная идея: создать идеальный полк, в котором будут служить солдаты одного призыва. Соответственно, делить им будет нечего и почвы для неуставняка не будет. Потом эксперимент будет распространён на всю армию и флот. И наступит идиллия. Но как часто бывает, гладко было на бумаге.


Одну экспериментальную роту решили сформировать у нас. Надо было начинать с офицеров и сержантов, а потом укомплектовывать роту рядовыми, но получилось наоборот. В части узнали, что вскоре прибудет молодое пополнение в количестве 97 человек. Необходимо выделить помещение, сержантов и офицеров для временного размещения. Как только через два месяца прибудут штатные офицеры и сержанты, рота погрузится со всем имуществом на новенькие КАМАЗы и убудет на место постоянной дислокации.


Наверняка командир нашей части был в ах*е. Взять 5 офицеров, 1 прапорщика и 12 сержантов –неоткуда. И тогда решили обойтись малыми силами: нашего ротного на два месяца поставили на вторую роту и позволили ему самостоятельно подобрать 3 сержантов, которые не «машут кулачками». Так я стал участником этого эксперимента. Ротный провел с сержантами короткое совещание:

- Ваша задача: уберечь солдат роты от мародерства и негативного опыта. Через 2 месяца прибудут штатные сержанты. И тогда вы вернетесь в свои подразделения. Не психовать и никаких срывов! Если все пройдет на уровне – получите отпуска. Вопросы?

- Оружейка будет? – спросил я.

- После прибытия сержантов.

- А что за рота будет?- спросил Онищенко.

- Автомобильная. Девяносто семь КАМАЗов скоро прибудут.

- А как мы КАМАЗы от мародерства в техпарке убережем? Зеркала, инструменты отберут сразу, - сказал я, поскольку знал, какие нравы царят в техпарке.

- КАМАЗы будут располагаться в закрытом секторе. С нас 500 км и к КАМАЗам можно будет не подходить. Основной упор на физо, политзанятия, изучение уставов и наставлений. Ну и Присяга. Старший Буер. Он встречает команды, баня, обмундирование, учеба – тоже его. Онищенко и Крючков – дежурные по роте, физо, строевая. Гражданские вещи не трогать! Все запирать в оружейке. К домашней еде не прикасайтесь – в дороге может испортиться. Все сразу в сортир!


Первая команда прибыла из Молдавии. Многие были в поношенных шинелях.

- Оружие с собой привезли? - сострил я.

- А можно было? – спросил кто-то.

- Конечно, даже немецкое.

- А у меня патроны есть!- пискнул кто-то.

- Ножи, патроны и гранаты сдать мне! – рявкнул я, - за них посадить могут! Я отвернусь, а вы положите на подоконнике.


Когда я повернулся обратно, на подоконнике лежала россыпь каких – то патронов и три перочинных ножика.

- Все отдам ротному. Захотите вернуть – обращайтесь к нему, - предвосхитил я вопросы.

- А когда мы будем стрелять? – спросил кто – то.

- Настреляетесь ещё! Отбой! Познакомимся утром.


В бане молдаване вели себя смирно. Стригли друг друга «под ноль», плескались в тазиках и хором пели песни на молдавском языке, очень грустные.


Когда я высыпал перед ротным горсть патронов, он присвистнул:

- Ни одного нашего! Ты все отобрал?

- Я не шмонал, - ответил я.

- Утопи патроны в сортире, от греха подальше! А ножики я отдам преемнику.


Партия из Украины запомнилась случаем в бане. Все ушли мыться, а я остался караулить одежду. Один новобранец подошел ко мне и спросил:

- Товарищ сержант, а что надо сделать, чтобы стать сержантом?

- Служи нормально и станешь.

- А если я стучать буду, мне лычки быстрее дадут?

- Не знаю, иди мойся, - ответил я и вспомнил армейскую присказку: «Хохол без лычек, что член без яичек».


Мирного сосуществования солдат одного призыва не получилось. Драки, оскорбления, попытки выстроить свою иерархию. Мы всё это пресекали кроссом. Рота бегала много. Пара плотников из Западной Украины каждую ночь ремонтировала поломанные табуретки. Именно во время этого эксперимента я понял смысл неуставных взаимоотношений в армии. Все чаще хотелось помахать кулачками: когда парни из Азербайджана отказывались мыть полы в казарме – ведь это не мужское дело; когда высокомерные армяне отказывались мыть сортир; когда эстеты из Ленинграда отказывались чистить снег в мороз; когда братва из Ростова пыталась унизить молдаван и украинцев; когда вместо очистки плаца от снега молдаване рисовали какие – то узоры. Крючков и Онищенко предлагали мне: «Давай их отпи**им?», а я отвечал: «Это грубо и не по-европейски!» и сообщал духам, что одну ночь отправлю их к лютым дедам. Действовало! И как в детском садике, ко мне подходил неформальный лидер сообщества и приносил извинения. И в азербайджанцах просыпалась любовь к мытью полов; армяне драили сортир и гордились тем, что чище их никто не мыл; ленинградцы снимали шинели и в мороз убирали снег; и так далее. Я понимал, что мои подопечные не солдаты.


После пятисоткилометрового автопробега я уговорил ротного, и он разрешил мне вернуться в свою роту. Когда в роту прибыли сержанты из учебок, Крючков и Онищенко сдали дела и вернулись восвояси. Думаю, что сержанты часто проклинали нас, ведь наши духи привыкли к «ясельному» режиму. Когда авторота погрузилась и ждала команды на отправку, ротный предложил мне попрощаться. Мы встали с ротным на дороге к КПП.

- Не боишься, что задавят? Обижал кого?

- Нет. Совесть чиста!


Увидев нас, каждый КАМАЗ, проезжая мимо, включал аварийку и сигналил. Увидев, что ротный «взял под козырек», я сделал тоже. Не смогу передать всех ощущений, но я понял, зачем устраиваются парады…

Показать полностью
321

Мореходы

В отпуск мы с мамой поехали в Новосибирск. Ее брат достал нам путевки на турбазу. Красивый лес, водохранилище и трехпалубный теплоход, пришвартованный к берегу, в каютах которого и жили отдыхающие. Мама сразу присоединилась к группе любителей сбора грибов и ягод и целыми днями пропадала в лесу. А я брал в библиотеке книги и читал. Купаться мама мне запретила без ее надзора, поэтому я с нетерпением ждал ужина, после которого мы шли на пляж. Мне было двенадцать лет, я был послушным мальчиком и мама была уверена, что я её не ослушаюсь.


Когда я пошел за очередной книжкой «про шпионов», меня остановил рыжеволосый паренек с хорошо загоревшей кожей:

- Привет, а ты чего такой белый? – спросил он.

- Потому что моюсь каждый день.

- А почему не загораешь?

- Мы с мамой ходим на пляж после ужина.

- А почему не ныряешь?


Этим вопросом рыжий наступил мне на мозоль. На носу теплохода была прикреплена деревянная доска, уходящая за борт на три метра. Это был трамплин, с которого можно было нырять в воду. Кто – то раскачивался и пытался перевернуться в воздухе, а многие прыгали «солдатиком». Высота трамплина была около трех метров. И это меня пугало. Да еще идти по узкой доске. Но нырнуть очень хотелось.

- Я боюсь, - признался я.

- А ты плавать умеешь?

- Да.

- Каким стилем?

- Я не знаю.

- Айда купаться! У нас тут своя ватага.

- Мама не разрешает купаться без нее.

- А загорать не запрещала?

- Нет.

- Тогда бери книгу и пошли на пляж. Будешь читать и загорать.


И я согласился. Денис, так звали рыжего, был сыном работницы базы и жил здесь не в первый раз. Он знал, где и что. Вокруг него сформировалась его ватага: Толян, Юрка и Сонька, мама которой тоже работала на турбазе. Денису было лет пятнадцать, а остальные были моими ровесниками. Я разделся и лег на песок. Читал я недолго. Денис подошел ко мне со своей ватагой и мы познакомились. Когда Соня узнала, что я не буду купаться, она искренне удивилась и улыбнувшись сказала ангельским голоском: «Артур, пойдем купаться, я тебя очень прошу!»


Наверное, Сонька уже была девушкой и сообразила, что может манипулировать мальчиками. И я закрыл книгу и пошел купаться! Потом, по просьбе Сони, я нырнул с трамплина. Когда я ушел под воду и почувствовал, что моих ног коснулось что – то мягкое и обволакивающее, я запаниковал и заработал руками, чтобы поскорее выплыть. И я выплыл. Я был счастлив видеть небо, пароход и маму...


На допросе в нашей каюте я во всем чистосердечно признался. Моя мама начала кричать и лупанула меня моими мокрыми плавками. А потом она сказала фразу, истинный смысл которой я понял после сорока лет: «Не надо с таким энтузиазмом выполнят просьбы девочек! Мало – ли о чем они тебя попросят!»


Оказывается, мама вернулась из леса пораньше и не обнаружив меня в каюте, прошла по маршруту: туалет, библиотека, пляж. На пляже ей подсказали, что полненький мальчик лет двенадцати пошел с другими детьми нырять с трамплина. Когда мама подошла к трамплину, я начал движение к воде «солдатиком». Она даже крикнуть не успела, как я уже ушел под воду. С маминых слов: «меня очень долго не было, а потом я вынырнул и поплыл не к берегу, а вдоль теплохода». Увидев маму, я решил уплыть за теплоход и выйти на берег там, в надежде, что мама меня не узнает. Но увы, и мне пришлось сменить курс и сдаться.


Два дня я ходил с мамой в лес. Я ничего не собирал по причине своей лени и выступил в роли носильщика. И все два дня я ныл: «Маам, пошли обратно, я хочу пить!» С водой все обстояло очень плохо. Я много пил и писал. Поэтому изводил не только наши запасы воды, но и наших спутников. И мама сдалась! Она провела беседу с членами ватаги и они поклялись, что нырять мне не позволят, а купаться я буду только рядом с ними и там, где «по плечи».


Несколько дней договоренности не нарушались, а потом Денис предложил сходить рано утром на рыбалку. Удочками и червяками он обеспечит. Наши мамы дали добро и рано утром, еще не проснувшиеся, мы стояли около кормы теплохода. Денис раздал удочки и вручил каждому по пустому ведру для улова. С берега рыба не клевала, и Денис предложил порыбачить с яла, который был прикреплен прицепом к корме теплохода. Но и там клева не было. И Денис отвязал ял и приказал сесть пацанам на весла, а Соньку усадил за руль.


Над рекой стоял туман и мы вскоре заблудились. Тогда Денис приказал повернуть ял и возвращаться. Сонька повернула руль, мы гребли и окончательно потеряли ориентацию. Сонька начала плакать, я стал думать о маме и жалеть ее. Что ощущали остальные – не знаю. Денис пересадил Соньку за весло, а сам сел за руль. Когда туман рассеялся, своего теплохода мы не увидели. Когда в трехстах метрах от нас проплыл «Метеор», мы начали кричать и махать руками. А я попытался поднять весло, и оно упало в воду. Весло медленно уплывало от яла, я на него смотрел и думал: «Что я наделал!»


К счастью, Денис отреагировал конструктивно и крикнув: «Сонька, закрой глаза!», разделся догола и нырнул в воду. Судя по противному Сонькиному писку, который могут издавать только девчонки, она подсматривала. А Денис подал мне весло, влез на ял, оделся и скомандовал: «Сонька! Заткнись и дуй на руль! Держи на берег!»


Наверное, капитан «Метеора» сообщил по рации о нас и вскоре к нам подплыл небольшой буксир. Подъем на борт сопровождался подзатыльниками, а Сонька получила по жопе. Сидя в каюте, мы пили горячий сладкий чай с сухариками и перебивая друг друга, делились впечатлениями. В этот момент мы были счастливы.


Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Моя мама видимо поняла, что я становлюсь неслухом и оставшиеся дни я бродил с ней по лесу…

Показать полностью
2179

Инженерные страдания

Мне очень нравится работать инженером. Проект – железо – и все заработало! Как надо! И в душе восторг, который я называю интеллектуальным оргазмом. Или решение проблемы: анализ – синтез и проблема решена! И снова восторг, со всеми вытекающими. Но это в идеале, а на практике …


На предприятии сверхнормативные потери электроэнергии. И мне поручили разобраться. Разобрался. Иду на доклад, а в голове вопрос: как меня наградят? Доложил: обнаружены два несанкционированных подключения – дачный поселок и яхт-клуб. Суммарная мощность 24 кВА. Реакция: дачники наши работники, а яхт – клуб нужен городу. «Ты бы на бытовки внимание обратил – там свет горит круглосуточно. Оштрафуй начальника цеха» - приказал мне начальник…


Технологам срочно понадобилась линия гальваники. Все шесть выпрямителей вышли из строя. Мне поручили отремонтировать и запустить линию. План созрел мгновенно: выпрямители в ремонтный цех; потом обратно; пусконаладка и можно резать ленточку! Начальник цеха отдал выпрямители со слезами на глазах: «В каждом по 250 кг меди. Как бы их не разграбили!» Начальник ремонтного цеха: «Обижаете! Ремонтный цех на ночь закрывается и сдается под охрану!»
И вот выпрямители отремонтировали! И даже шкафы покрасили. Завтра перевезем в цех и к вечеру запустим! Утром звонок из ремонтного цеха:

- Всю медь вырезали и похитили!

- Не смогут они вынести с территории завода полторы тонны меди. Попадутся. А шкафы лучше списать. Зачем сор из цеха выносить? Когда злодеи еще попадутся? - задумчиво произнес чекист.

- А как же линия? – спрашиваю я.

- Надо купить новые, они всяко будут лучше отремонтированных работать. Мой начальник поддержал чекиста…


Следующее задание. Наш завод стал потреблять газа больше, чем получал из сети. Разобрался. Снимать показания газовых счетчиков послали табельщицу. Она спросила: «А где тут газовые счетчики?» Ей показали. Она переписала. Только ей никто не объяснил, что на вводе в цех стоит один счетчик, показания которого и надо было снимать. А девочка еще переписала показания газовых счетчиков на восьми печах. Поэтому показания удвоились. Доложил и предложил скорректировать данные. Экономисты запротестовали. Им это почему – то выгодно…


Подрядчик приостановил работы. Мне приказали разобраться. Разобрался. По договору подрядчик должен приобрести оборудование самостоятельно, что они и сделали. Но и наш завод приобрел оборудование. Подрядчику предложили смонтировать заводское оборудование, а свое куда – нибудь деть. Они отказались. Работы приостановили. Доложил. Начальник приказал заводское оборудование распихать по цехам, а подрядчик пусть начинает монтаж. Задаю наивный вопрос:- А зачем завод приобрел оборудование?- Его приобрели по команде Финансового директора, наверно за откат. А ссать против ветра бесполезно…


На участке автоматики собрали для нашей службы десять шкафов. Зачем – уже никто не помнит. Заработанный лимон они уже получили, но шкафы занимают место. Просят забрать. «Разберись, что за шкафы и зачем мы их заказали?» – приказал мне начальник. Разобрался. Сын Генерального директора, а по совместительству директор по развитию, побывал на выставке, где ему всучили десять винтовых компрессоров. Сынуля оплатил покупку и вернулся на завод. Его помощник, сын Технического директора, посоветовал изготовить автоматику, чтобы компрессоры не молотили круглые сутки. Десять шкафов были изготовлены. Когда компрессоры привезли на завод выяснилось, что автоматика в них уже стоит. Доложил. Приказали пристроить по цехам. Пристроил. Теперь при повышении температуры в бытовке срабатывает датчик стоимостью сто тысяч рублей и включается вентиляция…


В цех приобрели десять импортных сварочников. Включили, а они сразу отключились. Энергетик цеха, парень молодой, и он поставил диагноз – гармоники! Если он прав – это приговор. Пока будем гармоники гасить – поставку по контракту сорвем. Разберись - приказал мой начальник. Разобрался. Мощность «иностранцев» оказалась больше резерва мощности в цехе, вот автоматика и сработала. Отключили пять штук – оставшиеся заработали. Сварщиком пришлось работать в две смены. А когда у оборудования два хозяина… После выполнения контракта шесть «иностранцев» списали. А ведь я предлагал провести линию из соседнего цеха и тогда вся десятка работала бы в одну смену, и с хозяина можно было спросить за порчу сварочника. Ведь коллективная ответственность – высшая форма безответственности…


«Проведи ревизию трансформаторных подстанций. Заодно отредактируй однолинейную схему» - приказал начальник. Провел ревизию и отредактировал. Обнаружил исчезновение трансформаторной подстанции. Якобы пропала в лихие девяностые. Однолинейку нарисовал без пропавшей ТП. Начальник приказал дорисовать, а в скобках написать: «увезли на капремонт»…


«В цехе взорвалась газовая печь. Ты в комиссии. Иди, разбирайся!» - приказал начальник. Разобрался. При розжиге печи перепутали порядок. Сначала закрыли ворота, потом подали газ, а через 10 минут включили кнопку «Розжиг». Печь взорвалась, остался металлический каркас. Автоматика безопасности давно вышла из строя. Жертв нет. Печь списали...


«Выделили деньги на капремонт мостовых кранов. Бери эту тему себе» - приказал начальник. Составил дефектные ведомости, заказал счета на оборудование. Полученные счета отдал чекистам для поиска коррупционной составляющей. Нашли. Купили в другой фирме. Меня отстранили от этой темы и лишили премии. Ударными темпами отремонтировали первые два крана. Сдали в работу. В течение месяца на кранах вышли из строя контакторы. Китайские ребята смонтировали контактор на пластмассовой основе, вот она и лопнула от частых ударов. Я же заказывал контакторы на текстолитовой основе, более дорогие. Их потом и купили. Китайские контакторы остались лежать на складе…


Эти истории лишь небольшая часть того, что мне пришлось увидеть на своей практике. Трудно подсчитать, сколько времени мне пришлось потратить на исправление чьих – то ошибок или разгильдяйства. И я не одинок. Наверное, поэтому в России растет число техногенных катастроф. Грустно…

Показать полностью
247

Тайное общество

В четвертом классе мне захотелось организовать тайное общество. Трудно сказать зачем. Наверно осознание принадлежности к тайне повышает самооценку. Переговорив с двумя одноклассниками я получил поддержку. Никакой атрибутики и названия у нас не было, но на разработке секретного шифра настоял я. Шифр был предельно простой: каждой букве присваивалась произвольная комбинация цифр. Я сделал три экземпляра шифровальных листков и тайное общество начало действовать.


В нашем тайном обществе главного не было. Любой мог написать шифровку и спрятать ее в условном месте. Первую шифровку написал я: «После уроков встречаемся за гаражом». Спрятав шифровку в тайник, я до конца уроков подмигивал своим товарищам по обществу, а они подмигивали мне в ответ. Я был в восторге! После уроков я пришел за гараж. Ждал я очень долго, но никто так и не пришел. Когда терпеть голод сил не осталось – я ушел домой. Очень сердитый!


На следующий день был разбор происшествия. Мои товарищи честно признались, что тайник не проверяли. И я понял, что надо как – то извещать о закладке тайника. Посовещавшись мы решили, что тот, кто заложил в тайник, присылает другим шифровку об этом. На первом же уроке после совещания я написал шифровки товарищам: «После второго урока посмотри тайник». И саму закладку: «Сегодня после уроков собираемся за гаражом.»


На перемене ко мне подошли оба товарища и признались, что не смогли расшифровать мои шифровки. Вспылив, я обозвал их дураками и решил продемонстрировать как надо дешифровывать шифровки. Но мне это не удалось. Длинный ряд цифр мне самому ни о чем не сказал. Ведь некоторые буквы шифровались двумя цифрами, а некоторые тремя. Пришлось срочно менять шифровальный листок. Теперь все буквы шифровались тремя цифрами. И я снова написал шифровки о закладке тайника и о встрече за гаражом. За гараж пришли только я и один товарищ. Я нервничал, а товарищ периодически предлагал: «Может, пойдем домой?»


На следующий день состоялось внеочередное собрание. Не пришедший товарищ сказал, что запутался с расшифровкой. И мне пришлось внести изменения в правила шифрования: теперь каждая буква писалась отдельно, а слово – столбиком. И наконец, встреча состоялась! Мы стояли и смотрели друг на друга. Сказать было нечего. Один из товарищей сказал: «Ну, чё стоим? Пошли домой, по дороге и поговорим!» Домой мы шли молча.


В нашей школе начался процесс замены парт – «скрипучек» на столы. Нас тоже привлекли к перетаскиванию мебели. Мы парами носили стулья. Краем глаза я заметил, что старые парты складывали в подвале. После уроков я проверил - дверь в подвал не закрывалась! Дома я подготовил весь комплект шифровок о назначении встречи в подвале. Встреча прошла успешно, а тусклое освещение подвала вызывало ощущение таинственности. Поговорив «ни о чем», мы ушли домой.


На уроках я смотрел на одноклассников и мне было жалко, что они не знают о нашей тайне и не завидуют. И тогда я решил допустить утечку данных. Зашифровав лаконичную мысль: «Степурко – дурак», я подбросил шифровку в тетрадь Степурко, который был моим заклятым врагом. То ли Степурко узнал мой почерк, то ли кто – то ему сказал, но он подошел ко мне и провел пресс – конференцию. Я ему почти все рассказал, утаив фамилии членов общества. И Степурко разозлился, а я был в восторге.


Через несколько дней я заметил, что Степурко обменивается с кем – то записками, а на перемене вокруг него собирается кучка наших одноклассников. В голове стрельнуло: «У них тоже общество! И их больше!» А однажды я заметил около Степурко товарища из своего общества. Я срочно подготовил комплект шифровок о сборе после уроков в подвале школы. В подвал я зашел первым, а через несколько минут спустя дверь захлопнулась. Лязгнул засов и погас свет. Из – за двери послышался голос Степурко: «Жиртрест! Посиди там в темноте! Может твое сало растопится!» Я сидел в темноте и плакал от обиды: «Меня предали!»


Дверь открыл рабочий и выпустил меня из подвала. Вечером мама заметила, что я расстроен и узнав причину, предложила мне пойти во Дворец Пионеров и записаться в кружок. Что я и сделал. Записавшись в авиамодельный кружок, я минимизировал свое общение с мальчишками из класса, а на переменах делал домашние задания, чтобы можно было больше времени проводить в кружке. Степурко бесила моя автономность и он постоянно меня задирал. Я огрызался и получал в дневник вредную запись: «Дрался на перемене».


Все закончилось, когда Степурко записался в секцию «водного поло». И иногда на перемене он расспрашивал меня об авиамодельном кружке, а я его о спортивной секции. Друзьями мы не стали, но драться перестали…

Показать полностью
725

Татьяна

Татьяна позвонила мне ночью. К счастью ничего серьезного не случилось, просто ей взгрустнулось и захотелось с кем – нибудь поговорить. У эгоцентриков так бывает.

- Привет, это Танчик. Ты один?

- Да, что случилось?

- Соскучилась.

- Ночью?

- Мне приснился сон, что ты пришел ко мне в гости.

- Хочешь сделать сон былью?

- Как ты ловко ко мне в гости напросился! Ладно, идем.

- Зачем?

- Дожили! Буера приглашает в гости молодая и красивая женщина, а он спрашивает: «Зачем?» Расскажи кому – не поверят!

- Танчик! Мне уже 55 лет, тебе 50. Конечно, ты молодая и красивая, но природа зачем-то сделала так, что женщина хочет всю жизнь, а мужчины всю жизнь не могут.

- Бедненький! Но я приглашаю тебя не за этим. Я переехала в новую квартиру и мне надо повесить люстры и бра.

- А также: вешалку, зеркала, картины и врезать новый замок. Угадал?

- Почти. Вешалка у меня на ножках, а остальное надо вешать, и собери мне вентилятор. Купила за девять тысяч, а собрать не могу. Дура!

- Дура, что купила?

- Хам! Что собрать не могу.

- Завтра, часов в десять подойду. Диктуй адрес.

- Что приготовить?

- Французское мясо и оливье.

- Договорились, но кормить буду после окончания работ.

- Почему?

- Потому. Вспомни, как ты мне свет на лоджию проводил. Пришел, поел и лег спать.

- Все правильно. После обеда я захотел спать, а в таком состоянии на высоте работать нельзя.

- Какая высота на табуретке? Что ты несешь? И продрых до четырех вечера, а мне уже уходить надо было.

- Надо было разбудить в два часа.

- Да жалко стало, ты спал как ребеночек. Ладошки под щеку и посапывал.

- Я же тебе потом все сделал!

- Сделал, но мне пришлось снова кормить тебя твоей любимой картошкой по-французски и оливье! Зачем ты это ешь? Там же майонез! Вспомни, каким ты был в 1992 году – стройняшка! А сейчас: Карлсон без вентилятора на спине!

- Ладно, завтра ничего не готовь. Обойдусь одной морковкой и стаканом чая без сахара.

- Да не жалко мне майонез. Мне тебя жалко! У тебя такая мордашка, а разъелся как боров! Ладно, до завтра. Накормлю я тебя и по приходу, и в обед, и на ужин, и в полдник, и домой с собой унесешь! Адрес сброшу SMS – кой. Спокойной ночи, милый! – попрощалась Татьяна ангельским голоском.


С Татьяной я познакомился в 1992 году. Контора где она работала, закупила у меня два компьютера, но с условием, что я проведу обучение персонала. Татьяна была моей первой ученицей. Она неплохо освоила Нортон коммандер и Лексикон. На последнем занятии она неожиданно попросила меня проводить ее после работы домой. Я согласился. Правда, выяснилось, что «домой» - это не к ней, а ко мне. Татьяна достала из своего пакета кусок мяса и пожарила отбивные. Потом из другого пакета вытащила бутылку вина и мы поужинали. Потом Татьяна попросила меня показать ей мою спальню и похвалив кровать, разделась и легла в неё. Я начал ласкать её тело и неожиданно услышал:

- Буер, давай скорее, мне домой пора!

- Оставайся до утра.

- Не могу, меня дома муж ждет.

- Так ты замужем? – удивился я.

- Чего ты удивляешься? У меня на правой руке обручальное кольцо.

- А тогда зачем?

- Ооо! Началось! Всё, секса не будет! Я – домой!


Наверно с этого первого свидания и повелось, что к Татьяне я приходил поесть, а секс – как она захочет. Хотела она редко и вспоминала обо мне, когда надо было что-то сделать в ее квартире: лампочки поменять, кран починить и так далее. Поэтому виделись мы с ней редко. Но иногда она звонила и встревоженным голосом начинала расспрашивать: «Как ты там один? Что ешь? Может тебе постирать надо? Приходи ко мне, я вкусный борщ сварила!» Потом я уже понял, что такое случалось после каждого окончания романа. Романов у Татьяны было много. Все мужики были женатыми и занимались бизнесом. После начала романа каждый из них резко начинал покупать себе дорогую одежду, обувь, парфюм и обязательно менял тонированную «девятку» черного цвета на новенький внедорожник. А у Татьяны появлялась новая шуба и драгоценности. Татьяна никогда не требовала. Она позволяла покупать ей то, что она хотела.


Однажды я принял участие в эвакуации из ее квартиры шуб и шикарной аппаратуры. Это была подготовка к первому визиту нового любовника. Приходя на свидание, мужчина видел полупустой шкаф, в котором висела поношенная цигейковая шубка и несколько платьев; черно – белый телевизор; неработающую радиолу; эмалированные кастрюльки и старенький холодильник «Бирюса» на кухне. «Влюбленные мужчины глупеют» - и это так. Татьяна получала солидную сумму на замену «этого убожества». Наверняка, она говорила, что не может принять деньги от постороннего человека, но в итоге деньги брала. Потом все, кроме коллекции шуб, перевозилось обратно, а деньги обменивались на доллары и закапывались на маминой грядке. Только однажды новый любовник подарил не деньги, а вещи. Так в квартире у Татьяны появилась дорогая мебель и аппаратура. Свою аппаратуру пришлось оставить маме.


Все романы Татьяны заканчивались одинаково: она предпринимала попытки увести любовника из семьи, но никто из них на это не соглашался и прекращал роман. По какому – то дикому совпадению, каждый из них давал Татьяне на прощание тысячу долларов «на первое время» и колечко с крохотным бриллиантиком «на память». Наверное, в Сызрани был неписаный кодекс любовника…


Татьяне подфартило в 1998 году. Она продала свою «двушку» за двенадцать тысяч долларов. Пока она подбирала новую квартиру - приключился дефолт, после которого на эти деньги она купила шикарную «трешку» с евроремонтом. Смена квартиры была следствием изменившейся репутации Татьяны. Сызрань – город маленький, а число бывших любовников Татьяны росло. Богатые мужики перестали «клевать» на нее. И тогда Татьяна решила начать новую жизнь. Она поменяла квартиру и мебель, уволилась с работы, купила с кубометр детективов и уединилась в своей квартире. Она любила читать, лузгая семечки. С мужем Татьяна давно развелась. Он уехал на заработки в Заполярный круг и там создал новую семью.


Перечитав все детективы, Татьяна решила выйти в свет. Её закадычная подруга предложила ей съездить на природу – поесть шашлыки. Там Татьяна и познакомилась с Николаем – разведенным мужчиной старше ее лет на десять. Он временно не работал, любил детективы и поразил Татьяну своим кредо: «Если женюсь, то на кухню моя жена будет ходить только для приема пищи!» Как потом выяснилось, Николай когда – то служил прапорщиком в учебке, где готовили военных поваров. Не знаю, что сработало: любовь к детективам; тяга к кулинарии Николая или длительное затворничество, но вскоре Татьяна и Николай поженились. Татьяна называла мужа «Николенька», а он её «Лапуся». Только для приема пищи на кухню ходил Николай, но Татьяна не роптала – готовил Николай отвратительно. Татьяна великодушно платила алименты дочери Николая от первого брака. Молодая семья купила иномарку и стала ездить в Сочи. Идиллия длилась одиннадцать лет.


У Николая была «двушка», в которой жили бывшая жена и дочь. На свадьбе дочери Николай сделал царский подарок: подарил молодоженам свою «двушку». Татьяна была в шоке: Николай одиннадцать лет сидел на её шее вместе со своей дочерью и подарил свою квартиру! И сгоряча Татьяна сказала роковые слова: «А если я тебя выгоню, где ты будешь жить? Ведь ты – голодранец! И станешь бомжом!» Николай услышал Татьяну и решил, что у нее есть любовник. Уточнять он не стал и избил жену.


Татьяна пожалела Николая и «замяла» дело, но они развелись. После этого Николай каждый день сидел на лавочке около подъезда Татьяны с узелком в руках и ждал прошения. Сердобольные соседские бабушки начали его жалеть и даже выносили ему еду. Каждая из них считала своим долгом поговорить с Татьяной и убедить ее простить Николая. Татьяне это надоело и она уехала из Сызрани. Её мама скончалась год назад, и Татьяна продала обе квартиры и переехала жить в Тольятти. Правда, энергичная Татьяна умудрилась сменить за месяц квартиру - ее раздражало оживленное Южное шоссе под окном. Именно поэтому Татьяна вспомнила про меня.


Я быстро справился с заданием Татьяны. Татьяна накрыла шикарный стол:

- Ты куда столько? – удивился я.

- Давай устроим вечер откровенной беседы, плавно переходящий в Новогоднюю ночь, - предложила Татьяна.

- Давай. Но как только я захочу спать – вызываю такси и еду домой!

- Лады, а я остатки всего этого разложу по контейнерам и ты возьмешь домой.

- Тогда я начну есть, а ты откровенничай. Настрой меня на соответствующий лад.

- Хорошо. Вот я подвела черту и порвала с прошлым. А как жить дальше – не знаю. Иногда хочется выйти замуж, но как вспомню своих бывших – брр! И одной - не комильфо.

- Так заведи себе приходящего друга.

- На себя намекаешь?

- Нет, мне в одиночестве лучше – легче и проще мечтать, как пел Лоза.

- Бобылем стал?

- Наверное. Но вернемся к тебе. Так как с другом?

- Да постоянно ищу, но тольяттинские мужики - придурки. Переписываемся тридцать минут, а он: «Пригласите меня в гости, я коньячок знатный принесу». Я ему: «А давайте лучше кофе в Паркхаусе попьем?» И все – пропадает мужичок! Толи женатый, толи жадный, не пойму. Да и гадать надоело! Если жадный – то он придурок! Угостил бы пару раз, я бы ему такой кофе сварила! И не только!

- Походи на выставки, в театр. Может там кого встретишь?

- Да туда одни голодранцы ходят!

- Танчик! Ты думаешь, что на сайте знакомств олигархи время коротают? Будь реалисткой! Самый расцвет у женщин в тридцать лет, а потом смена эшелона.

- Был у меня один капитан, он тоже так говорил. Где он, мой Витенька? Генералом наверно стал. Ладно, что мы все обо мне. Артур, увези меня в Германию.

- Купи путевку и поезжай.

- Нет, я с тобой хочу!

- Не пойдет! Я не хочу жить в Германии, тем более с тобой.

- Почему?

- Немцам пора начинать турецкий язык учить. Пока будут осваивать, они станут нацменьшинством. Это без меня! А на счет тебя - Танчик, ты шикарная женщина, готовишь хорошо и вяжешь. Чувство юмора у нас одинаковое, но в мозгах у тебя хаос!

- Поясни, пока я за половником схожу. И если ты меня не убедишь в своей правоте – получишь им по лбу.

- Легко! Однажды ты попросила меня помочь тебе найти работу. А перед этим у нас был секс, после которого ты захотела родить мне ребенка. Продолжать?

- Давай. Мне самой интересно!

- Я привел к тебе знакомого, который искал себе зама.

- Ах, с усиками такой?

- С усиками. Поговорив с тобой на птичьем языке, он обрадовался, а потом поднял тост: «Я почту за честь работать с Вами, Танечка!» Продолжать?

- Буер, хватит нагнетать! Расскажи до конца, я ничегошеньки не помню!

- Ладно. После тоста ты попросила меня сгонять в магазин за минералкой. Когда я вернулся, твою дверь мне никто не открыл, а свет в твоих окнах не горел.

- Ну, правильно, у меня разболелась голова и Андрей ушел. А я легла спать. Ты так долго ходил в магазин!

- Да ну! А Андрей на следующий день рассказал мне, что едва я ушел, ты затащила его в постель и трахнула! И поэтому он не возьмет тебя на работу! Что скажешь?

- Сплетник! Обещал не рассказывать! Ладно, каюсь, захотела удовлетворить свое сексуальное любопытство. Что в этом страшного? Я – слабая женщина!

- Бл**ь ты, а не слабая женщина. Но тебе жить, поступай как знаешь.

- Моралист нашелся! Да ты всех моих подруг перетрахал!

- Перетрахал, но не после того, как мы с тобой решили создать семью.

- Ладно, Буер, вечер удался! Помоги мне уложить все со стола в контейнеры. Я устала и хочу спать.


Больше я Татьяну не видел и не слышал. Она продала квартиру и куда-то уехала…

Показать полностью
733

Лагерь труда и отдыха

Инспектор по делам несовершеннолетних пришла к нам домой вечером и сообщила, что договорилась с директором 22-ой школы и меня примут на месяц в лагерь труда и отдыха. Лагерь располагался в совхозе, который находился в черте города. Днем сбор ягод, вечером дискотека, свежий воздух, витамины, общение с ровесниками. Ребята положительные, хулиганов нет. Все это я узнал от гостьи.


Я окончил седьмой класс, а месяц назад мы играли в карты. Вечер, подвал нашего дома, никакой выпивки, невинная игра в «козла». И вдруг: «Всем оставаться на местах! Милиция!». Поскольку в компании я был самым старшим, в опорном пункте меня классифицировали как заводилу и поставили на учет в детскую комнату милиции. И теперь в целях моего перевоспитания, инспектор решила отправить меня в лагерь труда и отдыха. От такого предложения моя мама не смогла отказаться.


В лагерь меня привезли на милицейской машине. Директор лагеря с удивлением меня рассматривала, а инспектор мило щебетала:

- Как у вас тут хорошо! Свежий воздух! Правда, Артур?

- Вечером здесь наверное полно комаров и мух, - мрачно ответил я.

- А какое лето без мух? Зато загоришь и ягод поешь! – не успокаивалась инспектор.

- На Волге тоже можно загорать, а ягод у нас на даче полно!

- Труд поможет тебе стать человеком.

- А я обезьяна? – блеснул я эрудицией.

- Я этого не сказала, но ты пошел по кривой дорожке и повел за собой младших.

- Кто это младше? Я старше Боцмана на месяц, Борягу – на два, а Чекиста на 2 дня!

- А что он натворил? – вмешалась директор лагеря.

- В карты играл, в подвале, - ответила инспектор.

- А разве нельзя играть? – пошел я в атаку.

- Во что играли? – спросила директриса.

- В «козла», - признался я, - скоро за «дурака» сажать будут!

- Он спорить любит. В целом, парень неплохой. Но у них компания неустойчивая, в драках замечены. Если не скорректировать – тюрьмой закончат. Забирайте ровно на месяц, а потом посадите в автобус. Пусть домой едет. За характеристикой я потом в школу заеду.


Так я оказался в этом лагере. До обеда надо было трудиться на грядках, а после обеда сончас и отдых по интересам директрисы: пение песен, конкурсы, игра в слова, коллективное чтение (один читает вслух, а остальные слушают). Потом ужин и танцы под магнитофон «Яуза».


Парни жили в одной большой комнате. Меня встретили настороженно, их заранее предупредили, что приедет отчаянный хулиган, который состоит на учете в детской комнате милиции (ужас!). К счастью, неформальный лидер жил в моем районе и знал меня в лицо. Это облегчило мою адаптацию в коллективе, состоящего из окончивших седьмой и восьмой классы.


Мой первый рабочий день начался с вредительства. Меня поставили полоть грядку, но не объяснили как выглядит сорняк. Пока я раскачивался, проворные соседи ушли далеко вперед, и уточнить было не у кого. И я, проанализировав внешний вид мелкой растительности, самостоятельно определил, что вырывать из земли. И убийца сорняков рванул догонять ушедших вперед коллег. Остановил меня женский крик:

- Ты что делаешь? Ты хулиганить сюда приехал? Вон с грядки!


Я не стал выяснять, что я сделал не так и ушел в лагерь. После обеда меня отвели к директору:

- Артур, ты зачем это сделал?

- Что именно?

- Ты зачем сорняки оставил, а капусту вырвал? Ты баловался?

- Нет, мне никто не сказал, что вырывать, а что оставлять.

- А ты разве не знаешь как выглядит росток капусты? У вас же есть дача.

- Есть. Но там растет черная и красная смородина, помидоры, огурцы и крыжовник.

- Понятно, - задумчиво сказала директриса, - иди спи.


На следующий день меня поставили собирать малину. Норма была шесть корзинок. Есть разрешалось. Но я не любил малину и все сорванные ягоды бросал в корзинку. Собирал я быстро, чтобы сорвать сверху и не сидеть на корточках. Выполнив норму, я сдал корзинку и ушел в лагерь. Перед обедом у меня состоялся разговор с директрисой:

- Артур, ты выполнил норму – это хорошо. А почему ты не остался помочь отстающим?

- А почему я должен помогать? Они сжирают по корзине и медленно работают. Вот и отстают.

- Слабым надо помогать. И я бы тебя попросила это делать. Ты ведь сильный.


«На хвастуна не нужен нож, ему немного подпоешь и делай с ним что хошь» - все верно, а я был хвастуном…


- Ладно, но всем помогать не буду. Дайте парочку слабых, я из них передовиков сделаю.

- Хорошо, - улыбнулась директриса.


Утром ко мне подошли два субтильных паренька.

- Нас к тебе послали.

- Отлично. Слушаем меня: малину не жрать – все в корзинку; срывать только крупные; не стоять около одного куста; подходим к кусту втроем – я посередине; я собираю сверху, вы в середине и снизу; по моей команде уходим на нетронутое место; выполним норму – можете жрать малину. Все ясно?

- А разговаривать можно?

- Нет, болтовня отвлекает. Вечером наговоритесь. Вперед, ударники!


Наша троица начала лихо. Чтобы не путаться с зачислением корзинок, я решил ссыпать с трех корзин в одну до краев. А пока один бегал сдавать, двое пашут. Когда норма одного будет выполнена, второй начинает относить корзинки и так далее. Первым носил Кока – самый мелкий из нас. Отнеся шестую корзинку, Кока исчез. Потом выяснилось, что этот огрызок сдал шестую корзинку и, услышав от учетчицы «Норма», ушел в лагерь. Времени искать Коку не было и мы пахали вдвоем с Рашидом. В тот день мы собрали только на его норму. Я остался без сданных корзин. На линейке моя фамилия прозвучала в номинации «Остающие». Вечером я зажал Коку и отвесил ему подзатыльник, а потом сказал хрипловатым и очень страшным голосом, что я: порву его как лягушонка; завяжу его руки бантиком и заставлю его сожрать ведро зеленых яблок. Кока плакал и поклялся больше так не делать. Никакой веры ему не было и я решил поставил его последним на зачет корзинок.


На следующий день мы все выполнили норму. Коку настиг приступ холуйского недуга: отнеся первую корзинку своего зачета, он потребовал, чтобы ее записали на мой счет. На линейке нас выделили, сказав:

-Бригада в составе…выполнила свою норму и взяла повышенные обязательства!


Я замер, а какая-то пискля заверещала:

-Это не честно! Они друг другу подсыпают и не едят!

- А ну заткнулась там! – рявкнул я.

- Буер, тихо! – строго сказала директриса, - ничего плохого в этом нет. Никто не запрещает любому из вас организовать свою бригаду и вызвать бригаду Буера на соревнование. А есть малину или нет – личное дело каждого.


Директриса сделала умный ход. И на следующий день все разбились по бригадам, и работа закипела. Нам больше не разрешали порхать от куста к кусту в поисках крупных ягод. Каждая бригада окучивала свой куст. Производительность нашей бригады снизилась, а наши руки были в царапинах. Малину почти не ели.


Пролетели три недели. По вечерам мы толпились около доски объявлений, на которой вывешивались ежедневные сводки о ходе соревнования. Мы как взрослые обсуждали цифры. Кто – то жаловался на «худые» кусты. А я затосковал. Меня тянуло к своим дворовым. Мне хотелось паять схемы, смотреть телевизор и слушать свои магнитофонные записи. Директриса это заметила и поинтересовалась , что случилось.

- Домой хочу - к своим. Я на эту малину смотреть не могу!

- Потерпи, еще неделя осталась.


На следующий день наша бригада норму не выполнила. Когда Рашид и Кока выполнили норму, я разрешил им есть малину и не собирать ее в мою корзинку. Я же, набрав немного малины, высыпал ее в соседскую корзинку.


Директриса все поняла и во время завтрака предложила мне вместе с ней уехать в город. Я бросил вилку и побежал собирать вещи. Когда я вернулся с сумкой, все уже ушли собирать малину. И я ни с кем не попрощался. Характеристику я получил отличную, спасибо директрисе лагеря…

Показать полностью
234

Реферат 2

Видимо поняв, что пятиминутная политинформация не приносит никакой пользы, кто – то решил видоизменить процедуру отъема времени одним у остальных. И вместо ежедневных политинформаций проводить чтение реферата один раз в неделю. Кто это будет делать – решал куратор группы. По какому принципу – никто не знал. Встретив меня в коридоре института, куратор спросил:

- Буер, ты чем занимаешься в это воскресенье?

- Не знаю.

- А я знаю. Будешь писать реферат на тему: «Безработица в капиталистических странах».

- А почему я?

- А потому. Доклад в среду на большой перемене. Постарайся лаконично, иначе станешь обедом. Три балла на моем экзамене ты уже получил.


Изучение гуманитарных дисциплин меня напрягало, и я решил написать реферат «для галочки». В библиотеке я попросил книгу на эту тему. Мне дали журнал и я тупо переписал полтора десятка абцазев. Перечитывать реферат я не стал.


Была лекция нашего куратора и он великодушно разрешил читать реферат за пятнадцать минут до звонка. Я читал, а все посматривали в окно и на часы, ожидая когда я закончу. Я упомянул, что бывают потомственные безработные и сознательно неработающие. Кроме того, многие безработные идут на панель торговать своим телом. Услышав это, все посмотрели на меня и я почуял недоброе. И едва я закончил читать, как посыпались вопросы:
- Артур, - начала «дежурная затычка» Вика Павлова, а по совместительству комсорг группы, - вот ты рассказал про потомственных безработных. А почему государство им не помогает вырваться из этого замкнутого круга?

- А я откуда знаю? – признался я.

- Буер, это не ответ, - вмешался куратор, - если ты подготовил реферат, значит прочитал несколько источников и основательно изучил вопрос. Ответь комсоргу!

- Государство пытается им помочь, а им нравится быть безработными, - ответил я первое, что пришло в голову.

- Ты хочешь сказать, что бывают люди, которые не хотят работать? – не отставала комсорг.

- А что тут удивительного? - возразил я, - такие есть и в СССР. Тунеядцы, например. Даже статья такая ест. Не хочешь работать – на нары! Они ведь тоже безработные.

- Постой, - вмешался куратор, - в заключение своего выступления ты сказал, что безработица характерна для капиталистических стран, а в СССР её нет. Как тебя понимать?

- Не знаю, - ответил я.

- А у меня есть вопрос, - крикнул Шурик, - можно поподробнее о проститутках? В СССР их нет или есть?

- Нельзя! – ответил куратор, - позволю дать оценку услышанному. Реферат написан небрежно, автор с темой не разобрался, дискуссию вел отвратительно! Реферат не засчитан!


Через несколько недель по институту прошел слух, что студентка К. проститутка. Она бегает к иностранцам и у нее есть валюта! Наш Шурик всех спрашивал: «А даст ли она за рубли?», а девушек интересовал вопрос: «Как и где она с ними познакомилась?». Вскоре выяснилось, что с иностранцами она познакомилась в Клубе интернациональной дружбы при нашем институте. Туда пригласили специалистов, приехавших из Германии на завод «Пластик». Клуб после этой истории закрыли, поняв, что комсомолки не могут устоять против немцев. Студентка К. ушла из института. Поговаривают, что один немец женился на ней и увез в Германию. Для предотвращения рецидива дали команду прочитать реферат о вреде проституции во всех группах. Зачем об этом надо было читать студентам – я тогда не понимал. В нашей группе подготовить реферат поручили опять мне.


Памятуя о своем провале, я решил подготовиться основательнее. Тем более, что одну причину возникновения проституции я знал – безработица. Интернета тогда не было, а доступная литература толком этот вопрос не освещала. Тезисно реферат выглядел так:

Проституция появилась когда не было семьи. Чтобы прокормиться, женщина торговала своим телом в обмен на еду. Однако, когда появился институт семьи проституция не исчезла. Видимо, не все смогли создать семью и им требовались услуги проституток. Их можно понять – физиология. Наверное, это одна их многих причин сохранения проституции в наше время.
В Германии публичные дома были государственными. А женившемуся на проститутке прощали грехи. В царской России тоже были публичные дома. Об этом писали классики. Но профессия проститутки не уважалась, а в некоторых странах она считается преступлением. Бывает так, что проституцией занимаются вынужденно. Не смогла девушка найти работу, а жить надо. Вот и идет она на панель. Наверное, в таком случае это можно расценивать как преступление, совершенное вынужденно по необходимости. Так говорят юристы.

Бывает проституция ради карьеры, но это на Западе.


Мое выступление прерывалось остротами и ржанием парней. Преуспел Шурик. По первому пункту он бросил реплику: «Странно, проститутка должна быть красивой, а некрасивые женщины должны умереть от голода. Тогда почему их столько?»Второй пункт я прочитал без реплик. Видимо, парни с ним согласились.По третьему пункту Шурик резюмировал: «А если в СССР появятся публичные дома, может тогда и у нас появятся хорошие дороги и автомобили?»Четвертый пункт вызвал шушуканье и смех парней, а кто-то сострил: «Это сколько же студенток нашего института будут вынуждены стать проститутками?По пятому пункту Шурик попытался развязать дискуссию:

- Товарищ автор реферата! А когда у нас можно будет делать карьеру подобным образом?

- Никогда! – вмешался куратор, - в СССР такого не может быть по определению! В СССР нет социальных предпосылок для проституции!


Наверное, мой доклад был посредственным, поскольку первой валютной проституткой в Сызрани в лихие 90-ые стала студентка из нашей группы…

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!