dopaminer

на Пикабу
поставил 491 плюс и 855 минусов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
1534 рейтинг 9 подписчиков 682 комментария 1 пост 0 в горячем
-48

Ямы Голунова и нейромедиаторы

Всем привет. Я Миша, я работаю продакт-менеджером и одно из моих хобби — это разбирать особенности поведения людей, основываясь на том, как работают нейромедиаторы. Ну, наверное, вы знаете какие-то базовые примеры: например, сексом мы занимаемся, потому что любим эндорфин, а вкусную еду поглощаем без остановки, потому что кайфуем от дофамина.
Недавно в Фэйсбуке один из моих друзей поинтересовался, почему все так топят за Голунова и дают ли ему индульгенцию его расследования. Речь идет о тех, кто говорил в ключе непременного освобождения Голунова, а не в ключе справедливого суда: грань тонкая, но она есть. Вопрос показался мне интересным, и я решил поделиться своими мыслями о том, почему общественность решила резко впрячься за Ивана. Ниже — инструкция по приготовлению коктейля "Ямы Голунова".
Для тех, кто все проспал: несколько дней назад журналиста "Медузы" Ивана Голунова обвинили в распространении наркотиков. Многие люди и СМИ высказались в поддержку Ивана, и всего через несколько дней, 11 июня, уголовное дело было прекращено.
Шаг 1. Быть своим.
Голунову повезло быть членом очень дружной социальной группы — он журналист. Конечно, и среди них есть отбросы, например, с птичьей фамилией или с фамилией, напоминающей о крахмальном напитке, но в целом эта группа имеет очень твердые представления о “своих” и “чужих”. И как в доисторические времена больного соплеменника клали поближе к костру и заботились о нем, чтобы он не стал жертвой тигра, в наше время сплотились журналисты, чтобы Иван не стал жертвой политической цензуры. В этой ситуации неважно, был ли Иван дилером — для его коллег ошибка первого рода намного менее страшна, чем ошибка второго рода. Они стояли за своего, потому что если бы они этого не делали, разрушилось бы целое сообщество, дающее им самим чувство безопасности. Так работает серотонин.
Шаг 2. Снежный ком.
Коллеги Голунова, помимо того, что очень сплоченные, еще и обладают хорошим ресурсом влияния. И в этой ситуации включается снежный ком: когда мы видим, как три ведущих бизнес-издания страны, рискуя своей репутацией (а вдруг он все же дилер? а вдруг власть не простит поддержку?), показывают, что они на стороне Голунова, мы понимаем, что это серьезное дерьмо. Мы видим, как они выпускают эту обложку, не ища для себя выгоды, — и это восхищает нас. И кто-то уже из более широкого круга, например, просто либерально настроенный друг, добавляет рамку в честь Голунова на свою аватарку в Facebook. Что происходит? Мы видим действия людей, направленные на помощь другому человеку — пусть небольшую, но помощь — без попытки получить что-то для себя. И здесь начинает действовать самое интересное: акты щедрости или доброты приводят к выработке окситоцина. Но также этот гормон вырабатывается не только тогда, когда мы совершаем эти акты, но и тогда, когда мы видим других людей, которые это делают! Так и получается лавинообразный эффект: люди, увидев такое поведение, испытываем прилив гормона, и пытаемся получить еще больше, копируя это поведение.
Шаг 3. Добавить эффект ореола.
Этот и следующий шаг уже чуть-чуть менее значимые, но и они явились важными ингридиентами в поддержку журналиста. Обратите внимание: во всех СМИ подчеркивается, что он храбрец, сражающийся против социальной несправедливости. Он пишет крутые статьи. Вот только одна проблема: быть хорошим журналистом — не равно быть хорошим человеком, а именно эта эвристика работает в поддержку Ивана.
Шаг 4. Не применять слишком часто.
Вопрос моего друга в одном из комментариев звучал так:
— Те, кто пишут, что они Голунов, понимают, что это может оказаться фразой “Я — наркодилер?”
Фишка в том, что нет. Из тех, кто писал “Je suis Charlie” в 2015, вряд ли многих в итоге расстреляли террористы. Даже из тех, кто постит мемесы с плохими священниками, мало кого посадили за оскорбление чувств верующих. Мозг плохо работает с оценкой маловероятных событий и уж тем более тогда, когда фидбэк может оказаться отдаленным. Мы не привыкли делать выбор между тем, чтобы поддержать того, кто с 99% вероятностью невиновен, или не поддерживать и не рисковать своей репутацией с шансом в 1%. Этот выбор случается не так уж часто, и окситоцин выделяется сейчас, а вот потенциальные риски — это когда-нибудь потом.
Шаг 5. Подавать с антигероем.
Либеральное сообщество показало свое единение, общественные гормоны сработали идеально. Вместе с тем, этого не произошло бы, если бы помимо доверия к Ивану не было такого же недоверия к полиции, силовым структурам и вообще государству. Здесь противодействовали хороший Иван и плохая полиция. Вспомните ситуацию полугодовой давности: тогда антигероем для другого Ивана оказался хороший сотрудник Медузы. И Ивану пришлось под давлением своей же либеральной общественности уйти с поста главного редактора.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!