astoria.malfoy

на Пикабу
поставил 53 плюса и 4 минуса
608 рейтинг 20 подписчиков 134 комментария 5 постов 2 в горячем
127

Моя лотерея. Часть 2

Я вовсю чувствовала толчки и движения своей маленькой принцессы все те две недели. Каждое утро, как только я открывала глаза, она настойчиво начинала пинаться, требуя, чтобы я встала и позавтракала. Она не любила, когда я лежала на спине и всегда реагировала, когда кто-то гладил мой живот. Разве может с ребенком быть что-то не так, если она так активно дает о себе знать? Жизнь решила показать на практике, что еще как может.
Тогда я не знала, что большинство аномалий становится заметно только ближе к 20 неделям. Мой живот рос не по дням, а по часам, хотя набрала я всего 6 кг. Все уже начали замечать, что я беременна и постоянно спрашивали у меня due date. Даже кассирши в магазине.
Узи сердца назначили в той же клинике, где был скрининг на генетические отклонения. Специалист все так же не имела права отвечать на мои вопросы о состоянии моей дочери, она очень долго делала измерения и почти не разговаривала, что очень странно для американца. Ее очень серьезное сосредоточенное лицо заставляло меня нервничать еще сильнее. На экране я и сама заметила, что сердце моей малышки выглядит странно большим по соотношению к телу. Когда сердце подсвечивали разными цветами (вероятно, чтобы определить циркуляцию крови), я заметила, что одна из камер почти не подсвечивается. Даже моих скудных знаний хватило, чтобы понять, что это плохой знак.
В этот раз специалист сразу пошла за врачом, оставив меня ждать в кабинете. Через 20 минут ожидания пришла врач, которая буквально пару минут еще раз осматривала сердце. Свет включили, начался разговор. Мне сказали, что сердце моей малышки не работает так, как надо. Кровь неправильно циркулирует, протекает туда-сюда. Помню, мне даже нарисовали все на бумажке, чтобы объяснить как можно нагляднее. Доктор сказала, что направит меня на еще одно специальное узи на сердце, к детскому кардиологу, который сможет поставить диагноз, но посоветовала задуматься над вариантом прерывания беременности.
Я помню, как шла на парковку, рыдая. Я не знаю, как я безопасно доехала до дома, потому что я не могла прекратить плакать. Мужу написала приехать домой пораньше, он сразу понял, что что-то не так. Помню, как мы оба рыдали, обнявшись, не в состоянии говорить. Наш маленький мир рушился.
Визит к кардиологу назначили через пару дней, как раз на мою 23 неделю беременности. Мой файл был направлен в ту клинику с пометкой «urgent”, только по этой причине визит был запланирован так быстро.
В этот раз мне разрешили взять с собой мужа, несмотря на карантин, так как мне полагался «support person”. Входя в клинику в Сиэтле 28 мая, мы уже знали, в каком случае прервем беременность. Только если шансов на хороший исход будет меньше 50%, в любом другом случае мы хотели бороться.
Мой муж тогда увидел нашу малышку на экране в первый раз. Потом мы рыдали, что это был первый и последний, а тогда еще теплилась маленькая надежда, что это все ошибка. Но я видела, что ошибки там нет. Кровь все так же практически не циркулировала в одной из камер, а на экг было видно, как при каждом пинке ребенка эти линии подскакивали резко вверх. Больше часа специалист рассматривала сердце, делая снимки под разными углами, подсвечивая то так, то иначе, прослушивая сердцебиение. Ребенок пинался как никогда, она как будто чувствовала, какое решение нам придется принять.
После узи нас позвали в переговорную комнату: круглый стол, пять стульев, посередине на столе коробочка салфеток. В комнату вошли два кардиолога и социальный работник - вестники моего конца света. Они не стали ходить вокруг да около, сразу сообщив, что новости у них плохие. Сердце ребенка не сформировано как положено, практически полностью отсутствует клапан, кровь циркулирует в беспорядочном направлении, при этом почти не насыщая одну из камер, кое-какие детали так же отсутствуют. При каждом движении ребенка сердце «протекает», не справляясь с нагрузкой. Доктор сказал, что таких случаев в известной им практике всего штук 20, и очень удивительно, что ребенок дожил до такого срока. Обычно с такими пороками сердце перестает функционировать раньше. Шансов не было. С вероятностью в 90% ребенок умрет еще в утробе, что может печально сказаться на моем здоровье. Даже если она доживет до родов, она не сможет дышать самостоятельно, и операция потребуется в первые минуты жизни. Даже если докторам удастся собрать из 4 камер одну работающую в течение нескольких операций, впоследствии понадобится пересадка сердца. С вероятностью в 90% ребенок просто не выживет.
Как оказалось, так случается. В этом не было моей вины, это не было генетическим, просто аномалия, в какой-то момент все сформировалось не так. Так бывает, это лотерея. Я выиграла свой неудачный приз.

Помню, я смогла поинтересоваться, как так получилось, что все остальные показатели ребенка полностью отличные, если так высоки шансы умереть в утробе. Оказалось, дело во мне - все вещества и витамины ребенок получал за мой счет, в том числе и кислород, поэтому показатели всех узи были такими хорошими. Пороки сердца раньше 18-20 недель разглядеть почти невозможно из-за малого размера плодов, поэтому почти все сердечные аномалии находят на этом сроке.

Помню, у меня получилось не рыдать, задавая докторам вопросы. Они поинтересовались, хочу ли я продолжить беременность или прервать. В случае продолжения они не могли дать никаких гарантий что я буду в порядке при замирании плода. Для прерывания была только одна неделя, так как после 24 недель запрещалось даже по медицинским показаниям. Мы решили прервать, ведь у нашей малышки не было никаких шансов. Это самое тяжелое решение в моей жизни.

Я даже не рыдала по дороге домой из Сиэтла. Все слезы были пролиты мной и мужем уже дома, мне казалось, что и мое сердце не выдержит вслед за ее. Операцию по прерыванию назначили на следующий же день, она должна была пройти в два этапа, первый в пятницу и второй в субботу. Два визита по два часа, между ними я дома. Сразу сказали сумму - $2600, оплата сразу, что удивительно, обычно счета начинают присылать только через месяц.
Каждый толчок и каждое шевеление ребенка в тот день было как ножом по сердцу, как могла она не иметь шансов, будучи такой активной? Оказывается, все бывает.
Мне не предложили искусственные роды, я и сама не знаю почему. Прерывание было вакуумное, под наркозом, я просто засыпала на 40 минут. Первый этап прошел просто, перед вторым после принятия таблеток я умирала по дороге в клинику от диких болей в животе. После второго этапа в субботу все было кончено. Моего ребенка больше не было.

Я не знаю, что сказать тем, кто сейчас переживает то же самое. Я очень надеюсь, что время лечит, потому что постоянно жить с этой болью нереально. Я так боюсь, что я никогда не смогу родить здорового ребенка, что снова и снова буду побеждать в этой лотерее несчастья, порок за пороком. Помогают лишь истории таких же, как я, девушек, которые родили потом здоровых детей.
Но я все еще чувствую себя прокаженной, бракованной, не сумевшей. Мне очень жаль, что мне пришлось сделать этот выбор, но я не могла позволить ей страдать каждую секунду ее вероятной жизни. Может, если бы были искусственные роды, мое горе было бы меньшим. Может, если бы я смогла увидеть ее и попрощаться, мне бы было что хранить в воспоминаниях, кроме последних ее толчков.
Я не знаю, почему так происходит. Но мне так больно от того, что я была вынуждена сделать этот heartbreaking choice.

Показать полностью
35

Моя лотерея

2020 год. Такое чувство, будто его цель - уничтожить меня, бить наотмашь, чтобы наверняка. И не только меня, многих.

Мне 2020 год принес две полоски на тесте. Мне 24 года, беременность нежданная, но все же мы с мужем обрадовались. Я, зная понаслышке много историй про замирание на раннем сроке, возможность внематочной и прочего, старалась не спешить строить планы и воздушные замки. Предстояло стать на учет к гинекологу, чем я и занялась.

В Штатах не проблема записаться на прием к доктору, вот только, как оказалось, с беременностью все немного не так, как в России. На осмотр тебя записывают только на 10 неделе. До 8 недели беременность не сохраняют. Помню, очень переживала: а вдруг внематочная? По телефону сказали, что при сильной боли или кровотечении звонить 911, до 8-10 недели узи не проводят. Но вот настала 10 неделя, мое первое узи. С какой-то непонятной гордостью отвечала на расспросы врача: «Да, беременность первая, абортов не было, никаких генетических и хронических болезней в семье с обоих сторон, никаких аллергий и болезней». Идеальный анамнез, идеальная история. Все было отлично, плод полностью соответствовал всем параметрам, сердце билось прекрасно. Выдали целую кучу снимков ребенка - я чувствовала такое облегчение! Врач предложила пройти специальный скрининг на проверку генетических отклонений, который делается на 16 неделе и включает в себя сдачу крови. Конечно же, мы с мужем согласились, не каждый осмелиться растить ребенка с генетической болезнью.

Все шло просто прекрасно. Да, меня мучала сильная тошнота, изжога, я очень уставала. Ситуация в мире тоже не прибавляла оптимизма, но я надеялась на лучшее. Мы с мужем подбирали имена и ждали скрининга. На 16 неделе настала дата моего приема: уже был карантин, мужа на узи не пустили из-за мер безопасности в связи с Covid-19. Все параметры были снова в норме, сердце билось, все было прекрасно развито и все органы были на месте. Никаких причин для беспокойства. Позднее результаты анализа крови показали, что с вероятностью в 98% у ребенка нет генетических отклонений. Я в принципе даже не была удивлена: как же так, с моим идеальным анамнезом просто не может быть иначе, мы с мужем совершенно здоровы! Забавно, тогда я не была полностью осведомлена, в какой лотерее я участвовала.

Я тщательно питалась, включила в свой рацион как можно больше фруктов и овощей, избегала фастфуда и вредных снэков, пила цинк и витамины для беременных. Ничто не могло пойти не так, ведь я соблюдала все рекомендации!

На 18 неделе был обычный осмотр у гинеколога, опять слушали сердце - ничего интересного. Все было в порядке, я абсолютно перестала переживать, к тому же изредка начала чувствовать шевеления. Я была полностью счастлива.

20 неделя. Примерно тогда начался мой персональный ад. Очередное узи (или скрининг), специалист измеряет все органы ребенка, делает снимки, показывает, где сердце, где позвоночник, где мочевой пузырь. Если вдруг у специалиста есть какие-то опасения, он не имеет права сообщать о них пациенту, это может сделать только доктор. Единственное, она сказала, что будет девочка. Я ушла абсолютно счастливой, хоть в связи с карантином ни о какой gender reveal party речи не было. Все было прекрасно вплоть до звонка из больницы через пару дней: врач звонила сообщить результаты скрининга. Ребенок полностью соответствовал всем нормам, однако сердце выглядело немного больше, чем надо. Посоветовала не переживать и сказала, что направит меня на детальное узи сердца, чтобы убедиться, что все в порядке. Ближайшая дата для записи была через две недели. Сначала я нервничала, но мои родители и родители мужа утверждали, что все будет отлично и я зря переживаю. До сих пор набатом стучат в голове слова мамы: «Это просто будет прекрасная девочка с большим сердцем». Я немного успокоилась, настроилась на лучшее, мой замечательный муж меня поддерживал и был рядом. Тогда мы еще не знали, что это были две недели до начала конца.

Показать полностью
10

Учитель - это призвание

https://pikabu.ru/story/uchitel_yeto_prizvanie_7366337?utm_source=ioslinkshare&utm_medium=sharing

Копалась от скуки в свежем (что карантин делает с людьми) и наткнулась на пост про влияние учителя на дальнейшую жизнь/психику человека. Зацепило, вспомнилась моя история. Вспомнилась женщина, чьи слова предопределили мою жизнь.
В четвертом классе у нас ввели изучение английского языка. Хотя какой в этом возрасте английский - мы с воодушевлением зубрили алфавит и бегали по школе, крича друг на друга «you pig” (грамматика сохранена), так как, собственно, кроме названий животных и местоимений еще ничего не знали. Я не помню ни имени учительницы, ни ее внешности, но она повлияла на мои дальнейшие решения так, как никто другой. Однажды, вернувшись из магазина, мама рассказала, что встретила мою учительницу английского, которая, разговорившись, призналась ей, что на ее взгляд никакого таланта к языкам у меня нет и никогда мне английский не выучить. Я не знаю, почему она так сказала на основании всего нескольких уроков, учитывая, что она мне ставила пятерки за написанные диктанты и устные ответы. Школа была обычная, без языкового уклона, английский был раз в неделю.
Помню, как меня это разозлило. Как так, меня, отличницу, обвиняют в отсутствии способностей! Летом я заставила родителей перевести меня в другую школу, с более сильной на мой взгляд программой, и отдать в Интерлингву (школа иностранных языков) на английский. В стремлении доказать самой себе, что та женщина была не права, следующие два года прошли под знаменем изучения английского. Моя новая учительница была от меня без ума. В шестом классе я смогла разговаривать с американцами в детском лагере и коряво помогать другим детям при общении с ними: на весь лагерь меня звали переводчиком. Счастью не было предела! В седьмом классе я решила, что выросла из своей школы. Взяла свои идеальные оценки, грамоты и, кое-как уговорив маму, поехала на разговор с директором в одну из лучших в городе школ, гимназию с английским уклоном. Родители говорили, что меня не возьмут. Что там учатся только богатые. Что при поступлении просят взятки.
Меня взяли без взяток. Повезло, наверное. Спустя годы я поняла, как жалок был тогда мой английский, а особенно произношение, которое первые полгода мне усиленно исправляли учителя. Но я была влюблена в язык и счастлива. Я доказала себе, что могу. В 8 классе начала учить китайский, а поступать решила только на РГФ: надо же окончательно доказать себе, что у меня есть способность к языкам! Отучилась на испанском отделении.
Забавно, как фраза, брошенная вскользь, может изменить жизнь. Возможно, если бы не она, я бы стала врачом, как хотел папа. Или, поддавшись
Своей любви к математике, усиленно ее изучала, поступив на программирование. Жалею ли я? Немного.

271

Мой дядя самых честных правил...

Ну, не совсем дядя, а отец, и не совсем честных, а, скорее, хитрых. Ему 47 лет, по профессии строитель, может во все: от электричества до отделки/постройки дома с нуля. По крайней мере, так было в России. По приезде в Штаты, он заявил, что он устал. На немой вопрос своих троих детей и жены он заявил, что он уже старый человек, немощный, вот сердце побаливает и желудок беспокоит (проверялся у врачей, все в порядке, но он им не верит), поэтому, собственно, работать на стройку или в соседнюю сферу он больше не пойдет. При этом навыков у него других нет, английского тоже нет. И тут началась череда гениальных идей. Сначала он горел онлайн-школой Портнова, собирался учиться на тестировщика. Потом сообразил, что для этого нужен нормальный английский, идею оставил. Затем он решил покупать машины на аукционе, ремонтировать их и продавать за большую цену. Все заглохло на первой же машине, которую он отремонтировал, но продать за желаемую сумму пока не смог. Недавно он жаловался, что будь у него сейчас лишние $4000, он бы вскоре ничего не делая зарабатывал бы не меньше $3000 в месяц. Оказывается, теперь он хочет открыть ютуб канал. А $4000 ему нужны для закупки оборудования для дайвинга, которым он собирается заниматься в соседних речках и озерах. В штате Вашингтон. Где достаточно прохладно 9 месяцев в году. И он уже начал гуглить металлоискатели! Говорит, что такие ютуб каналы весьма популярны. Все бы ничего, но красноречием папа не обладает, ну вот совсем. В разговоре он постоянно забывает слова, теряет мысль и фонтанирует словами-паразитами. А на публике от волнения все становится еще хуже. Но это его не смущает, он уверен в своем успехе. Интересно, это кризис среднего возраста или просто все очень плохо? Маме он прямым текстом сказал, что хочет ничего не делать, но получать за это деньги. О том, что чем старше человек, тем больше у него шансов на раннюю деменцию при «ничегонеделании», он слышать не хочет. Кажется, зря ему в детстве читали русские сказки про Емель и Иванушек-дурачков, которым вся лафа с неба сыпалась. Ох зря.

0

На волне карантина

Прочитав кучу историй про самоизоляцию, решила поделиться своей. Живу в штате Вашингтон, сама нахожусь на карантине недели три, мужа посадили неделю назад. Хотя, думаю, из новостей все знают, какая у нас тут ситуация. Из дома не выхожу, так как по удачному стечению обстоятельств нахожусь на 4 месяце беременности, соответственно, в группе риска. В магазин выходит муж, я выезжаю только к врачу. Но это преамбула)
В воскресенье у лучшей подруги день рождения, дружим семьями. Ее муж тоже на карантине, но сама она работает в госпитале, не контактируя с больными. Я не знаю, что ударило ее по голове, но она на полном серьезе зовет четырех человек к себе на день рождения, собравшись устроить дома барбекю. Помимо меня и моего мужа, приглашена еще одна пара. И если своей подруге и ее мужу я относительно доверяю в плане не заразиться, и, возможно, могла бы приехать, но присутствие двух посторонних людей, которые шлялись неизвестно где, совершенно не успокаивает. Самый кайф в том, что за день до этого эта другая приглашенная пара устраивает дома свою тусовку по поводу дня рождения, тоже собрав при этом неплохую такую компанию.
Нет, серьезно, что происходит с этими людьми? С каких пор праздновать компаниями день рождения в карантин не является его нарушением? С подругой пыталась поговорить, но она уходит в отрицание и обиды, то есть если мы не приедем, будет огромный скандал. Я просто не знаю, что делать, умом я понимаю, что это откровенно идиотская идея, но в то же время не хочу с ней ругаться и портить ей настроение в ее праздник. Про то, что я беременна, и мне вообще нельзя заболеть сейчас, она предпочитает не думать или игнорирует этот факт.

Отличная работа, все прочитано!