arturponaehali

arturponaehali

пикабушник
поставил 22 плюса и 3 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
44К рейтинг 7 комментариев 62 поста 53 в "горячем"
23

Улыбочку!

– Несчастная любовь подорожала – сами поймите, НДС. А мало ли, что на сайте написано. Обновить ценники не успели! Мужчина, будем забывать? Если дорого – не задерживайте очередь. Женщина, не толкайтесь, все успеете! Да, мужчина, на сайте же написано – забудете всё! От первой встречи – до последней.
Да, да, и запах волос!
Больные.

Улыбочку! Проза, Короткая проза, Аптека, Текст

Всю семью? У вас добровольное оставление – или органическое, природное? Для второго двойная доза. Да, дороже – но и эффект! Заранее рекомендуем убрать фотографии, были случаи, что память возвращалась. Ну, подумайте, подумайте. Мы до шести сегодня.

Вы ветеран? Где служили? Чеченские по льготе. Всё забывать будем? Так, записываю – оставить сослуживца Иващенко. Сразу предупрежу: первые три дня всё равно сниться будет, потом уйдёт. В это время поддерживаем диету и побольше гуляем на свежем воздухе.

Для измены у нас новые таблетки, французские, девушка. Мужа совсем забыть не хотите? Чуть дороже будет. Нет? Три пятьсот – три раза после еды. И первые три дня с ним не видеться. Потом – как рукой снимет.

Так, кто ещё на стирание об одном человеке? Проходите вперёд, чтобы побыстрее. Вам от чего? Ну, чего мнётесь? Не слышу! Ребёнка забыть? У нас акция сейчас – стираете ребёнка из памяти, остаточные угрызения совести сотрём в подарок. Берёте? Проходите для оплаты на третью кассу.

С детскими обидами на родителей, оскорблениями одноклассников – в соседний отдел. Не толпимся!

Женщина, вы уже месяц сюда ходите. Ещё раз говорю: от вашей боли – только стирать, насовсем. Мы ж вам не волшебники!

___

– Люда, спасибо, что пришла! Тортик возьми с собой – хоть кусочек. Очень вкусный, с грецкими. Ну, пока! Звони!

– Слушайте, странная она, эта Люда.
– Девочки, и не говорите. Больше её не позову. Сидит весь вечер – ни разу не улыбнётся. Только настроение портит. У неё ж как муж с сыном разбились, так и ходит угрюмая. Тоже мне жизнь – с кислым лицом ходить! Да ладно б одна сидела, хватает совести людям настроение портить! В нашем возрасте – столько радостей ещё! Я вот на танец живота записалась – буду своего развлекать!
– И правда: давно б их подтёрла. И себе не страдай – и другим свою тоску не нагоняй.
– И не говори. Нет-нет, больше не позову.
– Ой, я месяц назад такую рассаду купила: новые томаты, турецкие. Девочки – это что-то! Ростки крепкие пошли.
– Слушайте, а наш автобус на дачах останавливаться перестал. Теперь такси только. Вот думаю – машину купить, может.
– Давайте так почаще собираться! Ой, ну без Люды только.
– Так девчонки, покучнее!

Улыбочку!


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Показать полностью
53

Дима, помаши рукой маме!

Вот я когда детство вспоминаю, в голове всплывают картинки самые безоблачные. Дать вот мозгу установку: «Покажи детство». Он и давай:

качели железная ракета макароны с сахаром мультфильмы по выходным тетрис бабушкины котлеты жвачка турбо дед мороз

Дима, помаши рукой маме! Детство, Детство 90-х, Реклама, 90-е

Но что это? Тихо-тихо на фоне откуда-то доносится:

«Бум-бум-буууумер» и «Инвайт – просто добавь водыыы!».

Реклама детства – кажется, не была менее надоедливой. Но так уж вышло – стала в ряд с самыми тёплыми воспоминаниями, оттого и сама им стала.

Это был совсем особенный мир: Дима никак не мог помахать рукой маме, а все его кричали, просили: «Дима, помаши рукой маме!». А он не махал.
Ребята постарше помнят другого похитителя покоя, где вентиляторный завод предлагал заключать договорА. Всё это великолепие – под задорные танцы и разного качества – но разнообразный! – вокал. Никакой халтуры: в одном ролике – номеров и костюмов на целый поселковый смотр самодеятельности наберётся.

Вот кого-то сближают конфеты «Рондо», вот мясник с усами просит женщину сказать поточнее, «Скока вешать в граммах». Вот полноватый Вячеслав Манучаров с наслаждением откусывает «супербатончик «Финт» - для тех, кто вправду крут». Страшно мне эти батончики нравились – своей разноцветностью.

Я стараюсь не относится к вещам и явлениям из детства предвзято по-доброму – просто потому, что они из детства. Но не получается – сижу, улыбаюсь, пересматриваю эти ролики. Кажется, совсем родные.

Да и как им родными не стать, когда «Все любят Мамбу – и Серёжа тоже» слышишь чаще, чем здрасьте. Как друг уже этот Серёжа. Как брат младший. И Мамбу любит так же, как и ты.

Там тебе – и сюжет, и шутки, и фразы, обрекающие на вечное их запоминание.
«Позишн намбер ту – тебя хочу» – поёт солдат, поглаживая руль Лады.

Следом за ним – верхом на белоснежных простынях влетит в эфир тётя Ася. Она снова приехала.
Стучат в барабаны розовые зайцы – а чего им не стучать и не радоваться, когда бояться нечего: волк-то занят, он жуёт траву.

Вот за что я никак рекламу простить не могу – так это за то, что, уже школяром будучи, я ЖДАЛ, когда к нам в гости придёт бородатый мужик с операцией «Тайд или кипячение», и нас покажут по телевизору, и я стану самым крутым в школе.

Представил я, что я прямо сейчас вот ребёнок. Думаю вот – а какую рекламу будут вспоминать наши дети? Я и телевизора-то толком не смотрю, не знаю, что сейчас в голову въедается. Отсюда два вопроса тебе, мой читатель:

- Какая реклама из прошлого тебе больше всего запомнилась?
- Какую рекламу будут вспоминать наши дети? Какой из последних рекламных роликов запомнился?

Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Показать полностью
48

Суп с фрикадельками

Ночью от стенки – холодно и сыро, назавтра мамка обещала повесить ковёр да доски подложить.
Неудобно спать в куртке, вечно рука затекает – и куртка перекручивается. Знай себе, ворочайся.

– Митька, спи давай, хорош егозить!

Суп с фрикадельками Проза, Детство, Малая проза, Длиннопост

Мамка говорит, что нас у неё никто не заберёт. А почему нас забирать? Вот Верка-то небось будет рада, если нас заберут. Верка взрослая, ей 14 – и она всегда говорит мамке, что «нечо мне указывать». Всё время ругаются. Но Верка всё равно хорошая. Один раз Верка принесла нам зимние ботинки: а мамка не радовалась, а кричала, что Верка – рыночная шлюха. Верка потом плакала.

Дядя Гена приносит водку. Если водки нет, дядя Гена с мамкой становятся злыми и много кричат.

Есть бабушка Ира ещё. Но вообще-то она не бабушка мне – это она придумала, а я согласился. Зовёт Митенькой и плачет. Чего плакать? Бабушка Ира часто меня домой зовёт – и кормит супом с фрикадельками. Я их выбираю, суп не ем, а бабушка Ира охает: «Поешь горяченького». Лучше б на мороженое дала. Как-то дала штаны тёплые, говорит: «Это дедовы, но мы закатаем. Совсем промёрз в гараже этом проклятом! Мать твою – за ногу и об забор!». Когда бабушка Ира говорит плохо про мамку, мне обидно. Я молчу, если спорить – не даст мелочи.
Мне наш гараж нравится! У меня есть свой стол и кровать, и ещё к нам Александр Борисович приходит. Он хороший. С ним спать теплее. И ещё наш гараж – как настоящий бункер! А ещё он синий.

Я люблю маму и Верку. А дядю Гену не люблю – это я точно решил. Один раз он сказал мне, что я предатель, раз хожу к бабушке Ире, и что бабушка Ира никакая не бабушка, а «старая тварь», и что из-за меня мы пойдём в детский дом. А я просто фрикадельки люблю из супа.

Один раз к нам стучали громко – мама мне закрыла рот, и Верка тоже молчала. Мамка потом сказала, что это приходили «суки». «Суки» как люди, только злые: они забирают детей у мамок и бьют их потом ремнями и хворостинами. А ещё дядя Гена говорит, что «суки» приходят из-за бабушки Иры, и что она их вызывает. Я у бабушки Иры спросил, зачем она вызывает сук, она сказала, что мылом мне помоет рот – и я от неё потом прятался. Потому что мыло у неё только хозяйственное – и оно невкусное.

– Валь, этот – совсем дикий.
– Педикулёз, чесотка, воспаление лёгких. В гараже жили, представляешь.
– Мама родная. Это же плесень. Как грелись они? Зима же!
– А обогреватель у них был, один. Этот – с собакой спал.
– А молчит чё? Немой, что ли?
– Не, как забрали – так и молчать стал. Неделю уже молчит. А чуть что – кусается. Э-э-э-й! Ты чё молчишь? Ну, чего глядишь волчонком? Молчишь чего?
– Эта вон и заявила. Опёку над ним хочет. Сама знаешь этих опекунов. Лишь бы у государства, у меня с тобой – не шее посидеть и ножки свесить.
– Митенька! Вот он, мой хороший! Митя! Я супу принесла – с фрикадельками! Митя, пойдёшь с бабушкой домой?

Упала банка с супом – серые фрикадельки рассыпались.

– Господи, какой психованный, мама родная! Так, вы, гражданочка, уходите. А ты сейчас сам всё будешь убирать, мой хороший.
– К мамке пустите! К мамке! К мамке! К Верке! Пустите!
– К мамке его пустите! Валь, держи его. Не понимает, что чуть не помер с этой своей мамкой. Твоя мамка – сука. Так и запомни.


«Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы №152 от 28 сентября Кириллов Дмитрий 1993 года рождения страдает врождённым слабоумием и умственной отсталостью с нарушениями поведения, утрачена трудоспособность и дееспособность. У Кириллова выявлены недоразвитие, малопродуктивность мышления, малый запас знаний, внушаемость, неспособность к волевому регулированию поведения. Суд считает необходимым в удовлетворении требований КГБУ Омский Психоневрологический интернат о признании Кириллова дееспособным

отказать».

– Мить, ну, в другой раз получится. Поехали, там автобус ждёт. К обеду успеешь ещё. Сегодня суп с фрикадельками. Там Татьяна Ивановна просит тебя ко дню матери в концерте выступить, спеть. Споёшь? Мы тебе грамоту выпишем.

Вон, куртка твоя. Ну!
Чего встал-то?


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Фото: Дмитрий Марков

Показать полностью
647

Шалаш

«Артур, придёшь до шалаша?» – Олег проезжал на велосипеде, пока я тащил пакет с молоком и булкой.

Будь моя воля – и не будь в руках пакета с молоком и булкой – тотчас бы побежал до шалаша.

Шалаш Детство, Воспоминания, Длиннопост, Фотография, Шалаш, Подростки

Это ж какая радость – построить эту халабуду, сидеть в ней потом – просто так. Выходить, заходить, ходить до магазина за жвачкой в форме сигарет – одному. Потому что пацаны шалаш сторожат.

И вот чем старше становишься – тем серьёзнее постройка! Пока малой совсем – палки к стволу покрупнее составишь, листвы надерёшь, сверху накидаешь. А чуть постарше – уже совсем другое дело. Кто-то молоток с гвоздями из дому притащит, кто-то уже этим молотком палки прибивает к стволам – крышу делать или навес. Кто-то палку-рогулю нашёл и ташит: «Пацаны, гляди какая! Вот бы вторую такую для той стороны!».

Пускать девчонок в шалаш – дело последнее. Но если уж пущены, так будьте добры хозяйничать! Девчонки нарывали веник из листвы – мели в шалаше да около, чтобы земля была почище!

А сколько всего с шалашом делать можно!
Во-первых, в шалаш можно ходить – уже дело.

В шалаше можно есть сухим роллтон – с приправой. Приправу надо аккуратно – чуть пересыпешь, есть невозможно, такой солёный. Насыпешь чуть меньше половины, рукой зажмёшь пакет, встряхнёшь: «Во, с грибами тоже вкусный!». Потом мама опять злиться будет: «Опять поди роллтон ел? Желудок портишь! Поди супу куриного поешь, пока горячий!».

В шалаше можно рассказывать страшные истории, как свечереет: «Гроб на колёсиках нашёл твой дом! Он ищет твой подъезд!», или вот эта страшилка про чёрную руку – с первым скримером в истории: «Отдай моё сердце!».

И внутри сидеть, и показывать фокус с четырьмя валетами на картах, в колоде которых обязательно было 35 штук, без одной. Можно было стоять у входа. Можно было не пускать в шалаш Таньку Козельцеву, потому что она ваш прошлый шалаш сдала старшакам, а они его сломали. Страшнее всего это и всего досаднее: приходишь к вчерашнему шалашу – а там ветки на земле валяются, рогулю выкорчевали, все труды насмарку. Ух, Танька, зараза!

У шалаша можно костёр развести – на палках пожарить чёрный хлеб, а в угли кинуть картошку. Метрах в ста гудит трасса – а вам – хоть бы хны! Вы на даче, на природе, не иначе!

А потом из шалаша можно было вернуться зелёным, как инопланетянин. От мамы страшно влетит, что новый спорткостюм листвой покрасил, и что теперь «это ж хрен отстираешь!», а всё равно довольный.

Вот она – жизнь взрослая, ухватил ты глоток ветра свободы, вырвал у детства кусочек независимости!

Это потом жизнь тебе этой свободы и независимости надаёт – успевай уворачиваться. И захочется из своего шалаша съёмного – с тем же роллтоном и колодой в 35 карт – обязательно до дома сбегать хоть разочек в месяц. Чтобы услышать вот это заветное: «Опять поди роллтон ел? Желудок портишь! Поди супу куриного поешь, пока горячий!».

А ты, мой читатель, строил шалаши?


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Фото: Дмитрий Марков

Показать полностью
29

Никто

Когда долго смотришь на человека, он перестаёт быть просто человеком – это один из законов документального кино.

Сегодня утром шёл и смотрел на людей. Обычно я на людей почему-то не смотрю.

Никто Размышления, Воспоминания, Длиннопост

Бывает даже так: Лера скажет:

– Артур, видел, какая у парня куртка красивая?

А я не видел. Я не смотрел.

А сегодня прямо смотрел. И представлял: вот этот мужчина в пальто – это я. Спешу на работу в офис. Может быть, она мне не нравится. Может быть, я в детстве хотел стать боксёром, а потом не случилось. Или нет: я вот тот мальчишка с рюкзаком. Впереди у меня – какой-нибудь ЕГЭ, но я так сильно влюблён, что эти три буквы не имеют ровно никакого значения. Сегодня вечером я пойду себе гулять, а за уроки и не сяду даже.

А вот та женщина – это, может быть, Лера. У неё в руках цветы, их засыпало метелью, но она всё равно старается уберечь их от ветра – потому что редко дарят. Дома она поставит их в вазу – и не выкинет, пока совсем не засохнут, и кошка их растрепет и разнесёт сухими по всему дому. Интересно, почему она без шапки? Холодно же.

В общежитии неподалёку жила Танька. У Таньки была куча детей – и почему-то все – девчонки. Когда-то, рассказывали, Танька была замужем. Муж поколачивал, но был работящим – значит, не такой уж и плохой.

Когда муж умер, Танька запила. Почти каждый год стали у Таньки появляться новые дети. А там и внуки пошли – детям – племянники да племянницы.

Говорили так: Танька-алкашка. Как идентификатор. Скажут: «Менты приехали! Небось, опять к Таньке-алкашке!». Вместо фамилии – и сразу всё понятно, что за Танька такая, и почему немудрено, что к ней менты приехали.

– А девчонка-то твоя – у ей когда выпускной? Я Вале своей такое платье купила – с розами! Твоей не надо? Они вроде б как одного размера? – она заговорила со мной в первый раз. – А дашь сигарету? Ну, а посиди со мной. Как ни гляну на тебя – какой-то ты на чеченца похож.

– А ты ж с Валей моей знаком? Красивая она у меня, правда? Знаешь, оно как было: нам как-то Серёга окно выбил – первый этаж же. А осень. Я к матери – пусти, мол. Она говорит – от кого наебала детей, туда и иди. Ты, говорит, мне никто теперь, раз замуж за этого обглодка пошла. Так и сказала. Я и вернулась, некуда было. Потом вот так светила фонарями! – Танька-алкашка смеялась и показывала, что фонари – под глазами были.

– Я знаешь, какая красивая была? За мной полдеревни ходили. Один даже женатый был, всё грозился ко мне уйти. Я ему тогда дала от ворот поворот – у него дети. Потом в педагогическом училась. Тогда ж все сами шили – и я вот сама-сама. У меня вот такой был комбинезон, на плечах пуговки. Ни у кого такого не было – не то, что сейчас.
Таня говорила плохо – потому что без зубов. Сидела в халате на замке и резиновых сланцах на залитой солнцем лавке.

– Я для детей же. Детей люблю. Я за детей и помру – не моргну даже. А когда моего первого гаишники убили – я даже не заплакала. Он нас колотил так, что треск стоял. Я даже, знаешь, сама помирать боюсь. Подкараулит меня там – и поколотит! – и засмеялась опять.

Когда Танька-алкашка умерла, сказали: «Танька-алкашка умерла».

Таня, девочка Таня – в комбинезоне с пуговками на плечах – умерла тоже, гораздо раньше. Умерла без следа от сигаретного окурка на правой руке, с лентой в волосах.

Танька-алкашка умерла от цирроза печени, страшно запущенного – безнадёжно.
Таня, девочка Таня – в комбинезоне с пуговками на плечах –

могла выжить.


«Неужели ты не понимаешь, что мы живём, как свиньи, и дохнем, как свиньи, только потому, что мы друг другу – никто».


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1


Фото: Дмитрий Марков

Показать полностью
204

Фотоальбом

И с кошкой он или с собакой, с машиной, принцессой или ромашками – он, вероятнее всего, подарен был тебе на День рождения кем-то из одноклассников.
В этом альбоме для фотографий – всё в чёткой хронологии.

Фотоальбом Воспоминания, Детство, Длиннопост, Дети, Взросление, Жизнь

Вот – ты в детском саду в костюме Буратино. «Бу-ра-ти-но!». И никаких минусовок – на стареньком пианино вот это начальное «та-та-татара-та-та» играет детсадовский музыкальный работник Татьяна Игоревна. С трудом вспоминаешь, что эту девочку в платье зовут, кажется, Карина. Или нет.
Вот – большой-большой букет гладиолусов. Точнее, это, конечно, ты. Несмело торчит откуда-то справа из-за букета твоя первоклашкина голова, в другой руке у тебя букварь. Мама кричит: «Артура, сюда-сюда, на папу посмотри», а батя тем временем на полусогнутых – в ряду таких же молодых пап в рубашечках, жмёт ту самую кнопку, которая велит не моргать.

Вот тут – ты на старом диване, неумело обшитым какой-то коричневой тканью, чтобы диван стал похож на новый. На руках у тебя – кот Яков, страшный злодей. Мама говорит, что это он не злой, а злопамятный, потому что сиамский. Кот Яков подобреет только к старости, а пока безжалостно изодрал тебе все руки с ногами – таков подлец.
Школьная поездка в тульский цирк. В руках у тебя – волшебная палочка на тонкой леске. Надеваешь петлю лески на палец – и палочка как будто левитирует по кругу. Истинным волшебством казалась. В автобусе страх, что творилось всегда. Мама ж соберёт тебе бутербродов в фольгу, бутылку газировки, сухариков «Клинских» выклянчишь, чтобы не оголодать. В автобусе обёртки, стойкий запах копчёной колбасы и хохот: «Пацаны, а киньте попить!».

Вот – ты в костюме гусара. Или Человека-паука даже. Девчонок фоткали в пышных платьях и с веером. Иногда фотографы приходили с ростовыми куклами кота Леопольда, а в сети находил фото парнишки на фоне героев «Бригады». Эту фотографию всегда в количестве двух штук печатали – большую и маленькую. Маленькую – в фотоальбом, большую – в фоторамку на стену. Где ж тут не гордиться, когда такой гусар в семье растёт. Из-под шапки гусарской торчит аккуратная чёлка.
Вот ты на море – гордо восседаешь на верблюде. На плече у тебя красуется моднейшая татуировка из хны, на лице – остатки варёной кукурузы и жёлтый песок. На ногах – моднейшие же резиновые сланцы. Помню, тогда в них летом все подряд бегали.

Дальше – больше. Выпускной из четвёртого класса, бабин юбилей, ты – на тракторной камере в пруду у бабы в деревне, первый день рождения в кафе, день рождения дома с мамиными эклерами и сахарным ободком у стаканов – и вы самые взрослые. Вот вы на шашлыках, вот ты крутишь ручку механической мясорубки. Снова море, вы с пацанами на лавке во дворе, ты с каким-то дурацким ирокезом – и вот тут в конце – пара фотографий с выпускного. Слезла с плеча красная лента, слез с обоих сразу плеч великоватый пиджак.

Где-то между этими фотографиями – купленный «цифровик». Больше никаких мыльниц! Никакого страха моргнуть или испортить кадр! Никаких плёнок на 24 и 36 драгоценных кадров (и три запасных). Никаких засвеченных кадров, никаких неудачных снимков, никаких пластиковых баночек от проявленной плёнки. Никаких бумажных пакетов из фотосалона «Фото» на первом этаже Дома быта. Никакого трепетного ожидания – открыть конверт, быстро-быстро посмотреть все фотографии, а потом ещё раз, но уже медленно – и рассматривая каждую. Никаких фотоальбомов с кошкой или с собакой, с машиной, принцессой или ромашками. Они остались где-то в шкафу, между папками с детскими рисунками и телефонным справочником.

Недавно задумал возродить фотоальбомную традицию – купил фотоальбом самый простой, поставил на полку. Открыл галерею в смартфоне, стал фотографии выбирать. «Так, что у нас тут. Шашлык на мангале, вот розовый бентли в потоке сфоткал. Это я Лере скидывал, как плитка в ванной отвалилась, это показания счётчика для хозяйки».

Так и стоит альбом пустым.

А ты, мой читатель, распечатываешь фотографии?


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Показать полностью
79

Дорога домой

За десять минут до остановки поезда на станции «Мценск» натянешь куртку и станешь у дверей вагона. Сидел бы да сидел – ан нет. Стоишь в ожидании знакомых огней вокзала. Трясётся поезд, трясётся душа, и обязательно достаются наушники – чтобы слышать, как музыку сменяет гул «Ура, приехали!», «Танюш, аккуратнее, держи руку», «Боря, возьми сумки».

Дорога домой Детство, Воспоминания, Дом, Длиннопост

Есть какая-то магия в людях, возвращающихся домой. Они суетятся – и, как я, заранее встают к дверям вагона. Как будто могут случайно проехать станцию. Они достают сумки с верхней полки за двадцать минут до остановки, хотя всё это вместе – дело одной минуты. Это всегда напоминало мне предпраздничную суету. Как когда до Нового года ещё месяц, а на отдельной полке уже горошек и кукуруза для продуктового набора «Не трогай, это на Новый год». Ожидание праздника – которое приятнее праздника.

Откроются двери, засуетятся люди. На перроне – встречающие, с улыбками, цветами – и без. У вокзала таксисты. Ждут жирных заказов по деревням, по городу берут едва ли. И там, за ними прямо – шапка белая торчит. Мама в том году связала сама – и страшно ей гордится.
Поедем вместе в магазин продуктовый: «А это будешь?», «А это взять тебе?». «Давай сырков тульских возьмём – они вкусные». Кажется, у всех родителей мира есть убеждение, что вдали от них ты ешь исключительно роллтон и бутерброды с колбасой, зимой ходишь в осенней куртке и, конечно, без шапки. Надеюсь, мама не прочтёт это – и не узнает, что это на самом деле так.

И ходите вы между полок магазинных, и эта маленькая женщина, для которой «ты всегда ребёнок» предлагает тебе то томатов в собственном соку взять, то «конфеты вот эти, твои любимые – с ириской». И у тебя есть всего несколько минут – по пути между входом и кассой, чтобы детство уселось поудобнее – и соглашалось на ириски, томаты и тульские сырки.

Ещё два дня у тебя есть на детство. Оно будет чистить снег лопатой и играть в снежки, оно найдёт на балконе старый железный конструктор и добрых два часа будет его ковырять. Оно пойдёт к бабушке, а та накормит его пирожками с капустой. Потом ещё час нужно сидеть, ждать, пока хоть немножечко уляжется. Есть у бабушек сверхспособность – убеждать тебя, что ты ещё голоден: «Что там есть-то? Давай-ка ещё один. Ишь, будет он мне голодать».

Детство будет кататься с горки на линолеуме, гладить уличных собак и кошек, покупать хлеб в магазине, где продавцу надо говорить «Мне полбуханки чёрного и не батон», а не «Да» на вопрос о пакете. И до дома детство донесёт всего половину батона.

Детство станет страшно капризничать и топать ногами, когда высветится на экране твоего смартфона: «Поезд МЦЕНСК -МОСКВА, через 2 ч.». И отчитает тебя, как мальчишку: «Вот ты меня сейчас опять с собою не возьмёшь. Я тебя тут подожду – возвращайся скорее!».

И ждёт – ровно до следующего трясущегося поезда за десять минут до остановки на мценском ж/д вокзале.

Иногда, правда, навещает. Говорит: «Слушай, а не пошипеть ли нам на кошку?». Или «А что будет, если ты сейчас съешь четыре сухих роллтона и запьёшь горячим чаем?».

И снова за десять минут до остановки поезда на станции «Мценск» натянешь куртку и станешь у дверей вагона. Сидел бы да сидел – ан нет. Стоишь в ожидании знакомых огней вокзала. Трясётся поезд, трясётся душа, и обязательно достаются наушники – чтобы слышать, как музыку сменяет гул «Ура, приехали!», «Танюш, аккуратнее, держи руку», «Боря, возьми сумки».

И кто-то в толпе рукою машет. Детство!

«Э, – кричит, – ты б ещё через месяц приехал! Тут без тебя такие лужи стали, уже в резиновых сапогах по ним шлёпать можно! Баба пирогов с капустой купила!»

И там, за ними прямо – шапка белая торчит. Мама в том году связала сама – и страшно ей гордится.


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Фото: Дмитрий Марков

Показать полностью
840

Про хлеб

– Неси-ка ручку и листочек.

Это значит, что сейчас тебе будут диктовать список.

«Так, пиши: молоко в пакете – в коробке не бери! Яиц десяток. Морковки три штучки средние. Колбасы граммов 200 «Докторской». Попроси у Ирины посвежее которая. И батон».

Про хлеб Воспоминания, Детство 90-х, Магазин

Ты выводишь это всё корявым почерком на листе – крепко запоминаешь, что в коробке молоко нельзя, что колбасу надо посвежее.

– Мать, и «Арсенального» пусть возьмёт!

– Пиши записку тогда!

Батя напишет от руки: «Прошу отпустить моему сыну бутылку «Арсенального традиционного» 1,5 литра». Число, подпись, настоящий документ. Отчего-то продавцы, пока мне было лет 7-8, всегда требовали такую записку. Ничего не говоришь – молча подаёшь, она прочтёт вдумчиво да и принесёт бутылочку пенного. И, вроде, не документ никакой, а вот такая схема для уверенности. Почему-то перестали требовать в 15, когда пиво я стал покупать уже себе. Доверие!

Перед выходом в магазин – ответственная миссия: выклянчить на «жувачку» или «юппи». На «Юппи» даже лучше, потому что потом можно половину пакета в бутылке развести, а половину сухим съесть.
Услышав в спину горькое: «Сдачу принесёшь!» (это приговор, почитай, никакого сникерса и мороженого в стаканчике сверх списка), выдвинешься в сторону магазина. А денежку в кармане рукой придерживаешь, чтобы не потерять, потому что ты – человек опытный, один раз терял уже триста рублей: и ходил сначала три часа до магазина и обратно в тщетных потугах найти, а потом – неделю с синей жопой, потому что так и не нашёл.
Сунешь продавцу сразу две записки молчаливо.
– «Докторской» чуть побольше вышло, возьмёшь?

И выступит холодный пот на лбу! «А вдруг не хватит?», «А вдруг даже на «Юппи» не останется, что тогда?!».
– Да, давайте.
Посчитают тебя. Сложат всё в пакет. Прикинешь: на «Юппи» осталось.
– И «Юппи» ещё. Ананасовый, вон тот.

Дотащишь пакет до дома, матери передашь.
Выложит на стол всё по списку. Пиво «Арсенальное Классическое», молоко, которое всё-таки в коробке, потому что такое дали, а ты постеснялся про пакет сказать. Десять яиц, два из которых накрепко расплющились и растеклись по целлофановому пакету, измазав и все остальные. Морковки три штучки средние. Колбаса «Докторская» с красным заветренным срезом. И последний – король, завсегдатай всех детских походов в магазин – его величество Надкусанный Батон.

Откусить от батона было соблазном похлеще, чем намочить манту. Вот эта самая простая булка обладала силой самой волшебной. Иногда везло совсем уж: мало того, что хрустит и пахнет, ещё и тёплая! Если в магазин ты шёл с другом, то откусывали оба по очереди, но право первого укуса – за обладателем. Как бы ты себя не уговаривал, как бы ни старался сдержать, а целым батон домой не принесёшь. Мама обязательно скажет, что ты «с голодного края». А ты – и в следующий раз всё равно обязательно откусишь от батона по пути домой.

Делись, мой читатель, воспоминаниями. Откусывал от батона по пути из магазина?


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Показать полностью
294

Лавка

Лавку в моём дворе постоянно кто-то ломал. Из пяти деревянных брусьев один-два всегда были сломаны.
Когда я приезжаю домой, я люблю посидеть на этой лавке, покурить, потрусить пепел в банку от нескафе, которая тут невесть сколько уже стоит, вся покоцалась и выцвела.

И вроде бы самая обычная лавка, в любом дворе таких тьма.

Лавка Воспоминания, Детство, Длиннопост

А вот на этой, у подъезда, я всегда путешествую. Осторожно, двери закрываются, следующая станция – голожопое детство в сандаликах.

Вот пацаны точат об эту лавку камень-точилку, а я свой – не точу. Я его привязал на верёвку и таскаю за собой, потому что он – моя собака Рекс. Хорошо, что в детстве можно было таскать за собой камень на верёвке, говорить ему: «Рекс, голос», а все только умиляются. Сейчас не прокатит.

Вот – Наташка из моего подъезда выходит замуж. В белом платье с красными розами – такая красивая! А нам – газировку «Леда Крепыш» в полуторалитровой бутылке и целый пакет леденцов «Барбарис» и «Дюшес». Все толкаются: «Дай невесту посмотреть!», а бабульки с первого этажа натягивают у выхода верёвочку: «Не пустим, выкупайте!».

Вот – я с той лавки залезаю на первый свой велосипед. Почти не страшно – и, кажется, я готов уже к самому главному испытанию – с горки за домом съехать с ветерком. Через полчаса я буду прижимать слюнявый подорожник к коленкам, и шрам на правой так на всю жизнь со мной и останется.

Вот хоронят деда Захара. Не поймёшь, сначала, чего все столпились. Подойдёшь поближе – и ещё пару лет тебе будет сниться бледный дед Захар и две табуретки. Понятно теперь, почему крышка гроба стояла на первом этаже – как увидел, этаж надо молнией пробежать, от страха аж коленки затрясутся. Потом во дворе будут валяться еловые ветки – и на них нельзя наступать.

Вот – девчонки репетируют танец для уличного концерта, а вы с пацанами над ними посмеиваетесь. «Даш, ты руками машешь, как птица! Не взлети!». Динамик телефона хрипит «Как на нашем на дворе, ой, горели фонари, были танцы, были танцы». Спустя пару часов на этой лавке соберётся добрая половина двора – смотреть самодельную хореографию и слушать, как Танька Лёвочкина поёт короночку – песню на иностранном языке из сериала «Дикий ангел», гвоздь программы. Бабульки её больше всего уважали.

Вот я обещаю Ленке со второго этажа, что женюсь на ней, когда мне будет 18. Она смеётся, говорит: «Не верю». Выходит, в самом деле обманул. Через полчаса я куплю на карманные деньги Алёнку, а Ленка завтра выйдет гулять в красивом цветастом сарафане.

Вот на этой лавке стоит какой-то химозный коктейль с арбузом в полуторалитровой бутылке. Уже не «Крепыш», а «Ай-Да Арбуз» какой-нибудь. Рядом – в такой же полторашке пиво и три стаканчика. На весь двор грустно звенит гитара, девчонки тянут высокие ноты, пацаны – держат лиричное настроение: «Ему ведь было всего шестнадцать лет» - песня ж грустная, трагичная.

Вот у этой лавки я жду такси – мама страшно нервничает, опаздываем. Через плечо у меня – ленточка выпускника, и уже через пять минут я сяду в дребезжащую восьмёрку, а мама будет тщетно пытаться отряхнуть костюм после поездки на глазах всего класса. «Ма, ну чё ты. Ма!». Стыдно, лось уже.

Вот у этой лавки я снова жду такси. «До Ж/Д». В потайном кармане с паспортом – два билета. В такси играет песня «Мы гуляли до зари, малолетки, фонари», а водитель разрешает курить в машине: «Только окно открой посильнее. В Москву? На вахту?».

Вот на этой лавке ленточки и плюшевые бегемоты: «Пашок, привязал на ту, белую? Она первой поедет. Бегемотов тоже туда надо. А шарики где на зеркала?». Туфли страшно жмут, костюм и галстук – страшно непривычные, а в кармане разменянные монеты и купюры для выкупа невесты.

Лавку в моём дворе постоянно кто-то ломал. Из пяти деревянных брусьев один-два всегда были сломаны.
Сидит на ней какой-то парень – и думает, что он пассажир.

«Поезд дальше не идёт, просьба выйти из вагона».

Парень сидит на новой, красивой лавке. Ни сломанных брусьев, ни краски облупившейся.
Улыбается без причины.

Дурак, наверное.


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Показать полностью
62

О прозвищах

Вот о чём можно целую книгу написать, дак это о прозвищах. Можно даже пост написать такой длинный, что вы его до конца недели бы читали и за голову брались: «Измучил своими лонгридами, нелюдь».

Поэтому, дорогой читатель, время прочтения – 1 минута, смысла – 0, но хоть позабавлю.

Я вот так решил: прозвища, они на две категории делятся. Искусные да очевидные. Очевидные, это когда человека с фамилией «Кораблёв» кличут «Кораблём». Я вот – искусных поклонник.

И вот если у тебя такого искусного прозвища нет, ты, получается, ничем в жизни не отметился, и никто потом про тебя ничего не вспомнит. Потому что в прозвище искусном – целая история. Или особенность какая, характер.

Был у меня знакомый по прозвищу «Цую». И можно было б даже конкурс устроить, мол, угадай, будь добр, отчего такое прозвище. Но я вам и так расскажу. Когда Виталик был маленьким, они с товарищами пошли друга поздравлять с днём рождения. И Виталик громче всех пел, шары держа: «Хэппи бёздэй цу ю». И вот Виталику тридцать, он вымахал два метра ростом, а всё «Цую», и никак иначе.

Санёк «Педали» как-то раз угнал от тридцатого гастронома велосипед, и за ним по городу менты гнали минут десять. Он потом товарищам рассказывал, что они даже колючку растягивали, чтобы его остановить. Врал, конечно, но, говорил, что «мог бы и по дворам умотать, если б ночью».

Игорёк «Кузнечик» гнал мопед из Москвы до Мценска 350 километров по трассе. Там купил подешевле. Ехал, коленями до ушей доставал. Говорил, даже гаишники останавливали, за животы хватались.

Серёга «Трёха» славился талантливой игрой на гитаре. Тот самый, который на трёх аккордах всё играть умел: от Гражданской обороны до Морриконе.

Есть даже одна знакомая девушка по прозвищу «Юля эстафета», но мой канал могут читать дети, поэтому сам думай над смыслами, мой читатель.

А вы какие-нибудь занятные прозвища встречали?


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Кому свежий промокод на AliExpress?

Привет! Если вы проспали все распродажи – не надо расстраиваться. Наши друзья из раздела «Промокоды» подкинули совсем новый скидочный купон на AliExpress.


Вводите pikabu – и активируйте купон 7$ при заказе на сумму от 49$. Всего таких купонов 800 штук, а действуют они до 17 июля, 11.00 (по Москве). Так что сильно долго не раздумывайте. Удачных покупок!

Отличная работа, все прочитано!