artekartem01

artekartem01

пикабушник
пол: мужской
поставил 8849 плюсов и 2777 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
105К рейтинг 2979 комментариев 492 поста 96 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
119

Как Эстония уморила русских белогвардейцев в концлагерях

Николай Стариков


Во время своего визита в Эстонию я обещал вновь поднять тему трагической гибели белой Северо-Западной армии. Которую вполне сознательно обрекли на мучительную смерть власти Эстонии, в конце 1919 – начале 1920 года.

… Египет, Ливия, Тунис – все это злободневно и отвлекает от нашей русской истории.

А ведь есть вещи, которые забывать нельзя.

Их обязательно нужно помнить.

Недаром гибель Северо-Западной армии – табу в современной Эстонии.


Давайте вспомним, что же творилось на территории Эстонии сразу после её образования в 1918 году.


Напомню, что такого государства никогда в мировой истории не существовало, на тот момент, когда Россия отвоевала кусок прибалтийской земли у Швеции, которая в свою очередь отняла земли эстов у Ливонского ордена.


Согласно Ништадскому мирному договору 1721 года Россия заплатила поверженной Швеции денежную компенсацию за полученные земли в размере 2 млн. золотых талеров (ефимок). То есть купила земли, на которых сегодня располагается Эстония, у Швеции.


Никто и никогда не подвергал законность обладания ими русской короной.


В рамках «тюрьмы народов» — Российской империи самосознание эстонцев доросло до такого уровня, что к началу ХХ века они почувствовали себя отдельным народом. Или, что вероятнее всего – они не чувствовали ничего, потому, что никакого освободительного движения на территории будущей Эстонии в царской России не было. В Польше было, в Финляндии было, было и в Закавказье. Но нам все равно надо попросить у наших соседей прощения. Ведь «отсталая» и «нецивилизованная» Россия не применяла к населению присоединенной Прибалтики стандарты, принятые в то время во всем «цивилизованном мире». Стоит извиниться за то, что подобно апачам и могиканам, эстонцы не перекочевали с нашей грешной земли на страницы романов Фенимора Купера, чтобы только там и сохраниться в памяти благодарных потомков. Требует отдельного прощения и отсутствие резерваций – без них, увы, «цивилизованное человечество» обходиться в то время не могло, а Россия их так и не завела.


… А потом грянула Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революция. По условиям Брестского мира Эстония вновь поменяла хозяина, попав под власть германского кайзера. 24 февраля 1918 года Эстония объявляет о своей независимости, вернее говоря, это делает кучка политиканов, которую никто не выбирал, за считанные часы до вступления германских войск в Таллин.


Под скипетром кайзера Эстония становится марионеточным государством, во главе которого ставится немецкий принц. Однако едва в Берлине произошла революция, как в Таллинне посчитали за благо снова поменять форму государственности. И – хозяина. Истинным распорядителем прибалтийской земли становится Антанта, ориентируясь на которую эстонцы начинают строить свое государство.


Ну не может быть независимым и суверенным государство, у которого нет армии и полиции, просто, чтобы защитить себя самого! Поэтому начавшееся наступление Красной армии осенью 1918 года очень быстро уменьшает территорию «независимой» Эстонии. Только вмешательство британского флота помогает удержать эстонскую столицу от большевиков. А главную роль в их выдворении с территории новопровозглашенной страны играют русские белогвардейские формирования. Это так называемая Северо-Западная армия, которая под командованием генерала Юденича войдет в историю попыткой захватить красный Петроград.


Сегодня уже мало, кто помнит, как отплатила «суверенная» Эстония, плясавшая под дудку британского и французского кабинетов своим русским освободителям осенью и зимой 1919-1920 гг.


К середине ноября 1919 года маленькая белогвардейская армия генерала Юденича была окончательно отброшена от стен Петрограда. Во многом это произошло благодаря предательству эстонских войск, неожиданно бросивших фронт. Но речь сегодня не об этом. Разбитая белая армия быстро откатилась к границе новопровозглашенной Эстонской республики. Именно с её территории солдаты Юденича направлялись освобождать Петроград, до этого выбив большевиков с эстонской земли.


«К 14-го ноября 1919 года Юденич был окончательно разбит, а его армия подошла к эстонской границе и была интернирована» — так пишут в учебниках истории. За красивым иностранным словом «интернирование» скрывается страшная правда. Правительство Эстонии практически уморило воинов Северо-западной армии и множество гражданских беженцев страшной смертью. Подошедшие к границе воинские части белогвардейцев и гражданских беженцев на территорию Эстонии не пускают. «Разгромленные, полностью деморализованные белые были отброшены к эстонской границе – пишет Лев Давыдович Троцкий в своей книге «Моя жизнь» — Как только они её пересекли, правительство Эстонии их разоружило. В Лондоне и Париже никто о них и не вспомнил. То, что ещё вчера было Северо-западной армией Антанты, теперь погибало от холода и голода».


Несколько суток люди в лютый мороз ночевали прямо на земле. «…Русские полки не пропускаются за проволочное ограждение эстонцами. Люди кучами замерзают в эту ночь» — писал великий русский писатель Куприн сам находившийся в гибнущей армии.


Солдаты, взрослые мужчины могут выжить, большинство замерзших — это женщины и дети.


Наконец, начинается пропуск на территорию Эстонии. Небольшими партиями, сквозь колючую проволоку. Все оружие сдается, и это только начало. Эстонские солдаты прямо на морозе раздевают солдат, снимая новые английские шинели, отнимая ценные вещи и золотые кресты и кольца. После чего людей размещают на станции Нарва-2, в помещениях двух пустующих фабрик. Вокруг них снова колючая проволока. Так и должно быть, ведь эти фабрики, по сути – концентрационный лагерь! Условия в эстонском лагере хуже, чем в нацистском: нет кроватей, одеял, теплой одежды. Нет медикаментов, нет вообще ничего!


Рядом на путях стоят тысячи вагонов с имуществом гибнущей русской армии. Там все это есть, но командующий эстонкой армией генерал Лайдонер приказал реквизировать составы со всем их содержимым в пользу Эстонии. «С беженцами из Петроградской губернии, число коих было более 10 тысяч, обращались хуже, чем со скотом. Их заставляли сутками лежать при трескучем морозе на шпалах железной дороги» — писал очевидец о кошмаре, творившемся в Эстонии.


Напрасны протесты Юденича: его армия «союзниками» приговорена. Талабский полк белых, ведя бои с наседающими красными, вышел к эстонской границе последним. Солдаты и офицеры перешли по льду на эстонскую сторону и, как было оговорено, сдали оружие. Но в Эстонию их не пустили, а, направив пулеметы, погнали назад! На другом берегу уже были большевики. Под огнем с обеих сторон погиб весь полк.


У остальных «счастливцев» очутившихся в Эстонии, участь была ненамного лучше. В условиях эстонских концлагерей вспыхнула эпидемия тифа. От него умерли тысячи людей. В полках насчитывалось по 700 — 900 больных при 100 — 150 здоровых; число больных, не помещенных в госпитали, достигало 10 тыс., общее число заболевших составляло 14 тыс. Помощи от эстонцев не было никакой. Только когда тиф вышел за пределы русских бараков власти стали предпринимать меры. Появились элементарные средства гигиены и … братские могилы. «Когда был отдан приказ почистить бараки и госпитали от трупов, то их наваливали на повозки в несколько ярусов, сверху покрывали сеном, вывозили за город и сбрасывали на так называемое «трупное поле»- писал советский историкм Н.А Корнатовкий в книге «Борьба за Красный Петроград»


«Как в Нарве, так и за её пределами северо-западники погибли от эпидемии тифа –указывает очевидец кошмара С.В. Рацевич — Никогда не забуду жуткую картину, открывшуюся мне… Один за другим на кладбище в Сиверсгаузен мчались грузовики с голыми скелетами, чуть прикрытыми рваными брезентами, парусами поднимавшимися кверху. Тела были кое-как набросаны».


Так Эстония встретила тех, кто помог освободить её от большевиков. Картина, как в Освенциме и Дахау – это и есть фундамент эстонской независимости.


Бывший министр Временного правительства Гучков пишет Черчиллю письмо с протестом: «… из Эстонии производятся массовые выселения русских подданных без объяснения причин и даже без предупреждения… Русские люди в этих провинциях бесправные, беззащитные и беспомощные. Народы и правительства молодых балтийских государств совершенно опьянены вином национальной независимости и политической свободы».


Черчилль ничего не отвечает. Да и, что ему сказать? Кому есть дело до русских, когда идет бурное строительство национальных государств? Случись такие зверства по отношению к полякам или к самим эстонцам — был бы повод повозмущаться. Геноцид русских, тем более желавших спасти свою страну, внимания и беспокойства не достоин. Ту же картину, те же двойные стандарты, мы наблюдаем и сегодня. Почему молчат западноевропейские демократы? Куда смотрят наши правозащитники? Почему ищут «соринку» на своей Родине не замечая «бревна» в глазах прибалтийских соседей?


…К концу февраля 1920 года армия Юденича перестала существовать. Общая численность выживших после тифа русских равнялось 15 тыс. человек. Они оборваны, обессилены и не имеют никакой работы. Однако издевательства и истребление оставшихся в живых борцов за Россию на этом не закончилось. 2-го марта 1920 года эстонское Учредительное собрание приняло закон о 2-х месячных обязательных лесных работах для всех мужчин от 18 до 50 лет, не занимающихся никаким постоянным трудом. Общее число мобилизуемых «по случайному совпадению» определялась как раз в 15 тыс. человек! То есть, новый закон касался только русских белогвардейцев. Эстонское правительство фактически отправило их на каторгу!


Это не преувеличение. Ослабленных тифом людей посылают валить лес. Законов определяющих зарплату и норму выработки нет, военные рубить и пилить деревья не умеют. В день они зарабатывают по 10 эстонских марок, а питание одного человека стоит 50. «Мобилизованные жили впроголодь, одежда их быстро изнашивалась – писал Н.А. Корнатовкий — Размещение рабочих и санитарные условия были отвратительными. В браках была ужасная грязь, масса насекомых-паразитов, холод, сырость. Баня была редкостью, стирка белья и мыло – мечтою».


Но и на этом издевательства эстонских властей не закончились. Редкие выжившие смогли остаться в независимой Эстонии. Русских выживали из страны точно такими же методами, как притесняют сейчас – не давали гражданства. Эстонцы получают эстонский паспорт бесплатно и навсегда. Русские эмигранты должны были покупать себе паспорт и вид на жительство на 6-месячный срок. Не купишь — тебе грозит штраф и высылка. Если хочешь получить постоянное гражданство, то ситуация не многим лучше. Когда русские пытаются его получить, то обычно получают отказ: из 2538 заявлений эстонские власти удовлетворяют 150! А вместе с заявлением надо заплатить 2000 эстонских марок. В случае отказа деньги не возвращали, прямо как в современном американском посольстве.


Начались притеснения по отношению к неэстонцам практически во всех сферах. Уже в 1920-м году мы увидим те же явления, что и сегодня: на концертах в Таллинне запрещено показывать более 50% номеров русских артистов. Русский язык подвергается преследованиями дискриминации. Русские адвокаты лишены права практики, русские врачи должны подтверждать свои дипломы. А ведь Эстония была до 1918 года русской провинцией и дипломы на всей территории страны были одинаковыми…


Вывод из всех этих фактов напрашивается очевидный. «Суверенная» Эстония и тогда и сегодня является абсолютно несамостоятельным государством. Потому, что в ущерб своим гражданам и своей экономике не проявляет желание иметь хорошие отношения со своим громадным соседом.


Кто же стоит за её спиной? Кому нужно провоцировать Россию?


Если вы ещё не можете ответить на этот вопрос, сформулирую его по-другому. Кто был, является главным геополитическим противником Российской империи? Кто был главным антагонистом Советского союза? Кто сейчас хотел бы подчинить Российскую Федерацию своему влиянию?


Думаю, что любой из читателей сможет ответить на этот вопрос самостоятельно.


P.S. По оценкам историков от эпидемии тифа погибло около 4 тысяч чинов Северо-Западной армии и гражданских лиц. Похоронены они, в основном, в Нарве.


Могилы воинов Северо-Западной армии долгое время находились в запустении. Совсем недавно, при активной поддержке энтузиастов русской истории, оно стало обретать должный вид.


Рядом могилы воинов Эстонской армии, также умерших от тифа. На могильных плитах… сплошь русские фамилии. Вот такая вот эстонская армия…


Еще не все имена умерших тогда в Нарве известны. Синодик ещё не завершен. Работа продолжается. Память о тех, кто боролся за Россию, кто отдал за нее жизнь, крайне важна для нашего будущего.


Желающие помочь Андресу Вальме, который добровольно взял на себя функции смотрителя воинского кладбища Нарвы, могут связаться с ним по этому адресу: valme@mail.ru


Желающих узнать подробности гибели Северо-Западной и других белых армий, отсылаю к моей книге «Ликвидация России».


Вечная память павшим за Россию!


http://ya-russ.ru/kak-estoniya-umorila-russkih-belogvardeyts...

Показать полностью
60

Страшная месть

В США женщина создала армию белок для нападений на бывшего


В США полицейские задержали 45-летнюю даму, которая долгое время тренировала белок для нападения на бывшего любовника.

Страшная месть США, Месть, Дикие животные, Белка

В американском Детройте сотрудники правоохранительных органов задержали 45-летнюю женщину за то, что она в течение продолжительного времени натаскивала белок для нападения на бывшего любовника.


Известно, что за последний месяц на мужчины было совершено не менее десяти нападений белок. Бедный мужчина не знал, почему грызуны объявили на него охоту. Однако в один «прекрасный» день, когда он гулял в парке, и его вновь атаковала армия белок, мужчина увидел свою бывшую, которая пряталась под кустом и давала команды грызунам. Тогда он все и понял. Его жена, будучи первоклассным дрессировщиком львов, нашла общий язык с белками.


Понимая, что нападения будут продолжаться, потерпевший обратился в полицию. Через некоторое время правоохранители наведались к женщине и были поражены. В ее квартире они нашли более 25 клеток, а также два манекена с расцарапанными фотографиями бывшего.


В конце концов, женщина призналась в содеянном, однако мотивы преступлений, в результате которых мужчина остался без двух пальцев и яичка, так и не были названы. Она заявила, что хотела собрать армию из 100 белок. В настоящее время ее отправили на прохождение психологической экспертизы....

Источник: https://newinform.com/62707-v-ssha-zhenshchina-sozdala-armiy...

Показать полностью
48

На видео танцор из Нальчика получил по лицу за «лунную походку» перед женщинами

На видео танцор из Нальчика получил по лицу за «лунную походку» перед женщинами Кавказ, Кабардино-Балкария, Танцпол, Майкл Джексон, Лунная дорожка, Видео

Старшее поколение не оценило красивые движения


Екатерина ВЛАДИМИРОВА / Нальчик / 7 июня


В Сети появилось видео с танцами в Кабардино-Балкарии. Звучит песня Майкла Джексона, под которую поп-король танцевал знаменитую «лунную походку».


На кадрах молодой парень копирует движения Джексона, хорошо двигается. Сначала он проделывает все это в середине танцпола. Но потом решает «покрасоваться» перед сидящими у стенки на стульчиках женщинами.


В конце он прикладывает руку к паху и качает тазом – знаменитое движение Майкла Джексона в клипе и на сцене. Но вот проходящий седовласый мужчина такого жеста не оценил и врезал юнцу по лицу.

Ну что ж, суровые кавказские традиции…

источник


P.S. Дедушка немного взбодрил паренька

4220

Неравнодушная челнинка нашла приют и работу для бездомного мужчины

Неравнодушная челнинка нашла приют и работу для бездомного мужчины Россия, Общество, Помощь бездомным, Неравнодушные люди, Набережные челны, Бездомные

«У моих родителей в подъезде за мусоркой живет мужчина. Даже не живет, а тихо умирает», - с таких слов началось обращение жительницы Набережных Челнов в социальной сети. Женщина по имени Ландыш попросила горожан о помощи для бездомного, рассказав его историю.

«Хороший мужчина, ему 57 лет. Попал в беду - жена выгнала из дома. С его слов, она живет с другим мужчиной, - рассказывает Ландыш. - Мужчина не пьет вообще, не больной, немного хромает, но, скорее всего, от бессилия - человек спит на полу, толком не ест. Старается даже за собой ухаживать. В подъезде не гадит и никому не мешает. Очень жалко его. Добрый человек, видно по нему. Может быть, кому-то нужен рабочий на лето? Ему нужны только две вещи - крыша над головой и еда».

Уже на следующий день женщине посыпались предложения о помощи. В итоге бездомного мужчину пристроили в Мензелинский район, дали работу сторожа, крышу над головой и даже пообещали зарплату.


«Он плакал от счастья, когда его забирали, что он кому-то нужен, - рассказывает Ландыш. - Приехал парень пожал руку, не побрезговав, задал несколько вопросов, уехал подумать и через час его забрал».


http://www.chelny-izvest.ru/facts/50811.html

2

Собака не узнала сильно похудевшего хозяина

Собака не узнала своего хозяина после того, как он отсутствовал дома больше месяца.


Шейн Годфри из штата Северная Каролина потерял около 23 килограммов из-за операции, сообщает местный канал WBTV.


Видео выложил на Facebook сам Годфри. На кадрах видно, что вначале собака громко лает и боится подходить к мужчине, но потом узнает Шейна по запаху и бросается к нему.


"Эта реакция, как только он (пес – ред.) узнает твой запах, — бесценна", — сообщает Годфри в подписи к видео.

https://ria.ru/world/20170425/1493073995.html

535

Пять "ночных ведьм" Советского Союза

28 марта 1912 года родилась Марина Раскова, гениальная летчица, одна из первых женщин, удостоенных звания "Герой Советского Союза". Раскова входила в группу тех самых легендарных "Ночных ведьм" - женского авиаполка, которого так боялись фашисты. "РГ" вспоминает женщин, боевые вылеты которых стали эталоном мужества, смелости и самопожертвования.


Марина Раскова

Пять "ночных ведьм" Советского Союза Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ночные ведьмы, Подвиг, Длиннопост

Будущий Герой Советского Союза родилась в Москве в семье артиста оперы и учительницы гимназии. Страсть к небу проявилась у Марины довольно поздно - к 20 годам, до этого она училась в консерватории и о самолетах не помышляла. Однако уже в 1937 году Раскова в составе летной группы бьет мировой рекорд по дальности перелета, а в 1938 - превосходит и его!


Как раз в 1938 году состоялся известный, еще один рекордный - почти 6500 километров - перелет летчицы из Москвы на Дальний Восток. В конце полета она была вынуждена экстренно покинуть самолет и катапультироваться в глухой тайге, где ее и обнаружили через 10 дней несколько похудевшую: во время прыжка при ней оказалась только плитка шоколада…


С началом Великой Отечественной войны у Марины возникла идея создать регулярные женские авиаполки, но военное руководство было иного мнения, лишь личное знакомство со Сталиным и его симпатия помогли осуществить задуманное. Под начальством многократной рекордсменки была создана авиагруппа, состоящая из трех полков - два бомбардировочных и один истребительный. Среди военных структурное подразделение получило имя "Ночные ведьмы", так как состояло исключительно из представительниц прекрасного пола.


К середине войны немцы, заслышав ночью гул советских самолетов, уже знали, что это "ведьмы" и бросали против них лучших пилотов. За неполные 14 месяцев с момента создания авиаполка (до своей трагической смерти) Раскова совершила более сотни боевых вылетов на бомбардировщике Пе-2, уничтожив множество военной техники и живой силы противника.


Погибла женщина-герой при посадке в плохих метеоусловиях в январе 1943 года. Прах ее помещен в урне в Кремлевской стене на Красной площади.



Серафима Амосова

Пять "ночных ведьм" Советского Союза Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ночные ведьмы, Подвиг, Длиннопост

Родилась в 1914 году в Красноярском крае и была очень активным ребенком - состояла в кружке самодеятельности, играла на музыкальных инструментах. Позже вступила в комсомол и даже успела получить разряд токаря. Но от судьбы не уйдешь: в 1936 году после успешно сданных экзаменов в летной школе Амосова становится пилотом. Как она сама вспоминала: "Желание стать летчицей и летать возникло как-то стихийно".


Вплоть до самого начала войны она работала пилотом гражданской авиации, но буквально на следующий день после вторжения она написала свой первый рапорт о переводе на фронт. Амосовой отказали. Спустя несколько недель отказали в ответ и на второе прошение, удивляясь настойчивой летчице. И лишь на третий раз, уже после создания "Ночных ведьм", Амосову взяли на фронт, как раз в группу Марины Расковой.


Два Ордена Красного Знамени, Орден Красной Звезды, Орден Александра Невского - это далеко не полный список всех ее наград за годы войны. А чего стоят 555 боевых вылетов? Сколько человек личного состава и бронетехники недосчитались после этих вылетов немцы?


Амосова владела виртуозной техникой пилотирования и летала рискованно, но всегда была уверенна в своих силах. Она любила повторять: "Выдержка в нашем деле необходима. Только при этом условии вы сумеете найти выход, может быть, единственный верный выход из самого опасного положения".


После войны Серафима вышла замуж и взяла фамилию мужа - Тараненко, была редактором устного журнала "Боевая подруга" при Центральном Доме Советской Армии. Умерла в 1992 году.



Руфина Гашева

Пять "ночных ведьм" Советского Союза Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ночные ведьмы, Подвиг, Длиннопост

Майор, штурман, Герой Советского Союза и просто красавица Руфина родилась в 1921 году в селе Верхние Чусовские Городки Пермского края в семье сельского учителя. В 1923 году после смерти отца семья переехала на Урал.


Училась в школе снайперов, была, как и все подростки своего времени, комсомолкой. В октябре 1941 году упросила взять ее в авиаполк легких ночных бомбардировщиков, где вскоре приобрела еще одну профессию - военного штурмана самолета У-2. Именно на этом знаменитом творении советских конструкторов Руфина совершила немыслимое количество ночных боевых вылетов - 848. Даже после того как ее самолет дважды за короткое время сбивали, она не охладела к полетам и продолжала громить захватчиков. В феврале 1945 года за многочисленные боевые подвиги, мужество, отвагу и смелость ей была присвоена высшая награда - звание Героя Советского Союза.


По окончании войны Руфина занималась иностранными языками, окончила Военный институт иностранных языков, была преподавателем английского языка в Военной академии бронетанковых войск. Скончалась в 2012 году.



Мария Долина

Пять "ночных ведьм" Советского Союза Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ночные ведьмы, Подвиг, Длиннопост

Родилась в 1922 году в маленькой деревне Шаровка Омской области в семье простых крестьян. С самого раннего детства тянулась к знаниям, и потому окончила среднюю школу экстерном, но в высшую пройти так и не удалось: из-за инвалидности отца Марии пришлось пойти на работу. С другой стороны, у нее появилась возможность поступить в Школу планеров при аэроклубе, чем она и воспользовалась.


В 1939 году Долина с отличием оканчивает Херсонскую авиационную школу. Кстати, чтобы туда поступить, она подделывает свидетельство о рождении - приписывает себе два лишних года - настолько сильно манили ее полеты и небо.


С началом войны, Долина и ее подруги-летчицы стали забрасывать военкомат прошениями об отправке на фронт, и им повезло - они были зачислены в ряды пилотов. Правда, с небольшим авансом. Полковник, командир истребительной дивизии тогда сказал: "Так и быть, зачислю вас, если сами перегоните самолеты за Днепр, в Каменку (современный аэродром Днепропетровского аэроклуба, до сих пор называется "Каменка"). Перед этим взорвете цистерны, подожжете ангары. Лететь будете ночью. Сигнальными огнями встретить не могу, придется садиться вслепую. Захочешь жить - сядешь!".


Везение и тут сопутствовало боевым подругам - с задачей они справились. Позже Раскова лично просила руководство перевести Долину в ее авиаполк "Ночные ведьмы". Она добилась своего, несмотря на нежелание последней расставаться с боевыми товарищами.


Всего за время войны гвардии капитан Долина произвела 72 успешных боевых вылета, сбросила на объекты противника 45 тонн бомб, и сбила 3 самолета противника.


Пережив войну, ушла в запас, работала в горкоме партии, состояла в Республиканском обществе дружбы "СССР - Франция". В ее честь названа бригада трубного завода города Волжский Волгоградской области. Скончалась в 2010 году.



Надежда Попова

Пять "ночных ведьм" Советского Союза Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ночные ведьмы, Подвиг, Длиннопост

Родилась в 1921 году в обычной семье рабочих в деревне Шабановке под Орлом. Сразу после школы поступила в аэроклуб - увлечением этим молодые люди того времени обязаны Чкалову и его легендарному перелету. Спустя 3 года, уже став опытным летчиком и инструктором, Надежда поступает в летную знаменитую школу ОСОАВИАХИМа. Закончив ее за год до войны, она успевает подготовить и обучить более 30 летчиков.


С началом Великой Отечественной войны ее отправляют в тыл в Узбекистан, для подготовки молодых пилотов. Легко догадаться, что Попова не хотела мириться с подобным бездействием и, естественно, добилась отправки на фронт в один из женских авиаполков Расковой.


Как одна из самых опытных женщин-летчиц, она была назначена командиром звена 588-го бомбардировочного ночного женского авиационного полка. Помимо бомбардировки позиций противника, часто вылетала как разведчица днем. Была сбита, но выжила. Благодаря многочисленным боевым успехам полка ему было присвоено звание гвардейского, а сам он перенаправлен на самые важные места линии фронта - Крым, потом Белоруссия, Польша и Берлин.


За годы войны Попова совершила 852 боевых вылета, уничтожив огромное число укреплений и бронетехники врага, а для того, чтобы перечислить ее награды, необходимо готовить отдельную публикацию. Вкратце: Герой Советского Союза, Орден Почета, Орден Ленина, Орден Красного Знамени, Медаль За освобождение Варшавы, Кавказа и многие другие.



После войны уволилась в запас в звании майора, с 1975 года была главой общественной комиссии по работе среди молодежи при Российском комитете ветеранов войны и военной службы. Почетный гражданин Донецка. Умерла в 2013 году в Москве.

Пять "ночных ведьм" Советского Союза Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ночные ведьмы, Подвиг, Длиннопост

https://rg.ru/2014/03/28/raskova-site.html

Показать полностью 5
46

В Твери чиновника оштрафовали на 150 тысяч за хищение 1 млн рублей

В Твери чиновника оштрафовали на 150 тысяч за хищение 1 млн рублей Общество, Самый справедливый суд, Хищение, Криминал, Равноценная замена, Политика

В Тверской области чиновника приговорили к штрафу в 150 тысяч рублей за участие в хищении 1 миллиона, передает ТАСС.


В областном управлении Следственного комитета рассказали, что бывший заместитель председателя регионального комитета по физкультуре и спорту Сергей Серов был признан виновным в мошенничестве с использованием служебного положения и в крупном размере.


Суд установил, что Серов вступил в сговор с бизнесменом Артемом Максубовым. В рамках исполнения государственного контракта они вдвоем похитили из бюджета средства на сумму свыше 970 тысяч рублей, выделенных на проведение учебно-тренировочных сборов по футболу и лыжным гонкам, и на перевозку студенческой и юниорской хоккейных команд в конце 2014 года. Согласно решению суда, Максубов также приговорен к штрафу в 150 тысяч рублей.


https://ruposters.ru/news/19-04-2017/150tys-za-1mln


Занесли кому надо?

-14

Брат

Марина Ахмедова

Брат Дагестан, Волкодавы, Собаки и люди, Фанаты, Человек с большой душой, Длиннопост

Али, человек с большой буквы, и его собаки  Фото: Оксана Юшко


В феврале в Махачкале произошла трагедия: погибла девятилетняя девочка. Ходили разные слухи о том, как это случилось. Одни считали, что на девочку напала стая собак. Другие говорили, что собаки терзали мертвое тело, истерзанное человеком. И когда одни горожане схлестнулись в ненависти друг к другу в соцсетях, другие взяли оружие и пошли убивать. В «Инстаграм» заливали видео, которые невозможно смотреть. Десятками или сотнями убивали бездомных собак, неизвестно. Никому в Махачкале не придет в голову считать собак. И поскольку никто не остановил убийц, можно сказать, что все, от простых горожан до руководства республики, поддержали самосуд


Над электрическими вышками черным полотном проплывают перелетные птицы. Когда Али утром только приехал сюда, на земле сидело столько ворон, что земля черной была от них. Он остановил бордовые «Жигули» и, сощурив глаза, наблюдал, как волкодав прыгает на цепи, играя с вороной. По ходу погода меняется, понял он. Вчера дождь же был. Земля размякла. Вороны почувствовали, что черви проснулись, на землю сели, но некоторые мяса захотели, к волкодавам близко подошли.


Вороны снимаются и улетают черной кучей в ту сторону, откуда недавно приходил ураган и порвал провода на выш­ках. Али тогда первым сказал, что ураган будет. Столько ястребов, как в тот день, он никогда над этим местом не видел. По ходу вороны на старое свое место прилетели за червями: не знали, что теперь тут стоят волкодавы.


На округлой горной возвышенности, поросшей мхом и полынью, спиной к сгущающемуся небу, обрыву и крышам села за ним, стоят на цепях десять волкодавов.


Не только вороны прилетают за мясом, змеи тоже приползают. Ложатся возле собак. Недавно ночью пришел Али проведать собак, слышит шум, будто газ из трубы выходит; прожектор направил туда — там гюрза стоит с поднятой головой. Бросилась к волкодаву, укусила в спину, снова встала. Собака разозлилась, тоже на гюрзу кидается. Али собаку обошел, за цепь потянул — и в этот момент хорошенько змее по голове дал лопатой. Собаку Али с того света вернул. Змею Али покушал. Он оскали­вается в улыбке. Гюрза вкуснее рыбы. Трех змей Али съел недавно. А змеи убили тридцать его собак.


В промозглом тумане собаки глодают мясные кости, рвут их когтями, поднимая измазанные в крови морды, чтобы хищным взглядом окинуть окрестности. Желтый волкодав встает и подходит к кастрюле с водой. Серый волкодав, оскалившись, бросается на него. Лязг. Цепь натягивается, удерживая его за шею. Отлетев от кастрюли, желтый оглашает холм грозным рыком. Волкодавы рвутся друг к другу, и между ними волчком кружатся ярость, злоба, азарт, вой и хрип двух лишенных возможности сойтись противников.


— Э! Э! — кричит Али.


Из его тонкого рта выходят грубые звуки родного языка, а в «Э!» слышится скрежет зазубрин тупого лезвия. Собаки замирают. Али подходит. Они припадают лапами к земле и, положив на них головы, подобострастно смотрят снизу.


Недавно Али приехал сюда ночью на мотоцикле. Свет фары поймал волка. Али встал в метре от него. Слез с мотоцикла. Волк на него смотрел, он — на волка.


— Иди своей дорогой, — сказал Али волку по-даргин­ски. — Я тебе плохого не делал, и ты мне не делай.


А если захочешь сделать, тогда узнаешь, кто из нас сильней.


Сильный волк, красивый, большой, повернулся и ушел.


Али спускается вниз. Рыжий конь щиплет траву. Земля за ним убегает к электрическим вышкам. Конь шарахается от Али.


— Красавчик! — зовет коня Али и смотрит на него исподлобья взглядом, затуманенным то ли сном, а то ли горной влагой. — Уах, боится он меня, хоть я его каждый день кормлю. Друзья мне его подарили. Он два раза убегал от меня, до своей кошары дошел — туда, где раньше жил. Дома пока его держал, ручной был, а здесь дикообразный стал, в дикий характер вошел. Змеи лошадиных копыт очень боятся. Они затаптывают мышиные норки, в которых змеи прячутся. Змеи не могут выйти и умирают.


Али вдыхает воздух, который здесь, на горе, на четыре градуса ниже, чем в низине. С глаз его слетает сон. Глинистая земля под ногами пробуравлена норами. Гора распространяет черный туман.


— Это поле я знаю как свои пять пальцев, — говорит он, держа руки в карманах куртки. — Я маленьким тут коров пас. Там спал, — показывает вниз, — и одна собака бродячая пришла, мне лицо облизывать начала. Я домой ее загнал, накормил. Пахан у меня сильным ветврачом был. Пока жив был, ни одна корова тут не болела. Он шаг в сарай делал, корова сама вставала и к нему шла. Как собаками занялся, меня тоже потащило в пахана колею. Я тоже лечу. У меня изнутри природа работает.

Брат Дагестан, Волкодавы, Собаки и люди, Фанаты, Человек с большой душой, Длиннопост

Али на машине проезжает возвышенность, где живут его собаки  Фото: Оксана Юшко


Идет ниже, к машине. У Али племенной завод по разведению дагестанских волкодавов.


Отдает холодом крытый жестяными листами ринг для собачьих боев, похожий на консервную банку. Он стоит у дороги.


— Я Маугли, — Али оборачивается на ветру, тонкие губы растягиваются в улыбке. — Ночью я лучше гуляю, чем днем. Я хищный человек. Природный. Не боюсь погоды, волю чувствую ночью.


— ГIяхIна дурхIя! — обращается к волкодаву; тот плавно переставляет мощные лапы, пригибает голову с обре-занными ушами, и движения складываются в танец. — Хороший мальчик. С полуслова меня понимают собаки.


— Кажется, они вас боятся, — замечаю я.


— Нет. Они меня уважают. Уах, а дети почему уважают отца? Любят же они его.


— Вы их бьете?


— Уах, зачем их бить?! Только дурной человек, который с головой не дружит, может собак бить.


— Почему они у вас такие худые?


— Недавно дождь сильный пошел. Я приехал в тот день, мясом их покормил, загнал в домики под землей. А ночь такой мороз дала, что к утру цепи замерзли. Пятнадцать собак умерли — не смогли из ошейника выйти. Те, кто головы из цепи вытащить смог, вышли. Я приехал, молотком цепи отбивал. Сейчас я тут им вольеры поставлю и забор, чтобы обезопасить. Это — мои собаки. Я их выращивал с детства, я знаю двадцать их поколений.


— Вы их продаете?


— Их покупают. Но мне не везет. Можете к ним подойти. Они не будут кидаться. При мне.


Холодает. Перелетные птицы возвращаются, вновь накрывая небо полотном, так и не найдя себе места. Если бы они сели на электрические провода, день получился бы хорошим, а ночь — теплой. Но они не садятся.


— Вечером мясо принесу, — оборачивается Али к собакам. — Сегодня они не замерзнут. А завтра хороший день будет.


Он уходит. Волкодавы остаются сидеть у своих столбов, почтительно навострив обрезанные уши. Похожие на гладиаторов в ожидании сезона боев.


— Вы видели, что в Махачкале произошло? — стоит Али подойти к забору, как начинают лаять собаки. — Я не одоб­ряю. Надо было как-то поймать тех собак, которые виноваты. А кровавый бой на улице устраивать — не одобряю, — повторяет он.


У Али привычка — произносить сказанное по второму разу, словно рядом с ним стоит кто-то невидимый, который хотел бы произнести то же самое, но лишен возможности говорить.


— За что тогда власть бабки на животных получала? Говорят, сейчас испугались, какой-то питомник в Махачкале открыли. Лучше бы мне эти деньги дали и гектар земли. Я кормил бы дворняг. Домики бы им тут построил. Никто бы не пожалел.


— У вас пятнадцать собак замерзло.


— Это Всевышний так сделал. Главное — их кормить. Голодными им не давать быть. Это главное. Я много собак спас, которых убить хотели. Я их забирал.


— За что хотели убить?


— Разное бывает, — Али прячет глаза, отворачивается. — Чабаны не любят, если их собака барашку из отары тронет. Такую собаку убивают или кому-то отдают. Если я попадал под такие разговоры — что убить хотят собак — говорил: «Убивать не надо. Лучше отдайте». — «А кто возьмет?» — «Если никто не найдется, я сам возьму». Так много собак забрал.

Брат Дагестан, Волкодавы, Собаки и люди, Фанаты, Человек с большой душой, Длиннопост

Али ухаживает за своими питомцами с рождения  Фото: Оксана Юшко


Он заходит на территорию с будками и вольерами. На цепях сидят волкодавы. Носятся упитанные щенки. Огромный белый волкодав бросается на решетку, встает на задние лапы, вырастает на голову выше Али и вни­мательно смотрит на него. Из-под опущенных нижних век выглядывают налитые кровью глазные яблоки.


Нос пересекает шрам. В отличие от других собак, он не издает ни звука, но в глазах его — обида, и, может быть, она предназначается не Али конкретно, а всему роду человека.


— Молодец, Боксер, — говорит Али. — До сих пор меня не подпускает. Я его еле сюда загнал. Он кидался на меня. Нет, это не моя была собака. Я его недавно сюда привел. Хозяева убить хотели, я взял.


— Что он сделал?


— Я не знаю.


— Знаете.


— Ничего не сделал. Барашку не загрыз. Никого не покусал. Это теперь моя собака, — в его голосе звучит угроза.


Он поднимает лицо. Туман и сон больше не заволакивают его глаза, и из них больше не смотрит воля. Здесь, в селе, Али меняется. Он становится нервным, а взгляд его серых глаз — острым и злым.


— Я-то знаю, что он сделал, но не скажу, — Али отходит.


— Где вы берете деньги на содержание собак?


— Нигде.


Под ногами на глинистой земле попадаются коровьи рога, почерневшие бараньи головы. Растут саженцы — голые, крепкие, словно и их земля вылепила из глины. В соседнем дворе женщина в длинном халате и платке вскапывает огород, не поднимая глаз от земли, но каждое ее движение набухает недовольством, и это чувствуется на расстоянии.


Али обходит свои владения. Увидев его, заходится лаем рыжая собака. Из будки показывается белая. Когда Али равняется с ней, она прижимает голову к земле, возит ею по глине, выставляет вперед лапу. Она танцует, и чем дольше, тем яснее — это девочка. В ее темных глазах — осознанная униженность и подобострастность.


— Хорошая девочка, — бросает ей Али, тянет руку к ее голове и проходит мимо.


Она вскидывает голову, как львица, смотрит ему в спину со слезливой тоской. По спине Али видно — он знает, как она сейчас смотрит на него.


— Обиделась она, — тихо говорит он. — Она вольная ходила, а потом я ее завязал. Тут моя ошибка была, не надо было ей дать волю узнать. Каждый раз просит ее развязать. Я развяжу, она к соседям пойдет, — он бросает взгляд в сторону женщины, вскапывающей огород.

Брат Дагестан, Волкодавы, Собаки и люди, Фанаты, Человек с большой душой, Длиннопост

Некоторые собаки живут прямо во дворе дома Али в Первомайском  Фото: Оксана Юшко


Али запрыгивает на каменную кладку. Мотнув головой так, что из рычащей пасти расплескивается слюна, рыжий волкодав бросается на него. Али отступает.


— Эта собака тоже не моя, — говорит он. — Тарзан. Один пацан, борец наш, ее купил. Его родители захотели избавиться от него — кидался на них. Кроме мальчика никого не подпускал. Сказали: «Лучше теленка держать». В один день я его забрал. Я ему жизнь спас. Пускай живет своей жизнью и умрет своей смертью, а не от человека. Он от Гороча род ведет, а по линии Гороча все агрессивные. Просто мальчик купил, а воспитывать не умел. А я умею. Я породу не даю потерять.


— Чем эти собаки лучше тех, которых вы держите на горе?


— Ничем.


Собака на цепи в центре двора окрасом и формой головы похожа на волка. Только выражение преданности, с которым она смотрит на Али, не оставляет сомнений: это — собака.


— У нее близкий предок — волк, — говорит Али. — В Гергебильском районе чисто случайно так получилось — волчица пришла к кобелю на кошару. Ее из стаи выгнали за какие-то нарушения. Она стала одиночкой и искала себе пару. Чабан потом за ней следил. Она в лес ушла, породила щенков. Он двух из помета вытащил. Если бы всех забрал, она бы не оставила их, по запаху бы нашла. Чтобы так не стало, он только двух взял, слепых принес. Не приручаются же они, когда уже не слепые. Те, которые с волчицей остались, — они не были собаками. А те, которых чабан забрал, стали собаками из-за того, что рядом был человек. Они человеку во всем подражают, поэтому ненавидят волков.


Лай не умолкает. Собаки приветствуют хозяина. Лай поглощает в себя село, раздувает над ним плотный, как кишка зарезанной коровы, пузырь.


— Вы уверены, что они никогда на вас не нападут?


— Они меня любят, — усмехается Али. — На меня только чужие собаки кидаются, от меня пахнет моими, я для чужаков — враг. У них природа такая — бойцовская. Если природу в них не вырабатывать, они на кошаре волков бояться будут. Свою собаку я всегда найду. У меня знаешь сколько крали собак? Пацаны заходят сюда без страха и развязывают взрослых собак. Поиграют, поиздеваются, бросят. Недавно собаку украли. Я пошел ночью в другое село, прислушался и по голосу ее узнал, отвязал голодную всю, в ранах. Родителям этих пацанов говорю: «Еще раз залезут…» А они, как змеи, на меня кидаются, — он выбрасывает вперед руку, показывая движение змеиной головы. — Дети, они не понимают, где хорошее, где плохое, делают, как родители говорят.


— Все же почему тех собак вы отвезли на поле?


— Из-за людей, да. Из-за людей. Соседи возмущаются. В Дагестане вы не найдете столько собак ни у кого. Но люди приходят, говорят: «Али, зачем да тебе они? Убери да их». Я говорю: «Не ваше дело. Моя жизнь — это моя жизнь. Я люблю собак. Вас тоже любить заставляю, что ли?»


К Али подходит щенок с длинными ушами. Он пока не боится и пристально смотрит снизу в лицо Али. В его темных глазах, не менее осмысленных, чем у Али, — воля, преданность и знание о человеческом предательстве.


Али сплевывает на землю. Щенок отбегает и прячется за огромным волкодавом, который сидит на цепи спиной к вольеру и смотрит в одну точку перед собой.


— Цемент — вот самое опасное для собаки. Он холодный. А в горах земля теплая. Земля согревает. Там они сегодня не замерзнут.


— Вы молитесь? — спрашиваю Али, когда он заходит во двор своего одноэтажного дома — с задернутыми занавесками, побеленного и обмазанного глиной.


— Нет, — коротко отвечает он, проходя под веревкой с бельем.


Войдя в комнату с низким потолком, садится за стол. В углу источает тепло железная печка.


— Мои собаки волка видят — бешеными становятся, — говорит Али. — Слюни у них текут. Лишь бы хозяину угодить, лоб в лоб на волка идут. Не знаю, почему природа разделила волков и собак. А может, они разделились из-за того, что их человеческая рука тронула.


В доме Али преображается в третий раз — снимает черную кепку, обнажив лысую голову, и теперь его брови с проседью у переносицы не выглядят устрашающе. Кажется, в нем натягивается напряженная нить.


— Одни люди знаешь что делали? — продолжает, потягивая крепкий чай. — У них собаки волков боялись. Они мясо покупали, в лес тащили, там оставляли. Волк мясо находит и отару не трогает. У нас это называется: кормишь тех, кто не близкий, а далекий; волков кормишь. Лучше так. Потому что один волк приходит, двадцать барашек убивает. Это же убыток для хозяина. Я ничего абсолютно не знаю про волков, — говорит он и улыбается так, словно мог бы добавить: «Просто я сам — волк». — У наших собак много в генах нитей, которые их к волкам ведут. Но не генами собаки привязаны к человеку. И эта цепь — сильней. К одному моему однокласснику бедному волки домой зашли, всех баранов задушили. У них прикус сильнее, чем у собак. Они кровь высасывают, как вампиры. Он мне этих барашек для собак отдал, я их резал, у них внутри — все мясо белое. Раненые еще живые барашки тоже бывают. Бывает, волки им курдюки высасывают. И помирает барашка со своим страданием. Но человек не оставит же ее страдать, зарежет же. У нас если волк потрогал барашку, уже нельзя ее кушать. Харам, говорят. Грехи, грехи через такое мясо передаются. Поэтому людям, которые молятся, нельзя собаку трогать. Не отмоешься, как говорится.


— От чего?


— Собака же берет с земли грязные вещи — от этого. Я бетон, на котором сидят собаки, каждый день промываю, чтобы запаха не было. Соседи говорят: «От твоей собаки запах выходит», — не знакомый с устойчивыми словосочетаниями русского языка, Али подбирает такие слова, которые описывают суть буквально и будят воображение сильней.


— Кто там? — настораживается Али, услышав стук в ворота, который в комнате не слышен.


Он выходит.


— Девочку приводили, — говорит он, вернувшись. — Вся голова и тело у нее в лишае. От коров на нее перешло. Мой пахан тоже много людей вылечил, и я лечу — псориаз, чесотку. Химичу из разных мазей… Раньше собак у нас в селе много держали, — возвращает он разговор в свою колею. — Раньше люди жизнь любили. Но сейчас, сами посмотрите, какая у нас молодежь — слишком агрессивная, не как тогдашняя. Мне Всевышний с детства дал свой звонок — любовь к собакам. Думаю, это не всем дается. Вот сама смотри, есть тысяча человек, которые любят собак, а есть миллион, которые не любят. Когда ко мне приходят чужие люди и говорят: «Убери собак, они лают», — я отвечаю: «Если Всевышний собаке голос дал, я ей что, язык должен отрезать?» И угрозы тоже бывают. Я говорю: «Палец положите на мою собаку — я сам наподобие этого вам сделаю. Если моя собака вам плохого не делает, зачем ее трогать?»

Брат Дагестан, Волкодавы, Собаки и люди, Фанаты, Человек с большой душой, Длиннопост

Говядина для собак сушится в доме Али. Ему соседи отдают попорченное мясо

Фото: Оксана Юшко


— А что вы сделаете, если тронут?


— Я сказал: «Вам удобно будет? Вам красиво будет? Мне в первую очередь скажите, я собаку от вас изолирую». Если ты собаку с детства не научишь доверию и любви, она тогда только агрессивной станет. Ты же видела ту красную собаку, которая лаяла? Говорил тебе, она у борца жила в семье. Его родители пришли: «Убрать хотим, да. Уговори его». Говорю им: «Вы что, хотите от него то же? Он же любит ее». Ради этой собаки он спортом занимался, с собакой у него больше шансов победить появилось — он с собакой каждый день гулял, бегал, дыхалку нарабатывал. Стал чемпионом Дагестана. Но против родителей же сын не пойдет…


— Он знает, где его собака?


— Он… как бы сказать… он же не отреагировал на то, что ее забрали… Устал, наверное. А что делать? Это у вас в России чисто словами можно человеку объяснить. А у нас — не так. У нас действиями объясняют. Поэтому у нас народ своих паханов и братьев уважает, боится.


— А вы кто для своих собак? Вы им тоже… пахан?


— Нет. Я — наверное, их любимчик. И они — любимые мои. Любовь к животным — это тоже в генах. Аллах мне так написал. Я Стрелец и Дракон. Всевышний дает нам мышление, чувствовать дает, жизнь дает. Но самое главное, что он человеку дает, — это то, что он сам должен отделить хорошее от плохого. А что мне делать, если Всевышний дал мне звонок, и этот звонок отсюда, — дотрагивается до груди, — мне говорит: «Возьми, да, Али. Пусть не убивают. Ты возьми»? Иногда бывает, возьму собаку, спасу от хозяина, а он приходит, видит, что я ее воспитал, и говорит: «Отдай». А почему я должен отдать, это же я вытащил из собаки то, чего он не смог? Вот недавно момент был. Белую собаку помнишь, возле домика прыгала? Мне понравилась она, ее хозяин узнал об этом через кого-то и мне ее подарил. А недавно сам ко мне пришел. Я показал ему собаку, она хозяина сразу узнала, прыгала-прыгала. А он стал уходить — она под домик зашла, не выходила, обиделась.


— Почему хозяин ее не забрал?


— Он не мог. У нас так делают — собак дарят. Он же от души мне подарил. Еще момент был. У нас один инвалид собаку продал в Россию. В деньгах нуждался. Она вообще не кушала там. Доверчивая она была, умная. С детьми игралась. Месяц не пережила у того хозяина, умерла. Туманом звали. Видишь, такие собаки бывают? Или Бурза же есть — мой волкодав. В боях участвовал, никому не проигрывал по три-четыре раунда. Хозяин деньги ставил, машину можно было выиграть. Бурзу все боялись. Единственный момент, дома подрался, ухо потом не восстановилось. Его в бою собака за ухо поймала, он чуть заскулил, проигрыш получил.


— Что вы чувствуете, когда ваши собаки на ринге и им больно?


— Они на меня смотрят и мне подражают. Они мои глаза видят, мои чувства чувствуют, и я их чувства чувствую, я вместе с ними дерусь.


— Но вам не больно.


— Уах, если ему больно, мне что, не больно? Сколько морщин на моем лице появляется! Когда собака скулит, ее человек страдает в такие моменты. Но собаке этого показывать нельзя: даже волноваться будешь, она почувствует и на ринг не выйдет.


— Вы чувствуете себя не в своей тарелке оттого, что все вокруг молятся, а вы — нет?


— И с собаками, и молиться — не получается. Собаку тронешь, глиной надо перед намазом отмываться. У русских — вода святая, у нас — глина. Еще аяты надо читать. Но мне хочется молиться, чтобы грехи убрать.

Брат Дагестан, Волкодавы, Собаки и люди, Фанаты, Человек с большой душой, Длиннопост

В Дагестане не принято любить собак. Али один за всех  Фото: Оксана Юшко


— Какие у вас грехи?


— Что намаз не делаю.


— А то, что у вас пятнадцать собак замерзло — не грех?


— Главное — что они сытые, что я их кормлю. А что мне делать? Развязать их, чтобы они кому-то помешали? У нас народ горячий, потом придут, мне ружье к голове приставят. Но до этого не доходило, иншалла. Я знаю, что у вас в России люди сами животным еду покупают, в приюты привозят. У нас так не бывает. Если машина задавила корову на дороге, ее мясо нельзя есть, корову сразу режут и мне звонят: «Али, забери мясо, да». А чисто из своего кармана на собак никто не даст. Это у русских большая привязанность к собакам. У них грамматика есть. У них словарный запас больше, чем у нас.


— Но вы наверняка прекрасно владеете родным языком.


— Да, но мы — Россия же. Мы с другими национальностями на русском разговариваем. А русский плохо знаем. А если плохо язык знаешь, когда на нем говоришь, оно же тоже за собой тянет тогда все плохое? Грамматика в русских больше происходит, — слово «грамматика» он произносит так, будто говорит о какой-то магии, происходящей в душе. — Когда грамматика работает, люди войну не начинают, животных не убивают. Те, которые в Махачкале собак убили, — грех сделали. У нас в религии так написано: «без причины собаку убивать нельзя». Не все же собаки ту девочку покусали. Зачем это кровавое зрелище на улице нужно было? Он свой грех сделал, пусть за собой кровь убирает, я его грех видеть не хочу.


— Вы обогащаетесь на собаках?


— Да нет. От собак разве кто-нибудь богатым становится? Я люблю этих животных. Завод у меня сам по себе так получился. Одна мамаша родила, два щенка умерли, три выжили. От них набралось количество. Я никогда от своих собак не избавлялся — как говорится, сам завел, сам держи.


— Зачем вам шестьдесят собак?


— На этот вопрос я сам себе не могу ответить. Только стерилизовать я не хочу, нет, я не такой. Лучше по кошарам щенков раздам… Я умирающую собаку из-под земли достану, у меня способ есть. Но щенков не могу, если в нем много волка сидит. Я чувствую, когда щенок выживет, он всячески взглядом показывает, когда его гладишь — подыгрывает. Это в нем жизнь. А который не выживет, никак не реагирует.


— Почему же волкодавы столь отчаянно борются с волками, когда в их крови так много волка?


— Никто не знает. Хочешь глубже в грамматику меня засунуть, а я там путаться могу. Лучше думать так — хорошо, что я живой, и хорошо, что каждый день — счастливый. Я наслаждаюсь работой. Огораживаю свой питомник от людей. Позавчера тоже приходил человек из кошары, его жена пешком через огороды ходит. Говорит: «Собаки твои гавкают. Огороди их забором, Али, да». Поэтому мой мозг никогда не спит. Люди разные сюда приходят, одни хорошее делают, другие — плохое.


— Вы так сильно переживаете, когда к вам приходят с просьбами убрать собак?


— Не в этом дело, — Али краснеет. — Но получается так, что или он дурак, или я. Они считают, что я, потому что с собаками вожусь. А мне обидно, конечно. Что я, должен их высказывания слушать? Это меня бесит больше всего. Или я должен жить, как они хотят? А я не должен же. У меня своя жизнь. Мне изнутри мозг, сердце и звонок говорят, что я должен. Давление общества — оно сила, понимаешь? Один человек — не кулак. Общество может что угодно сделать. Если выйдет народ, застрелит моих собак… Ну, единственное, что у меня останется, — это обида. И отомстить я тоже смогу. Я им говорю: «Люди, в лицо мне скажите свое недовольство прямо!»

Брат Дагестан, Волкодавы, Собаки и люди, Фанаты, Человек с большой душой, Длиннопост

Али со своими лошадьми недалеко от родного села  Фото: Оксана Юшко


продолжение в комментариях



http://expert.ru/russian_reporter/2017/02/brat/

Показать полностью 6
562

Каски на поток. Лысьвенское изделие продолжает спасать жизни бойцов

Накануне Великой Отечественной войны специалисты расположенного в Лысьве металлургического завода № 700 получили важное правительственное задание: разработать и поставить на поток каску СШ-40.

Каски на поток. Лысьвенское изделие продолжает спасать жизни бойцов Великая Отечественная война, Победа, Каска, Лысьва, Подвиг, СССР, Советский народ, Чтобы помнили, Длиннопост

Бойцы по достоинству ценили изделия лысьвенских металлургов. © / Из архива Аркадия Константинова

Требования предъявляли жесткие: при весе не более 800 г и повышенной прочности ей полагалось быть удобной, не заслонять обзор.


Уложились в срок и сделали все с должным качеством – за счет применения специальных марок стали и обтекаемой формы. При ударе пули или осколка каска как бы проседала, амортизировала удар.


Конвейер пошел


Впрочем, успех пришел далеко не сразу. Штамп оказалось невозможным изготовить на станках, так как он не соответствовал ни одной геометрически правильной фигуре. Его пришлось доводить вручную. Велик был процент брака. Ведь многих рабочих призвали в армию, и на их место встали женщины и подростки.


К осени 1941 г. освоили штамповочные операции, технологию закалки и окраски. Сложился законченный цикл. Так, специальную сталь И-1 выплавляли тут же. Работал цех пошива подкладок-подтулейников, подшлемников, ремешков.


В ходе массового производства СШ-40 совершенствовали. Например, если сначала штамповали в три операции, то потом в две и наконец вовсе в одну.


С полей сражений привозили пробитые каски. Изучая их, специалисты выявляли самые уязвимые места «лысьвенки» и продолжали улучшать свою продукцию. Готовые изделия проходили жесткие испытания. Из партии в 200 штук выбирали 6-9 и испытывали в тире на стенде, стреляя по ним из винтовок с трех разных направлений. Если хоть одна каска давала трещину, на проверку брали еще несколько. Но вот проблема: весной 1942 г. все стрелки-мужчины ушли на фронт. Выручили девчата, почти подростки.


Мальчишки и девчонки на заводе объединялись во фронтовые бригады, заводили лицевые счета сверхплановой продукции. К концу 1943 г. на заводе насчитывалось около 200 фронтовых бригад, превышающих план по изготовлению касок. Нередко бывало так, что, уже выполнив задание на 120-150%, глубокой ночью ребята заходили к руководству в кабинет и спрашивали, нет ли еще какой срочной работы. Часто она находилась, и они работали до утра.

Каски на поток. Лысьвенское изделие продолжает спасать жизни бойцов Великая Отечественная война, Победа, Каска, Лысьва, Подвиг, СССР, Советский народ, Чтобы помнили, Длиннопост

Александр Филин - один из творцов знаменитой лысьвенской каски. Фото: Из архива Аркадия Константинова


Проверка боями


За время войны лысьвенцы выпустили более 10 млн касок. Одной из них, к примеру, трижды был обязан жизнью Юрий Никулин, сержант-артиллерист. Десятилетия спустя, уже будучи народным артистом СССР, он побывал на заводе и от души поблагодарил заводчан, дал там импровизированный концерт. На предприятие часто приходили письма. Бойцы и командиры Красной армии начинали их примерно так: «Спасибо за каску. Она спасла меня...». Такие письма зачитывали на рабочих собраниях, публиковали в заводской газете-многотиражке.


СШ-40 была не только элементом защитного снаряжения, но и оружием. В учебных подразделениях и на фронте специально отрабатывали приемы рукопашного боя с ее применением (например, рубящий удар козырьком). При необходимости каски использовали как котелки: ими вычерпывали воду из заливаемых дождями окопов.


Другим отлично зарекомендовавшим себя в сталинградском и последующих сражениях изделием лысьвенцев стал стальной нагрудник СН-42.


Оснащали им в основном бойцов штурмовых подразделений. Но именно лысьвенская каска по праву стала одним из главных символов трудового и ратного подвига советского народа в Великой Отечественной войне. Ее сразу узнаешь на любой старой фотографии.


Светлые головы, золотые руки


Кто же создавал шедевры защитного снаряжения? В первую очередь упомянем Александра Филина, руководителя авторского коллектива конструкторов. Он пришел на завод в 1925 г. сразу после школы, был учеником чертежника. Через 8 лет без отрыва от производства окончил вечернее отделение Лысьвенского механико-металлургического техникума. Замечательно рисовал, оформлял заводскую газету. Человеком он был самоотверженным, всего себя отдававшим делу. Вместе со всеми делил тяготы военного времени. При этом был очень скромным. У его дочери Валентины осталось главное воспоминание: «Даже дома отец много работал, проводил за кульманом дни и ночи. Зато и отдыхать умел. Любил охотиться, рыбачить, собирать грибы и ягоды».


Знаменательно, что с начала 1945 г. Александра Ивановича переключили на решение сугубо мирных задач: назначили старшим конструктором отдела товаров народного потребления – той же эмалированной посуды.


Сами за себя говорят филинские награды: за каску – Сталинская премия (1943 г.) и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.)»; за решение задач перевода производства на поточный выпуск продукции ширпотреба – орден Ленина (1951 г.).


А вот пришедшая осенью 1942 г. в пошивочный цех № 8 после 5-го класса Ираида Шардина. К тому времени на заводе уже работала вся ее большая семья: отец-инвалид, мама, четыре сестры. Под стрекот швейных машин девчушки пели хором. Рядом – самодельные лоскутные куклы. Что ж, дети есть дети, даже если детство украла война. Иногда и поиграть хотелось.


Ветераны не понаслышке знают, какой ценой все давалось: случались обмороки от перенапряжения и скудного питания, некоторые заводчане, чтобы не тратить сил и времени на дорогу, ночевали прямо в цехах.


Кстати, с небольшими изменениями «лысьвенку» производят до сих пор. И поныне она удостаивается восторженных откликов. Например, в стихах одного из бойцов отряда спецназа «Стрелец» Пермского краевого ГУ МВД РФ:


Свою землячку на войну


Везу в четвертый раз.


И ни железо, ни свинец


Не разлучают нас.


Она сурова – это так,


Проста, скупа на ласку…


Я с благодарностью пишу


Про лысьвенскую каску.


Ни клинком, ни пулей


Перед войной на подмосковном полигоне проводили испытания СШ-40. Подполковник Михаил Корюков вспоминал впоследствии: «Работу принимала комиссия, которую возглавлял маршал Буденный. Он внимательно осмотрел шлем и… взялся за шашку. Удивленный выбором оружия, я усмехнулся. Заметив это, Семен Михайлович пояснил, что шашкой хороший кавалерист разрубает врага от плеча до пояса, пуля такой силы не имеет. Конечно, Буденный был опытный рубака. И клинок из закаленной златоустовской стали был сильным испытательным оружием в его руках. Свистнул рассекаемый шашкой воздух – и тут же звякнул шлем. Буденный с удивлением осмотрел место удара: «Скажи, пожалуйста, ему хоть бы что!» И взялся за револьвер. Семен Михайлович стрелял сначала с 25 метров, затем с 10, почти в упор. После каждого выстрела шлем подскакивал, пули рикошетили, и я очень боялся, как бы они не попали в Буденного. За судьбу шлема я был спокоен и не волновался. «Молодцы! – сказал, наконец, маршал, – хорошо поработали».


В Лысьве действует единственный в России Музей каски. Экспонаты повествуют об истории защитного снаряжения, начиная с древних шеломов до наших дней. Мастерски воссоздана атмосфера цеха металлургического завода, где изготовлялись каски во время ВОВ. Почти все собранные предметы принадлежали реальным людям, воевавшим и трудившимся во имя Победы.


Источник: АиФ

Показать полностью 1

Кому свежий промокод на AliExpress?

Привет! Если вы проспали все распродажи – не надо расстраиваться. Наши друзья из раздела «Промокоды» подкинули совсем новый скидочный купон на AliExpress.


Вводите pikabu – и активируйте купон 7$ при заказе на сумму от 49$. Всего таких купонов 800 штук, а действуют они до 17 июля, 11.00 (по Москве). Так что сильно долго не раздумывайте. Удачных покупок!

Отличная работа, все прочитано!