ZZiliST

ZZiliST

пикабушник
пол: мужской
поставил 2695 плюсов и 670 минусов
отредактировал 12 постов
проголосовал за 20 редактирований
сообщества:
248К рейтинг 162 подписчика 4603 комментария 370 постов 99 в "горячем"
4 награды
номинант «Рассказчик года – 2018» лучший авторский пост недели лучший пост недели лучший авторский текстовый пост недели
143

Плохие новости

В больницу Заринска привезли шесть детей. Все они — под опекой женщины, обвиняемой в переломе ноги другого приемного ребенка, пишет «Комсомольская правда».


По данным издания, пострадавших доставили в инфекционное отделение заринской детской больницы 10 октября. Им от 2,5 до 16 лет. У детей есть следы побоев, удушья на шее, вырванные волосы.


Напомним, ранее в больницу привезли другого приемного ребенка женщины. По информации газеты «Наш город Заринск», у него перелом голени, травма затылочной части, ушибы головы.


Мальчик рассказал, что приемная мать сначала ударила его табуреткой по голове, а потом давила на ногу, пока не сломала. Он считает, что это было наказание. Когда приемная мать навещала ребенка, мальчик в истерике просил не отдавать его обратно.


О пострадавшем мальчике первыми сообщили читатели газеты «Наш город Заринск». «Эта история показалась нам настолько дикой, что даже не верилось в ее правдоподобность, — пишет издание, — В редакцию обратились читатели. Все, как один, рассказывали про 9-летнего Колю (имя героя изменено), которому, якобы, приемная мать сломала ногу за то, что он медленно делал уроки. На них было отведено в общем 20 минут».


Позже журналисты выяснили, что в сентябре в инфекционное отделение заринской больницы действительно попал ребенок из приемной семьи. У мальчика на теле обнаружили множество травм, все они были причинены в разное время. Как рассказывает «Наш город Заринск», родную мать мальчика лишили родительских прав, бабушка отказалась его воспитывать, и этим летом ребёнок попал в приемную семью.


В отношении женщины возбудили уголовное дело, ее допросили. Также проведут психиатрическую экспертизу. Кроме того, документы направили в органы опеки Заринского района. Комиссии по устройству детей в замещающие семьи решит судьбу остальных приемных членов семьи.


https://altapress.ru/proisshestvija/story/v-bolnitsu-zarinsk...


Как таким ёбнутым детей то выдают? Честно сказать я малость в ахуе...

12

Про окурки и дураков # 2

В прошлом посте: https://pikabu.ru/story/pro_okurki_i_durakov_6178302 попадались товарищи которые писали, что шансы возгорания от окурка крайней малы, а даже если и возгорится, то ничего особо страшного в этом нет ибо мусор особо не горит.


В этом посте хочу рассказать вам об одном случае, причиной которого стала непогашенная сигарета, произошедшем на стадионе "Брэдфорд" 11 мая 1985 г. А именно о пожаре унесшем жизни 56 людей.


В субботу, 11 мая 1985 года, во время футбольного матча между клубами третьего английского дивизиона (ныне — второй)

«Брэдфорд» и «Линкольн» на стадионе «Корал Виндоус» вспыхнул пожар, унёсший жизни 56 болельщиков. Ещё около двухсот зрителей попали в больницы с серьёзнейшими ожогами.


На игру «Брэдфорд» вышел в качестве победителя третьего дивизиона, получившего путёвку на повышение. «Линкольн» занимал место в середине турнирной таблицы. Поэтому со спортивной точки зрения матч не представлял особого интереса: 11 076 болельщиков хозяев в принципе собрались лишь для того, чтобы поприветствовать любимую команду, добившуюся весомого по её меркам успеха.


Надо отметить, что многие болельщики и полицейские действовали героически. Рискуя собственной жизнью, они помогали выбираться из огня другим зрителям. Около шестидесяти из них впоследствии были награждены медалями за отвагу.

За полчаса до стартового свистка арбитра капитану «Брэдфорда» Питеру Джексону вручили специальный Кубок за победу в чемпионате третьего дивизиона. Сама же встреча проходила в спокойном ритме — соперники не очень-то торопились забивать голы. Трагедия произошла на 40-й минуте первого тайма. Предположительно её причиной послужил брошенный кем-то из зрителей непотушенный окурок. Одна из трибун старенького стадиона, построенная за 77 лет до этого, была деревянной, и сигарета, провалившись в щель между досками, упала на скопившиеся там залежи мусора, которые никто не вычищал порядка двух десятилетий.


За пять минут до перерыва с тыльной стороны трибуны появился белый дымок, и полиция стала перемещать болельщиков с верхних

рядов ближе к полю. Однако минуты через три языки пламени внезапно пробились из-под нижних рядов террасы (места на трибуне

были стоячими), началась паника. Огонь же благодаря очень сильному ветру распространялся по деревянному настилу с ужасающей

быстротой. По свидетельству очевидцев, уже через две минуты трибуна была объята пламенем.


Те, кто были внизу, выбегали на поле, а вот те, кто находились гораздо выше и пытались воспользоваться выходом через сектор

(среди них в основном находились люди преклонного возраста — от шестидесяти и выше), угодили в ловушку: в конце узкого

тоннеля их ждали запертые ворота. Тем временем тоннель быстро наполнялся едким, удушливым дымом, люди падали на землю, теряя сознание. К тому же огонь перекинулся на деревянную крышу, с которой закапала горящая смола, что вызвало ещё большую панику среди болельщиков, не успевших покинуть трибуну. По злой иронии судьбы, именно после этого матча руководство «Брэдфорда» намеревалось заменить деревянный навес на стальной.


Надо отметить, что многие болельщики и полицейские действовали героически. Рискуя собственной жизнью, они помогали выбираться из огня другим зрителям. Около шестидесяти из них впоследствии были награждены медалями за отвагу. Только благодаря их мужеству жертв, учитывая площадь пожара и интенсивность распространения огня, оказалось сравнительно немного. Не удалось спасти 56 человек (большинство из них задохнулись в коридорчике у запертых ворот сектора), 250 болельщиков получили ожоги, 200 из них были срочно госпитализированы.


Для оказания помощи пострадавшим на туманном Альбионе в течение 48 часов создали специальный фонд, собравший в общей

сложности 3,5 миллиона фунтов стерлингов. Внушительную его часть составила выручка от продажи билетов на товарищеский матч

между сборными Англии и ФРГ образца финала чемпионата мира 1966 года, который был организован через два месяца в Лидсе.

Победу в нём, к слову, праздновали хозяева — 6:4. Согласно проведённому расследованию версия преднамеренного поджога была

полностью отметена, поскольку очаг возгорания находился под трибуной, куда не было доступа снаружи. А в самом Брэдфорде с тех

пор каждое 11 мая в 12 часу дня проходят короткие траурные мероприятия. В остальное время жители этого небольшого города с

населением чуть менее 300 тысяч человек предпочитают не говорить о страшной трагедии, произошедшей 23 года назад.

Видео смотреть с 0:40.

Информация взята с портала: https://www.championat.com/football/article-3054241-pozhar-n...


Видео найдено в Ютубе.

Показать полностью 1
2

Примерно так современное искусство и работает...

– Стихи никто не читает, – заявила она, листая тоненькую стопку «Песней», написанных мной за последние полтора года.

– Как же так? – спросил я. – Разве «Умирающая Земля» не стихи?

– С «Умирающей Землей» тебе просто подфартило, – сказала Тирена. Ее ногти – длинные, зеленые, загнутые под мандарина (последний писк моды) – впились в мою рукопись, словно когти какого-то фантастического полуживотного-полурастения. – Почему ее раскупили? Да потому, что коллективное бессознательное было готово ее принять.

– А эту книгу, значит, коллективное бессознательное никак принимать не желает? – Я начинал сердиться.

Тирена расхохоталась. Приятного в ее смехе было мало.

– Ах, Мартин, Мартин, – сказала она. – Это же поэзия! Ты пишешь, конечно, и про Небесные Врата, и про «стадо карибу», но все это насквозь пронизано одиночеством, неустроенностью, цинизмом и страхом.

– Ну и что?

– А то, что никто не станет платить за то, чтобы полюбоваться на чужие страхи, – снова рассмеялась Тирена.

– Так вы, стало быть, не беретесь меня печатать? – спросил я.

– Нет, почему же! – улыбнулась моя редактриса. – Ведь «Транслайн» заработал на тебе несколько миллиардов марок. Естественно, мы тебя напечатаем. Я лишь утверждаю, что книгу не будут покупать.

– Чушь! – вскричал я. – Конечно, утонченные стихи понимает далеко не каждый, но читателей и сейчас вполне достаточно, чтобы сделать книгу бестселлером!

На сей раз Тирена не рассмеялась, а лишь раздвинула свои зеленые губы в острой, как нож, улыбке.

– Ах, Мартин, Мартин, – вздохнула она. – Со времен Гутенберга процент читающих людей лишь сокращается. Известно ли тебе, что в двадцатом веке в так называемых развитых демократических странах только два процента людей читали больше одной книги в год? И это – до появления искусственного интеллекта, инфосфер и всех этих интерфейсных штуковин. А ко временам Хиджры девяносто восемь процентов населения Гегемонии вообще не понимало, зачем надо читать. Их не волновало даже то, что они элементарно неграмотны. Сейчас дела обстоят и вовсе плачевно. В Великой Сети обитает более ста миллиардов человек, и лишь один из ста заказывает иногда кристаллодиск-другой, а чудаков, которые читают книги, еще меньше.

– Но ведь «Умирающая Земля» разошлась трехмиллиардным тиражом…

– Х-м-м, – произнесла Тирена, – это был «эффект „Пути паломника“.

– Эффект чего?

– «Эффект „Пути паломника“. В Массачусетсе, по-моему… да, точно, в Массачусетской колонии (это на Старой Земле, в семнадцатом веке) каждая порядочная семья считала своим долгом иметь в доме эту книгу. Но, Боже мой, читать ее было вовсе не обязательно! Та же история с «Майн Кампф» Гитлера, с «Видениями обезглавленного младенца» Стукацкого.

– А кто такой Гитлер? – спросил я.

Тирена слегка улыбнулась:

– Был такой политикан на Старой Земле. Ко всему прочему еще и пописывал. «Майн Кампф» до сих пор издается… «Транслайн» возобновляет копирайт каждые сто тридцать восемь лет.

– Ну ладно, – сказал я. – Мне нужно еще несколько недель, чтобы отшлифовать «Песни». Так сказать, довести до кондиции.

– Прекрасно, – улыбнулась Тирена.

– Ты, наверное, снова захочешь меня редактировать? Как в прошлый раз?

– С какой стати? – ответила она. – Ностальгия нам теперь до лампочки, так что пиши что хочешь и как хочешь.

Я даже заморгал.

– То есть я могу писать белым стихом?

– Разумеется.

– И философствовать?

– Сколько душе угодно!

– И экспериментировать с формой?

– Угу.

– И вы все это напечатаете в точности так, как я напишу?

– Тютелька в тютельку.

– А покупать их будут?

– Черта с два!


*******************************************************************************************


Мои «несколько недель» обернулись десятью месяцами адовой работы. Я отключил большую часть комнат; оставил только кабинет в башне на Денебе-III, гимнастический зал на Лузусе, кухню и плот с ванной на Безбрежном Море. Я работал без отдыха десять часов, потом делал энергичную разминку, ел, дремал пару часов и снова возвращался к рабочему столу – на очередную восьмичасовую вахту. Я чувствовал себя примерно так, как пять лет назад, когда только-только начал поправляться после инсульта и целыми днями мучился, осваивая каждое новое слово, заставляя идею прочно укорениться в языке. Теперь дело шло даже труднее. В поисках верного слова, идеальной схемы рифмовки, наиболее емкого образа и неизбитой метафоры для тончайшего оттенка чувств я доходил буквально до изнеможения.

Через десять стандартных месяцев я сломался, подтвердив тем самым древнюю истину: книгу нельзя закончить, можно лишь перестать работать над ней.

– Что ты на это скажешь? – спросил я Тирену, когда она просматривала первый экземпляр.

По моде той недели ее глаза превратились в гладкие бронзовые диски, но и они не могли скрыть навернувшихся слез.

– Прекрасно, – сказала она.

– Я пытался как бы заново услышать голоса кое-кого из древних, – произнес я, внезапно смутившись.

– И тебе это удалось.

– Над интерлюдией Небесных Врат стоило бы еще поработать.

– Зачем? Она и так великолепна.

– Я писал об одиночестве.

– Это не об одиночестве, это само одиночество.

– Значит, по-твоему, она завершена? – спросил я.

– Конечно. Это шедевр.

– И ты думаешь, ее будут покупать?

– Ни хрена подобного.


*******************************************************************************************************


Первоначально «Песни» решили издать тиражом семьдесят миллионов кристаллодисков. «Транслайн» разместил рекламу в инфосфере и на коммерческих каналах тривидения, натыкал рекламные вставки в программы матобеспечения, подготовил хвалебные отзывы знаменитостей для суперобложек, организовал публикации в книжном обозрении «Нью-Нью-Йорк таймс» и «ТКЦ-ревью», выбросив на это целое состояние.

За первый год удалось продать двадцать три тысячи кристаллодисков по двенадцать марок за штуку, что принесло мне с учетом десятипроцентной ставки и пятидесятипроцентных отчислений в счет двухмиллионного аванса аж целых 13 800 марок. За весь второй год разошлось всего 638 экземпляров; инфосфера прав не приобретала, продюсеры тривидения воротили нос, лекционных турне не предвиделось.

Недобор в продажах с лихвой компенсировали отрицательные рецензии. «Невнятно, несовременно, неактуально», – писали в книжном обозрении «Таймс». «Г-н Силен сотворил образчик предельной непонимабельности, – вторил им Урбан Капри в „ТКЦ-ревью“, – демонстративно наплевав в своем разнузданном опусе на читателя». Но последний, смертельный удар нанес мне Мармон Гамлит в программе «А Сейчас Вся Сеть!»: «Что касается поэтического творения этого, как бишь его… Так вот, я лично эту книжку так и не осилил. И вам не советую».


***************************************************************************************************


Тирена Вингрин-Фейф, казалось, просто не замечала происходящего. Через две недели после того, как появились первые рецензии и в редакцию стали возвращать партии нераскупленных кристаллодисков, я, изнуренный тринадцатидневным запоем, прибыл по нуль-Т в ее кабинет и плюхнулся в черное пенолитовое кресло, которое разлеглось в центре комнаты, словно бархатная пантера. По ту сторону невидимого защитного поля бушевала одна из легендарных гроз, которые бывают только на ТК-Центре, и колоссальные, поистине юпитерианских масштабов молнии то и дело раскалывали кроваво-красное небо.

– Не расстраивайся, – сказала Тирена. Волосы она уложила по моде этой недели – надо лбом на полметра торчали черные рожки, а по всему телу, то приоткрывая, то пряча наготу, перетекали многоцветные разводы, которые создавал комбидресс-генератор. – Первый тираж составил только шестьдесят тысяч экземпляров, так что особенных убытков мы не понесли.

– Но ты говорила, что запланировано семьдесят миллионов.

– Да, действтельно. Но после того, как книгу прочел приписанный к «Транслайну» ИскИн, мы пересмотрели наше решение.

Я погрузился глубже в пенолит:

– Выходит, она не понравилась даже ИИ?!

– Напротив. Она ему очень понравилась. Тогда-то мы и поняли, что она не понравится людям.

Я выпрямился.

– А что, если продать книгу Техно-Центру?

– Мы пытались, – ответила Тирена. – Продали один экземпляр. Как только мы перебросили его по мультилинии, миллионы других ИскИнов, работающих в реальном времени, тут же получили копии. Этому кремниевому дерьму начхать на межзвездный копирайт.

– Понятно, – сказал я, вновь погружаясь в кресло. – Но теперь-то как мне быть?

Снаружи, между громадами туч и небоскребов, плясали молнии размером с автостраду Старой Земли.

Тирена поднялась из-за стола и прошлась по круглому ковру от края до края. Ее комби-поле мерцало, как заряженное масло на поверхности воды.

– Теперь? Теперь уж ты сам решай, кем тебе быть – писателем или величайшим дрочилой Сети.

– Что?

– Что слышал. – Тирена улыбнулась, и на ее зубах сверкнули золотые наконечники. – Контракт позволяет нам вернуть аванс любым способом. Мы можем забрать твои вклады в Интербанке. Можем конфисковать золото, которое ты припрятал на Передышке. Можем пустить с молотка твой дурацкий нуль-дом. Мы все можем. А тебе после этого останется только одно – присоединиться к сборищу дилетантов, неудачников и психов, которых в своем захолустье коллекционирует Печальный Король Билли.

Я так и вытаращился на нее.

– Но повторяю еще раз, – произнесла она с каннибальской улыбкой, – мы можем просто забыть эту временную неудачу, а ты сядешь и начнешь писать следующую книгу.


**************************************************************************************************


Следующая книга была готова через пять месяцев. «Умирающая Земля-II» служила как бы продолжением «Умирающей Земли», но написана была чистой прозой, а длина предложений и содержание глав были тщательно выверены на основе нейробиомониторинга референтной группы из 638 типичных потребителей кристаллодисковой продукции. Это был роман, причем роман достаточно короткий, дабы не отпугнуть потенциального покупателя от контрольных стоек Пищевого Рынка. На обложке был размещен двадцатисекундный голофильм: высокий, смуглый, диковатого вида субъект (подозреваю, что его сыграл Амальфи Шварц, хотя на самом деле Амальфи был невысок, бледен и носил корректирующие контактные линзы) раздевает отчаянно сопротивляющуюся женщину; он успевает стащить с нее лиф примерно до линии сосков, и тут протестующая блондинка оборачивается к зрителю и задыхающимся шепотом порнозвезды тривидения Лиды Сванн умоляет спасти ее.

Было продано девятнадцать миллионов экземпляров «Умирающей Земли-II».

– Неплохо, – подытожила Тирена. – Аудитория сформирована.

– Но первая «Умирающая Земля» разошлась трехмиллиардным тиражом!

– «Путь паломника», – напомнила она. – «Майн Кампф». Такое случается раз в столетие. А то и реже.

– Но ведь три миллиарда…

– Слушай, – сказала Тирена. – В двадцатом веке на Старой Земле была целая сеть забегаловок. В них мясо дохлых коров жарили на топленом сале, добавляли немножко канцерогенов, потом заворачивали в пленку, синтезированную из нефти, и продавали по девятьсот миллиардов порций в год. А люди это жрали. Вот так.


************************ ************************** ********************** *************************


Ден Симмонс "Гиперион" 1989 г.

Показать полностью
3430

Про окурки и дураков.

Десять лет работы в мусороуборочной компании города N оставили неизгладимое впечатление на всю жизнь. То что в большинстве своем люди свиньи, думаю каждый из вас знает и так. Хотя конечно радует, что сейчас идёт волна социального осознания, и люди которые сидят хотя бы на Пикабу, начинают прозревать и убираться за собой. Но речь пойдёт не об этом. Сегодня утром по пути на работу, остановился возле мусорных баков, чтобы выбросить пакеты с мусором. Открыл багажник и перегружаю пакеты. Смотрю идёт мужик с пакетом, на вид лет 40-45, курит. Подходит к бакам, и не доходя метра 1,5-2 до бака, швыряет пакет и туда же недокуренную сигарету. Я опешил. А он как шёл, так и пошёл дальше. Кричу ему вдогонку:


- Мужик, ты нафига окурок в бак швырнул?!

- А чё? - спрашивает мужик.

- Загорится ведь! - говорю ему, - надо бы потушить!

- Тебе надо ты и туши!


И пошёл. Блядь! Как у меня пригорело! Благо баки были полные и окурок сверху остался лежать. Мне не западло, рыгачки за свою жизнь я повидал и перекидал не одну тону, поэтому подошёл и потушил. Но блядь! Я до сих пор в ахуе, что есть люди не понимающие очевидных вещей. Кто еще не понял объясню. Курильщик! Каждый раз когда ты бросаешь недокуренную сигарету в мусорный бак, можешь быть уверен, он загорится в 80% случаев (в зависимости от погодных условий). Чем это чревато? Самое минимальное это вонью горящего говна вперемешку с пластиком. По факту  бак прогорит и первой же зимой у него выпадет дно при подъёме (если он железный). Плюс ты обременяешь рабочих тушить это говно. А тушится оно так. Заливается водой, и потом при подъёме этого бака весь этот "суп" побежит на землю и будет вонище и грязь на мусорной площадке. Если бак большой и полный, а очаг возгорания на дне, придётся все это вываливать на землю, тушить и потом грузить лопатами. Но даже это не самое страшное. Весь пиздец происходит в тот момент, когда ты, уважаемый курильщик, бросил окурок в бак, а через 5 минут подъехала машина и загрузила бак в кузов, и гореть начинает уже в кузове. Вот тогда приходится выгружать всё это говно на землю, проезжую часть, трассу ( смотря где разгорелось ), тушить и лопатами грузить назад, а это полный писдос, потому что ты будешь в этом дерьме по локоть, ведь это мерзкая вонючая жижа... Хоть я сейчас уже и не работаю в этой сфере, но я помню всю ту боль и отчаяние, когда из-за одного чудака, ты должен перелопатить весь Камаз лопатами, а у тебя еще весь график впереди. И в итоге твоя смена начинающаяся в 4 утра, и которая должна закончиться в 4-5 вечера, заканчивается в 9-10 вечера, из-за одного сраного не потушенного окурка. Не ради себя прошу, а ради ближнего: Тушите сраные сиграты! 

2653

Заикание

На днях позвонил друг, товарищ, сосед, и попросил забрать его мелкого (5 лет) с тренировки после работы, так как он задерживался и у него не получалась. Ну мне не проблема, тем более не первый раз, да и к тому же тренер меня знает, так что я согласился. К назначенному времени пришёл за мелким, забрал его и мы отправились в раздевалку переодеваться и собирать вещи. В раздевалке было ещё несколько детей такого же возраста с родителями. И вот я сижу на корточках, помогаю натянуть штаны малому, а за спиной у меня мама видимо со свой подругой переодевают своего мелкого. Слышу такой диалог:


- Ну как Данил, тебе понравилось? - спрашивает подруга мамочки.

- П-понравилось! - восторженно отвечает мелкий и я слышу что он слегка заикается.

- Так ты сегодня первый раз был? - снова спрашивает подруга.

- Д-да первый! - снова отвечает мелкий, попутно пытаясь попасть ногой в штанину.

- А что тебе больше всего понравилось? - не унимается подруга.


И тут мелкого прорвало, он начинает на эмоциях тараторить при этом заикаясь и сбиваясь, рассказывать всё, что с ним было и произошло за сегодняшний день. И тут произошло тот от чего я чуть сам не стал заикой. Мамаша, как заорёт прокуренным голосом:


- Блядь! Данил! Я тебе сколько раз говорила не заикайся! Я тебе ноги вырву!


Я чуть на жопу не рухнул от неожиданности. В раздевалке повисла гробовая тишина! Охуели всё! Наверно даже ейная подруга охуела от этого. А мамаша как не в чем не бывало закончила одевать мелкого взяла его за руку и бросив подруге: "Пшли!" направилась к выходу. Может таким способом теперь заикания лечат? Типа клин клином вышибает?

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Наш дикий конкурс открыток продолжается! Поздравили друзей, босса и любимую учительницу, а потом не помедлили и прислали свое творение нам? Все правильно сделали. Потому что до конца конкурса, в котором мы разыгрываем оригинальные подарочные наборы, осталось меньше 10 дней.


А чтобы поймать музу, вот порция открыток от пользователей Пикабу, которые они сделали в нашем конструкторе. Главное, не стесняйтесь!

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Как поучаствовать в конкурсе:

1. Заходите на страницу конструктора.

2. Выбирайте тему: День интернета, День работников леса или 3 сентября (никогда не поздно).

3. Делайте открытку и не забудьте ее сохранить.

4. Отправляйте свою работу в приложении Сбербанк Онлайн (никаких платежей, все бесплатно).

Отличная работа, все прочитано!