UstroyDestroy

пикабушник
Хой
поставил 402 плюса и 47 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
21К рейтинг 13 подписчиков 563 комментария 14 постов 3 в горячем
0

Привет, Работодатель

Работаю в этой курьерской компании уже 5 лет. В этом году пошли нестандартные товары в складских кругах называющиеся КГТ(групногабаритный товар) в сезон до нового года мы, кладовщики, еблись как могли, половина склада на обезболивающих, вторая уволилась. Отдел логистики морозится,  склад занимается счетами и прочим ггвном по составлению заявок. Офис, склад. Угадайте, кто получил премию новогоднюю.

-4

Новые станции электричек.

Место действия станция электрички, Беговая, около другой страны, Москва-Сити, ломали значит эту станцию, меняли асфальт, и ставили заборы, дабы бороться с безбилетниками, которые перепрыгивали невысокий забор.

Поставили новый.

Новые станции электричек. РЖД, Фикция, Идиотизм, Наивность, Освоение, Длиннопост

Так..стойте, что это у нас..

Новые станции электричек. РЖД, Фикция, Идиотизм, Наивность, Освоение, Длиннопост

А...понятно, ну теперь безбилетники говорят огромное спасибо ремонтникам и инноваторам, теперь даже через забор лезть не надо, можно просто пройти)

Показать полностью 2
12

Акулы из стали. Естественный отбор.

P.S. ещё раз говорю о том, что теги Пикабу предлагает самостоятельно и фамилию автора написать с большой буквы не получается. Данные посты без рейтинга и цель их поделиться качественным контентом, да, эти посты были 4 года назад, я считаю, что далеко не все их видели, а точнее очень малая часть населения Пикабу. Наслаждайтесь!


Первое, чему я удивился, попав в дивизию атомных подводных лодок - простецкие отношения между людьми. Не панибратские, не неуважительные, а именно простые. Дежурный по дивизии когда увидел, что я пытаюсь замаршировать в его рубку строевым шагом, замахал на меня руками:

- Расслабься, сынок! Это тебе не парад! Ну... блин, как тут расслабишься - целый капитан первого ранга же сидит и что-то в журнале пишет.


- Тащ капитан первого ранга! - начинаю торжественный доклад, как учили.

- Да всё я знаю, - перебивает меня дежурный, - прибыл для прохождения и так далее. Кто по специальности-то?

- Киповец, - говорю.

- Жалко, что не минёр, я б тебя к себе забрал, мне минёр позарез нужен. Не хочешь быть минёром? Хуле там - одна труба и три клапана.

- Никак нет, - говорю, - я в механики хочу!

- Ну смотри, я тебя предупреждал. Пошли, отведу тебя к механикам.


Поднимаемся на второй этаж штаба дивизии, там огроменный (мне тогда так показалось) коридор с кучей кабинетов.


- Маслопупые!!!! - кричит капитан первого ранга. - Я вам лейтенанта привёл!!!


Откуда-то из кабинета выскакивают двое офицеров: один высокий, полный и бородатый капитан первого ранга (начальник электромеханической службы) и среднего роста худощавый капитан второго ранга (флагманский электрик)


- Лийтенант!!! Ну наконец-то!!! - кричит бородатый. - Я уж думал, что опять нас кинут. Иди к нам в горячие объятия, лейтенант!


Покидаю приветливого капраза и иду в кабинет к этим странным людям. Странные люди сидят и пьют чай на сваленных в кучу на столе схемах, бумагах и фрагментах скатерти.


- Садись, лейтенант, - они смахивают с табуретки ещё какие-то схемы на пол, - чай будешь?


Конечно, я бы выпил чаю. Непривычная жара и целый день на ногах - то по штабам, то по автобусам.

Спасибо, - говорю, - но нет.

- Стесняешься, небось, при таких-то шишках?

- Есть немного.

- А не надо, - говорит мне начальник электромеханической службы. - У нас тут всё по -простому, если ты гондон, то от нас быстро съебёшь, а если нормальный парень, то можешь с нами даже запросто и чай пить. Ты гондон?

- Да нет, вроде нормальный парень.

- Ну тогда садись и пей чай.


Сидим пьём чай.

- Какой у тебя средний балл? - спрашивают.

- Четыре и шесть, четыре и семь где-то.

- А ещё что есть?

- Курсы военных переводчиков закончил.

- Это тебе особенно в трюмах пригодится! - смеются. - В море-то ходить хочешь? Или на отстойник сейчас будешь проситься?

- Конечно, хочу. Чего бы я сюда ехал тогда?

- Ну хуй тебя знает, а почему хочешь-то?

- Ну... это... романтика там и всё такое.


Опять ржут:


- Ромааантииикааа!!!

- Да это вы в романтике просто ничего не понимаете! - набираюсь я смелости, видимо, от чая.

- О, наглый - это хорошо. На ТК-20 пойдёшь.


НЭМС берёт трубку телефона и звонит:


- Серёга! Метнись-ка мне быстрым оленёнком и вызови Хафизыча к телефону!.. Ну и что, что пенсионер? НЭМС сказал оленёнком, значит - оленёнком. Попизди у меня ещё тут!!!


Дышит в трубку.


- Хафизыч! Ну танцуй! ... Танцуешь там? Чо-чо. Лейтенанта тебе отрыл с боем. Чуть достался....Что спасибо? Не булькает твоё спасибо. Три литра мне должен теперь... да ты ещё поплачь мне, ага... три я тебе сказал иниибёт! Счас пришлю его к тебе.


Подводит меня к окну:


- Вон, -говорит, - видишь, Акулы стоят? Твоя - третья слева, иди.


Иду. На пирсе лысоватый человек татарской наружности орёт на матроса с автоматом:


- Да ты знаешь, как у нас ебут? За хвост - и об палку!!! Ещё раз, блядь, увижу, и дорогая не узнает, какой у парня был конец !!!


Поворачивается ко мне. На бирке написано "КБЧ-5". Он самый, значит.


- Ну, добро пожаловать на борт, лейтенант.


Спускаемся в центральный.


- Вот, - показывает механик на самый большой пульт в ЦП, - это твой Молибден, у нас он называется пианино. Единственное, что мне от тебя нужно, чтоб ты на нём хуярил, как Ван Клиберн! Всё остальное - пыль и суета. Пошли пульт ГЭУ покажу.


Спускаемся в восьмой. Механик со мной на прицепе, врывается в какую-то каюту. В каюте в обнимку с перегаром спит тело.


- Вот, Эдуард, знакомься, это тело зовут Владимир, и он один из двух киповцев ГЭУ. Как бы твой коллега по нихуянеделанью.

- Чо эта нихуянеделанью? - возмущенно бурчит тело.

- Вова, какой ты пример показываешь лейтенанту!!! Ну ёб твою мать!! Где ключи от пульта?

- Ныармальный. Нормальный я пример показываю лейтенанту, - бурчит Вова и вытаскивет из кармана связку ключей, - закроете там потом всё.

- А ты не прихуел ли, Владимир?!

- Хафизыч, ну пожалуйста, ну сам же вчера...

- Всё. Дохуя пиздишь, - и механик выводит меня из каюты.


Меня поселили в соседнюю с Вовой каюту. А с Вовой жил ещё Андрей Борисыч - старый и опытный командир первой трюмной группы. Шефствовали они надо мной вроде как. Помню, однажды поспорили с начхимом в отсеке, просто поспорили и перешли на повышенные тона. Так они оба выскочили из каюты с криком:


- Кто тут нашего лейтенанта обижает?!


А начхим Дима ровесник с Вовой был, Борисыч-то постарше:


- Ну я!

- Головка от хуя! А в глаз? Это наш лейтенант, и тока мы имеем право на него орать!!!


Ну, шутили, в общем-то. У нас крайне доброжелательная обстановка была в экипаже.


А за механиком нашим вообще можно ходить с блокнотом и записывать. Или на камеру снимать, когда он злился. Злился он редко, правда, но изображал из себя татарина в этот момент. Ну так-то он и так был татарином, но в моменты расстройств изображал монголо-татарина, который отбился от орды и как-то случайно попал в Мурманскую область.


- Лёня, - звал он интенданта в кают-компании и тыкал пальцем в суп, - что это тут наплёскано у меня в корыте?

- Это щи, - удивлялся Лёня такой кулинарной необразованности целого подполковника.

- Щи? Лёня, да про них даже нельзя сказать "хоть хуй полощи"! Мой мазутный в них даже не пополощется!! Где мясо, Лёня?

- Мясо во втором блюде!

- Да? А косточки, может, в третьем? Лёня, ты видишь эти руки?


Лёня внимательно смотрел на вытянутые к нему ладони и утвердительно кивал головой.


- Эти руки, Лёня, носят твою тушку по глубинам северных морей. И если эти руки начнут дрожать от недостатка мяса в организме, то ты, Лёня, в этих северных морях и останешься на всю свою яркую, но недолгую жизнь! А посмотри на Эдуарда!!!


Лёня смотрел на меня.


- Он же цистерны главного балласта продувает своими пальцами!! Он же, как Икар, тебя к солнцу выносит и кислороду, а тыбля что? Капусту ему в воде варишь, как козлу какому?


А ещё механик носил ключи на широкой зелёной резинке от ПДУ и надевал её на лоб, как самурайскую повязку, когда думал. Ключи при этом болтались над правым ухом.


- Эдик, ну что у тебя с холодилкой?

- Да не могу разобраться, что-то автоматика там не хочет автоматить. Горит один предохранитель всё время, а из-за чего, не могу вычислить.


И он надевал резинку на голову:


- Неси схемы!


Несу. Разворачиваем.


- Блять, так они по размеру больше, чем стойка управления от неё!!!


Смотрим в схемы, водим по ним пальцами и понимаем, что нихуя не понимаем.


- А гвоздик пробовал вставлять? - спрашивает механик атомного подводного крейсера стратегического назначения.

- Какой гвоздик?

- Железный, Эдик, банальный железный гвоздик!

- Куда?

- Куда не ходят поезда! Пошли!!!


Лезем в трюм седьмого.


- Снимай крышки со стойки!


Снимаю крышки, механик вставляет гвоздь вместо предохранителя и прижимает его эбонитовым колпачком.


- Врубай и смотри, откуда дым пойдёт


Врубаю, холодилка радостно работает и холодит, а из одного блока валит дым. Вырубаю холодилку, меняю блок, ставлю предохранитель, запускаю. Работает, сука.


- Учись, студент! Гвоздь дарю.


И механик снимает с головы резинку (думать-то больше не надо) и, напевая что-то себе под нос, уходит с чувством выполненного долга.


Потом уже я вспомнил слова НЭМСа про гондонов. И действительно, - ведь ни одного не было. Были люди умнее, тупее, веселее, серьёзнее, с пристрастием к алкоголю и ведущие здоровый образ жизни, спокойные и сумасшедшие, но гондонов не было. А если и появлялись, то быстро куда-то исчезали.


Естественный отбор в исполнении подводных сил Северного флота, я считаю

Показать полностью
22

Акулы из стали. Я и бал принцесс.

P.S. Пикабу сам предлагает теги без возможности редактирования, поэтому фамилия Овечкин в тегах с маленькой буквы, а жаль. Человек то не маленький.


Эдик, пошли гидравлику грузить, нам привезли тонну почти!


Андрей Борисович стоит в дверях моей каюты и сверлит меня взглядом. Чувствую это спиной, так как делаю вид, что крепко сплю. А вдруг отстанет.


- Эдикбля!!!


Олрайт, значит так не удастся откосить.


- Борисыч, - говорю, садясь на кровати, - ну какая гидравлика? Ну я же люкс в БЧ-5, ну посмотри на мои пальцы, я ж как музыкант по кнопкам должен: чуйствовать подводную лодку.


Борисыч скатывает в тугой шар ватник, который он держит в руках, и как жахнет мне его в грудь - чуть рёбра не сломал, гад:


- Вот Ваш фрак, маэстро!!! Публика ждёт на бенефис и нервно волнуется. Пошлибля. Нет никого, только мы с Толиком. А вдвоём у нас пупки развяжутся!

- А так у нас втроём пупки развяжутся, и вам не так обидно будет?


А на дворе как раз весна началась. Ну, в смысле, где-то в Севастополе она уже, наверняка, началась, а у нас март - один из самых противных месяцев. Солнце появляется, и это, конечно, хорошо, но вот морозы ещё не уходят, а ветра сильные уже пришли. Так что даже сморкаемся сосульками. Надеваю водолазное бельё, робу, ватник, ботинки, шапку и варежки беру под мышку. И этакой вот каракатицеобразной матрёшкой бреду в центральный пост. В центральном меня ждут Борисыч и мичман-компрессорщик Толик.


- Чё так долго-то?

- Да думал, что без меня начнёте.


В составе дружного трио ползём наверх. Первым идёт Толик и застывает при выходе из рубки:

- Глядите, - говорит, - картина "Старик и море"!


Глядим: на корне пирса стоит управленец ГЭУ, тоже Борисыч, и писает в залив.


- Борисыч!!! - кричит ему Андрей. - Смотри осторожней, а то русалки за струю в море утащат!!!

- Не утащат! Они ж хохлов не таскают - от нас чесноком пахнет всё время. Это вас, кацапов, за милую душу!

- Мы же бульбаши!!! - кричим мы с Толиком, а наш Борисыч не кричит - он из Питера.

- Ага, - улыбается Борисыч, который не наш, - особенно Эдик бульбаш! Такой же, как Хафизыч, только глаза пошире!!

- А давайте его отпиздим!!! - предлагает Толик. - Заодно и разомнёмся!!!

- А кто вам реакторами будет в море управлять, короли говна и пара, а? - резонно парирует не наш Борисыч.


Тут он, сука, прав. Самый грамотный управленец в дивизии. Чуть что - зовут его. На стержнях реактора, как Паганини - что хочешь сыграет. Образно выражаясь, конечно.


- Давай это... помоги нам лучше! - забрасываю я пробный шар.

- Да щас! Бог поможет! Я же офицер военно-морского флота, а не грузчик!!


Ладно, идём на пирс. У трапа стоит огромный овчинный тулуп в валенках. На тулупе висит автомат, а внутри тулупа торчит верхний вахтенный матрос. Возле него лежат и ждут наших ласковых касаний четыре двухсотлитровые бочки с гидравликой. Курим. Ходим вокруг бочек. Пинаем их ногами. Бочки продолжают равнодушно лежать.


- Может, чая пойдём попьём? - соблазняет Толик.

- Не, надо грузить, а то стемнеет скоро.


Покурили ещё. Поняли, что бочки сами себя не загрузят и надо браться за работу. Раскрутили боковые поручни у трапа, соорудили наверху подобие блока из подручных материалов и кое-как закатили бочки на палубу. Открыли приёмный лючок.

- Ты систему подготовил? - на всякий случай уточняет Борисыч у Толика.

- А то. Готова, как девственница в первую брачную ночь!


Начинаем заливать бочки внутрь подводной лодки. Гидравлика замёрзла и течёт неохотно, тоненькой и ленивой струйкой. Мы с Борисычем поддерживаем бочку с боков, чтоб она не кульнулась, а Толик - сзади, чтоб тоже типа что-то делать. Из дивизии приходит командир, подходит к нам и молча стоит любуется на нашу слаженную работу. Конечно, это красиво, когда два человека с высшим образованием и один со средне-техническим заливают гидравлику из бочек внутрь. Минут пять стоял молча, потом вздохнул:


- Ну что, ебётесь?

- Ну, - говорим.

- А хотите по-настоящему?- улыбается командир.

- Не-не-не-не-не!!!! - дружным, слаженным коллективом отвечаем мы.

- Так, ты! - показывает командир на меня пальцем. - Подойди-ка ко мне.


Выполняю приказание. А он каааак даст мне в пузо кулаком.


- Ураааа!!! - кричит Борисыч. - Наконец-то можно младших по воинскому званию бить!!!


И отвешивает оплеуху Толику.


- Только мне! - уточняет командир. - Эдуард, почему ты меня, своего родного командира, обманул?


Прокручиваю в голове свою почти двухлетнюю службу.


- Сан Сеич, - говорю официальным тоном, - соизвольте объясниться! Ни разу за всю свою жизнь я Вас обмануть ещё не успел!

- А кто мне говорил, что он флотская сирота и родственников у него в штабах нету?

- Я говорил. Так ведь и нету: мать у меня медсестра в Борисове, и отец хуй знает где в Челябинске.

- Да? А почему тебе министр нашей обороны звание капитан-лейтенанта досрочно присвоил?

- Какой министр? Какое звание? - хлопаю ресницами.

- Ну приказ пришёл в дивизию, что тебе министр обороны присвоил очередное воинское звание досрочно и требует твоего явления в Североморск послезавтра, чтоб он тебе погоны мог лично вручить в связи с твоей охуенностью. Так что собирайся.

- Так а чё тут собираться, - говорю, - два месяца зарплату не платят - я до Североморска точно не доберусь никак.

- Придумаем что-нибудь. Там вроде с флотилии машина пойдёт, пристроим тебя на хвост.


Ну пристроили. Ехали из одиннадцатой вроде дивизии ещё один геройский старлей-спецтрюмный и его командир на УАЗике дивизийном. Ехали весело: у УАЗика не работали дворники, и водитель останавливался каждые двадцать-тридцать километров, выскакивал протирать лобовое стекло. Это же атомный флот, бля, а не автобат - правильно? А ещё мы всю дорогу были возбуждёны и хотели выпить, но одёргивали себя, что, мол, надо терпеть, а то, вдруг министр целоваться полезет.


Ну доехали до ДК Северного флота. Чуть не опоздали, между прочим. Бежим в зал, волнительно открыв рты. На входе прапорщики:


- Сдайте, - говорят, - фотоаппараты.

- Что? Что сделать??? - прямо бровями поднял фуражку командир лодки.

- Фотоаппараты запрещено с собой брать. Для безопасности.

- Чтобля? Я - капитан первого ранга, командир атомной подводной лодки Северного флота! Это - дворец культуры того же самого Северного флота!!!! Вы охуели, что ли, совсем тут?


Ну мы, конечно, с другим старлеем давай его успокаивать и дёргать за рукава с обеих сторон. Волнуемся за свои досрочно полученные звания, наверное. Уговорили его, сдали фотоаппараты - даихуйсними, заходим в зал, садимся. Лётчики кругом, пограничники, надводники ну и, как всегда, больше всего крыс тыловых. Даихуйсними тоже! Начинается. И выходит на сцену... мать моя женщина! так этожы Черномырдин Виктор Степанович !!!


Он-то нам погоны и вручал. Министр обороны просто стоял сзади и хлопал в ладоши, а потом руки всем жал. Некоторые потом говорили, что был он выпивши, но я лично этого не заметил. Из моряков меня первого вызвали, просто, видимо, случайно. Выхожу. Овации вокруг - прям хоть бери и стесняться начинай. Виктор Степанович вручает мне погоны, жмёт руку и спрашивает:


- Ну как служится-то? Надёжно ли защищены наши рубежи?

- Да нормально, - говорю. - Рубежи неприступны!

- А у вас, - говорит Виктор Степанович, - такие звание смешные. Читаю вот в приказе Вашем: "Старшему лейтенанту присвоить звание капитан минус лейтенант". Как это, говорю, товарищи, капитан минус лейтенант и есть же старший лейтенант. А он ( и показывает за спину на министра обороны) надо мной смеётся!

- Вот гад, - сочувствую, - только Вы ему не говорите, что я так сказал!

- Не скажу! Потом на балу ещё поговорим!


Ёпт! Так ещё и бал будет? А может, они с собой и принцесс из Москвы каких привезли для отличившихся офицеров! Ещё прямо радостнее на душе стало: я и бал принцесс, - потом же всем можно рассказывать, не особо лукавя душой!


Но на фуршет с балом мы не смогли остаться - в дивизию затребовали срочно вернуть единственный УАЗик. Решили сами себе устроить фуршет и бал. Спирт у нас с собой был, скинулись на троих и купили банку килек в томате, батон и пачку сосисок. Водитель нам банку тушёнки ещё подогнал. Заехали на ядерную свалку по дороге в Заозёрск, и давай там быстро напиваться. Сторож к нам пришёл:


- Чего это вы тут, ребята?


Ну рассказали ему что, да как.


- Погодьте, - говорит, - я вам счас хоть сала с лучком принесу.

- А принцесс, - спрашиваем, - нет у тебя случайно тут?

- Не, - смеётся, - только радиоактивные крысы и собаки.


Ну а что за бал без принцесс? Я так себе думаю - просто пьянка же. Да и фуршет без канапе и шампанского в высоких бокалах тоже вроде как уже не фуршет, а просто пьянка. Поэтому просто пьянкой на радиоактивной свалке мы и отметили вручение нам погон Виктором Степановичем Черномырдиным.

Показать полностью
-9

Какая-то там санитарная зона)

Помните, что туалеты закрыты в санитарной зоне, которая составляет час от Москвы, в поездах дальнего следования?)  Маршрут электрички Белорусский вокзал - Одинцово(и куда то дальше) место съёмки - станция Тестовская, там где Москва-Сити стоит)

Отличная работа, все прочитано!