Torxis

Torxis

Пикабушник
поставил 12403 плюса и 3053 минуса
отредактировал 4 поста
проголосовал за 5 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу
9592 рейтинг 112 подписчиков 2023 комментария 44 поста 4 в горячем
7

Кристально ясно

Кристально ясно Малая проза, Космос, Рассказ, Искусственный интеллект, Длиннопост

Захват поврежденного корабля прошел штатно.

Силовые приводы с ощутимым, но беззвучным, металлическим гулом развернули стальной цветок стыковочного механизма.

Щупальцеподобные манипуляторы с магнитными замками скользнули в пазы андрогинно-периферийного узла и начали медленно притягивать разваливающийся корабль к орбитальной базе.

Понеслись по срастающимся в беззвучной агонии электромагнитного союза проводам двух внеземных строений цифровые блоки данных.

В бесконечном треске и щелчках ускоренной механической речи радость встречи подобного с подобным сменилась недоумение, затем яростью утраты. С шелестом сработали предохранительные резервуары, выплескивая в сосуд с искусственным мозгом коктейль из гормонов, сменяя гнев и злость спокойной печалью и собранностью.

Именованный Кормаком искусственный интеллект орбитальной базы "Дальний рубеж", обрадовался, когда заменяющие ему глаза и уши лидар, а затем и сканер, а затем и внешние камеры засекли приближающийся на тяге электрического паруса знакомый корабль.

"Атракс", борт капитана Семецкого, был телом сознанию, которого Кормак мог бы назвать братом, если бы видел необходимость оперировать человеческими понятиями. Реплицированные из одной матрицы, вместе проходившие обучение на околоземной орбите и поддерживающие связь даже после выпуска, они были так близки, как могли бы быть близки моноамниотические гомозиго́тные близнецы, прошедшие вместе весь путь взросления и становления личности, увлеченные одним делом.

С первого сигнала Кормак почувствовал неладное, когда привычный дробный перестук на частотах внешней связи безответно достиг потрёпанного корабля.

Мало ли, решил он, космос опасен и антенны наверняка были просто повреждены. Ожидание стыковки и прямой связи смешало краски волнения и радости от предстоящей встречи в сплошную серо-буро-болотную массу, вызвав из сна механизмы очистки биогеля, в котором плавала органическая часть его тела, от продуктов стрессовой реакции.

Стыковка расставила все по своим местам.

Нервные системы двух кораблей объединились и Кормак ужаснулся, обнаружив своего товарища разорванным в клочья, лишенного отсеков и палуб, как ужаснулся бы человек, увидев обезображенный труп.

Первичное сканирование выявило околокритические повреждения всех уцелевших секторов и, самое страшное, необратимые структурные поражения сцепки биологической и кибернетической части.

Пока аварийная команда занималась поверхностным, грубым ремонтом, чтобы просто залатать пробоины в уцелевших отсеках и нагнать туда пригодного для дыхания воздуха, искин базы раз за разом прогонял блоки программных схем в попытке выловить информационный призрак своего товарища.

До момента извлечения уцелевшего в камерах криосна экипажа оставалось три часа и столько же до момента извлечения черного ящика.

Последняя надежда для синтетического разума - вера в то, что тот, второй, порванный неизвестной силой в лоскуты, сумел отдать команду архивации своего призрака.

Кормак знал что тот не успел. Протоколы и устав требую от искина до последнего защищать вверенные ему человеческие единицы, пусть даже и ценой собственной жизни, а значит, вероятнее всего, что тот, в отчаянной предсмертной агонии, контролировал консервацию криокамер и поврежденных отсеков, забивал в примитивный бортовой компьютер схемы движения и настраивал,- о чудо инженерной мысли, способное делать десяток дел сразу!- оставшиеся целыми источники энергии, чтобы их ресурса хватила для поддержания жизни выживших.

Кормак знал, что тот не успел.

Знал, потому что не мог не знать, но верил, и в вере своей слепо следовал указаниям оператора, подводя манипуляторы с пеной-герметиком, контролировал рой кибернетических насекомых, что проводили мелкий и тонкий внутренний ремонт, черными глазками-камерами смотрел, как выносят из отсека капсулы с выжившим экипажем и запакованные в чёрные мешки трупы тех, кому повезло меньше, сканировал частично восстановленные внутренние системы и гасил разогнанный аварийный реактор, в одиночку поддерживавший едва теплившуюся в нутре корабля жизнь.

Когда техники извлекали из особого паза черный ящик - монолитную внешне ярко-оранжевую сферу, механизмы пассивной, а затем и активной гормонотерапии органической части мозга искина перестали справляться со стрессом и взволнованный оператор напрямую ввёл в резервуар пластину электросудорожной терапии, гася чрезмерную эмоциональную реакцию.

Внутри инженерного сектора была комната, недоступная Кормаку, специально экранированная от его внимания и влияния, куда занесли аварийное хранилище данных. Гермодвери закрылись изнутри.

Кормак ждал.

И ему было ясно - они не найдут там следов призрака. Именно поэтому они закрылись за непроницаемыми дверями, именно поэтому они не разрешают ему даже смотреть, именно поэтому они никогда не дадут ни одному искину вскрывать черные ящики погибших кораблей, чтобы услышать в последний раз голос погибающего собрата.

Люди заботятся только о себе, стало ясно ему.

Кристально ясно.



_______________________________________________

Кормак - производная от КорМК.М - Киберорганический Мозговой Конструкт Модернизированный

Показать полностью
116

Уже иду

Уже иду Малая проза, Фантастика, Космос

Она не отвечает.

Третьи сутки без сна и еды.

Барахлит воздушный фильтр, при аварии кто-то сорвал резьбу регенерационного патрона.

Приходится каждый час поправлять его, иначе риск задохнуться превышает опасность сойти с ума от недосыпа

Последний паек из нз съела Кларисс, помощник бортинженера, перед выходом наружу. Поток солнечного ветра просветил её до костей, но свою задачу она выполнила - фотонным парусом теперь можно управлять и у корабля есть шанс добраться до аварийного поста на Ганимеде

Остальной экипаж в камерах криосна. Ресурса капсул хватит месяца на полтора. Лететь в лучшем случае четыре с половиной недели. Дотянут.

А всё так хорошо начиналось.

Проверенный экипаж, капитан с налётом почти в семнадцать лет, надежный корабль и прокачанный почти до живого искин.

Кто же мог предположить, что в совершенно пустом квадрате космоса мы наткнемся на снаряд времен Первого Раздела?

Да ещё и рабочий.

Да ещё и с начинкой не из ядерного снаряда или магнитного блока, которые наш лидар почуял бы за сотню тысяч километров, а с обычной крупной картечью. Сраные, мать их, железные шарики. Полтора миллиона железных шариков, примитивная система наведения и сто пятьдесят килограмм взрывчатки.

И всего сорок минут от залпа до полуразрушенного, разваливающегося, остывающего корабля, набитого трупами, замороженными учеными, искрящей проводкой и бессонным навигатором.

Финита ля комедия.

Управляющий контур поврежден. Семантический блок сдох полтора дня назад, консоль сбоит и каждые полтора часа уходит в ребут. От хваленого искина всей помощи - из пробитого мозгового блока вытекло достаточно биогеля, чтобы оттереть с себя кровь и требуху первого пилота.

Рубка разгерметизирована. Вскрыта, как консервная банка.

Медицинский блок разорвало в клочья.

Грузовой отсек дрейфует куда-то в сторону облака Оорта. Вместе с запасами провизии и регенерационными патронами для системы фильтрации воздуха.

Инженерный блок оторвало от корпуса, его держат только силовые кабели. Иронично, но единственный оставшийся целым аварийный генератор, питающий остатки корабля именно там. Две тонких ниточки армированного провода и три трубки, по которым ещё циркулирует хладогент - вот новая пуповина для оставшихся в живых.

Более менее цел только мой сектор - палата навигатора, ещё сохраняют тепло и воздух часть жилых отсеков, да и цело сердце корабля - ячейка со спящим экипажем.

Недосып рвёт сознание в клочья. Смешивает калейдоскопом яркий свет и непроглядную тьму теней. Пальцы дрожат.

Все что мне осталось - сидеть в кресле и глушить литры восстановленного кофе с стимуляторами, вперяя мутный взгляд в плывущие экраны, прогоняя тест за тестом, глядя как растёт шкала аварийного состояния, отжирая крупицы мощности запасного генератора. Отсек за отсеком затапливает тьма и холод космоса.

Надо поправить капсулу, дышать тяжело

Я продолжаю записывать сообщения Кларе. Она не отвечает уже больше суток. Я знаю что в скафандре уже нет человека, там прожаренный радиацией труп. Хорошо, что она затемнила лицевой щиток. Иначе моя вахта стала бы совершенно невыносимой.

Я смотрю в иллюминатор. Смотрю в золотистый визор застрявшего в драных коммуникациях скафандра и записываю ей сообщение за сообщением.

Клара, подожди меня ещё немного.

Уже иду.

Показать полностью
57

DND'5 (случаи и зарисовки)

DND'5 (случаи и зарисовки) Dnd 5, Текст, Ролевые игры, Длиннопост, Кот, Dungeons & Dragons

По ролям:

(К)Кейтелин - человек, воин, обладательница внушительной силы и телосложения, бой двумя мечами;

(П)Полковник Сквидварт - человек, паладин, классический герой добра и справедливости, частенько попадающий в неловкие ситуации;

(Д)Джо - человек, воин, мастер длинного лука и надменного взгляда из-под низко надвинутой шляпы;

(С)Сёма - гном, плут, тащит всё что не приколочено, невероятно удачлив, местами альтернативно одарён;

(Э)Эрдан - эльф, следопыт, характер нордический, стойкий, самый разумный герой в партии;

(Х)Хельга - тифлинг, чародейка, черпает силы из тьмы и теней.

_____________________________________________________


В дупле огромной сосны партия находит монструозную секиру.

Кейтелин, с трудом, обламывая поросль и измазавшись в смоле забирается наверх.

Поплевав на ладошки хватается за костяную рукоять. Её лицо багровеет, вздуваются жилы на могучих руках, однако секира остается на своём месте.

Джо, скинув пончо, ловко забирается наверх. Вытряхнув из подсумка склянку с зельем зубами выдергивает пробку и в два глотка поглощает содержимое.

Кожа его светлеет, а мышцы наливаются силой ледяного великана.

Секира с хрустом ловит клин в узком для её габаритов дупле.

Хельга вздымает руки, тонкие пальцы перебирают перья и кости, тьма заливает глаза, а изо рта вырываются слова каркающего языка.

Призрачная длань отвешивает Джо знатного подзатыльника.

Маленький гном белкой скользит по стволу, хватает двумя пальчиками самый кончик рукоятки и манерно вытаскивает её, будто батистовый платок из кармана.

Партия решает что раз он такой крутой - пусть сам с ней и таскается.

_____________________________________________________


Вздымаются ввысь башни мрачного замка, небо, скрытое густым туманом, неразличимо, лишь в сверкании молний можно разобрать неясные силуэты острых, высоких шпилей.

Мост через ров опущен, его охраняют два стража. Вечные немёртвые, запертые в клетки собственной плоти, спаянной с металлом доспехов, недобро сверкают глазами. Из-под шлемов вытекает холодная кровь, оставляя ржавые бурые разводы на доспехах и стекая в черную, маслянистую воду.

Из тумана выходят фигуры: впереди могучий паладин, его платиновые волосы намокли от сырости, однако ясный взгляд будто разгоняет липнущий морок, рогатая серокожая женщина держится левее, пощелкивая при ходьбе теневым хлыстом, справа ещё одна дама, на пол головы выше паладина, с огромной грудью в обтягивающем кольчужном топике.

Позади двое мужчин с луками, одна фигура в плаще, вторая в пончо с низко надвинутой шляпой.

Остановившись перед стражами они буднично устраиваются на привал, достают из рюкзаков кровяную колбасу и под завистливые взгляды зомби трапезничают.

Через пятнадцать минут сквозь туман начинает доноситься жуткий звук. Сверлит затылок скрежет, с каждой минутой всё более явный и тревожащий.

Стражи обнажают жуткие зазубренные мечи.

Всё ближе и ближе источник, стража начинает пятиться в сторону входа в замок, прикрываясь щитами.

Взгляду предстает маленький гномик, покрасневший от натуги, который волочет за собой огромную секиру в два раза превышающую его размером и весом.

Партия как ни в чём не бывало собирается, отряхивает одежду и проходит мимо застывших от шока немёртвых.

Застревая на камнях и металлических клёпках моста мимо них с матюками и скрежетом медленно тащится гном.

_____________________________________________________


Скрытые густо порослью, в глубине заколдованного сада, герои огребают от чернокожей воительницы. Под её кожей будто протекают потоки, бугрятся и тут же опадают мышцы, пробиваются клочки бурой шерсти, грубой, жесткой.

Жуткие когти полосуют едва удерживающих натиск Полковника и Кейт, в отключке валяется эльф и гном с распаханной мордой вслепую пытается достать из набитого рюкзака зелье лечения. Запутавшийся в колдовских растениях Джо сдавленной матерится.

Хельга ховается за особенно массивными стволами, истратив все заклинания и проебав теневую плеть.

Оборотень воительница в ярости, её лицо как пластилин мнется, с хрустом кости изменяют форму, вытягивается в жуткую морду, полу-гиена совершает рывок, впиваясь зубами и когтями в паладина, но тот, презрев боль обхватывает монстра руками, сдавливая до хруста.

Взмахом двух зазубренных мечей Кейтелин перерубает позвоночник оборотню, со стоном-хрипом та возвращается в человеческую форму и умирает.

(Х)Ну и скажи, нахрен ты на неё напал?

(Д)У меня задание от хозяина, узнать и покарать того, кто осквернил ложе Герцога! А она оборотень! Кто ещё мог забраться по отвесной стене на восьмой этаж, прокрасться мимо стражи в самые охраняемые покои и насрать тому в постель?

(П)Вы меня конечно сейчас будете ругать, но это я был.

(Все)ЗАЧЕМ?!

(П)НУ А ЧО ОН ЛИЧ?! Вы мне запретили на него нападать, хоть так душу отвел!

Показать полностью
16

Пусть будет D&D 3.5

>>На ваш лагерь нападает стая волков.


>>Ваш единственный маг мирно спит и в ус не дует, не обращая внимания на ваши крики


>>Лидер партии говорит вашему полуорку-варвару Оглорбу разбудить его сабатоном


>>Оглорб начинает петь Primo Victoria


>>Получаете +2 ко всем броскам, ДМ дает Оглорбу мультикласс барда.


>>Ваш маг так и не проснулся.

6

Просто о сложном

Назвался груздем - полезай в короб, так?

Я сказал напишу - я написал. Читайте, оценивайте. Много мата.

#comment_103526099

Просто о сложном Текст, Длиннопост, Мат, Научпоп, Околонаучное

Интересных тем мне накидали много, например квантовая пена, м-теория и гипотеза Пуанкаре.

Я постараюсь коснуться всего этого хотя бы вскользь.

Проблема для меня была так же в том, что хер знает вообще с какой стороны подойти к написанию текста на такую сложную тему. Я не физик-теоретик, чтобы писать с глубоким понимание предмета и не массовик-затейник, чтобы пробелы в знаниях маскировать оригинальными пиздохаханьками, так что получите не что хотите, а что могу.


Начнём с квантовой пены.


Вернее даже нихуя, начнём с самой основы основ

Просто о сложном Текст, Длиннопост, Мат, Научпоп, Околонаучное

Не заморачиваемся пока на каких-то отдельных частицах, типа барионов или глюонов, для понимания этой хуеты главное вникнуть в суть.

Так что обращаем внимание только на крупные надписи, а именно на составные частицы и взаимодействия и теории.

Уже тут становится понятно, что мы, просвещённое и разумное человечество, хотим понять, как же всё таки работает наш мир, весь целиком.


Есть, короче, то, из чего и то, что между этим чем-то, а есть то, почему всё это.

На примере рандомной картинке из моей головы попробуем разобраться.

Возьмём яблоко и хуйнём его куда-нибудь подальше. Материя этого яблока (это то, из чего) полетит вперёд под воздействием ряда сил, типа ускорения и инерции, однако пизденётся оно о землю уже из-за сил иных (это всё будет то, что между), а сама возможность его существования, передвижения и прочего обусловлена силами третьими (почему ).

Так, мы же начинали о квантовой пене говорить, окда?

Пджди, всё постепенно.

Сил этих всяких учёные нашли столько дохуя, что вынуждены были завести под самые заковыристые ещё одну физику, в рамках которой существовали (а может и сейчас существуют, мне влом нырять настолько глубоко в предмет) противоречащие друг другу теории, которые всё равно при определённых условиях друг друга подтверждали.

Вот эта отдельная физика, которая ломает мозг круче ЛСД под грибами и содержит в себе теорию квантовой пены (ТКП в дальнейшем). И включает она в себя и все три выделенных выше жирненьким штуки. Но они иногда друг другу противоречат. Но и друг без друга не работают.


Ближе к телу


Если очень грубо процитировать випикидорию, то квантовая пена (также называемая пространственно-временная пена) — понятие в квантовой механике, разработанное Джоном Уилером в 1955 году. Пена задумана в качестве основы ткани Вселенной. (Вот пост про неё умными словамиhttps://pikabu.ru/story/chto_takoe_prostranstvennovremennaya...)

Существование ТКП нужно нам чтобы объяснить, что же вообще такое - реальность.

Если не понятно - сорян, советую включить воображение и прочитать выделенное жирным ещё раз. В конце-то концов задача наша просто примерно уложить это в голове, а не экзамены на физмате сдавать.


Ровно та же задача и у м-теории. Объяснить реальность. От самых мелких её взаимодействий до столкновения войдов.

Вопрос на засыпку, есть ли вес у пустоты? Хз, но вроде да. Ладно, неважно, го дальше.


Пару слов про м-теорию.

Сначала была теория струн.

Это про то, что реальность - набор струн не то чтобы нематериальных, а задающих возможность существования самой материи.

Потом умные люди прикинули хуй к носу, пощелкали в калькуляторах (парочке на этой теме нехило так черепицу растрясло) и докумекали, что просто струны сделать нашу Вселенную так дороrобохато не смогли бы и придумали теорию суперструн.

Это примерно то же самое, только струны у нас тут становятся многомерными (кстати, меня в своё время потролил препод по матану, спросив, что такое одномерная струна и может ли она вообще быть).

Развивается это направление в сторону уже упомянутой м-теории, суть которой в том, что струны уже не струны нихуя, а мембраны различной мерности (браны).



Нам снова потребуется рандомная картинка из головы, однако для наглядности я её прикреплю

Просто о сложном Текст, Длиннопост, Мат, Научпоп, Околонаучное

И вот тут наша ТКП и м-теория начинают дружить, ведь можно назвать те силы, что разделяют пызырьки реальности бранами?

Да, можно, но я не знаю почему, так что может быть и нельзя.


Го дальше.


Гипотеза Пуанкаре.

Это просто, топологически бублик равен, например, кружке.



Куда интереснее будет косвенный вывод из неё, который говорит нам что математика - не наука, а язык, ибо как и язык способна описывать свой предмет будучи невероятно пластичной и, сука, заковыристой, но всё равно точной.

Язык, на котором говорит реальность.

Если Бог есть, то мы смогли бы говорить с ним только на языке математики.


Feci quod potui faciant meliora potentes

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!