Sticher78

Sticher78

пикабушник
3577 рейтинг 1153 комментария 62 поста 10 в "горячем"
8

Ускоренный курс (Хроники третьего эксперимента-2)

Начало - http://pikabu.ru/story/chto_skryivaet_glubina_khroniki_trete...


– Господи, да твою же бога душу матерь!


А вот это уже серьезно. Это означало, что Артем рассердился.


Я виновато вздохнул. Учеником я оказался... Трудным.


– Ты можешь напрячь извилины? Твою же мать, Серега, ты ведь не совсем пропащий. Этот шаг один из самых трудных, но его надо сделать. Так что включай на сто процентов все, что у тебя есть - фантазия, воображение, седьмое, десятое, сотое чувство - и сделай это, наконец!


Я устало вздохнул, но послушно положил пальцы на браслет, и нащупав руны, направил руку на стакан с водой. Вода медленно и неспешно поднялась из стакана и застыла гладким упругим шаром в воздухе.


– Молодец, – едко заметил Артем. – Нить чувствуешь?

– Да, вроде.., – сосредоточившись на ощущениях, ответил я.

– Да, вроде, – передразнил меня наставник. – Ищи самую сильную и полную энергии. Нашел? Теперь медленно и осторожно отпускай мыслью руну, и хватай нить. Не спеши, если не уверен - подожди, времени у тебя полно...


Шар расплылся в огромную неясную кляксу и опал на поверхность стола, разбившись о нее и окатив Артема веером брызг. С каменным выражением он вытер лицо какой-то тряпкой, а потом с наслаждением уничтожил стакан короткой вспышкой света и вышел из комнаты.


Учеба магии шла туго. Пока дальше успехов в освоении созданного под меня браслета подвижек не было. Артем третировал меня целыми днями, но нити мне пока не давались. Нет, под воздействием наставника, точнее, его "глазами" я их видел, почему он и говорил, что я не безнадежен, но мне кровь из носа надо было освоить владение магией без проекционного тандема с наставником.


Я снова вздохнул и отправился за веником. Артем не стал сильно оригинальничать, и наряду со статусом ученика я приобрел еще и статусы слуги, уборщика, дворецкого и адъютанта. Хорошо хоть не кухарки. Готовил Артем сам, и делал это, должен признать, мастерски.


Собрав, наконец, воду и подметя осколки, я осторожно заглянул в комнату Артема:

– Продолжим урок? – спросил я боязливо.

Артем посмотрел немного рассеяно:

– Пожалуй, что нет. Устал я чего-то. Пока свободен, но часика через три загляни ко мне.


Коротко кивнув, я быстренько, пока наставник не передумал, ретировался в свою комнату. Одевшись, я выскочил из квартиры и, уже несясь по лестнице, отписался Натали, что шеф выделил мне три часа свободного времени. Получив в ответ короткое "Жду", я улыбнулся. Иногда она бывала предельно лаконична.


Идею того, что я устроился секретарем-референтом к Артему (Артему Андреевичу, если быть точным) она восприняла поначалу в штыки, прозрачно намекая, что я получил должность мальчика на побегушках.

Однако через неделю, увидев упавшую на карточку сумму ("ученические", как назвал их наставник), Наташа стала реже поднимать эту тему, а когда мне при случае начали приветственно кивать не последние в нашем городе люди, вопрос отпал сам собой. К постоянной же нехватке времени для нашего общения и моему тотальному недосыпу пополам с цейтнотом она отнеслась с поразительным спокойствием.


Проверив, что легко могу дотянуться до браслета ( Артем предупредил, что как особа, приближенная к магу, я представляю повышенный гастрономический интерес для всякого рода нечисти, а потому лучше мне быть в боевой готовности на всякий случай) я вышел из подъезда.


– Ты пришел?


Если честно, достаточно глупый вопрос, учитывая, что маг, контролирующий собственную квартиру, ответ знает прекрасно.


– Ага. Сейчас зайду.


Если честно, я все-таки надеялся, что его не будет. После приятного вечера муштры не хотелось от слова "совсем".


Когда я зашел к нему в комнату, Артем расслабленно развалился в мягком кресле, закинув ноги на небольшой пуфик, стоящий рядом. На столе перед ним стояла початая бутылка коньяка, кола, и, почему-то, два стакана.


– Садись, Серега, – Артем кивнул на стул, стоявший по другую сторону стола, резво плеснул по стаканам коньяк и долил колой. – Не все же учиться, надо и расслабляться периодически.


Я осторожно сел и взял в руки стакан. Если честно, я впервые видел Артема столь благодушным после наших с ним занятий. Обычно он больше язвил и всячески подначивал меня. Что это на него накатило?


– Тяжеловато дается учеба, правда? – Артем пригубил коктейль, я последовал его примеру. – Ты не смотри, что я такой злой. Сам помню, как меня учили азам, это дикий ужас был. Наставница об меня, помню, стул сломала.

– Стул сломала?! – вытаращился я на него.

–Ага, – рассеяно кивнул он и махнув бокалом в мою сторону, одним махом допил остатки. Я ошарашено глотнул из своего стакана. – Она со мной долго возилась. Как и ты, не мог нити нащупать. Ну, она однажды психанула и швырнула в меня стулом, а я не успел увернуться. Стул хороший был, дубовый. Ну, я и опал, как озимый. Пришел в себя – она меня на диван перетащила, голову перевязала, хлопочет.

– И часто такое было?


Артем вновь наполнил опустевшие бокалы и сделал приглашающий жест:


– Прозит. Да один раз всего. Она тогда сама перепугалась не меньше моего. После этого решила меня через азы ускоренным курсом прогнать.

– Ускоренным? – по телу все сильнее и сильнее расплывалось приятное тепло, и ощущение усиливалось после каждого глотка. – Это как?

– Как, как.., – Артем поморщился. – Вытащила меня на полянку рядом с речкой и устроила простенький, но мощный магический шторм вокруг меня. И ушла, бросив на последок, что если я сам не выберусь, меня размажет максимум в течении десяти минут.

– А ты?

– А что я? Жить-то хотелось. Адреналин хлестанул так, что нити сами прыгнули в руки. Полянку тогда не плохо так перекопало, но я все же справился, – он допил остатки из своего бокала.


Я решил повременить, потому как приятное тепло начало сменяться головокружением с неясным беспокойством.


– Ты наверно ее после этого возненавидел?

– Да нет, – Артем пожал плечами. – Это помогло мне сдвинуться с мертвой точки. С тобой все в порядке? Ты побледнел.

– Да так, – я судорожно сглотнул. – Голова просто кружится, да знобит меня немного.

– А, это нормально, – махнул рукой Артем. – Это просто яд.

– Это просто... ЧТО?!!

– Яд. Ну, долго просто, долго ты азы осваиваешь. Меньше чем я, но все равно долго. Вот и приходится идти на крайние меры. У тебя есть целых минут десять, прежде чем ты скопытишься окончательно. Так что я бы на твоем месте время не терял.


– Ссука... – прошептал я и попытался вскочить, но колени подломились и я осел кулем на пол. Засунул два пальца в рот и надавил на корень языка.


– Ну что ты делаешь.., – поморщился Артем, глядя на мою содрогающуюся в спазмах тушку. – Серега, прекрати, это не поможет. Яд уже впитался и уже начал действовать. Тебя даже скорая не спасет, вздумай ты ее вызывать.

–Так что мне тогда делать? – прохрипел я, пытаясь встать.

– Как что? – удивился Артем. – Ищи нити. Тебя вопреки собственным страхам тянет к воде - ее и используй. Запускай ее в свое тело, пускай лечит, выводит яд.

– Ты шутишь? Я ж не то, что плести - я нитей то не вижу!

– Если хочешь жить - научишься. Все, приступай, не теряй время.


Он не шутил. Пульсирующая боль в голове уже начинала стучать в виски. Чудовищным усилием, откинув свое тело на стенку стола, я попытался сосредоточиться. Пальцы сами нащупали руну на браслете.


В ванной рванула труба. Я запоздало подумал, что воду можно было бы взять и из унитаза. Черт с ним. В конце концов, это уже проблемы Артема.


Большой, около полуметра в диаметре, водяной шар, мелко подрагивая, вплыл в комнату. Я сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться, и закрыл глаза.


Самое обидное, что я чувствовал нить. Вот она, под руками, живая, упругая. Только схватить не могу. Не слушается она меня.


– Давай, Серега, давай. Ты сможешь, – услышал я голос Артема. Наставник, мать его. С тобой позже разберусь.


В какой-то момент нить словно услышала мой призыв и потянулась ко мне. На один короткий миг, но мне его хватило. Я вцепился в нее мыслью и руками, почти физически чувствуя живой поток у себя в пальцах. Нить попыталась было вырваться, но не тут-то было. Умирать я не хотел.

Так, нить у меня. А дальше-то что делать?


– Сосредоточься. Ты прав, плести ты не умеешь. Значит, остается только пожелать, изо всех оставшихся сил, – вновь услышал я Артема.


Пожелать изо всех сил. Мило. Я вдруг совершенно успокоился. Видимо на меня так подействовал шок. Я начал мысленно просить нить помочь мне, стараясь как можно подробнее расписать, что именно надо сделать. Помогло то, что когда-то в юношестве занимался программированием, и как правильно составлять задачи и условия знал.


Когда я закончил, нить уже билась в руках, готовая к действию. Медлить дальше было просто опасно, и потому я, с непонятно откуда взявшейся мыслью "Ну, природа, помоги!" направил ее в свое тело.


Это был кошмар.


Мое тело сначала будто полностью выпотрошили, оставив только кожу, а потом наполнили клокочущим кипятком пополам с чем-то жидким, по температуре напоминающим сжатый азот. Боль была, но какая-то неясная, видимо мозг блокировал ее, чтобы не сойти с ума. Краем сознания я отстраненно заметил, что меня аж подкидывает от судорог, а сверху на мне сидит Артем, стараясь удержать. Он что-то яростно рычал, но слов я разобрать не мог. Вдруг он прижал окутанные сиянием руки к моей голове, после чего я рухнул в спасительную тьму...


Первое что я увидел - была лампочка. Белая яркая спираль энергосберегайки.

Странно, но она была без плафона, хотя я прекрасно помнил его керамический шар. Еще сегодня утром он был.


Я попытался подняться, но не тут-то было.

Видимо, пока я был в отключке, кто-то вскрыл мой череп и залил туда килограмма три свинца, который, протестуя против попытки нарушить закон всемирного тяготения, с гулким стуком вернулся обратно на пол вместе с моим затылком.


Ладно, раз не получается так, попробуем постепенно.

Я осторожно, стараясь не дать свинцовому шару внутри набрать достаточную скорость, повернул голову.


Артем сидел в кресле, весь мокрый, и жадно глотал коньяк прямо с горла. Заметив мой взгляд, он поставил бутылку на стол и выдохнул, поморщившись.


– Ты - дебил, – объявил он, продышавшись. – Способный, но все-таки идиот. Я же тебе сказал - просто пожелай. Никакого эффекта это не возымело бы, а я бы спокойно подправил нить как надо. Но ты, самородок хренов, без опыта вплел в воду еще и волю, и она действительно стала выполнять твои инструкции. Вот только без плетения они получили... Весьма вольную трактовку. Ты чуть не убил себя, придурок.

– А нахрена ты меня отравил? – я едва смог прошептать это, но Артем услышал.

– Да никто тебя не травил! – поморщился он. – Так, немного химии. Ну, поблевал бы ты, потом поспал. Я ж тебе не маньяк какой. Смотри позитивнее. Зато ты научился пользоваться нитями.


Некоторое время мы молчали.


– Чего разлегся? – хмуро бросил Артем. – Поднимайся давай. Трубу нахрена рванул? Еще и соседей затопили. Давай, поднимайся, будем ликвидировать, пока не примчались.


– Как дети, честное слово, – раздался позади меня незнакомый мужской голос. – Устроили игры.


Меня осторожно подняло над полом и развернуло. Передо мной стоял мужчина лет тридцати в потрепанных джинсах и ветровке, надетой поверх толстовки с капюшоном.


Оглядев меня с ног до головы, он хмыкнул и небрежно махнул рукой. Меня окутало водой, но на этот раз неприятных ощущений не последовало, наоборот, боль и разруха исчезали из тела.

Оглянувшись, я увидел, как медленно собираются воедино обломки стула, массивной напольной вазы с цветами, возвращается на место кусок штукатурки.

Оказывается, мы неплохо тут побуянили. Развороченная розочкой труба в ванной собрала свои лепестки на место и снова стала обычной трубой, как будто не ее рванул поток взбесившейся стихии.

Апофеозом стало то, что когда водяной пузырь аккуратно опустил абсолютно сухого и чистого меня на свежевосстановленный стул, его остатки неспешно ретировались обратно в санузел и гулко булькнули в унитаз, не оставив на паркете, да и вообще где-либо в квартире, капельки излишней влаги.


– Как-то так, – резюмировал гость. – С соседями разберетесь сами. Скажете, где-то между перекрытиями рвануло, пускай ищут.

– Чем обязаны? – хмуро буркнул Артем.

– Суетой мирской, чем же еще? – гость протянул мне руку. – Евгений Петрович.

– Сергей, – неуверенно протянул я.

– Я в курсе. Угости кофе, своим фирменным, – это он произнес, обращаясь уже к Артему, – с перцем, будь радушным хозяином.

– Проходите на кухню. Сейчас сварю.


– Итак, повторюсь, чем обязаны? – вновь спросил Артем, ставя перед Евгением Петровичем кружку с ароматным кофе.


Гость не спеша отхлебнул напиток и блаженно прищурился:

– Благодать-то какая. То, что нужно, чтобы расслабиться. У нас проблемы, – посерьезнел он.

– У нас или у вас? – усмехнулся Артем.

– И у нас, и у вас, – гость нисколько не смутившись нападкой, остался все так же серьезен. – Первое - кто-то нападает на магов. Причем делает он это украдкой, с помощью кукол.

– Кукол? – переспросил я.

– Людей, – пояснил Андрей. – Их берут под контроль с помощью воли, и они исполняют все, что от них требуется. Идеальные куклы, случись что - ничего не знаю, ничего не помню, а потому никому ничего не скажу. Среди магов такое не приветствуется.

– Вот-вот. И их непросто натравливают на вас, кто-то еще и снабжает их оружием и защитой. Вот, – гость положил на стол маленький пакетик с клипсом, –это с последнего инцидента.


Артем достал из него пулю, осмотрел, скривился и кинул мне. Обычная такая, от патрона девять на восемнадцать ПМ. Вот только по поверхности идет тонкая и вроде бессмысленная вязь. Я закрыл глаза и прислушался к нитям. Так и есть, от пули отдавало силой, не какой-то четко определенной, а монотонной.

Руна.


– Милая вещица, – заметил Артем. – Вроде бы ничего страшного, но неподготовленного мага можно если не убить, то понавтыкать нехилых бздей.

– Вот и я про тоже. А теперь добавь к этому то, что нападавшего защитили с помощью нигилирующих магию рун и попутно вручили ему жезл, швыряющий пусть и сырой, но очень мощной силой. Он едва не укатал одну из моих подопечных, а она, между прочим, весьма опытный маг.

– Если такая матёрая, проблем возникнуть не должно было, – полуспросил Артем.

– Нападавший застал ее врасплох. Ну не ожидала она такого напора. Я дам ей твой контакт, расспросишь более подробно.

– Еще одна ученица? – Артем заинтересовано поднял бровь.

– С ней и определяйся, кто кого учить будет. И не усмехайся, как чеширский кот. Она сможет тебя удивить.

– Это первая новость. Какая вторая?


– Вторая.., – Евгений Петрович задумался, будто решая, говорить нам или нет, но потом видимо все-таки принял решение в нашу пользу. – Пропали два куратора. Парой - учитель и ученик.


Воцарилось молчание.


– Поздравляю, вам таки получилось нас напугать, – прервал его Артем. – Что значит пропали? Их убили? И кому вообще хватит сил на такое?

– То и значит, что пропали! – огрызнулся Евгений Петрович. – Мы не можем их найти. Вообще. Они просто взяли и исчезли.

– И что это означает? Что кто-то объявил нам войну?

– Это означает, что твориться какая-то редкая и несусветная хрень, – поморщился гость. – Пока рано делать выводы. Просто держите ухо по ветру. Кстати, парня не запускай, – это уже адресовалось Артему, – он у тебя способный. Вот так, сходу, овладеть нитью воли мало кому удается.

– Она его чуть не убила, – мрачно заметил Артем.

– Это уже нюансы, – отмахнулся гость и поднялся со стула. – Ладно, пора и честь знать. Юле я твой контакт скину, она сама с тобой свяжется. Пока, ребята, и будьте осторожны. Творится что-то странное, загривком чувствую.


Сказав это, Евгений Петрович исчез. Не растворился в воздухе, а просто пропал, как будто его здесь и не было. В то же мгновение дверной звонок разразился длинной, протяжной трелью и, словно аккомпанируя ему, в дверь яростно забарабанили.


– Что смотришь? – огрызнулся Артем в ответ на мой вопросительный взгляд. – Пошли отплевываться. Потом все объясню.

– Так кто это был? – озвучил я наконец мучавший меня уже полтора часа вопрос, как только мы наконец выпроводили дежурных сантехников.

– Сам не догадался? Куратор, – закрыв дверь, Артем устало отправился в свою комнату. Я поплелся за ним.

– Куратор? Это вроде высшего мага? Этакий старейшина?

– Нет, старина, – криво улыбнулся Артем. – Кураторы имеют к магам такое же отношение, как письменный стол к ворону. И там, и там перья есть, а вещи разные, – пояснил он, видя мой озадаченный взгляд. – Куратор... Он, скорее, ближе к понятию предтечи.

– То есть, он очень старый и очень опытный маг? – попытался я внести ясность в полученную информацию.

– Да что ты прицепился? – вспылил Артем. – Я же сказал тебе, куратор - не маг, по крайней мере, абсолютно отличается от нас. Держи, – он протянул мне кружку с остывшим кофе. Я сделал глоток и вопросительно уставился на Артема. Он устало вздохнул и плюхнулся на стул.


– Представь себе мир, полный магии, – начал рассказывать он, одним большим глотком осушив половину своей кружки кофе. – Где она везде, вместо электричества, где она витает в воздухе, и любой образованный человек может ей воспользоваться, да не как мы, плетя узоры из нитей, а так же просто, как ты берешь ложку и ешь ей суп. Этакий мэджикпанк, если можно так выразиться. Мир, в котором самое сложное плетение, существующее сейчас, дотягивает по уровню максимум до четвертной контрольной в седьмом классе. Представил?


Я немного ошарашено кивнул.


– Вот такой мир и существовал когда-то. И кураторы - это та его малая частица, которая дожила до наших дней. Теперь понимаешь?

– Ага. А что случилось с их миром абсолютного волшебства? Как получился такой регресс?

– Война. – пожал Артем плечами. –По крайней мере, они так рассказывают. Страшная война с использованием магических эквивалентов оружия, которое сегодня запрещено. Когда улеглись бури, и осела пыль, а эфир перес,тал звенеть от переизбытка силы выяснилось, что от всего населения осталось всего несколько десятков. Цифры разнятся, но по рассказам разных кураторов от сорока до пятидесяти.

– На всю планету? – не поверил я.

– Да. По сути - их мир был уничтожен. Но они не сдались. Оставшиеся в живых объединились и решились на последний эксперимент. Они не охотно говорят об этом, но, я так понял, там было нечто вроде генмодификации приматов магическим способом.

– Человек произошел от обезьяны, – усмехнулся я. – Значит, они пытаются восстановить свой мир с помощью нас уже порядка сотни тысяч лет?

– Мелко плаваешь, – покачал головой Артем. Один из кураторов обмолвился, что мы - третий по счету эксперимент.

– Подожди, как третий? А что же случилось с другими?

– Когда я задал этот вопрос, – усмехнулся Артем, – получил в ответ неясное "неудачные эксперименты были обнулены". Что кроется за этой фразой - даже представить страшно, учитывая их мощь.

– То есть, если мы зайдем куда-то не туда в своем развитии - они нас просто сотрут? – мне стало жутко от этой мысли.


– Не факт, да и не так быстро это произойдет. Я так понял, что для столь печального финала человечество должно отколоть что-то особо впечатляющее, вроде локального армагеддона в рамках одной планеты. До этого, к счастью пока что еще далеко.

– А почему они просто не покажут всю свою мощь, представ перед человечеством этакими богами? – я обнаружил, что моя кружка с кофе уже пуста. И когда только успел?


– Они самоустранились от руководства и добровольно приняли решение не влиять на его развитие. Спросишь, почему? Потому что свой мир они уничтожили. И, похоже, хоть никто об этом открыто не говорил, провал первого эксперимента - тоже их вина.

– Если они настолько сильны - то почему они не могут найти пропавших своих?

– Они всемогущи только потенциально. На деле же они специально ограничивают свои силы. Это помогает им не сойти с ума за все то долгое время, что длятся эксперименты. Все кураторы разбиты по парам, учитель и ученик. Обучение длится порядка тысячи лет, после чего освоивший, скажем так курс, стирает память своему наставнику и они с ним меняются местами, и так по кругу, раз за разом. Память никогда не стирается только одному единственному куратору, но больше информации по этой теме мне узнать не удалось, этот секрет они берегут как зеницу ока.

- А остальную информацию ты откуда накопал? – задал я мучавший меня давненько уже вопрос.

– Петрович сам и рассказал, – удивленно воззрился на меня Артем. – Он, вообще, весьма словоохотлив со своими, как выпьет, да и рассказчик от бога.

– Вот просто так взял - и рассказал? – я не мог поверить своим ушам.

– Ну да. А что не так?

– Мне казалось, что информация о происхождении человечества - не для лишних умов.


–Пфффф, – усмехнулся Артем и, не вставая с места, мановением руки открыл шкафчик и подтянул к себе бутылку коньяка. – И что ты будешь делать с этой информацией? В ученые подашься? Так они тебя высмеют, и торжественно принесут в жертву науке, не забывай, для них то, что не может быть объяснено – не существует. А попробуешь из себя чудотворца изображать - мигом успокоят и возвратят до состояния младенца, умственно я имею в виду, хотя не факт. Так что...


– Хочешь соврать - скажи правду, – закончил я за него фразу.

– Что–то вроде того. Будешь? – Артем махнул бутылкой. – Не отравлено, честное слово.

– Давай. А ты не соврал тогда, когда говорил, что учиться будет интересно.

– Ага. – Артем щедро набулькал нам по полстакана, игнорируя мои попытки возмущения. –Давай, нам надо расслабится. Чувствую, скоро у нас начнется основательный гемморой.

– Опасаешься навязанной коллеги по цеху? – сдавшись, я взял свой стакан.

– Скорее того, что она принесет. Прозит.


Продолжение следует...



© - Евгений Кот


@ - bludkot@gmail.com

Показать полностью
10

Что скрывает глубина (Хроники третьего эксперимента-1)

Мне тогда было двенадцать лет.


Лето, жара.

Мы частенько мотались на речку, протекающую рядом с нашим небольшим городком. Речка была не широкая, течения почти не было, но где-то метрах в двух от берега дно резко уходило вниз. Ходили слухи, что в свое время туда набросали кучу строительного и прочего мусора, наподобие арматуры, проволоки и тому подобного, и потому даже смелые и отважные, не боявшиеся ни бога, ни черта, ни детской комнаты милиции, никогда не рисковали нырять вглубь, помня легенду о неразумном отроке, который нарушил запрет. Говорили, когда его все-таки достали со дна водолазы, он был весь окутан проволокой, как будто его поймал какой-то мифический подводный паук.


Но если не пытаться повторить судьбу неведомого нам пацана, купаться было вполне сносно. Мы брали с собой воду, бутерброды, чай, налитый в пластиковые бутылки - термоса нам родители давали редко - и проводили там почти весь день, с утра и до самого вечера.


То утро ничем не отличалось от любого другого. Жара стояла несколько дней, и потому, уже к обеду, речка нагрелась достаточно для купания. Пробарахтавшись в воде около часа, мы с друзьями выбрались на берег передохнуть и перекинуться в переводного дурака. Народу вокруг было немного, основная часть отдыхающих подтягивалась ближе часам к четырем.


Я вышел первый. Наблюдать за баталией оставшихся было скучно, и я разглядывая купающихся в речке людей вдруг заметил молодую девушку, лет наверное шестнадцати, однозначно старше меня, стоявшую на самой границе перехода дна в глубину, виднелись тоько ее голова и плечи. Она не плыла, а просто неторопливо перебирала руками, оставаясь на месте.


Увидев, что я смотрю на нее, девушка улыбнулась, и, улучшив момент, помахала мне рукой. Смущенный, я робко помахал ей в ответ. Засмеявшись, она быстро огляделась, и одним движением вынырнула, на короткий миг, почти по пояс из воды, заставив меня отвесить челюсть до самой земли.


Купальника на ней не было.


Увидев мою реакцию, она рассмеялась еще сильнее. Мне показалось, что я даже услышал ее смех, он был похож на звон серебряных колокольчиков. Приложив палец к губам, она несколько раз поманила меня рукой.


Я огляделся на своих товарищей. Еще двое вышли и теперь наблюдали за противостоянием оставшихся. Я неуверенно посмотрел на девушку. Сердце почти выпрыгивало из груди. Она снова поманила меня рукой, на этот раз настойчивее. Я решился.


– Ребят, я пойду искупнусь, а то чего-то сильно припекает, – бормотнул я, уже поднявшись.

– Ага, давай, – ответил один из картежников, не отрываясь от игры. – Щас я его сделаю, и мы тоже присоединимся.

– Да прям, сделает он меня...


Мне уже было это неважно. Я был уже в воде и, что есть мочи, плыл к ней. Никогда раньше я не видел эту девушку, но я уже был влюблен в нее.


Наконец я подплыл к ней, и остановился в нерешительности, удерживаясь на плаву. Она снова улыбнулась.


– Дай мне руки. Не бойся.


Завороженный, я протянул ей ладони. Она взяла их и прижала к своей груди. Мое дыхание сбилось, а сердце замерло. Черт, я ведь даже мечтать о таком не мог, а сейчас...


И в следующую секунду я оказался под водой.


Что–то с неимоверной силой тянуло меня вниз, на глубину. Вокруг становилось все темнее и темнее, я пытался плыть вверх, но это было бесполезно.


Наконец, мы остановились, и передо мной вырос темный силуэт. В остатках света я смог разглядеть лицо. Это была та девушка. Она впилась в мои губы поцелуем.


Это было странно. Я понимал, что мне нужно наверх, иначе я утону, понимал отчетливо, но никак не мог оторваться от нее. Мне становилось все холоднее и холоднее, но почему-то этот холод нес радость и покой. Глаза начали закрываться, туман все сильнее и сильнее заволакивал мою голову...


И тут рядом вспыхнул неимоверно яркий, в этой темноте, свет, а девушку откинуло от меня. Стало немного легче, открыв глаза, я увидел картину, которую не забуду никогда.


Напротив меня, в полутора метрах друг от друга, застыли две фигуры. Одна, мужская, светилась не таким уж и ярким светом, как мне показалось вначале. Вторая, женская, больше напоминала разъяренную кошку, вот только коготки у этой кошки были с мой локоть. В ней без особого удивления узнавалась недавняя обольстительница, вот только теперь ее лицо застыло злой маской. Третья фигура, покоящаяся между ними на спине, была мне более чем знакома.


Это был я.


Я (тот я, который наблюдал за всем этим) ошарашено переводил взгляд с одного на другого. Мужчина и девушка разговаривали, я не слышал слов, но они точно разговаривали. Как ни странно, я запомнил их лица в малейших деталях. Злобный оскал девушки. Спокойное лицо мужчины.


Внезапно девушка подобралась и стрелой ринулась ко моей телу, вытягивая вперед, увенчанную когтями, руку. Она почти дотянулась, но мужчина успел первым и перехватил ее запястье. Девушка оскалилась, и ударила его второй рукой - не кулаком, а как-то странно, сжав пальцы вместе, используя когти второй руки в качестве копья. Мужчина отклонился от атаки.


Между ними завязалась борьба,непохожая ни на что, что я видел раньше. Девушка пыталась воткнуть когти в тело соперника, мужчина пытался схватить ее объятой светом рукой, периодически бросая в нее яркие сгустки, от которых она уворачивалась, нечеловечески изламывая свое тело.


Я не знаю, сколько это продолжалось. Все закончилось неожиданно внезапно. Не теряя темпа схватки, мужчина в ответ на атаку пропустил противницу мимо, и, пользуясь полусекундой, которой той не хватало для разворота, вонзил руку по локоть в ее тело. Девушка замерла, потом обмякла. Ее тело начало рассыпаться какими-то непонятными лоскутами, которые опускались на дно, остался только скелет, но, наконец, рассыпался и он.


Мужчина посмотрел на меня. Я все также не слышал его, но то, что он произнес, было понятно и так. В свои двенадцать лет русский матерный я знал неплохо. Одним резким движением метнувшись ко мне, он схватил меня за волосы (почему–то больно не было) и потащил туда, где медленно опускалось на дно мое тело. Схватив его за руку, он буквально ткнул меня лицом в мою же спину. Это стало последним, что я запомнил, перед тем, как меня поглотила темнота.


Что–то с неимоверной силой разрывало меня изнутри, мне нужно было вытолкнуть это, но сил не хватало. Я почувствовал толчок в центр груди. Наверное, он и помог мне. Нечто рванулось из меня, оставляя во рту противный привкус тухлой воды, но открывая дорогу такому сладкому, такому желанному воздуху...


– Кхааа–кхум–кхееехааа... – Я закашлялся, глотая этот бесценный нектар, дарующий жизнь. Глаза открылись сами, с первым же вдохом, но тьма уходила из них неохотно.


– Жив! – услышал я где-то рядом с собой. – Жив!

– Живой! – подхватил нестройный хор голосов. – Слава тебе господи! Жив!


Небо надо мной заслонила чья–то голова.

– Живой? Слышишь меня?


С трудом я смог разглядеть человеческую фигуру. Это был тот самый мужчина, что дрался с утащившей меня вглубь девушкой. Я кое-как пошевелил головой, не надеясь, что это заметят, но он все же увидел.


– Все нормально! Жить будет! Вызывайте скорую! Скорую! Да вызовите же скорую, мать вашу...


Тьма снова поглотила меня. Но на этот раз она была другая, мягкая и дружелюбная.


Человек, спасший меня, предпочел остаться неизвестным, и к приезду скорой он успел куда-то исчезнуть. Больше его в нашем городе никто никогда не видел.


Мне говорили, что я родился в рубашке, раз провел столько времени без воздуха без последствий. Но они были не совсем правы.


Во мне поселился страх. Я больше никогда не ходил на речку. Да что там, я даже не мог сесть в ванну. Липкий панический ужас охватывал меня вместе с водой. Мне казалось, я вновь чувствую ее руки, но на этот раз они не мягкие и нежные, а омерзительные, гнилые, оставляющие на мне следы... Даже когда я мылся в душе, я всегда оставлял дверь открытой. А по ночам, когда она снова звала меня во сне, я будил всю семью криком.


Мать с отцом сделали все возможное, и нашли мне самых лучших психотерапевтов, а врачи сделали свое дело. Страх большой воды отступил, пусть не полностью, но все же. Они объяснили мне, что при кислородном голодании мозг способен на любые галлюцинации, чем многие объясняют темный тоннель со светом в конце. Страх потихоньку уходил.


Когда мне было шестнадцать, мои родители решили сменить квартиру. Собирая вещи, я наткнулся на кипу старых газет. Мать иногда называла отца в шутку Плюшкиным, так что я не удивился. Взяв первую попавшуюся, и перевернув страницу, я обомлел.


"...Арестованы по подозрению в изнасиловании и убийстве... напоминаем, что в результате двухдневных поисков... тело девушки было найдено в реке...".


С фотографии на меня смотрела ОНА. Та самая девушка, которую я видел там, в глубине реки. Только на фото она была в пиджаке и блузке, но улыбалась все также лучезарно. Я посмотрел дату выпуска. Шестое июля девяносто девятого года. Мне тогда было десять лет.


Снова тяжелая борьба со страхом и ночными кошмарами. Я убеждал сам себя, что просто видел эту статью раньше, а когда тонул, мозг сыграл со мной злую шутку, но получалось слабо. И опять медленная борьба с самим собой.


Я увидел его снова, когда учился в институте. За эти годы он совсем не изменился, разве что прическа. Но это однозначно был он. Тот, кого я видел там, в глубине.


Я преследовал его весь день, словно одержимый. Я не мог понять, зачем я это делаю. Ноги просто сами несли меня вслед за ним. Я несколько раз порывался просто подойти к нему и поблагодарить за свое спасение, но что-то мешало, и я продолжал следить за ним.


На одной из улочек он вдруг ускорился. Я постарался не отставать. Свернув и пройдя еще несколько дворов, очутился в глухом тупиковом дворике. Оглядевшись, я обнаружил, что кроме меня никого больше нет.


Черт! Куда же он мог деться? Из дворика вели две подъездных двери. Какую же выбрать?


– Ищешь кого? – раздался голос у меня за спиной.


Я вздрогнул и обернулся. Мой спаситель стоял, облокотившись спиной на стену подворотни и, не таясь, рассматривал меня. Я мог поклясться, что полминуты назад его там не было.


– Чего хотел-то? – спросил он, подойдя ко мне.


Хороший вопрос. А действительно, чего я хотел? Сказать спасибо? Так сказал бы уже давным–давно. Рассказать о своих кошмарах? Бред.


– Что там произошло? – наконец выдавил я из себя.

– Где? –задал незнакомец резонный вопрос.


Черт, а вспомнит ли он эпизод шестилетней давности? Об этом я не подумал.


– Река Песчаная. Витийск, шесть лет назад.


Он хмыкнул и стал рассматривать меня цепким и изучающим взглядом. Ощущение было… Не из приятных.


– Пошли, – наконец сказал он. – Не здесь об этом разговаривать.


–Тебя как звать-то? –спросил он, когда, наконец, нам принесли кофе.


Мы сидели в небольшом, но уютном и тихом кафе. Не мешая разговорам, царившим в нишах, в которых стояли столики, негромко играла музыка. Миловидная официантка, принеся наш заказ, осведомилась, не хотим ли мы чего-либо еще, и получив отрицательный ответ, удалилась, лучезарно улыбнувшись напоследок.


–Сергей. А вас?

–Меня Артем. И давай на «ты», разговор, я так понимаю, предстоит непростой. Итак, что ты хочешь узнать?

–Что там произошло? – на этот раз мой голос звучал гораздо тверже.

–Ты тонул, а я тебя спас. Ты это и так знаешь.

–Нет, – я помотал головой, стараясь яснее сформулировать вопрос. – Что произошло там? Под водой?


Артем некоторое время молчал, поигрывая чайной ложкой. Потом он вздохнул, как перед прыжком в воду:

– А что именно помнишь ты?


Черт. Это был очень неприятный вопрос. Но, раз уж я затеял все это, придется отвечать.


– Девушка. Голая. Она звала меня, манила. Я поплыл к ней, а она потащила меня вглубь. Там, на глубине, я увидел вас… тебя. Ты с ней дрался. А еще светился странно как-то. А потом ты ее убил. Больше ничего.


Артем усмехнулся.


–«Нельзя убить то, что уже мертво», –процитировал он модный сериал. – Но кое-что ты не договариваешь. Ты видел там еще кое-что.

– Да, – не стал отпираться я. – Себя. Хотя вернее будет сказать - свое тело.


Артем сделал глоток кофе и поставил чашку на блюдечко, стоявшее перед ним.


– Милая и добрая русалочка Ариэль, влюбившаяся в человека и пожертвовавшая хвостом ради него, – несмотря на шутливый тон, взгляд Артема был абсолютно серьезен.

– В оригинале все было гораздо трогательнее, она пожертвовала своим голосом, а потом и жизнью ради возлюбленного. Милая история. Вот только в реальности все несколько по–другому.


– Русалка? – я не поверил своим ушам. –Ты хочешь сказать, что это была…


– Ш–ш–ш, – Артем предостерегающе поднял руку, и я замолк. – Ты хотел ответов? Так будь добр их выслушать. Кто такая русалка? Большей частью она не материальна. Это просто душа человека – почему-то, кстати, по большей части девушек, мужчин-русалов очень мало - погибшая в воде, но всеми силами стремящаяся остаться здесь, в этом мире. Но только вот чтобы существовать здесь - нужна энергия. Жизненная энергия. А где ее взять существу, которое по факту и тела то своего не имеет?

– У других людей? – высказал я предположение.

– В точку, – кивнул Артем. – Чтобы жить самим, им надо убивать. И их по сути даже и винить то особо нельзя. Они просто хотят жить, а вернее существовать. То, что они не делают различий, взрослые, дети, мужчины, женщины… Я правильно понимаю, что ты нашел информацию о ней?

– Да, – я сглотнул. –Она… Ее изнасиловали и убили, а потом бросили ее тело в реку.

– Скорее всего, все было не так, и в реку ее сбросили живой. Так вот. Последнее, что чаще всего они чувствуют перед смертью - страх, злость, отчаяние. Зачастую именно эти чувства они и переносят в последующую «нежизнь», потому и топят людей без всякой жалости, по крайней мере, большинство из них.

– Большинство? – перебил я его. – То есть те, которые этого не делают?

– Не совсем, – поморщился Артем. – Есть люди, которые при жизни являлись достаточно сильными личностями. После смерти им гораздо проще осознать самих себя, потому они и не являются просто бездумными хищниками. Иногда среди них попадаются достаточно интересные индивидуумы. Но им то же надо питаться.

– То есть, все русалки топят людей?

– Да. Но одни делают это регулярно, не в силах терпеть своего голода, другие - только по необходимости, чтоб не умереть самим.

– А вы? Кто вы тогда?

– Хех, – Артем задумчиво ухмыльнулся. – Как сказали классики, «мальчик, ты думаешь над этим пять минут, а я всю свою жизнь, причем не только я». Проще всего будет сказать, что я - маг.

– Маг? – если честно, я не особо удивился. – Как Гарри Поттер или Гэндальф?

– Нет, – Артем поморщился. – Магия - это все-таки несколько другое. Мы - скорее художники. Берем семь цветов, смешиваем те или иные в определенных пропорциях - и получается картина. А что это будет = гиперреализм, абстракция, постмодернизм = зависит от стиля каждого. Все маги имеют свои специализации, то есть нити, с которыми им проще всего работать. К примеру, я использую свет, кто=то огонь, кто=то воду. Но это не означает, что к примеру маг огня не может использовать магию воли или воздуха. Все нити магии так или иначе взаимосвязаны, так же как и цвета соединяясь, образуют другие.

– И все люди могут овладеть магией? – я с удивлением обнаружил в голосе надежду.

– Нет, – Артем покачал головой. – Не единицы, но очень малое количество. И поверь мне, на данный момент это не просто хорошо - это необходимо. Почему - не могу сказать, просто поверь.

– А я? Я могу овладеть магией?


Артем оценивающе посмотрел на меня.

– А ты хочешь? Так просто это не определить.

– Да, – я почему-то смутился. – Наверное, да.

– Нет, нет, нет, – вздохнул Артем. – Да, наверное да - это сейчас не тот ответ. Раскрою тебе карты. На данный момент -на сию секунду - у тебя варианта ровно два. Первый - я немного подправляю твою память. Да, я это могу. Кстати, если хочешь, немного подкорректирую твои страхи. Итог - мы расходимся из этого кафе, и ты никогда не вспомнишь этого разговора, а я останусь просто человеком, который вытащил твое тело из реки. Вариант второй. Мы допиваем кофе, и ты становишься моим учеником. Я не могу дать тебе гарантию, что ты сможешь стать магом, если этого не произойдет - увы, но ты до конца жизни останешься всего лишь подмастерьем, пусть и владеющим подаренной магией. Так что допивай свой кофе и сформулируй свой ответ на этот раз четко.


– А можно последний вопрос? – поежился я.

– Валяй.

– Там, в глубине, я видел и свое тело. Что это было?

– Ну, это мог бы уже понять и сам, – улыбнулся Артем. – Это было твое тело, из которого русалка выдернула твою жизненную энергию, душу так сказать. Вот только сожрать ее, хвала всему, чему только можно, она не успела, иначе все было бы совсем печально. Ты бы помер окончательно и никакие врачи бы тебя не спасли, а мне бы она добавила пару лишних шрамов на шкуру, ибо уже бы не была такой голодной и слабой. Так, что ты выбираешь?


Я вздохнул, потом уверенно взглянул на собеседника:

– Учиться будет страшно?

– А как же, – улыбнулся Артем. – Зато весело – аж жуть.


Продолжение следует...


© - Евгений Кот

@ - bludkot@gmail.com

Показать полностью
6

Мы встретимся

До спасительной двери оставалась пара шагов, когда моя бочина напоролась на три не уступающих по остроте стали когтя. Подреберье рвануло жидким огнем, комната вокруг меня закружилась, и в следующее мгновенье пол больно тюкнул меня в затылок. Сквозь наступающую темноту я ещё успел увидеть, как Марк отмахивается тесаком от нападающей на него твари...


Все зря.


"Смерть персонажа. Рестарт по команде".


Темнота рассеивается. Я поднимаюсь, оттряхиваюсь. Твари уже не атакуют, просто стоят, танцуют, как гиббоны.


"Завершение игры. Сохранение данных не производится".


Матерь божья! Да неужели! Всего то десятка два забегов, каждый из которых, каждый, заканчивался здесь, в этой чертовой подсобке.


Я опустился на пол и привалился к стене. Господи, если ты есть, как же я устал. Все, пошло все в жопу. Я отсюда ни ногой, даже не шелохнусь, и никакая сила...

- Кевин.

...Не заставит меня переменить своё мнение.

-Кевин. Вставай.


Я поднял глаза, и встретился взглядом с Йоко. Мне стало стыдно. Йоко самая маленькая из нас, даже зомбfка с себя стряхнуть не может без посторонней помощи - и ничего, держится. Только глаза из серых стали бледно-голубыми. А я, здоровый, восьмидесятикилограммовsq мужик, сижу и рефлексирую.


- Йоко, почему он такой криворукий!


Она пожала плечами:

- Не знаю. Кевин, пойдём. Не знаю, как ты, а я хочу отдохнуть и принять душ.

- Чего расселся?


Это Марк. Девяносто три килограмма живого веса, ветеран Вьетнама. Характер - не сахар, но человек он добрый. Беспокоится о жене, каждый вечер уходит её искать. Неплохой боец, а уж с ножами управляется - лучше, чем китайский шеф-повар.

- Ничего. Имею я право минутку передохнуть?

- Не имеешь. Нам тащиться до бара, а у меня ещё дела.

- Старый ворчун. - нехотя поднимаюсь, потягивая уставшие мышцы. -Ты не сносен.

- Кто бы говорил. Ноешь как девчонка.

- Кто ноет?

- Мальчики, пререкаться будете в баре. -Йоко берёт нас под руки. -Пошли.


***


Странно всё-таки. Я могу вспомнить про отдельные места, но не могу вспомнить хоть что-нибудь про сам город. Теперь уже мёртвый город.


Кафе "Слоновая долина". Там был просто отличный кофе.


Центральный парк. Рай для собачников. У кого не было собаки, могли просто посидеть на скамейках, или покормить уток. Просто погулять по аллеям.


Оружейка Барри. Хороший магазинчик. Хозяин поднял голову от прилавка и помахал нам рукой. Мы вяло помахали в ответ. Сегодня все очень устали.


Некоторые зомбаки все еще бродили бесцельно по улице, но большей частью они стояли и монотонно покачивались из стороны в сторону. Сейчас мы их не интересовали. Потом, когда начнётся забег, они начнут гоняться за нами, пусть и с черепашьей скоростью. А пока им не до нас.


Вот и бар Джея. Здесь уже все собрались. Алесса как всегда пила кофе с мятой. Где только Джей достает мяту? Сидни мило щебетала с Патриком. Похоже, у них интрижка. Док ,как всегда на отшибе, цедит бокал виски. Все в сборе.

- Здоров, Джей.

- Привет, Кевин. Тяжёлый день?

- Да. Этот криворукий никак не освоится с управлением.

- Оу. Сильно досталось?

- Даже не спрашивай.

- Тебе как обычно?

Вместо ответа я кивнул. Джей налил рюмку, которую я опрокинул в себя одним движением. По горлу прокатился огненный, обжигающий комок, который мягко тюкнулся где-то внизу желудка. Джей налил рюмку снова. В этом деле перерывы вредны, поэтому её содержимое отправилось вслед за предшественником. По телу разлилась приятное тепло, уставшие мышцы наконец расслабились, мир не то чтобы заиграл красками, но стал на порядок уютнее.


Мимо прошёл Марк. Тот ещё маньяк. Ведь догадывается наверняка, что никакой жены нет, и тем не менее каждую ночь уходит её искать. Ладно. У каждого свои задвиги.


Я выпил ещё одну рюмку.


***


Луна была не привычно яркой и большой. Наверное, потому что сейчас в небе почти не было дыма от повсеместных пожаров. Кстати, почему-то сегодня их было меньше. Может быть, потому что они надоели всем до чертиков?


Я стряхнул пепел. Сидящий на парапете ворон внимательно проследил за падением серого столбика. Милая птичка. Два дня назад правда чуть не выклевал мне глаз. Сейчас он спокоен. И чёрт с ним.


Раздался шорох, и рядом опустилась Йоко:

- Есть сигарета?

Я молча протянул ей пачку. Она старательно закурила, и столь же основательно закашлялась.

- Первый раз?  -спросил я, подождав, пока она прокашляется.

- Да, - чуть сдавленным голосом ответила Йоко. - Я даже в институте не курила.

Некоторое время мы сидели и молча смолили. Тишину нарушила Йоко.

- Как ты думаешь, кем мы были раньше?

- Кто знает? - пожал я плечами. - Может быть китайскими повстанцами. Или парочкой богатых миллионеров. А может быть, я был архивариусом. А ты секретарём. Это неизвестно никому.

- Представить тебя не могу в очках, - улыбнулась она.

- Я тоже, - я улыбнулся в ответ. - Видела Сидни и Патрика?

Йоко кивнула:

- Похоже, они нашли друг друга.

- Так категорично?

- Да брось, Кевин. Об этом скоро зомбаки шушукаться начнут. У этих двоих вполне закономерная интрижка на поле боя.

- Закономерная?

- Угу. Напряжение, постоянный стресс. Нормальная психологическая разрядка.

Я внимательно посмотрел на неё:

- Так ты ещё и психолог?

- Был такой грешок. Я сначала пошла на психологию, но идея вирусоконструирования мне показалась заманчивее. Я ушла на другой факультет, и вот я здесь, в этом дерьме.

- Не могу представить тебя в роли доктора Менгеле.

- Все не так просто. Ты думаешь, нас поставили в известность, что мы будем делать? "Ребята, мы будем делать ужасный боевой вирус, который будет превращать людей в чудовищ". Не смеши. Я работала над вирусом, который, как я думала, будет уничтожать раковые клетки и вытаскивать людей с того света. Только кому это теперь докажешь?

Повисло тягостное молчание. Я легонько толкнул её плечом:

- Успокойся, никто ни на что не намекает.

- Надеюсь. И так тяжело осознавать, что я, пусть и не зная, приложила руку к этому кошмару.

- А я алкаш.

Йоко посмотрела на меня и улыбнулась:

- Что-то не похож.

- Нет, серьёзно, я три раза проваливал вступительный экзамен в полицию из-за того что пропускал лишний бокал, кстати, здесь же, у Джея.

- В четвёртый ты все-таки миновал сие злачное заведение?

- Отец постарался. В тот день он заманил меня в подвал и закрыл там. Выпустил только чтобы отвезти на экзамен.

- Строгий он у тебя.

- Его просто достали мои неудачные попытки.

- У меня все не так интересно. Папа инженер. Мама школьный доктор. Каждый тянул меня в свою стезю, но... Я выбрала свой путь. Как показала практика - зря.

- Да ладно тебе. Не ты же это все сотворила. А так мы хотя бы познакомились.


***


Канализация. Вонь. Сырость. Блохи. Огромные блохи.


Вообще, ни Йоко, ни Док так и не смогли точно сказать, что это за полутораметровые твари. Однако после того, как выяснилось, что они ещё и неплохо прыгают на два-три метра в высоту, название приклеилось к ним само собой.


Марк профессиональным ударом тесака снёс прыгучую мерзость со спины Йоко. Из разрубленной туши хлынула жёлтая жижа. Хорошо хоть у неё на спине рюкзак, который блоха не прокусит. Я, как мог, старался достать клятую тварь трубой, но та постоянно уворачивалась, танцуя на своих лапах как на пружинах. Наконец, удар лёг точно посередине её крошечной (по сравнению со всем телом) головы, и она замедлилась, буквально на несколько секунду, но этого хватило, чтобы следующим ударом (красивым, правильным, хоть сейчас в учебники по гольфу) блоха отправилась по дуге в дальний угол комнаты. Пока она поднималась, я достал табельный кольт и два раза спустил курок. Как говорит мой отец, лучше выстрелить, перезарядить и снова выстрелить, чем светить фонариком и спрашивать "Кто там?".


Оглядываю наш отряд. Йоко цела. Господи, дробовик в ее руках самую чуть меньше её. Как её отдачей не сносит? Марк вытряхивает из коробки синюю пилюлю. Видимо блоха все таки успела его укусить. Выживет. Удивительно, но я без единой царапины. Достаю обойму - семь патронов и десять в кармане. Меньше чем хотелось, больше чем могло бы быть.


Времени нет, первый поток тварей мы отбили, но будет и вторая и третья волна. Надо спешить.


Все знают что им делать. Йоко вставляет ключи в панель управления, Марк кладет руку на рубильник. Я подхожу к тяжелой, металлической двери. Немая перестрелка глазами, поворачиваются ключи, рубильник идёт вниз. Дверь открывается, но только она доходит до середины, как раздаётся дикий скрежет и дверь начинает движение назад. Я упираюсь в неё всем телом, удерживая. Их горла вырывается хриплый крик - "Пошли!". Йоко и Марк срываются со своих мест и протискиваются мимо меня. Сил почти не остаётся, и я буквально отпрыгиваю от двери в следующую комнату. Железная махина намертво отрезает нас от пройденного пути. Очередной этап гонки со смертью закончен.


***


С койки меня подорвал чудовищный, полный боли и отчаяния рев. Так может реветь истыканный копьями слон. Или горилла которой кое-что прищемили. Смертельно раненный лев.


Или человек, убитый горем.


В баре я очутился через минуту, в буквальном смысле перепрыгнув лестничные пролеты. В дверях столкнулся с взьерошенным Доком, который задумчиво глядел на свой пистолет-инжектор. Аккуратно оттеснив его, я, на всякий случай вынул пистолет, и выглянул в бар. Картина предстала... Впечатляющая.


Входная дверь была просто сорвана с петель и валялась возле барной стойки. Точно по центру выделялся кровавый отпечаток ботинка. Мда, я знаю только одного человека, который может вот так, ударом ноги, может вынести дубовую дверь. Вот он, сидит на полу, привалившись к стене, и смотрит прямо перед собой остекленевшим взглядом. Йоко, сидевшая рядом, оглядывалась беспомощным и испуганным взглядом, ища поддержку. Я убрал пистолет и подошёл к ним, по пути выдернув из-под барной стойки бутылку виски.


Марк поднял голову и посмотрел на меня пустыми глазами:

- Это были ящеры, Кевин. Три зелёных твари. Я не успел чуть-чуть. На день наверное. Они... Они даже не ели её. Они просто рвали, даже потом, когда она умерла. Все было в крови. Я... Я не мог остановиться. Они уже перестали шевелится, а я все рубил их, рубил и снова рубил. -только сейчас я заметил, что Марк весь, с головы до ног, испачкан темно-зеленой дрянью. -Её больше нет, Кевин. Её больше нет.

Наверно, я должен был сказать что-то ободряющее, утещающее. Успокоить. Я протянул ему бутылку.


Он одним движением свернул с неё пробку и опустошил её за один заход. Бутылка выпала из обмякших пальцев, и, звякнув, покатилась по полу. Возможно, это и послужило сигналом, но как бы то ни было, Марк уткнулся лицом в колени и сдавленно заплакал. Йоко обняла его за могучие плечи и начала успокаивающе гладить его по голове. Я плюхнулся на пятую точку рядом с ним.


На душе было пусто.


***


Марк явно собрался в Валхаллу. Нет, он по-прежнему с успехом рубил всевозможных тварей, даже с ещё большей яростью, экономя нам с Йоко патроны. Один раз он убил ящера с двух ударов, и, кажется, даже не заметил его. Зомбаки же от него просто разлетались. Но...


Ему было плевать, выживет ли он.


Он истекал кровью но даже не пытался использовать гемостат. Прорывался сквозь ядовитый вьюн и не думал принимать антидот. Полз из последних сил, но напрочь игнорировал спрей-реаниматор, который лежал у него в кармане.


Он не хотел жить.


Каждую ночь в баре он проходил в нашу комнату, падал на кровать, и так лежал до самого утра. Мне кажется, он даже не спал. И не факт, что он думал хотя бы о чем-нибудь.


Мне не хотелось об этом думать, но похоже Марк умер. Не физически, нет, он был здоровье всех. Умерла его личность, а бренное тело удерживала только лишь идея мести. И это было страшно.

- Марк, прими гемостат.

Марк посмотрел на Йоко отсутствующим взглядом, но возражать не стал, молча кивнул, достал коробочку, вытащил пилюлю и закинул её в рот.


"Рестарт участка. Начало с последней точки".


И снова вокруг нас возникает маленькая комната с двумя дверьми. Из одной мы пришли. За другой нас ждала смерть.


Уже второй день мы подыхали раз за разом на одном и том же месте, в погрузочном зале. Сначала Йоко. Потом я. Последним Марк.


Тварь, которая пряталась за дверью была слишком сильна и быстра. Мы тоже были не промах, но она была ещё и живучей. Каждый раз мы почти убивали её, но она всегда ловила нас на последнем рывке.

- Собрались, ребята, - я оттянул затворную раму и проверил патронник. -Перезарядите пушки, подготовьте патроны. Нам нужно быть готовыми.

-Йоко, - впервые за долгое время подал голос Марк. - Дай мне дробовик.

Мы с ней переглянулись. Что-то было не так.

- Марк, что ты задумал? -тихо спросила Йоко.


Марк молчал долго. Когда он заговорил, отрешенность исчезла из его голоса:

- Йоко, ты возьмёшь мой пистолет. Он получше, чем твой. Действуем как обычно, разбегаемся от этой твари, потом своим со всех сторон. Как только открывается дверь, вы оба бежите к ней, Кевин, подстрахуешь её. Я задержу эту тварь, и, как только доберетесь до двери, бегу к вам, а вы прикроете меня.


План был прост и понятен, но в нем был один не ясный момент.

- Марк, - осторожно спросил я. -А ты сможешь? Ты выживешь?

Он посмотрел на меня и впервые за долгое время я увидел старого доброго Марка.

- Не факт. Пятьдесят на пятьдесят. Но это хотя бы шанс. Не получится - начнём сначала.

- Марк, - Йоко подошла и доверительно положила руку на плечо. - А если мы добежим, а ты не выживешь?

Он пожал плечами и неожиданно улыбнулся:

- Значит, судьба. Да не переживайте так, это уже не имеет значения. Я все равно умру, а так хоть вы доберетесь до конца.

Йоко долго смотрела на него, потом неожиданно встала на носочки и обняла его:

- Марк. Пожалуйста, пообещай, что выживешь. Пожалуйста. Марк, ты нужен нам.

- Да, старик, - я подошёл к нему и шутливо ткнул в плечо. - Ты редкостной зануда и старый маразматик, но мы команда. Постарайся выжить. Мы слишком многие прошли, чтобы расставаться сейчас.


***


Я сидел на крыше бара и курил. На душе кошки скребли. Марк, старина Марк...


План сработал. Я и Йоко добежали до двери, Марк отбросил пустой дробовик и бросился к нам. Мы обрушили на тварь свинцовый шквал, и тут план дал трещины. Щупальце кинулись за Марком, но ветеран Вьетнама наверное почувствовал что-то и успел нырнуть в кувырок, пропуская щупальце над собой. Оно пролетело мимо и ударилось о Йоко. Навряд ли тварь успела сообразить что-либо, скорее всего просто сработал рефлекс. Как бы то ни было, коснувшись Йоко, щупальце моментально обернулось вокруг неё , тварь дернула её прежде чем я успел среагировать и потащила к себе. Успел среагировать Марк. Прямо из кувырка он кинулся на щупальце, выхватывая из кармана свой тесак. Ему хватило двух ударов, чтобы обрубить его конец, но освободив Йоко, он сам попал в ловушку. Я рванулся к ним, поднял Йоко и повернулся чтобы кинуться за Марком, но было уже поздно, он попал в настоящий гадюшник, только вот каждая из змей была толщиной со среднего удава. Марк яростно рубил их, но его попытки освободиться были обречены. Наверное, я бы всё-таки кинулся бы к нему, но меня остановил его крик:

- Не лезь!!! Не лезьте!!! Бери Йоко и валите отсюда!!! Оба!!! Я догоню вас!!! - добавил он, видя, что мы колеблемся.


Я не знал, что ответить, и потому просто кивнул. Слава богу, Йоко оглушило, иначе подозреваю, что она бы кинулась вытаскивать его. Я подхватил её лёгкое тело на плечо и со всей дури стартанул к двери. Уже проходя её, обернулся. Марк каким-то образом дотянулся до того, что когда-то было головой твари, и с остервенением и яростью прорубался до того, что было внутри.


Таким я видел его в последний раз.


Марк не появился в поезде, на котором мы уезжали из этой чертовой лаборатории. Не встретил нас на станции. И когда мы пришли в бар, его тоже не было. Я не хотел в это верить, но похоже что мы больше никогда его не увидим.


Рядом опустилась Йоко и протянула мне початую бутылку джина. Я посмотрел на неё.

- Ты ведь не пьешь.

- Сейчас можно. И даже нужно.

Я взял бутылку и сделал долгий и основательный глоток. Тяжесть в душе не пропала но стало легче. Совсем чуть-чуть. Я достал сигареты, и уже не спрашивая протянул одну из них Йоко. На этот раз она не кашляла.

- Из запасов Джея?

- Ага, - отрешенно ответила она. - Вряд ли хватится. А даже если хватится, то плевать.


Я хотел что-то сказать, но именно в этот момент трижды коротко взвыли сирены.


"Деинсталяция игры. Всем приготовиться к стиранию. Расчётное время - пятнадцать минут".


Пустота. Безразличие. Плевать.


Йоко протянула руку, и я передал ей бутылку. Она сделала небольшой глоток и вернула её мне.

- Как ты думаешь, Марк...

Я обнял её за плечи.

- Марк все сделал правильно. Он поступил бы точно так же при любых обстоятельствах. Это же Марк.


Некоторое время мы сидели молча, почти в полной тишине, нарушаемой только треском сигарет.


Горизонт вдруг начал рассыпаться миллиардами ярких точек, падающих на землю. Внизу послышался звук открываемой двери, и следом за ним голоса Синди и Патрика. Они мило болтали, словно выбрались на самую обычную прогулку. Судя по всему они хотели взглянуть на процедуру стирания поближе.


- Йоко... Можно тебя спросить?

Она показала головой, завороженно глядя на падение реальности:

- Не надо, Кевин. Сейчас это не главное.

- А что главное, Йоко?

- Что мы вместе, - помолчав, ответила она и сделала внушительный глоток из бутылки. - У меня дежавю.

- У меня тоже. Думаешь, мы были знакомы там, в прошлой активации?

Она пожала плечами:

- Возможно. Кто знает.


Волна деинсталяции медленно приближалась к нашей улице, а мы все также сидели на крыше, любовались ей, пили джин и молчали. Йоко была права, слова были не нужны. Когда волна дошла до нашей авеню, я спросил её:

- Как ты думаешь, мы еще встретимся? Там, в следующей активации?

Она улыбнулась и обняла меня:

- Обязательно!


© - Евгений Кот

@ - bludkot@gmail.com

Показать полностью
283

Котовка

1.


- Мужики, в субботу надо будет выйти. За мной не заржавеет.


Мужики согласно закивали, поскольку их начальник, владелец пельменного цеха Петр Степаныч Горбунков с соответствующим прозвищем Семен Семеныч был мировым чуваком и на внеурочные так проставлялся, что вся пятерка его работников просто мечтала немножко повпахивать в выходные, чтобы затем расслабиться здесь же, на полянке перед цехом, когда в стаканчике плещется самогончик, на мангале шкворчит шашлык и течет сам собой разговор ниочем.


Эта суббота также завершалась неплохо. Когда последний рефрижератор свалил с цеха, набитый пельменями и прочими вкусностями, Горбунков выкатил тележку с уже замаринованным мясом, один из работяг вытащил из уголка мангал и начал разжигать уголь. Второй взялся шампурить мясо. Третий полез в холодильник за самогоном.


Про самогон отдельный разговор. Так в коллективе сложилось, что его наливали в большой котелок и уже во время пьянки каждый черпал оттуда стаканчиком нужную дозу.


Пельменный цех ИП Горбунков граничил с пельменным цехом ИП Корпеев. Тут уж никуда, поскольку оба цеха находились на останках советского мясокомбината и были соединены одной холодильной системой.


Соседский предприниматель - Корпеев дядька в годах, завидущий до чертиков. От него рабочие постоянно перебегали к Горбункову. А все потому что Горбунков был по натуре человеком компанейским, с людьми сходился сразу и сотрудникам всегда платил по-людски. А Корпеев за каждую копейку переживал, как бы не переплатить лишнего. Но он считал себя ахуенной няшкой, оттого объяснял перебег работников на сторону конкурента общей степенью недоразвитости местного народа. А также врожденной неблагодарностью онного и "явно чего то спиздил потому и лыжи навострил, пока не спалили".


Так-то пельменные магнаты при встрече виду не подавали, что друг друга терпеть не могут. В смысле Корпеев Горбункова терпеть не мог, а тот вел себя, как ведет удачливый человек, глядя на изнемогающего от зависти соседа. И по доброте сердечной пропускал мимо все намеки работников, мол, знают они, кто постоянно на их цех проверки насылает.


Единственная живая связь у цехов была в виде рыжего кота, носившего первоначально кличку Васька, но более известным он стал уже в качестве Туда-Сюда. Поскольку его жизнь, как у трамвая, четко следовала по маршруту ИП Горбунков - забор - ИП Корпеев - забор - ИП Горбунков. Там пожрет, здесь пожрет, мясоперерабатывающее производство все-таки. Тем более оба цеха его закармливали, надеясь, что он предпочтет их и уже не станет гулять к соседям. Ага, нашли дебила.


Вот и сейчас он аккуратно шел по высокому забору меж цехов, щурясь на рабочих и принюхиваясь к запаху маринованного мяса.


- Внатуре, Туда-Сюда, итить тебя, - по доброму усмехнулся Горбунков и кинул в кота шишку. Она несильно ударила его по пузу, от неожиданности кот подскочил, не смог удержаться на заборе и молча спикировал вниз. Правильно. Прямо в котел с самогоном.


2.


Над поляной воцарилась тишина. Наимертвейшая. Когда у мужиков умирает несколько литров чистейшего, как слеза помывшейся импортным шампунем девственницы самогона иной тишины и не бывает. Затем поляну огласил хоровой мат. Кто-то рванул кочергу, чтобы треснуть поганую зверюгу, кто-то полез вытаскивать кота - тот умудрился не только попасть своим телом точно в котел, но и увлечь его на землю со стола, таким образом, что посудина в итоге накрыла его сверху.


- Вот так эту падлу и похороним! - заорал с гневом белокурый гастрабайтер по прозвищу Петрусь. Или по имени, кто этих гастрабайтеров разберет, какие у них в Гастрабайтерстане имена в моде.


- Да хорош, мужики, - усмехнулся Горбунков. - Кот не причем. Это ж я его шишкой саданул.


- Туда-Сюда виноват по-любому, уворачиваться надо было.


Горбунков вытащил из кармана портмоне, отслюнявил несколько тысячных купюр и протянул Петрусю.


- Петро, будь добр, ты ж на мопеде, скатайся до магазина, затарься коньяком. Только хороший бери, не жадничай. А сэм... ну вытек и вытек, куда деваться.


Кто-то из работяг ловко вытянул кота за шкирку из котла, потащил к бочке у входа на склад, где скопилась дождевая вода и окунул Туда-Сюда в нее. Кот после самогонного душа еще не пришел в себя толком, потому почти не сопротивлялся, только протестующе шипел.


- Топишь? - участливо спросил рабочего Горбунков.


- Неее, отмываю.


- И правильно, а то еще начнет с себя слизывать самогон, ужрется. Кто его знает, мож он буйный когда бухой.


Рыжую скотину отмыли, потрепали по ушам и, поставив на четыре лапы, направили к выходу отеческим пенделем. Затем прибыл коньяк, его, чтобы не нарушать традицию, вылили в уже отмытый котелок. Ну и сели наслаждаться коньяком с шашлыком.


В этот момент в ворота постучались.


3.


У входа стоял господин Корпеев собственной персоной с мокрым рыжим котом Туда-Сюда на руках.


- Вы чего, ребята, совсем того? Нахуя кота самогоном-то поливали? - начал он с порога.


Отрицать факт издевательства над животным было бессмысленно, поскольку от кота разило просто сногсшибательным ароматом проебанного сэма.


Горбунков в это время пробовал первую партию шашлыка. Рядом с ним находился Петрусь, который тихо и печально сказал ему, что теперь сраный Корпей еще и в Гринпис будет на них стучать. Мало налоговой и СЭСки.


- Ды мы это... - начал Петрусь, размахивая руками и не находя нужных слов.


- Мы котовку делали. Ничего не попишешь, такая рецептура, - взял на себя переговоры Горбунков.


- Котовку? Че это?


- Старинный кержацкий рецепт, - авторитетно пояснил Горбунков без тени улыбки. - Чтобы придать самогону охуенность и крепость, в него на полчаса окунают кота. Обязательно рыжего. Как выстоится, от шерсти очистишь и пьешь. У кота шкура какие-то вещества имеет, толком в науке не изученные, но уже применяемые в народном самогоноварении. Очищает самогон на раз, лучше армянского коньяка получается. Повышает иммунитет, мужскую силу, содержит поливитамины, полезные минеральные вещества...


- И коэнзим ку десять! - вспомнил кто-то из рабочих телерекламу.


Корпеев помялся с ноги на ногу, затем нерешительно сказал.


- Горбунков, ну ведь пиздишь ведь.


- Да вы вон в котелке попробуйте чо получилось! - живо включился в беседу Петрусь. Остальные поддержали шефа, мол, все так и было. И только один отошел и отвернулся, как бы копаясь в бардачке машины, но если глянуть на его отражение в зеркале заднего вида, можно было заметить, как он корчил страшные гримасы, только чтобы не ухохотаться прямо на глазах соседа. Корпеев зачерпнул стаканчиком субстанцию из котла, отпил, крякнул "заябись", занюхал котом и немножко покалякав еще с соседями, свалил прочь.


4.


- Ну чего вы ржете, народ, - урезонил работяг Горбунков. - Грешно ведь над несчастным человеком издеваться.


- Так ему и надо, - сказал Петрусь. - Мы то с тобой его хорошо знаем. Помнишь, как он машину покупал?


И сразу же всем начал рассказывать на правах старичка коллектива.


- Тут как-то к Семенсеменычу... тьфу, к Петру Степанычу, приехал блатной чувак на навороченной тачке. Закупать большую партию пельменей. Сам загулял, а машину бросил у нас на стоянке. И ключи Петру Степанычу дал, мол, катайся пока я бухтерю. Тот пару раз на ней от дома до работы проехал и вернул тачку владельцу. Этот жеж гандон соседский решил, что Петр Степаныч себе новое авто купил специально, чтоб его жаба задавила. А там аппарат я ебу лямов на шесть.


- На четыре от силы в люксовой комлектации, - поправил Горбунков.


- Да мне, босоте, и один лям по простоте душевной никогда на хер не упадет. Так вооот... и решил Корпей тоже такую же взять. Ну и взял такую же дуру, чтоб только не ударить лицом в грязь! Последние бабосы выгреб, сука, рабочих на два месяца посадил хер сосать без зарплаты, мол, проблемы с банком. Ну они как увидели на парковке эту "проблему с банком", так его отпиздили... Он потом свою чавку в столичной клинике собирал. Как раз пришлось тачку за полцены перепродать, чтобы операцию было на что сделать.


- Да, не везет мужику с бизнесом, - вздохнул Горбунков. - Ты не застал, когда он мутил с самолетом? Нет? Решил он туристов возить на двухместном самолете. Купил один такой. А спецов нанимать не стал. Местных с деревни механизаторов за пару бутылей нанял обслуживать. Те и наобслуживали. Однажды они по пьяне просто забыли залить горючку в бак. Самолет разогнался и сразу же носом в землю. Движок размазался в блин, хорошо хоть летчик жив остался. Сорок штук баксов как с куста. Так то он человек с размахом, только вот не всегда свой размах выдерживает.


5.


Еще немного посидели и уже дело было к завершению внеурочного праздника весны и труда с шашлыками, когда у ворот резво тормознуло сразу три авто. Оттуда выскочили молодые люди с бледными, но решительными лицами. Рабочие с интересом воззрились на гостей. Один из прибывших сунулся было к ним, но его остановили:


- Да это с другой стороны, глухой что ли?


- Ребят, чего случилось? - окрикнул их Горбунков.


- А вы не слышите?! - патетически крикнул кто-то из молодняка. Старший группы пояснил.


- Мы - "Зеленая гвардия". Поступил сигнал, что здесь у вас по соседству завелся живодер. Да сами прислушайтесь!


- Блин, - сказал Горбунков, прислушавшись. - А я думал, это Корпеев болгаркой че-то пилит. Еще удивился, чего эт он в субботу работать рвется.


На самом деле, если внимательно вслушаться, можно было разобрать, что последние полчаса из-за забора раздается тоскливый вопль кошака на одной долгой тягостной ноте.


- Этот пидар котовку делает, - всхлипнул Петрусь.


"Зеленая гвардия" целеустремленно вломилась в соседский цех. Послышалась ругань, затем - тяжелые удары. Было нетрудно догадаться, что Корпеева охаживают всей толпой. Возможно даже ногами.


- Зеленые, блин! - вздохнул Горбунков. - Когда у Большеречья в частном зоопарке сделали хлипкую ограду в заводи и у них два бегемота поутру в Иртыш уплыло, хоть бы кто пошевелился. А тут из-за какого-то кошака морду бьют. Не, ну бегемоты даже в чем-то оказались полезны. Группа рыбаков бросила пить. А как тут не бросишь - сел с утра в резиновую лодочку, подгреб к заветному местечку, закинул прикормку, а из воды на прикорм вот такенные морды всплыли, с пастями, что чемоданы... Тут не то что пить - речки с озерами будешь за километр обходить.


Народ похохотал, особенно ржал Петрусь, покручивая мобильник, на который недавно скинул "сигнал" зеленым, отходя вроде как в туалет.


По забору плелся, еле перебирая лапами, мокрый и хмурый кот Туда-Сюда. Судя по его морде, он навеки зарекся гостить у Корпеева.


- Але, Ванька, это Петрусь. Прикинь, у нас тут такой прикол случился! В общем, кошак рыжий в котел с самогоном упал. А тут соседский бизнесмен прискакал, типа чего кошака мучаете. А мы ему - котовку делаем.... А? Котовку говорю. Прикол такой. Типа если рыжего кошака в самогон окунуть, тот станет, как коньяк... Чего? Да прикол говорю такой! А сосед поверил...


6.


Бомж принюхался. Он чуял до боли знакомый запах, что уже давно не ощущал. Тот самый, который стал причиной его стремительного снижения по социальной лестнице до самого дна. Он двинулся на этот манящий запах и увидел его источник - рыжего кота. Тот дремал рядом с трубами теплотрассы. Мокрый и обессиленный. Стремительное движение - кот забился в руках бомжары.


Добытчик принюхался к мокрой шерсти кота и слезы радости покатились по его дубленому лицу.


- Ебушки-воробушки... неужели?!


Он присосался к горлу кота. Оторвавшись, ахнул.


- Блядушки-оладушки! Самогооон!


Больше он ничего не сказал, внезапно получив по обросшему затылку мощным ударом доски. Кот выбрался из его рук. Над поверженным бомжом стоял старший группы "Зеленая гвардия", а за ним - два активиста.


- Блядь, уже шестой рыжий кошак в самогоне. Похоже, ребята, в городе действует какая-то секта.


Старший оборотился к полуобморочному коту и протянул ему руку.


- Идем со мной, если хочешь жить.


Афтырь:

e-mail: kovernagi@Mail.ru

Показать полностью
-11

Идет волшебница-зима

Идет волшебница-зима,

Пришла, рассыпалась клоками,

Повисла на суках дубов,

Легла волнистыми коврами.

Среди полей, вокруг холмов.

Брега с недвижною рекою

Сравняла пухлой пеленою;

Блеснул мороз, и рады мы

Проказам матушки-зимы.

(с) А.С.Пушкин

Идет волшебница-зима Зима, Стихи, Картинки
-24

"Чёрная тяпница", или очередная на*ебка для народа от Ulmart

Приветствую вас, пикабушники и пикабушенки)

Уот такая фигня творится в инете.


Решил тут пошерстить инет на предмет скидок, вдруг что путнее попадётся

Шарился-шарился, и наткнулся на сайт местного "Юлмарта".

Начал шерстить скидки.

Ииии... наткнулся вот на это:

"Чёрная тяпница", или очередная на*ебка для народа от Ulmart Чёрная тяпница, Юлмарт, Екатеринбург, Обман, Мат

Это нам показывает в разделе "Stock", типа, ниибацаа, крутая скидка.


И чёт решил сравнить скидки с обычным разделом.


Заходим в обычный раздел "Юлмаркета":

"Чёрная тяпница", или очередная на*ебка для народа от Ulmart Чёрная тяпница, Юлмарт, Екатеринбург, Обман, Мат

И что мы видим?


Что цены, искусственно раздутые накануне, не соответствуют ценам на то, какие они были раньше (и остались такими же на непопулярные жижки).


Откуда я это знаю?


Пару мес назад, сидел-просматривал цены жижек на местных сайтах, сравнивая, где, что и почём, когда попросили уточнить цену на определенную жижу у нас в городе.


Уот так нас и наёбуют подлые капиталюги, малятки!

Проявляйте бдительность!

Показать полностью
8

Берегите себя.

Уровень "гормонов счастья" достигает максимума во время секса и при употреблении сладостей.


Так что, если одновременно жрать шоколадку и трахаться, может разорвать от счастья.


Берегите себя.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

У каждого большого классного сообщества должны быть свой маскот и свой мерч. А что, если бы еще была своя дебетовая карта с уникальным дизайном? Вместе с «Тинькофф Банком» мы планируем выпустить такую карту — специально для пикабушников.


У нас есть несколько идей дизайна карты, но нам хочется, чтобы ее внешний вид был по душе как можно большему числу пикабушников (а иначе какой смысл все это затевать!). Вы даже можете предложить свой вариант, и, если другие пикабушники его одобрят, мы нарисуем макет карты по вашей идее. А теперь давайте обо всем по порядку.


Почему именно «Тинькофф Банк»?

Потому что у «Тинькофф Банка» есть крутая дебетовая карта Tinkoff Black. Хороший кешбэк в рублях, процент на остаток каждый месяц, партнерские предложения и акции, удобное мобильное приложение. Если вы никогда не слышали о карте Tinkoff Black, прочитайте о ее преимуществах в этом посте, и сразу поймете, почему мы выбрали именно ее.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

А кроме плюшек самой карты и уникального дизайна что-то есть?

Есть. От «Тинькофф Банка» вы получите полгода бесплатного обслуживания карты, а от нас — набор пикабушных стикеров с Печенькой (они отлично смотрятся на ноутбуках и чехлах для смартфонов).


Окей, как я могу предложить свой дизайн?

Прислать прямо нам на почту editorial@pikabu.ru. Опишите свою идею словами или нарисуйте, если вам так проще. Умеете рисовать только схематично карандашом на бумаге — сгодится! Словом, предлагайте вашу идею так, как вам удобнее. Главное, чтобы задумка была понятна. Присылая нам свою идею, вы соглашаетесь, что она будет участвовать в конкурсе. А полные правила страшным языком вот тут по ссылке.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

Но как вы узнаете, по каким идеям рисовать макеты карт?

Мы возьмем все предложенные идеи, отрисуем по ним макеты и добавим их к нашим вариантам. Когда все будет готово, мы устроим всепикабушное голосование за лучший дизайн карты.


А карту можно предзаказать?

Да! И даже нужно. Мы ведь должны понимать, сколько людей хотят получить себе такой драгоценный артефакт, как банковская карта с Печенюхой! Чтобы приступить к выпуску карты, нам нужно собрать хотя бы 1001 предзаказ.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

Но у меня уже есть карта Tinkoff Black. Я в пролете?

Нет. Вы можете дождаться, когда выйдет карта «Пикабу», и перевыпустить свою Tinkoff Black в новом дизайне. Ну или выпустить ее в качестве дополнительной карты, как хотите. В любом случае вы ничего не потеряете.


Ладно, вы меня убедили, предзаказываю. Куда нажимать?

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!