Specialview.org

Specialview.org

На Пикабу
поставил 0 плюсов и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
4097 рейтинг 9 подписчиков 36 комментариев 61 пост 9 в горячем

Слабовидящий путешественник Сергей Алексеев — о пешем походе из Армавира до Байкала

Слабовидящий путешественник Сергей Алексеев — о пешем походе из Армавира до Байкала Путешествия, Слепые, Туризм, Инклюзия, Длиннопост

В октябре 2021 года Сергей Алексеев, путешественник с инвалидностью 1 группы по зрению, завершил поход из Армавира до Байкала. В его рамках он преодолел более 5 тысяч километров пешком. Мужчина путешествовал с апреля по октябрь с тележкой и минимальным запасом необходимых вещей.


Корреспондент портала «Особый взгляд» Владимир Васкевич узнал у Сергея Алексеева, почему тот отправился в столь необычный и длительный поход, с какими трудностями столкнулся по пути и почему не дошел до финальной точки запланированного маршрута.


Оказаться в тупике


Когда я в первый раз связался с Сергеем, он был в Кургане, через два дня — уже в Тольятти, интервью он давал, находясь в Череповце. Следующей его целью был Санкт-Петербург. Однако еще полгода назад, по словам путешественника, он чувствовал себя в тупике и нуждался в новой жизненной цели.


«Можно сказать, что меня подтолкнули к моему походу, а можно сказать, что меня выбрала дорога. Факт в одном: в определенный момент своей жизни я зашел в тупик и очень нуждался в поддержке и какой-то новой цели. Этой целью для меня стала идея большого пешего похода на Байкал, где я мечтал побывать с детства», — рассказывает путешественник.


В юношестве Сергей активно готовился к службе в армии, занимался боевыми искусствами и фехтованием. Но в 14 лет он получил на тренировке травму и ослеп на один глаз. В последующие годы он практически перестал видеть и вторым глазом.


«Сейчас у меня на одном глазу только 3% зрения. Полностью слепым я назвать себя не могу, но и слабовидящим тоже, так как у меня первая группа по зрению, вижу я действительно мало. Моих остатков хватает, чтобы немного ориентироваться на местности, решать свои бытовые вопросы и избирательно пользоваться смартфоном», — говорит Сергей.


Сергей рассказывает, что после потери зрения столкнулся с большим количеством трудностей. Он много лет не мог оформить инвалидность, но в итоге ему присвоили только вторую группу. Инвалидность 1 группы установили лишь недавно. С работой тоже не задавалось. Сергей — специалист по лесничеству, но успел поработать сантехником, плотником и электриком.

«На мои умения и навыки особо никто не смотрит. А один из работодателей мне так и сказал, что инвалида он не возьмет ни при каких условиях», — рассказывает Сергей Алексеев.


Сейчас он подрабатывает как тайный покупатель — тестирует услуги банков, ресторанов и магазинов. «Отчаявшись трудоустроиться в Армавире, я разместил объявление как тайный покупатель на ’’Яндекс. Услугах’’, и это сработало. Работа у меня интересная, но не постоянная. Иногда задействован на телефоне сутками, а иногда заказов может и не быть несколько месяцев. Получаемые деньги полноценной зарплатой назвать не получится, так как на них не проживешь, но это все-таки какой-то доход», — говорит Сергей.

Слабовидящий путешественник Сергей Алексеев — о пешем походе из Армавира до Байкала Путешествия, Слепые, Туризм, Инклюзия, Длиннопост

Пешком 5000 километров


24 апреля 2021 года Сергей погрузил в детскую коляску палатку, спальник и минимальный запас еды, после чего вышел из родного Армавира и пешком отправился на восток. Свое путешествие он называет «прогулкой, которая затянулась». А «затянулась» она на полгода и 5281 километр.


«Мой пеший поход — это мое личное желание искупить ошибки прошлого и, возможно, найти для себя новый вектор развития или даже смысл жизни. Есть и другая цель: своим непростым путешествием я хочу привлечь внимание к проблемам людей с инвалидностью, а они, как показывает моя практика, есть — и в немалом количестве», — говорит Сергей Алексеев.


Он давно мечтал посетить Байкал, поэтому маршрут выбрал сразу. О физической подготовке Сергей тоже не переживал — с самого детства он любил длительные пешие прогулки и уже обошел вдоль и поперек родные леса.


Во время путешествия Сергей преодолевал в среднем по 25 километров в день, хотя иногда выходило и 40. Свой максимум — 58 километров — путешественник прошел в Самарской области. Местные дороги показались ему идеальными, а, по его словам, от качества дорог зависит многое.


«Очень часто я ошибался с поворотом, иногда путался на развязках, так что постоянно приходилось возвращаться назад, а иногда и начинать отрезки пути заново. Но я встречался со многими хорошими людьми, которые поддерживали меня, помогали вещами и едой, подсказывали правильную дорогу, поэтому спустя полгода я смог дойти до Канска», — говорит путешественник.


Однако, по словам Сергея, он изначально понимал, что это путешествие будет испытанием — преодолеть такой маршрут под силу не каждому. «Особой цели устроить из этого что-то грандиозное у меня не было. Я просто решил, собрал вещи и пошел. Правда, заранее немного почитал про рекорды и узнал, как их правильно регистрировать, так как хотелось, чтобы что-то осталось в истории, если у меня это получится», — делится Сергей.


Свой маршрут путешественник отслеживал при помощи геотрекера, еще он делал фотографии и выкладывал посты в социальных сетях. Сейчас он ждет ответа от международного агентства регистрации рекордов Interrecord.


«Категорию рекорда я решил назвать так: ’’Наименьшее время преодоления 1 тысячи и более километров пешком по России инвалидом первой группы по зрению без сопровождения’’. Подобных рекордов, насколько мне известно, еще нет. Это как бы первая планка, которую я устанавливаю. Про книгу рекордов Гиннеса даже не думаю, потому что за регистрацию любого рекорда берут большие деньги, Например, для Гиннеса, чтобы зарегистрировать рекорд в гиревом спорте, нужно около полумиллиона рублей. Свою категорию я даже проверять не стал — таких денег у меня все равно нет», — объясняет Сергей.

Слабовидящий путешественник Сергей Алексеев — о пешем походе из Армавира до Байкала Путешествия, Слепые, Туризм, Инклюзия, Длиннопост

Пять пар обуви


Достичь Байкала пешком в этот раз Сергею Алексееву не удалось. Уже в октябре в Сибири сильно похолодало и выпал снег, что затруднило передвижение.


«Снег меня слепит, и я практически не могу ориентироваться в пространстве. А дорога — зона повышенной опасности. Когда пошел снег, я пробовал продолжить путь, но пару раз свалился в яму, а потом чуть не сломал свою тележку. Тогда я понял, что пора ставить точку. Страшно за себя не было, Я переживал за людей, которые по моей глупости могли меня сбить. Зачем им лишние проблемы. Я не за этим шел больше пяти тысячи километров», — говорит Сергей.


Необходимых результатов он все равно достиг. По словам Сергея, на значительных промежутках пути он разгонялся до 12 километров в час и необходимые условия для установки рекорда выполнил. Удалось Сергею и привлечь внимание общественности: практически в каждом городе его встречали журналисты, а в некоторых — и чиновники.


«Это путешествие помогло мне качественно обновить себя и свои цели. Я посмотрел полстраны, убедился в том, что хороших людей очень много, не важно, где человек работает — на заводе или в министерстве. Встретился я и со сложностями: в Уфе я сначала сломал палатку, а потом упал, сильно повредил пальцы и разбил лоб. В одном из небольших городков меня ограбили в магазине и разбили лицо. И хотя нападающих до сих пор найти не удалось и имущество мне не вернули, я не жалею о своем походе, я очень доволен результатом», — рассказывает путешественник.


За время похода Сергей износил пять пар обуви, дважды сломал тележку, но все-таки достиг цели. Точку в пешем походе он поставил в Канске, а дальше на электричках добрался до Байкала. По словам Сергея, его мечта сбылась, а красота, энергетика и атмосфера озера не забудутся ему никогда.


«Сейчас я еду на электричках в Санкт-Петербург, где у меня запланированы съемки. В ближайшем будущем буду планировать новые походы, в этот раз, возможно, в команде с колясочником. В пути мне пришла такая идея, а в Канске я познакомился с путешественником, который перемещается на колесах при помощи только ручной силы. Спрашиваю его, как ты под Красноярском в эти горки залазил, а он смеется — это, говорит, с опытом приходит. Думаю, может, устроим совместный поход незрячего и колясочника, чтобы развивать данную тему», — говорит Сергей Алексеев.

Показать полностью 2
8

Как создаются голоса для синтезатора речи RHVoice

Как создаются голоса для синтезатора речи RHVoice Слепые, Разработка, Доступная среда, Длиннопост

RHVoice — синтезатор речи, созданный Ольгой Яковлевой. Многие люди с нарушением зрения не представляют жизни без него: вместе с программами экранного доступа он помогает серфить в интернете, вести социальные сети, работать с документами и так далее.


Долгое время выбор голосов в RHVoice был ограничен. Но в 2020 году незрячий разработчик Артем Плаксин и его команда создали лабораторию новых голосов для RHVoice. В том же году состоялась громкая премьера — разработчики представили синтезированный голос дизайнера, путешественника и блогера Артемия Лебедева.


Артем Плаксин рассказал «Особому взгляду» о том, как создаются голоса для синтезатора.

Как создаются голоса для синтезатора речи RHVoice Слепые, Разработка, Доступная среда, Длиннопост

Как родилась идея


Артем Плаксин — менеджер IT-проектов, веб-мастер и тестировщик программ на доступность для незрячих пользователей. За последние три года он запустил несколько социальных IT-проектов. В их числе — сервис «Данные в данные», помогающий незрячим людям конвертировать документы в формате PDF в текст, а текст — в речь, и сервис Tiflo Cloud — это альтернатива облачным хранилищам, доступная незрячим пользователям.


Плаксин также руководит некоммерческим проектом «Тифло Хост». В его рамках он занимается развитием и адаптацией российского сегмента интернета для незрячих пользователей, а также предоставляет незрячим людям доступный хостинг для их социальных проектов.


«Идеи создавать голоса для синтезатора речи сначала у меня не было. Просто в один из моментов, когда я смотрел YouTube-блог Артемия Лебедева, отметил, что у него отличный голос. Четкий, ровный, без лишней хрипотцы и ненужных дефектов. Тогда я подумал, что было бы неплохо попробовать синтезировать его голос, чтобы им пользовались незрячие», — рассказал Артем.


Он написал об этой идее Артемию Лебедеву, тот заинтересовался. Дизайнеру выслали речевую базу — текст из специально подобранных 1160 предложений на русском языке. Он должен был зачитать его в студии на хорошем звуковом оборудовании. Речевую базу не пришлось создавать с нуля, ее составили при разработке первых голосов RHVoice, и она лежала в открытом доступе в интернете.


По словам Артема Плаксина, о синтезе речи на начальном этапе он знал достаточно, но необходимого опыта создания голосов у него не было. Так к проекту присоединился незрячий программист из Грузии Бека Гозалишвили. У него был опыт разработки языкового модуля для грузинского языка для RHVoice.


«Бека тоже заинтересовался этой идеей, и мы приступили к работе. Но сразу же поняли, что нам нужны специалисты, которые умеют качественно работать со звуком. Начитанные дорожки нужно было резать по предложениям, чистить шумы, убирать фон. Работа непростая и очень важная», — рассказал Артем Плаксин.


Он пригласил присоединиться к проекту инженера монтажа Сергея Паршакова и инженера звукозаписи Дениса Шишкина.


Этапы создания голосов


Артемий Лебедев озвучил 1160 предложений и уложился при этом в 100 минут. По словам Артема, обычно у дикторов уходит на работу от 2 до 6 часов, а на выходе они получают от 1,5 до 3 часов готового материала.


«Запись речевой базы — первый и важнейший этап работы. Ведь от качества и чистоты записи зависит итоговое качество голоса. Артемий Лебедев прислал нам материал достаточно быстро, но записан звук был, к сожалению, не в профессиональной студии звукозаписи, поэтому нам пришлось долго чистить лишние шумы и фоны на заднем плане. Однако тогда мы были счастливы, что наш диктор вдохновился идеей и отозвался на наш запрос», — рассказал Артем.


На втором этапе работы Сергею Паршакову, инженеру монтажа, предстояло выделить из записи отдельные предложения и почистить речевые ошибки. При этом количество файлов с записанными предложениями длительностью по 3— 5 секунд не должно было превышать количество самих предложений в текстовом файле языкового модуля.

Как создаются голоса для синтезатора речи RHVoice Слепые, Разработка, Доступная среда, Длиннопост

«На третьем этапе идет работа со звуком. Здесь владения Дениса Шишкина. Он убирает излишние шумы, подбирает частотные и другие параметры звучания. Важной задачей звукорежиссера является умение выделить речевые особенности диктора, ведь именно они будут узнаваемы при использовании голоса пользователями», — сказал Артем Плаксин.


По его словам, это очень кропотливая и долгая работа, требующая высокого уровня мастерства от звукорежиссера. Важно и качество записи, поэтому разработчики всегда стараются просить потенциальных дикторов записывать звук только в профессиональной студии звукозаписи.


«На следующем этапе подготовленные файлы отправляются в специальную программную среду, где записанный звук сопоставляется с текстом. В этот момент каждая буква из текстового файла языкового модуля приобретает свое соответствующее звучание. С помощью тренировки, то есть неоднократного прослушивания и правок, звуковые файлы превращаются в синтезированный голос. Этим у нас занимается Бека», — рассказал Артем.


Тонкие настройки на этом этапе позволяют избежать сильной роботизации голоса, а за счет правильно подобранных частот каждая буква звучит по-своему — не монотонно и с минимумом ошибок. Настройка может занять много времени, но, по словам Артема, на создание любого голоса требуется от двух до трех месяцев регулярной работы.


Каталог голосов


В первые дни после публикации синтезированного голоса Артемия Лебедева его скачали несколько тысяч человек. Результат вдохновил разработчиков, и Артем предложил коллегам создать лабораторию голосов. Сейчас в ее каталоге уже несколько готовых голосов, их «владельцы» — известные блогеры, журналисты и ведущие.


Голосом комика Евгения Чебаткова говорит синтезированный голос «Евгений». Голос радиоведущей и автора блога о путешествиях «Я там был» Натальи Арсеньевой стал основой для голоса «Виктория». Команда Артема в сотрудничестве с коллегами из Украины создала и свой первый украинский голос «Володимир», основой стал голос журналиста и лектора Владимира Беглова.


«Для многих незрячих любителей аудиокниг очень дорог голос Юрия Заборовского, известного советского и российского актера, чтеца многих аудиокниг. К сожалению, в конце 2020 года Юрий Заборовский покинул нас. В память об этом человеке мы решили разработать его синтезированный голос. Это был серьезный вызов для нашей команды, так как голос пришлось создавать по уже имеющимся аудиокнигам», — рассказал Артем Плаксин.


Первым делом Артем обратился к жене Юрия Заборовского с этим предложением. Получив согласие, вместе с командой он отобрал из имеющихся записей около 1600 предложений.


«Аудиокниг, озвученных Юрием Заборовским, очень много, но это не сильно облегчило нам работу. Во-первых, со временем и возрастом голос у чтеца менялся, и это нам категорически не подходило. Во-вторых, как многие помнят, диктор читает очень эмоционально и ярко, а для синтеза речи это не самый лучший вариант. Приходились выискивать малоэмоциональные предложения, к тому же соответствующие всем требованиям для создания речевой базы», — сказал Артем.


Из-за возникших проблем создание голоса затянулось. Однако удача была на стороне разработчиков: они нашли записи хорошего качества 2004 года, и этот материал подошел для синтеза. Спустя несколько месяцев голос появился в каталоге лаборатории. Его выход приурочили ко дню дня рождения заслуженного актера и чтеца.


О планах на будущее


Многие незрячие люди уже пользуются разработанными лабораторией голосами. По словам Артема Плаксина, их используют при озвучивании книг, веб-страниц, приложений и так далее. С сайта RHVoice Lab можно также скачать аддоны для программ экранного доступа.


«В дальнейшем мы планируем заняться созданием голосов на других языках. Очень хочется создать качественный английский голос, а то имеющиеся достаточно наскучили, а также востребованный татарский голос. Готовые речевые базы уже есть, сейчас мы в поиске хороших дикторов. В будущем мы также планируем расширять разнообразие языков, но для этого потребуется создавать речевые базы с нуля — без работы опытных лингвистов никак не обойтись. Наш проект полностью некоммерческий, поэтому мы будем искать грантовые средства или спонсорскую помощь для осуществления задумок», — поделился планами Артем Плаксин.

Показать полностью 2

«Куда глаза не глядят»: как снималось первое в России тревел-шоу с незрячим ведущим

«Куда глаза не глядят»: как снималось первое в России тревел-шоу с незрячим ведущим Слепые, Блогеры, Путешествия, YouTube, Длиннопост

Летом 2021 года стартовали съемки тревел-шоу, ведущим которого стал незрячий путешественник, автор книги «Путешествие без границ» и корреспондент «Особого взгляда» Владимир Васкевич. В своей колонке для портала он рассказал о том, как проходили съемки и с какими сложностями ему пришлось столкнуться. Первые серии можно посмотреть на YouTube-канале Vova Poehal.


От задумки до воплощения

Эта история началась еще в 2016 году. Режиссер Александр Романов, один из руководителей продакшн-студии «Biser», задумал снять шоу, где ведущий познавал бы мир по-особенному. На тот момент у студии накопился большой опыт разработки и съемок передач о путешествиях: они производили передачи для телеканалов, делали рекламу для известных тревел-компаний. Однако сотрудники студии понимали, что проектом, который копировал бы формат передачи «Орел и решка», уже никого не удивишь.


Идею развивать пока не стали, члены команды Александра знали, что многим проектам нужно сначала «полежать». Студия вернулась к нему в 2018 году и объявила кастинг незрячего ведущего шоу, однако на него никто не заявился.


Параллельно я тоже задумывался о том, чтобы снять интересный тревел-проект. Я был под впечатлением от передач «Орел и решка» и «Мир наизнанку», и мне тоже хотелось когда-нибудь стать ведущим настоящего шоу. Однако профессиональной команды у меня не было, а снимать абы что не хотелось.

«Куда глаза не глядят»: как снималось первое в России тревел-шоу с незрячим ведущим Слепые, Блогеры, Путешествия, YouTube, Длиннопост

«Володю я увидел выступающим в Нижнем Новгороде, когда он путешествовал на попутках от Калининграда до Владивостока, и сразу понял, что это шанс сдвинуться с мертвой точки в проекте», — сказал руководитель студии «Biser» Александр Романов.


Я тогда не знал, что моим выступлением заинтересовался режиссер. Когда я ехал во Владивосток, со мной связались и предложили пройти кастинг. Но полететь в Москву я не мог, до Владивостока оставалось еще больше половины пути. Тогда ребята из студии неожиданно сказали, что сами прилетят в любой город моего следования. Я им ответил, что послезавтра буду в Улан-Удэ — прилетайте, если можете. А они взяли и прилетели.


За сутки первых моих в жизни съемок мы создали проморолик, в котором я путешествовал по столице Бурятии, пробовал национальную борьбу, играл на народных инструментах, работал в мастерской по изготовлению юрт и ел бараньи кишки и потроха с кровью. Что поделаешь, такая национальная кухня.


Мне тогда показалось, что первый опыт оказался довольно удачным. Моя съемочная команда тоже одобрила формат, но вот покупать наше шоу никто не хотел. Ведь производство каждой серии требует серьезных материальных затрат и усилий, а рисковать, выпуская в эфир незрячего ведущего с непонятным и непривычным форматом, никто из каналов не спешил. Производство передачи все время откладывалось. Мы встречались с разными компаниями, я лично летал на переговоры в «Яндекс» и даже в другие страны, но все было напрасно.

«Куда глаза не глядят»: как снималось первое в России тревел-шоу с незрячим ведущим Слепые, Блогеры, Путешествия, YouTube, Длиннопост

Пандемия


В 2020 году из-за пандемии закрылись границы, путешествия стали либо недоступны, либо сопряжены с огромным количеством трудностей — например, дополнительными тестами. Туристы стали активнее путешествовать по России. Традиционные курорты быстро переполнились, поэтому россияне стали искать новые интересные маршруты. В нашей стране много уникальных и красивых мест, одна проблема — туристы мало о них знают. А зря.

«В конце 2020 года режим пандемии ослаб, люди снова могли вернуться к путешествиям по России. Государство активно старалось привлечь людей к внутреннему туризму. Взвесив все за и против, мы подумали, что сейчас отличное время, чтобы еще раз попробовать поискать финансирование для программы с Володей», — рассказал Александр Романов.


Однако телеканалы по-прежнему не отзывались, поэтому команда студии сделала ставку на грантовую поддержку. Они подали два гранта, и в марте 2021 года я получил долгожданную смс: «Мы выиграли грант, шоу быть, готовься снимать 10 серий». Проект был профинансирован грантом АНО «Институт развития интернета» — «Biser» с нашим шоу стал победителем в номинации «Развитие внутреннего туризма посредством видеоконтента».


Сказать, что я был счастлив, — ничего не сказать. Несколько часов танцевал по квартире, а уже через месяц вылетел в Брянск на съемки первой серии передачи, получившей название «Куда глаза не глядят».


Как проходят съемки, когда ты ничего не видишь


В профессиональных съемках задействовано огромное количество людей. На съемки каждой серии выезжают восемь человек, не считая меня. Это режиссер и его помощник, продюсер, сценарист, три оператора и инженер по звуку. Съемки одновременно идут с трех камер, а также экшн-камеры, которую я часто держу в руке, и квадрокоптера. Все это привычная история для любой передачи, которая потенциально желает попасть на телевидение. Совсем другое — формат передачи, который мы тщательно отрабатывали во время съемок в Брянске.

«Куда глаза не глядят»: как снималось первое в России тревел-шоу с незрячим ведущим Слепые, Блогеры, Путешествия, YouTube, Длиннопост

«Идея шоу — рассказать о городах России, в которых мало туристов, через мир Вовы. Через доступные ему чувства осязания, обоняния, вкуса и слуха. А глазами в путешествиях для него становятся обычные прохожие, художники, спортсмены, предприниматели, повара кафе, рабочие с заводов, которые наш ведущий посещает в процессе знакомства с городом», — рассказала главный редактор передачи Мария Тарасенко.


Казалось бы, Маша придумывает сценарий, продюсер Саша Корчагина договаривается с локациями, операторы снимают, режиссер руководит процессом съемок, но не все так просто. Я не вижу, и с этим связано много нюансов.


«По сценарию каждая локация — будь то конный завод, погружение под воду с аквалангом, выдувка хрусталя или стрижка овец — должна основываться на каком-то чувстве. Здесь Вова попробует на вкус, там понюхает, в другой раз что-то послушает или оценит на ощупь. При этом локация должна быть интересна не только Вове, но и зрячему зрителю, ведь шоу снимается для него. Мне пришлось отбирать максимально тщательно каждую локацию, чтобы они были захватывающие по картинке и действиям, которые на ней происходят, тем самым вызывая у зрителей восторг. Тем более, когда Вова делает это сам, вслепую. По этой причине он пробует все на себе: собирает мед из ульев, управляет вездеходом и паровозом, лазает по заброшкам, стреляет из боевого Калашникова по мишеням, погружается под воду с аквалангом», — рассказала Мария Тарасенко.


Снять одну серию шоу — огромный труд. Уже в первый день съемок мы попали в непростые условия. Стилист составил мне несколько образов — одел с ног до головы, но вся эта одежда была предназначена для лета. Когда же мы приехали в Брянск, на улице было минус 2, шел снег и даже сыпал град, был сильнейший ветер. Я так сильно в своей жизни еще никогда не замерзал — даже когда ехал зимой автостопом по северу. Иногда руки и ноги просто отказывались слушаться, спасением был горячий чай, которым меня отпаивала продюсер Саша Корчагина.


Другая сложность: в каждой серии должен был быть эпизод, где местные жители рассказывают мне о том, как выглядят памятники. В готовом ролике он занимает меньше минуты, но чтобы его снять нужно расспросить как минимум 10 человек. Происходило это так: я шел и просто ловил прохожих по звуку, иногда по подсказкам режиссера. А дальше у меня было 10 секунд на то, чтобы объяснить человеку, что от него нужно.


Первым делом прохожие пытались убежать, очень часто последние слова предложения я говорил в пустоту. Если же мне удавалось быстро и в двух фразах донести суть просьбы, то они соглашались. Самыми сговорчивыми и не слишком стеснительными были бабушки, семьи с детьми, особенно юное поколение, подвыпившие прохожие и люди без определенного места жительства. Последние вообще охотно шли на контакт и могли устроить даже целую экскурсию.


«Первая серия для всех была лотереей, ведь наша команда встретилась с Вовой впервые. Мы очень переживали, так как хотелось сделать качественный продукт, но в первую очередь — чтобы Вове было комфортно и интересно. Надо сказать, что мы довольно быстро нашли с ним общий язык. В два счета он показал нам, как правильно его сопровождать. В процессе съемок мы привыкли и к некоторым нюансам съемки со слепым ведущим. Где-то мы ему подсказываем, как лучше пройти на камеру, где-то даем комментарии издалека, а в Ярославле членам нашей команды пришлось залезть в угольный отсек паровоза, чтобы нас не было видно в кадре, но при этом Вова слышал наши подсказки. Он все-таки вслепую паровоз вел. Представляете, какие мы оттуда вылезли», — вспомнила со смехом Мария Тарасенко.


Я никогда не пробовал себя в роли ведущего. Я проводил много интервью, но не принимал так много участия в съемках и стендапах на камеру. Особенно сложно давалось произношение заготовленного текста, я никак не мог избавиться от желания «декламировать» фразы, которые ребята предлагали произнести.


Мне кажется, что зрителю очевидно, где я импровизирую и говорю легко, а где — по памяти. В первой серии таких моментов было много: каждый эпизод мы снимали по пять-шесть раз, на улице было минус 2, и это был ад.


«При съемках первой серии мы не знали, как относиться к тому, что у Вовы что-то не получается. Где-то хотелось его пожалеть, где-то встряхнуть, так как это работа ведущего — быть в кадре всегда на позитиве, красиво и четко говорить. Наша команда всегда немного спорила по этому поводу, пока Вова участвовал в очередном эпизоде. Хотя сначала у нашего ведущего многое не получалось, но он проявил настойчивость, и с каждым днем качество его работы на камеру значительно повышалось. Тем более он сам попросил нас не делать ему больших психологических авансов и спрашивать с него, как с любого другого ведущего», — рассказала продюсер Александра Корчагина.


Во время первого съемочного дня в какие-то моменты у меня опускались руки. Вот, например, в финале первой серии я расслабленно пью морс и пробую всякие кушанья в царском прикиде на берегу красивого пруда. Веет умиротворением и юмором, особенно когда я предлагаю зрителю насладиться видами вместо меня: «А какой вид, посмотрите хотя бы вы». Но моя команда знает, как тяжело мне дался этот эпизод. Это был конец дня, и я уже плохо соображал. С каждым дублем что-то не получалось, я не нравился себе, не нравилась моя игра и режиссеру. Дубле на пятом, когда я выпил уже литр морса и съел пару десятков драников, я от раздражения на себя впал в ступор. Спасибо команде — они не форсировали события, а дали мне отдохнуть, а режиссер еще подошел и подбодрил. И все получилось со следующего дубля.


В каждой серии не без экстрима


Рабочий день на съемках обычно начинался в 6 утра. Я вставал, шел в душ и на завтрак, а к 7.30 или в 8 утра мы выезжали к первой локации. Продюсер шоу обычно заранее со всеми договаривается, но бывают незапланированные акции: в Казани, например, мы случайно увидели, как деревня готовится к Сабантую. Меня быстро посадили в телегу к самым уважаемым жителями поселения, и мы с песнями и плясками поехали по всем домам собирать полотенца. Это такой древний обычай у татар перед праздником Сабантуй.

«Куда глаза не глядят»: как снималось первое в России тревел-шоу с незрячим ведущим Слепые, Блогеры, Путешествия, YouTube, Длиннопост

В каждой локации мы в среднем снимали от 3 до 6 часов. Сначала ребята осматривали место съемок, готовили технику и вешали на меня петличку со звуком. Потом мы снимали основной эпизод, например, как я погружаюсь под воду, борюсь на татами или езжу на лошадях на конном заводе. Чем больше действий, тем дольше идет съемка. Потом сценарист и видеоинженеры отбирали самое интересное, и из 6 часов съемок получалось от двух до пяти минут видео.


После основной части мы переходили к подсъемке. Один из операторов снимал крупные планы, другой поднимал квадрокоптер и делал облеты с воздуха. Я же должен был несколько раз пройтись по местным пейзажам или сыграть сцену встречи с сопровождающим, который показывает мне все на локации. В Брянске, например, меня встречал Алексей, который создает и продает глюкофоны. Это такие интересные инструменты из металла с красивым звуком. В Удмуртии меня катал на автомобиле Иж 1953 года выпуска мастер спорта Виктор Макарович Власов, а в одном из музеев в Удмуртии экскурсию проводили сами «Бурановские бабушки». Они же учили меня петь на удмуртском языке.


Когда мы отснимали одну локацию, ехали на следующую. Съемки одной серии занимали три дня. Иногда в погоне за интересным эпизодом мы проезжали по 600 километров в день, хорошо, что у моей команды был свой микроавтобус, который очень удобен для перевозки техники. Ее, кстати, огромное количество. Каждая камера весит минимум по пять килограммов, а еще нужны петлички, «кошки», «пушки» (микрофоны так называются), различные провода, запасные аккумуляторы, одежда, вода, еда и прочий реквизит.


«Трудности первой серии уже позади, теперь каждая серия дается нам с Вовой достаточно легко, если, конечно, 12 часов в день на ногах можно считать легкостью. Но такая работа у нас и у ведущего. Часто спасает юмор Вовы: он не перестает шутить над собой, а иногда и над членами нашей команды. Женю, нашего оператора, чуть не зарубил древнерусским мечом, в одном из эпизодов в тяжеленной кольчуге случайно спрыгнул на другого оператора с высоты. И Вова, и Максим были в шоке. А потом Вова говорит: ’’Извини, Макс, я не видел, бывает’’. Мы чуть со смеху не померли за кадром», — поделилась Мария Тарасенко.


Легче всего во время съемок мне давались экстремальные эпизоды. Например, в Брянске мы залезали на крутой берег реки, ноги все время срывались из-за глины. Я начал падать, и вся команда вцепилась в меня, как в последнюю надежду, пытаясь вытянуть. Отчаянные ребята, ни разу еще не видел, чтобы мою сотню килограммов так легко и быстро поднимали на руках.

Иногда бывало и не до шуток. При переезде в Вологду микроавтобус попал в аварию — была ночь, на дорогу выскочил лось. Никто не пострадал, но машину пришлось отправить на эвакуаторе в Москву. Ребята взяли такси, ехали 500 километров всю ночь, а на утро, так и не поспав, приступили к съемкам. Я восхищен их профессионализмом и выносливостью.


«Вова нас тоже постоянно удивляет, и мы у него многому учимся. Например, он научил меня, не боясь, переходить дорогу. Я как-то с ним шла в Вятском в Ярославской области и все никак не могла решиться перейти проезжую часть. Есть у меня такой внутренний дискомфорт, когда подходишь к дороге. А тут Вова говорит, что стоишь, пойдем, машины далеко, и они все равно остановятся. Приподнял немного трость, взял меня за руку и повел через дорогу. Я сначала была немного в шоке, а потом сама увидела, как водители останавливаются. Через день сама не заметила, как Вову уже перевела на красный свет. Так делать, конечно, не нужно, но мы вместе посмеялись, что это он научил меня переходить дороги, не глядя», — рассказала главный редактор передачи Мария Тарасенко.

Показать полностью 4

В горы на ощупь: как незрячие и слабовидящие туристы покоряют вершины

Руководитель турклуба для людей с нарушением зрения «Масштаб плюс» Андрей Гостев рассказал корреспонденту портала «Особый взгляд» Владимиру Васкевичу о походах незрячих туристов и о пересечении Альп на ощупь, а также о том, почему вслепую покорять Эльбрус лучше в мае.

В горы на ощупь: как незрячие и слабовидящие туристы покоряют вершины Слепые, Слепота, Горный туризм, Туризм, Активный отдых, Длиннопост

Из тифлопедагогов в инструкторы по туризму


Андрей Гостев терял зрение постепенно, начиная с самого детства. Однако это никогда его не останавливало на пути к мечте. Изначально Андрей видел себя в качестве тифлопедагога, поэтому долгое время работал в реабилитационном центре для незрячих людей. Работа ему нравилась, и он решил получать высшее профессиональное образование на профильном факультете в университете.


Окончив учебное заведение в 2001 году, Андрей Гостев продолжил свою работу с незрячими и слабовидящими людьми: он помогал им осваивать азы бытовой и социальной самостоятельности. Однажды по приглашению друзей Андрей попал на туристический слет, где и понял, что туризм, работа в команде, свежий воздух, физические нагрузки и немного экстрима — это лучший рецепт для самосовершенствования человека с инвалидностью и его реабилитации.


«В активном туризме важна не только физика, но и умение работать в команде, умение слышать и слушать товарища, договариваться друг с другом. Где-то даже терпеть своих партнеров, поскольку на маршруте всем тяжело, каждый раскрывает свою индивидуальность. Я подумал, почему бы людям с такой же инвалидностью, как и у меня, не попробовать себя в туризме. Ведь это отличный формат личностного и физического роста», — рассказал Андрей Гостев.

Так тифлопедагог решил стать инструктором по туризму, при этом он получил полноценное образование в этой сфере.


«Обучение в целом я проходил отлично. Но теория теорией, а практика — совсем другое. Чтобы успешно сдать экзамен, мне нужно было совершить серьезный пеший поход в составе группы. И вот здесь возникла проблема. Физически я был готов к любым нагрузкам, а вот с коммуникацией, общением были сложности. Из-за плохого зрения я боялся подвести команду и переживал, что могу что-то делать не так. Поэтому в быту всегда брал какие-то задачи, которые не требуют визуального контроля: поставить палатку, помыть котелки, но не готовить. Вдруг пересолю или чего-то пролью», — рассказал он.


Однако инструктор должен уметь решать любые задачи, ведь этому ему придется учить других, поэтому Андрею пришлось преодолеть свои страхи.


«Надо сказать большое спасибо моей команде, в которую я попал в своем первом серьезном походе. Мы шли на лыжах по Хибинам, и если бы не их терпение, настойчивость и желание помочь, то я, наверное, никогда не дошел бы до финиша. Но они сразу предупредили меня, что опыта взаимодействия с незрячими у них до этого не было, но они готовы мне помочь, если я буду напрямую им говорить, как лучше помогать, как действовать, что нужно и чего лучше не делать. Мы договорились быть максимально честными и открытыми. Это нам помогло дойти до конца, а мне приобрести первый неоценимый опыт», — рассказал Андрей.


Пройдя этот маршрут, Гостев успешно сдал экзамены и стал одним из первых инструкторов по туризму среди незрячих и слабовидящих людей в Санкт-Петербурге. Профессиональная деятельность и желание развиваться привели его на разные туристические слеты, где он впервые увидел, как наравне с людьми без ограничения по здоровью команды глухих людей участвуют в веревочных переправах, в ориентировке в лесу, в преодолении препятствий и забегах по пересеченной местности.


«Я тогда подумал — а чем слепые хуже? Если собрать команду, попробовать разные маршруты, тщательно отработать взаимодействие, то и вслепую можно взобраться на дерево, пересечь навесную переправу или бежать по лесу с хорошо обученным инструктором. Я стал собирать команду», — рассказал инструктор.


Андрей решил начать с коротких маршрутов, где незрячие туристы находились бы в диких условиях с минимальными рисками. Для пробы пера были выбраны сплавы по озерам и рекам Ленинградской области. В команду Андрея вошли несколько незрячих и слабовидящих товарищей, а также волонтеры с серьезным уровнем туристической подготовки на случай непредвиденных ситуаций.


«Опробовав первые маршруты на воде, мы с товарищами поняли, что нам это нравится — приносит невероятный заряд энергии. О наших успехах заговорили в обществе слепых, и мы решили создать свой туристический клуб ''Масштаб плюс'', чтобы уже более осмысленно и серьезно готовиться к более сложным маршрутам, а также соревноваться наравне со зрячими на различных туристических фестивалях», — рассказал Андрей.

В горы на ощупь: как незрячие и слабовидящие туристы покоряют вершины Слепые, Слепота, Горный туризм, Туризм, Активный отдых, Длиннопост

От велосипеда до восхождения в горы


В 2005-м — в год открытия клуба — Андрею Гостеву предложили заняться развитием велоспорта. По его словам, к тому времени на складе ВОС уже два года пылились велотандемы, которые подарили незрячие туристы из Франции.


«Я сначала не знал, что делать с этими велосипедами, а потом подумал, что это отличная возможность использовать их в туристических проектах клуба. Для начала мы придумали проехать на велотандемах все образовательные учреждения Ленинградской области, обучающие незрячих. Этот первый велопробег был приурочен к 200-летию создания первого в России учебного заведения для незрячих людей», — рассказал Андрей Гостев.


Проект удался. Участники клуба не только путешествовали по Ленинградской области на велосипедах, но и смогли стать старшими товарищами для молодых ребят из школ. Те с удовольствием слушали их рассказы о сплавах и пробовали себя на велотандемах.


«После этого проекта мне в руки попалась книга Ильи Гуревича о путешествиях по Финляндии. Там было много практических советов для меня как для начинающего организатора путешествий, и я решил сразу воплотить полученные знания в конкретный результат. Мы отправились в свое первое заграничное путешествие из Санкт-Петербурга в Хельсинки и обратно на этих же велосипедах. В команду вошли несколько незрячих и слабовидящих участников клуба ''Масштаб плюс'', а также обученные пилоты, которые рулили тандемами», — рассказал Андрей Гостев.


Следующим этапом стали горы. По словам руководителя клуба, это совсем другой уровень, требующий холодной головы и тщательной подготовки. Прежде чем привлекать других незрячих единомышленников, Андрей решил начать с себя — и подняться на Эльбрус.


«Я сторонник риска в меру, поэтому никогда не гонюсь за результатом. Когда я поднимался на Эльбрус, то на высоте 4900 метров я впервые в жизни почувствовал, что дальше лучше не идти. Мои амбиции протестовали, но горная болезнь и опыт инструктора говорили мне, что пора вниз. Я так и сделал, а уже спустя год спокойно поднялся на восточную вершину, которая более сложная, чем западная», — сказал инструктор.


По его словам, основной сложностью в его первом восхождении на Эльбрус были камни. Хоть Андрею и помогали волонтеры, ему приходилось все время полагаться на осязание и постоянно искать ногами опору.


«Темп незрячего, какой бы профессионал он не был, все равно в два раза медленнее, чем у зрячего. Причем этот темп все время рваный. Вслепую это как происходит? То запнулся, то споткнулся. Пару десятков метров прошел быстро без препятствий, потом снова запнулся. Зрячим благодаря визуальному контролю удается держать примерно один темп, незрячий же движется рывками, силы гораздо быстрее покидают его», — пояснил Андрей.


Проанализировав ошибки, Андрей Гостев нашел новых единомышленников и решил подниматься на Эльбрус не в августе, как ранее, а в мае, когда в горах даже на небольших высотах еще лежит снег. Ведь по снегу, который скрывает камни, подниматься вслепую гораздо удобнее.


«Расчет был верным. За это большое спасибо опытному инструктору, альпинисту и нашему единомышленнику Алексею Негодяеву. По итогу на подъеме я даже опередил свою команду и последние несколько сот метров взбирался сам практически на ощупь, периодически ориентируясь на других зрячих альпинистов, которые в тот день пробовали свои силы в соревнованиях по скоростному подъему на вершину Эльбруса. Как сейчас помню, дошел я до развилки двух дорожек, не могу понять, куда дальше идти. Увидел девушку, которая уже спускалась, спрашиваю ее, как на вершину залезть, по какой тропинке. А она не говорит по-русски, позже узнал, что это была известная альпинистка из Америки, которая в тот день стала победителем соревнований», — рассказал Андрей.


Когда он самостоятельно дошел до вершины, ему даже не поверили, что он сделал это при своем очень слабом зрении. Андрей же в очередной раз убедился, что любую мечту можно осуществить, если стремиться к этому с определенным упорством.

В горы на ощупь: как незрячие и слабовидящие туристы покоряют вершины Слепые, Слепота, Горный туризм, Туризм, Активный отдых, Длиннопост

Через Альпы на ощупь


После Эльбруса Андрей с незрячими и слабовидящими участниками клуба «Масштаб плюс» взобрался на Казбек, но этот поход оказался слишком сложным. Спортсмены попали в жуткую метель и двое суток спускались с вершины практически на ощупь. Разницы между людьми с нарушением зрения и без него не было. В лицо летела снежная крошка и видимость была почти нулевая.


«Восточный Казбек был одним из самых сложных восхождений в моей жизни. Во-первых, он гораздо сложнее Эльбруса, что я не учел. Во-вторых, выяснилось, что у нас с товарищами катастрофически не хватает опыта в техническом альпинизме, когда нужно идти в связке, подниматься с помощью веревок, встегнуться или выстегнуться, страховать друг друга и работать с остальным альпинистским снаряжением. Тогда все закончилось благополучно, но второго такого риска я допустить не мог», — рассказал Андрей.


Пробел в подготовке незрячих альпинистов нужно было срочно устранять, поэтому инструктор обратился за помощью к Михаилу Сапарову, неоднократному чемпиону мира по скалолазанию, у которого отсутствует одна рука. Михаил откликнулся с энтузиазмом и активно принялся за подготовку незрячих спортсменов. Это позволило не только подготовить команду клуба к более серьезным испытаниям, но и даже натренировать слабовидящего чемпиона России Сергея Шарапова, которому не было равных на скалодроме.


«Практика скалолазания позволила нам чувствовать себя гораздо увереннее. Опираясь на свой опыт, мы облазили весь Крым, сходили в Хибины и даже попробовали себя в горах Киргизии, в Памире и на пике Ленина», — рассказал Андрей.


В 2016 году участники клуба «Масштаб плюс» в знак поддержки российских спортсменов на Олимпиаде запланировали грандиозный поход.


«Мы решили повторить путь Суворова через Альпы практически вслепую. Ведь он как никто тогда проявил силу духа, мастерство выдержки и стратегии. Именно это нужно было российским спортсменам и нам, участникам клуба, чтобы еще больше поверить в свои силы», — сказал Гостев.


Изначально команду, в которую вошли два слабовидящих туриста и один незрячий путешественник, должен был возглавить инструктор без нарушения зрения, но в последний момент он заболел, и ребята решили идти без него.


«Сегодня, конечно, этот маршрут гораздо проще. Везде есть указатели и таблички, регулярно встречаются небольшие гостевые дома и кафе, где можно перекусить. В общем, создана вся необходимая инфраструктура. У Суворова всего этого не было. Но и нам приходилось не проще, потому что без инструктора мы двигались практически на ощупь, полагаясь на тот небольшой остаток зрения, который сохранился у меня и моего товарища. Плюс языковой барьер, который тоже имел место быть. Это не помешало нам дойти до конца, преодолеть 200 километров пешком и пересечь Альпы», — рассказал Андрей.


В 2021 году клубу «Масштаб плюс» исполнилось 16 лет, и за это время команда совершила десятки восхождений и сотни походов. С каждым годом единомышленников становится все больше: опытные ребята помогают новичкам освоиться, знакомят их с правилами альпинизма и особенностями туристических походов разной сложности. По словам Андрея Гостева, когда люди вместе и когда они знают, что можно положиться на команду, мечты осуществлять гораздо проще.


На организацию каждого восхождения требуются деньги, большую часть суммы участники турклуба собирают самостоятельно — из своих заработков и пенсии. Находятся и неравнодушные люди, которые помогают осуществлять их мечты.

В горы на ощупь: как незрячие и слабовидящие туристы покоряют вершины Слепые, Слепота, Горный туризм, Туризм, Активный отдых, Длиннопост

«В этом году наша команда придумала новый маршрут, который мы приурочили к 100-летию Республики Коми. В августе мы хотим подняться на самую высокую вершину Северного Урала — на гору Народную, на высоту 1800 метров. Кажется, что не так много, но Урал славится своими непростыми маршрутами, и это будет серьезной проверкой для участников нашего похода», — рассказал о планах руководитель турклуба.

Показать полностью 3
5

Через тернии к штанге: как незрячему человеку начать тренироваться в фитнес-клубе

Сложно ли незрячему человеку записаться в фитнес-клуб? По просьбе портала «Особый взгляд» Владимир Довыденков поделился опытом тренировок в фитнес-клубах, а также рассказал о том, почему ему отказали в оформлении абонемента в одном из них.

Через тернии к штанге: как незрячему человеку начать тренироваться в фитнес-клубе Слепые, Спорт, Фитнес, Длиннопост

Сложная задача — в одном тексте уместить рассказ о трудностях пути и абсолютное удовлетворение от достижения результата. Что делать, я попробую! Вы, кстати, читаете уже второй вариант этого текста. Первый вариант я безжалостно сжег в виртуальной печи. А все потому, что начал с занудного описания нелегкого поиска мотивации к занятию спортом. Вовремя одумался. Кому это нужно?


Итак, не нужны длинные мотивационные речи о пользе физкультуры! Ограничусь единственной репликой: физкультура, если вы вдруг до нее дозреете, радикально и безвозвратно изменит вашу жизнь. Радикально и безвозвратно!


Должен, правда, заметить, что я все-таки хожу по физкультурным учреждениям не один, а с сопровождающей меня женой. И подозреваю, что тренажерный зал общего назначения сделать доступным для самостоятельного посещения незрячим человеком невозможно. Слишком уж много там торчащего в сторону и непредсказуемо движущегося тяжелого металла. Так что, к счастью или к сожалению, тренажерные залы для незрячих людей могут быть только специализированными.


Приступим!


Первой моей физкультурной вылазкой было посещение четыре года назад газпромовского бассейна в Санкт-Петербурге. Газпромовские они по той причине, что в Питере в рамках какой-то своей программы «Газпром» построил десятки бассейнов в разных районах.


Считается, кстати, что плавание — самое лучшее начало, если хочешь заняться физкультурой. Я с этим согласен. Приятно, знаете, прекрасным солнечным весенним утречком окунуться в воду и неторопливо поплавать в прохладном бассейне. И никаких тебе травм.


С доступностью тоже все хорошо — трудно потеряться между двумя пластиковыми ограждениями дорожек. И вот сюда как раз можно приходить даже самостоятельно.

Нас с сопровождающим без всяких лишних вопросов пропускали в бассейн и даже делали заметную скидку. Процентов 20-30, кажется. Вопросов не возникало: в этот же бассейн ходили специальными группами то ли пенсионеры, то ли люди с инвалидностью, и персонал привык.

Но! Во-первых, когда мы туда приходили, тут же возле кромки бассейна появлялся медицинский работник в белом халате, садился за столик и некоторое время сидел. Есть вероятность, что наше появление и появление медработника — совпадение, но, как говорится, если вы параноик, то это еще не значит, что за вами не следят. Некоторая причинно-следственная связь между нашим появлением и появлением сотрудника в халате все-таки прослеживалась.


Вторая «особенность» нашего использования бассейна: местный тренер по плаванию отказался иметь со мной дело. И не только со мной, кстати, но и с еще одним моим хорошим знакомым (тоже из незрячих), который ходил в тот же бассейн. Понять можно: незрячему человеку трудно объяснять технику плавания, если тренер стоит у кромки бассейна, а незрячий пловец внемлет ему из воды. Так что тренеру затрудняться явно не хотелось.


Но вишенка на этом торте была еще впереди. Мне стало мало бассейна, и я захотел походить в тренажерный зал. Здесь же, при бассейне, в том же здании. Моя невинная попытка купить проход в тренажерку вызвала у администраторов замешательство и нездоровую суету. Ее результатом стало появление директора физкультурно-оздоровительного комплекса. Директорша (отдадим дань феминитивам) с типичной смесью напора и трусоватости, обращаясь не ко мне, а к сопровождающему, предложила написать расписку! Этим чудо-документом навечно закреплялась обязанность моего сопровождающего сопровождать меня в тренажерном зале. Ни больше ни меньше!

Через тернии к штанге: как незрячему человеку начать тренироваться в фитнес-клубе Слепые, Спорт, Фитнес, Длиннопост

Юридическую ценность этого обязательства мы рассматривать не будем. Но директорше с этой бумагой жить было спокойнее, так что я решил не качать права. Благо этим препятствием все и ограничилось. И занимался я потом в их зале долго и счастливо. Тренер, к слову, в тренажерном зале был вменяемый и никаких видимых неловкостей при взаимодействии со мной не демонстрировал.


На этом закончилась первая часть Мерлезонского балета. И, как показало будущее, это был не самый худший опыт. Подозреваю, что любой человек, имеющий инвалидность, выдаст тьму таких историй.


Хотя я обещал обходиться без мотивационных речей, не могу не упомянуть, что к этому времени я уже начал втягиваться в процесс, потребность в физических нагрузках сформировалась.

Во второй серии вас ждут победа дракона над героем, встреча с красавицей и хеппи-энд. Не переключайтесь!


Москва, как много…


Через некоторое время мне выдался случай поработать в Москве. И пришлось наши устоявшиеся отношения с физкультурно-оздоровительным предприятием прервать. Едва распаковав в Москве чемоданы, мы, естественно, полезли искать в интернете удобно расположенный тренажерный зал. И нашли. По всем параметрам зал нас вроде бы устроил — с бассейном, в самом центре, в десяти минутах ходьбы от работы. Ценник там, конечно, был не детский, раза в три выше, чем в Петербурге. Что остается делать? Выбора не было.

Первое появление в этом прекрасном месте завершилось без происшествий. Милая беседа с продажником окончилась даже небольшой скидкой. И мы, потирая ручки, ушли с надеждой на скорые приятные тренировки.


Кульминация была впереди — в лице главного по безопасности в фитнес-центре. Улыбающийся дядечка, конечно, желал нам только добра и процветания, но не в их клубе. Разумеется, все ради нашего здоровья. Вдруг мы поскользнемся на мокром полу и упадем вперед мозгами?! Или неловко махнем ягодицами и прилипнем к раскаленной печке в сауне?


Наверное, я не буду тут воспроизводить разговор полностью. Был он, как вы понимаете, эмоциональным и малоприятным. Хотя и абсолютно корректным с обеих сторон. Мне из него запомнилась фраза главного администратора: «Вы нас извините, это не мы такие, это жизнь такая!»


Справедливости ради, нам все-таки предложили вариант посещения клуба: мы должны были приходить с сопровождающим мужского пола. Моя жена в качестве сопровождающей клубу не подходила тем, что не могла сопровождать в мужской раздевалке. Видимо, раздевалка в этом клубе считалась крайне опасным местом.


Фактически нам предложили заплатить не за два, а за три абонемента за доступ в фитнес-центр. Это даже при определенном напряжении совести можно считать за прогресс — могли же ведь просто отказать. А так даже нашли схему взаимовыгодного сотрудничества. Цена абонемента, к слову, равнялась моей зарплате на новой работе. Один в один.


Мой друг, с которым мы пытались пробиться в этот заколдованный клуб, позже сходил на прием к директорше. Догадайтесь, с каким результатом? Правильно!


Эх, здесь хорошо бы смотрелся текст про справедливый и гуманный суд, который всех бы разогнал и распахнул для нас двери в светлое физкультурное будущее. Нет, мы, увы, ограничились бурей в «Фейсбуке». И пошли в другой клуб.

Через тернии к штанге: как незрячему человеку начать тренироваться в фитнес-клубе Слепые, Спорт, Фитнес, Длиннопост

Хеппи-энд


В следующем клубе за двоих мы заплатили больше, чем заплатили бы за троих в предыдущем. Фитнес в Москве почему-то стоит дорого. Что мы в итоге получили? Ничего фантастического: бассейн, тренажерный зал, сауны. Все, что нужно для простого физкультурного счастья.

Нематериальные блага за эти деньги оказались ценнее. Заключались они в том, что к нам не было никакого специального отношения. Представляете? Никто не закрывал от нас особо опасные зоны и не открывал перед нами дополнительные двери. Никто не делал скидки и подарки, не выделял специальных раздевалок и специального тренера. Все проходило на общих основаниях. Фантастика!


Нет, все-таки есть пара пунктов:


- Сопровождающую меня жену допускали в клуб абсолютно бесплатно, ей разрешали переодеваться в закрывающихся кабинках женской раздевалки. Хотя абонемента у нее на тот момент не было.


- Турникет, который в обычном режиме открывается прикладыванием браслета, для нас открывают с пульта на ресепшн.


Но что-то мне подсказывает: эти особые отношения остаются в рамках обычной человеческой вежливости.


Добавлю, до сих пор я вел речь о клубах, в которых занимался (или планировал заниматься) долгие месяцы и годы. Домашние, так сказать, постоянные клубы. Но были в моей жизни еще и мимолетные фитнес-клубы. В них я попадал между делом, не планируя задерживаться.

Время от времени я бываю на исторической родине — в Новосибирске. Поскольку без тренировок я чувствую себя неполноценно, даже в эти короткие посещения пытаюсь найти место для занятий. Представьте, первый же опыт оказался успешным: все приветливо, без особенностей, профессионально и по делу. А будучи пару лет назад на юге, решил сходить позаниматься в ближайший клуб. И тоже успешно! Там, правда, совсем уж было пусто: только администратор и многочисленные тренажеры. Заходи — тренируйся.


Мораль сей басни: опыт походов в тренажерные залы признается мной положительным. Положительным в смысле отношения к незрячим людям. Чаще всего сотрудники легко (или с минимальным напряжением воли) допускают незрячих людей до содержимого своих залов. И это прекрасно!

Показать полностью 3
7

От забега в парке до международных соревнований: как незрячая журналистка подготовилась к Бостонскому марафону и пробежала его онлайн

От забега в парке до международных соревнований: как незрячая журналистка подготовилась к Бостонскому марафону и пробежала его онлайн Слепые, Спорт, Бег, Бостонский марафон, Длиннопост

Незрячая спортсменка и журналистка Елена Федосеева в 2020 году пробежала Бостонский марафон, однако из-за пандемии он проходил онлайн. В статье для «Особого взгляда» она рассказала, как начала заниматься бегом и как готовилась к забегу в Бостоне.


Если бы десять лет назад мне кто-то сказал, что я буду бегать, я бы посчитала это невозможным и даже забавным. Если бы пять лет назад мне предложили пробежать 42 километра, я бы категорически отказалась, объяснив, что марафоны — это участь профессиональных атлетов или безумцев. Но сегодня у меня уже шесть марафонских медалей, и я не могу причислить себя ни к профессиональным спортсменам, ни к безумцам. Хотя медалей у меня шесть, марафонских дистанций только пять, потому что Царскосельский и знаменитый Бостонский марафоны мне удалось пробежать одновременно. Правда, 124-ый Бостонский марафон в 2020 году из-за пандемии COVID-19 был проведен в формате онлайн, но получить право участвовать в нем было моей беговой целью, и я рада, что она была достигнута. Хотя обо всем по порядку.

От забега в парке до международных соревнований: как незрячая журналистка подготовилась к Бостонскому марафону и пробежала его онлайн Слепые, Спорт, Бег, Бостонский марафон, Длиннопост

Как начать бегать. 3 километра


Когда меня, незрячего человека, спрашивают: «Неужели ты можешь пробежать 42 километра?», я отвечаю: «Да, могу, и многие люди могут». Для того чтобы это сделать, конечно, нужно тренироваться и постепенно готовить свой организм. Весь детско-юношеский период своей жизни к спорту я относилась весьма посредственно. Сами по себе атлеты, демонстрирующие силу и выносливость тела, меня восхищали, но оказаться на их месте я никогда не хотела и каждый год исправно приносила учителю физкультуры справку от врача, который не рекомендовал мне физические нагрузки. Кажется, я сторонилась спортивных занятий из-за того, что они казались мне непонятными, включаться в них значило выйти из зоны комфорта. Мои незрячие друзья ходили на лыжах, плавали в бассейне, ездили на велосипедах, играли в футбол и голбол, и я знала, что это возможно, но быть причастной не стремилась. Только после окончания школы мне вдруг захотелось встать на лыжи, коньки, ролики, плавать в бассейне и подниматься в горы. Но все это уже происходило в компании друзей, а не на уроках физкультуры, в приятных природных условиях. Вот в такой спортивно-экспериментальный период моей жизни я и встретилась с бегом.


Шесть лет назад в Москве появился проект «Марафон в темноте», организованный реабилитологом, тренером и мастером спорта международного класса по карате Юлией Толкачевой. Она, вдохновившись примерами иностранных незрячих триатлонистов и бегунов, решила помочь своим соотечественникам с инвалидностью по зрению начать хотя бы бегать. Бег казался ей самым доступным видом физической активности: чтобы побежать, человеку нужны только кроссовки, а незрячему человеку еще и лидер, который будет бежать с ним рядом и помогать ему ориентироваться в пространстве, держа его за руку при помощи связки, сделанной в форме восьмерки. Такие лидеры, желающие помогать людям с нарушением зрения бегать, нашлись, а вот самих параатлетов пока было мало. Ребята приезжали в организации, где были задействованы незрячие люди, и приглашали их принять участие в новом проекте. Я тоже оказалась в числе приглашенных и пошла на одну из первых тренировок не потому, что хотела научиться бегать, а для того, чтобы поддержать хорошую инициативу хороших людей. А дальше, как говорится, меня затянуло. На тренировке я познакомилась со своим первым лидером Катей, общение с которой стало выходить за рамки тренировочного процесса. Темы наших разговоров уже не касались только спорта, а встречаться мы могли и для совместных походов в магазин или кафе. Катя была рядом, когда Юля объясняла, как правильно ставить ногу при беге, она же бежала со мной рядом, следя за тем, чтобы я ни в коем случае не споткнулась. А еще Катя меня вдохновляла.


Так как для костно-мышечной системы моего организма бег стал новой формой физической активности, в скором времени после начала тренировок я на личном опыте узнала и о том, что такое спортивные травмы. В первую очередь удар на себя взяли ахилловы сухожилия, воспаление которых не дало мне возможности не то что бегать, а даже ходить. Вместе со мной Катя искала способы решения этой проблемы, покупала средства спортивной медицины, сопровождала меня на консультации к травматологам.


«Согласно снимку у вас перелом пяточной кости», — сказал нам однажды врач в одном из столичных травмпунктов. «Как? Это невозможно», — возразила я, а Катя добавила: «Какой перелом?! У нас же через месяц соревнования!». «Клинически признаков перелома нет, но на снимке перелом, поэтому я должен наложить вам гипс», — заключил врач. Я отказалась. Тогда врач потребовал написать отказ от гипсования и запретил мне бегать. Отказ я подписала, но бегать не перестала, потому что чувствовала, что рядом со мной люди, которые верят в меня и проживают со мной все, что происходит, а еще потому, что мне уже начинала нравится регулярная физическая нагрузка, после которой я чувствовала себя уставшей, но счастливой и удовлетворенной проделанной работой.


Рассказывая об этом подробно, я хочу обратить внимание именно на то, что начинать бегать, впрочем, как и заниматься любым другим видом спорта, может быть трудно и даже больно, но преодолеть это легче, если рядом с тобой люди, которые в тебя верят. Когда мне впервые удалось, держа Катю за руку, пробежать триста метров, я чувствовала себя ужасно, и если бы не ее поддержка и не мое упорство, на этой дистанции я бы и завершила свою беговую карьеру. Но дистанция увеличивалась, а организм постепенно привыкал к такого рода нагрузкам и начинал не страдать, а получать от них истинное удовольствие. А через два месяца после первой тренировки мы с Катей пробежали три километра на забеге, организованном в Лужниках Юлей Толкачевой и командой проекта «Марафон в темноте», и не просто пробежали, а заняли второе место среди девочек. Это был мой первый беговой старт.


10 километров.


После трех километров я продолжила тренировки в проекте «Марафон в темноте», во время которых выполняла специальные беговые упражнения и упражнения в рамках программы общей физической подготовки, иначе говоря, СБУ и ОФП. Одновременно с этим я начала совершать длительные пробежки с лидерами, которых мне даже не хочется называть волонтерами, потому что прежде всего они были моими друзьями. Катя вышла замуж и уехала в Одессу, но перед отъездом перепоручила меня другой Кате, которая тоже вскоре улетела в Италию. Благодаря каким-то неведомым силам, покровительствующим бегунам, рядом всегда оказывались люди, которые готовы были бегать со мной по паркам и набережным Москвы и с которыми всегда было интересно поговорить и выпить кофе. Они помогали мне и советами бывалых спортсменов: какие кроссовки лучше выбрать, какая одежда подойдет для бега зимой, а в какой форме удобнее бегать летом, что полезнее есть до и после тренировок. Зимой в рамках одного из любительских зимних стартов в Филевском парке я вместе с лидером Русланом пробежала свои первые десять километров. Бежать было непросто, хотелось сойти с дистанции или перейти на шаг и дойти до финиша, но я терпела. А после финиша чувство недовольства судьбой сменилось ощущением счастья и удовлетворения от преодоления себя. Потом были весенние, летние, осенние десятки, каждая из них приносила памятную медаль и яркие эмоции.

От забега в парке до международных соревнований: как незрячая журналистка подготовилась к Бостонскому марафону и пробежала его онлайн Слепые, Спорт, Бег, Бостонский марафон, Длиннопост

21,1 километра. Берлинский полумарафон


От 10 до 21 километра расстояние огромное, которое для меня исчислялось не только метрами, но и событиями. Между этими дистанциями я успела перейти в велоспорт, родить ребенка и сменить основной род профессиональной деятельности. В бег после родов я возвращалась через велоспорт. Когда моему малышу было два месяца, я начала заниматься дома на велостанке, а еще через два месяца мы вместе с ним в числе команды благотворительного фонда «Спорт Для Жизни» поехали на любительские соревнования в Сочи. Тренироваться приходилось в то время, когда ребенок крепко спал, то есть рано утром или поздно вечером. В это же время один из моих лидеров стал помогать мне бегать возле дома. Пробежки наши были медленными, но увеличивали мы не скорость, а их длительность. А потом меня пригласили сняться в рекламном ролике NIKE. Почему именно меня и как это произошло, я рассказывать не буду, это совсем другая история. Главное, что именно благодаря этому событию я подготовилась к полумарафону и серьезно задумалась о марафонской дистанции.


После выхода ролика меня так часто стали спрашивать о том, сколько километров я бегаю, с какой периодичностью тренируюсь и к какой дистанции готовлюсь, что мне в конце концов пришлось зарегистрироваться на Берлинский полумарафон. Случилось это за полгода до даты его проведения, это время я решила посвятить длительным пробежкам для того, чтобы нарастить беговые объемы. На одной из групповых тренировок московского бегового клуба NIKE я познакомилась с Аней. Вспоминая нашу встречу, она говорит, что дружба и уважение возникли между нами «с первого касания руки». Аня оказалась тем человеком, с которым можно легко общаться и уверенно чувствовать себя на дистанции. Она с удовольствием согласилась на мое предложение встречаться раз в неделю перед работой и бегать в парке Горького. Эта девушка с твердым характером и внушительным беговым прошлым постепенно увеличивала дистанцию наших пробежек и довела ее до 18 километров. Но для подготовки к полумарафону одной тренировки в неделю мало. Понимая это и оценивая количество своего свободного времени, я решила попробовать найти лидера в Троицке, рядом с местом моей работы. На поиски ушло около месяца, но благодаря социальным сетям я все-таки познакомилась с несколькими бегунами и триатлонистами Троицка, которые, в свою очередь, познакомили меня с Леной — девушкой, согласившейся стать моим лидером на тренировках. А весной 2018 года я в составе команды NIKE поехала в Берлин и вместе с одним из ее членов пробежала свой первый полумарафон, завершившийся финишем возле Бранденбургских ворот. Мысли о марафоне появились, но пока только мысли, ничего общего с реальными планами не имеющие.

От забега в парке до международных соревнований: как незрячая журналистка подготовилась к Бостонскому марафону и пробежала его онлайн Слепые, Спорт, Бег, Бостонский марафон, Длиннопост

42,2 километра. Бостонский марафон и онлайн-забег


Через три месяца после Берлинского полумарафона у меня был реальный план подготовки к марафону, а вместе с ним тренер, лидер и вдохновитель по имени Оксана. С Оксаной мы встретились на соревнованиях в Сочи, куда приехали в составе команды благотворительного фонда «Спорт Для Жизни» и практически сразу же поняли, что искали и нашли друг друга. Она, истинный любитель длинных дистанций, мечтала пробежать с незрячей девушкой первый марафон и разделить с ней радость его преодоления, а я хотела встретить человека, который решился бы пробежать 42 километра в связке с незрячим спортсменом. Оксана составила план моей подготовки, включающий не только длительные, но и интервальные тренировки, то есть с разными по длине отрезками, которые нужно бежать с определенной скоростью. Так как в неделю предполагалось минимум пять занятий, к процессу пришлось подключать всех моих лидеров и составлять что-то вроде бегового дежурства.


Целью мы с Оксаной выбрали один из самых известных марафонов Европы, проходящий в конце октября в Амстердаме. Нам хотелось, чтобы поездка к месту его проведения была похожа на туристическое путешествие, трасса не отличалась бы подъемами, а погода максимально подходила для бега. Заодно мы зарегистрировались и на Московский марафон, проходивший за месяц до Амстердамского, предполагая, что можем пробежать только часть его дистанции и назвать это длительной тренировкой. Вышло не совсем так: Московский марафон мы пробежали, но не часть, а весь, потому что бежать было трудно, но терпимо. На протяжении всей трассы нас поддерживали друзья, а большую ее часть с нами бежал Миша, муж Оксаны, подавал нам воду и спортивные гели, прикрывал от бегунов, которые норовили подрезать или протиснуться между нами.

От забега в парке до международных соревнований: как незрячая журналистка подготовилась к Бостонскому марафону и пробежала его онлайн Слепые, Спорт, Бег, Бостонский марафон, Длиннопост

Амстердамский марафон мы решили бежать таким же составом, тем более, что перед нами встала задача не просто преодолеть дистанцию, а сделать это быстрее, чем за 4 часа 20 минут. Эти цифры были продиктованы не нашими амбициями, а требованиями к желающим зарегистрироваться на знаменитый Бостонский марафон — главное беговое событие мира, куда мечтают попасть все бегуны. Оказаться в числе его участников непросто — для этого необходимо пробежать с определенным временем дистанцию одного из марафонов, трассы которых сертифицированы и одобрены Бостонским спортивным комитетом. Требования к бегунам разного возраста отличаются: Оксана, пробежав марафон в Вене за 3 часа 30 минут, смогла с этим результатом получить право регистрации на марафон в Бостоне, так как для женщин ее возрастной категории проходной беговой балл равен 3 часам 35 минутам. Проходя регистрацию, Оксана неожиданно нашла информацию и о бегунах с инвалидностью, согласно которой я как незрячая женщина до 35 лет для того, чтобы стать участником главного бегового праздника мира, должна пробежать марафон всего за 4 часа 20 минут. Трасса в Амстердаме была сертифицирована, поэтому подходила для того, чтобы постараться пробежать ее за максимально короткое время и отправить протокол этих стараний в оргкомитет Бостонского марафона.


Мы хотели преодолеть 42 километра быстрее норматива, но были готовы к тому, что этого не получится, и заранее убедили себя в том, что для нас важно только получить удовольствие от бега. Мы все равно старались, поэтому во время преодоления дистанции я впервые узнала, что такое «марафон» или «стена», о которой рассказывают бывалые бегуны. «Марафоном» называют состояние, с которым бегун может столкнуться на любой дистанции: неожиданно он понимает, что не может больше бежать, его начинают раздражать бегущие рядом люди, погода, кроссовки, ему нестерпимо хочется остановиться, перед ним «стена» и преодолеть ее невозможно. Это состояние пропадает также быстро, как и появляется, главное — не поддаться ему, не сойти с дистанции. С таким «марафоном» я познакомилась на 30-м километре в Амстердаме, но благодаря Оксане и Мише, бегущим рядом, не прекратила двигаться и достигла финиша с результатом 4 часа 11 минут. Этот результат был занесен в книгу рекордов России и стал пропуском на Бостонский марафон.


Сам процесс регистрации на марафон в Бостоне оказался непростым: помимо протокола Амстердамского марафона мне пришлось предоставить документы на английском языке, подтверждающие, что я спортсмен без остаточного зрения, и заплатить регистрационный взнос в размере нескольких сот долларов. С параатлетами работает отдельная команда Бостонского марафона, которая разрешила мне зарегистрировать двух лидеров, каждый из них получил право пробежать со мной половину дистанции. Оксана планировала в Бостоне бежать сама, поэтому мы решили зарегистрировать лидерами ее мужа Мишу и нашего бегового товарища Андрея. А потом начался процесс подготовки, серьезный и трудоемкий, к которому снова подключились все мои друзья-бегуны.


В 2020 году Бостонский марафон должен был пройти 20 апреля, но эта весна научила нас ничего не планировать. Покупая билеты в Бостон и бронируя жилье, мы уже слышали о начале эпидемии COVID19, но не могли поверить, что мероприятие, которое неизменно проходит в одно и то же время вот уже 124 года, может быть отменено. Невозможное случилось, и за три недели до Бостонского марафона организаторы прислали письмо, в котором сообщили, что по причине заботы о нашем здоровье и безопасности они переносят даты забега на сентябрь.


Конечно, мы были расстроены, но сделать ничего не могли — мы сдали билеты, отменили бронь и стали ждать осени. Самоизоляция временно не позволяла нам с Оксаной встречаться для совместных тренировок, но мы продолжали заниматься дома. Вот только и в сентябре Бостонский марафон не состоялся. Хотя нет: 124-ый Бостонский марафон прошел в формате онлайн, и бегуны, по понятным причинам не приехавшие в Бостон, смогли пробежать 42 километра в своих городах.


В таком виде Бостонский марафон проводился впервые в истории, и специально для этого организаторы разработали приложение для мобильных устройств, при помощи которого участники могли распечатать стартовый номер и зафиксировать результаты. Во все уголки мира из Бостона отправились посылки со спортивным питанием, которое бегуны должны были получить на дистанции, а вслед за ними вылетели медали и памятные футболки Бостонского марафона.


Бежать марафон нужно было в период с 5 до 13 сентября, и чтобы не делать это вчетвером в полупустом парке, а все-таки оказаться на трассе, где есть пункты питания, туалеты и коллеги по бегу, мы решили 124-ый Бостонский марафон-онлайн совместить с каким-нибудь очным марафоном, проходящим в эти даты. Им оказался Царскосельский марафон, организованный в этом году в Пушкине 6 сентября. Мы бежали его с номерами Бостонского марафона, запланированным составом и в кроссовках, которые берегли специально для этого события. Конечно, собираясь на главный беговой праздник мира, мы совсем не ожидали, что он пройдет именно так, но зато мы стали участниками самого необычного Бостонского марафона в истории и сохранили мечту когда-нибудь преодолеть пусть традиционную, но такую долгожданную дистанцию.


Настроены мы по-прежнему решительно. Если будет позволять эпидемиологическая обстановка, мы еще раз попробуем попасть в Бостон — теперь уже на юбилейный 125-й марафон. Тем более что организаторы обещают учесть при регистрации результаты прошлогодних забегов, а значит и наши беговые заслуги в Амстердаме.

Показать полностью 4

Учиться в США: история незрячего программиста из Архангельской области

Учиться в США: история незрячего программиста из Архангельской области Слепые, Образование, Жизнь за границей, Программист, США, Длиннопост

Вадим Холодило из Новодвинска Архангельской области с детства увлекался программированием. Повзрослев, он отправился на год на стажировку в американский университет. В США Вадим, помимо учебы, занимался повышением доступности университетского сайта, путешествовал и собирал помощь для пострадавших во время торнадо.


Корреспондент «Особого взгляда» Владимир Васкевич узнал у Вадима о том, как он попал на стажировку, о доступности образования в США и о планах на будущее.


О программе стажировок YEAR


В 2019 году Вадим прошел конкурсный отбор в программе YEAR (YEAR of Exchange in America for Russians) и получил возможность отправиться на год на стажировку в США. «Моя стажировка проходила в Технологическом университете штата Теннесси. Этот университет находится в городе Куквилл с населением чуть более 30 тысячи человек. В нем я изучал информационные технологии», — рассказал Вадим.


По словам молодого человека, программа YEAR покрыла все расходы: проживание, питание, обучение, перелет, медицинскую страховку. Участники также получали ежемесячную стипендию.

«Когда я подавался на программу, ее администрировала другая организация, поэтому требования были немного иные, но, в целом, этапы остались те же. Сначала заполнение заявки на портале программы. Данная заявка включает в себя рекомендательное письмо, эссе, анкету о себе, копию зачетной книжки или школьного аттестата, а также копию заграничного паспорта. Потом соискатели проходят интервью, где им задают уточняющие вопросы и предлагают решить различные поведенческие задачи. Например, как вы будете вести себя в случае чрезвычайных ситуаций, природных катаклизмов или конфликтов со студентами. Наконец, самый важный этап отбора — это сдача языкового экзамена TOEFL», — сказал Вадим.


Цель данного экзамена — проверить уровень владения академическим английским. Его результаты показывают, как хорошо студент сможет воспринимать информацию в университете.


«После предыдущих этапов вам придется подождать где-то месяц, чтобы узнать результаты. Отбор очень жесткий, поэтому пройдут не все. Это важно понимать, поэтому не надо строить никаких планов. Отсеивание происходит на каждом этапе. Если вас не выбрали в этом году, то не стоит переживать. Я знаю людей, которые прошли только с третьего раза», — поделился Холодило.


В США все участники с особенностями здоровья проходят ориентацию в организации MIUSA. Она занимается доступностью программ обмена для лиц с ограниченными возможностями здоровья, а также встречает и подготавливает их перед поступлением в университет.

Учиться в США: история незрячего программиста из Архангельской области Слепые, Образование, Жизнь за границей, Программист, США, Длиннопост

«В течение трех дней нам рассказывали о наших правах и возможностях во время стажировки. Научили работать с ресурсными центрами при университетах, познакомили с активными людьми, которые, несмотря на диагноз, не сдались, а продолжили добиваться своих целей. Нам также показывали, какие есть возможности в США для занятия адаптивным спортом. Никогда бы не мог подумать, что человек на инвалидной коляске может заниматься скалолазанием. А я тогда первый раз попробовал велосипед-тандем», — поделился Вадим.


Согласно условиям программы, в первые дни в США каждый участник обязан закрыть 20 часов волонтерской работы. Она не оплачивается, а место надо согласовывать. Участники стажировок помогают в приютах для собак, организовывают мероприятия в своих университетах, работают на фермах. Вадим занимался по месту стажировки повышением доступности университетского сайта. По его словам, программированием и созданием сайтов он увлекался еще со школы, поэтому может объяснить разработчикам, что необходимо изменить и как это сделать.

Учиться в США: история незрячего программиста из Архангельской области Слепые, Образование, Жизнь за границей, Программист, США, Длиннопост

О доступности образования в университете


Несмотря на опасения молодого человека, во время стажировки у него не возникло непреодолимых трудностей. Как считает Вадим, в этом помогли доступность образования в США для людей с инвалидностью и отзывчивость сотрудников университета, в котором он учился.

«Мне сразу было сказано, что в университете есть ресурсный центр для помощи студентам с инвалидностью, его задача – сделать человека максимально независимым, в чем я быстро и убедился. Уже до начала семестра мне были предоставлены все книги в электронном виде. Когда мне нужны были какие-либо графики или диаграммы, то их печатали. Мне даже дали инструктора по ориентированию», — рассказал он.


Вадим хорошо ориентируется на местности, но от предложения решил не отказываться, так как хотел получить советы от зарубежного профессионала.


«Во время всей стажировки на лекциях тоже все было замечательно. Вообще, профессора всегда старались сделать так, чтобы у меня не было проблем с изучением их предмета. Слайды адаптировались, недоступные части переписывались. Материал с доски диктовался в реальном времени. Студенты тоже всегда были готовы помочь. Я реально не ощущал того, что я в чем-то ограничен», — сказал Холодило.


По его словам, он и в России был очень активен, старался сделать свою жизнь максимально удобной и яркой. Но в США, как ему показалось, сделать это было проще.


«Что касается языкового барьера, я не скажу, что он был прямо сильным, но, естественно, что мой словарный запас в Штатах рос семимильными шагами. Уровень языка, конечно, должен быть очень уверенным, так как учиться необходимо наравне со всеми. Также сдавать зачеты по высшей математике, штудировать учебники, выполнять лабораторные работы и писать программы», — сказал Вадим.


В университете проходило множество различных мероприятий: праздников, встреч и конференций. С самого начала Вадим был вовлечен в исследовательскую деятельность, в процессе которой познакомился с различными профессорами и нашел себе новых друзей. Как говорит сам Вадим, эти знакомства во многом изменили его жизнь.


О торнадо и помощи пострадавшим


Вадиму Холодило удалось и попутешествовать по стране. Он побывал в нескольких городах своего штата, а также в Юджине (Орегон), Майами (Флорида) и Вашингтоне. Молодой человек планировал посетить Сан-Франциско и Чикаго, но коронавирус скорректировал планы. Вадиму пришлось раньше времени окончить стажировку и вернуться в Россию.


«За время обучения я стал свидетелем разрушительного торнадо, который прошел по нашему штату в марте этого года. Тогда было разрушено очень много домов. Пострадали многие люди. В тот момент у меня было такое ощущение, что это конец света, ведь ветер был просто ужасной силы — около 282 км/ч», — рассказал Вадим.


На следующий день в университете объявили выходной. Студенты оказывали помощь пострадавшим: одни чистили улицы, другие приносил одежду, посуду, предметы первой необходимости, готовили в церкви обеды для нуждающихся.


«Я собрал две сумки нужных, по моему мнению, вещей и отнес их. Когда появилась возможность, то сдал кровь. У меня четвертая положительная, а это достаточно редкая группа крови, поэтому я решил, что надо это сделать», — сказал Вадим.


Несмотря на потрясения, Вадиму захотелось вернуться в США как можно скорее для того, чтобы продолжить обучение.


«Еда другая, единицы измерения другие, язык другой. Люди смотрят на некоторые вещи иначе. Но ко всему можно привыкнуть. Ведь плюсов и перспектив гораздо больше. Я считаю, что надо всегда, когда попадаешь в другую культуру, пытаться интегрироваться, а не смотреть на нее через призму своей», — сказал молодой человек.


О планах на будущее


После стажировки Вадим вернулся в Россию для того, чтобы окончить российский университет и получить диплом. Однако за время летних каникул университет, в котором он проходил стажировку, предложил ему поучаствовать в конкурсах на получение образовательных грантов. Вадиму удалось выиграть сразу несколько из них. Благодаря этому у него появилась возможность продолжить обучение в Теннесси практически бесплатно. Сегодня Вадим платит только 15% от обучения.


«За время бакалавриата в Штатах мне захотелось получить реальный опыт в сфере информационных технологий, поэтому я планирую подавать заявки на разные стажировки в различные IT-компании: Yandex, Amazon, Google, Microsoft и другие. Плюс работы в сфере информационных технологий в том, что специалист не ограничен географией. Хотя я особо не рассматриваю удаленку, потому что люблю взаимодействовать с людьми», — поделился незрячий программист.


По словам Вадима, если будет хорошее предложение из России, то он с удовольствием им воспользуется.


«Я очень хочу, чтобы в нашей стране ситуация с трудоустройством людей с особенностями стала намного лучше. Все, конечно же, зависит и от самих соискателей, но и от работодателей многое зависит. Сегодня большинство работодателей не верят в то, что, например, человек с глубоким нарушением зрения может программировать так же хорошо, как и его зрячий коллега. Может, надо все-таки устраивать больше встреч, где показывать работодателям то, что это возможно?», — сказал Вадим.


Полгода он учился в университете Теннесси онлайн, но в итоге ему удалось сделать новую студенческую визу. Вадим снова улетел в США. Тем, кто хочет повторить его путь, он рекомендует выбрать подходящую программу и обязательно подтянуть навык владения английским языком.


«Кроме того, вы должны быть самостоятельным. Если вас мама одевает, а я уверен, что и такие кадры существуют, то вам лучше не ехать. За вами никто бегать не будет. Это не специализированный интернат. Также советую изучить брайлевскую английскую краткопись. В американском английском Брайле некоторые слова и окончания слов имеют сокращения, поэтому если вы даже и знаете Брайль, но не знаете этих сокращений, то читать вы его практически не сможете. Если вы пока не уверены в своих навыках, то стоит над ними поработать. При нужном упорстве и желании в нашей жизни все возможно», — добавил Вадим Холодило.

Показать полностью 2
5

Незрячие болельщики — о любви к футболу и походах на стадион

Незрячие болельщики — о любви к футболу и походах на стадион Футбол, Слепые, Спорт, Болельщики, Длиннопост

Незрячие футбольные болельщики рассказали «Особому взгляду» о том, как увлеклись футболом и почему предпочитают следить за игрой с трибуны стадиона.


«Самый лучший коллектив - это наш "Локомотив"»

Василий Дрожжин, 35 лет, Москва, болельщик «Локомотива».


«Футболом я увлекаюсь больше двадцати лет, впервые посмотрел чемпионат мира во Франции в 1998-м. Мой папа всю жизнь болеет за московский "Спартак", он старался смотреть игры этой команды, и я часто присоединялся к нему. Но любовь к "Спартаку" у меня не прижилась, было достаточно скучно наблюдать, как один клуб всегда выигрывает, и я сначала просто болел за соперников. В начале 2000-х главным преследователем "Спартака" был "Локомотив", и я начал болеть за него, потому что "Локомотив" действительно мог одолеть безоговорочного лидера. Позже мне понравился его стиль и колорит.


На стадион я попал достаточно поздно, где-то в 28 лет. Это был домашний матч "Локомотива", проходивший на РЖД-арене. Тогда еще не было тифлокомментария, можно было либо слушать поддержку болельщиков и определять по их эмоциям и высказываниям, что происходит на поле, либо искать трансляцию на радио или интернет-телевидении и слушать ее.


Когда я терял зрение, до последнего старался смотреть футбол. Это такое хобби, с которым трудно расстаться, ты любишь игру, вкладываешь в это частицу себя. Мне было сложно переключиться на слуховое восприятие, информация от комментаторов на телевидении всегда была недостаточной, так как она лишь дополняет визуальную картинку.


Посещение стадиона обрело новый смысл с появлением тифлокомментирования в 2018 году. Это повысило интерес незрячих болельщиков. "Локомотив" закупил специальное оборудование, позволяющее осуществлять тифлокомментирование всех матчей, проходящих на домашнем стадионе.


Сейчас это очень атмосферное событие, непосредственно просмотр матча с дополнительным зарядом эмоций, частью которых ты себя тоже ощущаешь. Для меня это еще и возможность сменить обстановку, эмоциональный фон, пообщаться с друзьями и с людьми из разных городов, с которыми ты редко встречаешься, провести интересно время до и после игры.

На одном из матчей чемпионата мира со мной произошла забавная история. Пробираясь к выходу со стадиона, я заметил толпу, обгоняющую какого-то человека. Все бежали к нему, а я спокойно прошел мимо, потому что не видел, кто это. Только потом я понял, что это был один из игроков сборной России, все пытались сфотографироваться с ним, возможно, он даже удивился, что я не заинтересовался такой возможностью.


Для меня содержание игры все-таки важнее атмосферы: если не будет тифлокомментария, я вряд ли буду ходить на стадион регулярно. Пока я не посещал фанатские трибуны, но планирую сделать это в следующем сезоне».


«Лучше клуба нам не надо, чем "Зенит" из Ленинграда»

Вячеслав Дорофеев, 37 лет, Санкт-Петербург, болельщик «Зенита».


«Впервые на футболе я побывал в 1998 году, в 15 лет. До сих пор помню и дату, и даже исход матча. Ходил туда с родителями, на центральную трибуну. Было очень интересно наблюдать за тем, что происходило среди фанатов — много дыма, файеров и просто какой-то космос. Уже через полтора года мы с друзьями с трудом купили билеты на фанатский сектор.


Ходить на стадион или смотреть по телевизору — это как купаться в Черном море или в маленьком бассейне, в нем ты тоже получаешь удовольствие, но здесь не подышать, не ощутить всего этого антуража. Важно само братство, единство, общая идея.


С детства у меня было слабое зрение, но с ''фанатки'' можно было немного видеть ближнюю часть поля. Во время первого тайма я видел одну команду, во время второго — другую, потому что они меняются сторонами. С 2000 по 2008-й можно по пальцам пересчитать домашние матчи, на которых я не был.


С 18 лет я начал ездить на выездные игры, их у меня уже около 15-20. Люди со мной ездят всегда адекватные, помогают, никогда не бросают. На выездах часто происходят интересные случаи.


Однажды мы ехали на финал Кубка России в Москву. Было 15 автобусов. Мы остановились под Тверью на Волге, в 5 утра, это было начало мая. Я сказал, что если не искупаюсь, то это буду не я. Из 15 автобусов купаться пошли только четыре человека, каждый считал своим долгом сунуть мне свой шарф или флаг и сфотографировать его со мной в реке. В благодарность каждый из этих людей норовил угостить меня алкоголем, чтобы я мог согреться после холодной воды.

Незрячие болельщики — о любви к футболу и походах на стадион Футбол, Слепые, Спорт, Болельщики, Длиннопост

В 2008 году мое зрение начало сильно ухудшаться. Из-за операций пришлось на несколько лет отойти от футбола. Я долго готовился к тому, чтобы после всего этого снова пойти на стадион. В 2017 году пошел на матч, будучи совсем незрячим, я реально шел и плакал, хоть и взрослый мужчина. Сейчас я иногда хожу на фанатский сектор, а иногда – на центральные трибуны, потому что вожу туда других незрячих болельщиков.


Однажды я повел на футбол шестерых незрячих людей. Сначала окружающие просто не понимали, что эти люди с белыми тростями делают на стадионе. Когда другие фанаты впервые видели нас и слышали, что мы анализируем игру, это вызвало сильное удивление. Но через несколько минут общения все забыли о проблемах со зрением и начали у нас спрашивать, как у экспертов, почему один игрок сыграл так, а другой — иначе. Это очень порадовало.


Я считаю, что нужно бороться со своими страхами, некоторые незрячие люди даже на улицу не хотят выходить, потому что у них есть оправдание. Но всегда рядом найдутся люди, которые тебя поддержат, которые увидят в тебе не только очки и белую трость. Если ты любишь футбол, то не важно, видишь ты или нет, ты этим живешь».


«С детства мы гордимся, что болеем за "Спартак", ценим его славу и победный дух атак»

Павел Обиух, 41 год, Москва, болельщик «Спартака».


«Футболом я начал увлекаться в 1990 году, тогда мне было десять лет. По телевизору показывали чемпионат мира, который смотрел папа. Мне стало интересно, и я приставал к нему с вопросами, что это и зачем. Он объяснил мне правила и суть игры. К концу турнира я уже так втянулся, что смотрел все матчи.


Интерес развился в школе, поскольку в моем классе было несколько ребят, которые тоже увлеклись футболом примерно в это же время. Приехав с летних каникул, мы обсуждали прошедший чемпионат и смотрели те матчи российского первенства и еврокубков, которые показывали по телевидению.


Сначала я интересовался только судьбой сборной России, но среди моих ровесников многие болели за ''Спартак'', поэтому я тоже начал следить за успехами этого клуба.


Мне всегда хотелось пойти на стадион. Некоторые одноклассники иногда ходили на матчи с родителями. Они рассказывали о поддержке, зарядах, песнях и обо всем, что происходило на трибуне. Мы тогда, конечно, не знали, как это все правильно называется. Но друзья запоминали фанатские кричалки и пересказывали их в школе. В девятом классе мы купили себе ''спартаковские'' шарфы и ходили в них по коридорам школы, распевая песни.


На трибуну я попал впервые, когда учился в двенадцатом классе. Это был матч ''Спартак'' - ''ЦСКА''. Мы с ребятами купили билеты, отстояв длиннющую очередь на стадионе ''Локомотив'', где в то время ''Спартак'' играл свои домашние матчи. Я тогда еще немного видел и все оказалось действительно во много раз интересней, чем по телевизору, даже несмотря на то, что игроков почти не было видно.


Несколько лет после этого я ходил на футбол периодически, когда представлялась такая возможность и находилась компания. В 2009 году я стал ходить постоянно, покупая сезонный абонемент. В текущем сезоне пропустил только один домашний матч.


На стадионе ''Спартака'' тифлокомментарий появился только в 2019 году. До этого времени я ходил на сектор просто поддерживать свою команду. Часто я пересматривал трансляции, вернувшись с матча, чтобы узнать подробности.


Многие с удивлением относятся к тому, что незрячие люди ходят на стадион. Но фанатская поддержка — это тоже часть игры. Без активных болельщиков настоящего футбола не бывает. Нахождение на трибуне – это не только просмотр матча, на фанатских секторах происходит целое действие, участником которого я и являюсь. Со стороны иногда кажется, что это просто масса орущих людей. Но на самом деле все происходит по определенному сценарию. На трибуне есть своя иерархия и у каждого своя роль. Азарт и эмоции, особенно в принципиальных и интересных матчах, могут зашкаливать.


Конечно, с появлением тифлокомментария все стало еще интересней. Теперь можно одновременно и быть в гуще событий, и следить за матчем.


Даже если я иду на стадион один, всегда найдутся люди, готовые помочь. Много раз совершенно незнакомые фанаты предлагали мне помощь по дороге со стадиона и провожали прямо до дома».

Показать полностью 1

Истории о жизни в интернате для детей с нарушением зрения

Истории о жизни в интернате для детей с нарушением зрения Длиннопост, Слепые, Дети, Школа, Школа-интернат

Незрячий психолог, редактор и автор «Особого взгляда» Юлия Васильева вспомнила самые яркие истории из жизни школы-интерната для детей с нарушением зрения.


Опять контрольная!


В школах-интернатах незрячими и слабовидящими могут быть не только ученики, но и некоторые учителя. Разве можно не воспользоваться этим фактом на контрольных?

Итак, контрольная по математике. Из всего класса, конечно же, готова только Катя. Все бы ничего, Катя может поделиться решением со всем классом, но варианта два! Накануне контрольной у ребят созревает коварный план: из параллельного класса на перемене приходит Оля, которая тоже сильна в математике, пробирается под парту Кати и сидит там тихонечко, решая второй вариант. Сделать это ей нужно очень быстро, потому что нужно успеть и на свой урок, хотя бы с опозданием. И вот Катя, закончив со своим вариантом и сдав тетрадь, просит разрешения выйти. Одноклассники в это время начинают живо просить помощи у слабовидящего учителя, чтобы он подошел к ним и не заметил, как вместе с Катей, практически под ее одеждой, из класса выползает Оля. Репетиции этой замечательной пьесы проводились весь вечер. Оценки были у всех в тот день отличные!


И похожих историй не счесть. В одном классе был слепоглухой мальчик, который мог немного слышать при помощи слухового аппарата. Он научил одноклассников дактилю, после чего те могли в полной тишине подсказывать друг другу на контрольных.


А еще один изобретательный слабовидящий мальчик, отвечая у доски в классе незрячего учителя, иногда писал на листе бумаги крупным маркером формулы и держал их на вытянутой руке. Зачем? А затем, чтобы учитель не услышал, что он читает, уткнувшись носом в тетрадь!

Правда, бывало и наоборот: иногда зрячие учителя не знали Брайля и просили меня, как хорошую ученицу, проверять тетради одноклассников. Конечно же, у тех, с кем я дружила, ошибок просто не могло быть!

Истории о жизни в интернате для детей с нарушением зрения Длиннопост, Слепые, Дети, Школа, Школа-интернат

Найти иголку, но не в стоге сена


В обычных школах дети после окончания уроков, кружков и секций отправляются домой. В интернате по вечерам у нас была насыщенная разными событиями жизнь. Часто проводили праздники, концерты и другие мероприятия, а иногда мы просто общались, слушали музыку или пели песни под гитару. Собирались чаще всего на диванчиках в коридорах, так как мальчикам и девочкам нельзя было заходить в комнаты друг к другу.


Во второй половине дня учителей сменяли воспитатели, которым и доставалась самая сложная, на мой взгляд, часть образовательного процесса. Нужно было проследить, чтобы все выполнили домашнее задание, занять чем-то интересным вечерний досуг, разрешить возникающие между детьми конфликты. Конечно, иногда нас ругали, не без этого, но часто именно воспитатели были теми людьми, к которым мы приходили и с радостями, и с проблемами. А некоторые даже помогали скрыть наши шалости.


Думаю, следующая история будет хорошо знакома тем, кто бывал в детском лагере. Однажды старшеклассницы решили подшутить над мальчиками. Мазать зубной пастой их, вроде бы, уже неинтересно, поэтому дождавшись, когда все заснут, они поменяли им одежду и обувь на женскую, выбрав при этом самые коротенькие юбки и туфли на высоком каблуке. Этого показалось мало — было решено пришить парней к простыням. А в чем чаще всего спят мальчики? Конечно, в трусах! Вот их и пришлось пришивать. И все было бы чудесно, если бы Игорь не начал во время процесса ворочаться во сне. Проказницы испугались, что он сейчас проснется и разбудит всю комнату, поэтому решили ретироваться. И только оказавшись на безопасном расстоянии, они поняли, что иголку с ниткой оставили в постели Игоря. Пришлось идти с повинной к ночному воспитателю, а та, вместо того, чтобы отругать девчонок, согласилась помочь.


Воспитательница тихонько зашла в комнату мальчиков и только тут поняла, что не уточнила, у какого Игоря была забыта иголка, а в комнате их было двое! Делать нечего, пришлось искать самой. Пока она аккуратно обследовала постель первого Игоря, стараясь его не разбудить, второй Игорь, с интересом следивший за процессом, спросил: «Вы, случайно, не это ищете?», после чего протянул воспитательнице иголку.


Утром в столовой мы услышали рассказ со стороны первого Игоря. Он проснулся от того, что почувствовал на себе руки воспитательницы. Можно представить его удивление, так как женщине было уже за 60 лет. Парень задал резонный вопрос: «Что вы делаете?». К счастью, воспитатель уже получила иголку от второго Игоря, поэтому ответила: «Спи, Игорь, все в порядке», а затем спокойно вышла из комнаты.


Кстати, на завтрак рискнули спуститься не все мальчики из той комнаты, но некоторые все же посчитали, что еда важнее, и пришли даже в коротеньких женских халатиках, что вызвало бурю эмоций со стороны остальных детей. А воспитательница так и не выдала девочек. Секрет этот они сами раскрыли уже после окончания школы.

Истории о жизни в интернате для детей с нарушением зрения Длиннопост, Слепые, Дети, Школа, Школа-интернат

Приключение на крыше


Еще мне запомнился случай, когда воспитатель рискнула своей работой ради того, чтобы мы смогли посмотреть салют на 9 мая. На праздники нас в школе осталось человек семь, и мы не знали, чем себя занять. Мечтали о том, как хорошо было бы оказаться на крыше во время салюта. И вдруг воспитатель, которая жила в нескольких остановках от школы, предложила нам пойти к ней в гости. Такое не практиковалось, тем более вечером, без отдельного разрешения. Но на тот момент в школе никого, кроме охранника, не было, а с ним Елена Викторовна договорилась.


Погода была прекрасная, мы шли пешком и весело болтали, для нас это было целым приключением. Как мы удивились, когда Елена Викторовна попросила двух своих друзей, у которых были ключи от разных складских помещений, помочь нам попасть на крышу девятиэтажного дома! Мы с замиранием сердца смотрели и слушали салют, восхищаясь самим ощущением того, что мы были на такой умопомрачительной высоте. После окончания салюта Елена Викторовна пригласила нас к себе домой и угостила блинами. И только к 11 вечера мы вернулись в школу, довольные и счастливые. Именно в момент нашего возвращения позвонила директор школы, чтобы узнать, все ли в порядке. Мы замерли, а Елена Викторовна спокойно ответила, что дети давно спят. Мы аплодировали ее выдержке и были очень благодарны за этот вечер. Уверена, если бы об этом кто-то узнал, то воспитателя точно бы уволили.


Ода кукурузной каше


Очень много воспоминаний у выпускников интерната связано со школьной столовой. Кормили по-разному, но и я, и большинство моих друзей учились в 90-е годы, а тогда с едой у всех было туго. По вечерам после отбоя мы часто обсуждали, какие вкусные блюда готовят дома наши мамы, а читать русскую классику, в которой подробно описывают пиры, на ночь вообще было вредно.


Однажды мы стали счастливыми обладателями большого количества кукурузной крупы, которая посетила нас в составе гуманитарной помощи. Других продуктов на тот момент было мало, а ее, то есть кукурузной крупы, предостаточно, поэтому мы получали ее каждый день как минимум на завтрак и на ужин.


Представим заспанных учеников старших классов за завтраком. Они сидят за столами, перед каждым стоит тарелка с кукурузной кашей. Большинство присутствующих лениво пьют чай, не обращая на кашу ни малейшего внимания.


В столовой появляется тетя Люся — дородная дама, занимающая в школе очень важную должность кастелянши. Заметив, что дети не отдают должное такой привычной уже каше, она решает их замотивировать.


— Ешьте, девчонки, кашу кукурузную, — говорит она, — от нее грудь будет очень хорошо расти!

На ее предложение реагирует Инна, она голосом прилежной ученицы на уроке спрашивает:

— Скажите, пожалуйста, что будет расти у мальчиков? Просто я смотрю, Антон уже третью порцию ест.

В столовой тишина. Все взгляды обращены на тетю Люсю. Тем временем ее лицо становится еще более красным.

— У мальчиков? Ну, что у мальчиков... — мямлит она.

И, наконец, о да, озарение:

— А у мальчиков — все остальное! — выкрикивает она и важно покидает столовую под смех учеников. Теперь они точно проснулись и готовы к урокам.


Я уверена, что каждый, кто учится сейчас или учился в интернате, может пополнять копилку таких историй бесконечно. Они могут быть смешными, трогательными или немного грустными, но всегда приятно собраться с друзьями детства и от души повспоминать.

Показать полностью 2

Ольга Иценко-Малер — о воспитании детей, а также о том, как в Австралии помогают людям с инвалидностью

Ольга Иценко-Малер — о воспитании детей, а также о том, как в Австралии помогают людям с инвалидностью Слепые, Другой взгляд, Родители, Длиннопост

Незрячая блогер Ольга Иценко-Малер из Харькова уже несколько лет живет в Австралии и ведет канал на YouTube «Рожден незрячим, чтобы вдохновлять». Ольга воспитывает двоих сыновей и пишет детскую книгу о динозаврах. В интервью австралийской радиостанции SBS Russian она рассказала о том, как незрячие родители справляются с бытовыми сложностями, а также о том, как в Австралии помогают людям с инвалидностью.

С разрешения издания мы публикуем расшифровку интервью с Ольгой, послушать аудиоверсию можно на сайте радиостанции.

Автор интервью: Ирина Бурмистрова


- Давайте, наверное, начнем с небольшого рассказа о вашей жизни. Расскажите, пожалуйста, откуда вы, какое у вас образование, профессия.

- Я родилась в незрячей семье. У меня двое сыновей — 3 и 13 лет мальчикам. Семь лет назад я переехала из Харькова в Австралию, так как вышла замуж за австралийского доктора. Я закончила Харьковскую гимназию для слепых детей. Это интернат. После этого я получила диплом магистра в Университете имени Каразина по специальности «переводчик и преподаватель английского и немецкого языков». А также я закончила медицинский колледж в Харькове по специальности «медсестра-массажист». Именно массажистом я и работала в пятизвездочной гостинице, и многие мои клиенты были иностранцы, поэтому я смогла использовать все свои навыки и знания — и английский язык, и массаж.


- Очень интересно. Ольга, а вы высшее образование получали в специализированных учреждениях для незрячих людей или в обычных университетах?

- Высшее образование не существует специализированное для незрячих людей. Незрячие люди обучаются в самых обычных вузах.


- У вас были тьюторы? Или на Украине это не используется?

- Обучение в университете для незрячего в Украине – это довольно сложный процесс. И я до сих пор вспоминаю его с содроганием, потому что нет никакой помощи, можно сказать. Не существует специализированных учебников, не существует каких-либо преподавателей, которые тебе могут помогать. Даже все учебники, которыми пользуются студенты, они только в печатной форме, нет даже в электронной форме. Поэтому мне приходилось очень сложно. Нужно было тонировать учебники, потом переписывать это все шрифтом Брайля. На это уходило очень много времени. Поэтому я завидую незрячим студентам в Австралии, в Америке, потому что у них условия намного лучше, у них есть намного больше поддержки, чем у незрячих студентов в русскоговорящих странах.


- Давайте перейдем к вашей семье. Вы сказали, что у вас двое детей, вы вышли замуж, приехали в Австралию. Как так получилось? Расскажите, если это корректно.

- Я была замужем дважды. Мой первый муж был моим одноклассником из моего интерната для незрячих детей. Я вышла замуж очень рано, в 19 лет, и почти сразу забеременела. Уже в 20 лет я стала мамой в первый раз. Параллельно я училась, муж тоже был студентом, поэтому нам было очень тяжело. Я так думаю, по этим причинам мы не вынесли нагрузки и разошлись. И я с тех пор начала искать нового мужа в интернете. Я страшилась личной встречи и боялась, что мне придется объяснять, рассказывать, что я не вижу. А в интернете мне об этом необязательно было рассказывать в анкете, а только уже потом, когда ты поближе познакомишься с мужчиной. К сожалению, 98% мужчин после этого говорили мне: «До свидания». Было очень больно, но я не из тех людей, которые сдаются. Я все равно как вода точила этот камень, точила-точила, пока все-таки ни встретила мужчину, который увидел во мне не инвалида, а женщину, интересную, красивую, хорошего собеседника, и познакомился со мной поближе. Он навестил меня из Австралии. Представляете, такое первое свидание: 30 часов на самолете.


- С ума сойти!

- Он даже не знает, к кому он точно летит, потому что, мало ли, может быть, я какой-нибудь скамер. Тем не менее с обеих сторон у нас с самого начала было взаимное доверие. У нас изначально все складывалось серьезно, потому что мы оба были настроены на брак. И действительно, ему пришлось привыкнуть к моей слепоте. Он никогда раньше не имел дела с незрячими людьми. Конечно, как врач он обслуживал незрячих пациентов, но это совершенно другое. Ему нужно было привыкнуть к тому, что, когда мы куда-то идем, я должна держать его под руку. Когда мы в ресторане, он мне должен прочитать меню. Когда мы, например, где-то в гостинице на завтраке, а там шведский стол, то ему нужно помочь мне взять еду. Но на сегодняшний день он говорит, что это просто его вторая натура. Он даже об этом не задумывается. Я его иногда спрашиваю: «Скажи мне все-таки по-честному, ты жалеешь, есть ли какие-то действительно трудности, о которых ты жалеешь, связанные с моим зрением?». Он говорит: «Нет, абсолютно. Я никогда даже не ощущаю то, что ты не видишь».


- Когда я общалась с незрячими людьми, они всегда говорили, что очень сложно научить своих домашних класть вещи на те места, на которых им положено лежать, потому что для незрячего человека же важно, чтобы все лежало на своем месте, не наткнуться, не перепутать, не искать.

- Да.


- Ему, наверное, пришлось тоже порядок навести.

- Пришлось. Но я до сих пор переворачиваю его банки с напитками. Он откроет, оставит, а я как магнитом, рука моя тянется именно к этой банке. Бум, и весь напиток разлился по столу. Это единственное, что мы еще не скоординировали. Во всем остальном все нормально.


- Понятно. И второй ребенок у вас родился уже в Австралии, правильно?

- Да. Первый ребенок с нами приехал в Австралию, второй ребенок родился уже здесь. Майкл, ему три года. И бабушка его, конечно, называет Мишенька.


- Кто-то помогает вам? У вас есть няня или вы сами справляетесь со всем?

- Нет. Мне, в принципе, даже и некому помогать, потому что вся моя семья осталась в Украине. Муж меня старше на 18 лет, его мама уже очень старая, ей за 80 лет, и она с не очень хорошим здоровьем.


- Уже не до помощи.

- Поэтому помогать мне абсолютно некому. Но я справляюсь. А также в последние два года в Австралии была запущена замечательная программа для инвалидов, где можно составлять ежегодный план, составить цели и под эти цели можно получать финансирование. И одной из моих целей является быть активным родителем. Под эту цель мне выделили финансирование. Я могу нанимать кого-то, чтобы ходить, например, в зоопарк или возить ребенка на плавание.


- И государство оплачивает?

- Да, государство оплачивает. Эта программа, на самом деле, абсолютно поменяла мою жизнь, она называется NDIS (National Disability Insurance Scheme). В этом году мне было выделено 44 тыс. австралийских долларов на приобретение специализированной техники, такой как компьютер с брайлевским дисплеем за 7,5 тыс. австралийских долларов.


- Это очень дорогая вещь.

- Навигатор. А также на эти деньги я нанимаю специалистов, которые обучают меня пользоваться специализированной техникой, или специалистов по мобильности, чтобы изучать новые маршруты. Недавно меня обучили, как ходить на новую детскую площадку, чтобы я могла ребенка водить туда самостоятельно.


- Давайте отсюда поподробнее теперь о том, как вы справляетесь с детьми. Я так понимаю, один уже довольно-таки взрослый.

- Он уже сам мне помогает. А с маленьким, конечно, да, непросто. Вы знаете, прежде чем рассказать, как и что проходит на сегодняшний день, начну немножко издалека. Нам с мужем понадобился не один год на то, чтобы решиться завести ребенка. И это не из-за того, что мы переживали, как я как незрячая мама буду справляться с моей новой ролью, а потому что у многих незрячих, и в моем случае в том числе, есть большая вероятность передать глазное заболевание своему ребенку. А такого и врагу не пожелаешь. Поэтому мы долго-долго думали, решались. И потом все-таки приняли тот факт, что у нас может родиться незрячий ребенок, и мы будем прикладывать все усилия, чтобы его растить. Но нас господь очень благословил, ребенок родился зрячим.


- Ольга, а у вас оба ребенка зрячие?

- Да, мне очень повезло. С точки зрения практических моментов материнства без зрения, это не так сложно. Мы годами накапливаем опыт, знания, навыки, поэтому, когда приходит время воспитывать ребенка, для нас это вполне привычно и нормально, точно так же, как мы самостоятельно выполняем другие задачи в жизни: стирка, готовка, уборка, глажка.


- С какими сложностями в быту все равно приходится сталкиваться? Дети – это же всегда много всякой грязи, разбросанных игрушек и так далее.

- Это да. На игрушки и на мусор можно, как говорится, закрыть глаза. Это уже естественная среда воспитания ребенка. А из сложного, я бы сказала – это следить за ребенком. Дома это более-менее безопасно, можно поставить заградительные ворота. А на улице изначально я использовала специальный поводок, который в принципе и зрячие родители порой используют, – такой, как игрушка, он застегивается у ребенка на спине, от этой игрушки отходит хвост, и можно так следовать вместе со своим ребенком по дорожке, даже на площадку детскую мы изначально так ходили. Но когда ребенок становится более подвижный, на поводке он уже, конечно же, не хочет, поэтому мы так доходили до детской площадки. Площадка только с забором. На площадку без забора я не ходила. Потом я этот поводок снимала и одевала на ножки ребенку обычные колокольчики, которые люди покупают для своих котов (как ошейники для котов), и одевала ему на ножки, чтобы я могла слышать, куда он бежит, и следовала за ним с тростью. Другие мамы зачастую подключались, помогали мне. Кстати, интересно, что когда еще ребенок в коляске, то существует такое специальное приспособление – пояс, который имеет крепление сзади, к которому присоединяется коляска. Таким образом незрячий человек может тащить за собой коляску и идти либо с собакой, либо с тростью. Но я, на самом деле, коляской и не пользовалась, а все время носила своего ребенка (где-то до 2,5 лет) в сумке-кенгуру у себя на груди и ходила со своей собакой-проводником.


- По поводу всяких образовательных моментов для ребенка – книжки, игрушки и так далее. Насколько я понимаю, сейчас не так много решений для незрячих людей со шрифтом Брайля и со звуковыми выводами. Расскажите про них, пожалуйста.

- У меня была помощь в идеях еще с моего детства, потому что я помню, как моя незрячая мама мне великолепно рассказывала, сочиняла разные истории. Она могла часами мне рассказывать увлекательные истории. Возможно, поэтому у меня у самой есть какая-то творческая жилка. Я сейчас работаю над созданием детской книги про динозавров и, как вы сказали, веду канал на Youtube. Также можно читать ребенку книги шрифтом Брайля. Причем существуют специальные книги, которые, помимо шрифта Брайля, также имеют обычный плоский текст и картинки. Мы с моим малышом очень любим читать такие книги. А также я использую свой компьютер с брайлевским дисплеем. То есть я могу открыть в интернете какую-то детскую историю и читать. Также мы используем аудиокниги, особенно вечером, когда уже все уставшие. Мы с малышом ложимся рядом, включаем аудиокнижку и вместе слушаем. Это что касается чтения. Теперь о письме. Когда ребенок только начинает изучать алфавит, цифры, это несложно, потому что существуют, например, пазлы, куда нужно вставлять буквы и цифры, и пазл объявляет, например: «Буква А». Существуют просто магнитные буквы, которые незрячий родитель может на ощупь определить. А есть кубики с брайлевскими надписями. Можно составлять разные слова. То есть там буквы написаны и шрифтом Брайля, и плоским шрифтом для зрячих людей. Пластилин – замечательный способ обучения алфавиту и цифрам. Но, к сожалению, должна признать, что не все так просто, когда ребенок уже начинает именно сам учиться писать, потому что именно это я проконтролировать, как и другие незрячие люди, не могу. С первым моим сыночком, когда он готовился к школе, пришлось нанимать кого-то зрячего и платить ему за занятия с моим ребенком. Когда он пошел в первый класс, с ним дополнительно занималась его учительница несколько раз в неделю.


- Украина не оплачивала это? -

Нет. В Украине, на самом деле, для инвалидов очень мало услуг.


- А как дети воспринимают то, что у них незрячая мама? Что-то они говорили? Как-то они стараются больше помочь?

- Все зависит от того, как родитель себя поставит в семье относительно своего зрения и с какого возраста он начнет прививать ребенку то понятие, что незрячий родитель – это не стыдно. Потому что есть родители, которые сами стесняются ходить с тростью, хотя им это нужно, и они предпочитают, чтобы их ребенок их водил. Это вызывает отношения зависимости. Опять-таки, ребенок чувствует, что сам родитель себя же стесняется, и он тогда начинает стесняться. Правильный же подход – с самого раннего детства родитель старается максимально быть самостоятельным, не подвешивать на своего ребенка какие-то сверхзадачи, обязанности. Конечно, ребенок должен привыкать помогать и так далее. Это замечательное качество. Развивать у ребенка доброту, сострадание, сочувствие, но в меру. Когда ребенок видит, что родитель самостоятельный, родитель не стесняется отсутствия зрения, ходит везде с тростью, спокойно с детства водит его на разные кружки, то ребенок с детства к этому привыкает, никакого стеснения нет. Мой 13-летний мальчик спокойно приводит домой друзей, они все знают, что мама у него не видит. И даже иногда, бывает, говорят: «Какая вы молодец!». Мне кажется, все в руках родителей. Сами дети не рождаются со стыдом за своих родителей. Это то, что родители прививают им.


- Мы еще начали говорить про образовательные штуки для детей незрячих родителей. А есть же еще игрушки. Может быть, вы тоже расскажете, чем вы пользуетесь?

- Да. Мы очень любим играть в настольные игры. Есть специализированные шахматы. Мой незрячий папа очень хорошо играет в шахматы, он был моим первым тренером по шахматам. Он меня и обучил. Доска не плоская, она приподнятая, в каждой клеточке есть отверстия. А на каждой фигуре внизу есть штырек, который и вставляется в отверстие. Таким образом, когда незрячий трогает фигуры, они не падают, не передвигаются. И также черные клеточки подняты, белые опущены. Там есть определенные тактильные знаки на самих фигурах внизу, чтобы тоже можно было понимать, белая это фигура или черная. Шашки точно так же адаптированы для незрячих. Мы очень любим играть в домино, карты, подписанные по Брайлю. И даже есть адаптированная брайлевская монополия. Она огромная, но ничего, мы освобождаем обеденный стол и все садимся, играем. А есть такие игры, которые и адаптировать не нужно. Например, «Голодные гиппопотамы» (Hungry Hippos), мы ее просто обожаем, там зрение абсолютно не нужно.


- Lego еще есть, да?

- Да. На самом деле, при желании можно адаптировать все что угодно. Например, у нас есть очень много карточек с буквами, или с цветами, или с животными, которые мне помогли подписать по Брайлю, и таким образом я с ребенком учила и цвета, и названия животных, и птиц, и даже флаги стран.


- Ольга, давайте, наверное, еще поговорим о вашем блоге. У вас есть свой канал на Youtube, правильно?

- Да, это моя новая страсть. Цель этого канала – рассказать миру о том, что незрячие люди, несмотря на свои трудности, могут радоваться жизни. Это одна цель. А вторая цель – это вдохновить людей, несмотря на их трудности, какие бы они ни были, идти вперед с улыбкой, с радостью, наслаждаться жизнью.


- Расскажите немножко про контент, который вы выкладываете, о чем ваши видео.

- Я запустила этот канал всего месяц назад, он на английском языке, называется Born blind to inspire. Кстати, сегодня должен выйти в свет мой первый ролик на русском языке на моем русском канале «Рожден незрячим, чтобы вдохновлять», который в принципе «двойник». И на обоих этих каналах контент будет следующий. Например, у меня есть уже видео, где я пеку торт с моим малышом, где мы играем на пляже, а также есть видео, где я занимаюсь спортом и боксом. В принципе, различные видео. Скоро хочу снять видео, как я еду на Porsche, на машине своего мужа.


- Конечно, это какая-то совершенно иная вселенная, когда ты начинаешь смотреть. А потом ты действительно понимаешь, и та цель, которую вы ставите, она достигается как раз, что нет ничего невозможного, что это не приговор, жизнь продолжается, жизнь может быть яркой, классной и веселой с вашими детьми, друзьями и семьей.

- Это однозначно то, что мне хочется подчеркнуть в своих видео. Но, знаете, раз уж мы все-таки говорим начистоту, хочется рассказать о большом-большом минусе, с которым ничего не сделаешь. Насколько ты ни храбришься, насколько ты ни пытаешься казаться и чувствовать себя веселым и радостным, это тот факт, что ты не видишь лица своего ребенка. Ты не можешь увидеть, как он тебе улыбается, как он подмигивает тебе, язык тебе высовывает, не можешь наблюдать, как он танцует, играет в какие-то спортивные игры. Всего этого не можешь наблюдать. Я, бывает, сижу на игре в баскетбол – мой старший занимается баскетболом – и прошу мужа, говорю: «Ну, говори, что он делает. Расскажи мне, расскажи мне». Да, он рассказывает, но это совершенно не то. Я бы отдала полжизни за то, чтобы посмотреть, как мои дети растут, как они улыбаются. Вот это самое, пожалуй, тяжелое и страшное в жизни незрячих родителей.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!