So.Nevinno

So.Nevinno

Пишу короткие рассказы и ежедневно пуликую их в телеграм-канале "невинное создание": https://t.me/so_nevinno
На Пикабу
поставил 1 плюс и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований

Сообщества:

7646 рейтинг 13 подписчиков 7 комментариев 46 постов 13 в горячем

Я (эгоистичный рассказ)

– Дождь идет, – сообщает Инесса, глядя в окно.

– Всегда восхищался вашей наблюдательностью, – восторгается Глеб.

– Это у меня еще от дедушки.

– А я вот тоже, кстати, все замечаю, – врывается в разговор Ольга.

– Да что вы? – безучастно спрашивает Глеб.

– Да. Вот вчера я заметила, как у нас на балконе голубь сидел, а больше никто в компании не видел. Мне даже преподаватель в университете говорил, что я все-все замечаю.

– Не люблю, когда дождь, – тихо говорит Инесса. – Мне всегда от него тоскливо.

– Почему? – спрашивает Глеб.

– А я жила в Азии, так там дождь, бывает, неделями льет, – говорит Ольга. – Я спокойно под ним по десять километров в одну сторону проходила, да. А потом брала мопед и ехала под дождем обратно. Я вообще в любую погоду себя отлично чувствую.

– Похвально, – кивает Глеб.

– Да. У нас жара на юге бывала под сорок градусов, все из дома не выходили, а я спокойно в огороде копалась. Я вообще выносливая.

– А… – начинает Глеб, но не успевает.

– Мужа как-то в командировку отправили на крайний север, я с ним поехала, – сообщает Ольга. – Так и там совершенно прекрасно себя чувствовала.

Глеб забывает, что хотел сказать, поэтому спрашивает:

– Инесса, вы же чай любите? Мне друзья из Китая чай привезли. Хотите попробовать?

– А я чай никогда не любила, – отвечает Ольга. – Когда маленькой была, дедушка все время заваривал какую-то дешевую и очень крепкую дрянь и поил меня этим. С тех пор от вида чая аж воротит.

– Не откажусь, – отвечает Инесса.

Глеб уходит заваривать чай, а по возвращении застает обреченную Инессу и Ольгу, травящую байки о жизни.

– Ваш чай, – Глеб ставит кружку на стол. – Осторожно, он горячий.

– А я люблю горячее, – заявляет Ольга. – Всегда ем и пью только исключительно горячее. У меня рецепторы особенные. Да и вообще могу горячее голыми руками брать – у меня очень высокий болевой порог. Еще в детстве врачи удивлялись, как много я могу терпеть.

– А я, Ольга, уже не могу терпеть, – не выдерживает Глеб. – Вы вообще о чем-нибудь, кроме себя, говорить умеете?

– Я даже как-то руку сломала и не почувствовала ничего, – отвечает Ольга.

– Я, может быть, хотел бы иногда и мнение Инессы по какому-нибудь поводу послушать.

– Ой, я тоже очень люблю слушать. Раньше, помню, даже просто приходила на разные встречи и слушала, слушала, слушала. У людей так много разных историй в жизни, есть чему поучиться. Вот, например, я как-то… когда же это было… сейчас… лет пятнадцать назад, наверно… нет, даже все семнадцать, пожалуй…

Мимо пробегает сбежавший из зоопарка лев и съедает Ольгу.

– Очень вкусный чай, – улыбается Инесса Глебу.

– Вот даже и сейчас ничего не почувствовала, – говорит Ольга.


невинное создание

Показать полностью
9

Двойник

Фёдор забредает в бар. В баре много людей. Фёдор протискивается к стойке.

– Пива! – кричит Фёдор.

Пиво ему дают. Фёдор осматривается. На другом конце стойки одиноко сидит Пётр.

– Ба! – мысленно вскрикивает Фёдор.

Фёдор пробирается через людей. Оказывается рядом с Петром.

– Пётр! – кричит он.

Пётр вздрагивает.

– Сколько лет, сколько зим! – перекрикивает толпу Фёдор.

Пётр смотрит подозрительно.

– Не знал, что вы тоже сюда переехали, – голосит Фёдор.

Пётр моргает.

– Как у вас дела? – Фёдор кладет руку на плечо Петра.

– Вы кто вообще? – спрашивает Пётр.

Фёдор убирает руку с плеча Петра.

– Фёдор.

– Какой ещё Фёдор?

– Работали с вами.

– Где?

– В институте.

– Каком ещё институте?

– Вы что, не Пётр?

– Нет.

– Вылитый Пётр.

– Вполне возможно.

– Даже голос такой же.

Пётр прокашливается.

– Неужели?

– И родинка такая же на щеке.

– Да?

– И даже левого мизинца, как и у Петра, нет.

– Вот это да.

– Вы меня разыгрываете, Пётр?

– Я не Пётр.

– Вы даже картавите, как Пётр.

– Послушайте, меня зовут Александр, работаю ветеринаром.

Фёдор растерянно молчит.

– Вы же даже врёте, как Пётр.

Непётр нервно дышит.

– И дышите, как Пётр.

– Я лучше пойду.

– Вот-вот, и уходите, как Пётр.

– Я не Пётр!

– Пётр!

Непётр убегает.

– От себя не убежишь! – кричит ему вслед Фёдор.

В этом месте стоит признаться читателю, что Пётр все же является Петром, только не тем, которого знает Фёдор. Этот Пётр скрывается от правосудия, а тот, другой, тот преподает в Болонье. А история эта и вовсе о том, что в мире столько всего происходит, что чёрт ногу сломит.

невинное создание

Показать полностью
13

Сравнение

– Георгий Григорьевич! А, Георгий Григорьевич?

– Что, Дашенька-душенька?

– Георгий Григорьевич, а вы сильнее Геннадия Антоновича?

– Сильнее, Дашенька.

– А быстрее?

– Значительно быстрее.

– А умнее?

– Ну тут, конечно, так легко не ответишь, но думаю, что умнее.

– А богаче?

– Конечно! А что вы, собственно, меня с Геннадием Антоновичем сравнить решили?

– А он мне говорил, что вас сильнее.

– Выдумщик.

– И быстрее.

– Ох, брехун!

– Сказал, что сравнение двух противоположностей – дело неблагодарное, так что не с вашим умом его ум сопоставлять.

– Что бы это значило?

– Вы, говорит, болван.

– Вот шакал!

– И еще, что вы враль, и басни о своем богатстве сочиняете, а на самом деле за душой у вас нет ничего.

– Я ему язык-то вырву! – бьет кулаками по столу Георгий Григорьевич.

Входит Геннадий Антонович.

– Явился, пустослов! – упирает руки в бока Георгий Григорьевич.

– Что такое? – перекрещивает брови Геннадий Антонович.

– Что вы там обо мне Дашеньке наплели?

– Что я вам там о нем, Дашенька, наплел?

Дашенька растерянно смотрит то на одного, то на другого, нервно хихикает, хватает сумку и убегает прочь.

– Что тут вообще происходит? – спрашивает Геннадий Антонович.

– Теперь и я не очень понимаю, – чешет ухо Георгий Григорьевич.

– Давайте ее догоним и спросим, – предлагает Геннадий Антонович.

– Давайте!

Бегут. Тут-то и выясняется, что Геннадий Антонович носится, как ветер на сквозняке, а Георгий Григорьевич плетется, рубашку потом марая. Однако вскоре у них на пути возникает медведь. Геннадий Антонович тормозит, но тут, тяжело дыша, подползает Георгий Григорьевич и сносит медведю голову. Впереди – новое испытание: необходимо доказать гипотезу Римана. Оба проводят в поиске ответа несколько десятков лет, обрастают бородами, но таки доказывают ее и бегут дальше. Стоит также заметить, что Георгий Григорьевич и Геннадий Антонович получают премию за доказательство, оба теперь богаты, и спорить тут больше не о чем.

Дашеньку они находят в придорожном кафе недалеко от Еревана, где она работает посудомойщицей.

– Дашенька! – восклицает Георгий Григорьевич. – Душенька! Объяснитесь!

– Да уж, будьте так любезны! – дублирует просьбу Геннадий Антонович.

Дашенька от изумления разбивает посуду, и ее увольняют. Неисповедимы пути Господни.


невинное создание

Показать полностью
14

Конь педальный

– Виктор Павлович, а что это у вас тут за чертежи? Изобретаете что-то?

– Уже изобрел, мой юный друг.

– Это какое-то транспортное средство, насколько я понимаю?

– Именно так! Несколько лет над ним трудился.

– И уже есть готовый экземпляр?

– Да! Хотите покажу?

– Очень!

Виктор Павлович вытаскивает из гаража коня. В каждом боку у него – по велосипедной педали.

– Это что?

– Это, Антоша, мое главное изобретение! Конь педальный.

– И… как? Куда вообще… – теряется Антон.

– Вот, глядите, – объясняет Виктор Павлович и взбирается на коня. – А теперь! – он вставляет ступни в педали. – Крутим!

Виктор Павлович принимается крутить педали. Конь начинает движение.

– Но! Пошел, родимый! Вперед!

Чалый красавец, рассеивая густую гриву по ветру, совершает три круга.

– Тпру! – тормозит Виктор Павлович, припарковавшись у Антона. – Ну? Что скажете, юный друг?

– Я… – не находит слов Антон, – я как-то… даже и не знаю…

– Зверь, а не машина!

– Вот это… вы… кхм, да… верно подметили. И что… как это вообще работает?

– Берем мертвого коня, подсоединяем к его мышечной системе педали – и вуаля!

Антон откашливается.

– И кто, по-вашему, этот выкидыш велосипеда покупать будет?

– Обижаете, Антоша, – слезает с изобретения Виктор Павлович. – Наша армия у меня уже сотню прототипов заказала.

– А, ну эти могут, – Антон хлопает коня по крупу. – Какой срок годности у этого изобретения?

– Дня три, потом гнить начнет.

– Запчастей, я так понимаю, не предусмотрено?

– Штучный товар.

– Что ж, поздравляю вас, Виктор Павлович, с достижением!

– Благодарю вас, Антоша! Вот увиди… – тут что-то происходит в нервной системе коня, он непроизвольно лупит копытом в лоб Виктору Павловичу. Тот падает замертво.

– От собственного изобретения и погиб, – шепчет Антон, снимает кепку и крестится. Затем влезает на коня и отправляется катать барышень.


невинное создание

Показать полностью
345

Неугомонный Шешеев

– Господин Урин, давайте сразимся в нарды.

– Не хочу, – не спеша отвечает Урин.

– Может, в домино?

– Благодарю за предложение, но тоже откажусь.

– Партию в картишки?

– Нет желания.

– Тогда давайте до сосны на перегонки!

– На вас соревновательный вирус напал, господин Шешеев?

– Ну а что, скучно же сидеть.

– Мне нескучно.

– Вы уже второй час в одну точку смотрите, как же это нескучно?

– Я думаю, господин Шешеев.

– О чем?

– О разном. Коли вам не сидится, можете мне гамак между деревьями повесить, – Урин закрывает глаза.

– Ну вот я еще стану ваши капризы исполнять. Может, из лука на точность постреляем?

– Что-то вы сегодня излишне возбуждены.

– Активности не хватает. Можно в бадминтон поиграть или на саблях пофехтовать.

– Вот вы пристали-то. Как госпожа Надеждина приехала, вы сам не свой.

– Нет, я свой! При чем тут госпожа Надеждина?

– Хотите на нее впечатление произвести.

– Выдумки! – вскакивает Шешеев. – Вы-дум-ки!

– Как скажете.

– Она к нам идет.

– У вас аж голос задрожал.

– Вовсе нет, – блеет Шешеев.

– Чудесная сегодня погода, чтобы выбраться на природу, – подходит госпожа Надеждина.

– Да, – крякает Шешеев.

– Госпожа Надеждина, сбегайте с Шешеевым наперегонки до сосны, а то он бесноватый какой-то, покоя мне не дает.

– Ой, что вы, – смеется она. – Куда мне в платье бегать? Я вообще пришла с вами в тени побыть, господин Урин. Вы здесь так соблазнительно умиротворенно сидите.

Садится, опершись спиной о дерево, и тоже закрывает глаза. Наступает молчаливая тишина. Однако Шешеев взбудоражено трясется, не находя себе места.

– Я аж прямо чувствую, как вы над душой дрожите, Шешеев, – открывает глаза Урин. – Вы похожи на пса, которому палку не кидают.

Надеждина смеется:

– Может, вам палку кинуть, господин Шешеев?

– Вы ему такое не предлагайте, он вас может превратно понять, – предостерегает Урин.

– Да как вы смеете! – кричит раскрасневшийся Шешеев. – Я вызываю вас на дуэль!

– Ой, вызовите кого-нибудь другого.

– Давайте я с вами на дуэль схожу, – встает госпожа Надеждина. – А то ж вы в покое не оставите.

Шешеев радостно машет фантомным хвостом. Урин закрывает глаза и остается сидеть. Через некоторое время возвращается Надеждина, садится.

– Как прошло?

– Было весело. Правда, он стрелял в воздух.

– А вы?

– А я – в него.

– Попали?

– Конечно.

– Рад, что вы все-таки приехали.


невинное создание
Показать полностью
17

Адекватность

– Сегодня мы будем проходить новое слово: «адекватность». Кто-нибудь знает, что оно значит?

Игорь тянет руку.

– Да, Игорь?

– Это когда человек с другим на одной волне.

– Нет, Игорь. Еще мнения? Да, Алена?

– Это когда человек всегда вовремя приходит.

– Это называется «пунктуальность», Алена. Мы еще поговорим о пунктуальности в контексте адекватности.

Руку тянет Зиновий.

– Да, Зиновий?

– Что такое контекст?

– Это, грубо говоря, ситуация, обстоятельства, при которых нужно оценивать текст или событие.

– Я ничего не понял.

– Я еще объясню подробнее.

Зиновий садится. Руку тянет Эвелина.

– Да, Эвелина?

– А мы о какой адекватности говорим: математической, философской, психологической или какой-либо другой?

– Вот, Эвелина, молодец. Очень правильный вопрос. Сегодня я хочу поговорить о, так скажем, психологической адекватности. Вы же все, должно быть, слышали словосочетание «адекватный человек»? Так вот, это речевая ошибка, которая уже, можно сказать, становится нормой. А какого человека, по-вашему, можно назвать адекватным?

– Адекватным чему? – спрашивает Эвелина.

– Вот, Эвелина, опять молодец. Хороший вопрос.

– А отвечать вы на него будете?

Учительница вскакивает, бешено сверлит Эвелину взглядом, краснеет, орет что-то бессвязное, сморкается и выбегает из класса.

Зиновий тянет руку.

– Можете так спрашивать, Зиновий, – говорит Эвелина.

– Я все равно не понял.

– Видимо, это был пример не очень адекватного человека, – предполагает Эвелина и плюет в Игоря.

Так-то Эвелина вроде адекватная, но тут контекст знать нужно.


невинное создание

Показать полностью
12

Пьянство

– Когда я пить уж перестану? Сил больше нет моих, Илья. Давайте завтра к океану поедем? Может, как свинья хоть там я не упьюсь впервые за эти сто проклятых дней. Оставить нужно чаевые. Хотя бы столько.

– Вам видней.

– Ну что согласны? Завтра рано, часов, так скажем, в семь утра… Пойдемте прочь из ресторана! Пойдемте же, Илья, пора!

– Что вы про утро, что там в восемь? – Илья спросил, плетя язык. – Где туалет?

– Давайте спросим.

– Какой невкусный был шашлык. Нет, подождите, я не понял. Чего вы там хотели-то?

– Я говорю…

– Забыл – не помню: а где, к чертям, мое пальто?

– Пальто висит у нас в прихожей последние недель так пять.

– Серьезно? Быть того не может. Ох, как же тяжело стоять. А где тут туалет в итоге? И что мы делаем потом? Где здесь сортир, гарсон?

– О, боги! – официант скривился ртом. – Тут прямо и налево сразу. Давайте я вам помогу.

– Пока что к нашему заказу добавьте водки.

– Не могу. Мы, собственно, уже закрыты. Вы расплатились, господа?

Илья взревел:

– Мы что, бандиты?! За счет плачу всегда. Всегда!

– Илья, угомонитесь, право. Идите в туалет, я жду. Что за нелепая забава у всех буянить на виду?

Илья, шатаясь, прочь уходит и возвращается трезвей, чем был. Вопрос им верховодит весьма осмысленный:

– Андрей. А где вы, собственно, простите, решили взять тут океан?

Андрей опешил.

– Вы хотите сказать… ах, боже мой, болван! Какой болван я, ну конечно! Все перепутал, все забыл!

– Давайте мы пойдем неспешно.

Гарсон за ними дверь закрыл.

– Поедемте тогда, что ль, в горы? – обняв Илью, спросил Андрей. – Илья, какие там просторы! Долины! Изумруд полей!

– Поедем в горы – я не против. А вы умеете водить?

– Вот любите вы все испортить!

– Ну значит, завтра будем пить.

– Нет, хватит, всё! Я завтра трезвый! И буду трезвым впредь всегда! Я вам клянусь, Илья! Железно!

И больше трезв был никогда.


невинное создание

Показать полностью
11

Лекция

– Дорогие друзья, позвольте, пользуясь случаем, прорекламировать лекцию, которую я проведу в эту субботу.

– Вы их на ходу выдумываете, что ли? О чем на этот раз?

– Это авторская лекция про окна: история возникновения, эволюция, и как правильно с ними обращаться в современном, быстро меняющемся мире. Этика взаимодействия с окнами, современная проблематика. После лекции мы все попробуем заново научиться работать с окнами, открывать их, закрывать. Это не только лекция, но еще и психологическая практика, которая заново раскроет вашу личность через взаимодействие с механизмом.

– Михаил, вам когда-нибудь говорили, что вы шарлатан?

– Я привык к таким отзывам, Зоя. Многие настроены скептически. На своих лекциях я учу людей, как не принимать во внимание подобную завуалированную агрессивную реакцию. Поймите, Зоя, в конечном итоге я несу людям новые знания, а главное – счастье, пользу и добро.

– Да? Ну что ж. Может, я и неправа, извините. Во сколько лекция?

– В четырнадцать ноль-ноль.

– Ну хорошо, так и быть, схожу.

– Ценность события три тысячи рублей.

– Вы что, озверели?

– Ну что вы, Зоя. Я ведь собираю людей, нахожу место для проведения лекции, трачу свое время, наконец. Плюс мне нужно подготовить реквизит, с которым будут работать слушатели.

– В лектории окон не будет, что ли?

– Да, это подвал.

– Вы хотите, чтобы я заплатила три тысячи, чтобы посидеть в подвале?

– А вот по этому поводу вам нужно сходить на другую мою лекцию: об умении не держаться за деньги, быть менее материальной, более открытой, доброй, позитивной, об умении помогать людям. Ценность события четыре тысячи.

– Мне кажется, Михаил, что если человек хочет помогать людям, то делать из этого бизнес несколько противоречиво.

– Это вовсе не бизнес, Зоя, а передача знаний. Деньги, которые я беру за лекции, помогут мне уделять больше времени подготовке и, соответственно, популяризировать знания.

– А людям на что жить после ваших лекций?

– А об этом как раз моя лекция об истории лекций. Возникновение, эволюция, правила проведения лекций. Взаимодействие с лекцией, современная проблематика. Подбор этичной темы лекции в современном, быстро меняющемся мире. После лекции каждый слушатель проведет свою лекцию. Это не только лекция, но еще и психологическая практика, которая заново раскроет вашу личность через выступление перед слушателями.

– Страшно узнать ценность события.

– Бесплатно.

Зоя испытующе глядит в Михаила.

– В чем подвох?

– Зря вы меня таким меркантильным считаете, Зоя.

– И когда можно послушать эту лекцию?

– В этом году, к сожалению, уже не удастся – календарь забит другими событиями. Что ж, всем спасибо, что пришли сегодня на пикник! Считаю, мы прекрасно провели время, познакомились. Не забудьте прислать благодарность, вот мои реквизиты.

– Мы же просто встретились в парке вина попить! – возмущается Зоя.

– Всем до свидания, хорошего дня! – улыбается Михаил.


невинное создание

Показать полностью
113

Мнение

– Прочла я ваш роман, Эдуард, мне очень понравился. Только конец плохой, – говорит Жанна.

– Почему плохой?

– Ну мне не понравился.

– Так он плохой, или вам не понравился?

– Меня не зацепил. Понимаете, Эдуард, концовка должна цеплять.

– Кому должна?

– Вы давайте не умничайте. Я вам как издатель говорю: концовка плохая.

– А, по-моему, хорошая.

– Вы вообще критику не воспринимаете?

– А где тут критика? Не понравился – это не критика, это мнение.

– Если вам мое мнение неважно, то Константину тоже концовка не понравилась.

– Ну мне еще Константина слушать. Человек до сих пор над словом саксофон смеется.

– Константин такой же читатель, как и все остальные. Поэтому концовку советую переписать.

Заходит Яков.

– О, Эдуард! Прочел я ваш роман, Эдуард. Прекрасный роман, только первые две главы – совершеннейшая скучища.

– Начало как раз великолепное, – парирует издатель.

– А, по-моему, можно лучше, – считает Яков.

– Что значит лучше? – спрашивает Эдуард.

– Ну как-то, чтобы… эммм… – задумывается Яков.

– Чтобы вам понравилась?

– Ну например.

– То есть мне переписать роман с концовкой под Жанну и началом под Якова?

– Отличное у вас начало, не слушайте вы Якова. А вот концовку, это я вам как издатель говорю, нужно переделать. Успеха у романа иначе не будет.

Заходит Константин.

– О, Эдуард! Прочел я ваш роман, как другу скажу: вы можете лучше. Смешно, конечно, особенно про саксофон, но концовка подвела.

– Под монастырь?

– Вы давайте не умничайте, – повторяет издатель Жанна. – Вам люди говорят, что концовка плохая. Вы для кого вообще пишете? Или вам мнение читателя неинтересно? Так зачем вы тогда вообще этим занимаетесь?

– Нравится мне.

Заходит Изабелла.

– О, Эдуард! Я ваш роман прочла. Ни черта не поняла, но концовка забавная. Вам бы писать понятнее. Для людей, что ли.

Эдуард вздыхает.

– Вы ее не слушайте, – машет рукой Жанна. – Я вам как издатель говорю, концовка неудачная.

– Да. Не очень, – соглашается Константин.

– И название поменяйте, – советует Яков. – Слишком высокопарно. Талант у вас есть, а вкуса не хватает.

– Вы, может, тогда сами за меня роман напишете?

– Вы давайте без этого, – заявляет Жанна. – К критике нужно относиться с благодарностью.

Заходит Аристарх.

– О, Эдуард. Я ваш роман прочел. Прекрасный роман!

– А концовка? – спрашивает Эдуард.

– Хорошая концовка, – говорит Аристарх.

– А начало?

– И начало. И название замечательное.

Заходит пёс. Эдуард напряженно ждет, не выскажет ли своего мнения собака, но та молчит.

Заходит толпа из пятнадцати человек.

– О, Эдуард! – говорят в толпе. – Прочли мы ваш роман…

– Да где вы все его читаете? – восклицает Эдуард. – У меня рукопись в одном экземпляре, а читателей уже больше, чем у всех моих предыдущих книг.

Пёс тем временем принимается вылизывать зад. Жанна, глядя на эту сцену, наконец, понимает задумку автора и оценивает концовку иначе. С улицы доносятся звуки музыки.

– Ха-ха-ха, саксофон, – смеется Константин.


невинное создание

Показать полностью
18

Ревность

– Вячеслав, мне кажется, у меня в доме завелся призрак.

Вячеслав хмурится, взгляд становится жестким и холодным.

– Это призрак мужчины?

– Я не знаю, я не видела. Слышу только, что по ночам кто-то ходит по кухне и гремит.

– Значит, мужчина.

– Да почему мужчина? Может, это полтергейст? А у полтергейста нет пола. Я хочу, чтобы вы посмотрели.

– Покорно благодарю, но дурака я из себя делать не позволю!

– Не нужно быть таким ревнивым, Вячеслав, – ласково просит Ангелина и гладит его по руке. – Вы же знаете, что я верна вам.

– С чего бы мне это знать?

– Потому что я так говорю.

– Знаю я современные нравы.

– Я к современным нравам отношения не имею. Пожалуйста, приходите вечером. Мне одной страшно теперь.

Поздний вечер. Вячеслав и Ангелина сидят на диване в гостиной. Наступает полночь. На кухне начинают раздаваться звуки.

– Я боюсь, – Ангелина вся сжимается.

– Ну этого я так не оставлю, – Вячеслав проходит на кухню.

Там стоит прозрачная фигура мужчины и стучит дверьми навесных шкафов.

– Так и знал, – цедит сквозь зубы Вячеслав.

Он возвращается в гостиную и презрительно смотрит на Ангелину.

– Что там? – тихо спрашивает она.

– То, чего я и ожидал. Ведь знал же, что не стоит вам верить. Вы такая же, как и все.

– Я не понимаю, – шепчет Ангелина.

– Теперь вы для меня мертвы, – выпаливает Вячеслав и уходит прочь из квартиры, громко хлопнув дверью.

Вся дрожа, Ангелина медленно проходит на кухню и осторожно выглядывает из-за стены. Прозрачный мужчина по-прежнему стучит дверьми шкафов без особой надобности. У Ангелины не выдерживает сердце, она падает без чувств. Очнувшись прозрачной, она подходит к призраку, который и не думает прекращать шуметь.

– Можно я тут с вами? – робко спрашивает она.

– Можете стулья подвигать.

– Хорошо.

Принимается двигать.

– Слушайте, а это довольно весело, – улыбается Ангелина.

– Ну не просто же так я этим занимаюсь.

Тут возвращается Вячеслав. С порога он заявляет:

– Ангелина, простите, что я вспылил. Я знаю, что не должен был. Мне следует доверять вам.

Он видит прозрачную Ангелину в компании с прозрачным мужчиной.

– Дрянь! – свирепеет Вячеслав и уходит вновь.

невинное создание

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!