SegaBag112

SegaBag112

пикабушник
пол: мужской
поставил 563 плюса и 470 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
22К рейтинг 7270 комментариев 24 поста 1 в "горячем"
-6

Нужна помощь с ремонтом электроники

Нужна помощь с ремонтом электроники Без рейтинга, Радиоаппаратура, Электроника, Разбили дисплей, Ремонт, Длиннопост
Нужна помощь с ремонтом электроники Без рейтинга, Радиоаппаратура, Электроника, Разбили дисплей, Ремонт, Длиннопост

Прошу помощи в опознании ЖК-модуля или контроллера. Потроха от  страйкбольного хронометра UFS. Может кто то занимался ремонтом такой штуки. На шлейфе от матрицы до платы с кнопками есть письмена JL1409

Показать полностью 2
706

Отдам безвозмездно.

Сделал операцию - линзы теперь не нужны, но просто выкинуть жалко. Может кто то заберет? На 30 дней -4,00 и -2,50. Можно все кучей забрать, можно по отдельности - кому какие надо. В Екатеринбурге только.

Отдам безвозмездно. Отдам, Даром, Екатеринбург, Жалко выкидывать
Отдам безвозмездно. Отдам, Даром, Екатеринбург, Жалко выкидывать
55

Ил-18Д от ВЭ 1:144

Собрал не давно Ил-18 от фирмы Восточный Экспресс. Собрался с духом и решился выложить на ваш суд. Модель изкоробка, красил кистью, фотографировал на баночку с клеем

Ил-18Д от ВЭ 1:144 Масштабная модель, Самолет, Авиамоделизм, Кривые руки, Илюшин, Ил-18, Длиннопост
Ил-18Д от ВЭ 1:144 Масштабная модель, Самолет, Авиамоделизм, Кривые руки, Илюшин, Ил-18, Длиннопост
Ил-18Д от ВЭ 1:144 Масштабная модель, Самолет, Авиамоделизм, Кривые руки, Илюшин, Ил-18, Длиннопост
Ил-18Д от ВЭ 1:144 Масштабная модель, Самолет, Авиамоделизм, Кривые руки, Илюшин, Ил-18, Длиннопост
Показать полностью 2
-6

Реки [продолжение]

http://pikabu.ru/story/reki_prodolzhenie_4629300


15. Хозяин



Засыпая, Саша подумал:


"Стоп! Так нельзя! Все это хорошо: геологи, лагерь - но ведь впереди целая ночь! Мы спокойно легли спать в этом чертовом месте. Ведь то, что нам не поверили, не означает что всего ЭТОГО НЕБЫЛО! Нет, спать нельзя, если мы хотим выжить!"


Так думал Саша, и не замечал занятый этими мыслями, как засыпает...


"Спать, спать, как хочется спать... - обрывками мелькали мысли в голове.


Спать нельзя, нужно смотреть, открой глаза!"


Веки, отяжелели, налились сном. Он пытался их держать открытыми. Сквозь дрему увидел как рядом на ветку сел огромный филин и посмотрел на него человеческим взглядом. Раскрыл клюв, и заговорил голосом шамана:


- Паря, не спи! Не спи паря! Уже за полночь, луна взошла на небе. Это самое гиблое время! Спать нельзя. Во сне ты беспомощен как дитя. Не спи! Они придут за вами!


- Я не сплю, не сплю... - шептал Саша, не в силах разлепить смыкающиеся веки.


Что-то мягкое коснулось лица, слово крыло птицы. Саша вскочил как от удара током. Сонно огляделся: бородач стоял на ногах. У его ног собака злобно рычала в сторону землянки. Оттуда доносился непонятный шум - голоса, шепот, сливающийся в шелест.


"Началось!" - Подумал Саша, хватая ружье.


- Что там происходит? - спросил геолог. В его голосе Саша не услышал испуга. - Барс, что там такое?


Саша всматривался в темноту, и хотя в небе висела полная луна, довольно хорошо освещавшая местность, он ничего не мог разглядеть.


- Нужно посмотреть. - Спокойно предложил геолог.


- Может не стоит?


Бородач взял из костра головешку, и освещая себе путь двинулся в перед. Не отставая от него, шла собака. Саша посмотрел на спящего Юру и второго геолога, выхватил из костра горящую деревяшку и неуверенно двинулся следом, держа одной рукой ружье.



Они удалялись от костра все дальше и дальше. Геолог бесстрашно двигался в перед. Саша освещал себе путь головешкой.


Наконец показался полуразрушенный вход в землянку. Из черного, как смола нутра, пробивался едва видимый, голубоватый свет. Холодный, неживой.


- Что за ерунда?


- Не ходите туда. - Прошептал Саша.


Руки дрожали.


Геолог замер у входа в землянку. Саша смотрел ему в спину, стоя в трех шагах позади.


- Не ходите туда. - Снова повторил он.


- Почему? Ведь это мой дом.


- Что, что вы сказали! - Саша не верил своим ушам.


- Меня зовут Николай Павлович. Николай Павлович Б-Е-Р-Е-З-И-Н! И это мой дом! Добро пожаловать! - Последние слова, он почти прорычал не оборачиваясь.


Саша застыл, страх сковал его тело. Геолог медленно обернулся. И перед ним стоял не добродушный бородач. Это был демон. Скула его неимоверно удлинилась, но даже удлиненная она не вмещала огромных клыков, торчащих из под нижней губы. Но страшнее всего были глаза, ярко красные, кровавые, злобные.


- Будь моим гостем! - Голос окончательно утратил человеческие нотки, и больше походил на рев зверя.


Откуда-то с боку Саша услышал приглушенное рычание. Краем глаза увидел что вместо собаки, у ног демона, стоит существо еще ужаснее чем сам хозяин. Существо напоминал одну из фигурок виденную на могиле шамана, что-то вроде птицы, с головой хищной рыбы, рот которой усеян множеством острых как бритва зубов. Существо расправило свои кожаные крылья, и нервно било ими по земле.


Демон ухмылялся, довольный произведенным эффектом.


Не целясь, Саша нажал на курок. Пуля ударила ему в грудь, отбросив в землянку. От отдачи Саша выронил головешку. Он услышал рев раненного демона. Саша направил ружье на пса, (вернее то, что некогда было псом) готовившегося к нападению, нажал курок, но услышал лишь сухой щелчок - осечка. С криком бросился к костру:


- Юрка, вставай, это ловушка!!!


На ходу он попытался перезарядить ружье - патроны лежали в кармане куртки. Позади себя услышал хлопанье крыльев - его настигала собака- рыба - оборотень. Он почти уже добежал до костра, как мощные лапы ударили ему в спину, выше лопаток. Саша упал, раздирая в кровь лицо. В ноздри и рот набилась земля вперемешку с травой. Переломленное надвое ружье (он только успел вставить патроны в стволы) упало рядом. Деревянный приклад треснул. Саша попытался встать, но услышал над головой хлопанье огромных крыльев и рык зверя. Он развернулся на спину, что бы встретить смерть лицом. Сверху на него опустилось существо, упираясь передними лапами в грудную клетку. Его крылья хлестали по лицу. Острые когти впивались в грудь, раздирая рубашку. Рыбья пасть, с загнутыми вовнутрь зубами, наполненная слюной, клацала перед лицом. Защищаясь, Саша выставил перед собой руку, и существо тут же вонзило в нее свою зубатую пасть. Саша закричал от боли. Зубы твари впивались все глубже, до самой кости. Свободной рукой Саша шарил по земле в поисках ружья, мысленно прощаясь с жизнью. Еще мгновение, чудище отгрызет ему руку, и вцепиться в глотку!


Но тут зверь дико заревел, выпуская конечность, и замотал своей безобразной головой, брызжа во все стороны слюной вперемешку с кровью. Собрав все силы, Саша руками и ногами отбросил его от себя в сторону. Сначала он даже не понял, что случилось, лишь спустя секунду заметил Юру, стоящего над ним, с топором в руке. Раненый зверь, истекая кровью, (у него была разрублена голова), отчаянно хлопая крыльями, попытался наброситься на обидчика. Превозмогая боль в истерзанной руке, Саша схватил ружье, лежащее рядом, дослал патроны в стволы и нажал оба курка (надеясь, что один из них выстрелит), целясь монстру в голову. Как ни странно, оба патрона оказались годными, и дуплетом чудищу снесло пол головы. Мертвое тело рухнуло рядом.


Друзья перевели дух.


- Ты снова спас меня, я перед тобой уже дважды в долгу.


В землянке ревел раненый демон, и только Саша подумал о втором геологе, и о том, что необходимо срочно перезарядить ружье, как услышал крик Юры:


- Сзади!!!


Обернувшись, он увидел второго геолога, превратившегося наполовину в медведя выше пояса, двигающегося на человеческих ногах. Не исключено, того самого, что преследовал их в тумане. Он был совсем близко, времени на перезарядку не было, и Саша на отмашку ударил прикладом по его звериной физиономии. Услышал хруст, толи кости, толи окончательно сломавшегося приклада. Оборотень упал на колени, закрывая морду руками - лапами, сквозь которые проступила кровь, блестевшая гранатом в свете костра.


Саша перезарядил ружье, (или вернее то, что от него осталось), и направил стволы в голову монстра. Он даже не думал, выстрелит ружье или нет, он хотел размозжить ему голову.


- Убей эту тварь!!! - Кричал Юра.


Уже почти нажал на курок, как вдруг существо заговорило голосом Гены:


- Не надо друг, не убивай меня! Не делай мне больно!


Друзья замерли. Существо убрало руки от лица, и они увидели, что на них смотрит окровавленное лицо Гены.


- Саша, Юра, я так рад вас видеть! Я скучал за вами! - Гена всхлипнул, пуская кровавые пузыри из носа.


Саша опустил ружье.


- Это не ты! Гена умер! - отчетливо сказал Юра, поднимая топор. - Не слушай его!


- Саша, ты был моим лучшим другом, ты дашь ему убить меня?


- Ты и так мертв! - Юра перешел на крик. - Ты не настоящий!


- А кто, ты настоящий? - Прошипел Гена, обращая окровавленное лицо к Юре. - Здесь все не настоящее! Вы не понимаете, вам не выбраться отсюда, мы пересекли перекат, прошли ворота!


Гена повернул лицо к Саше.


- Вы должны смириться. Мы станем единым целым этого удивительного, сказочного мира. Мы станем легендами. Существами, которых бояться и ненавидят. Мы будем до смерти пугать одиноких путников, случайно забредших в эти земли. Мы будем жить ВЕЧНО! - Его голос нарастал. Он выплевывал слова вместе с кровью и слизью.


Саша колебался, но все же поднял ружье.


- Нет. - Он отрицательно покачал головой.


Существо, отдалено напоминавшее Гену, все так же стоящее на коленях, ухмыльнулось, окровавленными губами.


- Вы не понимаете, ОН ИДЕТ!


- Кто?


- ХОЗЯИН идет. Прислушайтесь...


Ребята услышали, как земля задрожала под ногами. Саша посмотрел вдаль, и в лунном свете увидел, как столетние кедры, на склоне сопки, раскачиваются, словно кто-то ОЧЕНЬ большой продирается сквозь заросли.


- Да, да, ОН идет! - Гена довольно улыбался, словно игрок, доставший из рукава козырный туз. - От него вам не уйти! ХОЗЯИН придет за вами и возьмет ваши ду...


Саша не дал ему договорить, нажал на курок. Раздался лишь щелчок. Ружье снова не выстрелило. Гена дико засмеялся, обнажая гнилые зубы, с запекшейся кровью. Саша, без особой надежды, нажал второй курок, и запечатал смеющийся, обезображенный рот свинцом.


Выстрелом с близкого расстояния, Гену отбросило прямо в костер. Он заревел нечеловеческим голосом, вскочил и объятый пламенем заметался по берегу, оглашая округу диким ревом, от которого закладывало уши. Саша пошарил по карманам и нашел последний патрон. Вставил его в ствол, подумывая о том, "а не приберечь ли его для себя?".


Он направил стволы на живой факел. То, что некогда было Геной, издав очередной пронзительный рев, ринулось в реку. От огня вода зашипела. Существо нырнуло и скрылось под водой.


Друзья оглянулись: тайга вокруг них ожила. Деревья раскачивались, скрипели и стонали, словно ожившие мертвецы, хотя ветра совсем не было. Отовсюду доносился то ли смех, то ли плач, то ли волчий вой. Десятки голосов шептали в ночи, сливались со скрипом, вливались в уши. Звали, манили.


Но и это было не самое страшное: земля дрожала, от приближения чего-то большого, ужасного. Что-то двигалось к ним, пригибая деревья до земли, ломая столетние кедры как спички.


Друзья переглянулись. В их глазах читался ужас.


- Мы пропали. - Прошептал Юра.


- У меня остался последний патрон. - Саша обреченно посмотрел на Юру. - И я не знаю, выстрелит он или нет.


Юра все понял.


- Ты хочешь...


- Я могу избавить тебя от страданий.


- А как же ты?


- Тебе будет проще, а я что ни будь придумаю.


Юра посмотрел на друга, сквозь слезы, застилавшие глаза.


- Ну вот, и закончилось наше путешествие, - он уронил руки, - мне страшно.


Саша обнял его.


- Тебе будет легче, закрой глаза, и думай, что ты возвращаешься домой. Если не можешь, сделай это для меня.


Юра испуганно отшатнулся.


- НЕТ! Я не вынесу этого. Лучше умереть. Ты мой должник, так что давай...


Он взял ружье за стволы и приложил к своей голове.


- Прощай...


А тайга ревела. Нечто, что прокладывало себе путь через лес, было уже совсем близко.


- Прощай Юра. Прощай друг... - он закрыл глаза и нажал на курок.


В глубине души он надеялся, что ружье не выстрелит. В общем, выстрела он и не услышал из за светопреставления, что творилось вокруг. Лишь отдача осушила руки. Щепка от сломанного приклада вонзилась в ладонь, практически прошив ее насквозь, но боли он не почувствовал.


Открыв глаза, он словно в замедленном кино увидел, как падает назад Юра, а от его головы разлетаются брызги крови и мозга.


- Н-Е-Т!!! - тайгу прорезал дикий вопль. Саша упал на колени, роняя бесполезное теперь ружье.



Сметая последние деревья, на поляну вышел...


Саша поднял голову. От того что он увидел рассудок его помутился.


Над ним возвышался исполин, с трех этажный дом. Это было чудовище, с лицом безобразного старика, с огромным крючковатым носом. В глубоких глазницах которого, горели два красных пожара. Вместо волос, на голове монстра шевелились кусты. Туловище было покрыто чешуйками размером с ладонь, переходящее в зигзагообразные корни, змеящиеся по земле. Чудище тянуло к нему свои непропорционально длинные стволы деревьев, (руки?) на конце разветвляющиеся в пальцы, загребая землю, оставляя борозды, как после пахоты. Чудище издало оглушительный рев, от которого затрепетали волосы на голове.


Саша видел, как из темноты выходят ужасные существа, которые трудно даже было себе вообразить: оборотни, лешие, водяные. Они окружили его кольцом. Уши наполнял вкрадчивый, манящий шепот:


- Иди к нам,... иди,... ты наш...


Саша глубоко вздохнул и сомкнул веки.


"Сейчас я окрою глаза, и проснусь дома" - мелькнула последняя мысль, и его поглотила тьма.



ПОСЛЕСЛОВИЕ



В конце октября, когда по реке шли последние баржи в этом сезоне, капитан, одного из буксиров, увидел на галечной косе человека, лежавшего лицом вниз без признаков жизни.


Спустили лодку. Это оказался парень, лет шестнадцати. Оборванный, заросший, едва живой от истощения. В руках он сжимал полуистлевшие тетради. Его положили в лодку и доставили на буксир. Парень ни на что не реагировал. Дрожал от холода (или страха). Смотрел на всех безумными глазами. Опухшие, кровоточащие губы шептали бессвязные фразы и слова.


К еде отнесся равнодушно. С трудом удалось его накормить супом и согреть.


На расспросы "как его зовут?", "откуда он?", "как здесь оказался?", не отвечал. Шептал только что-то насчет каких-то ворот, шамана, хозяина, экспедиции. Повторял имена Гены и Юры. Из чего сделали вывод, что он был не один.


По прибытии в ближайший порт, парня доставили в больницу. После запросов в милицию, в мальчике опознали Александра Исаева, одного из трех парней пропавших почти пять месяцев назад.


Приехавших к нему родителей совершенно не узнавал. Таращил бессмысленные глаза, глупо улыбался, пуская пузыри. Прибывшие родители Гены и Юры пытались расспросить о своих детях, но в ответ слышали лишь бессвязную речь, что-то о воротах в ад, ловушке, перекате. Лишь однажды, Саша вдруг вроде пришел в себя. Обвел всех осмысленным взглядом и произнес:


- Я обманул их всех. Я ушел. Я вырвался. Я... вернулся!


К нему бросился отец Юры. Схватил его за плечи.


- Саша, где Юра и Гена!?


- Я... Я убил их....


По его щекам потекли слезы. Он улыбнулся, а затем дико рассмеялся. Слезы и отчаяние...


По настоянию родителей, снова возобновились поиски пропавших ребят. Были направлены спасатели в район, где был обнаружен Саша. Но многодневные поиски, десятки вылетов поисковых самолетов ничего не дали. Ребята сгинули в бескрайних просторах тайги.


Саша провел два месяца в психиатрической клинике. Ему становилось лучше. Через месяц он начал узнавать родителей, знакомых. Но на вопросы, что с ними случилось, не мог (или не хотел) ничего вспомнить.


К новому году, родители забрали его домой. Надеясь, что домашняя обстановка, любовь и уход близких, быстрее вернет его к нормальной жизни.



А в январе, мать Саши, вернувшись с работы, зашла в комнату и нашла своего сына повешенным на трубе центрального отопления. На полу у его ног лежал листок бумаги в клеточку, вырванный из тетради. На нем неровным почерком было накарябано:



"Мне не спастись... они рядом... они ждут меня...голоса зовут... ухожу... ворота открылись... мама прости.."



Ярмолич Виктор Николаевич


2009г.

Показать полностью
-2

Реки [продолжение]

http://pikabu.ru/story/reki_prodolzhenie_4629280


12. Ненастье



Дождь лил второй час, не переставая. Ребята сидели в палатке. Тускло светил фонарик. Им с трудом удалось затянуть Гену в палатку, и сейчас он лежал у входа, с упоением слушая дождь в приоткрытый полог. В мокрой одежде было холодно. Друзья стучали зубами (похоже, только Гена не ощущал холода и чувствовал себя прекрасно).


Иногда тьму, за стенами палатки, разрывали сверкающие молнии. Рокотал гром. Юре за шиворот упала капля. Он поднял голову, провел пальцем по шву, и из него засочилась вода.


- Еще пару часов, и в палатке будет так же, как и с наружи. - Сказал он, отодвигаясь немного в сторону.


Саша вздрогнул от очередного раската грома, прогремевшего совсем близко.


- Блядская погода, будь она неладна! - подложив под голову рюкзак, он лег.


- Ты собрался спать?


- А что еще остается делать? - Ответил вопросом на вопрос, - да и время пройдет быстрее.


- Ну-ну...



Саша закрыл глаза. Старался думать о приятном: о доме, о маме. Слушал дождь. Монотонный шум усыплял. Он видел свою улицу, свой дом. Мама пекла блины. Такие вкусные, аппетитные. Он подошел сзади, обнял ее за плечи. Мать удивленно посмотрела на него, раньше она не замечала за ним таких нежностей.


- Я так соскучился за тобой. - Сказал он.


- Ты такой большой стал у меня.


- Мама, мне плохо без тебя. Я попал в беду.


- Я знаю сынок. Но ты у меня сильный, смелый мужчина. И ты забыл кое-что...


- Что мама?


Мать посмотрела на сына. В ее глазах было столько боли и печали.


- Посмотри в окно.


Саша подошел к окну, которое выходило к небольшой речушке, протекающей через поселок. Даже в его сне, за окном была непогода. Лил дождь.


- И что? Идет дождь.


- Ты смотришь, но не видишь...


Саша всматривался сквозь потоки на стекле. Он видел мутную речку, переполненную водой, несущую мусор, бревна.


"Река разбухла от дождя, глядишь, еще наводнение будет". - Подумал он.


И тут его словно стрела пронзила мысль: "ПЛОТ!!!".


- Вот именно. - Услышал он за спиной голос. Но это был не голос матери.


Саша обернулся. На месте, где до этого находилась мама, стоял Гена. Такой же, как в его плохом сне: страшный, оскаленный. С ядовитой ухмылкой, обнажающей непомерно длинные и острые клыки. Гена развел руки в стороны.


- Ну иди же, обними свою мамочку...



"ПЛОТ!" - с этой мыслью Саша открыл глаза.


С наружи лил дождь. Палатка протекала по всем швам. Вода капала просто с потолка.


"Сколько я спал?"


Он посмотрел на свои электронные часы с подсветкой (подарок мамы). Часы показывали 2.37.


"Больше трех часов! Беда!".


Саша нашарил рукой в темноте фонарь. Зажег. Рядом, укрывшись курткой, лежал Юра. Гены нигде не было видно.


Саша растормошил друга. Юра спросонок не понял что случилось.


- Что?... Где?... А?...


- Юра, это я, Саша. Юра послушай меня, мы совсем забыли про плот... Четвертый час идет дождь, река разольется...


До Юры с трудом доходил смысл сказанного.


- Что с плотом?


- Не знаю, нужно посмотреть. Я боюсь худшего, как бы его не унесло.


Юра вскочил.


- Что, унесло?!


- Мы бросили его у самой воды. Если река поднялась на пару метров, его может подхватить течением.


- Где Генка?


- Его тоже нет. Я проснулся, но его в палатке не было.


- Так, нужно выбираться. Дождь идет?


- Да, и кажется, не собирается прекращаться.


- Хреново. Фонарик почти сел.


- Надо идти...



Снаружи было темно, холодно, мокро. Едва горящий фонарь с трудом освещал пространство вокруг не более чем на шаг. Лишь сверкающе молнии на несколько секунд освещали окружающий мир вспышками света: мокрый лес, тучи, зависшие над деревьями, разбухшую реку.


- Гена!!! - крикнул в темноту Юра.


Ответил им лишь раскат грома. Друзья неуверенно двигались в сторону реки. Чуть ниже по течению, туда, где они оставили плот.


Подойдя к реке, Саша с ужасом заметил, насколько поднялся уровень воды.


- Плохо дело, вода поднялась метра на два! - Повышая голос, что бы пересилить шум дождя, сказал он.


Они прошли вдоль реки метров двадцать, но на том месте, где они оставили плот, лишь бушевала вода.


- Точно здесь? - С надеждой спросил Юра.


- Да, здесь. Я запомнил...


- Приплыли...


Промокшие до нитки, возвращались к палатке. Саша брел следом за Юрой, который светил себе под ноги едва тлеющим фонариком. До палатки оставалось не более пяти метров, как вдруг он услышал позади себя подозрительный шум, и сдавленное дыхание, словно их кто-то нагонял. Мелькнула ужасная мысль - а вдруг это тот медведь, который посещал их прошлой ночью? Он обернулся. Хриплое дыхание раздавалось совсем близко, но в темноте он ничего не видел. В следующую секунду сверкнула молния, и она запечатлела Гену в момент прыжка. Дикого, озверевшего. Саша не успел ничего предпринять, как был сбит с ног. Он рухнул в грязь на спину, а сверху на него приземлился нападавший. Он почувствовал как мокрые, холодные руки скользнули по лицу, царапая кожу, и едва не выдрав глаз обхватили его шею.


- Гена, ты что... - прошипел он сдавленным голосом.


Попытался разжать пальцы, сомкнувшие шею. В сверкнувшем свете молнии увидел перекошенное злобой лицо, стеклянные глаза.


В этот момент подскочил Юра. Навалился на Гену. Повалил его в сторону. Фонарь выпал, упал в траву и погас. Гена отчаянно сопротивлялся. Хрипел словно раненый медведь. Пытался вцепиться когтями в лицо, в глаза. Саша услышал крик боли, видимо Гена достиг своей цели. И хотя горло неимоверно болело, он поспешил на помощь другу. Саша представил, как это выглядит со стороны: ночь, дождь, небольшая полянка в глухой тайге. В свете пронизывающих тьму молний три тела - мокрые, грязные - катаются по траве, молотят друг друга кулаками, хватают за волосы. Дико ревут. Даже не понятно кто с кем борется.


- Остановись!!! - кричал Саша.


- Гена, это мы, что ты делаешь!!!! - вторил ему Юра.


В ответ тот лишь рычал и норовил укусить.


- Сволочь, что ты делаешь!!!


Саша потерял счет времени. Он не знал, сколько длилась эта борьба, и неизвестно чем-бы она закончилась (чьим-то убийством точно), если-бы вдруг, они небыли оглушены взрывом. Взрыв был такой силы, что ударная волна разбросала их по сторонам. Первую секунду они даже не поняли, что случилось. Лишь спустя некоторое время стало ясно, что взрыв причинила молния, ударившая в дерево, под которой стояла палатка, и рядом с которой они боролись. Молния расщепила огромный кедр пополам. Одна половина рухнула на палатку, сминая ее в хлам, едва не задев ребят. Вторая вспыхнула как факел, озаряя все вокруг. Невероятной силы гром оглушил их напрочь.


Саша смотрел, словно немое кино, как заметался Гена, ползая по земле гадюкой, загребая грязь вместе с травой, обмазывая себе лицо. Рот его был открыт. Саша догадался, что он ревет. Рядом он увидел Юру, с поцарапанным лицом, тяжело дышавшего, и тоже наблюдавшего за этой картиной. Гена больше не пытался напасть. Вместо этого он пополз к реке, словно раненый крокодил, спешащий в спасительное укрытие от бушевавшего огня.


- Гена!!! - Юра кричал, хотя сам не слышал своего голоса.


Гена вскочил на ноги и ринулся в воду. Спустя секунду он скрылся в мутной пучине.



13. Лес атакует



Рассвет они встретили у тлеющего кедра, пытаясь согреться. Дождь кончился незадолго до того, как показалось солнце.


- Курить хочется. - Проронил Саша.


- Как я устал... Я больше не могу... Мне кажется, я схожу с ума. - Юра выглядел так, словно его сбил поезд: поцарапанное лицо, подбитый глаз, опухшие веки и губы.


Саша догадывался, что он выглядит не лучше.


- Тогда мы вместе сходим с ума. Это коллективное помешательство...


- Сашка, я больше так не могу. Я хочу домой! Я хочу забыть это все как нелепый сон! Я устал...


- Не падай духом.


- Ты че, издеваешься? Как тут не упасть духом? Сначала мы заблудились, потом мы чуть не погибли, но утонул Гена. Затем нас чуть не сожрал медведь - динозавр! Потом мы чуть не утонули, какая-то хрень хотела утащить нас на дно! Потом чудесным образом Гена спасся, но он сошел с ума и хотел нас убит! В конечном итоге он УШЕЛ в реку!! У нас сгорела палатка, и нас чуть не убило молнией и свалившимся деревом!!! Напомни, если я что-то забыл?!! - Юра почти кричал.


- Мы потеряли плот.


Юра в упор посмотрел на друга. Саша попытался улыбнуться.


- Не смешно. - Успокоившись, сказал Юра. - Что будем делать?


- Взойдет солнце, нужно обсушиться, я замерз как бродячая собака. Ни о чем не могу думать, кажется и мозги от дождя размякли, а потом задубели от холода.


- А дальше?


- Дальше я думаю нужно идти вниз по реке, есть слабая надежда, что плот может где-то застрять.


- А если нет?


- Тогда худший вариант - нам придется потратить день или два на постройку нового плота. Но об этом пока лучше не думать. И вообще, давай чего-нибудь перекусим хоть всухомятку? Костер нам сейчас не развести,... я голоден как волк, после такой веселой ночки...



К обеду солнце стояло в зените и палило после мятежной ночи с удвоенной силой. Тайга высыхала. Друзья обсушились, отдохнули (Саша даже поспал пару часов), перекусили. Перебрали, что осталось от уцелевших вещей. Все остальное упаковали в два рюкзака, Саша закинул ружье за плече. Двинулись в низ по реке.


Река была переполнена мутной водой, которая несла упавшие в воду деревья с торчащими из воды корнями-спрутами.


Вдоль реки им удалось пройти не долго. Путь преградил ручей, впадающий в реку. Еще вчера его можно было перейти, едва замочив ноги, теперь же он был похож на горную реку. В месте слияния с рекой, вода разлилась на добрых полсотни метров, а глубина (судя по рельефу русла) не меньше двух - трех метров. Пришлось отдаляться от реки, забирая в сторону в поисках удобного места для переправы.



Углубились в чащу. Пройдя пару сотен метров вверх по ручью, они оказались в темном, дремучем лесу. Сквозь густые кроны деревьев едва пробивался солнечный свет. Лес был смешанный, из толстых, в два обхвата кедров, высоченных сосен и раскидистых осин. Под ногами чавкала вода, по земле змеились огромные корны, словно гигантские змеи. Друзья то и дело спотыкались об них - в полумраке они были едва заметны. Попадалось много поваленных деревьев, взметнувших свои корни вверх, ощетинившихся сучьями. Иногда деревья падали друг на друга, образуя сложные, хаотические конструкции небывалой сложности, а проще говоря, завалы. Некоторые тянулись на сотни метров, и тогда приходилось карабкаться наверх, рискую сорваться и вспороть себе брюхо.


Пройдя по ручью километра два, им, наконец, удалось найти подходящее место для переправы. Здесь обрывистые берега сходились совсем близко, а с берега на берег был переброшен упавший ствол кедра. Полусгнивший, но с виду достаточно надежный, для того, что бы рискнуть ступить на него.


Юра пошел первый. Осторожно ступая, держась за торчащие сучья, он благополучно перебрался на другой берег. Старый кедр угрожающе прогибался, трещал, но выдержал. Ступив следом на ствол, Саша вдруг услышал позади хруст ветки. Он резко обернулся, и хотя в лесу было сумрачно, увидел очертания человека в десятке шагов от них. Незнакомец скользнул за дерево и затаился. Саша, замерший на несколько секунд, попытался различить преследовавшего их, но не смог ничего увидеть. В волнении, он, двигаясь по стволу быстрее, чем следовало бы, и чуть не упал. Юра вовремя успел подать ему руку. Взглянул на встревоженное лицо друга.


- Ты чего?


- Не хочу тебя пугать, но кажется нас преследуют. Пошили, пошли, не останавливайся...


Друзья ускорили шаг, насколько конечно, это позволяла местность, двигаясь теперь в обратном направлении, вдоль ручья.


- Думаешь, Генка? - на ходу спросил Юра.


- Не знаю, я только мельком увидел фигуру, даже не фигуру, а тень, но, по-моему, не он.


- Может тебе показалось?


Тут за их спинами раздался довольно громкий хруст ветки. Преследователь видимо тоже перебрался следом за ними и тоже ускорился. Ребята обернулись, замирая на месте, но как не старались, ничего не могли увидеть. В этот раз, видимо осознав свою ошибку, незнакомец был вдвое осторожен.


- Слышал?


Юра кивнул.


- Давай вперед!


Пройдя еще немного, снова услышали отчетливый хруст. Юра заметил с лева от себя мелькнувшую тень.


- Вон там!


- Ты уверен? Я видел только что совсем в другой стороне!


Друзья переглянулись. На их лицах четко отпечатался страх. Их преследовали, и преследователь был не один!


Друзья побежали. То тут, то там, то позади, то в стороне раздавался хруст веток, словно преследователи уже не скрывались, пытаясь нагнать жертву. Но как ребята не старались, они ничего не могли разглядеть, кроме неясных, аморфных теней мелькавших от дерева к дереву.


Ребята запыхались, тяжелые рюкзаки натерли плечи. Ветки, кусты, молодые деревца хлестали по лицу, они не обращали на это внимания.


Дорогу им преградил огромный завал. Парни остановились. Обойти его, означало еще дальше углубиться в лес. Совсем рядом, с трех сторон послышался хруст - они были окружены. Юра вытер рукавом пот со лба и недолго думая, полез на завал, Саша поспешил следом за ним.


Продираясь по скользким стволам, Юра едва не сорвался в самый низ, туда, в переплетение стволов и корней; он наступил на, с виду целое бревно, но оно сгнило изнутри. Бревно с треском переломилось, нога провалилось, увлекая за собой. Спас его рюкзак, которым он зацепился за соседний сук.


- Осторожно! - Саша помог выбраться. - Шею свернешь.


Карабкались дальше. В какой-то момент, на вершине завала, Саша вдруг почувствовал, как кто-то схватил его за ногу.


"Неужели нас нагнали?!".


Он обернулся, и не поверил своим глазам: вокруг его лодыжки обвился корень, толщиной в руку. А рядом, словно змея, извивался еще один, подбираясь ко второй ноге!


Откуда только силы взялись, он резко рванулся вперед, ногу обожгла острая боль сдирающейся кожи. Почувствовал, что освободился (видимо корень еще не полностью обвился), рванулся в перед, обгоняя Юру, позабыв об опасности напороться на сучья, или свернуть шею. Юра удивился такой резвости друга.


- Что случилось?


- Лучше тебе не знать! Давай выбираться поскорее! - заорал он дурным голосом.


Но Саша напрасно беспокоился о благополучии друга, оставляя его в неведении; едва он вырвался вперед, как услышал душераздирающий крик Юры. Оглянулся: к ногам друга, змеясь, устремлялись три корня. Два - так себе, а один размером с анаконду! Юра отбивался от них ногами и дико верезжал.


- А! А! Что это за херня!!! Блядь, оставьте меня!!!


Саша увидел, как и к нему подбирается парочка оживших корней.


Завал словно ожил. Будто это были ни мертвые стволы деревьев, а кубло дремавших змей.


Друзья наперегонки рванулись вперед. Ни что не могло их остановить. Мозг, переполненный адреналином, в автоматическом режиме сам выбирал наиболее безопасный маршрут. В считанные секунды он просчитывал, куда можно поставить ногу, а куда нет. Где можно безопасно проскочить, а где и переломать все ноги.


Корни извивались со всех сторон, пытались схватить беглецов. Вот и противоположная сторона завала. Юра ринулся в низ. Поскользнулся на мхе, покрывавшем некоторые стволы и кубарем полетел к подножию завала. Со стоном растянулся на траве. Саша поспешил к нему на помощь.


- Ты как, живой!?


- Вроде живой, - простонал он, - чуть глаз не выбил,... спиной сильно ударился.


- Идти можешь? - Саша увидел, как десятка два корней, разной толщины, стремительно приближались к ним с вершины завала.


- Помоги встать...


Он помог Юре подняться.


- Давай, вон виднеться просвет, там кончается лес, там река, там открытое место... нас не тронут.


Юра, прихрамывая, двинулся вперед, Саша следом.


Боковым зрением он увидел тени, мелькавшие между деревьями. Видимо преследователи обогнули завал.


- Юра, не хочу тебя пугать...


- Я вижу!


Друзья бежали на пределе сил, не обращая внимания на ветки, хлеставшие их по лицу, ни корни, норовящие схватить за ноги, ни паутину, залепляющую глаза. До опушки оставалось не более ста метров. Но зловещие тени скользили на расстоянии вытянутой руки. Несмотря на такую близость, Саша, как ни старался, не мог рассмотреть преследователей. Что они из себя представляли, так и осталось загадкой. Он лишь чувствовал ледяной, могильный холод, исходивший от них, и был уверен (чувствовал это), что стоит им коснуться человека, и смерть будет неминуема.


Когда они вырвались из объятий зловещего леса, на опушку - солнце ослепило глаза. Друзья в изнеможении повались в траву, в десяти шагах от реки. Им было уже безразлично, преследуют их или нет - сил не осталось совсем!


Неподвижно они пролежали некоторое время, не в силах пошевелиться, в любой момент, ожидая нападения. Но видимо лесные существа боялись солнечного света.


- Кажется пронесло! - проговорил Саша отдышавшись. Он приподнялся на локтях, осматриваясь. И вдруг радостно воскликнул.


- Юрка, посмотри!


Юра поднял голову, и увидел в небольшом затоне их плот, зацепившийся за поваленные стволы деревьев.



Спустя час, они снова плыли на плоту. Солнце словно нарисованное висело на грязно картонном небе, практически не двигаясь. Парило. Было душно. Появился гнус. Огромным облаком он завис над плотом. И не было от него спасения!


Маленькие комахи залетали в рот, глаза, уши, ноздри. Проникали под одежду. Впивались в кожу своими алчными хоботками. Друзья то и дело хлопали себя по открытым частям тела, чтобы прихлопнуть десяток этих мерзких тварей. Но на место убитых, садилось два десятка новых, раззадоренных свежей кровью.


Через пару часов, лица Саши и Юры и без того потрепанные, распухли от укусов. Глаза заплыли. На руках были огромные кровавые расчесы, причинявшие неимоверный зуд.



Ребята с наслаждением приняли прохладу вечера, который принес с собой легкий ветерок, разогнавший эту таежную нечисть. Они были голодны. От усталости едва стояли на ногах, но решили плыть, пока хоть что-то было видно.


А сумерки стремительно наступали. И Саша вдруг неожиданно занервничал. Подозрительно принялся всматриваться в проплывающие берега.


- Юра, тебе не сдаются знакомыми эти ландшафты? Так словно мы уже здесь были.


- Этого не может быть, Саня. Просто тут весь такой пейзаж однообразный.


- Я очень на это надеюсь, хотя в этом чертовом месте...


Он не договорил, потому что плот обогнул очередной поворот, и они увидели...


От того что они увидели, потемнело в глазах. Подкосились ноги. Юра выронил шест. С широко раскрытыми от ужаса глазами они приближались к покинутой пятьдесят лет назад стоянке геологов, которую они прошли еще вчера, до крушения и гибели Гены.


- Я так и думал. - Обреченно прошептал Саша. - Теперь уже все, у нас не осталось ни малейшего шанса. Мы до конца своих дней будим плавать по кругу в этой проклятой тайге!


Друзья так и стояли не в силах пошевелиться и оторвать взгляда от открывшегося зрелища, пока плот не доставил их к берегу, к самой стоянке. Словно лунатики они сошли на берег.



14. Визит незнакомцев



На старом кострище снова горел костер. Два друга, второй час, молча сидели вокруг него. Не хотелось ни есть, ни пить.


Пустота и обреченность.


На тайгу опустилась звездная ночь. Звезды были такими яркими, что казалось можно достать рукой! Рядом совсем мирно ворковала река, отражая звездное небо. Словно ничего не случилось, словно не она заманила их сюда! Словно не она убила их друга, превратив в монстра! Словно не она водит их по кругу, сводя с ума! В этом мирном журчании, потерянные друзья слышали насмешку. А ночь была теплая, безмятежная, сказочная...


- Такая ночь! - нарушая долгое молчание, проговорил Саша. - Так тихо и спокойно,... не вериться что мы в сотнях километрах от дома.


- Земли, по другую сторону полны зла. В лесах прячутся демоны, лешие, оборотни. А глубокие омуты таят в себе ужасных существ, которые выходят по ночам, хрипя сгнившими легкими. Они хотят тебя... они хотят сжать твое горло, скользкими посиневшими пальцами.... - Юра говорил, тихо, и монотонно, словно заклинание, - а в огромном тереме живет сам Хозяин, собирающий души заблудших и уставших!


- Юрка, что ты говоришь? - Саша не на шутку испугался. Ему показалось, что друг сошел с ума.


- Когда то в детстве, мне рассказывал об этом отец. Он был охотник. В тайге он был как дома. Его мать, моя бабка, родила его в тайге, в сорокаградусный мороз. И поэтому мой отец мог спать зимой под открытым небом... но он рассказывал, что есть такие места, такие темные уголки, из которых невозможно выбраться. Не один охотник пропал в таких гиблых местах...


Юра поворошил палкой угли костра. Искры взметнулись вверх, словно мотыльки, покидая грешную землю, растворяясь во тьме ночи.


- Однажды он тоже не вернулся... его долго искали, но не нашли. Знаешь, как говорят в таких случаях?


Он поднял глаза на Сашу, и Саше показалось, что он увидел в них слезы.


- Говорят "сгинул в тайге". И о нас так скажут, "сгинули парни". Я думаю, перекат был воротами, охраняющими этот мир от нашего. Ты говорил, во сне к тебе приходил шаман, когда мы заночевали недалеко от могилы?


Саша утвердительно кивнул.


- Да, он говорил о воротах, о перекате...


- Он охранял эти ворота, и он предупреждал нас об опасности, а мы не поняли... Мы прошли их. Гена заплатил за это своей жизнью и душой. Эта же участь ждет и нас! ОН придет по наши души... Хозяин... этой ночью...


- Но в дневнике геолога написано, что река наше спасение!?


- Я не верю в это! Из таких мест люди не возвращаются никогда! Они остаются здесь навсегда! Сливаясь в единое целое, с этим миром... становясь его призраками, легендами, как эта пропавшая экспедиция!


- Юра ты пугаешь меня. Прекрати! Нам нельзя паниковать! Нужно трезво оценивать ситуацию. Нам повезет, мы будем жить!


- Ты сам в это не веришь. - Устало проговорил Юра.


- Мы продержимся эту ночь, а завтра бросим плот, и пойдем пешком вдоль реки, в обратном направлении! Мы будем идти, пока не выберемся отсюда, пока не выйдем к перекату, пока не вернемся назад! Ты слышишь меня!? - Саша почти кричал.


Он смотрел в остекленевшие глаза друга, уставившиеся, куда в ночь, и ему было страшно. Страшно остаться в таком месте с человеком, который сошел с ума!


- Ты же видел, что твориться в лесу? Там еще страшнее... Да и уже поздно... за нами идут!


Саша посмотрел туда, куда был устремлен взгляд Юры, и заметил огоньки, блуждающие в тайге, на склоне ближайшей сопки, в стороне от реки. Сердце учащенно забилось. Губы высохли. В рот словно насыпали песка. Он схватил ружье, как последнюю надежду на защиту.


Огоньки спускались все ниже и ниже. То появлялись, то пропадали, пока совсем не исчезли в густом лесу у подножья сопки. Спустя некоторое время они замелькали между деревьев.


Все ближе, ближе и ближе.


- Они идут! - Юра схватил топор.


Сердца ребят, готовы были вырваться из груди и бежать без оглядки.


Саша снял ружье с предохранителя, и молился о том, что-бы патроны не подвели.


И вот на поляну, из леса с горящими факелами, вышли двое мужчин. Рядом с ними трусила большая, лохматая собака. Увидев рябят, она залаяла.


- Барс, фу! - приказал один из незнакомцев.


- Вечер добрый, пустите к вашему огоньку? - проговорил второй. Лицо его скрывала густая борода. Лишь глаза блестели в свете факелов.


Его напарник был гораздо моложе - лет тридцати двух. Не носил бороды и усов. Лишь недельная щетина покрывала его щеки.


- Конечно присоединяйтесь! - Радостно заговорил Юра, бросая топор на землю. - Вы откуда?


Незнакомцы скинули потрепанные рюкзаки на траву.


- Мы геологи. - Заговорил бородач, присаживаясь на корточки возле костра и закуривая папиросу. - Ходили делать съемку местности на самый дальний участок. Так увлеклись работой, что не заметили, как стемнело. В сумерках сбились с тропы, ведущей к лагерю, немного заблукали... Уже собирались становиться на ночлег, но с соседней сопки увидели ваш огонек. - Геолог глубоко затянулся. - А вы откуда ребята? Насколько я знаю здесь на сотни километров ни одного населенного пункта!?


- Мы заблудились. Хотели поиграть в первооткрывателей, и вот заплыли неизвестно куда! - Юра говорил возбужденно, радостно.


Саша молчал и настороженно рассматривал незнакомцев. Чем больше он смотрел, тем больше убеждался, что для тревоги нет причин - перед ним обычные люди. Курят, смеются. Одеты они в обычную таежную одежду, ветровки, брюки, немного потрепанные, видимо в долгих походах.


Собака, обнюхав ребят, спокойно улеглась у ног геологов. Незнакомцы представились: бородача звали Николай Павлович, его напарника Дмитрием.


Ребята угостили их чаем. Пока геологи пили крепкий чай, Юра рассказал им о своих злоключениях: как они заблудились, как погиб Гена. Мужики только участливо улыбались, когда друзья рассказывали о сверхъестественных явлениях, случившихся с ними. Видимо они решили, что у пацанов, от гибели друга, поехала крыша.


Насчет того что они плыли по кругу, тот, что по моложе сказал, что это редкое явление, но такое случается. Просто они не там свернули, в одном месте, где река раздваивается. Возможно, даже в том озере, что они пересекли, есть два русла. Из-за резкого перепада местности, одно течет в обратном направлении и снова сливается с рекой, выше по течению, а другое продолжает течь дальше.


Заинтересованно послушали о пропавшей экспедиции, которая стояла когда то на этом месте. Выслушав их рассказ, бородач похлопал Юру по плечу.


- Да, пережили вы много! Но ничего, ваши беды кончились. Завтра утром мы сориентируемся на местности, определим, где наш лагерь, заберем вас с собой, а там доставим до дому.


Саша не мог поверить во все это. Неужели все кончилось? Неужели они спасены? После всего пережитого, это было как сон!


Геологи достали из рюкзаков продукты: сало, тушенку, хлеб. Ребята поужинали вместе с ними. Сразу проснулся зверский аппетит. Пили чай, разговаривали до полуночи.


Когда часы на руке Юры просигналили полночь, решили укладываться спать. На завтра, нужны были свежие силы. Подбросили побольше дров в огонь, легли кругом вокруг костра, подложив под голову рюкзаки.

Показать полностью
-4

Реки [продолжение]

http://pikabu.ru/story/reki_prodolzhenie_4628975


Наступила ночь. Ветра не было. Костер горел ровным, ярким пламенем. Рядом лежала большая куча дров, которой должно было хватить до утра. Саша решил эту ночь не спать, и огонь поддерживать всю ночь. Не нравилось ему это место, очень не нравилось.

Он сидел в желтом круге костра, курил. Рядом лежал Юра, вроде заснул. Да и Сашу упрямо клонило в сон. Видимо сработала защитная реакция организма - переполненный событиями за день мозг, требовал отдыха и покоя. Он пил обжигающий, заваренный до густой черноты чай. Слушал ночь, пытаясь уловить малейший подозрительный звук. Сон одолевал его. Опустевшая кружка выпала из рук, он расслабленно повалился набок. Глаза закрылись. Он погрузился в сон. Но сон его был страшным. Словно детская, страшная сказка.



Вокруг дикий, угрюмый лес, над головой не реальное, словно нарисованное темными красками небо. Застывшая река, и вода в реке, полная крови. Друзья все вместе стоят на плоту, и Гена вместе с ними. Он улыбается, но улыбка его больше похожа на оскал демона. Белые, безжизненные зрачки смотрят на Сашу.


- Как же так? - Говорит его оскалившийся рот. - Почему я? Почему вы не спасли меня? Я же просил, давайте повернем назад, я же говорил что это плохое место! Гиблое место! Я знал, что случиться что-то ужасное. А ТЕПЕРЬ Я МЕРТВ!


По щекам потекли слезы. У Саши разрывалось сердце от страдания.


- Что я скажу матери!?


Гена закрыл лицо руками, и безутешно, по-детски зарыдал.


- Прости... - прошептал Саша.


- Я... я, я не знаю...- рыдания Гены тем временем приобретали зловещий оттенок, с отголосками то ли рычания, то ли подвывания.


- Прости, Гена. - Сказал Юра.


- Я не могу, я не могу вас отпустить. ВАМ ПРИДЕТЬСЯ ОСТАТЬСЯ СО МНОЙ!


Он отнял руки от лица, и сердце остановилось от страха: перед ними стояло чудовище, отдаленно напоминающее Гену. Белые рыбьи зрачки выкатились из орбит. Кожа на лице сморщилась и лопнула от гниения. Существо раскрыло рот, обнажая сгнившие зубы, и изо рта выползла гадюка, злобно шипя.


- Помогите мне! - захрипело существо, протягивая кисть, с перепонками между пальцев. - МНЕ БОЛЬНО!


Плот остановился.


Небо погасло. Темнота.


Тихий шепот и смех...



В землянке едва тлеет небольшая железная печурка. На столе оплывший огарок свечи. Снаружи бушует вьюга.


Саша склонился над тетрадью. Он ведет дневник. Нужно успеть записать все, что здесь случилось, может кому-то, когда-нибудь удастся прочитать эти записи.


То, что им не выжить, это стало ясно давно. Что-то ужасное твориться вокруг. Что-то чужое пытается проникнуть вовнутрь. Пару раз в дверь стучали. Вежливо, но уверенно. Кто-то, или что-то просится войти. Это существо замерзло, устало и проголодалось. Несколько раз, Саша слышал голос практиканта за дверью, жалобный, зовущий, и в то же время зловещий.


- Уходи. Тебя нет, ты утонул! - Шепчет Саша, торопливо записывая в тетрадь неровным, дрожащим почерком, периодически облизывая огрызок "химического" карандаша.


- Пусть даже если ты вылез из проруби на реке, где мы берем воду, это не значит, что ты должен приходить сюда. Уходи!


Он закашлялся. Сухой кашель раздирал грудь. По ногам потянуло холодом.


- Нужно поддерживать тепло, иначе мы замерзнем. Но что будет, если кончатся дрова!? Только бы дотянуть до утра! Эй! - Саша обратился к напарнику, последнему, оставшемуся в живых. Тот лежал в лихорадке на нарах. - Подкинь дров, становится холодно!


Тот в ответ промычал что-то невнятное и тихо засмеялся.


- Это конец, он сошел с ума. Я остался один, - разговаривал сам с собой Саша, - в одной землянке с сумасшедшим... а может лучше открыть дверь и впустить того, кто так проситься войти и покончить с этим раз и навсегда?


Саша сделал последнюю запись, будущим потомкам, тем, кто найдет эти тетради. Отложил практически полностью исписанный карандаш. Встал из-за стола. Он принял решение. Покачиваясь от голода и усталости, подошел к печке. Открыл дверцу, и принялся закидывать в нее последние дрова.


- Сейчас, нужно больше огня. Ведь ты совсем замерз. - Шептал он посиневшими губами.


Очередной приступ кашля сотряс его тело. Грудь пронзила острая боль - легкие совсем простужены и болят.


Существо за дверью блаженно заскулило, предвкушая тепло и сытый ужин. Наконец то, часы?... годы?... столетия?... ожидания кончились!


- Сейчас, сейчас, потерпи немного...


Саша услышал за дверью голос Гены:


- Друг, пусти меня. Я не могу дождаться, когда мы встретимся. Я так голоден... я соскучился по тебе, открой же скорей дверь и я заключу тебя в свои объятия. Мы ведь друзья? Мы обнимемся с тобой навсегда!


Саша подошел к двери.


- Гена, это ты?


- Да друг, это я! Скорее же открой мне! Здесь так холодно, так страшно и одиноко... Я расскажу тебе столько интересного..., долгими зимними вечерами, мы будем сидеть у печи и разговаривать... я расскажу тебе сказку, если только... - говоривший осекся.


- Что?


- Это не важно, друг, скорее же, открывай. Я очень замерз.


Геолог протянул руку к двери....



- НЕТ! - теперь Саша лежал на нарах. Лицо горело от жара. Он видел как бородатый, пожилой мужчина, стоит у входной двери и хочет ее открыть.


- Не делай этого!


- Но там мой друг! Там все мои друзья! Их много... они пришли проведать меня.


- Если ты откроешь, у нас не останется шанса!


- А разве у нас был шанс? Мы были обречены. Мы прошли ворота... это билет в одну сторону,... обратного выхода нет, и какая разница сейчас или чуть позже? Нет ничего хуже, чем ждать...бояться малейшего шороха, вздрагивать от каждого звука и ждать,... зная, что приговор неизбежен!


С последними словами он распахнул дверь, и в землянку ворвалась вьюга, а вместе с ней, что то еще...


- НЕТ! - крик утонул в реве (или рыке) пурги...



9. Призрак в ночи



Кто-то сильно тряс его за плечо.


- Сашка, проснись, проснись! Ты слышишь, да проснись же ты!


Он открыл глаза. Увидел перед собой Юру.


- Где я? Что случилось?


- Тихо. Слушай. - Юра перешел на шепот.


Саша помотал головой, что бы прогнать остатки сна. Прислушался.


Сначала он услышал низкий, утробный, булькающий звук (Саше он напомнил фильм "Собака Баскервилей", про Шерлока Холмса, там, на болотах раздавался такой же, от которого волосы становились дыбом). Затем от реки донесся крик:


- ПО-МО-ГИ-ТЕ!


Саша вскочил. Сердце бешено колотилось в груди.


- СПА-СИ-ТЕ! - донесся еще один крик, полный боли и отчаяния.


- Это Генка, он жив!


Саша выхватил из костра горящую головешку.


- Ему нужна помощь!


- А может это ловушка? - Юра взял Сашу за локоть и рука его дрожала.


- СА-ША! Ю-Р-А! - голос прозвучал совсем рядом.


- К черту, он жив! Он выплыл! Возможно он ранен!


Саша бросился к берегу.


- Гена, где ты! Мы здесь!


Юра с фонарем кинулся следом за ним.


- Я ЗДЕСЬ, МНЕ БОЛЬНО! - теперь голос звучал совсем в другой стороне - ниже по реке.


Саша бросился вдоль реки. Юра едва успевал за ним.


- Генка, ты где! Г-Е-Н-А!!!


Луч света от фонарика плясал на воде, метался по берегу, выхватывая деревья стоящие неприступной стеной.


- Я ЗДЕСЬ! - теперь голос зазвучал в противоположной стороне.


Друзья как очумелые метались за голосом - призраком по берегу. Фонарь почти сел (видимо батарейки намокли). Головешка едва тлела. Они с трудом различали друг друга.


- Г-е-н-а, а-у! Отзовись!


- ПОМОГИ МНЕ! - теперь голос донесся с противоположного берега.


Следом раздался тот самый утробный, низкий звук, переходящий в протяжный вой. Саша ринулся в воду, вошел по колено. Юра кинулся следом за, схватил его за куртку.


- Это ловушка, Саня! Помнишь, в тетради геолога: "берегись голосов, зовущих в ночи"? ЕМУ надо, что бы ты зашел в воду! - Голос Юры дрожал от страха. - Гена утонул, а то, что нас дурачит, я уверен, это не Гена, даже голос не похож. - Зашептал он.


Саша сжал кулаки.


- Ты лжешь! Он жив, он выплыл! Мы должны помочь ему!


Юра отрицательно покачал головой. Саша едва сдерживал себя, он хотел ударить друга в лицо.


- Гена, где ты! Гена!


В ответ они услышали все тот же мерзкий звук, а затем плеск воды. Что-то плыло к ним. Может это была большая рыба, а может нечто иное, что пахнет плесенью и речным илом. Это нечто плыло к ним, загребая воду посиневшими ладонями, с перепонками между пальцев.


Саша сделал шаг назад. Всплески раздавались совсем близко. Друзья попятились к потухающему костру. Саша взял в руки ружье. Юра подкинул дров. Снова по реке прокатился полу - крик, полу - вой.



Друзья не сомкнув больше глаз, просидели у костра до утра. Периодически они слышали странные, иногда страшные звуки, которые пугали их до полусмерти.


По мере того, как отступала ночь, с реки на берег наползал густой туман, обволакивая сыростью. Вскоре туман заполнил все вокруг. Видимость ограничилась до расстояния вытянутой руки.


В костре прогорели последние дрова. А что бы искать новые, в этой мгле, нечего было и думать.


Друзья дрожали от сырости, ожидая, когда взойдет солнце.


Спустя некоторое время, Юра уловил посторонний звук, не вызванный шумом реки - это был хруст гальки. Кто-то двигался по берегу, достаточно тяжелый, что бы отбросить надежду, что это кокой ни будь мелкий зверек. Саша тоже услышал этот звук. Взял наизготовку ружье.


Хруст гальки стал отчетливее и к нему присоединился еще один - навроде тяжелого, хриплого дыхания, с едва слышимым присвистом, словно из простуженных легких.


- Саня, что это? - прошептал перепуганный Юра.


Тот отрицательно покачал головой. Он не мог сказать что это, но это ЧТО-ТО было большим! Явно больше человека!


А когда в тумане мелькнула пошатывающаяся, аморфная фигура, друзьям она показалась огромной, словно грузовик.


Саша вскочил на ноги. Юра продолжал сидеть на траве, от страха у него отказали конечности.


Фигура, которую они увидели, растворилась в тумане, но была где-то поблизости. Саша слышал тяжелое дыхание, правда теперь с другой стороны, с противоположной от реки. Существо обходило их по кругу, видимо выискивая лучшую сторону для нападения.


Юные тела била дрожь, и эта дрожь не была вызвана сыростью тумана, а тем, что находилось в нем.


- Юрка, возьми какое ни будь оружие... возле костра был топор.


Юра пошарил вокруг себя рукой, пока не наткнулся на деревянную ручку топора. С трудом поднялся на ноги. Прижался спиной к Саше.


Совсем рядом из тумана снова вынырнула зловещая тень. Теперь она была еще больше. Саша непроизвольно закричал. Следом за ним и Юра. Тень нырнула в туман.


- Блядь, что это за херня!? - выругался Юра, и голос его был тверд. Крик придал им мужества.


- Тихо Юра, ОНО рядом, слышишь, обходит.


Саша вцепился в цевье ружья, так что костяшки побелели. Палец на спусковом крючке занемел. Он даже начал побаиваться, что в нужный момент не сможет нажать на курок.


Прошло, наверное, не больше минуты (хотя испуганным подросткам, это время показалось часом), странные звуки стихли. Хруст гальки тоже не раздавался.


- Ушло? - вопросительно прошептал Юра.


- Не знаю, но...


Саша не договорил фразу, неожиданно из тумана вынырнула огромная тень, заслонившая собой весь мир. Саша увидел розовую пасть, ощеренную громадными, желтыми клыками. Почувствовал смрадное дыхание монстра, дико закричал и нажал на курок. Выстрела не последовало, лишь сухой щелчок.


"Всё-таки патроны намокли", - почти равнодушно подумал он.


Что-то мелькнуло возле его головы, и врезалось в морду зверя. Тот дико заревел, метнулся в туман.


В этот момент Саша нажал на второй курок, практически не целясь, без надежды на выстрел, и был оглушен необычно громким хлопком в этой плотной, воздушной среде. В ответ раздался еще один рык, но уже едва слышимый - чудовище удалялось.


- Саня, что это было? - хрипел Юра.


- Не знаю, похоже, медведь.


- Размером с дом!?


- Кто знает, какие в этих краях водятся медведи.


- Медведи великаны и людоеды?


- Слушай, если он вернется, нам кранты! Нужно перезарядить ружье, но я не доверяю патронам, хорошо, если один из двух выстрелит, а если нет? Времени на перезарядку у нас уже не останется. - Саша судорожно принялся рыться в рюкзаке.


- Смотри, туман вроде рассеивается. Хорошо, что я догадался метнуть в него топором, иначе он отгрыз бы тебе голову.


- Это точно...


10. Зловещая вода



Туман рассеялся, но не полностью - противоположный берег угадывался с трудом. Солнца тоже не было видно. Друзья решили больше не откладывать и покинуть опасное место. Тем более они снова слышали хруст веток шаги в ближайших зарослях молодняка и чувствовали на себе пристальный, злобный взгляд.


Затянув веревки, связывающие плот, а так же укрепив его дополнительными скобами, путники снова отдались во власть реке.


Течение было тихое, вялое, словно после безумного переката река отдыхала, набиралась сил. А за первым поворотом вообще разлилась огромным озером.


Вокруг была вода.


Везде вода.


Берега не было видно из-за тумана, так что о размерах водоема приходилось только догадываться.


Первое время плот еще продвигался по инерции и увлекаемый все слабеющим течением, а затем и вовсе остановился. Так, словно они сели на мель, хотя трех метровые шесты не доставали дна.


- Саша, а если река заканчивается вот этим озером?


Саша промолчал, пытаясь разглядеть очертания берега. Он не хотел ни о чем думать.


Гребли поломанными веслами, что бы хоть немного ускорить продвижение. Шум реки давно стих, на них опустилась зловещая тишина. Но тишина была не полная, в этой тишине отчетливо было слышно, как плещется вода между намокшими бревнами. А в эти всплески прорываются другие звуки - бульканье воды, так словно рядом плыл водолаз. Несколько раз Саша слышал (и он мог в этом поклясться!) вкрадчивый шепот, и даже смех, и этот голос был голосом Гены. Словно он играл с ними, насмехался, издевался.


Не покидало предчувствие присутствия кого-то чужого, зловещего. Так продолжалось довольно долго. Через пару часов руки устали работать веслами, и друзья легли на бревна, полностью отдавшись во власть течения и злого рока. Плыли, не видя берегов, наугад, словно летучий голландец в тумане.


- Если выберемся живыми из этого проклятого места, больше в тайгу ни ногой. - Юра закрывает глаза, видит свой дом, свою семью.


- Ты думаешь, многим удалось выбраться отсюда?


- Я не знаю, но кто-то же ведь выбрался. Я не раз слышал рассказы о подобных местах. Значит, кто-то здесь побывал!


- И что рассказывают?


- О всякого рода аномалиях, призраках, странных существах...


- Да, если мы выберемся, нам тоже будет что рассказать,... хотя я не хотел бы об этом вспоминать.


Вдруг над водой пронесся мощный гул, словно самолет пролетел очень низко. От этого гула заложило уши, и волосы на голове стали дыбом. Друзья вскочили на ноги, пытаясь определить источник и природу звука. И неожиданно плот резко дернулся. Рывок настолько был сильным, что ребята не удержались на ногах и полетели в воду, по разные стороны от плота.


"Только не в воду!" - мелькнула мысль у Саши, и он погрузился с головой в холодную жидкость. Отчаянно заработал руками и ногами, но никак не мог выбраться на поверхность - вода стала вязкой, словно смола. Словно кто-то пытался схватить его за ноги и утянуть на дно.


После отчаянной борьбы с водой, наконец, долгожданный глоток воздуха. Саша вынырнул чуть позади плота, который уже почти растворился в тумане. Чуть в стороне, но гораздо ближе к плоту, барахтался Юра, словно боролся с кем то. Он то показывался на поверхности, то вновь скрывался под водой. Сопротивляясь неведомой силе, Юра слабел, он уже едва держался на плаву. Отчаянным усилием он рванулся в перед, и слабеющими руками вцепился в мокрые бревна. С трудом вскарабкался на плот.


"Молодец!" - порадовался Саша за друга.


Но тут же в голове мелькнула другая мысль: нечто отпустило Юру, и теперь ОН стал отличной мишенью!


Страх придал силы. Саша энергично заработал конечностями. Плот приближался, вот он совсем близко. Руки коснулись шершавой древесины, Саша подтянулся к плоту, пытаясь вскарабкаться на него и тут что-то неведомое, сильное схватило его за щиколотку и дернуло в низ. Он погрузился в воду с головой, но пальцев, держащих бревно, не разжал. Что-то упрямо тянуло его вниз, на дно. Саша задыхался, ему не хватало кислорода. Прилагая все силы, он рванулся на поверхность, но тот, кто держал его снизу, был гораздо сильнее. Не в силах сдерживаться, он закричал. Вода хлынула в легкие. Теряя сознание, затуманенным взором, он увидел нечто страшное: обезображенное лицо, объеденное рыбами, с оскаленными зубами, растрепанные волосы, покрытые тиной...


И это лицо напоминало Гену.



11. Снова вместе.



Изо рта полилась вода. Он закашлялся. Грудь пронзила острая боль. Саша открыл глаза, и в первую секунду ему показалось, что над ним склонился Гена. Он моргнул, и видение прошло, он увидел Юру, что-то кричавшего ему в лицо. Спустя секунду, в заложенные уши ворвался его крик:


- Саня, очнись, Саня!!!


- Не ори. - Прошептал он посиневшими губами.


- Санек, ты живой, слава богу! Я уже думал все, кранты, остался я один! Еле тебя вытащил...


- Что это было?


- Не знаю, Саня, ты что-нибудь видел?


- Мне показалось... - Саша снова закашлялся. - Не знаю, скорее всего, мне показалось.... я чуть не захлебнулся. Мы еще на плоту?


- Да, но вон, кажется, показался берег. Нужно причалить, развести костер, обогреться.


- Кружка горячего чая сейчас не помешает,... а лучше всего стакан водки. - Он попытался улыбнуться, но улыбка скорее напоминала гримасу.



К обеду туман рассеялся, но окружающая обстановка не стала веселее. Хмурое, бессолнечное небо.


Друзья обсушились у костра, и согрелись обжигающим чаем. Поели скудными остатками продуктов. Провианта оставалось совсем мало (основная часть утонула или пришла в негодность при крушении), а вся живность, которую можно было бы подстрелить на обед, словно вымерла. Да и ружье теперь с намокшими патронами было не надежно, как палка, которая хоть и стреляет, но раз в год.


Усталым путникам ничего не оставалось другого, как плыть дальше, в надежде, что до вечера им удастся вырваться из этого места.


Третий час друзья плыли с довольно приличной скоростью. Озеро осталось позади. Река увлекала их в перед, петляя меж заросших лесом сопок, давая шанс на спасение.



Проплывая мимо небольшой лесной опушки, Саша даже не поверил своим глазам (сочтя все это за очередную галлюцинацию), когда увидел в центре поляны стоящего человека, обращенного лицом к реке. Саша посмотрел на Юру, устремившего свой взгляд вперед. Юра посмотрел на друга, и краем глаза заметил фигуру.


- Юра, ты тоже это видишь? - осторожно спросил Саша.


- Да это же Генка! - Прошептал пораженный Юра. - Гена!!! Гена!!! - Закричал он как сумасшедший.


- Гена, это мы, Гена, ты живой! - подключился к нему Саша.


Плот проплывал мимо. Гена стоял не шелохнувшись, словно каменный. Друзья похватали шесты, и принялись заворачивать к берегу. Наконец срезы бревен уткнулся в глинистый берег чуть ниже опушки. Ребята помчались к другу.


С разбега наскочили на него, принялись обнимать. Что-то кричали радостно в лицо. Гена почти не реагировал на проявления их радости. Саша посмотрел в его пустые глаза.


- Гена, ты чего? Ты не ранен? - он принялся осматривать товарища со всех сторон. На левой руке была большая ссадина, на голове шишка и синяк под глазом, разорванная рубашка и штанина, в целом он был цел, но явно не в себе.


- Гена, что с тобой? У тебя что-то болит? - спросил Юра.


Тот лишь отрицательно покачал головой.


- Хух, ну он хоть слышит нас... ничего, пройдет... такое пережить!


- Дружище, ты как выплыл, где провел эту ночь? - Саша обнял его за плечи, он не скрывал своей радости, что все обошлось. Гена выплыл, а то, что немного странный, это все поправимо.


Гена молчал.


- Саша, до вечера осталось пара часов, думаю, нужно устраиваться на ночлег. Нужно отдохнуть. Я эту ночь не выспался, ужас! Да и Генка, ты видишь... Место подходящее. Сейчас заготовим дров, поставим палатку. Накормим Гену, уверен, он голоден. Посмотри на него, как чумной. Глядишь отойдет, разговориться.


- Да, да, ты прав...



Спустя час, на поляне выросла приличная куча дров. К сожалению, погода стала портиться. Поднялся вечер. По небу шли низкие, тяжелые тучи. Потянуло сыростью. Разбили палатку под огромным кедром. В случае дождя, он послужит защитой.


Все это время Гена сидел практически не подвижно, равнодушно наблюдая опустевшим взглядом за работой друзей.


Пока Саша заканчивал с палаткой (окапывал ее по периметру канавой, для стока вода), Юра принялся колдовать над костром. Вот небольшое пламя вспыхнуло в центре кучки сухих дров, принялось разгораться. Гена, едва увидел огонь, запаниковал. Отодвинулся дальше. Чем сильнее разгорался костер, тем дальше отодвигался, пока, в конце концов, не оказался почти возле реки. Сел на поваленное дерево.


- Гена, ты чего там сел, иди греться! - позвал его Юра.


В ответ он отрицательно закрутил головой.


Юра подошел к нему.


- Ты чего? Пошли к костру, я сейчас тебе горячего чаю сделаю. - Он взял друга за руку, увлекая за собой.


Гена энергично, даже резко, выдернул ладонь, оставаясь сидеть на месте.


Юра озабоченно посмотрел на него.


- Ну ладно, я сюда тебе принесу, если не хочешь...


Он вернулся к костру, прилаживая чайник над огнем. Подошел Саша.


- Управился? - спросил его Юра.


- Да. А чего Генка сидит там?


-Слушай, он совсем странный, не хочет подходить к костру. Я звал его, он ни в какую.


- Хм?


- Ото, не нравиться мне все это. Помнишь, он рассказывал про обряд шамана, который лечил утопленницу?


- Помню.


- Может и Генкой овладел Дух Воды, как той девушкой? - прошептал Юра.


Друзья украдкой посмотрели на странного товарища.



Приготовили ужин. По поводу радости, что нашелся Гена, достали из неприкосновенного запаса две банки тушенки и банку сгущенного молока. Сварили перловую кашу с тушенкой. Саша набрал полный котелок и понес другу. От каши не отказался, но ел вяло, с неохотой. Глотал с трудом, словно каждый кусок доставлял ему неприятные ощущения. Юра принес кружку горячего чая.


- Гена, ну как ты? Слушай, ты все молчишь, молчишь...


Гена поднял от котелка на него глаза, посмотрел в упор.


От этого взгляда Юре вдруг стало неловко (страшно!). Он отвел глаза.


- Бери чай. - Протянул кружку.


Саша взял кружку, поставил рядом с бревном.


- Пусть поест.


Гена уже съел пол котелка, как вдруг лицо его перекосилось, покраснело. Он выронил котелок. Упал на колени. По телу пробежала дрожь. Друзья бросились к нему на помощь.


- Что с тобой!?


Гена задергался в судорожных позывах, широко раскрывая рот.


На мгновение Саше показалось, что вот сейчас воплотиться его ночной кошмар, и изо рта Гены выползет змея...


Гену тошнило только что съеденной кашей. Его просто выворачивало наизнанку. Он судорожно глотал воздух, между позывами рвоты.


- Принеси воды! - крикнул Саша.


Юра метнулся к костру. Принес кружку воды. Опорожнив желудок, Гена слегка успокоился. Саша взял его за плечо, поднес кружку к губам. Ударяясь зубами о край алюминиевой кружки (его трясло), Гена сделал пару глотков. Устало сел на землю, облокачиваясь спиной о дерево. Тяжело вздохнул.


Юра отвел Сашу в сторону.


- Что с ним? - начал он в полголоса. - Это последствия утопления?


- Я не знаю. Может у него повреждены какие-то внутренние органы?


- Этого еще не хватало. Это плохо?


- Хорошего мало. Ему нужно срочно в больницу.


- Да, только мы от ближайшей больницы каких-то несколько сотен гребанных километров. А если он умрет? - перешел на шепот Юра. - И мы ничем не сможем ему помочь.


- Будем надеяться на лучшее. Я не хочу об этом даже думать,... я так обрадовался, что мы его нашли.


- Я тоже.


- Пошли к нему.


Они подошли к сидящему другу.


- Гена, темнеет, пошли к костру. Смотри, ты весь трусишься, тебе нужно согреться.


Гена отрицательно покачал головой. Небо прорезала огромная молния, и следом за ней хлынул дождь.


Не дождь - ливень. Стало темно, словно ночью. Друзья бросились спасать костер.


Они бросали в огонь дрова. Но через пару минут сухие дрова намокли, а непогода разбушевалась не на шутку. Лило как из ведра. В считанные минуты одежда промокла до нитки. Да и битву за огонь они практически проиграли.


- Саня, посмотри на Гену.


Гена стоял посреди поляны, раскинув руки в стороны, подняв лицо вверх, к дождю. И он улыбался.

Показать полностью
-2

Реки [продолжение]

http://pikabu.ru/story/reki_prodolzhenie_4628967



7. Пропавшая экспедиция


Луч фонаря осветил довольно просторное помещение, вытянутое в длину. Стены и потолок были затянуты бревнами, сквозь щели которых проросли корни деревьев, и просыпалась земля. По обеим сторонам располагались нары. В дальнем конце небольшой стол.


- Как можно жить в таком склепе? - Юра поежился.

- Лучшее жилище для северных районов: летом прохладно, зимой тепло.

Саша, освещая фонарем пространство, прошел по земляному полу к столу.

- Парни, глядите, здесь какие то записи.

На столе лежали разбросанные, полусгнившие тетради.

Саша взял одну из них в руки.


- "Дневник начальника геологоразведочной партии Березина Н.П. 1932 год". Нифига себе, шестьдесят лет назад! - Саша открыл тетрадь. Почерк был ровный, аккуратный, но от времени чернила выцвели, кое где были повреждены водой.


- "Я, начальник геологоразведочной партии, Березин Николай Павлович. Мне поручено исследование правого притока Лены, Каргадона и ее бассейна. Экспедиция насчитывает 10 человек, включая меня, шестеро рабочих, два геолога и студента практиканта.


15 мая, на лошадях, мы вышли в полном составе из Усть - Ильимска. Наш путь лежал на Черкан, (правый приток Каргадона) в село Чемдальск. Когда подошли к Черкану, оказалось, что через него уже нельзя переправляться - огромные полыньи. Пришлось пробивать новую дорогу - через перевал из долины Черкана в долину Китайки. В долине Китайки - поплутали: снег, хмарь, кругом ничего не видно.


В Чемдальск мы прибыли в начале июня, где пополнили запасы продовольствия. Купили три лодки. Дальше наш путь лежал по воде."



- Тут идет подробное описание маршрута.


- Слышь, мужики, я что то припоминаю, - Гена почесал затылок, - мне мать рассказывала о пропавшей экспедиции.


- В тридцатые годы, ее еще в планах не было.


- Ей рассказывала ее мать, моя бабка. Их стойбище тогда стояло в устье Черкана, и они останавливались у них.


Саша полистал страницы.


- Да, тут что-то есть о стойбище тунгусов. Вот


"12 июня вышли к Каргадону. В устье Черкана и Каргадона стоит стойбище тунгусов. Дикий, но приветливый народ. Я объявил два дня выходных. Людям надо отдохнуть и набраться сил для дальнейшего путешествия. Мне удалось уговорить двух тунгусов присоединиться к нашей экспедиции в качестве проводников".



- А откуда она знает, что экспедиция пропала, ведь они поплыли дальше?


- Через год проплывала еще одна партия, они шли маршрутом первой. В конечный пункт назначения, партия так и не прибыла. Ее следы затерялись в бескрайних просторах Сибири. Правда к зиме вернулся один из двух проводников, которые ушли с экспедицией. Но он не смог ничего рассказать, так как был едва жив, и видимо тронулся умом. Нес всякую околесицу, а весной умер. После войны, когда мать уже родилась, в начале 50-х, проходила еще одна экспедиция, они тоже расспрашивали о пропавшей партии. Их так и не нашли.


- Вот это да! Мы отыскали пропавшую экспедицию. Вот это открытие! Мы станем знаменитыми!


- Да, если сами выберемся отсюда. Саня, пошли наружу, я чувствую себя неуютно в этом склепе.


Саша собрал все тетради и двинулся к выходу.


Плот отчалил от берега, и заскользил по водной глади. Течение заметно усилилось. Гена и Юра шестами управляли плотом, не давая на поворотах ему сесть на мель. Саша листал тетрадь геолога.


- Что там еще интересного в дневнике?


- Пока ничего, лишь подробное описание маршрута. Всякие профессиональные термины: рекогносцировка, магнитометры, нивелир. Минералы - хрен выговоришь, язык сломаешь.


- Что и все?


- Да тут почти вся тетрадь об этом! Ага, вот кажется интереснее пошло:


"Пятый день плывем в неизвестном направлении. Нас затянуло в сплошной полу-дождь, полу-туман. Вода сверху и снизу. Сухари и спички отсырели. Мука превратилась в белое месиво, практически не пригодное для употребления в пищу...


Кончается август, а мы едва прошли половину маршрута, к тому же заблудились. Как такое случилось, сам не понимаю. Видимо, виновата устаревшая карта, изобилующая белыми пятнами. Рабочие волнуются, выражают недовольство...


Лес тянется дикий, угрюмый, не проходимый. Пожалуй, еще ни одна нога человека не ступала в эти края...


Тунгусы рассказывают какие-то небылицы, о Духах Тайги, о Хозяине Леса... надо будет на досуге записать эти истории в тетрадь...


По ночам случаются заморозки, мы мерзнем в палатках..."


Саша листал дальше.


- Вот еще:


"30 августа. Случилось несчастье! На перекате перевернулась лодка. Погибли двое рабочих и практикант! Тела нам так и не удалось найти. Видимо унесло течением, или затянуло в один из многочисленных омутов, под коряги... даже нечего похоронить... на берегу поставили памятную табличку..."


- Интересно, читай еще.

- Что там у нас впереди?

- Пока нормально, река глубокая, течение приличное. За час проходим по восемь - десять километров.

- Это хорошо, главное, чтобы перекатов не было. Правда погода портиться, того гляди и снег пойдет!

- Читай дальше.


- "5 сентября. Река обмелела, лодки не проходят. Сняли вещи. Движемся посуху. Из-за многочисленных притоков и обрывистых скал отдалились от реки. Продираемся сквозь непроходимые заросли...


Один из рабочих, неудачно поскользнувшись на массивном бревне, упал, острыми сучьями вспорол живот и сломал ногу. Оказали первую помощь. Я достал из загашника флягу со спиртом. Налил полную кружку. Всю ночь рабочий метался в жару и бреду, на утро умер. Похоронили на небольшом возвышении, у таежного родника. Рабочие открыто выражают недовольство. Пришлось отдать им на откуп оставшийся спирт, помянуть своего товарища, и устроить два дня выходных...


На следующий день, один из рабочих, видимо с перепоя, сообщил, что видел погибшего. Тот, якобы, вышел из-за дерева. Лицо посиневшее, глаза пустые, мертвые. Покойник поманил его рукой к себе. Рабочий было двинулся, но вовремя опомнился и убежал. Тунгусы проводники сказали, что это "шибко худо". Это хозяин тайги приходил в образе умершего, и что скоро он всех заберет к себе.


10 сентября. Ушли тунгусы. В неизвестном направлении. Мы пытались их искать, звали, но безрезультатно. Один из геологов, похоже, тоже поддался панике. Говорит, что слышит голоса, зовущие его по ночам. Что якобы он отчетливо слышал голос практиканта и еще..."


- Тут дальше не прочитать. Вода размыла две страницы. Ничего не понятно. - Саша перевернул пару страниц.


- Вод здесь еще можно кое-что разобрать:


"28 сентября. Запасы пищи на исходе. Мы измождены и опустошенны. По непонятным причинам умер еще один рабочий. Срывается первый снег. Вышли к берегу неизвестной реки. Можно сколотить плот и попытаться плыть дальше, но река скоро станет. Решаем зимовать здесь...



10 октября. Давно не делал записи. Был занять обустройством зимовья. Вырыли землянку (в палатках нам не перезимовать). Заготавливаем дрова и провиант. Река стала, но снега еще нет".



Друзья переглянулись.


- Похоже, эта землянка и стала их последним прибежищем. - Произнес Юра.


- Что же с ними случилось, там еще есть записи?


- Да, еще кое-что можно разобрать. Почерк сильно изменился, видимо от истощения. Вот, последняя дата:



" 8 ноября. Нас осталось четыре человека... все больны и простужены... по ночам происходят странные вещи..." ,



- Здесь ничего не разобрать, вода размыла все буквы.


Он перевернул страницу.



- "Нас двое... мы сходим с ума... ветер или вой...в печи едва тлеет огонь.. холод... мой напарник смотрит на меня безумными глазами, он на грани помешательства...кто то ходит по ночам..."



- Тут полный бред. Набор фраз. Видимо крыша окончательно поехала.


- Читай, читай! - воскликнул Юра.



"Мамочка, забери меня отсюда, я буду послушным мальчиком... мамочка, не бей меня!... мне больно!... какие у тебя большие зубы... ты хочешь меня съесть? Кто-то стучится в дверь... ко мне пришли гост... мои мертвые гости... нужно их впустить..."



- Дальше записи обрывается.


Саша пролистал тетрадь до конца. На последней странице он обнаружил еще одну короткую запись, прочитав которую, он побледнел.


А тут еще в черном небе сверкнула огромная, зигзагообразная молния, разрезавшая небо пополам и грянул оглушительный гром, от которого друзья вздрогнули. Вместе с молнией, с неба хлынул ливень. Словно громом разорвало небесную твердь. Саша поспешно засунул тетради в рюкзак.


- Саня, что будем делать? - перекрикивая шум дождя, прокричал Гена.


Саша осмотрел неприступные берега, тянущиеся вдоль реки.


- Пока плывем, все равно причалить негде, берега крутые.


Вода в реке быстро поднималась. С подмытых обрывистых берегов в воду то и дело падали огромные деревья. Прилагая не дюжие усилия, приходилось маневрировать между полузатонувших стволов.


Через час, дождь начал стихать, но резко похолодало. Промокшие до нитки путешественники дрожали от холода.


- Надо выбрать место, и причалить к берегу. Развести костер, обсушиться. - Цокая зубами, промычал Гена.


- Большой костер, это то, что сейчас нужно. - Согласился Юра.


Саша молчал.


И тут повалил снег. Огромными хлопьями он ложился на плот, на головы, на лес.


- Ну да, этого еще не хватало. - Пробормотал Юра.


Снег, в считанные минуты покрыл все вокруг былым покрывалом. Он был таким густым, что с трудом угадывались берега. Они плыли наугад, в снежную пелену, в неизвестность.


- Это конец. - Проговорил до этого молчавший Саша.


- Что ты сказал, Санек?


- Все, нам конец, это чертово место! Отсюда нет выхода! Мы прошли ворота. Перекат был этими воротами! - Прорвало Гену.


- Гена, ты чего? - испугался Юра.


- Мы все умрем!


- Слушай, не пугай нас, и так страшно.


- Знаете, что я прочитал на последней странице, в дневнике? - сказал вдруг Саша.


Испуганные друзья молчали.


- Вот:


"Вам, будущие потомки, пишу эти строки, если вы их читаете, к сожалению, должен сообщить, что вам крупно не повезло! Вы попали в это гиблое место, как и мы, и вам, отсюда не выбраться! Хотя, впрочем, может быть судьба к вам будет более благосклонна. Не теряйте ни минуты, бегите прочь, иначе придет ночь, а ночью выходят ОНИ... Опасайтесь реки, но она единственное ваше спасение, потому что в лесу еще опаснее..."



Саша замолчал, даже не заметив, что снег прекратился, так же неожиданно, как и начался. Друзья молчали.


- Смотрите! - Воскликнул Гена, указывая рукой на небольшую сопку, мимо которой они проплывали. Склоны сопки густо заросли лесом, вершина же была совершенно голая. И вот на этой заснеженной вершине, они заметили одинокую фигуру человека, машущего рукой. На этом расстоянии невозможно было различить ни лица, ни одежды незнакомца. Лишь расплывчатая, аморфная фигура, обреченно машущая им. Даже не подзывающая, а как бы прощающаяся.


Навсегда.


Друзья словно загипнотизированные засмотрелись на эту призрачную фигуру, и не заметил, как река круто покатилась в низ. Плот втянуло в затяжной перекат. То тут, то там из воды торчали черные камни. Вода с шумом разбивалась о них.


- Держись! - прокричал Юра, перекрикивая рев воды.


Плот завертело, словно в гигантской стиральной машине. Как щепку швыряло из одного водоворота в другой. Гена грудью навалился на рулевое весло, отчаянно пытаясь управлять судном. Черные, мокрые камни летели прямо на путников, но в последний момент стремительный поток, огибающий их, и усилия Гены, позволяли избежать столкновения. Преодолев очередной валун, плот швыряло в яму, набегающая волна окатывала друзей с головой. От стремительного падения, захватывало дух, как в воздушной яме. Юра и Саша, мокрые, до последней нитки, держались за привязанные вещи. Гена вцепился в рулевое весло, которое не давало ему упасть. Лица их были устремлены вперед, в надежде увидеть конец этого кошмара. Но вместо этого, поперек реки встала каменная гряда, почти полностью перегораживающая реку, оставляя ей лишь узкий проход, с левой стороны. Такой узкий, что вода врывалась в него с бешенным ревом, пытаясь прорваться в этом каменном жерле.


- Гена, смотри!


- Я не вырулю, слишком круто!


Саша рванулся на помощь другу, но плот нырнул в очередной водоворот, его едва не выбросило потоком воды. Он судорожно вцепился в лямку рюкзака, захлебнулся водой, которая попала ему в ноздри и в рот. Когда волна схлынула, первое что он увидел, скалу, мчащуюся на них со скоростью курьерского поезда, на фоне скалы Гену, вцепившегося в руль, и понял - что плот развернуло на сто восемьдесят градусов. Услышал крик Гены - "Помоги!". И понял, что единственное, что он успеет сделать до неминуемого столкновения, это покрепче вцепиться в рюкзак и скользкие бревна плота. Что он и сделал.


Первый удар на себя приняло весло, которое сломалось словно спичка. Затем сам плот врезался в скалу. Саша услышал треск. Бревна затрещали, едва не рассыпавшись на отдельные единицы. Потеряв опору, Гену по инерции бросило на скалы. Спустя секунду, его голова мелькнула в водовороте, вызванном завихрениями воды, разбивающейся о камни.


- Юра, Генка в воде!


Но что они могли сделать? Река несла их вдоль каменной стены, к узкому проходу, в котором вода словно взбесилась. Голова Гены мелькала впереди, то скрываясь под водой, то снова выныривая. Гена не мог сопротивляться этому водовороту. Он приближался к расщелине в скале, куда устремлялась вода, и Саша даже не хотел думать, что с ним будит в этом аду! Что с ними будет в этом аду!


Он с ужасом наблюдал, как поток, заворачивающий в эту горловину, с силой швырнул Гену на соседнюю скалу, и тело друга скрылось под водой. Саша не успел закричать, потому что их втянуло в этот кошмар. Плот завертело, ударяя о нависшие скалы. Побелевшими пальцами друзья вцепились в скользкие бревна. Их несло и несло в низ. Затуманенным взором, Саша различал, как впереди скалы отступают, освобождают реку, которая разливалась широким, спокойным плесом...


8. Крушение.


А потом были несколько часов метания по берегу в поисках друга. Несколько ужасных часов, полных надежды. Но, в конце концов, мокрые, выжатые, уничтоженные, раздавленные, опустошенные, испуганные Саша и Юра сидели на берегу, смотрели на спокойную воду широкого плеса, на плот, изрядно потрепанный, но уцелевший, лежащий на берегу, но ничего не видели и не соображали. Произошедшее не укладывалось в юных головах. Увлекательное путешествие закончилось. Жестокая реальность обухом ударило по голове, да так что потемнело в глазах. Теперь они не походили на взрослых, отважных мужчин. На берегу сидели два испуганных подростка, на глазах, которых погиб их друг (наверняка погиб, хотя надежда, хоть и слабая еще оставалась).


Саша хотел закурить, но из кармана достал намокшую пачку, в которой сигареты превратились в табачную кашу. Пачка выпала из рук.


На лес и реку надвигались сумерки. Первым очнулся Юра.


- Давай разведем огонь. Нужно обсушиться. Да и ночь скоро.


Саша молча кивнул, они встали и принялись собирать дрова. Из рюкзака, в завязанном целлофановом пакете достали сухие спички. Развели костер. Попытались поесть, но кусок не лез в рот. Застревал в горле. Похлебали крепкого чаю.


- Слушай, а как же человек? - Юра жадно курил (на радость, в пакете оказалась сухая пачка папирос).


- Какой человек!? Я не уверен, что мы видели его. Слишком он был не реальным, словно призрак...


- Что нам делать? Как быть дальше? Как мы вернемся домой, как посмотрим в глаза матери Гены? - голос Юры дрожал, едва не срываясь на плачь.


- Я не знаю! НЕ ЗНАЮ!!! Я не уверен, удастся ли нам выбраться отсюда! Может мы следующие, после Гены. Утонем, или погибнем от голода в этом чертовом месте!


- Только бы дождаться утра, мы уплывем отсюда. Помнишь: "Река наше единственное спасение"?


- Юра, мне страшно! Мне страшно как никогда не было в жизни!


- Мне тоже...

Показать полностью
-5

Реки [продолжение]

начало http://pikabu.ru/story/reki_4628955


5. Тревожная ночь



В наступивших сумерках ярко вспыхнул костер, треплемый поднявшимся ветром. Ужин прошел в молчании - каждый думал о своем.


После, закурили по папиросе и пустили по кругу бутылку вина, взятую для торжественного окончания путешествия. Но было решено, что сейчас очень подходящий случай немного расслабиться.


Ночь опустилась на тайгу. На небе сквозь тучи не проглядывало ни одной звезды. Резкие порывы ветра налетали на огонь, и он забивался в агонии. Огромные кедры раскачивались с таинственным скрипом. Где-то рядом, едва слышно, на перекате ворчала река. Вино туманило мозг. Саша усмехнулся:


- Чего пригорюнились, братцы? Расскажите лучше анекдот что-ли.


- Чего-то не до веселья.


- Завтра вы будете вспоминать об этом, как о забавном приключении. А мне даже нравиться: могила, шаман, ворота - в этом есть какая-то тайна. - Саша перешел на свистящий шепот. - Будет хоть о чем вспомнить.


- Такое ощущение, что завтра никогда не настанет. - Лицо Гены блестело в свете костра. Языки пламени отражались в его черных глаза. - Словно эта ночь навсегда!


- Пацаны, прекращайте пугать меня. - Юра нервно усмехнулся. - Я и так весь на взводе, от малейшего скрипа готов умереть на месте!


Где то невдалеке заухал филин. В дальнем распадке, вторя ветру, прокатился волчий вой.


Друзья замерли, уставившись друг на друга. Юра пододвинул поближе ружье, лежащее на траве, положил на колени. Саша замер с бутылкой вина, поднесенной к губам.


- Дерьмо все это, - сказал он, сделав хороший глоток из бутылки, - не верю я во всю эту чушь: привидения, загробную жизнь, переселение душ. Есть только то, что ты видишь, остальное все воображение.


- Мать мне как то рассказывала об этом, - Гена взял бутылку из рук Саши, - о шаманах, о ритуалах... Она помнила с детства, когда они еще жили в стойбище. Шаманы могут покидать наш мир, и бывать в мире духов, а затем возвращаться. Но не всегда получается вернуться обратно, духи могут не отпустить. Есть такие обряды, особо опасные, требующие глубокого погружения в потусторонний мир.


- Что за обряды?


- Например, обряд Очищения. Только сильные шаманы могут проводить такой обряд. Мать рассказывала, у них в стойбище, одна молодая женщина чуть не утонула в реке. Ее удалось спасти, но когда она очнулась, то была... ну... не в себе.


- Как это?


- Она словно превратилась в камень. Сидела как статуя, ее глаза были пустые и безжизненные. И еще она стала бояться огня. Если в чуме зажигали очаг, она зарывалась в шкуры, закрывала уши руками, ревела, словно зверь, билась в конвульсиях...


- С ума сошла, наверное.


- Шаман, которого старики привели в стойбище, из Медвежьего Распадка сказал, что ею овладел Дух Реки. Что нужно проводить обряд Очищения, Дух Огня может помочь ей, иначе она скоро умрет.


- И что дальше?


- С наступлением ночи шаман начал ритуал. Все встали в круг. Девушке завязали глаза, и поставили в центре. Рядом горел большой костер. Шаман ходил вокруг него. В руках у него была глубокая чашка, с водой из реки, набранной от туда, куда светила луна. Он что-то шептал в чашку. Колдовал. Брызгал на огонь. Огонь сердился. Дух Огня и Дух Воды не любят друг друга. После брызгал на девушку. От этого ее начало бить в припадке. Двое молодых мужчин едва держали ее за руки.


Так продолжалось снова и снова, до глубокой ночи. Шаман вошел в экстаз, или как говорила мама "он проник в страну духов". Его голос ревел, словно рык раненого медведя. Он засовывал руки в костер..., мать говорит, что видела, как на его ладонях горел огонь, не причиняя ему вреда. Этим волшебным огнем он гладил голову девушки. Плескал водой, снова гладил.


Мужчины с трудом сдерживали ее. И вдруг с неба хлынул дождь, хотя ничего не предвещало ненастья. Дождь начал заливать костер. Шаман взревел так, что некоторые упали в обморок от страха, а затем рухнул на землю. Скрипя зубами, он катался по траве, по кострищу... Его одежда вспыхнула. Самые отважные бросились на помощь... Его с трудом удерживали впятером. Сквозь зубы шаман прорычал чтобы не дали погаснуть огню. Люди бросились спасть костер. Но дождь лил словно из ведра. Костер затухал. Шаман захрипел, на губах выступила пена. Когда дождь все же загасил костер, шаман был мертв.


- А девушка? - после некоторого молчания поинтересовался Юра.


- Девушка выжила. Она долго болела, но когда выздоровела, стала абсолютно нормальной. Дух Воды оставил ее.


- А что стало с шаманом?


- Его похоронили со всеми почестями. В похоронах принимал участие шаман из другого стойбища. Он и сказал, что Духи не отпустили его. Он рискнул, и совершил очень опасный ритуал, не имея опыта, и поэтому Духи взяли его себе как плату. Его душа переселилась в филина, и теперь он сторож Земли Духов. - Гена отпил из бутылки и передал ее Юре.


В это время, на ветку, прямо над их головами сел огромный филин. Его глаза хищно блестели в свете костра. Юра замер с бутылкой в руке. Медленно поставил ее на землю. Руки вцепились в ружье.


- Не вздумай... - прошептал Гена.


Филин смотрел прямо на них, не отрывая своих огромных глаз. Словно гипнотизировал. Друзья сидели не шелохнувшись. Им показалось, что прошла целая вечность. Вдруг филин громко "угукнул", сорвался с ветки, и расправив огромные крылья, спланировал над головами друзей. Упругая струя воздуха обдала лица. Ребята вздрогнули. Саша закрутил головой.


- Где он, где!?


- Кажется улетел...


Филин, словно призрак - появился и исчез, лишь качающаяся ветка напоминала о его недавнем присутствии.


Юра облегченно вздохнул:


- Это было действительно страшно: Генка рассказывает о шамане, что они после смерти превращаются в филинов, и тут бах - на ветку садиться такая махина! Я чуть в штаны не наделал!


- Ты хотел в него стрелять?


- Да нет, просто инстинктивно пододвинул ружье поближе.


- Филинов нельзя убивать, это большой грех и большая беда.


Саша взял бутылку и допил остатки вина.


- Честно говоря, я и сам сдрейфил. Как все удивительно совпало.


Он порылся в кармане и достал демоническую фигурку, взятую с могилы. Повертел в руках, рассматривая со всех сторон.


- Интересно, это что за персонаж такой, Гена, ты не знаешь, это образ какого духа, Леса что ли?


- Не знаю, возможно.


- Да, злобный старичок. Похож на этого, как его... лешего. - Юра прикурил от тлеющей ветки из костра.


- А ты откуда знаешь?


- Сказки в детстве читал.


- Ты зря это взял, очень плохая примета, брать с могилы.


Саша молчал.


- Вот что я вам скажу, братцы, бояться нужно живых, а не мертвых!


- Люди бояться неизвестного, необъяснимого, а в мире ой как много вещей, которые ну никак не объяснишь с рациональной точки зрения.


- Тяжело мне одному, с вами двоими спорить. Давайте лучше ложиться спать, время к полуночи. Завтра предстоит трудный день...



Ночью ветер усилился. Ужасный треск и шум разбудили Сашу. Он выбрался из палатки. Угли догоревшего костра тлели в стороне. Желтая луна висела над стонущей тайгой. Частые облака, гонимые ветром, набегали на нее и тогда их рваные контуры четко вырисовывались в ее неоновом, мертвенно-бледном свете.


Со стороны леса мелькнула неопознанная тень. Саша повернул голову и уловил движение между деревьями.


- Кто здесь? - голос его дрожал. Ему было страшно.


Из леса, на поляну, освещенную луной, вышел человек, в странном одеянии. Саша никогда не видел шаманов, но вдруг отчетливо понял - это он.


- Кто вы? - спросил он, хотя и так понял кто перед ним.


- Вам нужно уходить отсюда. - Заговорил человек грубым, потусторонним голосом, со специфическим акцентом. - Поворачивай назад, паря.


- Кто вы? - снова спросил Саша.


- Я Хранитель Ворот. Ты должен повернуть, держи путь на Восток паря.


- Но почему?


- За перекатом, - он указал пальцем в сторону реки - страх и ужас! Земли по ту сторону полны зла. Карабех, Дух Леса хозяин этих мест, не любит не прошеных гостей. А глубокие омуты таят в себе ужас вод, то, что выходит по ночам, хрипя простуженными легкими. Они не дадут вам пройти. Поворачивай назад!


Шаман протянул свою костлявую руку, руку мертвеца.


- И отдай то, что не принадлежит тебе.


Саша понял, о чем он говорит. Он достал фигурку странного старика и положил ее на ладонь шамана. Тот поднес ее к губам и дохнул на фигурку могильным холодом. Саша отчетливо почувствовал этот холод, как сегодня вечером, рядом с могилой шамана.


- Он идет!


Саша вдруг услышал страшный треск, увидел, как закачались деревья, пригибаясь к земле, и это был не ветер!


Шаман развел руки в стороны, прикрыв глаза, стал что-то бормотать на непонятном языке. А за его спиной творилось что-то не вероятное, огромные кедры ломались словно спички, из земли взметались толстые корни - выворотни. Змеились, словно живые. Ужасный рев потряс землю.


Шаман открыл глаза, и Саша отшатнулся - его зрачки пылали красным огнем, словно два камня граната.


- Поворачивай назад! - заревел он - Назад! Ворота закрыты!


Перед глазами все завертелось. Земля уходила из под ног. Фигура шамана вдруг мгновенно трансформировалась в филина, и тот, взмахнув гигантскими крыльями, закрывшими все небо, улетел.


Саша покачнулся, и вдруг все кончилось: утих ветер, земля перестала дрожать, деревья замерли, устремив свои кроны в черное небо.


Он облегченно вздохнул, но тут его шею обхватили, чьи то скользкие, сильные руки, с перепонками между пальцев, ужасно пахнущие илом, тиной и плесенью. Саша закричал...



6. Мертвые берега



Юра и Гена смотрели на его мокрое, испуганное лицо друга.


- Ты кричал.


- Кошмар?


Саша все еще чувствовал на шее склизкое прикосновение неведомого существа. Он молча кивнул.


- Мне тоже фигня снилась, - Юра чиркнул спичкой, закурил - филины с человеческим лицом, шаманы, ритуалы. Гена понарассказывал всякие гадости... сам, небось, дрых, как убитый.


- Мне снилась мать. - Тихо обронил Гена.


- И что она тебе сказала: Гена, будь осторожен, не ходи туда? - Юра заговорил дрожащим, возвышенным голосом.


- Нет, она смотрела на меня и плакала.


- Ладно, хватит, я сыт по горло демонами, шаманами, духами. Давайте выбираться отсюда, через пару часов мы выйдем к реке, и тогда вы забудете про свои страхи!


- Может повернем? - робко спросил Гена.


- Нам целый день придется плыть против течения до развилки, на которой мы свернули. Если не больше. Сворачиваемся и вперед!



Их встретило хмурое, пасмурное утро. Шквальные порывы ветра едва не сбивали с ног. По небу шли огромные, черные тучи. Срывался дождь.


Друзья больше двух часов бились над перекатом. Встречный ветер в лицо затруднял продвижение. Наконец когда плот закачался на глубокой воде, они в изнеможении повалились на мокрые бревна. По кругу пошла пачка "Беломора".


- Саня, у тебя зажигалка, дай прикурить.


Саша полез в карман и вдруг замер, устремив свой взгляд на друзей.


- Что случилось, Санек? Потерял зажигалку?


Он поднялся на ноги, перепрыгнул на берег и побрел в сторону зимника.


- Ты куда?


Он подошел к могиле шамана. Заглянул в углубление ниши: там, как ни в чем не бывало, посредине стояла фигурка странного старика, словно он ее и не брал вчера. Противные мурашки, то ли от ветра, то ли от страха побежали по спине.


"Это дело рук Гены!" - мелькнула спасительная мысль.


Но что-то ему подсказывало, все не так просто.


"Нужно убираться из этого места!".


Саша запрыгнул на плот.


- Поехали отсюда!


- Ты куда бегал, что придавило?


- Что-то ты бледный, словно привидение увидел.


- Вроде того. Отчаливаем! - он толкнул плот, и его подхватило течение.



Сначала река была широкой, более ста метров. Течение быстрое, к тому же ветер переменился и дул теперь в спину.


Ближе к обеду, берега начали подступать к плоту с обеих сторон. Незаметно, незримо, словно хищник, подкрадывающийся к добыче. Течение замедлилось, шест не доставал дна. По обоим берегам тянулся густой, дремучий лес. Под пасмурным, бессолнечным небом он выглядел устрашающе: огромные, вековые кедры, с пушистыми ветками, спускающимися до самой земли, покрытые паутиной и густым мхом. Непроходимые буреломы и завалы, гниющие на болотистой почве. И не одной живой души, ни одной птицы.


Мертвый лес.


Берега сужались. Река стала шириной не более десяти метров. На поворотах плот едва проходил в ее русле. Поваленные буреломом деревья наклонялись прямо над водой. Вывороченные корни, гигантскими спрутами висели на обрывистых берегах, подмытых течением. Корни покрывала высохшая тина, длинной бородой свисала в низ.


Друзья плыли молча, насторожено рассматривая земли, куда привела их река.


- Черт, не нравиться мне все это, - пробормотал Гена.


Погода ухудшалась. Низко шли тяжелые, налитые словно свинцом, тучи, едва не задевая верхушек деревьев. Плот, с тремя перепуганными путниками, плыл в сумерках, меж диких, угрюмых берегов. Колючие, мохнатые ветви, покрытые липкой паутиной, задевали головы и плечи. Паутина лезла в глаза и рот. Гигантские стволы деревьев в некоторых местах лежали, перекинувшись с берега на берег. Приходилось буквально ложиться на плот, что бы проплыть через эти природные мосты, ощетинившиеся острыми сучьями. Дикий лес по крутым, берегам высился непреступной стеной. Нужно было задрать голову, что бы увидеть покосившееся небо, с зигзагами молний в черных завихрениях.


- Братцы, куда мы плывем? - в страхе прошептал Юра. - В какие дебри нас занесла нелегкая?


Саша молчал, настороженно оглядываясь по сторонам.


- Нужно было вернуться. - Едва слышно проговорил Гена.


Спустя некоторое время, когда уже казалось что дальше не проплыть, берега немного отодвинулись. Словно хищник, выпускающий свою добычу, но лишь на время, что бы поиграть.


Сделав большой полукруг, река разлилась большим плесом с пологими берегами, и небольшой поляной у воды. На поляне угадывались остатки старого стойбища. Сгнившие остовы, с остатками выгоревшего брезента, говорили о том, что некогда здесь были люди. Возможно очень давно, но все же были!


Юра облегчено вздохнул.


- Ну вот, здесь бывали люди. Мы не первые.


- Да, были, лет сто назад. - Гена недобро усмехнулся.


Плот уткнулся в гальку. Друзья сошли на берег.


Судя по остовам, некогда здесь стояло три палатки. Покосившиеся трубы, в сквозных прорехах, осыпались слоями ржавчины. Старое кострище, в центре поляны, обложенное камнем, давно заросло.


Немного в стороне от палаток, друзья обнаружили вырытую землянку. Сорванная дверь валялась в стороне, вход зарос и осыпался. Саша принес с плота фонарь.


- Ну что, посмотрим? - чуть наклонившись, он ступил прохладную мглу.

Показать полностью

Скидки на товары и услуги для геймеров (и не только) в честь E3

Е3 — это крупнейшая выставка электронных развлечений и ежегодный праздник для всех любителей видеоигр. Пикабу не смог пройти мимо и запустил закрытую распродажу для геймеров. Классные скидки на товары и услуги и всего две недели, чтобы ими воспользоваться.

Игровая периферия от SteelSeries

Скидки на товары и услуги для геймеров (и не только) в честь E3 Длиннопост

Гарнитуры, мыши и коврики для них, клавиатуры, контроллеры – за этим можно идти к бренду SteelSeries, который поддерживает киберспортивные турниры. Вводите промокод SS10 и покупайте разные игровые устройства со скидкой 10% – без ограничений.


Ввести промокод (только перед этим зарегистрируйтесь)

Доставка еды от «Кухни на районе»

Скидки на товары и услуги для геймеров (и не только) в честь E3 Длиннопост

«Кухня на районе» идеально подходит, чтобы не отвлекаться от игры или стрима. Вы просто заказываете в приложении и за 25 минут получаете свою еду. Без минимальной суммы заказа и комиссии за доставку. Всем новым клиентам – скидка 500 рублей по пикабушному промокоду PIKABUE3.


Заказать еду

Автобусы на Daedu.ru

Скидки на товары и услуги для геймеров (и не только) в честь E3 Длиннопост

До Лос-Анджелеса, где проходит E3, на автобусе, конечно, не доехать, зато вот по стране и ближнему зарубежью прокатиться можно. Сайт Daedu.ru — это простой и удобный поиск самых дешевых билетов на автобусы. Вы просто задаете направление, а сервис ищет в интернете лучшее предложение.


Найти билет

Игровое кресло ThunderX3 EC3

Скидки на товары и услуги для геймеров (и не только) в честь E3 Длиннопост

Удобное кресло – важно всегда: и для работы, и для стриминга. Кресло ThunderX3 EC3 может похвастаться двумя подушками в комплекте (под поясницу и шею), механизмом «топ ган» и технологией AIR Tech – дышащей поверхностью, с которой летом не будет жарко. Главный плюс – раскладывающая спинка аж на 180 градусов. Когда надоест сидеть, можно прилечь.


Не забудьте перед заказом ввести промокод PIKABU20, который дает 20% скидку.


Купить кресло

Игры месяца в июне от PlayStation

Скидки на товары и услуги для геймеров (и не только) в честь E3 Длиннопост

Эксклюзивное предложение для подписчиков PS Plus в этом месяце включает две бесплатные игры для PlayStation 4:


Sonic Mania

Выход этой части был приурочен к 25-летнему юбилею серии игр о Сонике. Разработчики сохранили лучшие черты игрового процесса первых игр (с SEGA!), добавив новые возможности.


Borderlands: The Handsome Collection

Это сборник из игр Borderlands 2 и Borderlands: Pre-Sequel. Если вы никогда не играли в этот комедийный экшен, сейчас, в преддверие выхода третьей части, самое время наверстать. А тем, кто уже знаком с серией, стоит обратить внимание на новое бесплатное сюжетное дополнение «Командир Лилит и битва за Убежище», которое послужит мостиком к грядущей Borderlands 3.


Посмотреть игры месяца в PS Plus

Первая поездка на Uber Russia

Скидки на товары и услуги для геймеров (и не только) в честь E3 Длиннопост

Если еще не пользовались Uber Russia, тогда качайте приложение в App Store или Google Play. В разделе «Промокод» введите PIKABU, при заказе машины выберите оплату картой и наслаждаетесь скидкой 40% (максимальный размер скидки – 150 рублей). Акция действует до 14 июля 2019-го.

Товары для геймеров на goods.ru

Скидки на товары и услуги для геймеров (и не только) в честь E3 Длиннопост

Используйте промокод PikabuE3, чтобы получить выгоду 1000 рублей при покупке от 4000 рублей на первый заказ. Он работает с 14 июня по 30 июня 2019-го.


Промокод действует на все товары, но мы рекомендуем заглянуть в специальный раздел goods game и обратить внимание на акционные товары, спецпредложения, кэшбэк на все товары и многое другое.


Перейти в геймерский раздел

Показать полностью 5
Отличная работа, все прочитано!