RutaStro4ka

пикабушник
поставил 1 плюс и 0 минусов
133 рейтинг 2 подписчика 0 комментариев 4 поста 1 в "горячем"
45

Первый муж

С первым супругом долго не подавали на развод, хотя разошлись и каждый пошел по своей дороге. Но раз мы люди хорошие, а хороших людей в общении терять – непозволительная роскошь, мы оставались неплохими приятелями и поддерживали общение.

Но время идет, и все же официально разойтись стало уже необходимостью. Мы спокойно подали заявление и стали ждать назначенного дня «освобождения». В солнечный теплый октябрьский день явились без опозданий, сказали спасибо регистраторам, забрали каждый свое свидетельство и стали спускаться по лестнице ЗАГСа.

И тут мой уже бывший супруг замирает и грустно так произносит: «Ну вот, теперь я тебе бывший муж». Затем, будто очухивается, широко раскрывает глаза и, смеясь, поднимает палец к небу и победным голосом выдает: «Нет! Я не бывший муж! Я Первый муж!»

Собственно, так оно и получилось))

79

Оля и Ваня

Оля и Ваня.


Вспоминаю все то же время. Когда работали до перламутрового цвета в этом открытом баре на сезонной работе.

Ну а как без технического персонала? В то время даже шефы-шефовские с усами богатыми подыкономить старались. Ясен перец, на работу дворником в барушке не позовешь инженера, ибо столько же те получали, да работа потише на децибелы.

Шеф с прапорщицкими усами пригласил в техперсонал двоих сразу. Ваню и Олю. В социуме таких синими дынями величают. В их обязанности входило немного заданий, но трудных: Чистить за всеми и все, от мусора накопившегося избавляться, мыть, чистить, мыть, драить, мыть, мыть. В общем, принеси, подай, иди нафиг, не мешай. Желательно, чтобы их никто не замечал.

Оля и Ваня ответственно относились к работе. Изображали из себя настолько неприметных, шпионы бы позавидовали. И работали за семерых. Оля – седая уставшая от жизни женщина, с усами и добрыми пьяными глазами, Ваня – почти спортсмен, пахнущий сивушкой и старым свитером, добрый до полоумия. Их любили все. Только шеф изображал, что любил. Ему было фиолетово. Его тоже можно понять – главное, чтобы работа работала.

Со временем Олю и Ваню полюбил все посетители этого барчика. Еще раньше к ним привязались все работники: от официанток до администраторши (беленькой и злой)).

Их редко можно было увидеть в фиолетовом состоянии, обычно так, легенькая синенька. Но они были вместе. Если Оле плохо, Ваня прикрывает всеми своими марсианскими запасами сил и делает все за двоих. Если плохо Ване – Оля делает вид, что Ваня - агент ЦРУ и работает за двоих. Но такие случаи были редкими. В основном – симбиоз, команда, Скалли и Малдер. Они были главным звеном, тихими, но очень важными людьми. Они с душой, и к ним с гораздо более открытой.

Однажды Оле, утром, рано утром, в холодном мае, почти на рассвете, пришла в ее красивую усатую седую голову идея – помыть что-то в протекающем по парку канале, где катамараны плавают и рыбки дохнут. А склон каменный к этой воде, уже замшевел, илом покрылся. И по этому илу скользнула она и в воде холоднючей оказалась. Пытается обратно залезть, но нет – склон склизкий, не пускает. А вода, как в том Атлантическом, когда Титаник-то..

Пока мы свои бумажки считали, Ваня, недолго думая, с разбегу, нырь за ней. И вот тут опа получилась. Там скользко, не достать, Ваня Олю вытаскивает, подталкивает, все уже с палками бегут, сначала ее вытащили, затем его.

Они мокрые, уставшие, испуганные. Их раздели, нашли теплое и сухое, чай, кофе, тепловой вентилятор. Он ее гладит и плачет. Она его гладит и слезы душит.

Любили они друг друга.

А когда все работники барчика разошлись по своим настоящим местам, через года всплыла информация: Оля умерла, убил ее кто-то, Ваня ушел из жизни через месяц.

2

Жизненное ассорти 2

Вот и устроились мы на сезон в парке-барушнике. Денежек больше, чем хватало. Я за баром, средняя сестра за баром. Средняя себе быстро официантку нашла, я в поисках. Вспомнила, что у младшей приятелка без работы сидит, сопельки с долгами на кулак наматывает. Я ей – ком цу мир, майн херц, идем сюды, тут хыть кака-никака, а денюшка каждый день. Чувствую, та что-то мнется, хочет что-то сказать, но стесняшки давят. Говорит, что перезвонит. Завтра, например. К вечеру, например. Честная оказалась. Вечером и перезвонила. Говорит: «Подвох какой-то, Рута. Меня на денежку зовешь, а свою младшую не зовешь, не пойду я, обмануть хочешь, не дам на себе нажиться». На том и порешили. Сижу, опять репу чешу. А, собственно, почему я младшей-то не предложила? (К слову, она на заводе работала, где незавидные копеечки платили, да и распускать бригаду собирались. На честном слове все держалось.) Набираю младшую, говорю – идем, она соглашается. И не пожалела. через месяц со многими руководство завода распрощалось.

Дык к чему все это предисловие было. Моя младшая, как только смену примет, давай все стульчики-столики красивить. К обеду закончит и свои вторые девяносто сажает отдыхать, пока гости не прибудут.

У средней официантка не заморачивалась. Свои вторые девяносто аккуратно держала на пластике со спинкой до тех пор, пока

*аплодисменты, выход начальства*

как только начальник появляется, та губки_тряпки_прочий инвентарь в руки и давай изображать жажду бурной деятельности. После чего была отмечена похвалой и небольшой премией.

В мою смену начальник шипел, что как не приедет, моя сидит, прохлаждается. Благо дело, вовремя смекнули, что директорская душа просит. Имитации бурной деятельности. Только начальственный нос на территорию, нам с поста сигналят – идет, все столики начинают перламутром переливаться, стульчики Камаринского плясать от заботы неимоверной.

В результате всем вкусно, все довольны. Шеф в усы лыбу давит, официантки не перенапрягаются. Столики и стульчики ухаживания принимали в любом случае, потому что некрасиво грязненькими быть, независимо от того, будет начальство или нет.

Итак:

1. Выполнять свои обязанности нужно, но еще лучше, когда шеф это видит и спокоен.

2. Когда та барышня, которая боялась надувательства, узнала, что младшая пошла работать и сколько ей на пушистый хвост за смену перепадает, зафырчала. Видимо, обиделась, не знаю.

3. И да, тогда этот барчик выручил. С работой было туговато.

19

Жизненное ассорти. 1.

Было дело в пушистых нулевых. Кто как мог, так и зарабатывал. неважно, высшее у тебя образование или два класса церковно-приходской, всем кушать хотелось. ну и подавались тогда, кто куда мог, хлеб насущный добывать. Мы со средней сестрой (которая младше меня и старше младшей) работали в то время продавщицами (ога, самыми настоящими, в магазинчике модульного типа). А в то время ой как сложно было жилье снять.. Спрос превышал предложения.

Работал в том же магазинчике дворник Юра. Вечно синенький, но ответственный. Прозвали его Юра-Бардак, ибо как ни придет метлой мести, так только и слышно: «Бардак! Ой, бардак!» У этого Юры-Бардака была квартирешка-гостинка, проживал он там. А так как денюшки на синявку заканчивались, а зарплаты не хватало, решили они со своей матушкой, которая отдельно жила, евойную квартирешку-то сдавать, покамест Юра с долгами подрасчитается. Юра и предложил нам снять у него энту жилплощадь по щадящей кошелек сумме. Нам и в радость, с удовольствием его предложение приняли и немедля заселились. Проходит месяц, четыре. И тут прилетает нам «управленческое решение» директора этого магазинчика. Увольняться. Политика партии у него бы такая. Кто долго работает – ворует больше. В определенный момент, одному ему известный, он менял работающий состав. Тогда всем работу надо было, он и игрался. В общем, буквально за сутки, докопавшись до притянутой за уши ситуации, директор нас выставляет вонЪ. А другую-то работу и не искали, а квартирешку-то оплачивать надо… Почесали репы, покручинились, да и нашли местечко себе в парке в открытой кафешке на сезон. Да вот бяда… На работу только через неделю, а ни денег, ни еды уже не было. Протянули кое-как, подкармливались подорожниками)) И вот уже вечер наступает, а на следующее утро первый выход на новое место. В холодильнике одна сосиска и яйцо на завтрак, пара мышей в петле впридачу. И тут, откуда ни возьмись, забредают в гости наши бывшие мужья. Веселые, добрые. Сидеть с ними не хотелось, так как с утра арбайтен на новом месте. Разрешили им тусить на кухне, а сами баиньки упаковались. Сквозь дрему слышно, что после пивчика проголодались ребятишки, полезли в холодильник поживиться. Очень удивились количеству еды, сточили и сосиску и яйцо, потом разговор пошел о том, что девки, видать, голодают, неплохо было бы им поесть подогнать. Ну и все в таком духе и прочая, и прочая.

И ушли после полуночи. Мы выспались, готовы выйти из дома и приступать сворачивать шею Эвересту (новая работа, хули), как поняли, что кроме кипятка нихт нам завтрака. Попили и пошли.

Весна задалась холодная, клиентов не было в первый день, новый начальник з\п платить за один день не стал, калыма не было. Вернулись опять к кипятку. А тут Юра-Бардак решил наведаться, свою недвижимость промониторить на наличие порядка для порядка) Сунул нос в комнатку, на кухню, в холодильник и ушел.

Через два часа опять заявляется. С пакетами. Выкладывает на стол под наши с сестрой ошалевшие взгляды: баночку квашеной капусты, пакетик вялой картошечки, кость какую-то с чуть оставшемся на ней мясцом, тоже в пакете, хлебушек. Мы в шоке – Юра, зачем, не надо. Он поворачивается (оторавлся от холодильника) и говорит : «А я знаю, как это, когда нет ничего». Оставил нам на столе в бумажке завернутую заварку и испарился.

Юра-Бардак, всю жизнь тебя помнить будем, спасибо тебе.

П.С.: А кто хотел нам поесть подогнать, сожравши нашу сосиску, так и не объявились. Вернее, объявились, но уже задолго после события. (с) Р.Строчка

Тест. Это фото сделано на дорогой смартфон или нет?

Сколько бы ни говорили, что смартфон нужен для работы, сложных вычислений, доступа к библиотеке всей человеческой мысли, это все отговорки. Мы-то знаем, что многие покупают его для одного — делать фоточки в инстаграм. И тут нет ничего зазорного. Мы редко помним, сколько ядер и мегагерц в процессоре телефона. Главное — насколько качественная камера.

Отличная работа, все прочитано!