RockerBoa

RockerBoa

пикабушник
пол: мужской
поставил 2295 плюсов и 819 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
14К рейтинг 152 подписчика 1930 комментариев 152 поста 50 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
11

СОКРОВИЩНИЦЫ АДМИРАЛА ЧЖЭН ХЭ

На протяжении своей многовековой истории Китайская империя не проявляла особого интереса к дальним странам и морским путешествиям. Но в XV веке ее корабли семь раз отправлялись в плавания по Индийскому океану, а возглавлял эскадру гигантских джонок каждый раз один и тот же человек — дипломат и адмирал Чжэн Хэ, по размаху своих экспедиций не уступавший Колумбу. Рис. Антона Батова

СОКРОВИЩНИЦЫ АДМИРАЛА ЧЖЭН ХЭ Корабль, История, Китай, Персонажи, Флот, Длиннопост

Чжэн Хэ появился на свет в 1371 году в городе Куньян (ныне Цзиньин), в центре юго-западной китайской провинции Юньнань, недалеко от ее столицы Куньмина. Ничто в детстве будущего флотоводца, звавшегося тогда Ма Хэ, не предвещало грядущего романа с океаном: в XV столетии от Куньяна до побережья было несколько недель езды. Фамилия Ма — транскрипция имени Мухаммед — и поныне часто встречается в китайской мусульманской общине, а наш герой вел происхождение от известного Саида Аджаллы Шамсы аль-Дина (1211— 1279), прозывавшегося также Умаром, — уроженца Бухары, выдвинувшегося во времена монгольских великих ханов Мункэ (внука Чингисхана) и Хубилая. Именно завоеватель Китая Хубилай в 1274 году назначил этого Умара губернатором Юньнани. Известно, что отец и дед будущего адмирала строго придерживались уложений ислама и совершали хадж в Мекку. Более того, в мусульманском мире бытует мнение, что и сам будущий адмирал побывал в священном городе, правда, с неформальным паломничеством.


На момент рождения мальчика Срединная империя все еще находилась под властью монголов, благоволивших к его семье. Но начало жизни Ма Хэ сложилось довольно драматически. В 1381 году при завоевании Юньнани войсками китайской династии Мин, скинувшей иноземную Юань, в возрасте 39 лет погиб отец будущего мореплавателя. Мальчика же повстанцы пленили, оскопили и передали в услужение четвертому сыну своего предводителя Хун-у, будущему императору Юнлэ, который вскоре отправился наместником в Бэйпин (Пекин).


Тут важно отметить одну деталь: евнухи в Китае, так же как, к примеру, и в османской Турции, всегда оставались одной из самых влиятельных политических сил. Многие юноши сами шли на жуткую не только по сути, но и по технике исполнения операцию, надеясь попасть в свиту какого-нибудь влиятельного лица — князя или, если повезет, самого императора. Так что «цветноглазому» (так называли в Китае представителей нетитульной, неханьской народности) Чжэн Хэ по тогдашним понятиям просто повезло. Юный Ма Хэ хорошо зарекомендовал себя на службе. К концу 1380-х он уже ярко выделялся в окружении князя, младше которого был на одиннадцать лет. В 1399-м, когда Пекин осадили войска тогдашнего императора Цзяньвэня (правил с 1398 по 1402), молодой сановник стойко защищал одно из городских водохранилищ. Именно его действия и позволили князю выстоять, с тем чтобы контратаковать соперника и добиться трона. А через несколько лет Юнлэ собрал мощное ополчение, поднял восстание и в 1402 году, взяв штурмом столичный Нанкин, провозгласил себя императором. Тогда же он принял девиз нового правления: Юнлэ — «Вечное счастье». На китайский Новый год 11 февраля 1404 года Ма Хэ в благодарность за верность и подвиги был торжественно переименован в Чжэн Хэ — эта фамилия соответствует названию одного из древних царств, существовавших на территории Китая в V—III веках до н. э.



Что касается внешности будущего адмирала, то он, «став взрослым, говорят, вырос до семи чи ( почти два метра. — Ред.), а обхват его пояса равнялся пяти чи (более 140 сантиметров. — Ред.). Скулы его и лоб были широки, а нос невелик. У него был сверкающий взгляд и голос громкий, словно звук большого гонга».


Зачем?


При взгляде на экспедиции Чжэн Хэ по прошествии времени более всего удивляет, что столь серьезные по масштабам походы по их окончании были напрочь забыты и современниками, и потомками. Честолюбивый Юнлэ отправил флот в дальние страны в самом начале своего царствования, а вернулась последняя великая экспедиция в правление его внука Сюаньдэ, после чего в Китае на долгое время забыли о морской славе. Только в начале ХХ века западные ученые обнаружили упоминания об этих плаваниях в хрониках императорской династии Мин и задались вопросом: зачем была создана эта огромная флотилия? Версии выдвигались разные: то Чжэн Хэ оказывался «первопроходцем и исследователем» вроде Кука, то искал для империи колонии подобно конкистадорам, то его флот представлял собой мощное военное прикрытие для развивающейся внешней торговли, как у португальцев в XV—XVI веках. Однако страны Южных морей и Индийского океана были связаны морской торговлей с Поднебесной еще во времена династий Тан и Сун (618—1279 годы). Тогда из портов Фуцзяни, Гуандуна, Чжэцзяна и Гуанси уже тянулись морские пути к Индокитаю, Индии и даже Аравии. Ходили морем от провинции Ляонин к Корейскому полуострову и в Японию. Так что открывать новые торговые пути адмирал не планировал. Хотел ли он покорять новые земли? С одной стороны, китайская империя испокон веков стремилась присоединить земли ближайших соседей. Более того, армада Чжэн Хэ по самые планширы была упакована оружием и воинами. Но с другой стороны, на протяжении всей истории жители Поднебесной расселялись по дальним странам мирно, образовывали диаспоры, не испытывая никакой нужды в колонизации. «Сыновья неба» никогда не предпринимали морских завоевательных походов. И если дары, которые флотоводец вез назад ко двору, привычно трактовались как дань, то их поступление прекратилось ровно в тот момент, когда корабли адмирала вернулись в родную гавань. Нет, миссия Чжэн Хэ не имела ни военного, ни агрессивного характера. Знаменитый российский китаевед Алексей Бокщанин в книге «Китай и страны Южных морей» приводит интересное соображение о возможной цели этих путешествий: к началу XV века до крайности обострились отношения между Китаем Минской эпохи и державой Тамерлана. Неистовый воитель даже планировал поход на Китай. Соответственно Чжэн Хэ могли поручить дипломатическую миссию найти за морями союзников против Тимура. Ведь когда в 1404 году тот заболел, уже имея за плечами покоренные и уничтоженные города от России до Индии, в мире вряд ли нашлась бы сила, способная тягаться с ним в одиночку. Но ведь уже в январе 1405-го Тамерлан умер. Похоже, что адмирал не искал друзей против этого врага. Возможно, разгадка кроется в некотором комплексе неполноценности Юнлэ, вознесенного на трон дворцовым переворотом. Незаконному «Сыну неба», похоже, просто не хотелось сложа руки ждать, пока данники сами явятся к нему на поклон.

СОКРОВИЩНИЦЫ АДМИРАЛА ЧЖЭН ХЭ Корабль, История, Китай, Персонажи, Флот, Длиннопост

Ветры южных морей

Первые три экспедиции Чжэн Хэ следовали непрерывно одна за другой с 1405 по 1411 годы с короткими перерывами в 1407-м и 1409-м. Поначалу сам император Юнлэ принимал живейшее участие в проекте. Он тогда еще жил в Нанкине, где строили корабли и откуда стартовали первые путешествия. Это позже обустройство новой столицы в Пекине и монгольские кампании охладят пыл императора, а пока он лично вникает в каждую деталь, пристально следит за каждым шагом и распоряжением своего адмирала. Ведь доверенного евнуха он поставил во главе не только самой флотилии, но и Палаты дворцовых слуг. А это значит, что тому приходилось отвечать еще и за строительство и ремонт множества построек, а потом и судов.


Правитель торопил — армада строилась в большой спешке. Первый приказ о создании кораблей прозвучал в 1403-м, а плавание началось уже через два года. Специальными высочайшими распоряжениями были отряжены промысловые партии за древесиной — в провинцию Фуцзянь и в верховья Янцзы. Краса и гордость эскадры, баочуани (дословно «драгоценные корабли» или «сокровищницы»), сооружались на так называемой «верфи драгоценных кораблей» (баочуаньчан) на реке Циньхуай в Нанкине. Именно этот последний факт, в частности, обусловливает то, что осадка джонок при их гигантском размере была не очень глубокой — иначе они просто не прошли бы в море через этот приток Янцзы. И вот, наконец, все было готово. 11 июля 1405 года в «Хронике императора Тай-цзуна» (одно из ритуальных имен Юнлэ) была сделана простая запись: «Дворцовый сановник Чжэн Хэ и другие были посланы в страны Западного (Индийского) океана с письмами императора и дарами для их царей — золотая парча, узорчатые шелка, цветной шелковый газ, — все по их статусу». Всего в армаду вошло до 255 кораблей с 27 800 человек на борту.


Во все плавания грандиозная армада отправлялась из Южно-Китайского моря. Через Индийский океан корабли шли по направлению к Цейлону и южному Индостану, а последние путешествия охватили еще и Персидский залив, Красное море и восточное побережье Африки. Шел Чжэн Хэ всякий раз «накатанным» путем: ловя повторяющиеся муссонные ветра, которые с декабря по март дуют на этих широтах с севера и северо-востока. Когда же влажные субэкваториальные потоки воздуха поднимались над Индийским океаном и как бы по кругу оборачивались обратно на север — с апреля по август, — флотилия соответственно разворачивалась к дому. Это муссонное расписание местные моряки знали наизусть задолго до нашей эры, да и не только моряки: ведь оно диктовало и порядок земледельческих сезонов. С учетом муссонов, а также рисунка созвездий путешественники уверенно переправлялись с юга Аравии на малабарский берег Индии, или с Цейлона на Суматру и в Малакку, придерживаясь определенной широты.


Домой китайские экспедиции возвращались тем же маршрутом, и только происшествия в пути позволяют в хрониках отличать плавания «туда» от обратных. Так, в первом плавании на обратном пути китайские экспедиционные войска пленили известного пирата Чэнь Цзу’и, захватившего в то время Палембанг — столицу индусско-буддийского государства Шривиджая на Суматре. «Чжэн Хэ вернулся и привез Чэнь Цзу’и в кандалах. Прибыв в Старый порт (Палембанг. — Ред.), он призвал Чэня подчиниться. Тот прикинулся, что подчиняется, но втайне планировал бунт. Чжэн Хэ понял это... Чэнь, собрав силы, выступил в битву, а Чжэн Хэ выслал войска и принял бой. Чэнь был разбит наголову. Более пяти тысяч бандитов были убиты, десять кораблей сожжены и семь захвачены… Чэнь и еще двое были взяты в плен и доставлены в императорскую столицу, где их приказали обезглавить». Так посланец метрополии защитил мирных соотечественников-мигрантов в Палембанге и заодно впервые продемонстрировал, что его корабли несли на бортах оружие не только для красоты.


Кстати, об оружии. Историки так и не сошлись во мнениях, чем именно воевали подчиненные адмирала. Сожжение кораблей Чэнь Цзу’и вроде бы свидетельствует, что в них стреляли из пушек. Они, как и примитивные ружья, уже использовались тогда в Китае, но прямых свидетельств об использовании их на море нет. Во всяком случае, очевидно, что в бою адмирал полагался на живую силу, на личный состав, который высаживали с огромных джонок на берег или посылали на штурм укреплений. Эта своеобразная морская пехота была основным козырем флотилии, так что представлять себе битву у Палембанга на манер Трафальгара (как это делают некоторые исследователи), видимо, не стоит.

СОКРОВИЩНИЦЫ АДМИРАЛА ЧЖЭН ХЭ Корабль, История, Китай, Персонажи, Флот, Длиннопост

Баочуань: длина — 134 метра, ширина — 55 метров, водоизмещение — около 30 000 тонн, команда — около 1000 человек

1. Каюта адмирала Чжэн Хэ


2. Корабельный алтарь. Жрецы постоянно жгли на нем благовония — так задабривали богов


3. Трюм. Корабли Чжэн Хэ были полны фарфора, драгоценностей и прочих подарков для иноземных правителей и демонстрации мощи императора


4. Руль корабля равнялся по высоте четырехэтажному дому. Для приведения его в действие использовали сложную систему блоков и рычагов


5. Наблюдательная палуба. Стоя на ней, мореплаватели следили за рисунком созвездий, сверяли курс и замеряли скорость судна


6. Ватерлиния. Водоизмещение баочуаня во много раз больше, чем у современных ему европейских кораблей


7. Сплетенные из бамбуковых матов паруса раскрывались подобно вееру и обеспечивали высокую парусность судна

«Корабли-сокровищницы» в цифрах


Достоверно определить все характеристики судов армады Чжэн Хэ историки и кораблестроители пока не могут. Масса спекуляций и дискуссий в научном мире вызвана тем, что ученым известно, как строились схожие джонки до Чжэн Хэ и после него. Однако Южные моря и Индийский океан бороздили специально отстроенные суда, о которых наверняка (с учетом расчетов, произведенных на основе раскопок рудерпоста в нанкинской верфи) известно лишь следующее.


Длина больших кораблей баочуаней составляла 134 метра, а ширина — 55. Осадка до ватерлинии равнялась 6 с лишним метрам. Мачт было 9, и они несли на себе 12 парусов из плетеных бамбуковых матов. Баочуаней в эскадре Чжэн Хэ в разное время было от 40 до 60. Для сравнения: первый трансатлантический пароход Изамбара Брюнеля «Грейт Вестерн», появившийся через четыре века (1837), в длину был почти в два раза меньше (около 72 метров). Измерения средних кораблей равнялись соответственно 117 и 48 метрам. Таких джонок было около 200, и они сравнимы с обычными китайскими судами. Команда подобного корабля, в 1292 году везшего в Индию Марко Поло, состояла из 300 человек, а Никколо ди Конти, венецианский купец XIV—XV веков, путешествовавший в Индию и Ормуз, упоминает пятимачтовые джонки водоизмещением около 2000 тонн. Адмиральский флот состоял из 27—28 тысяч человек личного состава, в число которых входили солдаты, купцы, гражданские лица, чиновники и мастеровые: по количеству это население большого китайского города тех времен.


Китайские корабли строили совершенно иначе, чем европейские. Во-первых, у них отсутствовал киль, хотя иногда в днище и встраивали длинный брус, называвшийся лунгу («кость дракона»), — для смягчения удара о грунт при причаливании. Прочности конструкции корабля добивались, добавляя на борта по всей длине деревянные укрепления-вельсы на уровне ватерлинии или выше нее. Очень важным было наличие переборок, тянувшихся от борта к борту через равномерные промежутки, — они обеспечивали защиту судна от затопления в случае повреждения какого-нибудь одного или нескольких помещений.


Если в Европе мачты располагались по центру судна, встраиваясь основанием в киль, то в китайских джонках основание каждой мачты соединялось лишь с близлежащей переборкой, что позволяло «раскидывать» мачты по палубе вне зависимости от центральной оси симметрии. При этом паруса разных мачт не перекрывали друг друга, раскрывались наподобие веера, парусность увеличивалась, и корабль получал соответственно большее ускорение.


Суда китайцев, создававшиеся для работы в неглубоких водах, по пропорциям отличались от европейских: их осадка и длина пропорционально уступали ширине. Это все, что нам известно достоверно. Переводчик записок Ма Хуаня, спутника Чжэн Хэ, Джон Миллз дополняет эти данные предположением о том, что на баочуанях было по 50 кают.

СОКРОВИЩНИЦЫ АДМИРАЛА ЧЖЭН ХЭ Корабль, История, Китай, Персонажи, Флот, Длиннопост

Основная миссия адмирала была дипломатической. Император повелел ему нести порядок в четыре стороны света, всюду, «куда смогут доплыть корабли, доехать повозки, насколько хватит сил».

Игра мускулами и зуб Будды

Но вернемся к хронологии. Во время второго плавания, географически сходного с первым, произошло лишь одно событие, память о котором сохранилась в истории: правитель Каликута предоставил посланникам Поднебесной несколько баз, опираясь на которые китайцы могли в дальнейшем отправляться еще дальше на запад. А вот третья экспедиция принесла более интересные приключения. Под датой 6 июля 1411 года в хронике записано: «Чжэн Хэ… вернулся и привез захваченного царя Цейлона Алагакконару, его семью и нахлебников. Во время первого путешествия Алагакконара был груб и неуважителен и вознамерился убить Чжэн Хэ. Чжэн Хэ понял это и уехал. Мало того, Алагакконара не дружил с соседними странами и часто перехватывал и грабил их посольства по пути в Китай и обратно. Ввиду того что другие варвары страдали от этого, Чжэн Хэ, вернувшись, снова выказал презрение Цейлону. Тогда Алагакконара заманил Чжэн Хэ вглубь страны и послал своего сына Наянару потребовать у него золото, серебро и прочие драгоценные товары. Если бы эти товары не выдали, более 50 тысяч варваров восстали бы из укрытий и захватили корабли Чжэн Хэ. А еще они подпилили деревья и вознамерились перекрыть узкие дорожки и перерезать Чжэн Хэ пути к отступлению так, чтобы отдельные отряды китайцев не могли прийти друг другу на помощь.


Когда Чжэн Хэ понял, что их отрезали от флота, он быстро развернул войска и отправил их к кораблям… И он приказал гонцам тайно обойти дороги, где сидела засада, вернуться к кораблям и передать приказ офицерам и солдатам биться до смерти. А тем временем он лично повел двухтысячное войско обходными путями. Они штурмовали восточные стены столицы, взяв ее испугом, прорвались внутрь, захватили Алагакконару, его семью, нахлебников и сановников. Чжэн Хэ провел несколько сражений и разбил армию варваров наголову. Когда он вернулся, министры решили, что Алагакконару и прочих пленников надлежит казнить. Но император смилостивился над ними — над невежественными людьми, не знавшими, что такое Небесный мандат на правление, и отпустил их, дав еду и одежду, и приказал Палате ритуалов выбрать в семействе Алагакконары достойного человека, чтобы править страной».


Считается, что это был единственный случай, когда Чжэн Хэ осознанно и решительно свернул с пути дипломатии и вступил в войну не с разбойниками, а с официальной властью страны, в которую прибыл. Приведенная выше цитата — единственное документальное описание действий флотоводца на Цейлоне. Однако кроме него, конечно, существует множество легенд. Самая популярная из них описывает скандал, связанный с наиболее почитаемой реликвией — зубом Будды (Далада), который наш герой то ли собирался выкрасть, то ли действительно выкрал с Цейлона.


История такова: еще в 1284 году Хубилай отправлял на Цейлон своих эмиссаров, чтобы заполучить одну из главных священных реликвий буддистов вполне легальным путем. Но зуба монгольскому императору — известному покровителю буддизма — все же не дали, компенсировав отказ другими дорогими дарами. На этом дело до поры и закончилось. Но вот согласно сингальским мифам, Срединное государство втайне не отказалось от вожделенной цели. Они вообще утверждают, что плавания адмирала были предприняты чуть ли не специально для похищения зуба, а все остальные странствия — для отвода глаз. Но сингалы якобы перехитрили Чжэн Хэ — «подсунули» ему в плен царского двойника вместо настоящего царя и ложную же реликвию, а настоящую, пока китайцы воевали, припрятали. Соотечественники великого мореплавателя, естественно, придерживаются противоположного мнения: адмирал все-таки заполучил бесценный «кусочек Будды», и тот даже на манер путеводной звезды помог ему безопасно добраться назад в Нанкин. Что было на самом деле, неизвестно.

Морская столица Каликут на западе Индостана была вторым домом адмирала. Хронист Ма Хуань назвал его «величайшим государством Западного океана». Здесь китайцы торговали, пополняли запасы, готовились плыть дальше на запад

Сколь бы мало ни знали мы о Чжэн Хэ, не подлежит сомнению, что это был человек весьма широких взглядов. Известно, к примеру, что, мусульманин по происхождению, он в зрелом возрасте открыл для себя буддизм и отличался большими знаниями в хитросплетениях этого учения. На Цейлоне он построил святилище Будды, Аллаха и Вишну (одно на троих!), а в стеле, воздвигнутой перед последним плаванием в Фуцзяни, вознес благодарность даосской богине Тянь-фэй — «божественной супруге», которая считалась покровительницей моряков. Так или иначе, цейлонские похождения адмирала, пожалуй, стали кульминацией его заморской карьеры. В ходе этой опасной военной кампании много воинов погибло, но Юнлэ, оценив масштаб подвига, щедро наградил уцелевших.

СОКРОВИЩНИЦЫ АДМИРАЛА ЧЖЭН ХЭ Корабль, История, Китай, Персонажи, Флот, Длиннопост

Морская столица Каликут на западе Индостана была вторым домом адмирала. Хронист Ма Хуань назвал его «величайшим государством Западного океана». Здесь китайцы торговали, пополняли запасы, готовились плыть дальше на запад

Императорский жираф, или Кто такие афрокитайцы

В середине декабря 1412 года Чжэн Хэ получил новый приказ везти дары ко дворам заморских правителей. Более того, к этой четвертой экспедиции, отплывшей в 1413-м, предусмотрительно прикомандировали переводчика — мусульманина Ма Хуаня. Этот уроженец Ханчжоу владел арабским и персидским языками. Позже он оставит довольно подробные рассказы о последних великих плаваниях китайского флота, не забывая о всевозможных бытовых подробностях. К примеру, он тщательно описал рацион моряков: они ели «лущеный и нелущеный рис, бобы, зерна, ячмень, пшеницу, кунжут и все виды овощей… Из фруктов у них были… персидские финики, сосновые орешки, миндаль, изюм, грецкие орехи, яблоки, гранаты, персики и абрикосы…», «многие люди делали смесь из молока, сливок, масла, сахара и меда и ели это». Можно с уверенностью заключить, что китайские путешественники не страдали от цинги.


Главным же событием этого похода стал захват некоего главаря повстанцев по имени Секандар. Он имел несчастье выступить против признанного китайцами и связанного с ними договором о дружбе царя государства Семудера на севере Суматры — Заина аль-Абидина. Самонадеянный повстанец обиделся, что посланец императора не привез ему подарков, а значит, не признал законным представителем знати, наспех собрал сторонников и сам напал на флот адмирала. Правда, шансов на победу у него было не больше, чем у пирата из Палембанга. Вскоре он, его жены и дети оказались на борту китайских сокровищниц. Ма Хуань сообщает, что «разбойника» публично казнили еще на Суматре, не удостоив чести императорского суда в Нанкине. Зато в столицу флотоводец привез из этого плавания рекордное число иностранных послов — из тридцати держав. Восемнадцать дипломатов из них Чжэн Хэ развез по домам в ходе пятой экспедиции. Все они имели при себе милостивые письма от императора, а также фарфор и шелка — вышитые, прозрачные, крашеные, тонкие и весьма дорогие, так что их государи, надо полагать, остались довольны. А сам адмирал на этот раз пустился в неизведанные воды, к берегам Африки.


Чем дальше на запад, тем дальше расходятся и показания источников. Так, до сих пор неясно, где находится таинственная укрепленная Ласа, оказавшая экспедиционному корпусу вооруженное сопротивление и взятая китайцами при помощи осадных орудий, называемых в одних источниках «мусульманскими катапультами», в других — «западными» и, наконец, в третьих — «огромными катапультами, стреляющими камнями». Одни источники сообщают, что этот город был в Африке, близ Могадишо в нынешнем Сомали, другие — в Аравии, где-то в Йемене. В любом случае путь до него от Каликута занимал в XV веке двадцать дней с попутным ветром, климат там всегда был жаркий, поля выжженные, традиции простые, а взять там было почти нечего. Ладан, серая амбра и «верблюды на тысячу ли» (ли — китайская мера длины, равная приблизительно 500 метрам).


Флот обогнул Африканский Рог и действительно отправился к Могадишо, где китайцы встретились с настоящим чудом: увидели, как за неимением древесины черный народ складывает дома из камней — в четыре-пять этажей. Богатые люди занимались морской торговлей, бедные забрасывали в океане сети. Мелкий скот, лошадей и верблюдов кормили сушеной рыбой. Но главное — домой путешественники повезли совсем особую «дань»: леопардов, зебр, львов и даже несколько жирафов. К сожалению, африканские дары совершенно не удовлетворили императора. В самом деле — товары и приношения из уже знакомых Каликута и Суматры представляли значительно большую материальную ценность, чем экзотические новоселы императорского зверинца.


Когда же весной 1421 года, усилив флот 41 кораблем, адмирал вновь отплыл к Черному континенту и вновь вернулся без всяких убедительных ценностей, император был уж совсем раздосадован. Вдобавок и в самой Поднебесной за это время усилилась критика его разорительных войн. В общем, дальнейшие походы великой флотилии оказались под большим вопросом.


Что же до следа, который китайцы оставили в Африке, то он сегодня, конечно, не прослеживается. Разве что в Кении сохранилась легенда: недалеко от Малинди (судя по всему, этот порт оказался крайней точкой путешествия), возле острова Ламу, один из кораблей налетел на рифы. Уцелевшие члены команды добрались до берега, женились на местных девушках и будто бы положили начало афрокитайской общине. Таковая действительно существует в Кении и поддерживает тесные связи с КНР, но происхождение, видимо, имеет все же более позднее.

Каравеллы против джонок


Возникает закономерный вопрос: почему же планету открыли, исследовали и заселили португальцы, испанцы и англичане, а не китайцы — ведь плавания Чжэн Хэ показали, что сыны Поднебесной умели строить корабли и обеспечивать свои экспедиции экономически и политически? Ответ прост, и сводится он не только к различию этнопсихологии среднего европейца и среднего китайца, но и к историко-культурной ситуации эпохи Великих географических открытий. Европейцам всегда не хватало земли и ресурсов для поддержания своей бурно развивающейся экономики, их гнали на захваты новых территорий теснота и вечная нехватка материальных благ (золота, серебра, пряностей, шелка и т. д.) для всех, кто их жаждал. Здесь же можно вспомнить о свободном духе наследников эллинов и римлян, с древности стремившихся заселить Средиземноморье, ведь они шли на завоевание новых земель еще до того, как со стапелей сошли первые доу и каравеллы. У китайцев тоже были свои проблемы — перенаселение и земельный голод, но, несмотря на то что от заманчивых сопредельных территорий их всегда отделяли лишь неширокие проливы, Китай оставался самодостаточным: подданные сына Неба эстафетно распространялись по Юго-Восточной Азии и сопредельным странам как мирные поселенцы, а не как миссионеры или охотники за рабами и золотом. Казус императора Юнлэ и его адмирала Чжэн Хэ — исключение, а не правило. То что баочуани были большие и что их было много, не означало, что Китай посылал их в дальние страны для захвата земель и устроения заморских колоний. Юркие каравеллы Колумба и Васко да Гамы бьют в этом плане гигантские джонки Чжэн Хэ по всем фронтам. Именно эта незаинтересованность китайцев и их верховной власти во внешнем мире, сконцентрированность на себе и привели к тому, что грандиозный пассионарный выплеск времен императора Юнлэ не нашел продолжения после его смерти. Юнлэ отправил корабли за горизонт вопреки магистральной имперской политике, предписывавшей сыну Неба принимать послов из мира, а не рассылать их в мир. Смерть императора и адмирала вернула Поднебесную к статус-кво: ненадолго приоткрывшиеся створки раковины вновь захлопнулись.

СОКРОВИЩНИЦЫ АДМИРАЛА ЧЖЭН ХЭ Корабль, История, Китай, Персонажи, Флот, Длиннопост

В гробнице Чжэн Хэ у подножия горы Нюшоушань в Нанкине тела адмирала нет — считается, что его похоронили в море недалеко от индийского Каликута. Внутри этого типичного мусульманского надгробия находятся меч и другие личные вещи великого мореплавателя.

Последний парад

В 1422—1424 годах в плаваниях Чжэн Хэ произошел значительный перерыв, к тому же в 1424-м Юнлэ умер. Но все же на этом китайская морская эпопея еще не закончилась: в 1430 году новый, молодой император Сюаньдэ, внук покойного, решил отправить еще одно «великое посольство».


Видимо, ощущая, что финал близок, разменявший седьмой десяток адмирал перед отплытием в последнюю экспедицию приказал выбить две надписи в порту Люцзяган (возле города Тайцан в провинции Цзянсу) и в Чанлэ (восточная Фуцзянь) — своего рода эпитафии, в которых подводились итоги большого пути. А само плавание по обыкновению прошло по вехам предыдущих, разве что однажды флот высадил отряд под командованием Хун Бао, который совершил мирную вылазку в Мекку. Вернулись моряки с жирафами, львами, «верблюжьей птицей» (страусом, гигантские пернатые тогда еще водились в Аравии) и прочими дивными дарами, которые везли послы от шерифа Священного города. О том, куда потом девались земляки пророка Мухаммеда, попали ли назад в отечество — неизвестно, хроники в этот период заметно охладевают к деяниям великой армады.


Особенно удивительно, что никому достоверно неизвестно, когда умер прославленный адмирал Чжэн Хэ — то ли во время седьмого плавания, то ли вскоре после возвращения флота (22 июля 1433 года). В современном Китае принято считать, что его как настоящего моряка похоронили в океане, а кенотаф, который показывают туристам в Нанкине — лишь условная дань памяти.


Что касается результатов седьмого плавания, то через пять дней после его завершения император по обыкновению одарил команду церемониальными одеяниями и бумажными деньгами. По сообщению хроники, при этом Сюаньдэ сказал: «У нас нет никакого желания получать вещи из отдаленных стран, но мы понимаем, что их прислали с самыми искренними чувствами. Раз уж они приехали издалека, их надлежит принять, но это — не повод для поздравлений».


Дипломатические сношения со странами Западного океана прекратились и на сей раз — на века. Отдельные купцы продолжали торговать с Японией и Вьетнамом, но от «государственного присутствия» в Индийском океане китайские власти отказались и даже уничтожили большинство лоций Чжэн Хэ. Списанные корабли сгнили в порту, а китайские корабелы забыли, как строить баочуани.


Дальние плавания жители Срединной империи возобновили многим позже, да и то эпизодически. Так, в 1846—1848 годах в Англии и США побывала огромная торговая джонка «Ци’ин», успешно обогнувшая мыс Доброй Надежды. И все же винить страну в навигационной нерешительности не стоит — Китаю просто приходилось выбирать, где важнее оборонять свою обширную территорию, на суше или на море. На то и другое сил явно не хватало, и в конце эпохи Чжэн Хэ суша опять взяла верх: побережье оставили беззащитным — и перед пиратами, и перед западными державами. Ну а энергичный адмирал так и остался для страны единственным великим мореплавателем, символом неожиданной открытости Поднебесной миру. По крайней мере так подают уроки этих семи плаваний в самом Китае.


P.S.: Наконец то я вернулся со службы на флоте и смогу снова пополнять свои посты.:)

Показать полностью 5
104

Адмирал граф Шпее

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

Вечером 17 декабря 1939 года многотысячная толпа зрителей с берегов залива Ла-Плата наблюдали захватывающее зрелище. Война, которая уже вовсю бушевала в Европе, дотянулась наконец до беспечной Южной Америки и уже не в качестве газетных сообщений. Угловатый, с резкими рублеными формами, подобно средневековому тевтонскому рыцарю, германский рейдер «Адмирал граф Шпее» двигался по фарватеру. Те, кто был сведущ в военно-морской истории, задумчиво качали головами – обстоятельства слишком напоминали события 120-летней давности, когда жители Шербура провожали крейсер конфедератов «Алабама» на бой с «Кирсарджем». Толпа жаждала боя и неизбежного кровопролития: все знали, что у входа в залив «Шпее» стережет английская эскадра. «Карманный линкор» (английский термин, немцы называли такие корабли линкорами-обрезами) неторопливо вышел за пределы территориальных вод, загрохотали в клюзах отдаваемые якоря. А потом загремели взрывы – облако дыма и пламени поднялось над кораблем. Толпа вздохнула заворожено и разочарованно. Столь ожидаемого сражения не состоялось. Рухнули пари и сделки, газетчики остались без гонораров, а врачи Монтевидео – без работы. Карьера немецкого «карманного линкора» «Адмирала графа Шпее» была окончена.


Острый кинжал в узких ножнах


Стремясь унизить и втоптать в грязь Германию после Первой мировой войны, союзники по Антанте опутали побежденную страну множеством ограничений, в первую очередь в военном отношении. Было достаточно нелегко в длиннейшем списке с не менее внушительными дополнениями, уточнениями и пояснениями определить: а что же можно иметь на вооружении побежденным и как оно должно выглядеть? С гибелью самого боеспособного ядра Флота открытого моря путем самозатопления в Скапа-Флоу британским лордам наконец-то задышалось легче, и туман над Лондоном стал не таким мрачным. В составе небольшого «клуба престарелых», который с большой натяжкой можно назвать флотом, Веймарской республике было разрешено иметь только 6 линейных кораблей, не считая ограниченного количества кораблей остальных классов, фактически являвшихся броненосцами еще додредноутной эпохи. Прагматизм западных политиков был очевиден: этих сил вполне хватало для противостояния ВМФ Советской России, состояние которого к началу 20-х годов было еще более унылым, и в то же время совершенно недостаточно для каких бы то ни было попыток выяснить отношения с победителями. Но чем объемнее текст договора, чем больше в нем пунктов, тем легче найти в нем соответствующие лазейки и поле для маневра. По Версальскому мирному договору Германия имела право строить новые линейные корабли с ограничением по тоннажу в 10 тыс. тонн вместо старых по истечении 20 лет службы. Так уж получилось, что время нахождения в строю броненосцев типа «Брауншвейг» и «Дойчланд», вступивших в строй в 1902–1906 годах, подходило к заветному двадцатилетнему рубежу уже к середине 1920-х. И уже спустя несколько лет после окончания Первой мировой войны немцы начинают проектирование кораблей своего нового флота. Судьба в лице американцев преподнесла побежденным неожиданный, но приятный подарок: в 1922 году состоялось подписание Вашингтонского морского соглашения, накладывающего ограничения на количественные и качественные характеристики кораблей основных классов. У Германии появился шанс создать с нуля новый корабль, находясь в рамках менее жестких соглашений, нежели у победивших ее стран Антанты.


Поначалу требования к новым кораблям были достаточно умеренными. Это противостояние на Балтике либо с флотами Скандинавских стран, у которых самих старья было в достатке, либо отражение «карательной» экспедиции французского флота, где главными противниками немцы считали линкоры промежуточного класса типа «Дантон» – вряд ли французы послали бы на Балтийское море свои глубоко сидящие дредноуты. Будущий немецкий броненосец вначале уверенно походил на типичный корабль береговой обороны с мощной артиллерией и невысоким бортом. Другая группа специалистов ратовала за создание мощного 10000-тонного крейсера, способного бороться с любым из «вашингтонцев», то есть с крейсерами, построенными с учетом ограничений, наложенных Вашингтонским морским соглашением. Но опять же, крейсер был малополезен на Балтике, к тому же адмиралы чесали затылки, сетуя на недостаточное бронирование. Образовался проектный тупик: требовался хорошо вооруженный, защищенный и одновременно быстроходный корабль. Прорыв в ситуации наступил, когда флот возглавил адмирал Зенкер, бывший командир линейного крейсера «Фон дер Танн». Именно под его руководством немецким конструкторам удалось скрестить «ежа с ужом», результатом чего явился проект I/M 26. Удобство управления огнем и экономия пространства привела к оптимальному 280-мм главному калибру. В 1926 году уставшие от победы французы покинули демилитаризованную и занятую ими Рейнскую область, а концерн Круппа мог гарантировать своевременное изготовление новых стволов. Первоначально корабль планировалось оснастить промежуточными калибром – универсальными 127-мм орудиями, что было для тех лет новаторским и прогрессивным решением. Однако все, что прекрасно выглядит на бумаге, не всегда воплощается в металле (иногда, к счастью) либо реализуется совсем не так. Консервативные адмиралы, которые всегда готовятся к морским баталиям ушедшей войны, потребовали возврата к 150-мм среднему калибру, который бы дополняли 88-мм зенитные орудия. Дальнейшая служба «карманных линкоров» показала ошибочность этой идеи. Центр броненосца оказался перегруженным вооружением, защищенным к тому же ради экономии только противоосколочными щитами. Но адмиралам этого показалось мало, и они продавили установку еще и торпедных аппаратов, которые пришлось размещать на верхней палубе позади главной башни. Заплатить за это пришлось защитой – главный броневой пояс «похудел» с 100 до 80 мм. Водоизмещение увеличилось до 13 тыс. тонн.


Первый корабль серии под заводским номером 219 был заложен в Киле на верфи «Дойче веерке» 9 февраля 1929 года. Постройка головного броненосца (именно так, чтобы не смущать «просвещенных мореплавателей» и их друзей, классифицировались новые корабли) шла не очень быстро, и он под претенциозным названием «Дойчланд» был сдан флоту 1 апреля 1933 года. 25 июня 1931 года на государственной верфи в Вильгельмсхафене была заложена вторая единица – «Адмирал Шеер». Его строительство шло уже достаточно быстрыми темпами. Тем временем появление у Германии каких-то подозрительных «броненосцев», имеющих на бумаге договорные размеры, но в реальности выглядящих весьма внушительно, не могли не беспокоить соседей. В первую очередь французов, которые в спешном порядке начали проектировать «охотников» на немецкие «дойчланды». Опасения французов воплотились в корабельной стали линейных крейсеров «Дюнкерк» и «Страсбург», по всем параметрам превосходящих своих оппонентов, хотя и были значительно дороже. Германским конструкторам необходимо было чем-то ответить на появление «дюнкерков», что вызвало некоторую паузу в строительстве серии. Вносить кардинальные изменения в проект было уже поздно, поэтому ограничились пересмотром системы бронирования третьего корабля, доведя его до 100 мм, и вместо 88-мм зениток поставили более мощные 105-мм.

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост
Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

1 сентября 1932 года на освободившемся после спуска «Шеера» стапеле закладывают «броненосец С» с построечным номером 124. 30 июня 1934 года дочь немецкого адмирала графа Максимилиана фон Шпее, графиня Губерта, разбила традиционную бутылку шампанского о борт корабля, названного в честь ее отца. 6 января 1936 года «Адмирал граф Шпее» вступил в состав кригсмарине. В память об адмирале, погибшем в 1914 году у Фолклендских островов, новый броненосец нес на носу герб дома фон Шпее, а на башнеподобной надстройке была сделана готическая надпись «КОРОНЕЛЬ» в честь победы, одержанной адмиралом над английской эскадрой у берегов Чили. От первых двух броненосцев серии «Шпее» отличался усиленным бронированием и развитой надстройкой. Несколько слов следует сказать и об энергетической установке кораблей типа «Дойчланд». Естественно, ни для какой защиты Балтийских вод эти так называемые «броненосцы» не предназначались – главной задачей их было нарушение вражеских коммуникаций и борьба с торговым судоходством. Отсюда повышенные требования к автономности и дальности плавания. В качестве главной энергетической установки предполагалась установка дизелей, в производстве которых Германия традиционно сохраняла лидерство. Еще в 1926 году известная фирма «MAN» приступила к разработке облегченного судового дизеля. Для эксперимента подобное изделие было применено в качестве установки экономического хода на легком крейсере «Лейпциг». Новый двигатель оказался капризным и часто выходил из строя: поскольку конструкция получилась облегченной, она создавала повышенную вибрацию, что приводило к поломкам. Ситуация была настолько серьезной, что на «Шпее» начали прорабатывать варианты установки паровых котлов. Но инженеры «MAN» обещали довести свое детище до ума, к тому же требования к проекту не предусматривали различие в типах установленных двигателей, и третий корабль серии получил предусмотренные для него 8 главных девятицилиндровых дизелей общей мощностью 56 тыс. л.с. К началу Второй мировой войны двигатели на всех трех кораблях были доведены до высокой степени надежности, что доказало на практике первое рейдерство «Адмирала Шеера», прошедшего за 161 день 46 тысяч миль без серьезных поломок.

Предвоенная служба

После различных испытаний и проверки оборудования «карманный линкор» принял участие в состоявшемся 29 мая 1936 года военно-морском параде, на котором присутствовали Гитлер и другие высшие чины Рейха. Перед возрождающимся германским флотом встала проблема обучения кадров плавсостава, и уже 6 июня «Граф Шпее», взяв на борт гардемаринов, уходит в плавание в Атлантику к острову Санта-Крус. Во время 20-дневного похода проверяется работа механизмов, в первую очередь дизелей. Была отмечена их повышенная шумность, особенно на главном ходу. По возращении в Германию – снова учения, тренировки, учебные плавания на Балтике. С началом Гражданской войны в Испании Германия приняла живейшее участие в этих событиях. Являясь членом «Комитета по невмешательству», в функции которого входило препятствовать подвозу военных грузов обеим противоборствующим сторонам, немцы отправили в испанские воды практически все свои крупные корабли. В испанских водах побывали вначале «Дойчланд» и «Шеер», затем наступила очередь «Графа Шпее», который ушел в плавание в Бискайский залив 2 марта 1937 года. «Карманный линкор» два месяца нес свою вахту, посещая между делом испанские порты и подбадривая своим присутствием франкистов. Вообще, деятельность «Комитета» со временем начала носить все более издевательский и односторонний характер, превращаясь в фарс.

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост
Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

В мае «Шпее» вернулся в Киль, после чего был послан как самый современный на тот момент немецкий корабль представлять Германию в военно-морском параде на Спитхедском рейде, данном в честь британского короля Георга VI. Затем опять поход в Испанию, на этот раз краткосрочный. Оставшееся до большой войны время «карманный линкор» провел в частых учениях, учебных плаваниях. Неоднократно на нем поднимал флаг командующий флотом – «Шпее» имел весомую репутацию образцово-показательного парадного корабля. В 1939 году был запланирован большой заграничный поход германского флота с целью демонстрации флага и технических достижений Третьего рейха, в котором должны были принять участие все три «карманных линкора», легкие крейсеры и эсминцы. Однако в Европе произошли иные события, и кригсмарине стало уже не до демонстрационно-показательных походов. Началась Вторая мировая война.

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

«Карманный линкор» на морском параде в Спитхеде

Начало войны. Пиратские будни


Немецкое командование в условиях все более ухудшающейся обстановки лета 1939 года и неизбежного столкновения с Польшей и ее союзниками Англией и Францией планировало начать традиционную рейдерскую войну. Но флот, адмиралы которого носились с концепцией хаоса на коммуникациях, к созданию оного оказался не готов – готовы к длительному походу в океан были только постоянно находящиеся в плотной эксплуатации «Дойчланд» и «Адмирал граф Шпее». Выяснилось также, что полчища рейдеров, переоборудованных из коммерческих судов, имеются лишь на бумаге. Для экономии времени решено было послать в Атлантику два «карманных линкора» и суда снабжения для обеспечения их всем необходимым. 5 августа 1939 года судно «Альтмарк» покинуло Германию и ушло в США, где оно должно было принять на борт дизельное топливо для «Шпее». Сам «карманный линкор» покинул Вильгельмсхафен 21 августа под командованием капитана цур зее Г. Лангсдорфа. 24-го за своим систершипом последовал «Дойчланд», работающий в связке с танкером «Вестерфальд». Зоны ответственности были поделены следующим образом: «Дойчланд» должен был оперировать в Северной Атлантике, в районе к югу от Гренландии – у «Графа Шпее» охотничьи угодья находились в южной части океана.

Европа жила еще мирной жизнью, но Лангсдорфу уже было предписано соблюдать максимальную скрытность движения, чтобы не переполошить англичан раньше времени. «Шпее» удалось прокрасться незамеченным сначала к берегам Норвегии, а потом выйти в Атлантику южнее Исландии. Этот маршрут, впоследствии тщательно охраняемый британскими патрулями, не повторит ни один германский рейдер. Плохая погода помогла немецкому кораблю и дальше оставаться незамеченным. 1 сентября 1939 года застало «карманный линкор» в 1000 милях к северу от островов Зеленого Мыса. Там была назначена и состоялась встреча с «Альтмарком». Лангсдорф был неприятно удивлен тем, что команда снабженца обнаружила и опознала германский рейдер по высокой башнеподобной надстройке, не имеющей аналогов у других кораблей. Причем сам «Альтмарк» был замечен с борта «Шпее» позже. Приняв топливо и доукомплектовав команду снабженца артиллерийской прислугой, Лангсдорф продолжил плавание на юг, соблюдая полное радиомолчание. «Шпее» соблюдал полную скрытность, уклоняясь от любого дыма, – Гитлер все еще надеялся решить вопрос с Польшей в стиле «Мюнхен 2.0» и поэтому не хотел раньше времени злить англичан. Пока на «карманном линкоре» ждали инструкций из Берлина, его команда, учитывая мнение коллег с «Альтмарка», занялась маскировкой корабля. Из фанеры и парусины позади передней башни главного калибра установили вторую, что придало «Шпее» отдаленное сходство с линейным крейсером «Шарнхорст». Можно было рассчитывать, что подобная уловка сработает с капитанами гражданских судов. Наконец 25 сентября Лангсдорф получил свободу действий – пришел приказ из штаба. Охотник мог теперь стрелять дичь, а не только наблюдать за ней из кустов. Снабженец был отпущен, а рейдер начал патрулировать северо-восточное побережье Бразилии в районе порта Ресифи. 28 сентября первый раз повезло – после непродолжительного преследования был остановлен британский 5-тысячный пароход «Клемент», выполнявший каботажный рейс из Пернамбуко в Баию. При попытках отправить свою первую добычу на дно немцам пришлось изрядно попотеть: несмотря на заложенные подрывные патроны и открытые кингстоны, пароход не тонул. Пущенные по нему две торпеды прошли мимо. Тогда пошли в ход 150-мм орудия и, расходуя драгоценные снаряды, строптивого англичанина, наконец, отправили на дно. Война только начиналась, и обе стороны не накопили еще беспощадной ожесточенности. Лангсдорф связался с береговой радиостанцией и указал координаты шлюпок, в которых находились члены экипажа «Клемента». Впрочем, это не только раскрывало местонахождение рейдера, но и помогло противнику идентифицировать его. То, что в Атлантике оперирует мощный германский боевой корабль, а не кое-как вооруженный «торгаш», встревожило британское командование, и оно оперативно отреагировало на угрозу. Для поиска и уничтожения немецкого «карманного линкора» было создано 8 тактических боевых групп, в состав которых входили 3 линейных крейсера (британский «Ринаун» и французские «Дюнкерк» и «Страсбург»), 3 авианосца, 9 тяжелых и 5 легких крейсеров, не считая кораблей, привлеченных к сопровождению атлантических конвоев. Впрочем, в водах, где собирался работать Лангсдорф, то есть в Южной Атлантике, ему противостояли все три группы. Две из них не представляли чрезмерной угрозы и состояли в общей сложности из 4 тяжелых крейсеров. Встреча с группой «К», в состав которой входил авианосец «Арк Ройял» и линейный крейсер «Ринаун», могла оказаться смертельной.


Свой второй трофей, британский пароход «Ньютон Бич», «Шпее» захватил на линии Кейптаун – Фритаун 5 октября. Вместе с грузом маиса немцам досталась неповрежденная английская корабельная радиостанция с соответствующей документацией. 7 октября жертвой рейдера стал пароход «Эшли», перевозивший сахар-сырец. Корабли союзников активно вели поиск разбойника, посмевшего залезть в Атлантику, в этот «старый английский двор». 9 октября самолет с авианосца «Арк Ройял» обнаружил большой танкер, лежащий в дрейфе западнее островов Зеленого Мыса, который назвался американским транспортом «Делмар». Поскольку кроме «Ринауна» авианосец никто не сопровождал, адмирал Уэллс решил не проводить досмотр и следовать прежним курсом. Так снабженец «Альтмарк» избежал участи быть уничтоженным в самом начале своего плавания. От греха подальше транспорт перебрался в южные широты. 10 октября «карманный линкор» остановил большой транспорт «Хантсмэн», перевозивший различные пищевые грузы. Потопив его, «Шпее» 14 октября встретился с едва не разоблаченным «Альтмарком», на который передал пленных и продукты с захваченных английских судов. Пополнив запасы топлива, Лангсдорф продолжил операцию – 22 октября рейдер остановил и потопил 8-тысячный рудовоз, успевший, впрочем, предать сигнал бедствия, который приняли на берегу. Опасаясь быть обнаруженным, Лангсдорф решил сменить район деятельности и попытать счастья в Индийском океане. Впервые с начала похода связавшись со штабом в Берлине и сообщив, что планирует продолжать поход до января 1940 года, 4 ноября «Шпее» огибает мыс Доброй Надежды. Он двинулся в сторону Мадагаскара, где пересекались крупные океанские судоходные пути. 9 ноября при посадке в условиях волнения на море получил повреждения корабельный самолет разведчик Ar-196, что надолго оставило «карманный линкор» без глаз. Расчет на богатую добычу, на которую рассчитывали немцы, не оправдался – только 14 ноября был остановлен и затоплен небольшой теплоход «Африка Шелл».

20 ноября «Адмирал граф Шпее» вернулся в Атлантику. 28 ноября – приятное для измотанного бесплодным походом экипажа новое рандеву с «Альтмарком», с которого приняли топливо и обновили запас провизии. Лангсдорф решил вернуться в успешные для своего корабля воды между Фритауном и Рио-де-Жанейро. Восполнивший запасы корабль мог теперь продолжать крейсировать вплоть до конца февраля 1940 года. Его двигатели были перебраны, и авиамеханики, наконец, смогли вернуть к жизни самолет-разведчик. С летающим «Арадо» дело пошло веселей – 2 декабря потоплен турбоход «Дорик Стар» с грузом шерсти и мороженого мяса, а 3 декабря 8-тысячный «Тайроа», также перевозивший баранину в холодильниках. Лангсдорф вновь решает сменить район крейсирования, выбрав для этого устье реки Ла-Плата. Буэнос-Айрес – один из крупнейших портов Южной Америки, и сюда практически ежедневно заходили несколько английских кораблей. 6 декабря «Адмирал граф Шпее» в последний раз встречается со своим снабженцем «Альтмарком». Пользуясь возможностью, «карманный линкор» проводит артиллерийские учения, избрав в качестве мишени собственный танкер. Их итог крайне обеспокоил старшего артиллериста корабля фрегатенкапитэна Ашера – персонал системы управления огнем за два месяца бездеятельности показал весьма посредственный уровень владения техникой. 7 декабря, увозя более 400 пленных, «Альтмарк» навсегда расстался со своим подопечным. К вечеру того же 7 декабря немцам удалось захватить свой последний трофей – пароход «Стреоншэл», груженный пшеницей. В найденных на его борту газетах была фотография британского тяжелого крейсера «Камберленд» в камуфляже. Решено было загримироваться под него. «Шпее» перекрашивается, и на нем монтируют фальшивую дымовую трубу. Лангсдорф планировал, попиратствовав у Ла-Платы, возвращаться в Германию. Однако история сложилась по-другому.

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

Британское крейсерское соединение «G» коммодора Хэрвуда, подобно настойчивым охотничьим псам, шедшим по следу волка, уже давно бороздило Южную Атлантику. Кроме тяжелого крейсера «Эксетер» коммодор мог рассчитывать на два легких крейсера – «Аякс» (ВМС Новой Зеландии) и однотипный «Ахиллес». Условия патрулирования группы Хэрвуда были, наверное, самыми тяжелыми – ближайшая британская база Порт-Стэнли находилась на расстоянии более 1000 миль от района деятельности его соединения. Получив сообщение о гибели у берегов Анголы «Дорик Стар», Хэрвуд логически просчитал, что немецкий рейдер метнется от берегов Африки к Южной Америке в самый «хлебный» район на предмет добычи – в устье Ла-Платы. Со своими подчиненными он давно уже разработал план боя на случай встречи с «карманным линкором» – настойчиво сблизиться, чтобы по максимуму использовать многочисленную 6-дюймовую артиллерию легких крейсеров. Утром 12 декабря все три крейсера находились уже у побережья Уругвая («Эксетер» был спешно вызван из Порт-Стэнли, где он проходил профилактический ремонт).

Примерно в этот же район двигался и «Шпее». 11 декабря его бортовой самолет при посадке был окончательно выведен из строя, что, возможно, и сыграло немаловажную роль в произошедших позднее событиях.

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

Легкий крейсера – «Аякс»


Волк и гончие. Бой у Ла-Платы


В 5.52 наблюдатели с вышки сообщили, что видят верхушки мачт, – Лангсдорф тут же отдает приказ дать полный ход. Он и его офицеры посчитали, что это какой-нибудь «торговец», спешащий в порт, и пошли на перехват. Однако в приближающемся корабле со «Шпее» быстро опознали тяжелый крейсер типа «Эксетер». В 6.16 «Эксетер» просемафорил на флагманский «Аякс», что неизвестный похож на «карманный линкор». Лангсдорф решает принять бой. Боекомплект был практически полный, а одна «вашингтонская жестянка» была слабой угрозой «карманному линкору». Однако вскоре были обнаружены еще два корабля противника, поменьше. Это были легкие крейсеры «Аякс» и «Ахиллес», ошибочно принятые немцами за эсминцы. Решение принять бой у Лангсдорфа укрепилось – он принял крейсер и эсминцы за охрану конвоя, который должен быть неподалеку. Разгром конвоя должен был успешно увенчать скромное по результативности плавание «Шпее».


В 6.18 германский рейдер открыл огонь, стреляя по «Эксетеру» главным калибром. В 6.20 британский тяжелый крейсер отрыл ответный огонь. Первоначально Лангсдорф отдает приказ сосредоточить огонь на самом крупном английском корабле, предоставив «эсминцы» вспомогательной артиллерии. Следует отметить, что кроме стандартных приборов управления стрельбой в распоряжении немцев был еще и радар FuMO-22, способный действовать на расстоянии до 14 км. Впрочем, во время сражения артиллеристы «Шпее» более полагались на свои отличные дальномеры. Общее соотношение артиллерии основных калибров: шесть 280-мм и восемь 150-мм орудий на «карманном линкоре» против шести 203 и шестнадцати 152-мм на трех английских кораблях.

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

Крейсер Эксетер


«Эксетер» постепенно сокращал дистанцию и своим пятым залпом попал в «Шпее» – 203-мм снаряд пробил 105-мм установку правого борта и взорвался внутри корпуса рейдера. Ответ немцев был весомым, восьмой залп «карманного линкора» разбил башню «B» на «Эксетере», шквал осколков изрешетил мостик, ранив командира корабля капитана 1-го ранга Белла. Затем последовали новые попадания, выведшие из строя рулевое управление и нанесшие новые повреждения. Осевший на нос и окутанный дымом, британец снижает темп стрельбы. До этого времени ему удалось добиться трех попаданий в «Шпее»: самое чувствительное – в его КДП (контрольно-дальномерный пост). В это время оба легких крейсера подкрались к «карманному линкору» на 12 тыс. метров, и их артиллерия начала наносить повреждения легко бронированным надстройкам рейдера. Именно из-за их настойчивости в 6.30 Лангсдорф был вынужден перенести огонь артиллерии главного калибра на этих двух «наглецов», как потом говорили сами немцы. «Эксетер» выпускает торпеды, но «Шпее» легко от них уклонился. Командир германского корабля приказал увеличить дистанцию до 15 км, нивелируя уже сильно досаждающий огонь «Аякса» и «Ахиллеса». В 6.38 очередной немецкий снаряд вывел из строя башню «А» на «Эксетере», и теперь уже он увеличивает дистанцию. Его спутники снова бросаются на рейдер, и тяжелый крейсер получает передышку. Он находится в плачевном состоянии – даже корабельный самолет «Аякса», который пытался корректировать огонь, доложил Хэрвуду, что крейсер горит и тонет. В 7.29 «Эксетер» вышел из боя.


Теперь бой вылился в неравную дуэль двух легких крейсеров и «карманного линкора». Англичане постоянно маневрировали, меняли курс, сбивая немецким артиллеристам наводку. Хотя их 152-мм снаряды не могли потопить «Шпее», их разрывы крушили незащищенные надстройки немецкого корабля. В 7.17 был ранен Лангсдорф, командовавший боем с открытого мостика, – осколками ему посекло кисть руки и плечо и так приложило о мостик, что он на время потерял сознание. В 7.25 обе кормовые башни «Аякса» были выведены из строя метким попаданием 280-мм снаряда. Однако легкие крейсеры не прекращали стрельбы, добившись в общей сложности 17 попаданий в «Адмирала графа Шпее». Потери в его экипаже составили 39 человек убитыми и 56 ранеными. В 7.34 новый немецкий снаряд снес верхушку мачты «Аякса» со всеми антеннами. Хэрвуд решил завершить бой на этом этапе – все его корабли имели тяжелые повреждения. Независимо от своего английского оппонента к такому же выводу пришел и Лангсдорф – доклады с боевых постов были неутешительными, наблюдалось поступление воды внутрь корпуса через пробоины у ватерлинии. Ход пришлось снизить до 22 узлов. Англичане ставят дымовую завесу и противники расходятся. К 7.46 сражение заканчивается. Англичане пострадали гораздо сильнее – только «Эксетер» потерял убитыми 60 человек. В экипажах легких крейсеров было 11 погибших.

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

Крейсер Эксетер


Нелегкое решение

Перед немецким командиром встала нелегкая задача: дождаться ночи и попытаться ускользнуть, имея на хвосте как минимум двух противников, или идти на ремонт в нейтральный порт. Специалист по торпедному вооружению, Лангсдорф опасается ночных торпедных атак и решает идти в Монтевидео. Днем 13 декабря «Адмирал граф Шпее» входит на рейд столицы Уругвая. «Аякс» и «Ахиллес» стерегут своего противника в нейтральных водах. Осмотр корабля дает противоречивые результаты: с одной стороны, потрепанный рейдер не получил ни одного смертельного для себя повреждения, с другой – общая сумма урона и разрушений вызывала сомнения в возможности перехода через Атлантику. В Монтевидео находилось несколько десятков английских судов, с ближайших ведется непрерывное наблюдение за действиями немцев. Британское консульство умело распускает слухи о том, что ожидается приход двух крупных кораблей, под которыми недвусмысленно подразумеваются «Арк Ройял» и «Ринаун». На самом деле «просвещенные мореплаватели» блефовали. Вечером 14 декабря к Хэрвуду вместо ушедшего на ремонт «Эксетера» присоединился тяжелый крейсер «Камберленд». Лангсдорф ведет нелегкие переговоры с Берлином на предмет дальнейшей судьбы команды и корабля: интернироваться в Аргентине, лояльной Германии, или затопить корабль. Вариант прорыва почему-то не рассматривается, хотя все шансы на это у «Шпее» были. В конце концов, судьбу немецкого корабля решил непосредственно Гитлер в тяжелом разговоре с гросс-адмиралом Редером. Вечером 16 декабря Лангсдорф получает приказ затопить корабль. Утром 17 декабря немцы начинают уничтожать на «карманном линкоре» все ценное оборудование. Сжигается вся документация. К вечеру работы по подготовке к самоуничтожению были завершены: основная часть экипажа была переведена на немецкое судно «Такома». Около 18 часов на мачтах «карманного линкора» были подняты флаги, он отошел от причала и начал медленное движение по фарватеру в северном направлении. За этим действом следила толпа численностью не менее 200 тысяч человек. Отойдя от берега на 4 мили, рейдер бросил якорь. Примерно в 20 часов прогремело 6 взрывов – корабль лег на дно, на нем начались пожары. Взрывы были слышны на берегу на протяжении еще трех дней. Экипаж за исключением раненых благополучно достиг Буэнос-Айреса. Здесь Лангсдорф в последний раз обратился к команде с речью, поблагодарив ее за службу. 20 декабря он застрелился в номере одного из отелей. Поход «карманного линкора» был завершен.

Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост
Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост
Адмирал граф Шпее Корабль, История, Вторая мировая война, Германия, Флот, Длиннопост

Насмешливой судьбе было угодно, чтобы корабль «Адмирал граф Шпее» через четверть века упокоился на дне океана всего в какой-то тысяче миль от могилы человека, в честь которого он был назван.

Показать полностью 12
76

Проклятый крейсер

Проклятый крейсер Крейсер, США, Япония, Вторая мировая война, История, Длиннопост

6 августа 1945 года на японский город Хиросима была сброшена атомная бомба, получившая название «Малыш». Взрыв урановой бомбы привёл к гибели от 90 до 166 тысяч человек. 9 августа 1945 года плутониевая бомба «Толстяк» была сброшена на Нагасаки, унеся жизни от 60 до 80 тысяч человек. Болезни, вызванные радиоактивным облучением, мучают даже потомков тех, кто пережил кошмар.


Участники бомбардировок до самых последних дней были уверены, что действуют правильно, и угрызениями совести не страдали.


Проклятие «Малыша» и «Толстяка» коснулось тех американцев, которые были причастны к истории первой атомной бомбардировки, хотя и сами не знали об этом.

В ноябре 1932 года в состав американского флота был включён новый тяжёлый крейсер проекта «Портленд», получивший название «Индианаполис».


В то время это был одно из самых грозных боевых судов США: площадь в два футбольных поля, мощное вооружение, экипаж свыше 1000 моряков.

Секретная миссия

В годы Второй мировой войны «Индианаполис» участвовал в крупных операциях против японских войск, успешно выполняя задачи и оставаясь невредимым. В 1945 году над американскими судами нависла новая опасность — японцы стали использовать для атак лётчиков-камикадзе, а также торпеды, управляемые смертниками.


31 марта 1945 года японские смертники атаковали «Индианаполис». Одному из камикадзе удалось протаранить нос крейсера. В результате погибли 9 моряков, а сам корабль для ремонта был отправлен в Сан-Франциско. Война стремительно шла к концу, и моряки «Индианаполиса» даже стали полагать, что она для них закончена. Однако, когда ремонт был практически окончен, на крейсер прибыли генерал Лесли Гровс и контр-адмирал Уильям Парнелл. Командиру «Индианаполиса» Чарльзу Батлеру Маквею было сообщено — крейсеру поручается перевезти сверхсекретный груз, который необходимо доставить к месту назначения быстро и безопасно. Что за груз, капитана Маквея не известили. Вскоре на борт прибыли два человека, при которых были какие-то небольшие коробки.

Проклятый крейсер Крейсер, США, Япония, Вторая мировая война, История, Длиннопост

«Начинка» для атомных бомб

Пункт назначения капитан узнал уже в море — остров Тиниан. Пассажиры были неразговорчивы, редко покидали свою каюту, зато строго следили за сохранностью коробок. Всё это навело капитана на определённые подозрения, и он брезгливо бросил: «Не думал, что мы докатимся до бактериологической войны!». Но пассажиры не отреагировали и на это замечание. Чарльз Батлер Маквей мыслил в правильном направлении, но о том оружии, которое везли на его судне, он просто не мог знать — это была строжайшая тайна.


Генерал Лесли Гровс был руководителем «Манхэттенского проекта» — работ по созданию атомной бомбы. Пассажиры «Индианаполиса» везли на Тиниан «начинку» — сердечники для атомных бомб, которым предстояло быть сброшенными на жителей Хиросимы и Нагасаки. На острове Тиниан завершали подготовку лётчики из специальной эскадрильи, назначенной совершить первые атомные бомбардировки. 26 июля «Индианаполис» прибыл на Тиниан, и его пассажиры с грузом сошли на берег. Капитан Маквей облегчённо вздохнул. Он не знал, что в его жизни и в жизни его корабля начинается самая страшная страница.


Японская охота


«Индианаполис» получил приказ идти на Гуам, а затем на филиппинский остров Лейте. На линии Гуам – Лейте командир «Индианаполиса» допустил нарушение инструкции, предписывавшей проводить манёвры зигзагом во избежание обнаружения подводными лодками противника.


Капитан Маквей не стал выполнять эти манёвры. Во-первых, данная техника была устаревшей, и японцы приноровились к ней. Во-вторых, информации о действиях японских подлодок в данном районе не поступало. Данных не было, но подлодка была. Более десяти дней в районе вела охоту японская подводная лодка «I-58» под командованием капитана 3-го ранга Матицуры Хасимото. Помимо обычных торпед, она была оснащена мини-подлодками «Кайтэн». По сути, это были те же торпеды, только направляемые смертниками.

Проклятый крейсер Крейсер, США, Япония, Вторая мировая война, История, Длиннопост

29 июля 1945 года около 23:00 японский акустик обнаружил одиночную цель. Хасимото отдал приказ готовиться к атаке.


До сих пор идут споры, чем в итоге был атакован «Индианаполис» — обычными торпедами или «Кайтэнами». Сам капитан Хасимото утверждал, что в данном случае обошлось без смертников. Крейсер был атакован с расстояния 4 миль, и через 1 минуту 10 секунд прогремел мощный взрыв.

Проклятый крейсер Крейсер, США, Япония, Вторая мировая война, История, Длиннопост

Пропавшие в океане

Японская подлодка стала немедленно уходить из района атаки, опасаясь преследования. Моряки «I-58» толком и не поняли, что за корабль поразили, и понятия не имели, что стало с его экипажем. Торпеда разрушила машинное отделение «Индианаполиса», убив находившихся там членов экипажа. Повреждения оказались столь серьёзными, что стало ясно — крейсер будет оставаться на плаву считанные минуты. Капитан Маквей отдал приказ покинуть судно.


Через 12 минут «Индианаполис» скрылся под водой. Вместе с ним ушли на дно около 300 из 1196 членов экипажа. Остальные оказались в воде и на спасательных плотах. Спасательные жилеты и высокая температура воды в этой части Тихого океана позволяли морякам ожидать помощи в течение длительного времени. Капитан успокаивал команду: они находятся в зоне, где постоянно курсируют корабли, и их скоро обнаружат.


Неясная история сложилась с сигналом «SOS». По одним данным, радиопередатчик крейсера вышел из строя, и подать сигнал о помощи экипаж не смог. По другим, сигнал был всё-таки подан и даже принят по меньшей мере тремя американскими станциями, но либо проигнорирован, либо воспринят как японская дезинформация. Более того, американское командование, получив доклад о том, что «Индианаполис» выполнил миссию по доставке груза на Тиниан, потеряло крейсер из виду и не проявляло ни малейшего беспокойства по его поводу.

В окружении акул

2 августа экипаж американского патрульного самолёта PV-1 Ventura с удивлением обнаружил в воде десятки людей, оказавшихся измученными и полуживыми моряками флота США. После доклада лётчиков в район был выслан гидросамолёт, а вслед за ним подошли и американские военные суда. Трое суток, пока не пришла помощь, посреди океана разыгрывалась страшная драма. Моряки умирали от обезвоживания, гипотермии, некоторые сходили с ума. Но и это было ещё не всё. Экипаж «Индианаполиса» окружили десятки акул, которые атаковали людей, разрывая их на части. Кровь жертв, попадая в воду, привлекала всё новых и новых хищников.


Доподлинно не известно, сколько всего моряков стали жертвами акул. Но из тех тел погибших, что удалось поднять из воды, следы акульих зубов были найдены почти на 90. Живыми из воды подняли 321 человека, ещё пять скончались уже на борту спасательных судов. Всего погибло 883 моряка. В историю флота США гибель «Индианаполиса» вошла как наиболее массовая гибель личного состава в результате одного затопления.

Проклятый крейсер Крейсер, США, Япония, Вторая мировая война, История, Длиннопост

Два капитана

До конца войны оставались считанные дни, и новость о гибели почти 900 моряков потрясла Америку. Встал вопрос: кто виноват?


Капитан Чарльз Батлер Маквей, оказавшийся в числе выживших, был отдан под трибунал. Ему вменялось в вину то, что он не выполнил манёвр уклонения. На суд доставили и взятого в плен Матицуру Хасимото, которого обвиняли в том, что он уничтожил «Индианаполис» с помощью смертника, что трактовалось как военное преступление.


19 декабря 1945 года военный трибунал признал капитана Чарльза Батлера Маквея виновным «в преступной халатности» и приговорил его к разжалованию с увольнением из рядов Военно-морского флота. Командование флота, сделав из капитана «козла отпущения», спустя несколько месяцев пересмотрело приговор. Маквей был восстановлен на флоте, дослужился до контр-адмирала, но четыре года спустя всё-таки ушёл в отставку. Капитана Хасимото вернули в Японию, так и не доказав факт совершения им военного преступления. После освобождения он стал капитаном торгового флота и ещё много лет водил уже мирные суда.


Выйдя на пенсию, бывший капитан подлодки принял монашество и написал книгу о своей жизни. Матицура Хасимото умер в 1968 году. По стечению обстоятельств, в том же году не стало Чарльза Маквея. Он многие годы жил уединённо на своей ферме. Родные погибших моряков с «Индианаполиса» слали ему письма с проклятиями и угрозами, не зная, что он сам мучается чувством вины, от которого ему так и не удастся избавиться. В 1968 году Чарльз Батлер Маквей покончил с собой.

Проклятый крейсер Крейсер, США, Япония, Вторая мировая война, История, Длиннопост
Проклятый крейсер Крейсер, США, Япония, Вторая мировая война, История, Длиннопост
Показать полностью 6
226

Крейсер мурманск

Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли

Корабль был назван в честь лёгкого крейсера «Милуоки», переданного СССР Соединёнными Штатами, и который нёс службу на Северном флоте с 1943 по 1949 год под именем «Мурманск».

Крейсер был заложен 28 января 1953 года в доке № 50 завода № 402 в Молотовске (ныне Северодвинск) с заводским № 302. Сразу же был включён в состав 81-й бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей Беломорской военной флотилии. Для постройки использовались днищевые конструкции крейсера того же проекта «Козьма Минин», снятого со строительства.


24 апреля 1955 года крейсер «Мурманск» спущен на воду. В период с 24 мая по 11 июля проходил швартовые испытания, с 12 июля по 30 июля — заводские испытания.


3 июля 1955 года на крейсере был поднят Военно-морской флаг СССР. С 31 июля по 22 сентября 1955 года крейсер проходил государственные испытания под руководством председателя комиссии государственной приёмки капитана 1 ранга Г. А. Визеля. С 28 по 29 сентября 1955 года, под руководством командующего эскадрой Северного флота контр-адмирала Леонида Васильевича Медведева крейсер совершил переход в главную базу Северного флота Североморск.


6 октября 1955 года корабль был зачислен в состав Северного Флота СССР (приказ министра обороны СССР № 00184 от 06.10.1955 г.)


Экипаж крейсера начал формироваться ещё в 1954 году. Командиром крейсера был назначен капитан I ранга Трифон Григорьевич Катышев. Офицерский состав набирался из состава Северного и Черноморского флотов, а также из выпускников военно-морских училищ. Старшинский и рядовой состав преимущественно набирался на Черноморском флоте среди лиц, имеющих опыт службы на кораблях данного проекта.


Шефство над кораблём взяли работники Мурманского тралового флота.

Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли
Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли

Служба
В 1956 году лёгкий крейсер «Мурманск» вошёл в состав 2-й дивизии крейсеров на Северном флоте.

В то же время, в середине 1950-х под давлением Н. Хрущёва, желавшего видеть корабли ракетными и атомными, в ВМФ СССР начинаются сокращения. Только в период с 1955 по 1958 года 240 кораблей и судов было пущено только на металлолом. Недавно построенный «Мурманск» избежал подобной участи, но сокращения коснулись и его.


21 марта 1957 года на эскадре Северного флота проходила инспекторская проверка Министерства обороны СССР под руководством Министра — Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского. Крейсер принимал участие в в артиллерийских стрельбах главным и универсальным калибрами по воздушной цели, летящей «на пониженной высоте». Стрельба проводилась исключительно радиолокационным способом наведения. Крейсер получил оценку «Отлично». Но уже 1 апреля на корабле начались работы по подготовке к консервации. Из 1270 человек экипажа осталось 925, остальные были досрочно уволены в запас или переведены на другие корабли. Корабль был выведен из состава действующих.


3 сентября 1957 года «Мурманск» был зачислен в состав 176-й бригады резерва кораблей Северного флота и перебазировался в губу Сайда, где был поставлен на бочки. С 1 сентября 1957 года корабль перешёл на новое штатное расписание, по которому в экипаже оставалось 495 человек.


В 1961 году в связи с пересмотром политики в отношении артиллейриских крейсеров корабль оживает. В соответствии с Директивой ГК ВМФ СССР 1 июня 1961 года корабль перешёл в п. Роста на СРЗ-35 для ремонта и расконсервации, был переведён на полный штат и с февраля 1962 года вошёл в состав сформированной 6-й ракетной дивизии. 5 июля 1962 года крейсер приступил к отработке основных задач, возрождалась боевая подготовка.


С 4 по 6 июля 1963 г. «Мурманск» впервые участвует в командно-штабном учении с участием 1-й флотилии атомных подводных лодок, 4-й эскадры дизельных подводных лодок и авиации флота, под командованием командующего флотом адмирала В. А. Касатонова. С 10 по 15 августа крейсер принимал участие в учениях, сразу после которых вышел в первый дальний поход — в Атлантику, имея на борту резервный экипаж атомной подводной лодки.


В 1964 году корабль несколько раз был в дальних походах с выполнением учебных стрельб. С 7 по 12 апреля на очередном выходе в море на корабле присутствовала инспекция министерства обороны СССР во главе с главным инспектором Маршалом Советского Союза К. С. Москаленко. По итогам похода экипаж получил высокую оценку инспекторов. С 17 по 21 октября под флагом командующего флотом вице-адмирала С. М. Лобова совместно с эскадренным миноносцем «Настойчивый» «Мурманск» находился с официальным визитом в Норвегии, в порту Тронхейм, где участвовал в праздничных мероприятиях, посвященных 20-летию освобождения Норвегии войсками Карельского фронта и моряками Северного флота.


В 1965 году корабль дважды, с 22 июля по 3 августа и с 23 августа по 3 сентября, в Карское море на перехват и пресечение попыток американских военных ледокольных пароходов пройти Северным морским путём на восток. В том же году по итогам боевой и политической подготовки за год крейсер «Мурманск» впервые становится «Отличным» среди крейсеров, с тех пор регулярно поддерживая это звание.


С 31 мая по 2 июня 1967 года крейсер «Мурманск» под командованием капитана 1 ранга Гринчука В. М совершил переход из Северодвинска в губу Западная имея правительственную делегацию на борту. В составе делегации были Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин, министр Обороны СССР Маршал Советского Союза А. А. Гречко, главком ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С. Г. Горшков и сопровождающие их лица. В ходе перехода корабль принял участие в небольшом показательном учении с ракетными стрельбами. В октябре 1967 года корабль был награждён Памятным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета Министров СССР за 2-е место в ВМФ по состязательной артиллерийской стрельбе на приз Главкома ВМФ.


С 1 декабря 1967 года по 30 сентября 1968 года корабль находился на текущем ремонте в Кронштадтском морском заводе. В ходе ремонта был заменён главный паропровод и установлена новая РЛС «Киль». После окончания ходовых испытаний «Мурманск» принял участие в параде кораблей Балтийского флота на Неве в Ленинграде, где находился с 27 октября по 8 ноября 1968 года. После возвращения на Северный флот крейсер был зачислен в состав сформированной ранее 7-й оперативной эскадры Северного флота и стал её флагманом.


С 18 марта по 6 мая 1969 года «Мурманск» находился в на боевой службе в Северной Атлантике и Средиземном море в качестве корабля управления под флагом командира 7-й оперативной эскадры контр-адмирала Г. Е. Голоты, сопровождал 8 подводных лодок 4-й эскадры дизельных подводных лодок, причисленных к 5-й оперативной средиземноморской эскадре. Во время этого похода с деловым визитом посетил алжирский порт Аннаба, где был с 12 по 18 апреля. С 22 августа по 14 октября 1969 года крейсер вновь находился в походе в Средиземном море.


С 9 по 30 апреля 1970 года «Мурманск» участвовал в крупнейших за всю историю советского ВМФ учениях «Океан» под командованием адмирала С. М. Лобова с выходом в Атлантику. С 28 апреля с борта крейсера за окончанием учений наблюдали министр обороны А. А. Гречко и главком С. Г. Горшков.


С 3 марта по 22 апреля 1971 года крейсер находился на боевой службе в Средиземном море, оказывая помощь вооруженным силам Египта в ходе войны на истощение. В ходе похода крейсер посетил с визитом югославский порт Дубровник.

С 10 ноября 1971 года крейсер направляется в Чёрное море для ремонта в Севастополе. Однако в ходе движения корабль получил приказ о присоединении к 5-й Средиземноморской эскадре для участия в боевой службе и учениях «Узел» в Тирренском море, которые проходили с 18 ноября по 13 декабря 1971 года. С 28 января 1972 по 30 ноября 1973 год «Мурманск» находился в Севастополе, в длительном ремонте на судоремонтном заводе им. Орджоникидзе.


После ремонта, 29 сентября 1973 года корабль отправился на базу в Североморск, но вновь получил приказ о следовании в зону боевых действие арабо-израильского конфликта в Средиземном море. Находился в зоне боевых действий с 5 октября по 8 ноября 1973 года, за это время выполнил артиллерийские стрельбы и боевые упражнения по ПВО, РЭП и минным постановкам.


В 1974 году корабль участвовал в учениях «Амбразура», «Омега» и «Арктика-74». Участвовал (салютом из 30 залпов) в открытии мемориала «Защитникам Советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны» в Кольском заливе. С 1 января 1976 года после переклассификации согласно приказу ГК ВМФ № 0296 от 31.12.1975 года лёгкий крейсер «Мурманск» стал относиться к классу просто крейсеров. С 10 по 14 мая 1978 г. под флагом командира 7-й опэск контр-адмирала В. И. Зуб, совместно с БРК «Смышлёный» «Мурманск» находился с официальным визитом в порту Бордо (Франция). В 1981 году корабль участвовал в крупномасштабных учениях Балтике «Запад-81».


С 22 ноября 1982 года «Мурманск» встал на средний ремонт на СРЗ-35 в п. Роста, войдя в в состав 48-й отдельной бригады подводных лодок. К этому времени корабль прошёл 242 703 мили.


В 1988—1989 годах начато переоборудование крейсера в крейсер управления. В 1989 году корабль выполнил артиллерийские стрельбы, по итогам которых был объявлен лучшим кораблём по артиллерийской подготовке среди всех кораблей Военно-Морского Флота СССР и награждён переходящим Кубком Главнокомандующего ВМФ.


1 декабря 1989 года крейсер был выведен из боевого состава флота, законсервирован и поставлен в Кольском заливе на отстой.

Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли
Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли
Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли
Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли
Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли

Корабль был разоружён и исключён из состава флота 3 июля 1992 года, а 31 декабря 1992 года расформирован. В 1994 году был продан в Индию на металл.


Крейсер буксировался в Индию в декабре 1994 года. Во время шторма в Норвежском море тросы буксиров не выдержали и крейсер был выброшен на скалы острова Серейа вблизи поселка Сёрвэр коммуны Хасвик (Финнмарк, Норвегия). До 2008 года крейсер ржавел во фьорде и стал местной туристической достопримечательностью. В программу некоторых туров по Финнмарку даже включалось посещение советского корабля.


Однако, в августе 2008 года был проведён анализ образцов с корабля. Он показал наличие в них радиоактивных веществ, полихлорбифенила и бромированных замедлителей возгорания. В результате этого в Норвегии было принято решение демонтировать и утилизировать крейсер. В 2009 году норвежская компания AF Gruppen заключила контракт на утилизацию корабля. Работы начались в 2010 году; они включают в себя строительство дока вокруг корабля, откачку воды и разделку корпуса корабля в сухом доке.

Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли
Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли
Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли
Крейсер мурманск Крейсер, Корабль, История, Длиннопост, Затонувшие корабли

На лето 2012 года от корабля почти ничего не осталось.

Показать полностью 11
39

О летчиках Императорского ВМФ Японии

О летчиках Императорского ВМФ Японии Япония, Самолет, История, Летчики, Вторая мировая война, Длиннопост

О летчиках Императорского ВМФ Японии

Главная черта японцев - их коллективизм. На протяжении многих веков главным источником пропитания японцев был рис. Чтобы вырастить рис, его надо было постоянно поливать. В горных районах страны в одиночку рис невозможно полить, здесь люди действовали в одной команде. Урожай можно было вырастить либо всем сообща, либо никому. Японцы не имели права на ошибку. Не будет риса, начнется голод. Отсюда и коллективизм японцев. Есть японская пословица, звучащая примерно так - "Торчащий гвоздь забивают первым". То есть - не высовывайся, не выделяться из толпы - белых ворон японцы не терпят. С раннего детства японским детям прививались навыки коллекти­визма, стремление не выделяться на фоне остальных. Эта особенность японской культуры отразилась и у летчиков морской авиации в годы Великой Тихоокеанской войны или, как принято называть у нас, Второй мировой войны. Инструкторы в лет­ных школах обучали курсан­тов в целом, никого из них не выде­ляя, индивидуальный под­ход отсутствовало вовсе. В частях поощрения или взыскания обычно также получало все подраз­деление.

О летчиках Императорского ВМФ Японии Япония, Самолет, История, Летчики, Вторая мировая война, Длиннопост

В морской авиации число сбитых самолетов противника вели не отдельными пилотами, а на подразделение, так как победа в воздушном бою - плод кол­лективных усилий. Но японские ребята все-таки в своих рапортах и письмах родным всегда ревностно подсчитывали количество сбитых ими самолетов. Системы подтверждения по­бед не существовало вообще, как не было и документов, официально рег­ламентирующих этот процесс. Преувеличения и приписывания себе ложных побед было немного, в отличии от европейских традиций каких-либо званий, наград, отличий, благодарностей или продвижения по службе летчиком не предусматривалось от количества сбитых самолетов. Пилоты могли всю войну прослужить в звании сержанта или капрала. Лишь в конце войны лучшие летчики Японии стали получать за сбитые ими самолеты знаки отличия - бла­годарности в приказе и церемони­альные самурайские мечи.

Японские пилоты воевали в небе над Китаем еще задолго до начала Тихоокеанской войны, они набрались опыта и стали выдающимися боевыми летчиками. Японские пилоты смели все над Перл-Харбором, сеяли смерть над Филиппинами, Новой Гвинеей и островами Тихого океана. Они были асами. Французское слово as значит туз, первый в своей области - это мастер воздушного боя, оно появилось в годы Первой мировой войну и относилось к военным лётчикам, в совершенстве владеющим искусством пилотирования и воздушного боя и сбившими не менее пяти самолётов противника. Были асы и во Вторую мировую войну, например, лучший советский летчик Иван Кожедуб сбил 62 самолёта противника, на счету финна Эйно Илмари Юутилайнена 94 советских самолёта. Лучшие летчики Императорского флота Японии - Хироёси Нисидзава, Сабуро Сакаи и Шиоки Сугита тоже были асами. Например, Хироёси Нисидзава семье сообщил о 147 сбитых самолетах, в некоторых источниках упоминаются про 102, по другим данным - 87 самолетов, что все равно гораздо больше американских и английских асов, сбивших от силу по 30 самолетов.


Hiroyoshi Nishizawa (1920-1944)

О летчиках Императорского ВМФ Японии Япония, Самолет, История, Летчики, Вторая мировая война, Длиннопост
О летчиках Императорского ВМФ Японии Япония, Самолет, История, Летчики, Вторая мировая война, Длиннопост

Японские пилоты воевали в небе над Китаем еще задолго до начала Тихоокеанской войны, они набрались опыта и стали выдающимися боевыми летчиками. Японские пилоты смели все над Перл-Харбором, сеяли смерть над Филиппинами, Новой Гвинеей и островами Тихого океана. Они были асами. Французское слово as значит туз, первый в своей области - это мастер воздушного боя, оно появилось в годы Первой мировой войну и относилось к военным лётчикам, в совершенстве владеющим искусством пилотирования и воздушного боя и сбившими не менее пяти самолётов противника. Были асы и во Вторую мировую войну, например, лучший советский летчик Иван Кожедуб сбил 62 самолёта противника, на счету финна Эйно Илмари Юутилайнена 94 советских самолёта. Лучшие летчики Императорского флота Японии - Хироёси Нисидзава, Сабуро Сакаи и Шиоки Сугита тоже были асами. Например, Хироёси Нисидзава семье сообщил о 147 сбитых самолетах, в некоторых источниках упоминаются про 102, по другим данным - 87 самолетов, что все равно гораздо больше американских и английских асов, сбивших от силу по 30 самолетов.

О летчиках Императорского ВМФ Японии Япония, Самолет, История, Летчики, Вторая мировая война, Длиннопост

Успеху летчиков Императорского флота Японии способствовало и то, что они в основном летали на истребителе Mitsubishi Zero А6М5, который участвовал практически во всех воздушных сражениях, проводимых императорским флотом. Его отличная маневренность и высокая дальность полета стали почти легендой, и до сегодняшнего дня Зеро остается символом японской авиации. В руках хорошо подготовленных японских летчиков Зеро находился в зените своей славы, сражаясь с американскими самолетами. Но победу ковали люди, японские летчики морской авиации. Они отличались в искусстве высшего пилотажа и в воздушной стрельбе, что принесло им немало побед, проходили суровую и строгую школу, как нигде в мире.

Лучшим из всех японских асов Второй мировой войны по числу одержанных побед был Хироёси Нисидзава (Hiroyoshi Nishizawa, 1920-1944), которого называли "Рабаульский дьявол". Рабаул - это главный город Новой Гвинеи, где у японцев была крупнейшая база на Тихом океане, там и служил этот летчик. Хироёси Нисидзава воевал не только в Новой Гвинее, он участвовал в битве за Соломоновы острова и в заливе Лейте.


Для японца Хироёси Нисидзава был довольно высоким - 173 см, он был замкнутым, молчаливым, сдержанными, скрытным и даже надменным человеком, избегал общества своих товарищей, у него был лишь один друг, другой выдающийся японский летчик - Сабуро Сакаи. Вместе с ним и еще одним летчиком по имени Ота они составили знаменитое "Блестящее трио" авиагруппы Тайнань. Летчик был подвержен приступам тропической лихорадки, часто находился в болезненном состоянии, но когда садился в кабину своего самолета, то забывал о своих болезнях, сразу обретая свое легендарное зрение и искусство полета. В воздухе Хироёси Нисидзава заставлял свой "Зеро" проделывать акробатические трюки, в его руках пределы конструкции машины не значили ровным счетом ничего.


Пилоты "Зеро" во время предполетного брифинга

О летчиках Императорского ВМФ Японии Япония, Самолет, История, Летчики, Вторая мировая война, Длиннопост

25 октября 1944 года была проведена первая атака камикадзе, лейтенант Юкио Сики и четыре других пилота нанесли удар по американским авианосцам в заливе Лейте. Хироёси Нисидзава во главе четверки истребителей сопровождал самолеты пилотов-камикадзе этой атаки, сбил два патрульных самолета и позволил Юкио Сики выйти в последнюю в жизни атаку. Хироёси Нисидзава тоже просил командование позволить ему стать камикадзе, но в просьбе было отказано, очень опытных летчиков не использовали в атаках смертников.

Он погиб, когда пилотировал невооруженный двухмоторный транспортный самолет, имея на борту пилотов, которые направлялись для получения новых самолетов на базу на Филиппинах. Тяжелая неуклюжая машина была перехвачена американцами, и даже непобедимое искусство и опыт Хироёси Нисидзава оказались бесполезными. После нескольких заходов истребителей транспортный самолет, объятый пламенем, рухнул вниз, унося с собой жизнь выдающегося пилота и других летчиков. Презирая смерть, японские пилоты не брали с собой в полет парашют, у них был только пистолет или самурайский меч. Обстоятельства его гибели прояснились только в 1982 году. Хироёси Нисидзава посмер­тно было присвоено звание лейтенан­та.

Показать полностью 5
42

Авианосец «Граф Цеппелин»

Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия

Практическая возможность пополнить состав своего флота крупными боевыми кораблями за счет раздела ВМС побежденных стран впервые появилась у нашей страны в 1944 г. – после выхода из войны Италии. Так как авианосец (АВ) итальянцы ввести в строй не успели, речь о каких-либо претензиях на него со стороны Советского Союза не возникала. Союзники в счет будущих репараций временно предоставили нам свои корабли – линкор, легкий крейсер, эсминцы и подводные лодки (ПЛ).


Вторично вопрос о возможности получения ВМФ СССР кораблей-трофеев возник после Ялтинской конференции. В июне 1945 г. ГМШ доложил НКВМФ о необходимости достичь договоренности с американцами о судьбе японского флота. Н.Г. Кузнецов в то время уже имел информацию о намерении США уничтожить все японские корабли, которые попадут к ним в руки – заместитель председателя СНК СССР В.М. Молотов направил НКВМФ копию полученного им письма посла США А. Гарримана. В своем докладе Молотову НКВМФ писал, что, по его мнению, следует добиваться раздела японского флота между США, Великобританией, Китаем и СССР. ВМФ СССР желательно получить АВ и линкор – это даст нам возможность «освоить новую военно-морскую технику» и ознакомиться с особенностями японского кораблестроения. «В этом случае (достижения договоренности – авт.) мы могли получить линкор – 1, АВ – 1-2, крейсеров – 3-4, эсминцев – 8-10, подводных лодок – 12-15» [И. Касатонов «Флот выходит в океан», СПб, 1995, с.87]. Как известно, ни АВ, ни линкора, ни крейсеров мы не получили. Наиболее крупным из японских боевых кораблей, которые по условиям достигнутой-таки договоренности были разоружены, оказался эсминец.


Будущий раздел германского флота зависел от СССР в значительно большей степени, так как развитие наступления советских войск обещало собственные боевые трофеи. Среди них оказался и единственный немецкий АВ, познакомиться с которым советским специалистам довелось еще в 1939 г.


Этот корабль, по понятным причинам оставшийся в тени в большинстве исторко-технических исследований, заслуживает более подробного описания.

Сообщения о начале строительства в Германии двух АВ, впервые появившиеся в военно-морской прессе в 1936 г., сразу же вызвали среди специалистов противоречивые оценки (2). Анализ опубликованных в печати характеристик строящегося первого немецкого АВ позволял заключить, что действующая доктрина германского флота предусматривает возможность участия корабля в артиллерийском бою с противником, причем не только в ситуации, когда артиллерия применяется для самообороны. Вооружение корабля шестнадцатью 150-мм орудиями являлось одной из очевидных особенностей немецкого АВ, по артиллерийской мощи превосходившего легкие крейсеры германского флота. Во второй половине 1930-х гг. такой акцент вызвал у сторонников американской концепции АВ, предусматривавшей максимальное внимание к его авиационному вооружению и сохранение только среднекалиберной зенитной артиллерии исключительно для самообороны, настороженное удивление. Еще больше они бы удивились, узнав, что первоначально немцы хотели вооружить свой АВ артиллерией тяжелого крейсера – восемью 203-мм орудиями. Впрочем, это, как и другие ТТЭ корабля, строго сохраняемые в тайне, были неизвестны на Западе.


Необходимо заметить, что германские военные моряки наиболее проницательно прогнозировали роль и значение авиации и АВ в будущей войне. Так, например, капитан цур зее (капитан I ранга) Пауль еще в 1931 г. талантливо предугадал будущее Таранто и Пирл-Харбора [«Marine Rundschau», 1931, №№2/3].


Начало работ по проектированию АВ в Германии относится к зиме 1933/1934 гг., когда бы ли сформулированы ТТТ: водоизмещение около 20 тысяч т, скорость полного хода 33 узла, 50-60 самолетов, восемь 203-мм орудий, мощное зенитное вооружение, защита – по стандартам для легких крейсеров.


Приступая к проектированию, немцы, как и наши специалисты, не обладали практическим опытом и вынуждены были действовать по интуиции, методом проб и ошибок, опираясь на крайне скудную опубликованную информацию о зарубежных АВ.


Эскизное проектирование под руководством инженера-кораблестроителя германского ВМФ В. Хеделера (W. Hedeler) выполнялось в течение 1934 г. В процессе работы было решено заменить тяжелые 203-мм орудия на 150-мм, зенитную артиллерию принять в количестве десяти стволов калибра 105 мм и крупнокалиберных пулеметов, а скорость увеличить до 35 узлов. Стандартное водоизмещение АВ составило 23 тысячи т. Видимо, уже тогда в проект были заложены основные решения, отличавшие его от зарубежных аналогов. К таковым следует отнести «крейсерскую» броневую палубу со скосами, конструктивное включение полетной палубы в обеспечение общей прочности корпуса и протяженное вертикальное бронирование переменной по длине корпуса толщины. Выбор двухъярусной схемы ангаров определялся количеством размещаемых в них самолетов.


Ознакомление осенью 1935 г. с японским АВ «Akagi» и изучение полученной от японцев технической документации по авиационному оборудованию корабля результировалось в появлении на немецком АВ третьего – среднего – самолетоподъемника [S. Breyer «The German Aircraft Carrier «Graf Zeppelin»», Schiffer Publishing, 1989].

Общая архитектурная компоновка немецкого АВ производила впечатление достаточно традиционной: сплошная полетная палуба с носовым и кормовым консольными свесами, смещенная к правому борту надстройка – «остров» с проходящими через нее газоходами главных котлов, открытая компоновка бака и юта, занимающий большую часть надводного объема корпуса двухъярусный ангар.

Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия

Сварной корпус корабля длиной по КВЛ 250,0 м и высотой борта 22,2 м подразделялся главными поперечными переборками, доходившими до ангарной палубы, на 19 водонепроницаемых отсеков. Характерная для немецких кораблей схема защиты путем устройства броневой палубы с утолщенными скосами (40 и 60 мм, соответственно) и узкого броневого пояса максимальной толщиной 100 мм, расположенного по КВЛ в районе МКО, была применена и на АВ. Толщина верхней (полетной) палубы составляла 20 мм. Обеспечив бронированием защиту механической установки, немецкие конструкторы, казалось бы, оставили высокий надводный борт, за которым находился уязвимый ангар, практически незащищенным. Однако частично от проникновения вражеских снарядов верхний ангар должны были предохранять расположенные на бортовых полуспонсонах в бронированных 30-мм броней казематах артиллерийские установки 150-мм калибра, а частично – ограничивавшие ангар с бортов прочные продольные переборки толщиной 30 мм.

Таблица 1: Укрупненная весовая нагрузка АВ характеризовалась следующими данными:

Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия

Самым интересным в проекте немецкого АВ являлась собственно «авиационная» часть. Старт палубных машин, в отличие от зарубежной практики, предполагалось осуществлять исключительно при помощи двух расположенных в носовой части полетной палубы полиспастно-пневматических катапульт. Катапульты К-252 со скользящей фермой конструкции завода «Deutsche Werke» обеспечивали четыре старта без подзарядки воздушных баллонов.


Покрытая настилом из 50-мм тиковых брусков полетная палуба имела длину 241,0 м, ширину 30,7 м и сообщалась с верхним и нижним ангарами тремя электрическими лифтами, располагавшихся на одной оси, несколько смещенной от диаметральной плоскости к левому борту. Носовой и средний лифты, имевшие по две восьмиугольные грузовые платформы, могли одновременно перемещать самолеты из обоих ангаров, а кормовой – только из верхнего. В носовой и кормовой частях полетной палубы имелись подъемники АБП, еще два лифта предназначались для спуска в ангар (для ремонта) самолетных моторов и стартовых тележек. Из погребов в нижний ангар АБП подавался специальными подъемниками, а в верхний – только самолетоподъемниками.


Особенностью взлетных операций являлось применение стартовых тележек, на которые самолеты устанавливались в ангаре и вместе с ними подавались на полетную палубу. С платформы лифта по рельсам тележка с самолетом силой тяги воздушного винта или при помощи палубных шпилей перемещалась на одну из катапульт. После старта самолета тележка посредством специальных наклонных цепных транспортеров, расположенных перед носовым срезом полетной палубы, опускалась на ангарную палубу и по монорельсу транспортировалась в ангар. Лифт предполагалось использовать в случае выхода из строя наклонных транспортеров.


Для защиты находящихся на палубе самолетов от бокового ветра предназначались специальные ветроотбойные щиты, поднимавшиеся в вертикальное положение электромоторами посредством простейшего винтового привода за несколько секунд. Посадку самолетов должны были обеспечивать 4 аэрофинишера, тросы которых системой блоков направлялись к установленным на промежуточной палубе тормозным лебедкам. Для посадки самолетов в условиях пониженной видимости полетная палуба оборудовалась обозначавшими габариты посадочной полосы электрическими плафонами, установленными заподлицо с деревянным настилом.


Внутреннее устройство ангара, конструкция бензо- и маслосистемы, противопожарное оборудование немецкого корабля отличалось рядом заслуживающих внимания оригинальных технических решений, среди которых можно отметить быстродействующие огнезащитные шторы, систему транспортировки стартовых тележек и авиационных двигателей, топливо- и маслозаправочные колонки в ангаре.

Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия

Общая вместимость цистерн авиационного бензина, расположенных в двух хранилищах в носовой части корпуса корабля, превышала 330 тысяч литров. Заправка самолетов топливом и маслом (как и подвеска боезапаса) должна была производиться в ангарах, оборудованных заправочными постами. Такие же посты предусматривались и на полетной палубе.


ГЭУ корабля, в соответствии с действовавшими стандартами германского флота, без особых колебаний была выбрана паротурбинной, на повышенных параметрах пара. Требуемые для развития полного хода 200 тысяч л.с. распределили на четыре вала, которые должны были приводить во вращение ГТЗА полной проектной мощностью по 50 тысяч л.с. Каждый агрегат снабжали паром (75 атм., 450 град.) четыре котла типа La Mont производительностью 50 т/час. Запас котельного топлива 6.500 т был достаточным для обеспечения дальности плавания 6 тысяч миль экономическим ходом. Интересной технической особенностью немецкого АВ являлось применение двух установок «Voit-Schnaider» – крыльчатых движителей – для повышения управляемости обладавшего большой парусностью корабля на малых ходах.


Электроэнергетическая установка АВ, расчетная мощность которой превышала 4000 кВт, состояла из пяти турбогенераторов мощностью по 460 кВт, пяти дизель-генераторов по 350 кВт и одного 230-киловаттного турбогенератора. Они вырабатывали переменный ток напряжением 220 В.


Заказ на АВ «A» стандартным водоизмещением 24114 т был выдан фирме Deutsche Werke Kiel 16 ноября 1935 г. Закладка АВ под заводским номером 252 на стапеле №1, с которого 20-ю днями ранее сошел линейный корабль «Gneisenau», состоялась 28 декабря 1936 г. Четыре ГТЗА мощностью по 50 тысяч л.с. заказали швейцарской фирме «Brown, Bovery & Co». Через два года, 8 декабря 1938 г., произошла торжественная церемония спуска корабля на воду, на которой присутствовали руководители Рейха – Гитлер и Геринг. В этот день АВ получил название – его окрестила в честь своего знаменитого отца графиня Хелла фон Бранденштейн-Цеппелин (Hella von Brandenstein-Zeppelin).

Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия
Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия

Начало строительства второго АВ («B»), порученное фирме Germaniawerft как «заказ 555», планировалось на 1938 г. Изготовление главных механизмов возлагалось на «Krupp Germania». Уже после начала Второй мировой войны, 11 сентября 1939 г. заказ на АВ «B» был аннулирован, но строительство корпуса и механизмов корабля успело к тому времени продвинуться.

Одной из главных трудностей на пути первого немецкого АВ было создание палубных самолетов – рейхсминистр авиации Г. Геринг, усматривая в настойчивом желании адмирала Редера получить палубную авиацию (а «заодно» – и подчинить флоту морскую авиацию) угрозу своей монополии, естественно, не проявлял в этом никакой заинтересованности. Его крылатым выражением являлось знаменитое: «Все, что летает – мое!» Тем не менее, в 1938-1939 гг. прошел летные испытания истребитель-биплан Arado 197, представлявший собой развитие Arado 68. Окончательно на роль палубного истребителя был утвержден Me 109T, а палубным штурмовиком планировался Junkers 87C. Пять машин Ju 87C, оборудованные складывающимися плоскостями, были изготовлены и прошли испытания в летно-испытательном институте Luftwaffe в Травемюнде. В качестве многоцелевых самолетов (разведчиков и легких бомбардировщиков-торпедоносцев) немцы предполагали использовать Fieseler 167 и Arado 195, построенные в опытных образцах.


Менявшийся в процессе постройки состав авиагруппы АВ по расписанию на март 1941 г. должен был включать двадцать многоцелевых самолетов Fi 167, десять истребителей Me 109T (Bf 109T) и тридцать пикирующих бомбардировщиков Ju 87C. Авиагруппа размещалась следующим образом: 18 самолетов – в нижнем ангаре, остальные 25 – в верхнем.


Спущенный на воду «Graf Zeppelin» в момент начала войны уже достиг 85% готовности. К концу 1939 г. на корабле были установлены 150-мм орудия (количество которых по настоянию Управления вооружений флота увеличили в два раза – до 16 стволов), монтаж 105-мм универсальных орудий и системы приборов управления стрельбой задерживался, так как предназначавшиеся для АВ артустановки и ПУС были проданы СССР. В конце апреля 1940 г. по предложению Главнокомандующего ВМФ работы по достройке АВ останавливаются, 150-мм орудия демонтируются и отправляются в Норвегию – для укрепления береговой обороны. 6 июля 1940 г. буксиры перевели «Zeppelin» в Готенхафен, где АВ использовался в качестве плавучего склада. Перед нападением на СССР, опасаясь возможных налетов советской авиации, заботливые хозяева отбуксировали его в Шттетин – АВ отшвартовали там 21 июня. Убедившись в необоснованности своих опасений, в ноябре немцы переводят корабль обратно в Готенхафен, где он простоял до весны 1942 г.

Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия

16 апреля фюрер принимает решение возобновить достройку АВ . Мотивы: во-первых, Luftwaffe согласились (впервые!) поставить для АВ десять истребителей и двадцать два пикирующих бомбардировщика (хотя Гитлер и подчеркнул необходимость торпедоносцев, после доклада о требуемых сроках разработки и строительства новых машин он согласился на комплектование авиагруппы АВ только истребителями и бомбардировщиками, заявив, что не предполагает активно использовать его против английских кораблей); во-вторых, появилась реальная возможность закончить корпусные работы и монтаж ЭУ летом 1943 г. 13 мая ГК ВМФ издал соответствующий приказ, одновременно предприняв попытку добиться санкции Гитлера на воссоздание морской авиации (фюрер в ответ на это обращение сообщил, что создать морскую авиацию во время войны невозможно, однако он понимает необходимость ускорить, хотя и запоздало, строительство АВ).


К этому времени проектные подразделения УК ВМФ Германии закончили технический проект модернизации корабля. Двухкратное увеличение количества 150-мм орудий, усиление зенитной артиллерии, установка прочной мачты для РЛС, противоосколочное бронирование мостиков и постов «острова», а также необходимость удлиннения дымовой трубы (для лучшего отвода газов от полетной палубы) – то есть, по сути, прием на борт высокорасположенного груза – значительно ухудшили характеристики остойчивости корабля. Необходимость повышения остойчивости обусловила применение бортовых булей, которые, кроме того, позволяли значительно улучшить подводную защиту корабля, признанную по опыту боевых действий неудовлетворительной, и увеличить запас котельного топлива. В центральные отсеки булей практичные немцы перенесли часть вспомогательных механизмов, что сделало более удобным общее расположение оборудования турбинных и энергетических отделений. Изменения в проекте привели к росту полного водоизмещения АВ на 2220 тонн. Наибольшая длина АВ за счет введенного для всех крупных кораблей германского флота «клипперского носа» (т.н. atlantic-bow) выросла на 5,4 м. Артиллерийское вооружение в окончательном варианте состоялоиз 16 орудий С/28 калибра 150 мм в спаренных казематных установках С/36, 6 спаренных универсальных 105-мм установок С/31, расположенных на «острове» и верхней палубе, 22 зенитных установок С/30 калибра 37-мм и 28 20-мм зенитных орудий, размещенных побортно на спонсонах и на надстройке.


Летом 1942 г. настоятельная необходимость АВ для германского ВМФ заставила его Главнокомандующего вновь обратить внимание фюрера на работы, проводимые флотом в этой области. 15 июня в Бергхофе он доложил Гитлеру о рассмотрении проектов вспомогательных АВ (из лайнеров «Europa», «Potsdam» и «Gneisenau», рассчитанных первый на базирование 18 бомбардировщиков и 24 истребителей, второй и третий – 8 и 12 таких самолетов каждый) и о нерациональности планировавшегося ранее переоборудования в АВ доведенного до 90% готовности тяжелого крейсера «Seydlitz».


В связи с опасностью авианалетов перевод корабля в Киль был отложен, за это время на нем установили три спаренных 37-мм и два счетверенных 40-мм зенитных автомата, зенитные прожекторы. Только 30 ноября 1942 г. три буксира вывели «судно «Zander»» (так «легендировали» АВ) в море, и 5 декабря в эскорте трех тральщиков и шести сторожевых катеров «Graf Zeppelin» благополучно прибыл в Киль, где его немедленно поставили в 40000-тонный плавучий док и начали работы. Однако уже 30 января 1943 г. последовал новый приказ Гитлера – прекратить достройку... Адмирал Редер прокоментировал это событие, назвав последствия решения фюрера «самой дешевой в истории победой Англии на море». 21 апреля 1943 г. «Zeppelin» перевели в Штеттин, где он простоял до конца войны.


К апрелю 1945 г. состояние АВ характеризовалось следующим: артвооружение на нем отсутствовало, монтаж приборов и оборудование постов управления стрельбой не закончен; электрооборудование смонтировано лишь частично, как и специальные авиационно-технические устройства . Самолетов на корабле, естественно, не было. Однако «Graf Zeppelin» успел получить комплектную механическую установку, функционировали бортовые генераторы электроэнергии – для противника не представляло особого труда быстро превратить его во вспомогательный боевой корабль.


Момент наступления на город советских войск «Zeppelin» в протоке Монне реки Одер. в 1800 24 апреля 1945 г. старший морской начальник Штеттина капитан-цур-зее В. Кахлер (W. Kahler) отдал по радио приказ специальной команде, находившейся на АВ. Взрывы заложенных весьма грамотно зарядов привели в полную негодность к использованию и восстановлению главные турбины, электрогенераторы, самолетоподъемники. К моменту вступления в город советских войск через небольшие пробоины, трещины и неплотности наружной обшивки во внутренние отсеки корпуса АВ проникла забортная вода, и корабль поэтому находился в притопленном состоянии.

Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия
Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия
Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия
Авианосец «Граф Цеппелин» Авианосец, Корабль, Вторая мировая война, История, Длиннопост, Германия

Летом силами Аварийно-спасательной службы КБФ корабль был поднят, 19 августа недостроенный и изуродованный немецкий АВ зачислили в состав ВМФ СССР – в качестве боевого трофея.


Вскоре после подписания акта капитуляции Германии во Второй мировой войне состоялась Берлинская конференция трех Держав-победительниц. Среди решений этой конференции было и такое: «Годные к использованию надводные суда германского флота, включая суда, которые могут быть приведены в состояние годности в течение установленного времени, вместе с тридцатью ПЛ будут поровну разделены между тремя Державами. Остаток германского флота будет уничтожен.» 23 января 1946 г. газета «Правда» опубликовала англо-советско-американское коммюнике, известившее о назначении тройственной военно-морской комиссии.


Комиссия, в работе которой с советской стороны участвовал начальник ЦНИИВК инженер-контр-адмирал Н.В. Алексеев, закончила свою деятельность 6 декабря 1946 г. Она установила, что более 50% корабельного состава ВМФ Германии погибло во время войны, около 13% было потоплено в базах в период капитуляции, то есть разделу между союзниками подлежало всего около одной трети списочного состава флота. Среди боевых кораблей: 1 тяжелый и 1 легкий крейсер, 13 эсминцев, 17 миноносцев, 30 ПЛ, 132 тральщика, 17 эскортных кораблей, 8 кораблей ПВО и канонерских лодок, 89 торпедных катеров и 144 катерных тральщика. Зарегистрированные комиссией более 2100 вспомогательных судов вызвали при обсуждении их судьбы самые горячие споры.


Все боевые корабли и вспомогательные суда немецкого флота распределили по трем группам. В группу «А» – самую немногочисленную – вошли корабли, готовые к выходу в море. Группу «В» составили корабли, требующие ремонта продолжительностью менее шести месяцев. Доставшийся СССР в результате жеребьевки «Graf Zeppelin» попал в группу «С» – затопленных, поврежденных или недостроенных кораблей, на приведение в готовность которых средствами германских верфей требовался ремонт сроком свыше полугода. Всего СССР получил 155 боевых кораблей и более 500 вспомогательных судов [«Морской Сборник», 1946, №7, с. 33-40].


Тройственная комиссия выработала рекомендации, в соответствии с которыми все боевые корабли группы «С» в установленные сроки подлежали уничтожению путем затопления на большой глубине или разборки на металл.


Отношения между бывшими союзниками к этому времени уже оставляли желать лучшего, поэтому каждый искал способы с наибольшим эффектом использовать все предоставляющиеся возможности для усиления своих сил и ослабления сил соперников. Советские представители приложили немало усилий для того, чтобы получить большую часть немецкого вспомогательного флота и, главное, «плавучего тыла» – плавучих доков, кранов, плавмастерских и т.п. Но здесь «победа» осталась за Великобританией. Она же отдала СССР всю причитавшуюся ей по результатам жеребьевки долю танкеров за один морской танкер-снабженец большой грузоподъемности. В части недостроенных боевых кораблей Советский Союз имел больше возможностей и испытывал большую в них необходимость, чем англичане и американцы. Уже в конце 1945 г. на территории Германии в нашей оккупационной зоне создается специальное КБ, которому ставится задача с привлечением немецких специалистов обеспечить достройку ПЛ XXI серии. Позднее это КБ было переориентировано на создание ПЛ с турбинным двигателем. НКВМФ рассматривается вопрос о возможности достройки тяжелого крейсера «Таллин» и однотипного «Seydlitz», серийного строительства немецких тральщиков. Предпринимались и попытки проанализировать возможность и целесообразность достройки тяжелого крейсера «Seydlitz» в качестве АВ, а по поводу ремонта и дальнейшего использования АВ «Graf Zeppelin» в качестве своеобразного «испытательного стенда» при создании собственных АВ адмирал Н.Г. Кузнецов обращался в НКСП, получил принципиальное согласие Балтийского заводе на выполнение необходимых работ.


Однако правительство приняло более простое решение, к тому же совпадающее с принятыми союзниками договоренностями, издав 19 марта 1947 г. постановление №601-209сс «Об уничтожении в 1947 г. бывших немецких кораблей категории «С»». По предложению нового командования ВМС СССР, эти корабли было решено использовать для проведения экспериментов по изучению боевой живучести (так же поступали с трофейными кораблями союзники, ценнейший практический опыт был получен американцами в результате бомбометания по немецкому линейному кораблю «Ostfriesland» еще после окончания Первой мировой войны).


Ликвидацию АВ «Graf Zeppelin»  предполагалось провести с максимальным военно-научным и практическим эффектом. Для этой цели приказом Главнокомандующего ВМС адмирала И.С. Юмашева №0029 от 17 мая 1947 г. была создана специальная комиссия под председательством вице-адмирала Ю.Ф. Ралля, в задачу которой входило потопление АВ с проведением испытаний воздействия на него авиационных бомб, артснарядов и торпед в так называемом «статическом» (подрыв заранее размещенных боеприпасов) и «динамическом» (фактические стрельбы и бомбометание) вариантах (разработка и подготовка программы испытаний также поручалась этой комиссии; кроме АВ, участь «подопытных кроликов» ожидала «карманный линкор» «Lutzow» и 13 ПЛ). Предполагалось, что на АВ сначала будут подорваны заранее заложенные авиабомбы и артснаряды различных калибров, затем он будет подвергнут бомбометанию с самолетов, расстрелу из орудий главного калибра крейсеров и, наконец, завершат дело «лихие» торпедные атаки надводных кораблей. Планировался также и подрыв мин на различных глубинах и удалениях. В промежутках между вариантами указанного сценария группы военных ученых должны были производить замеры, расчеты и проверки элементов корабля с минимальными действиями по восстановлению его живучести (например, запуск насосов для откачки воды).


Жизнь «Графа Цеппелина» окончилась в 1947 году. Согласно договоренности между государствами-членами антигитлеровской коалиции о распределении флотов Германии, Японии и Италии, он подлежал уничтожению. Авианосец был использован в качестве мишени и затонул на глубине 250 метров недалеко от польского побережья.


В начале лета 2006 года польским исследователям, с большой долей вероятности, удалось обнаружить остатки авианосца на дне Балтийского моря.

Показать полностью 10
470

Грустно было...

В тему о качках. Работал когда-то на почте и пришел к нам на стажировку парень - студент из юрфака. Парень очень любил ходить в качалку, кушал протеины и стероиды, восхищался своими мышцами и каждый рабочий день старался качаться подручными средствами в виде грузов которые залежались на складе. Парень был добрым, но очень глупым. Не знаю была ли стереотипная связь между качалкой и умом, или он просто родился таким - не очень умным, но тупил он не по детски и заставить его что-то было понимать не просто. В свободное от работы и прокачки мышцев любил он сидеть в свободном компе и листать контакт и смотреть видео от которых громко смеялся и распугивал клиентов. Уйдя в отпуск, позвонил мне начальник и поведал такую историю. Парень этот решил посмотреть прямо на работе порнушку и совсем не знал что начальник следит за тем что открывается на компе и использует программку для статистики использования " полезных " и " не полезных сайтов ". Конечно же факт просмотра порнушки босса не обрадовал и он качка отругал и заставил писать объяснительную, надеясь что качок одумается, поймет что не прав и больше пообещает так не делать, но текст объяснительной его поверг в шок и долгий дикий ржачь всего отделения. В объяснительной он написал примерно следующее:
" Я смотрел на работе видео с порно-сайтов потому что мне было очень грустно. "
Парня решили не оставлять работать дальше, но шутки на эту тему ещё долго не покидали наше отделение)
Спасибо за внимание и не грустите много на работе!

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

Наш герой Славик, олицетворяющий собирательный образ путешественника, продолжает колесить по миру (начало тут). Позади горы и яркая Турция. Впереди опять горы и таинственная Азия. В Китае Славик прошелся по дороге смерти и едва не устроил ДТП, спускаясь с Великой Китайской стены. Все основано на реальных событиях, а все совпадения (не)случайны.


В Пекине я запланировал остановку на полтора дня. Для тех, у кого пересадка в столице часов восемь, реально успеть посетить Стену. К ней идет поезд из Сианя. Вообще, многие русские туристы предпочитают путешествовать по Китаю по такому треугольнику: Пекин — Сиань — Шанхай. Так можно быстро посмотреть все самое важное, не рассеивая внимания и время на всю страну — она большая.


Глава 1. Та самая Великая и Китайская


Великая Китайская стена, точнее, одна из ее сторон — Мутяньюй, в двух часах езды от Пекина. Сначала вы едете на метро до станции «Дунчжимэнь», а потом садитесь на автобус до парка Шэньчжэнь.


По фразе «Грейт вол» местные сразу направляют к «нужному» автобусу. Не доезжая до нужной остановки, один китаец стал настойчиво просить меня выйти из автобуса вместе с ним. Я вроде как знал, что мне нужно ехать дальше, но автобус зашумел и буквально выставил на улицу. Как выяснилось, это хитрая схема. Туристов сажают на автобус, не довозят до нужного места, заставляя выйти, а потом предлагают за бешеные деньги доставить их до Стены или парка на машине. Но я и еще один турист оказались не лыком шиты и сторговались за относительно небольшие деньги. Китаец, походу, был разочарован. Позже прочитал множество подобных историй. Будьте бдительны и помните, что англоговорящих в Пекине почти нет. Так что неплохо, помимо иероглифов 不辣 «бу ла» («неострый»), выучить еще несколько.


Что почитать

Как сделать визу в Китай и сколько это будет стоит

Говорят, количество туристов на Великую Китайскую стену сократят. Это правда?

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

Есть два способа добраться до Стены из парка Шэньчжэнь: пешком или на канатке. Я выбрал второй вариант.


Сама Великая Китайская стена оказалась не такой древней, как я ожидал. Дело в том, что все здесь не столько реставрируют, сколько достраивают. В конце красивого туристического маршрута я увидел нетронутый участок Стены. Это были руины, совсем непохожие на то, что мы привыкли видеть на фотографиях. А потом я увидел строителей и то, как они откровенно достраивали башню там, где ее никогда не было, и совсем загрустил. Не этого я ждал от этого места — ни трепета перед древностью, ни какой-то эпичности я не почувствовал.


Спуститься со Стены можно тоже двумя способами: на канатке или на тобоггане — бесполозных санках, которые едут с вершины по трассе, похожей на бобслейную. На канатке я поднимался, значит, спускаться надо на санях. Ведь все делают что-то впервые: чувствовал себя Роном Уизли, который сел за руль летающего Форда «Англия», чтобы добраться до Хогвартса.

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

В кабине была только ручка для тормоза — и она нужна! Я люблю скорость, но сани разгонялись так, что я уже готовился вылететь с трассы, поэтому притормаживал. Это было правильным решением. Потому что турист, который спускался передо мной, еле плелся. Я просто чудом не врезался в его сани. Так что будьте осторожны, если решите спускаться на тобоггане. Контролируйте скорость и не зевайте.


Глава 2. Тропа над пропастью и стоячие места в поезде


На скором поезде Пекин — Сиань за пять часов добрался до парка Хуашань, недалеко от города Сиань. Там находится главный аттракцион, ради которого я и прилетел, — Тропа смерти. Увидел однажды на фото и загорелся.

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

Тропа смерти — это тонкий деревянный настил, прибитый к скале над пропастью, по которому идут испуганные туристы. Платишь деньги, на тебя надевают страховочное снаряжение и отправляют в путь-дорогу. Никаких ограждений. Медленно идешь вдоль скалы, доходишь до конечной точки, делаешь фото на память, разворачиваешься и идешь обратно. При этом нужно разойтись с людьми, которые идут навстречу.


Адреналин я испытал, но на фотографиях выглядит зрелищнее. Может, потому, что я не боюсь высоты, а сама тропа не особо длинная. Больше боялся, что уроню телефон в пропасть, а не за себя. А еще о Тропе писали на Пикабу — почитайте.


Что почитать

Куда слетать на Новый год 2020: идеи для путешествий в праздники

Что делать, если вас обокрали в путешествии


Как добирался от Сианя до Шанхая — отдельная история. В китайских поездах своя классификация мест: лежачие, сидячие и стоячие. Почему-то не думал, что с билетами может быть проблема. В итоге все, что смог купить, — стоячее место. Огромный поезд дальнего следования, куча вагонов, битком набитые людьми. Нет ни одного угла, чтобы забиться или прижаться: 16 часов стоя до Шанхая без надежды поспать. Так я себе представлял индийские поезда. Но вокруг одни китайцы, которые косо на меня поглядывали: мол, парень, что ты здесь забыл? Поездку запомню надолго — абсолютное издевательство.

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

В Шанхае туристов больше, но чувствуешь себя на удивление комфортнее. Вокруг чисто, при этом плюнуть посреди улицы или прямо в ресторане бросить мусор на пол — норма. Китайцы чем-то напоминают русских: хитростью и пронырливостью. Особенно таксисты. А еще заметно, что в стране не хватает работы. Так, в пекинском метро есть люди, задача которых поторапливать пассажиров заходить в вагон.


Шашлык из скорпиона я съел (не впечатлило), порцию адреналина получил, пора ехать дальше.

Показать полностью 4
Отличная работа, все прочитано!