Redut

Redut

пикабушник
46К рейтинг 542 подписчика 3041 комментарий 53 поста 42 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
692

Агрессивный меломан в метро

Дело было уже давненько - года, наверное, три назад. Как зомби, очухиваюсь от звонка будильника, утро, час пик - всё как надо, всё на месте, день сурка, ну, понеслась! Люди в вагонах метро, так сказать, несколько сдавлены обстоятельствами, и пошевелиться в давке толком не могут.


Я в наушниках, тогда ещё проводных, руки по швам, сжат со всех сторон, и пытаюсь наслаждаться поездкой - стою с полузакрытыми глазами, покачиваясь в такт движению поезда и колыханию однородной человеческой массы в его нутре.


На одной из станций в вагон волной вносит молодую девчонку и мы оказываемся с ней лицом к лицу - ну, разве что она вынуждена упираться носом мне куда-то в район солнечного сплетения. Осматриваю соседку. Во рту жвачка, короткая стрижка, косуха - всё, как положено юному бунтарю. Снова прикрываю глаза, пытаясь доспать то, чего не смог доспать дома.


И тут отчетливо ощущаю какое-то шевеление в области уха - лениво открываю один глаз, и опаньки, интересные дела. Новоиспечённая соседка, просунув руку меж человеческих тушек, вытаскивает у меня из уха наушник, вставляет себе, подмигивает и нагло слушает мою смесь из ранних песен "Наутилуса", "Агаты Кристи" и Элиса Купера!


Я в лёгком ахуе стою и делаю вид, что ничего не происходит, да и вообще - такое со мной каждый день. Едем мы так несколько станций - когда начинает играть новая песня, киваем головами в такт, и с пониманием так переглядываемся.


Ближе к центру места в вагоне становится чуть побольше, и на станции с переходом на кольцевую мадам вынимает наушник, вместе с проводом кладёт мне его на плечо, со смаком надувает и лопает пузырь из жвачки, смотрит на меня в упор, ухмыляясь одной стороной рта - ну чисто Хан Соло. Заебись, говорит, музыка у тебя. Спасибо за компанию! И выходит из поезда.


Хрен знает, как её звали, да и не пересекались мы больше - в Москве со случайными людьми это вообще редко случается. Но вот что странно - вроде бы такой "мьюзик-шеринг" был вторжением в моё личное пространство, и наушник был спизжен довольно беспардонно, однако, это был редкий день, когда я окончательно проснулся до прихода на работу, и уже с утра был в хорошем настроении. Спонтанный позитивчик, да-с!

Агрессивный меломан в метро Текст, Метро, Общественный транспорт, Позитив, Музыка, Мат
Показать полностью 1
211

Первая рыбалка

Был у меня дед.


Да, был. Человек отменной закалки – если бы на гвозди железнодорожные пускали тот материал, из которого был сделан дед, по дороге этой поезда ходили бы не одну сотню лет, и в жару, и в холод. Жёсткий, принципиальный и неподатливый, как противотанковый ёж.


Он строил дома, строил заводы, дрался, матерился, бухал, когда-то за что-то сидел и был покрыт наколками. Вышел. Снова строил дома. Получил комнату в коммуналке. Рыбачил – летом с лодок, зимой – сидя на льду. Каждые выходные мотался на Волгу. Курил. На кухне, в туалете, на балконе, в тамбуре, в подъезде. Курил везде – представить его как-то иначе, нежели сидящим на табурете с прилипшей к губе беломориной, решительно невозможно. Не раз засыпал с папиросой – но, в отличие от сигарет, она тухла сама. Видимо, это и спасало. Упал со строительных лесов с высоты пятого этажа. Сломал ногу, сплюнул, и пошёл в травмпункт.


Не раз грозился взять меня с собой на рыбалку – очень интересно было мне, пиздюку, как оно бывает. Но – не успел. Рак легких, пара недель в больнице – и снова домой, умирать. Последняя стадия. Умер ночью, в коридоре, не дойдя до туалета, с пачкой «Беломора» в руке. Кровь, выплеснувшаяся изо рта, застыла на полу странным ореолом. Щели между старыми паркетинами так и остались в этом месте чёрными навсегда.


На рыбалку мы так и не съездили. На рыбалку меня, спустя несколько лет, глубокой осенью, взял отец. Они с мужиками ездили на какую-то маленькую речушку в Подмосковье – пробиться к ней по грунтовкам, припорошенным первым снегом, могли только «Нивы» и «Уазики». Я ощущал себя очень крутым, когда к школе подкатили эти машинки с прокуренными салонами, и меня-второклассника забрал с уроков отец в выцветшей камуфляжной куртке и валенках.


Студенистая речка текла медленно и как-то лениво. Поддев под гидрокостюмы по несколько шерстяных свитеров, мужики брали подводные ружья и по очереди погружались в чёрную воду – чтобы вынырнуть с жирными рыбёхами, которые тут же потрошились и готовились быть отваренными в котелках.


В багажниках «уазов» гнездились стратегические запасы самогона, котелков, лапши и специй. Два костра – один для готовки, второй для моего развлечения – горели вдохновенно. Я нашел воткнутое в землю ружьё для подводной рыбалки – и не придумал ничего лучше, чем выстрелить гарпуном в толстое дерево. Так вместо трёх ружей у мужиков осталось два. Кажется, меня даже не особенно ругали.


Целый день я занимался довольно занимательными вещами – проверял, как бензиновая паяльная лампа плавит снег, пытался поджечь ей мёрзлый кустарник, рубил отцовским ножом-бабочкой ветки на деревьях. Вскоре лезвие ножа раскололось надвое. В общем, урон экспедиции наносил в основном я.


К вечеру мужики разбрелись по окрестному леску в поисках грибов – в ноябре, несмотря на выпавший снег, ещё можно было что-то насобирать, а заодно и набрали сухого валежника. Когда начало темнеть, в отдельном котелке мне, как аллергику, отварили гору лапши со специями, нарезав в нее колбасы. Рыбу мне было нельзя. Мужики же лопали грибную похлёбку с наваленной в котелок тушёнкой.


На ночлег компания частично устроилась в машинах, а любители походной романтики накидали на землю еловых веток, накрыли это дело плащ-палатками, влезли в спальники и захрапели. Я, укутанный в свитера и телогрейки, лежал и долго смотрел на звёзды. В городе не увидишь размазанный по всему небу Млечный путь и чертящие небо метеоры.


Наутро в котелке, где отец сотоварищи сооружали своё грибное варево, обнаружилась масса качественно проварившихся и всплывших червей, и компания разделилась: морально стойкие, переглянувшись, ржали и плакали, парочка же нестойких позеленела и отправилась избавляться от ужина путём извержения оного из ротовых полостей.


Пойманную рыбу ели на второй день на обед и ужин, частично отварив, частично – пожарив. Я сидел на сухпае и чае из термоса. Под вечер засобирались и двинулись домой – отсыпаться, приводиться себя в порядок, и готовиться к новой рабочей неделе. Рыбы с собой привезли всего ничего – ну да я ещё раньше начал подозревать, что на рыбалку мужики ездят не столько за рыбой.


Помню, как не хотел перед школой мыть голову и менять одежду – она приятно пахла костром и специями.


Сейчас эти воспоминания подёрнулись дымкой – как будто и не со мной всё это было, а видел я это где-то в старом кинотеатре, в запылённом зале, сидя на задних рядах, и наблюдал все эти сцены откуда-то со стороны. Где-то была фотография, где я стою на берегу реки в отцовском непромокаемом плаще, держа ружьё с гарпуном "на караул" - найти бы её. Этот шершавый плащ, и плюющийся искрами костёр, и запах сырой хвои и валежника, и налипший на валенки снег – как застрявшие под сердцем осколки того огромного волнующего мира, который сейчас схлопнулся до размеров квартиры и рабочего кабинета.

Показать полностью
392

Борьба с врастающими ногтями

Была у меня лет этак десять назад проблема, не особенно аппетитная – так что, если кушаете, можете дальше не читать, ну а если вы садист или поклонник мазохистских развлечений – могу пожелать приятного чтения. Проблема довольно популярная - может быть, кто-то узнает во мне себя.


В общем, я был помоложе и любил «крутую» обувь – это обязательно должны были быть боты с высокими берцами и укрепленным подноском. В принципе, ничего плохого в этом не было – но проблема была с моими ногтями на больших пальцах ног. Такая обувь сидела довольно плотно, и в какой-то момент они начали врастать под кожу, и никакое подрезание, вырезание, отмачивание, советы знакомых или рекомендации от гугла не помогали. Больно было – просто пиздец. Острый кончик ногтя, во время ходьбы шевелящийся внутри мягких тканей на пальцах, а потом – воспаление, опухоль, гной, сцуко, до сих пор передёргивает, как вспомню.


А главное – не помогало ни хрена. То есть можно было измучиться, в течение получаса сидя в виде буквы «зю», матерясь и шипя, по-живому вырезать из воспаленного пальца вросший кусок ногтя, выдавить гной, заложить мази типа «Левомеколя», какое-то время походить, подрезая отрастающий ноготь – и ранки подживали.


Но через некоторое ногти время врастали под кожу снова. Терпел я эту хуйню где-то с полгода – ну а хуле, мозгов-то не завезли, и только когда оба больших пальца распухли раза в полтора относительно обычного, непрерывно болели при ходьбе, и даже после похолодания я смог носить только очень широкие кеды - решено было действовать.


Покопавшись в интернете в поисках разных вариантов решения, вооружился я багажом знаний о проблеме, и пошёл в поликлинику к участковом терапевту – поскольку привык больше доверять профессионалам. Ну, посидел в очереди, захожу – встречает меня бодренькая женщина лет за пятьдесят, рассказываю ей о своей проблеме, показываю. Вижу, она уже куда-то полезла по ящикам шарить.


Стоп-стоп, говорю! Товарищ врач, а вы чего это задумали? Ну а че, говорит? Болит же? Давай щас тебе щипцами просто вырвем эти два ногтя, да и домой пойдёшь.

Борьба с врастающими ногтями Текст, Медицина, Вросший ноготь, Хирургия, Мат, Реальная история из жизни, Длиннопост

Тут я понял, что вечер явно перестал быть томным. Послушайте, милая женщина, сжальтесь. Ладно, хрен с ним, больно – потерпим. Но они же опять вырастут той же формы, и придётся эту проблему опять решать – я вот читал, что надо срезать и прижигать именно корень ногтевой пластины, придавать ей нужную форму…


Ну, говорит, у меня есть только щипцы, все так делают, ниибёт. Да чего ты, не бойся, нормально всё будет!


Короче, если бы я тогда мог уверенно бегать – бежал бы оттуда, как пленник из пыточной, а так вышло больше похоже на драп пациента из дома инвалидов.


Со страху сразу же погуглил платные клиники, где моим недугом занимаются более цивилизованно. Записался на этот же вечер. Приехал. Меня напоили чайком, и буквально через 15 минут я уже лежал на кушетке – оба пальца обкололи местным обезболивающим, ещё какое-то дали в виде таблетки, и, когда я окончательно перестал чувствовать ноги, занялись ими как следует, попутно ругая меня, запустившего процесс воспаления так далеко.


В общем, это был тот самый метод, когда ногтевую пластину подрезали, а корневую часть – прижигали лазером. Ощущения, скажу вам, странные. Ног не чувствуешь – только слегка отдает такая тупая и как будто далёкая боль, а потом самая мякотка – начинаешь чувствовать запах горелого мяса. В принципе – ничего, но в какой-то момент в голове щёлкает и ты понимаешь, что это запах ТВОЕГО горелого мяса...


Чувство странное. Но, в общем, сделали всё быстро, полчасика я отлежался, мне настойчиво предлагали вызвать такси – ну, я ж крутой, хули мне такси – поеду домой на метро. В общем, на полпути обезболивающее отпустило, и это, я вам скажу, был полный пиздец. Футболка и рубашка пропитались холодным потом мгновенно. С лица крупные капли приходилось смахивать через каждые пару минут. Боль была такая, что поле зрения сузилось до затемненного туннеля, я привалился к стенке вагона и ждал своей станции.


За 15 минут пути подошли несколько человек с вопросами, что со мной и не нужна ли мне помощь – это вселило в меня надежду, что мы все не так уж и безнадёжны. Отказавшись от помощи и поблагодарив, я не спеша, потихоньку, пошлепал к дому, лёг на спину, и поднял ноги, уперев их в стену. Кровь от них отлила, и стало полегче, но несколько дней ходить было проблематично. А потом всё стало хорошо. Предупреждали, что может быть рецидив – но прошло уже почти десять лет, и никаких проблем нет вообще.


Выводов из этой истории я сделал несколько:


1. Бесплатная медицина, скорее всего, не даст тебе умереть, но пользоваться её услугами стоит только в том случае, если других вариантов нет.


2. Если тебе станет плохо в общественном месте – тебе помогут, с этим всё не так плохо.


3. Когда опытный человек говорит тебе, что, исходя из ситуации, лучше взять такси – возьми, блядь, такси, и не выёбывайся. Сейчас это хорошо помогает на пьянках.


А обувь я с тех пор ношу довольно широкую и свободную, отчего совершенно счастлив. Всем крепкого здоровья, а если появилась проблема - решайте её, не ждите тётушку с щипцами.

Показать полностью 1
348

Цыганский фэйл

Этот пост я посвящаю неиссякающей волне историй про цыган. Я как-то всегда со скепсисом относился к этим людям – яркие юбки, вай позолоти ручку, и к слухам об их гипнотических способностях тоже относился ну так. Как к информации о планете Нибиру и рептилоидах из космоса.


Как по пьяни любил приговаривать один мой знакомый полицейский – «В России 216 национальностей, и плохих среди них нет. Ну, кроме цыган. Заебали, блядь, пидорасы». И опрокидывал в себя рюмаху беленькой, отчего фраза приобретала несколько праздничный оттенок. Как будто тост.


Вообще, цыганам со мной систематически не везет. Хуй знает, почему – просто так сложилось. Одна из историй запомнилась особенно.


Дело было в славном городе Калининграде. Приехал я туда летом, где-то лет пять назад, с целью провести тихий отпуск. Прогуливался как-то вечером под ручку с дамой, к которой испытываю проверенные временем чувства, и на пути у нас возникает цыганская флотилия под цветастыми платками вместо знамён: несколько тяжеловесных кораблей-маток, окруженные роем манёвренных истребителей системы «Спиздил и Сбежал» в лице их детёнышей.


Флагманский корабль, потрясая телесами, берет курс на нас. За ней подтягивается остальной флот - понимаю, что сейчас будет что-то вроде цыганского мастер-класса. Вай-вай, говорит! Красавица, проклятие на тебе, тоби пизда!


Дама внимает с любопытством. Я тоже заинтересовался. А чего, говорю, за проклятие? Вай! Страшное! Детей от тебя не родит никогда! Ясно проклятие вижу! Околдовали вас! Чары злые! Ебануться и не жить! Говно лопатой тормошить!


Но вообще (переключаясь на деловой тон) это ничего страшного, нужно всего лишь немного золотишка – и чар бесовских как не бывало! Договоримся, дорогой!


Мы с дамой переглядываемся. Задумываемся. Ну и, выдержав паузу, начинаем немилосердно громко ржать под недоуменными взглядами цыганской флотилии. Не, говорим. Заебись проклятие, пусть остаётся. Можно, мы пойдём?


У корабля-матки явно прослеживаются признаки охуевания. Программа явно дала сбой, но где?


Кто ж виноват, что в тот вечер я прогуливался с матерью, которая в свои пятьдесят с хвостиком выглядела очень молодо. А на лавры царя Эдипа, в общем-то, я не претендую. О чем цыгане и были оповещены, после чего их флот в ореоле раздуваемых ветрами юбок покинул нас на довольно высокой крейсерской скорости.


Мне показалось, что на лицевой панели флагманского корабля на секунду промелькнуло выражение некоторой пристыженности. Но, наверное, всё-таки показалось…

Цыганский фэйл Текст, Реальная история из жизни, Цыгане, Мат
Показать полностью 1
201

Намёки и непонятливость: блевотная история

Наткнулся я тут давеча на несколько постов про не очень понятливых в части намёков парней и девчонок, да и вспомнилось вот, немного ностальгическое, аж на сердце потеплело. Что вообще-то немного странно - и вы скоро поймёте, почему.


В бытность мою неженатую, одинокую и глубоко по этому поводу печальную было у меня некоторое количество не только друзей, но и подруг – ну а хуле, школа с гуманитарным уклоном, потом с ходу ВУЗ с уклоном аналогичным, самый рассадник прекрасной половины человечества.


Но как-то не клеилось оно, в общем. Денег не было, остроумия особого не было тоже, хотя словарный запас и темы для разговоров – это пжалста, но до этого задушевного разговора ещё надо было довести. А встречались и тусовались мы обычно крупными шумными компаниями, что я не особенно тогда любил. Выделить какую-то одну из стайки девчонок, общаться подчеркнуто с ней и ходить на свидания тоже было чревато – в условиях на 90% женского коллектива это грозило анафемой и сожжением на площади.


Грустно мне было тогда, в общем. Период такой. Лет 17-18, переживания, и сердце стучит по-особому – ну, вы понимаете. А тут, одним прекрасным майским вечером, одна из круга подруг-приятельниц вдруг заявляет, что, мол, день рождения у нее скоро. И приходи-ка ты, мон шер ами, ко мне в гости, родители уедут на дачу, повеселимся. Ну я чего, я человек понятливый. Приготовил подарок – книгу и плюшевого медведя, купил цветов, купил бутылку простенькой водки и простенького же винца (хрен знает, сколько будет народу), ну и пошёл.


Пришёл, пошаркал ногами, обнял виновницу торжества, упакованную в красивое платье, поздравил здесь же, у порога, прошёл с ней в комнату, где и был обнаружен праздничный стол.


Тишина в квартире, надо сказать, смутила меня сразу – я всё-таки припозднился, и ожидал радостного студенческого бухача, а он тихим не бывает. Мои сомнения нашли подтверждение в виде аккуратно накрытого на две персоны стола.


Я непонимающе взглянул на подругу и задал гениальный вопрос: слыш, а мы че, вдвоем будем? Хозяйка, загадочно улыбаясь, сообщила, что вот такая незадача – никто больше не смог прийти. А я чего? Я парень не промах. Ну ничего, говорю, нам ведь и вдвоем заебись будет!


Подруга заулыбалась ещё сильнее. Я воодушевился. Тем более, говорю, ты вон какая молодец - салатики, горячее – всё отлично! Все ещё пожалеют, что не пришли к тебе праздновать! Давай, говорю, свой бокал. Подруга светилась и порхала по комнате. Вино улетало стремительно, из заначки была извлечена ещё одна бутылка. Я, будучи не особо опытным в алкогольных делах, бесстрашно истреблял беленькую, и запивал винишком.


В процессе мы пересели на диван, врубили музыку, запустили игровую приставку (кажется, X-Box) – в программе были то ли какие-то гонки, то ли незабвенный «Мортал Комбат», за давностью лет, каюсь уже и не упомнить. Да и какое празднование без музыки и игр, правда?


Попутно под легкие закусочки мы продолжали добивать алкогольные запасы, которые быстренько подошли к концу. Тут надо сказать, крепкий алкоголь всегда оказывал на меня эффект из разряда «ты иди, а я догоню», а помноженный на душноватую квартиру и в целом дрищеватое на тот момент телосложение – эффект был потрясающим.


Когда мы, раскрасневшиеся от выпитого, вышли на балкон покурить – я, сделав пару затяжек крепких отцовских сигарет, прямо с балкона и блеванул. До сих пор помню сложившуюся в единый фантасмагорический образ картину: красивый весенний закат с высоты 12 этажа, солнце, преломляющееся в навернувшихся на глаза слезах. Далёкое, будто сквозь вату, пение птичек, охуевшее лицо подруги, гул в ушах, и удаляющаяся, летящая вниз блевотина, которую ветер раздувает, разбрасывая сочными шлепками по едва проклюнувшейся листве, и создавая сложный узор на подоконниках соседей снизу.


Надо сказать, охуели мы оба – но я,наверное, в меньшей степени, потому что, протерев рот тыльной стороной ладони и смачно отрыгнув, спокойно сообщил что-то в духе «ну а хули, бывает». И уверенным шагом проследовал в ванную – продолжать. Да, в ванную я тоже наблевал и тем её засорил. Кусочки салата плавали в ней радостными косяки, напоминая косяки стремящихся на нерест рыбок. Ну, или учения военно-морского флота.


После чего воздействие курева, смеси алкогольных напитков и общего неважного состояния направило меня в туалет (а че, ванная же засорилась). Унитаз я обблевал за компанию, после чего в дело вступили военно-воздушные силы, и с аэродрома на взлет уверенно пошла эскадрилья вертолетов – судя по ощущениям, это были тяжело груженые Ми-8 с десантом. Держась за стену под всё столь же охуевшим взглядом подруги, я сказал, что мне плохо, и надо бы мне полежать. Она безропотно открыла мне дверь в другую комнату (втайне, наверное, надеясь, что там я блевать не стану), где я и мои вертолёты совершили аварийную посадку на ближайший диван. Пилот выжил, но потерял сознание. Да. Я заснул.


Проснулся, когда за окном было уже темно, а в дверь звонили. Родители вернулись с дачи. Быстренько поднявшись, и умывшись холодной водой, я смывал под краном кусочек блевотины, прилипший к парадной рубашке.


Подруга приняла огонь на себя и болтала с родителями. Краем глаза я заметил, что ванна уже отмыта, в квартире проветрено и ничего не напоминает о нашем праздновании. Прополоскав рот от мерзкого привкуса и помотав головой, я с широкой улыбкой вышел из ванной, поручкался с её батей, обнялся с матерью – хорошо, говорит, наконец хоть с кем-то познакомились, а то она у нас скромница, друзей в гости не приглашает, никого не знаем, и вот это вот всё.


Мы спустились к подъезду и молча курили. Ну а чё, говорю, заебись отметили. Она странно посмотрела на меня. Ну да мол, ничего так вышло. Ну пока, говорю. До новых встреч! И поехал домой. Надо сказать, что смотреть на меня странно она продолжала ещё некоторое время, но в гости больше не приглашала (странно, правда?).


Мы продолжали тусить вместе ещё несколько лет, а потом наша компания распалась, а пути разошлись. Всё это время я был уверен, что заебись спас от скуки подругу и не дал ей приуныть от того, что к ней на день рождения никто не пришёл. Выложился, так сказать, полностью.


И только года через три после описанных событий, когда кто-то из приятелей со смехом рассказывал, как девушка не понимала его намёков, когда он приглашал её в гости по выходным в пустую квартиру, надевал белую рубашку, поил вином и включал романтическую музыку, а она, глупенькая, просто смотрела с ним кино и ничего более…да, тогда я, кажется, начал что-то подозревать.Ну, так. Проскочила пара мыслишек, что я, наверное, долбоёб, каких мало. Но думать о таких вещах неприятно, а делиться ими - и вовсе не принято. Поэтому я предпочёл об этом не думать.


В общем, буду закругляться – и так вышло длинновато. История, наверное, без морали, хочу только попросить напоследок: ни хрена не стесняйтесь, будьте прямее, и, если цель выбрана, атакуйте решительно – будете, наверное, услышаны. Иначе вместо романтического вечера вы можете получить моральную травму и заблёванную квартиру.

Показать полностью
591

Утреннее

В Москве сегодня лютый гололед, а у нас рядом с домом, как назло, тротуар узкий и идет вдоль автомобильной дороги. Движение на ней, хоть и не слишком оживленное, но есть, а тротуар такой, знаете, как все любят: под лёгким уклоном в сторону дороги и покрытый тонким слоем влажного льда.


Одно неловкое движение – и ты радостно скатываешься под колёса проезжающим автомобилям, и ни ты, ни водитель среагировать не успеете.


Ну вот иду я, ещё не проснувшись как следует, по этой тропе смерти, проскальзываю периодически и про себя матерюсь. На автобусной остановке стоят бабушки. Прохожу мимо них, ноги предательски едут, и бабушка придерживает меня за локоть.


Аккуратнее, внучек! Скользко же! – улыбается она, и морщинки складываются в особый узор, который превращает любую пожилую женщину в заботливую и чудесную бабушку из детства. Спасибо, говорю, бабуля! Я стараюсь.


Смотри, наебнешься, переедет на хуй трактором – костей не соберешь! – продолжая заботливо улыбаться, ответствует бабушка.


Я, глупо улыбаясь в ответ, смотрю на неё ещё секунду и продолжаю свой путь, находясь в лёгком шоковом состоянии.


Есть всё-таки своё неуловимое очарование в московских спальных районах, хотя не каждый день его чувствуешь на себе так явно.

1156

О взаимопомощи, родственниках и охуевших

Ну-с, начнем издалека. Мне с младых ногтей казалось правильным помогать и поддерживать других людей, даже если это идёт вразрез с моими собственными интересами. Даже не так. Если это идёт с ними вразрез – это было прям вообще лучше всего, потому что детская литература, советское наследие, «сам погибай – а товарища выручай», ну и всё такое, вы понимаете.


Но постепенно жизнь наша горемычная потихонечку стала из меня сии наклонности вытравливать, о чем я вам сегодня и поведаю - ибо опытом надо делиться, так ведь?


Начнем с темы охуевшей родни. Она в целом банальна, но местами поучительна. Первые ростки сомнения в целесообразности помощи всем и вся появились у меня на фоне переезда бабушки и дедушки в Москву, поближе к нам, из далекого Казахстана. Ну, дом продали, поднатужились, наскребли на квартиру, влезли в некоторые долги, живут. Был тогда на дворе конец девяностых, я ещё пездюк, смотрю на всё со стороны и с высоты своего ума.


С годик после переезда было тихо и мирно, а потом началось паломничество. Сначала – близкая родня, изредка, на день-два переночевать во время пересадки между поездами/самолетами. Ну как бы никому было не в напряг, кто-то гостинцы привозил, мясо, сыры-коньяки, ну и как бы всё проходило нормально. Потом подключилась далёкая родня, друзья, одноклассники, и прочие – собственно, редко можно было зайти к бабушке погостить, и чтоб никого постороннего не оказалось бы дома.


Потом приехал сын какой-то далекой ебучей бабушкиной родственницы, здоровый кабан, на тот момент возраста моего отца. А я, наученный отцовским примером, что основную тяжесть обязанностей по дому должен тащить на себя мужик, наблюдал, как это туловище жрёт наготовленную бабушкой стряпню, наблюдает, как она стирает его шмотки и постельное белье, ходит по магазинам, и, в общем, не дует в ус, ожидая поездки в какую-то командировку. Ждал примерно месяц. За это время ни помощи, ни вклада в бюджет от него никто не дождался. Ну, покумекали, судили-рядили, да и забили, хотя мамка моя на тот момент мыслила весьма дальновидно, в общем направлении к мысли «на хуй такая родня». Бабушка же оставалась непоколебимо гостеприимной и отказывалась видеть во всем этом бытовое нахлебничество.


Сомнения немного усилились, когда через некоторое время к ним приехал чей-то троюродный внучатый племянник с целью поступить в престижный московский ВУЗ. Пару недель сидел учился, сдавал экзамены (благо, про ЕГЭ тогда ещё не слышали), помогал по дому, бегал на рынок – бабушка радовалась, мол, видите, не все же такие плохие. Пацан уехал, а ближе к осени узнал, что поступил. Мы об этом узнали, когда в бабушкиной квартире зазвонил телефон и ей предложили приютить дитятку на всё время обучения в университете, куда, как оказалось, пацан поступил на платное, стоившее по тем временам немало. В общаге дитя жить не желало, а квартиру снимать было дорого. Спасибо, что хотя бы на этом моменте бабушку прорвало, та самая далёкая родственница была отшита, и с тех пор не звонила – а прошло уже без малого двадцать лет.


Эта история научила меня проводить границу между помощью в беде и усаживанием себе на шею существа, в общем-то, не сильно нуждающегося, зато до неприличия охуевшего. А родня – это те, кто хотя бы иногда блядь звонит, и с кем приятно увидеться. То есть, по сути, очень небольшой круг людей. А остальные – просто случайные люди, которые могут вести себя хуже незнакомцев.


Перейдем к студенческим временам и охуевшим ребятам из этого славного жизненного периода. Получение среднего образования у меня прошло в целом под знаком расслабона и отсутствия какого-либо связного мышления (ну, так мне сейчас кажется). И обращать внимание на людей, их мотивы и поступки я начал только обучаясь в университете, где был избран старостой группы.


Просьбы переписать конспекты, помочь с контрольной или попробовать прикрыть отсутствие, похлопотать о чьей-то беде в деканате, особенно приправленные бутылочкой горячительного, никогда не казались мне чем-то из ряда вон выходящим, и общий язык в целом удалось найти со всеми. Надо сказать, что учились мы заочно, кто-то на бюджете, кто-то – за свои кровные, все работали, коллектив был разномастный.


Однажды, курсе на третьем, у меня попросила зачётку «на денёк» девушка, не шибко активно посещавшая занятия и экзамены. К чему бы это могло быть, подумал я. Что-то нечисто. Пожалуй, не дам. Правда, случилось это в альтернативной реальности, а в нашей я сказал «да бери, без проблем». Как выяснилось по итогам следующей сессии, девочка при помощи копирки обвела все мои оценки и зачеты за последние пару семестров и перенесла в свою зачетку, и даже наебала таким макаром несколько преподавателей, с невинным личиком доказывая им, что всё сдавала, а они просто запамятовали.


Пока не наткнулась на въедливого старичка старой закалки, который вел отдельный учёт должников, и не была с позором отчислена. Попутно был выявлен источник, откуда был скопирован преподавательский почерк, и я едва не отправился следом за гениальной аферисткой. Было забавно доказывать, что я просто тупой долбоёб, а не состоял в той самой группе лиц, что по предварительному сговору подрывает саму идею отечественного образования.


На ус намотал. Запомнил. И когда незадолго до защиты дипломной работы на лекциях нежданно-негаданно появилась парочка барышень, не ходивших весь год, сирена уже сработала без сбоев.


"Слушай, будь другом, а поменяй в журнале посещаемости минусы на плюсы, а? Тебе нетрудно, а я вот беременная, а у нее вот маленький ребеночек. Ну чего тебе стоит. Мы и дипломы защитим, и госы сдадим сами, ты нам только конспекты дай, да ещё, может, кто-нибудь поможет с билетами для экзаменов..."


И знаете, блядь, так ведь жалобно просили, я почти сломался. В конце концов – ну чего жизнь людям портить? Хай сдадут свои дипломы, да гуляют спокойно. Посмотрел на них. Посмотрел на всю свою группу, с которой мы, несмотря на заочность обучения, хлебнули нормально так говнеца. Ебанутые преподы, ранние подъёмы. Нервотрепка на зачетах и экзаменах. Пересдачи, коллективное написание конспектов, ночные бдения над литературой и сидение в библиотеках. Посмотрел на этих накрашенных красавиц со свежим маникюром и загаром. Вспомнил их фоточки с морей и дискотек в соцсетях. Обидно стало, блядь. Ну и послал обеих на хуй.


Получил несколько жалоб в деканат на свою некомпетентность как старосты, и разговор с куратором группы с глазу на глаз. Благо, она оказалась крайне адекватной и жёсткой дамой, после обстоятельного диалога обе красавицы отправились в ранее указанном направлении.


Знаете, отчисление накануне выпуска - это жестоко, но вся группа, кажется, вздохнула с облегчением, и из последних сил навалилась на ГОСы и дипломы, и почти все защитились на отлично. Было приятно, и на душе хорошо.


Отмечу самое, на мой взгляд, показательное в обеих ситуациях: самые ленивые одновременно оказывались и самыми охуевшими, а также – готовыми испортить жизнь всем вокруг. А ещё они могут быть женщинами - и их тоже надо уметь посылать на хуй и плевать им в морду, наравне с мужиками. Если они этого заслуживают, конечно.


Испытать сие на практике и сделать выводы оказалось чертовски важным опытом, потому что и сейчас нытьё на тему маленькая зарплата/много работы/когда-меня-повысят/я беременный-уставший-больной чаще всего раздаётся из уст наименее ценных членов коллектива, а их претензии к коллегам, руководству, Галактической церкви, лично Владимиру Владимировичу Путину и всей ебаной вселенной воистину поражают периодически своим размахом.


Помогайте нуждающимся, в общем. А охуевшим – не надо.

Показать полностью
960

Как я нижнюю полку уступал

Приключилась как-то со мной история не совсем из тренда про бабулек и мамочек: я добровольно уступил свою законную нижнюю полку десантнику.


Как так? Да легко. Будучи помоложе и повеселее,  частенько катался я на поездах, и был не прочь прибухнуть в пути. Не, ну а чего такого? Дорога дальняя, заняться обычно нечем, и если среди соседей есть вменяемые парни или девчонки – у меня с собой всегда была бутылочка недорогого вискарика или коньячка, простенькая закусь. Вот и познакомились, время скоротали, да и засыпается потом лучше. Не буянили, всегда говорили тихонько, спать ложились вовремя и никому не мешали – собственно, идеальный для меня вариант пути, пока я не посчитал, что на самолете быстрее и не сильно, в общем, дороже, чем у охуевших РЖД.


Вот и в том поезде Москва-Минск ехал я на своей нижней полке, никого не трогал. Надо мной угнездился мужичок лет сорока, напротив – две пожилые женщины. У мужской половины был вискарик, у тётушек – винцо, и мы неплохо пообщались, узнали всё о проблемах друг друга, ну и приготовились спать.


Все, кроме моего соседа сверху. Он решил продолжить тусовку – перебрался к соседям, бухнул с ними, потом, как я слышал сквозь лёгкую дрёму, ушел в вагон-ресторан или куда-то ещё, и вернулся, когда я уже спал.


Проснулся я, собственно, от сочного удара – это мой сосед проиграл сражение с гравитацией. Она, как известно, беспощадная сука. Я было очканул – падение на стол с верхней полки и для молодого меня не прошло бы без последствий, но дядька, икнув, сообщил что-то в духе «да похуй, я десантник, блядь» полез обратно и через минуту захрапел. Тётушки смотрели охуевшими глазами.


Я был впечатлен, но шоу, как говорится, маст гоу он: через какое-то время, когда я снова мирно похрапывал, десантник совершил второй прыжок с уже отчетливым хрустом какой-то детали организма.


Вставая с пола, он снова поведал, что он «десантник блядь, и не такую хуйню видал». Я грю, мужик, ты ж до утра не доживёшь с такими прыжками, давай местами махнёмся? «Да мне похуй, и не такую хуйню видал, я десантник блядь» - сказал мужик. «Ты уже говорил», робко сообщил я со своей полки. «Да и похуй блядь!» - сообщил герой и снова полез наверх.


Под утро он ёбнулся ещё раз. На этот раз градус в организме, видимо, несколько спал, и боль от встречи с нехитрыми предметами вагонного интерьера явственно читалась на лице соседушки. Я, подпустив в голос сочувствия, предложил поменяться местами ещё разок, и о чудо, он согласился. Перекинули постельное белье вместе с матрасами, и захрапели дальше.


Часа через четыре мы, продрав глазоньки, пили чай с белорусскими печеньками, и мужик с испугом интересовался, не обидел ли он кого ночью, почему у него болит всё тело и почему он на нижней полке. Я, поржав, сообщил, что это потому, что он, блядь, десантник – и по отчаянию в его глазах стало понятно, что такая хуйня с ним не в первый раз. Выяснив, что было, он долго извинялся перед тётушками за испорченный сон, потирал спину и рассказывал, что десантником он был давно, но страдает вот до сих пор, и неизменно - в подпитии.


А на трезвую голову – интеллигентнейший человек, да. Синька зло, в общем :) По крайней мере - для некоторых категорий граждан.

Показать полностью
215

Самое раннее воспоминание

Когда-то я писал, как в детстве едва не расстался с жизнью по вине злоебучих аллергенов и собственной невнимательности. Но вообще, если хорошенько повспоминать – ситуаций, доказывающих тезис «мужчины – случайно выжившие мальчики», было довольно много.


Знаете, какое у меня самое раннее воспоминание? Я тону. Не в речке и не в пруду, нет. В контейнере для сбора дождевой воды, блядь. В сраном контейнере для сраной воды. В далеком селе в Кокчетавской области. Это в Казахстане, двое суток на поезде от Москвы. Через Омск и красивую реку Иртыш. Здорово, правда?


Была поздняя осень и был вечер. Мы приехали погостить к бабушке с дедушкой, которые обитали как раз на территории бывшей союзной республики. Было холодно, и то ли двухлетний, то ли трехлетний я щеголял в относительно новой пиздатой непромокаемой куртке – что по меркам начала девяностых было непомерным шиком. Мать возле бани стирала белье, а я тусовал вокруг дома, выбирая, что интереснее – доебаться до одного из бабушкиных котов или залезть на кучу угля, наваленную у того самого контейнера.


Если при словах «контейнер для сбора воды» вам представилась какая-то пластиковая штука, утопленная в грунт и снабженная модными трубками, как делают сейчас – то самое время разочароваться. Это был кондовый железный ящик, похожий на те, которые ставят во дворах для сбора мусора – высотой метра два, с откидывающейся крышкой, заполненный ледяной водой почти до краев. Кажется, будь у Красной Армии в сорок первом побольше таких ящиков - немецкие танки хуй бы куда проехали.


В общем, ничего умнее, нежели забраться по куче угля и побултыхать ладошкой в баке я не придумал, и, поскольку природной ловкостью оказался обделен, очень быстро оказался в этом баке целиком.


Может быть, меня читает талантливый человек, который в три годика уже уверенно хуячил и брасом, и кролем, иногда лениво переворачиваясь на спину – чисто Майкл Фелпс. Но я таким не был, и плавал, в общем, как кусок говна с примесью тяжелых металлов.


Помню, что было холодно. Поздняя осень в Казахстане обычно со снегом. Через откинутую в сторону крышку видно было кусочек ледяного, иссиня-черного неба. Небо не обещало мне нихуя хорошего в этот день, да и вообще в целом. Я пытался кричать и звать на помощь – но это было похоже на призыв к боженьке, ибо звук уходил прямиком в небеса – высокие стенки бака не позволяли звуку распространяться в стороны, и шёл он только наверх. Никто из смертных меня услышать не мог.


Мать занята стиркой. Дед с бабкой в доме. С одной стороны – забор и улица, с другой – поля, поля, поля – до самого горизонта. В общем, все шансы досрочно принять не особо героическую кончину.


Не знаю, что дернуло мать заглянуть в этот бак, да и вообще начать меня искать – если интеллектом и ловкостью природа меня обделила, то рассчиталась, видимо, двойной порцией жажды приключений, и даже в том нежном возрасте я вполне мог самостоятельно и целенаправленно съебать с участка потусить с соседской псиной, погулять в поле или докопаться до сельского милиционера с каким-нибудь важным вопросом. То есть меня могло довольно долго не быть в поле зрения – и никто не волновался.


А тут буквально в течение пяти-семи минут поднялся переполох, и меня начали искать. И нашли. Чудеса, епта. Ну, или материнский инстинкт – так это, кажется, принято называть.


А знаете, что меня спасло? Куртка. Охуенная непромокаемая куртка надулась, аки мочевой пузырь пивного алкоголика, поскольку падал в воду я солдатиком – под ней сохранился воздух, и он удержал меня на плаву эти минуты. Конечно, надолго бы этого не хватило, но этот импровизированный спасательный круг по-казахски оказался той мелочью, которая отделила мелкого жизнерадостного долбоёба от захлебнувшегося синюшного трупика.


Остались только воспоминания о виде на небо из недр водосборного бака, и ощущение холода, поднимающегося от ног всё выше и выше. И ночные кошмары - где я тонул. Тонул везде, долго, мучительно - просыпался, отплевываясь и отхаркиваясь, с ноющими лёгкими - очень, блядь, достоверные были кошмары. Хотя в тот раз я и воды-то не нахлебался. Пропали такие сны только ближе к двадцати годам сами по себе.


Этот случай нынче вспоминается скорее с улыбкой, но мне сложно представить более тупую гибель, нежели утопление в сраном баке для воды – и ещё сложнее смоделировать, как бы это потом отразилось на жизни семьи.


Вот и всё, вроде бы. Но, как известно, история без морали - хуёвая история, поэтому скажу: сие происшествие доказало, что пиздатая непромокаемая куртка – это полжизни. Поэтому к пиздатым курткам я до сих пор отношусь с уважением. Уважайте пиздатые куртки, друзья и подруги.


И следите за детьми - они могут быть редкими долбоёбами и изощрённо убиться буквально на ровном месте, и как вам потом с этим жить - непонятно.


Аминь.

Показать полностью
488

Как один товарищ подраться любил

Наверное, на разных этапах жизненного пути у всех были знакомые, которые часто дрались. Кто-то делал это вынужденно – ну, коллектив, или среда обитания вынуждают – «защищайся или будь терпилой». Кто-то любил это дело под разными предлогами – футбольные фанаты, кажется, ходившие на матчи только ради драк, ну и «реальные пацаны», искавшие повод прямо на улицах.


Андрюха по молодости был не такой. Он дрался за правое дело, и стоял до конца. Ну, как за правое. Например, его пьяного задевали плечом (или он кого-то задевалл, не так важно) – он сразу бил в морду, а потом отхватывал.


Парень с девушкой ссорятся на улице? Андрюха бьет в морду парню, и отхватывает.


На крыльце магазина барагозит пьяная шобла-ёбла? Андрюха не в курсе, кто прав, но вмешивается. И, да, обычно отхватывает.


В пивняке кто-то нахамил официантке? Освободите полосу, Андрюха, на вылет!


Знаете, бывают люди, которые очень любят что-то делать, но делать это решительно не умеют – поэтому берут измором. Андрюха был из таких. Ему, едва стоящему на ногах, прилетает прямой в лицо, он брык на землю, и встаёт.


Все окружающие понимают, что зря он это затеял, и вообще, повод не стоил и выеденного яйца – встать, отряхнуться бы, да пойти восвояси – но нет, Андрюха не такой. Он встает и продолжает переть на супостата. Снова получает в лоб и падает, отрубаясь, но через пару секунд встает и идёт вперед, снова и снова.


Если читали «Мексиканца» Джека Лондона – то вам знаком этот типаж. Ничем не выделяющийся, не особо крупный, небольшого росточка пацан, повалить которого можно, но заставить лежать – вряд ли.


«Слышь, не вставай, бля!» - размазывая сопли, грозит ему оппонент. Тщетно. «Андрюха, не вставай, забей!» - кричит ему группа поддержки, пытаясь оттащить в сторону. Андрюха встаёт и продолжает свое молчаливое наступление.


Он никогда не ругался и не орал дурным голосом – иногда разве что сопел, и молча наступал на врага, чем вызывал сильное недоумение всех участников и наблюдателей этих действий.

В конце концов, его уже перестали оттаскивать – Андрюха, пока своё не получит, не успокаивался никогда, перепадало за компанию и своим, и чужим. И вот, после пары заветных затрещин, в голове у него что-то щёлкало – и он, спокойно окинув взглядом окружающее безобразие, говорил что-нибудь в духе «ну вроде закончили», убирал руки в карманы и спокойно покидал поле битвы. От чего общее недоумение возрастало, как вы понимаете, пропорционально.


Прошли годы. Разбитные юношеские тусовки остались в прошлом. Андрюха несколько лет как женился и живёт вполне себе ничего – о старых закидонах и не вспоминает. Такой, как на картинке, семьянин с начавшим проклёвываться пузиком.


И как-то после одного из редких загородных возлияний, когда почти всей компании удалось, наконец, встретиться, тяжёлым похмельным утром его жена вышла на террасу, где наша компания лечилась в меру возможностей – кто минералкой, кто чайком с лимоном. Парни, говорит, идите Андрюху разбудите, че-то не просыпается. Ну, мы с гиканьем и гаканьем вваливаемся в комнату, где на кровати, по-богатырски раскинув руки, храпит Андрей. Ни тычки под рёбра, ни вопли, ни обещания кары небесной на закалённый организм влияния не оказывают решительно никакого, до тех пор, пока кому-то не приходит в голову рявкнуть ему в ухо сакраментальное «слышь, сука, не вставай, бля!».


После чего андрюхино туловище пришло в движение, и, с полузакрытыми глазами, шатаясь, попёрло на источник звука. Охуели все – кто-то стал в ужасе щемиться по углам, кто-то выскочил во двор, кто-то, от нахлынувших воспоминаний, начал ржать, роняя похмельные слёзы. Дойдя до стены, Андрюха медленно сполз вдоль неё на пол, и, видимо, проснувшись, оглядел окрестности, и пошёл с нами пить чай.


Ничего не поняла, кажется, только его жена – и предысторию всего этого действа рассказывали ей все наперебой, снабжая сочными комментариями и недоуменно качая головами в ответ на её испуганные вопросы о том, как же её тихий и спокойный Андрей вообще дожил до своих лет при жизни такой.


Андрюха сидел в углу, смущался, и громко икал.


Каких-то серьёзных последствий эта история не имела – кроме того, что фраза «не вставай» теперь в доме счастливой семейной пары под строгим запретом.


Все совпадения, конечно, случайны, а имена – изменены в интересах всегда встающих. Ну, вы понимаете.

Показать полностью

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Признайтесь, вы хоть раз, но заходили на Авито. Возможно, продавали старые книги, детские вещи или старинные, но совсем ненужные вам вазы или статуэтки. Когда звезды сходятся, покупка или продажа выходит крайне удачной. Как у наших героев.


1. @MorGott

Почти открыл свой магазин на Авито из детских вещей, из которых вырос его ребенок.


2. @Little.Bit

Привел с Авито третьего в их с женой уютное семейное гнездышко, и теперь они счастливы вместе.


3. @MadTillDead

Собралась с силами и продала на Авито все, что напоминало ей о бывшем.


4. @Real20071

Его жена доказала, что в декрете тоже есть заработок. Причем на любимом деле и Авито.


Своим удачным опытом они поделились в коротких роликах. Теперь ваша очередь!

Снимите видео об успешном опыте продажи, покупки или обмена на Авито, отправьте его нам и получите шанс показать свой ролик всей стране. Представьте, вы можете попасть в рекламу Авито! А еще выиграть один из пяти смартфонов Honor 20 PRO или квадрокоптер. Ну что, готовы принять вызов? Смотрите правила, подробности и ролики для вдохновения тут.

Отличная работа, все прочитано!