Redut

Redut

пикабушник
45К рейтинг 542 подписчика 2960 комментариев 52 поста 41 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
6720

Как я кушал и умирал

Время действия - конец девяностых, окраина Москвы. Я учусь то ли в первом, то ли во втором классе. И так получилось, что с рождения у меня аллергия много на что, в том числе очень сильная – на рыбу и пшено, это выражается в виде отёка Квинке, вызывающего удушье в течение буквально 10-15 минут после приема пищи (это здорово развивает подозрительность и даёт бонус «острых нюх» всегда, когда готовил еду не собственноручно).


В общем, я обо всё этом осведомлен, подозрительного не ем, и расслабляюсь очень редко – понятно, что смерть в бою с гигантской акулой – ещё куда ни шло, а вот смерть при поедании сраного карасика – ну, прям скажем, так себе способ обеспечить место в Вальхалле.


Первый раз, когда я фатально расслабился, был в далеком детстве – лет в шесть или семь я как-то совсем плохо упал с качелей, основной вектор удара пришелся на филейную часть с направлением вверх по позвоночнику. Было больно – а потом я понял, что встать, в общем, не могу. И ног не чувствую (нет, Пэйн, они у меня есть).


Была скорая, плачущая мать, врач, говорящий что-то про вероятный перелом позвоночника и про то, что вряд ли мне придётся ещё когда-то поиграть в футбол. Я тогда слабо что-то понимал, да и больше любил игры на Денди и тетрис, так что не особо переживал.


В память врезалось, как по приезду в больницу меня и мать подробно опросили про аллергические реакции, всё записали в карту и на листочек, который прикрепили к кровати. Правда, то была не кровать совсем, а некий монстр – очевидно, плод мимолётной и порочной связи кресла-каталки с ложем Прокруста. На котором меня быстренько и распяли – руки и ноги получили утяжеления, которые вытянули меня почти в струнку, чему мешал только центр тяжести в виде пострадавшей от падения задницы.


Шевелить ногами я всё ещё не мог, а если бы и мог – встать из такого растянутого положения было решительного невозможно. Первый день прошёл неплохо, я познакомился с товарищами по несчастью, которые находились в почти столь же незавидном положении, и заснул сладким сном.


Завтрак на следующий день я пропустил – кто мог ходить, на него пошли, а я, в силу, видимо, врожденной стеснительности, никому не намекнул на неспособность самостоятельно перемещаться. Но обед неходячим принесли в палаты – и покормили с ложечки. Был довольно вкусный суп, который дома почему-то не готовили ни разу – хотя жили мы тогда в коммуналке, и гастрономические пристрастия у всех были довольно разнообразны.


Наверное, этот факт стал первым звоночком в моей маленькой и довольно тупой, надо признать, голове. Потому что суп я радостно доел, закусил пюрешкой и постной котлеткой, попросил добавки, и настроился спать дальше.


Мысль о ненормальности происходящего посетила меня, когда я внезапно начал с трудом выдыхать. Ну ладно, думаю. Наверное, что-то в горло попало, ща проскочит и будет нормально. Ведь не могли меня накормить каким-то аллергеном, правда? Ведь всё-всё спросили и записали?


Меня хватило только на вопрос пацану с соседней койки – а что за такой супчик-то был? А супчик-то, говорит, был рыбный. Запомнился даже не ответ – а тон, такой спокойный, будничный – для него вопрос и ответ были самыми простыми, ну а я понял, что мне пиздец.


Потому что руки и ноги уже покрывались сыпью, а попытка крикнуть погромче и позвать на помощь больше напоминала сипение, голова начала слегка кружиться, а дыхание так тяжело мне давалось только сильно позже, при беге в старом противогазе.


Знаете, в момент осознания стало очень спокойно – это ощущение я запомнил, и в моменты опасности изредка испытываю и по сей день. Ну, когда ещё есть силы и шансы – ты нервничаешь, переживаешь, а тут – всё, конечная, от тебя ничего не зависит. Где-то за год до этого у меня умер дедушка – думаю, ладно, все хотя бы придут на меня посмотреть, свечку поставят у кровати, будут плакать. В принципе, тоже неплохо.


Но тело, видимо, оказалось не таким покладистым, как разум. В общем, я снял растяжки и пошёл. Не слишком уверенно, по стеночке - но пошёл. Только сегодня, только для вас - чудесное исцеление рыбным супчиком. Дошёл до поста медсестры, присел на кушетку – потому что область зрения сузилась до размытого туннеля, звуков не было вообще - кроме стука сердца и хрипов, с которыми я пытался протолкнуть хоть немного воздуха в легкие. Смотрю на сестру. Сестра смотрит на меня. Аллергия, говорю, у меня. Отёк Квинке. Дышать не могу. Сдохну щас тут у вас, а зима, могилу копать заебётесь. Бррлвгврыггаваавввхвахвах – говорит мой рот. Вижу, что сестра сейчас отойдет в мир иной быстрее меня, но медленно-медленно тянется к телефону – ну, думаю, может, и спасут. И выключился.


Очнулся на следующий, наверное, день в реанимации. Первое ощущение – холодно, блядь. Наверное, я уже умер, но ведь в аду обещали котлы и дьявольский огонь? Вокруг – такие же бедолаги, капельницы, синюшные лица, скукоженные первичные половые признаки и прочая красота. Заебись, подумал я, и вырубился снова, до следующего дня. Ибо ну его на хуй, такими делами любоваться.


Ещё через день (по субъективному ощущению времени) меня привезли обратно в мою палату как раз в момент осмотра лечащими врачами. Там была моя мамка, и, судя по лицу врача, он бы предпочёл сейчас сам умереть от отёка, чем общаться с ней. Я довольно ловко наебнулся с каталки, и на своих двоих дочапал до кровати. Симулянт, говорит врач. Нету никакого перелома, раз так шустро бегаешь. Записываем, запоминаем - ушиб позвоночника с защемлением чего-то там. Да и вообще, мест у нас нет, государство денежек не даёт, поэтому пиздуй-ка ты отсюда, пока ещё чего-нибудь не сожрал. И выписал меня прямо вот так сразу. И я поехал домой – играть в Денди и тетрис ещё целую неделю, потому что мамка сказала, что в школу пока можно не ходить. Детский разум постановил, что несостоявшаяся попытка отхода в иной мир - неплохая цена за такое счастье.


Не хочу даже представлять, что чувствовала мать, когда услышала про перелом позвоночника и его перспективы. И что думала, когда привезла мне вкусняшек, и узнала, что меня нет в палате, а есть я очень даже в реанимации. Не уверен даже, кто виноват во всём этом, кроме традиционного и всеобщего долбоебизма.


Однако, история кое-чему меня научила. Доверяй, но проверяй – особенно если от этого зависит твоё благополучие, а не чьё-то ещё. А ещё, смерть – не так уж и страшно. Как будто сон – и никакого света в конце туннеля или трубящих ангелов. Ну или, может быть, адреналин, или преднизолон, или что там ещё не дали мне пройти по туннелю достаточно далеко.


А ещё после этого я знал совершенно точно, что смерть - она всегда рядышком. Шагает с тобой в ногу, присаживается за столик в кафе, сидит на заднем сиденье, поглядывая на дорогу и держа холодную ладошку на твоём плече. Ждёт твоей ошибки, или просто удобного случая. Поэтому переживать из-за неё не стоит, однажды она дождётся своего. Но умирать рано совсем не хочется – чего и всем вам желаю.

Показать полностью
1955

О понимании

Устроился к нам на работу молодой парень. Ну, не прямо к нам - в соседний отдел, познакомились, сталкиваемся изредка в курилке, привет-привет, ну и всё. Сегодня утром, толком не проснувшись, страхолюдной сомнамбулой вползаю в вагон метро и сталкиваюсь с ним взглядом.


"Блин - проносится в мозгу - сейчас начнётся. Как дела, как жена, чем занимался в выходные, когда уже соберемся пивка попить, как дела с новым проектом, что ты думаешь о роли тяжёлой кавалерии в Бородинской битве - придётся убирать читалку, выключать наушники, чё-то поддакивать невпопад..."


Он просто кивнул мне, и уткнулся обратно в телефон. Мы вышли из метро, прошлись не спеша и в молчании до работы, и, только миновав проходную, он снял наушники, обернулся, пожелал мне доброго утра, и пошёл восвояси.


Кажется, у меня, наконец, появился коллега, понимающий, что пока человек не дослушал утренний плейлист, не дошёл до рабочего места и не выпил чашечку кофе - разговоры ему в принципе противопоказаны. Особенно о работе.


Никогда бы не подумал, что этого дня придётся ждать столько лет.

1190

Как я кушал и не умирал

Время действия – середина нулевых, окраина Москвы. Я уже не совсем пездюк, как в прошлой истории, а начавший задумываться о смысле бытия и его бренности вредный подросток с противным голосом, начавший слушать Агату Кристи и Rammstein. Рассказывать буду о том, как почти фатально расслабился во второй раз - тем более, что кое-кто из читателей заказывал продолжение.


Как известно, аллергия – штука приставучая, и, родившись с ней, есть довольно высокая вероятность с ней же и умереть. Говорят, правда, что она даёт меньший шанс на развитие онкологии – но научных подтверждений этому я пока не видел. Ну, или плохо искал.


Как-то сырой и печальной осенью стало мне хреново. Вообще, это было моё нормальное состояние до определенного возраста, близкого к совершеннолетию – поэтому историй про больницы я могу накатать, наверное, много.


Но тут ситуация была не из разряда как обычно – почесался, съел таблеточку – вроде отпустило, а развернулась прям масштабно, с расчёсыванием конечностей едва не до мяса, бессонницей на этой почве, и расцвеченной не хуже ебучего индийского карнавала физиономией. Мамка с папкой почесали репу, да и определили меня в больничку с аллергологическим профилем – почисти, сынок, организм, отдохни от бренности школьного бытия, ну а мы отдохнем от тебя.


Ладушки. Заселился в номера, посмотрел местное меню – по пять-семь таблеточек три раза в день, какие-то модные крафтовые мази: одни сушат кожу, другие – помогают кожному покрову регенерировать, третьи – увлажняют зажившие места, полдник – капельница с чем-то там, что помогает очистить кровь от аллергенов и их следов. Строгий дресс-код из легкомысленного оттенка хлопковой пижамки в цветочек. В целом – как в лучших салонах Европы, решил я, и принялся увлечённо компенсировать недостаток здорового сна, перемежая его чтением развивающей литературы пера пана Анджея Сапковского и неспешными диалогами с джентльменами с соседних коек.


Всё шло неплохо, местные астматики научили меня курить в вентиляцию, аки коршун усевшись на перегородку между кабинками в туалете, кому-то из соседей ухитрились при помощи мудреной системы из шнуров и бечевки передать гитару через окно (которую через пару дней конфисковали, но незабываемый вечер с песнями Шевчука и Сектора газа с распитием кефира и компота мы успели устроить).


Но вы понимаете, что не образуйся пиздец – не было бы истории, а поскольку истории у нас пока с кулинарным уклоном – то добро пожаловать на завтрак то ли третьего, то ли четвертого дня моего санаторно-курортного жития. На завтрак была кашка. Выглядела довольно сомнительно, запаха была непонятного, и в целом представляла из себя комочек загадочной субстанции, которую кто-то до этого уже ел.


Ну, мы ж не гордые, правда ведь? Ели и не такое. В конце концов, в прошлый раз больница была общего профиля, а тут – аллергология. Знают, чем кормят, меню расписано под каждого, да. Ну я её и съел. И чайком запил, с кусочком хлебушка с маслицем зажевал. И пошёл дальше переживать за судьбу милсдаря Геральта. К слову, никогда меня больше его история так не цепляла, как в тот первый раз. Перечитывание книг – уже совсем не то.


Через некоторое время я почувствовал знакомые симптомы – уходящее дыхание, тремор конечностей, и, в общем, без лишних вопросов понял, что откушал не манной каши, а вполне себе пшёнки. К которой мой организм имеет неразделённую любовь столь же сильную, как и к рыбе.


Ладно. Плавали, знаем. Прогулочным шагом направляюсь мимо пустого поста в коридоре прямиком в сестринскую, где принимает пищу собрание ангелов в белых халатах. Любезнейшие, говорю. Нет времени объяснять – я пожрал, а теперь сдохну, и отнюдь не от гастрономического экстаза. Колите мне свой лучший кайф – я знаю, его у вас есть.


Ангелы отвлеклись от трапезы и увлечённо хлопали глазами в моём направлении. Самая старшая неуверенно изрекла что-то с посылом, мол, а не изволит ли молодой сэр нам пиздеть чисто из любви к искусству, однако, спасительное «Людка, Людка, глянь! Кажись, синеет!» переломило ситуацию в мою пользу.


Я был в доли секунды скручен, уложен, зафиксирован, и уколот. В этот раз малодушно лишиться чувств мне было не суждено, и я принял весьма деятельное участие в представлении – сразу после укола по всему телу пробежала волна жара, ударила в голову, аки в заправский гонг, и оставила после себя одно, но очень дурное и явное предчувствие – щас буду блевать.


Наверное, вы знаете, в некоторые моменты, переев, перепив, или просто мучаясь животом по неизвестной причине, такое бывает – вот вроде нет никаких симптомов, а в следующую секунду понимаешь – да, вот прямо сейчас блевану. Неотвратимо. Обычно в оставшееся до извержения время успеваешь как-то сориентироваться в пространстве – добежать до туалета дома, отвернуться от соседа за барной стойкой, выскочить из потока людей на улице.


Но не сегодня. За те крупицы времени, что отделяли башню моего главного калибра от выстрела, я успел лишь окинуть мутным взором акваторию (сёстры активно жестикулируют, за окном солнышко, на линолеуме интересный узор), вскочить на ноги, издать звук в духе «тревога по кораблю», довернуть корпус и тем самым нацелить орудие в относительно свободное от союзных плавсредств пространство, и дал залп.


Медсестра – такая профессия. Они многое видели, но я смею надеяться, что этот выстрел им хотя бы немного запомнился. Кажется, я вложил в него всю силу кишечника и лёгких, низвергнув на линолеум с интересным узором всё, что успел скушать за неделю до этого. Зато меня резко отпустило – что было несомненным плюсом, а ещё, продрав, наконец, глаза и вытерев выступившие слёзы, я убедился, что не зацепил своих спасительниц, хотя выстрел был явно осколочно-фугасным. Или вообще - бризантным. Также мне стала понятна причина столь активной жестикуляции сестёр в самый критический момент: в полуметре от меня всё это время была раковина, чуть дальше - санитарный слив, а жесты те были попыткой помочь моей системе наведения…


Потом был забавный переезд в отделение с усиленным наблюдением для переживших приступы анафилаксии, куда меня вкатили на кресле-каталке, робко держащим в руках туристический рюкзак с книгами Сапковского.


И процесс моего излечения снова вошёл в мирное и спокойное русло. В этот раз обошлось без путешествий по тёмным туннелям, да и ничего нового о жизни и её смыслах я для себя не открыл. Мамке вообще сказал, что просто решил сменить сменить отель, потому что в этом грубая горничная и тараканы.


Но правило «доверяй, но проверяй» получило новое подтверждение, а ещё я понял, что всеобщий долбоебизм не зависит от географических координат или специализации медицинского заведения. Что сподвигло меня бояться вообще всего, чем я на всякий случай занимаюсь до сих пор.


И, да. Если ситуация кажется вам безвыходной – оглянитесь вокруг. Вдруг рядом есть раковина или санитарный слив?

Показать полностью
1155

О взаимопомощи, родственниках и охуевших

Ну-с, начнем издалека. Мне с младых ногтей казалось правильным помогать и поддерживать других людей, даже если это идёт вразрез с моими собственными интересами. Даже не так. Если это идёт с ними вразрез – это было прям вообще лучше всего, потому что детская литература, советское наследие, «сам погибай – а товарища выручай», ну и всё такое, вы понимаете.


Но постепенно жизнь наша горемычная потихонечку стала из меня сии наклонности вытравливать, о чем я вам сегодня и поведаю - ибо опытом надо делиться, так ведь?


Начнем с темы охуевшей родни. Она в целом банальна, но местами поучительна. Первые ростки сомнения в целесообразности помощи всем и вся появились у меня на фоне переезда бабушки и дедушки в Москву, поближе к нам, из далекого Казахстана. Ну, дом продали, поднатужились, наскребли на квартиру, влезли в некоторые долги, живут. Был тогда на дворе конец девяностых, я ещё пездюк, смотрю на всё со стороны и с высоты своего ума.


С годик после переезда было тихо и мирно, а потом началось паломничество. Сначала – близкая родня, изредка, на день-два переночевать во время пересадки между поездами/самолетами. Ну как бы никому было не в напряг, кто-то гостинцы привозил, мясо, сыры-коньяки, ну и как бы всё проходило нормально. Потом подключилась далёкая родня, друзья, одноклассники, и прочие – собственно, редко можно было зайти к бабушке погостить, и чтоб никого постороннего не оказалось бы дома.


Потом приехал сын какой-то далекой ебучей бабушкиной родственницы, здоровый кабан, на тот момент возраста моего отца. А я, наученный отцовским примером, что основную тяжесть обязанностей по дому должен тащить на себя мужик, наблюдал, как это туловище жрёт наготовленную бабушкой стряпню, наблюдает, как она стирает его шмотки и постельное белье, ходит по магазинам, и, в общем, не дует в ус, ожидая поездки в какую-то командировку. Ждал примерно месяц. За это время ни помощи, ни вклада в бюджет от него никто не дождался. Ну, покумекали, судили-рядили, да и забили, хотя мамка моя на тот момент мыслила весьма дальновидно, в общем направлении к мысли «на хуй такая родня». Бабушка же оставалась непоколебимо гостеприимной и отказывалась видеть во всем этом бытовое нахлебничество.


Сомнения немного усилились, когда через некоторое время к ним приехал чей-то троюродный внучатый племянник с целью поступить в престижный московский ВУЗ. Пару недель сидел учился, сдавал экзамены (благо, про ЕГЭ тогда ещё не слышали), помогал по дому, бегал на рынок – бабушка радовалась, мол, видите, не все же такие плохие. Пацан уехал, а ближе к осени узнал, что поступил. Мы об этом узнали, когда в бабушкиной квартире зазвонил телефон и ей предложили приютить дитятку на всё время обучения в университете, куда, как оказалось, пацан поступил на платное, стоившее по тем временам немало. В общаге дитя жить не желало, а квартиру снимать было дорого. Спасибо, что хотя бы на этом моменте бабушку прорвало, та самая далёкая родственница была отшита, и с тех пор не звонила – а прошло уже без малого двадцать лет.


Эта история научила меня проводить границу между помощью в беде и усаживанием себе на шею существа, в общем-то, не сильно нуждающегося, зато до неприличия охуевшего. А родня – это те, кто хотя бы иногда блядь звонит, и с кем приятно увидеться. То есть, по сути, очень небольшой круг людей. А остальные – просто случайные люди, которые могут вести себя хуже незнакомцев.


Перейдем к студенческим временам и охуевшим ребятам из этого славного жизненного периода. Получение среднего образования у меня прошло в целом под знаком расслабона и отсутствия какого-либо связного мышления (ну, так мне сейчас кажется). И обращать внимание на людей, их мотивы и поступки я начал только обучаясь в университете, где был избран старостой группы.


Просьбы переписать конспекты, помочь с контрольной или попробовать прикрыть отсутствие, похлопотать о чьей-то беде в деканате, особенно приправленные бутылочкой горячительного, никогда не казались мне чем-то из ряда вон выходящим, и общий язык в целом удалось найти со всеми. Надо сказать, что учились мы заочно, кто-то на бюджете, кто-то – за свои кровные, все работали, коллектив был разномастный.


Однажды, курсе на третьем, у меня попросила зачётку «на денёк» девушка, не шибко активно посещавшая занятия и экзамены. К чему бы это могло быть, подумал я. Что-то нечисто. Пожалуй, не дам. Правда, случилось это в альтернативной реальности, а в нашей я сказал «да бери, без проблем». Как выяснилось по итогам следующей сессии, девочка при помощи копирки обвела все мои оценки и зачеты за последние пару семестров и перенесла в свою зачетку, и даже наебала таким макаром несколько преподавателей, с невинным личиком доказывая им, что всё сдавала, а они просто запамятовали.


Пока не наткнулась на въедливого старичка старой закалки, который вел отдельный учёт должников, и не была с позором отчислена. Попутно был выявлен источник, откуда был скопирован преподавательский почерк, и я едва не отправился следом за гениальной аферисткой. Было забавно доказывать, что я просто тупой долбоёб, а не состоял в той самой группе лиц, что по предварительному сговору подрывает саму идею отечественного образования.


На ус намотал. Запомнил. И когда незадолго до защиты дипломной работы на лекциях нежданно-негаданно появилась парочка барышень, не ходивших весь год, сирена уже сработала без сбоев.


"Слушай, будь другом, а поменяй в журнале посещаемости минусы на плюсы, а? Тебе нетрудно, а я вот беременная, а у нее вот маленький ребеночек. Ну чего тебе стоит. Мы и дипломы защитим, и госы сдадим сами, ты нам только конспекты дай, да ещё, может, кто-нибудь поможет с билетами для экзаменов..."


И знаете, блядь, так ведь жалобно просили, я почти сломался. В конце концов – ну чего жизнь людям портить? Хай сдадут свои дипломы, да гуляют спокойно. Посмотрел на них. Посмотрел на всю свою группу, с которой мы, несмотря на заочность обучения, хлебнули нормально так говнеца. Ебанутые преподы, ранние подъёмы. Нервотрепка на зачетах и экзаменах. Пересдачи, коллективное написание конспектов, ночные бдения над литературой и сидение в библиотеках. Посмотрел на этих накрашенных красавиц со свежим маникюром и загаром. Вспомнил их фоточки с морей и дискотек в соцсетях. Обидно стало, блядь. Ну и послал обеих на хуй.


Получил несколько жалоб в деканат на свою некомпетентность как старосты, и разговор с куратором группы с глазу на глаз. Благо, она оказалась крайне адекватной и жёсткой дамой, после обстоятельного диалога обе красавицы отправились в ранее указанном направлении.


Знаете, отчисление накануне выпуска - это жестоко, но вся группа, кажется, вздохнула с облегчением, и из последних сил навалилась на ГОСы и дипломы, и почти все защитились на отлично. Было приятно, и на душе хорошо.


Отмечу самое, на мой взгляд, показательное в обеих ситуациях: самые ленивые одновременно оказывались и самыми охуевшими, а также – готовыми испортить жизнь всем вокруг. А ещё они могут быть женщинами - и их тоже надо уметь посылать на хуй и плевать им в морду, наравне с мужиками. Если они этого заслуживают, конечно.


Испытать сие на практике и сделать выводы оказалось чертовски важным опытом, потому что и сейчас нытьё на тему маленькая зарплата/много работы/когда-меня-повысят/я беременный-уставший-больной чаще всего раздаётся из уст наименее ценных членов коллектива, а их претензии к коллегам, руководству, Галактической церкви, лично Владимиру Владимировичу Путину и всей ебаной вселенной воистину поражают периодически своим размахом.


Помогайте нуждающимся, в общем. А охуевшим – не надо.

Показать полностью
1121

Короткие истории про недоверие к детям

История первая. Мне лет 5-6. У меня две бабушки – одна маленькая и сухенькая, вторая – помощнее, полная, медленная, всегда улыбчивая и неторопливая. Вот со второй бабушкой мы затеяли шуточную борьбу – толкались, пихались, кто кого перебодает. В какой-то момент бабушка запнулась обо что-то на полу, и неудачно упала на меня. У меня перелом руки. Слёзы, сопли, травмпункт, гипс.


- А как ты руку сломал?»

- Да, ерунда, бабушка на меня упала!

- Да скажи ты правду! В футбол, наверное, играли? Толкнул кто-то? Или подрались на улице?

- Да нет – честное слово, всё так и было!

- Ну хватит врать! Чего ты на бабушку всё валишь! Никто тебе ничего не сделает и ругать не будут!

- ........!!!!111


Вторая. Мне лет 10-12. Играем, собственно, в футбол. Выпрыгиваю в воздух за высоким мячом, дабы сыграть головой – очнулся, как говорится, гипс. Лежу на земле, всё кружится, товарищи склонились надо мною. Planet Earth is blue. And there's nothing I can do. Птички поют. Столкнулись головами. Второму пострадавшему – ничего, у меня от его затылка синяк в половину лица и странно хрустящая челюсть. Далее в программе - скорая, знакомый травмпункт.


- Ну, рассказывай, кто побил?

- Да не бил никто, в футбол играли…

- Ага. Руку бабушка сломала, синяк во все лицо и выбитая челюсть – в футбол играли. Жги исчо.

- Да правда! Прыгнули неудачно, вот, затылком мне прилетело…

- Ну да, правда. Рассказывай давай - не бойся никого, если что – и милицию подключим, с обидчиками разберутся. Что, кто-то из старших ребят? Чем они так тебя?

- ........!!!!111


Третья. Мне лет 12. Я решил съесть яблоко. Выбрал. Надкусываю – вот же шельма, гнилое попалось! И не придумываю ничего умнее, чем из дальнего угла кухни выбросить яблоко в открытую форточку. Да и бросить посильнее – чтоб подальше улетело и никого на тротуаре не задело. Размахиваюсь, и…ну, в общем, понятно. Прицел был выверен не очень хорошо, и яблоко ударило аккурат в оконное стекло пониже форточки, пробило его, пробило внешнее стекло, и вылетело наружу. Да. Крепкое было яблоко. Ну, думаю, пиздец мне.


Вечером пришли родители – ну я им так и так, сорямба, предки, я – еблан, который разбил окно яблоком.


- Да кого ты выгораживаешь? Небось дружки снаружи камнем разбили!

- Да нет! Говорю же, извините – надо будет заменить стекло, че-то я дурачок.

- Ну хватит уже выдумывать! Яблоком – изнутри? Ничего умнее не мог придумать?

- Да посмотрите же вы! Даже между стеклами осколки от внутреннего стекла завалились, а от внешнего – наружу выпали!

- Не выдумывай! Давай рассказывай, кто это сделал!

- ........!!!!111


Справедливости ради, отец, осмотрев повреждения, мои слова принял на веру. Видимо, признать, что сын растет не очень умным, было сложнее, чем свалить всё на хулиганов :)


История четвертая. Кровавая и эпичная, хотя ничего не предвещало. Зимним вечером в одной из комнат коммунальной квартиры мы с младшим двоюродным братом бесились, прыгали на кровати и вообще отлично проводили время – нам было, может, 4-5 лет. В какой-то момент я прыгаю слишком высоко, и прилетаю башкой прямо в плафон, надетый на лампочку. Разбиваю его к собачьим хуям. Осколки – на кровать и на пол. Я – жопой на осколки. Свет гаснет. У меня в жопе – осколки. Чувствую, что начинаю елозить в собственной крови. Ору. Слёзы, сопли. Брательник был не сильно умнее меня – раз свет погас, надо его включить, правильно?


Наощупь добрался до двери, полез к выключателю – а он был немного прикрыт недавно поставленным вдоль стены небольшим, лёгким и пока ещё пустым шкафом. Пока он пытался щелкнуть выключателем и не понимал, почему не горит разбитая лампочка, раскачал шкаф и уронил его. На себя. Выступающая часть шкафа ударила чётко в лицо, оставив пиздатый синяк на лбу. Да и в целом шкаф накрыл его целиком и прижал к полу. Насилу выбрались и оказали друг другу посильную первую помощь.


Вечером приходят родители. Ковёр на полу окровавлен, у брата синяки по всему телу, у меня вся жопа в колотых ранах и в зеленке, на башке шишка, люстра разъёбана, шкаф разъёбан. Так много вопросов и так мало ответов…


Рассказали, как было. Нас никто не ругал. Все решили, что мы ужасно поругались, подрались, а когда осознали масштаб разрушений – решили убедительно врать, чтоб не наказали. Нам так и не удалось никого переубедить…


Не знаю, есть ли тут какая-то мораль - но, в общем, в жизни определённо случается очень разное дерьмо :)

Показать полностью
1047

Пожар в многоквартирном доме

…или как я понял, что в случае чего 80% людей погибнет даже при минимальной угрозе жизни.


Жили мы в ничем не примечательном, шестнадцатиэтажном доме – соседи не выделяются, кого-то я знаю хорошо, кого-то не знаю вообще, сверху живут долбоёбы, которые любят бухать, драться и русский рэп. В целом – как у всех. И однажды в выходной день случилось одной из квартир с одинокой бабушкой загореться – то ли она уснула и не выключила плиту, то ли от сигареты занялся ковёр, за давностью лет, говоря откровенно, не помню.


Мы жили на пятнадцатом этаже, а горело на двенадцатом. Выглянув на балкон и оценив обстановку (едкий дым трубой, пожарной машины пока не видать) быстро одеваюсь, на ходу вызванивая 01. Вызов принят. Дым из вентиляционных шахт, тем временем, заполняет квартиру – окна оставляю открытыми нараспашку, обматываю лицо мокрым платком, матери выдаю такой же, и впридачу пустой рюкзак – пять минут сборов, с документами, деньгами и золотом в спокойном темпе и без паники сбегаем по лестнице вниз. Дым быстро заполняет лестничные пролёты, на всех этажах над очагом возгорания видимость уже не более пары метров.


В горящей квартире дверь дешёвенькая, но железная – дым из щелей валит как следует, но выбить без инструмента не удастся. Что ж, надеюсь, что там никого нет. В подъезде отрываю окна – это может создать дополнительную тягу и помочь огню распространиться, но дать возможность спуститься всем жителям подъезда кажется мне более приоритетным.


Тут понимаю, что людей на лестнице, кроме нас двоих, нет вообще, что странно – на секунду задумавшись и отправив мать на улицу, начинаю со своего этажа обзванивать квартиры. Открывает соседка – заспанная молодая девушка, недавно родившая первенца. Алярм, говорю, пожар на корабле. Одевайтсь, закрывайте лицо, ребенка в охапку – и вниз, ибо на хуй нужно. Уже разворачиваюсь к следующим дверям, когда слышу в спину – «ой, а мы не можем, у меня ребенок болеет, мы тут подождем». Глаза у меня лезут на лоб. В квартире, конечно, не как в подъезде, но кумар уже знатный, и окна задраены чуть ли не герметично.


Катенька, говорю, милая. Вы щас оба рискуете заболеть сильно-сильно, потом из процедур понадобится только переезд в однокомнатный деревянный дом под землёй, если опознают. Газ ебанёт, перекрытия осыпятся, или просто надышитесь и заснёте сном колдовским, как ебучая принцесса из диснея, только принц в конце не придёт. Одевайтесь и пиздуйте на выход, быстро блядь!


Понимаю, что преувеличиваю, но лучше перестраховаться, да? С недоверием в глазах начинает не спеша собираться. Время уходит. Помогаю ей закутать ребенка в плед и чуть ли не на пинках выгоняю из квартиры. Соседи по лестничной клетке уже выходят сами – прикинутые примерно как я. Успокаиваюсь, иду трезвонить на этаж ниже. Кратко обрисовываю перспективы, прошу поспешить, и уже почти двигаюсь дальше, как понимаю, что соседка-то с ребенком мимо так и не прошла.


Иду наверх, чтобы застать умилительную картину. Катенька тычет пальчиком в кнопку вызова лифта, и парочку эту пинками приходится выгонять уже из него. Ты, говорю, нормальная? В шахте дыма не сильно меньше. А если застрянет? Если так не хочется иметь деревянный домик на одного, то перспектива иметь железный на двоих с малышом прямо щас – она всё равно так себе.


Кажется, проняло. Попиздовала по лестнице. Дышать трудно, несмотря на открытые окна. Начинает кружиться голова. Вышедшие соседи с нижних этажей начинают вызывать лифт. Жалею, что дома нет ружья – может, скоротал бы мучения всем этим людям. Матерю их, уже не стесняясь. Лифт заклиниваю, запихнув в щель какую-то доску, всем ниже говорю, что не работает. Это принимают проще, чем утверждение, что нельзя. Тихо охуеваю ещё и от этого.


Спускаюсь потихоньку ниже, миновав горящую квартиру, дышать становится легче, туман из головы выветривается, и спокойно обзваниваю все двери на этаже сразу, громко прошу спускаться, ибо горим, и иду ниже. К моей миссии присоединяется гоповатого вида пацан – убегает вниз и, поднимаясь навстречу, занимается тем же, что и я.


В течение минут десяти мы обзвонили квартиры на 12 этажах, всем сообщили радостные новости, и выбрались на улицу, где с расстояния в сотню метров наблюдали, как выгорает квартира. Стёкла красиво лопались, выпуская языки пламени наружу. Балкон сдался последним – рамы покосились, закрепленные верёвками цветы в горшочках полетели вниз, разбиваясь со звуком, напоминающим мягкое чпоканье вылетающей из шампанского пробки. Но в целом было не слишком впечатляюще.


Расчёт пожарной охраны уже поднимал лестницу и разматывал рукава. Борьба с огнём заняла не более десяти минут – рамы были зачищены от осколков, мужики вошли внутрь. Тушили от души – потом рассказывали, что залило всех до первого этажа.


Единственной жертвой оказалась хозяйка квартиры – задохнулась во сне. Угарный газ – коварная штука.


Но деморализовало меня не это. Из всех квартир за всё время вышло меньше десяти человек.


Кто-то из-за двери посылал на хуй и «ой да хорош прикалываться», хотя не ощущать запах дыма, особенно живущим выше горящей квартиры, было невозможно. Кто-то тупил. Кто-то решил переждать в квартире. Кто-то собирался дольше, чем происходил экшен.


Резко подорвались только мы с матерью, двое соседей по этажу, соседка с ребенком, на уговоры которой, в силу близкого знакомства с её мужем, я потратил время, гоповатый пацан, и ещё несколько полузнакомых людей.


Да, я понимаю, что сильные разрушения от пожара в одной квартире бывают очень редко, и ситуация была далека от критической. Да, бросать всё в выходной день и вставать с дивана не очень хочется. Да, пожарные приехали быстро и справились с огнём почти моментально.


Но люди! Как же так? У вас, блядь, дети и семьи, вы вроде бы взрослые, в политике разбираетесь и в футболе, но не готовы покинуть квартиры, хотя дым уже буквально везде. Вы вызываете лифт, хотя уже в школе вам вбивают в головы, что этого делать нельзя, это камера смерти для вас и ваших близких.


Это заставило меня задуматься о помощи ближнему: будь ситуация «погорячее», пытаясь расшевелить идиотов, я погиб бы сам и не помог никому. С тех пор у меня уже нет уверенности, что при повторении чего-то такого будет сильное желание тратить время на людей, не желающих помогать даже себе. Представлять не хочу, сколько раз через такое дерьмо приходится проходить тем, кто по долгу службы оказывается на местах катастроф и чрезвычайных ситуаций – смотреть на то, как люди по собственному желанию готовы штабелями улечься в могилки, а рядом разместить свою родню, наверное, было бы выше моих сил.

Показать полностью
959

Как я нижнюю полку уступал

Приключилась как-то со мной история не совсем из тренда про бабулек и мамочек: я добровольно уступил свою законную нижнюю полку десантнику.


Как так? Да легко. Будучи помоложе и повеселее,  частенько катался я на поездах, и был не прочь прибухнуть в пути. Не, ну а чего такого? Дорога дальняя, заняться обычно нечем, и если среди соседей есть вменяемые парни или девчонки – у меня с собой всегда была бутылочка недорогого вискарика или коньячка, простенькая закусь. Вот и познакомились, время скоротали, да и засыпается потом лучше. Не буянили, всегда говорили тихонько, спать ложились вовремя и никому не мешали – собственно, идеальный для меня вариант пути, пока я не посчитал, что на самолете быстрее и не сильно, в общем, дороже, чем у охуевших РЖД.


Вот и в том поезде Москва-Минск ехал я на своей нижней полке, никого не трогал. Надо мной угнездился мужичок лет сорока, напротив – две пожилые женщины. У мужской половины был вискарик, у тётушек – винцо, и мы неплохо пообщались, узнали всё о проблемах друг друга, ну и приготовились спать.


Все, кроме моего соседа сверху. Он решил продолжить тусовку – перебрался к соседям, бухнул с ними, потом, как я слышал сквозь лёгкую дрёму, ушел в вагон-ресторан или куда-то ещё, и вернулся, когда я уже спал.


Проснулся я, собственно, от сочного удара – это мой сосед проиграл сражение с гравитацией. Она, как известно, беспощадная сука. Я было очканул – падение на стол с верхней полки и для молодого меня не прошло бы без последствий, но дядька, икнув, сообщил что-то в духе «да похуй, я десантник, блядь» полез обратно и через минуту захрапел. Тётушки смотрели охуевшими глазами.


Я был впечатлен, но шоу, как говорится, маст гоу он: через какое-то время, когда я снова мирно похрапывал, десантник совершил второй прыжок с уже отчетливым хрустом какой-то детали организма.


Вставая с пола, он снова поведал, что он «десантник блядь, и не такую хуйню видал». Я грю, мужик, ты ж до утра не доживёшь с такими прыжками, давай местами махнёмся? «Да мне похуй, и не такую хуйню видал, я десантник блядь» - сказал мужик. «Ты уже говорил», робко сообщил я со своей полки. «Да и похуй блядь!» - сообщил герой и снова полез наверх.


Под утро он ёбнулся ещё раз. На этот раз градус в организме, видимо, несколько спал, и боль от встречи с нехитрыми предметами вагонного интерьера явственно читалась на лице соседушки. Я, подпустив в голос сочувствия, предложил поменяться местами ещё разок, и о чудо, он согласился. Перекинули постельное белье вместе с матрасами, и захрапели дальше.


Часа через четыре мы, продрав глазоньки, пили чай с белорусскими печеньками, и мужик с испугом интересовался, не обидел ли он кого ночью, почему у него болит всё тело и почему он на нижней полке. Я, поржав, сообщил, что это потому, что он, блядь, десантник – и по отчаянию в его глазах стало понятно, что такая хуйня с ним не в первый раз. Выяснив, что было, он долго извинялся перед тётушками за испорченный сон, потирал спину и рассказывал, что десантником он был давно, но страдает вот до сих пор, и неизменно - в подпитии.


А на трезвую голову – интеллигентнейший человек, да. Синька зло, в общем :) По крайней мере - для некоторых категорий граждан.

Показать полностью
915

Интересное начало дня

Шесть утра с небольшим. Темно. Заряженный кофейком и яичней с беконом, ползу не спеша к остановке автобуса. На перекрестке двух узких тропинок традиционно закуриваю, чтобы постоять в сторонке и не дымить на ждущих транспорта людей. Мне хорошо.


Снежинки медленно опускаются на землю. Морозно, но ветра нет. По одной из тропинок к перекрестку подбирается гражданин лет 25-30 на вид, легкая небритость, взгляд...ну, нормальный вроде бы взгляд. Уже по привычке стараюсь заглядывать в глаза стоящим рядом или подходящим людям - дело даже не в определении пьяный/обкуренный ли передо мной человек, а просто инстинктивно ищу странный блеск или отсвет внутренней ебанцы на сетчатке. Этого лучше опасаться.


В Москве вообще много ебанутых - большие города их как будто притягивают, ну, или генерируют масштабностью и массой происходящего ежесекундно.


Идёт гражданин не прямо по тропинке, а целенаправленно на меня, знаете такое - вижу цель, иду на таран. Думаю, сигаретку хочет стрельнуть, уже почти лезу за пачкой, когда он тормозит где-то в метре и сообщает: "Иди вперёд!". Я говорю "Ээээ" и ловлю синий экран смерти: к такому, да прямо с утра, жизнь меня не готовила. Гражданин, тем не менее, упорствует: "Вперёд иди я сказал!". Причем говорит так обыденно, без агрессии - как "Дайте, пожалуйста, пройти" - с такой вот интонацией, и это сильно сбивает с толку.


Подумав, выдаю, мол, братан - мне вообще налево, к остановке. "Тогда щас я тебе ебалу дам!" - говорит гражданин, и перестаёт мне нравиться окончательно. "Слушай, ну я тогда тебе тоже дам" - отвечаю. Гражданин несколько раз задумчиво кивает, как будто своим мыслям, грустно говорит - "Ну ладно".


И идёт дальше по тропинке, ничем более не выдавая своих желаний относительно моего ебала. Напоследок затягиваюсь и в раздумьях иду к остановке. Что бы это могло значить, вот прямо с утра, а?

Интересное начало дня Реальная история из жизни, Разрыв шаблона, Непонятно, Текст, Мат
885

Оригами

Когда мы были бодры и веселы, молоды и словоохотливы, знавал я одну весёлую девушку, попавшую в непростую ситуации.


Ну, в непростую по моим меркам - я, родился, жил, учился и работал в одном городе, а она родилась в одном, понаехала в другой, учиться ездила в третий, а чтобы покрыть издержки всей этой логистики - нужно было бабло, которого, как и любви, зачастую трагически не хватает. В общем, обычная вполне ситуация - но на фоне моей спокойной и размеренной жизни она казалась мне чем-то из ряда вон.


Она подрабатывала везде, где только могла, и работала, кажется, больше, чем 24 часа в сутки. А главное - во всех, самых труднодоступных и бесперспективных местах работы, находила свои плюсы.


Она ухитрялась работать в двух-трех местах одновременно, учиться лучше меня, отправлять немного денег родне, и даже периодически выбираться вечером потусить в парк или центр города с нашей компашкой - и выглядела нормально, без всяких там мешков под глазами или выцветшего взгляда старой побитой собаки. Иногда я всерьёз подумывал, что она - вампир. Ну, или оборотень какой.


Истории, которые она частенько рассказывала, наша небольшая компания любила. Одна из них была про мужика из привокзального кабака, где она работала официанткой. Мужик то ли челночил, то ли просто имел разъездную работу, и периодически, но нерегулярно, устраивал одиночные налёты на их кабачок, где напивался, оставлял хорошие чаевые, и, работая закрылками и хвостовым оперением, по кривоватой траектории выпархивал в общем направлении к поездам дальнего следования.


Однажды система дала сбой, и он упорхнул, не заплатив. Девушка, обслуживавшая зал в тот день, расстроилась - но поток людей был большим, счета - не очень, все куда-то спешили, и частенько, находясь в приподнятом настроении от предстоящей или завершившейся поездки, оставляли хороший чай. Погоревали - и ладно.


И вот, недельку спустя, заваливается этот товарищ снова - при этом широко улыбаясь. Давешняя девушка оказывается за барной стойкой, замечает его - хочет окликнуть, но он совершает боевой разворот в сторону стойки, и расплачивается за прошлый раз самостоятельно.


В качестве компенсации он предложил не чаевые, как все ожидали - а вынул из сумки замысловатую фигурку журавлика из бумаги. "Это - говорит - вам изделие оригамия. Компенсация за моральный ущерб". Выпил несколько стаканов пива, расплатился, и был таков.


Ну, девчонки посмеялись над мужиком, позубоскалили на тему нищебродов, чаевых в виде сложенной бумажки, и что бар теперь надо назвать "Хиросима", ну и поставили журавлика на стойку среди других незамысловатых украшений.


Через пару дней сквозняк сдул журавлика на пол, и из него выпала аккуратно сложенная в несколько раз бумажка в 100$.

Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!