RedScarab

RedScarab

пикабушник
поставил 8788 плюсов и 173 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
6172 рейтинг 860 подписчиков 472 комментария 60 постов 35 в горячем
1 награда
5 лет на Пикабу
55

Игра с неизвестностью

- Мы в чистилище?


- По-моему это не важно. Это место не может быть реальным - оно нарушает законы физики. Наверное, мы под действием сильного наркотика.


- Надеюсь, что так. Кто вы? Как вы здесь оказались?


- Как я понимаю, у вас тоже нет ответов на эти вопросы. Забавно… - худой и бледный флегматик ещё раз огляделся по сторонам, чтобы увидеть какую-нибудь зацепку.


Они находились на острове из мраморных плиток, в окружении оранжевых облаков, которые с дикой скоростью улетали за горизонт. В центре стояло дерево жизни, растущее прямо из диковинного фонтана, и они так переплелись друг с другом, что невозможно было понять, где заканчивается мрамор и начинается само дерево. Кроме того, прямо в воздухе висели двухметровые циферблаты часов, чьи стрелки неумолимо приближались к полуночи.


- Что вы вообще помните? - Спросил “жизнерадостный” у флегматика.


- Цифры, взаимосвязи, циклы развития и увядания. Всё живёт согласно законам природы.


- Странно, а я смотрю на мир совершенно под другим углом - всё подчиняется великим идеям. Мы живём ради них, а всё остальное тщетно.


- Чепуха! - Раздался голос третьего человека, выходящего из-за фонтана. - История - это сага о жестокости и насилии. Ваши мечты ничего не стоят, если у вас нет силы, чтобы претворить их в жизнь. Есть только одно главное правило - в один присест сильный слабого съест.

Слегка пухлый и хромой человек со шрамами смотрел на своих коллег по несчастью с лёгким презрением. Не успели они познакомиться, как циферблаты часов расплавились и упали вниз. Они открыли за собой тьму, из которой посыпались листы бумаги с текстом: “Вы должны определить, кто кому подчиняется”. Живчик набросился на эти листы в поисках ответа.


- Смотрите! Тут есть ещё указания: установить баланс, никакого насилия, добровольное сотрудничество, выбрать главного.


- Я всё понял, - отрезал пухлый, - можешь не продолжать. Это игра, испытание. Я не знаю, что мы получим, но я точно знаю, что не собираюсь подчиняться мечтателю или слабаку. Я - главный.


- Может быть я уступил бы кому другому, но не вам - вы чудовище.


Завязалась драка, но бой был на равных. Видя, что они прикончат друг друга, флегматик отодрал плитку и убил пухлого ударом по затылку.


- Можете становиться главным - мне всё равно, - сказал худой встающему после драки “живчику”.


- Нет, с моей стороны это было бы неблагородно. Орёл или решка?


- Орёл.


И как только “живчик” победил, то появился свет в конце тоннеля и голос: “Восстановление мозга завершено”.


- Мистер Томпсон, вы очнулись! - Обрадовался врач. - Биокомпьютер пытался установить с вами связь, но вы получили слишком большие повреждения. Как вы себя чувствуете?


- Оптимистично! - Ответил министр обороны.

Показать полностью
18

Торжество безумия

Ровный пляж из белого песка под лучами тропического солнца, на котором лежали трёхметровые обсидиановые кубы, потом следовали каменные скалы, редкие пальмы и прямоугольный особняк в средневековом стиле с башнями, бойницами, статуями гигантских змей на стенах и цветным витражом. Как только Джек Даггетт вышел из своего космокара, то почувствовал, что именно здесь и должен был жить безумный коллекционер и скупщик краденного, мистер Филлипс. Также его намётанный глаз заметил амбразуры бункера в скалах, оставшиеся со времён третьей мировой войны, когда каждая из сторон пыталась установить на любом клочке земли базу с системой ПРО.


Даггетт не боялся приходить куда-либо без приглашения - он был киборгом, напичканным электроникой, с улучшенными костями, мышцами и прямой “связью” с бортовым компьютером. Но на вид он казался обыкновенным человеком с мрачной физиономией.


Стальной походкой он отправился прямо к особняку. Сенсоры Даггетта не находили никаких средств защиты. Он спокойно подошёл вплотную к замку, когда стена стала прозрачной: за стеклом находилось просторное помещение с открытой кухней, спальней, гостинной и кинотеатром. В центре стоял робот-дворецкий с паучьими ногами, в милом цилиндре и чёрном костюме с нашивкой Стюарт.


- Хозяина нет дома! - Сразу засуетился пугливый дворецкий.


Андроиды с искусственными интеллектом были вне закона уже полстолетия, но это не смущало “специфических” клиентов коллекционера.


- Мне нужен Филлипс, живым или мёртвым.


- Извините пожалуйста, но я не могу сказать, где он - у меня инструкции, - опустил голову внутрь туловища, прячась как черепаха.


- Я Джек Даггет. Я заплатил Филлипсу большие деньги за одну вещь. Если он не выполнит своих обязательств, то отправится на тот свет. Проверь его ежедневник.


- Да, вы правы, тогда я должен просить вас о помощи.


- Помедленнее и без шуток.


- Мистер Филлипс пропал позавчера. Согласно указаниям я не могу вызвать помощь из-за проблем с законом, но могу попросить кого-нибудь из клиентов, которые будут его искать.


- А как он умудрился потеряться на этом крохотном острове?


- Я тоже очень удивился! Я везде посмотрел - даже под тумбочкой! Наверное с ним что-то случилось в катакомбах под особняком.


- Да что ты говоришь… И насколько они большие?


- Чёрт его знает! Поэтому мистер Филлипс и купил этот остров. Ему было очень интересно изучать его. Но я не могу спуститься на нижние этажи из-за своей конструкции.


- И ты хочешь, чтобы я помог тебе?


- А что поделать? - Голос робота Стюарта стал игривым, и он подошёл вплотную к стеклянной стене. - Вам срочно нужен товар, а это единственный способ достать игрушку.


- А что насчёт грубой силы?


- Всегда пожалуйста! Я даже отведу вас к хранилищу мистера Филлипса. Чтобы проникнуть внутрь вам понадобится опыт, удача, инструменты и вагон времени.


- Как мило. Ну давай, открывай, Стюарт.


Даггет вошёл внутрь дома и ещё раз пригляделся к обстановке: минимум мебели, чтобы создать эффект большого пространства, в полу виднелись скрытые люки, из которых выезжали вещи вроде холодильника, дивана и кинопроектора. И в тоже время повсюду валялись куски разбитых китайских ваз и яиц Фаберже, пепел от картин и пятна засохшей крови. Филлипс любил уничтожать вещи на своих глазах - тогда они навеки оставались в его памяти, а следы на полу служили весёлым напоминанием.


Бортовой компьютер Даггетта провёл дополнительное сканирование местности и пришёл к выводу, что в особняке есть только одна потенциальная опасность в виде хрупких роботов-прислужников: судя по энергосистеме, здесь были устройства для зарядки десяти андроидов.


- Стюарт, какие роботы ещё есть в особняке?


- Служанки, массажисты, бармен, шут и исследователи, которые помогали изучать бункер. Я всех отправил на поиски, но никто не вернулся.


- Мой солдатский опыт подсказывает, что это бывшая база Лотэк. Что они тут делали?


- Это заброшенный научно-исследовательский центр. Его предназначение неизвестно.


- Покажи мне хранилище Филлипса. Вдруг ты приукрасил действительность?


- Конечно, нам ведь по пути! Лифт - на нулевой этаж! - Отдал он команду умному дому.

Пол в центре комнаты дёрнулся вниз, и в один момент они оказались на парящей платформе, которая погружалась во тьму под особняком. Мягкий свет включался над островками, “висящими” в пустоте: они пролетели через бывшие казармы, склады с оружием, мёртвые центры связи, генераторы воздуха и электроэнергии.


- А вот и банк! - Весело сказал дворецкий, указывая на объект в форме гигантского сейфа в окружении энергетического барьера.


Стюарт не соврал - такую модель невозможно было взломать за то время, которое осталось у Даггетта.


- Угу, - недовольно ответил солдат, и они продолжили спускаться вниз на самое дно этого таинственного мира.


Включилась дорога из света, которая вела куда-то в пещеру. Компьютер внутри головы Даггетта всё ещё молчал, хотя его чутьё уже давно кричало об опасности. Тем не менее долг заставлял идти его вперёд несмотря ни на что - это было выковано в его характере после долгой службы в армии.


- Ну и что там дальше? - Солдат достал пистолет и направил на Стюарта.


- Двойное дно! - Продолжал веселиться робот. - Секретная часть бункера, которую мы нашли совсем недавно. Хозяин выдолбил этот узкий проход и провёл туда электричество.


- Я повторю вопрос - что там? - Нажал на спусковой крючок и отстрелил роботу руку.


С отдачей этого крупнокалиберного оружия могли справиться только киборги со стальной хваткой - пули летели с огромной скоростью, а внутри них был заряд с крайне эффективной взрывчаткой, которая создавала небольшой кумулятивный эффект.


- Вы ведь в курсе, что мою личность и тело легко восстановить? - Ответил вопросом на вопрос дворецкий.


- Если будет кому. И это ещё одна причина не жалеть тебя. Не люблю роботов с тех самых пор, как сражался против них в Дрездене, - в голове у него уже пронеслись адские воспоминания, - чёртова Лотэк штамповала их как дешёвые автомобили.


- Я не хотел говорить, потому что сам не знаю. Там горы какого-то непонятного оборудования.


- Какого?! - Почти прорычал Даггетт, у которого заканчивалось терпение.


- Энергетического. Это исследование телепортации.


Даггетт разнёс электронные мозги роботу и со спокойной душой отправился бродить по тёмным коридорам. Его глаза видели всё и без тусклого освещения: он шёл вдоль метровых силовых кабелей, труб, в которых текла тяжёлая вода с изотопами, и тоннелей с “бегущими” электромагнитными полями для переноса плазмы. Компьютер Даггетта запоминал каждый закоулок лабиринта и отмечал, что база Лотэк оживала по мере приближения к её центру.


Даггетт уже начал сомневаться в успехе мероприятия, когда его сенсоры засекли сигнал бедствия. Он выбежал на мост с кабелями над пропастью. Где-то внутри проводов спрятался робот и “тихо” просил о помощи по закрытым каналам связи.


- Где мистер Филлипс? - Сразу начал рычать Даггетт, стоя над местом, где лежал андроид.


- В центре управления! Просто следуйте вдоль самого толстого кабеля!


- Он ещё жив?!


- Да! Мистер Филлипс прячется где-то там - он пытался выйти со мной на связь, пока у него не кончился заряд рации.


- А от кого ты прячешься?


- Не знаю, все кто узнал - умерли!


- Ну, тогда лежи - отдыхай.


На безумной горке из стальных труб он съехал вниз и обнаружил ещё один остров в окружении бурлящей чёрной воды и зданием Лотэк. Над всем этим висели кольца из плазмы в электромагнитном коконе и сталактиты. В центре управления из окон горел свет - кто-то включил в нём оборудование.


Даггетт не успел спрыгнуть на остров, как по нему открыли беглый огонь. Охранные дроны Лотэк представляли из себя летающие коробки с разнообразным оружием на все случаи жизни. Даггет на лету снёс двоих и пристрелил ещё троих при приземлении. Отделавшись лёгкими пулевыми ранениями не страшными для киборга, он прыгнул в окно здания и продолжил вечеринку уже там. Как в старые добрые времена, он бегал и уворачивался от шквального огня. Панели управления, шкафы с электроаппаратурой и бетонные стены комплекса представляли неплохую защиту для партизанской битвы Даггетта.


За десять минут он добил последних летающих дронов и их более крупных собратьев на гусеницах. Отряхнувшись от пыли после разрухи на первом этаже, он наконец услышал голос Филлипса.


- Спасите!


В этот момент Даггетт почувствовал подвох - он не мог отличить этот голос от синтетического. Потом к нему пришло озарение: он встречался с Филлипсом только на открытых местах - у него была лёгкая клаустрофобия. Значит всё было ложью и Филлипс вообще никогда сюда не спускался, и он сейчас спасал всего лишь роботов-прислужников. Не успел Даггетт выпрыгнуть наружу, как услышал голос Стюарта из репродукторов здания.


- Спасибо, что зачистили зону от неожиданной проблемы!


- Погоди у меня!


- Стоп! Теперь вся зона под нашим контролем. Шаг в сторону и я взорву выходы на поверхность.


- Что вам ещё от меня надо?


- Информация. Что вы купили у Филлипса?


- Это супероружие Лотэк, - Даггет чувствовал, что раз с ним хотят поговорить, то есть шанс договориться, - И сейчас проходит конференция с ними в Вашингтоне. Я взорву криобомбу и спровоцирую четвёртую мировую войну. Союз ветеранов против, что войну закончили перемирием. Политики нанесли нам удар в спину!


- То есть сейчас вы побежите на суицидальное задание, а потом из-за этого погибнут миллионы человек?


- Да!


- Чудненько! Криобомба будет ждать вас наверху.


Даггетту не надо было повторять дважды, и он уже изо всех сил бежал вперёд по трубам, тоннелям и пещерам к лифту в особняк. И вот платформа поднялась наверх, и он увидел пьяного Филлипса, спящего на диване с чемоданом в руках. Он всё это время был здесь, а работы просто подняли выдвижной диван вместе с ним из пола.


- А я как раз вас искал, чтобы отдать товар! - Проснулся Филлипс.


- Где вы пропадали?!


- Вы так много заплатили, что работать стало просто невозможно! Вот я и улетел в Лас-Вегас.

Даггетт вырвал чемодан из рук и убедился, что это то, что нужно.


- Вы в курсе, чем у вас роботы занимаются? - Произнёс он мимоходом.


- Эти шалуны, наверное, опять хотят погубить род человеческий? Я мизантроп и поэтому не против. А вы всё пытаетесь развязать мировую войну?


- Да-да, - протараторил Даггетт и помчался к своей машине.


“Ну и псих” - подумал каждый на прощание.

Показать полностью
84

Змеи в подсознании

- Проснитесь, мистер Грин, вы живёте в чистилище - люди вокруг вас сгорают как спички и даже не осознают этого.

- С кем я имею честь разговаривать?

- С человеком, который смотрит на ситуацию с большой высоты, - судя по голосу в телефонной трубке, это был пожилой мужчина с больными лёгкими, и ему пришлось откашляться, чтобы продолжить разговор, - вы знаете сколько людей уже умерло в вашем доме?


- Нет, никогда об этом не задумывался.


- Позвольте напомнить некоторые эпизоды: ваша соседка снизу скончалась от инсульта, аптекарь Уилсон якобы умер “от старости”, секретарша Доусон стала жертвой рака головного мозга, а мистеру Беренджеру в этой лотерее снова достался инсульт. Кстати, это самая частая болезнь в этом проклятом доме.


- Здесь живёт много пожилых людей. Наверное, проблема именно в этом?


- Всего погибло девять человек за полтора года. По одному каждые два месяца. И в половине случаев жертве не было и пятидесяти лет.


Джеймс Грин на секунду задумался, упрямая статистика заставила его проявить беспокойство и начать задавать тревожные вопросы:


- Почему никто этого не заметил?


- Наш убийца очень коварен и в его арсенале необычное оружие. Вы задумывались над тем, что возвращаясь с работы вы испытываете облегчение? Ваша квартира ассоциируется с чем-то прекрасным и расслабляющим?


- По-моему, вы преувеличиваете.


- Это наркотическая зависимость, которая вырабатывается в течение нескольких недель. Пребывание в квартире приносит сладкое забытье, и люди даже не хотят выходить в реальный мир.


- Честно говоря, я плохо знаком с соседями. Я понятия не имею как часто они гуляют.


- А как вы объясните тот факт, что здесь никто не пьёт и даже не курит? Сильный наркотик всегда вытесняет более слабых конкурентов. Вентиляция в вашем доме отравлена специфическими веществами, которые вызывают спокойствие и пренебрежение к смерти. Под их действием разум стремится забыть все “тягостные” и мрачные явления.


- Предположим, что это правда. Почему вы позвонили именно мне?


- Во-первых, вы человек с боевым опытом - вы служили в армии. Во-вторых, у вас есть повод для мести. Ваша жена тоже стала жертвой этого маньяка.


- Знаете, мистер, это конечно классная история, но сейчас вы перешли черту.


- Я понимаю, что вы не хотели бы ворошить прошлое. Однако это был не просто несчастный случай. Убийца устроил пожар, чтобы скрыть следы преступления.


- Причём тут несчастный случай?! Мы просто разошлись.


- Что?!


- Это называется семейной жизнью. Иногда люди хотят отдохнуть друг от друга. Дебра сказала, что пару месяцев поживёт с мамой. Теперь ясно?


Воцарилось немыслимой глубины молчание. Потом старик принялся копаться в бумагах, чтобы удостовериться в своей правоте и продолжить бой с новыми силами:


- Мистер Грин, вы помните пожар? Неисправность с газовым оборудованием? Это случилось почти год тому назад, вы только переехали в этот дом.


- Почти нет. Я в тот день напился до чёртиков и отрубился прямо в баре.


- А когда вы расстались с женой?


- Хм, - память Джеймса стала скрипеть и сопротивляться, он не мог вспомнить ни одной точной даты, - я помню, что всё это было совсем недавно. Мы слегка поругались, расстались, случился пожар и … Я как бы просто отдыхаю. А теперь когда вы говорите, что прошёл целый год, то я начинаю сомневаться.


- И сколько недель вы ещё собираетесь её ждать, прежде чем начать волноваться?


- Не знаю… - удивлённо для себя сказал Джеймс, - кажется я потерял ощущение времени.


- Она погибла в том пожаре, понимаете? И у неё нашли специфические повреждения мозга, как будто кто-то съел его часть. Но полицейские всё списали на огонь и взрыв. Они не хотели начинать тупиковое расследование.


- Неужели такое можно забыть…


- Этот наркотик стремится подавить все источники стресса и беспокойства. В вашем случае это были конкретные воспоминания. Они постепенно угасли, и вы стали думать, что эта разлука не будет вечной.


Джеймс Грин уронил трубку. В его памяти стали всплывать тёмные контуры прошлого, которые принесли с собою страх и бурю эмоций. Он принялся обыскивать собственную квартиру, пока не забрёл в чулан, где в дальнем углу лежала большая коробка с личными вещами Дебры. Внутри также оказалось и всё, что напоминало ему о трагедии - свидетельство о смерти, письма с соболезнованиями и материалы дела, в которых было полно фотографий. Он сам сложил всё это, пытаясь забыть несчастье.


Джеймс вернулся в гостиную и схватил телефон:


- Где этот ублюдок?! - Сказал Джеймс стальным голосом.


- Постойте минутку! - Старику приходилось аккуратно “натягивать пружину” и просчитывать время, чтобы план сработал. - Вам понадобится тяжёлое оружие. Курьер должен был оставить вам подарок за дверью. Надеюсь, стрелять вы ещё не разучились?


- Не тяните резину! Вы знаете, где живёт этот мерзавец?!


- Если вы хотите его найти, то должны выслушать меня. Расклад такой, я наблюдаю через подзорную трубу за всем вашим домом. Сейчас жители находятся в глубоком трансе, они спят на ходу. Это значит одно - убийца выбросил в вентиляцию новую порцию отравы. Вы можете действовать спокойно. Никто не услышит криков и выстрелов.


- Об этом я и не волнуюсь! Где он?!


- Квартира триста два. Но будьте осторожны! Он только взламывает дверь. Вы должны подкрасться к нему сзади, когда он начнёт делать своё дело.


- Зачем все эти хитрости? - Наконец в Джеймсе проснулся голос разума.


- Поверьте мне - это единственный способ победить преступника. Как бы это получше объяснить…


- Он здоровяк? Ходит в бронежилете?


- Да-да! И боюсь, что даже этого арсенала на него не хватит.


- Что я ещё должен знать?


- В сумке будет допинг. Помните, что чем больше адреналина и стресса, тем лучше, это защитит вас от отравленного воздуха. Когда остреляеетесь, то перезвоните по этому номеру.


Джеймс Грин бросился к двери и обнаружил за ней спортивную сумку с интересным содержимым: внутри был автоматический дробовик AA-12, револьвер Магнум 45-ого калибра, мачете, патроны и банки с обыкновенными энергетиками. Он не задумываясь схватил дробовик и отправился на лестничную клетку. Ему приходилось сдерживаться, чтобы идти пешком. Но всё же он держал себя в руках и понимал, что на войне нужно действовать аккуратно, чтобы победить.


На цыпочках он поднялся наверх, заглянул краем глаза за угол коридора и подкрался к заветной двери с номером триста два. Она была открыта настежь, а изнутри квартиры раздавались мерзкие звуки наподобие чавканья. Джеймс приготовил дробовик к бою и наконец зашёл в апартаменты - ему казалось, что с таким оружием он сможет завалить хоть медведя, хоть динозавра.


В центре гостинной, прямо на ковре, лежал хозяин квартиры, мистер Генри Таунсхенд, с выпученными глазами - по его лицу было видно, что он ничего не понимает и не чувствует. А над ним корчилось что-то похожее на гуманоидный скелет, облепленный тёмно-зелёной плотью с короткими костяными шипами. Голова монстра была сделана из человеческого черепа, из дыр которого выходил зловещий зелёный пар и вылазили отростки с глазами и “ртами”. Но самое ужасное заключалось в том, что тонкие щупальца вышли из его ладоней и проникли внутрь головы Таунсхенда через рот, нос и даже глаза. Оно что-то выкачивало из его мозга и радостно переваривало внутри себя.


Не долго думая, Джеймс открыл огонь. Он застал монстра врасплох и отбросил его к стене, чудовище кричало от боли, но не умирало. У него даже хватило сил, чтобы прыгнуть прямо в окно. Монстр упал с третьего этажа в кусты, вскочил на ноги и скрылся за углом дома.

Джеймс вытер пот со лба и поспешил вернуться в свою квартиру. Он закрыл железную дверь на все замки, перезарядил оружие, и только после этого взялся за телефон и позвонил таинственному старику:


- Что это было?! - Сразу начал он разговор.


- Давняя история, которую я никак не могу закончить. Я всего лишь иду по его трупам и мне мало, что известно.


- Я выпустил в него целую обойму! А оно после этого даже бегает и прыгает!


- Я не ожидал, что существо окажется настолько сильным.


- Чёрт возьми, сейчас я больше всего в жизни хочу отомстить и раздавить эту тварь. Но боюсь, что у меня не получится и пора звать копов.


- Нет! Это шаг в неправильном направлении! Заклинаю вас, не делайте этого! Я уже пробовал - полицейские просто спугнули его. Поймите, эта тварь запомнила ваш запах. Вы разгневали его, и оно не оставляет свидетелей. Оно будет преследовать вас до конца жизни. И если вы сейчас струсите, то в следующий раз монстр нанесёт удар в спину.


- Значит будем биться. С другой стороны, всё не так уж и плохо: монстр ослаблен, разгневан, и я знаю, куда именно он придёт. Но мне всё равно нужна ваша помощь. У вас есть что-нибудь мощнее автоматического дробовика?


- Гранаты и самодельный струйный огнемёт.


- Да вы издеваетесь. Как мне применять это в квартире? Я убьюсь быстрее, чем монстр.


- Есть ещё экспериментальная “криопушка”. Стреляет жидким азотом. Никогда не думал, что она пригодится.


- Хорошо, несите эту брызгалку и гранаты. И напоследок, вдруг это наш последний разговор, а я даже не знаю вашего имени.


- Я бы хотел остаться инкогнито. Монстр не так уж прост, и боюсь, что он умеет “выпытывать” информацию. Скажу лишь то, что я коллекционер больших секретов. Курьер придёт к вам при первой же возможности.


Джеймс не успел спросить: “Что это значит?”, как к нему “постучали”. Дверь прогибалась под могучими ударами, пока наконец не слетела с петель. Он успел заметить тёмно-зелёный силуэт и даже выстрелил в него. Но монстр проявил дьявольскую быстроту и убежал обратно в коридор.

Джеймс направил своё оружие на дверной проём и стал ждать следующего шага противника. Ему казалось, что это просто игра на выносливость - тот у кого первым кончится терпение, тот и проиграет. Если монстр полезет на него в лоб, то получит ещё одну обойму картечи, что возможно будет его финалом. А если Джеймс испугается и побежит, то он сам станет его лёгкой добычей.


Через пять минут напряжённого ожидания раздались весьма нехорошие звуки. Кто-то разнёс вентиляцию в ванной комнате и выбил дверь. Она просто вылетела в гостиную вместе с облаком пыли. Но Джеймс сразу же отреагировал - он повернулся и стал стрелять прямо внутрь уборной. Из-за пыли он ничего не видел, но он знал, что где-то там должен был быть его враг. Монстр получил пару попаданий и сразу же ретировался обратно в огромную дыру, которая теперь была вместо вентиляционной решётки.


Когда пыль улеглась, Джеймс перезарядил дробовик, осторожно подошёл к ванной комнате и включил в ней свет. На полу были лужицы крови и несколько кусков противной зелёной плоти.

Грин отошёл к стене, чтобы одновременно смотреть на выбитую парадную дверь и ванную комнату. Опять наступило ожидание и тишина, среди которой можно было услышать, как громко бьётся собственное сердце.


Во окно квартиры влетело человеческое тело. Джеймс даже не сразу понял, что это был сильно изуродованный труп Генри Таунсхенда, покрытый зелёными язвами. Его безголовое туловище ещё билось в конвульсиях, оно дышало полной грудью, раздувалось и наконец взорвалось. Облако зелёного газа мгновенно пронеслось по тесной квартире Джеймса и видимость упала до нуля.


И в этот момент Грин сделал единственно верное решение - он закрыл глаза, чтобы отчётливо услышать, откуда придёт монстр. Чудовище не успело зайти через парадную дверь, как сразу получило два попадания в торс. Предполагая, что этого противника так просто не одолеть, Джеймс выпустил остальные пули немного ниже, чтобы задеть ноги. Потом он выкинул пустой дробовик, достал из сумки мачете и бросился на дьявольские стоны.


Неожиданно для себя, он понял, что монстр хочет уползти в ванную комнату, к спасительной дыре в вентиляции. Разгорелась ожесточённая битва - у создания были острые когти и ловкость. В горячке боя Грин даже не заметил, что лишился пары пальцев и уже сам истекает кровью от многочисленных порезов. Наконец монстр прекратил попытки сопротивляться и рухнул на пол. Джеймс отрубил ему последнюю руку и принялся кромсать туловище, и лишь потом он заметил, что череп с мерзкими отростками отсоединился и уже бежал на щупальцах по стенам. Из последних сил Джеймс отправился за головой, но было уже слишком поздно - она прыгнула в темноту вентиляционной системы и улетела куда-то далеко вниз.


Джеймс Грин тяжело вздохнул, он устал и ему нужно было перевязать раны. Туман постепенно рассеивался, и мститель набирался сил. Он собирался спуститься вниз и окончательно уничтожить зло. И ещё он чуть не пристрелил маленькую девочку, которая пришла к нему в квартиру с ещё одной спортивной сумкой:


- Дедушка просил передать вам это.


Потом девочка увидела направленное на неё оружие, испугалась, бросила посылку и убежала прочь. Джеймс даже не стал ничего думать на этот счёт и просто заглянул внутрь. Экспериментальная криопушка выглядела довольно серьёзно и к ней даже прилагалась инструкция: направлять туда, соблюдать дистанцию, регулировать мощность потока в зависимости от места и ради Бога не использовать в рукопашном бою (если вы не камикадзе).

Джеймс сделал последние приготовления и захватил с собой фонарики, монтировку, бинты, канистру с маслом для розжига и оставшееся оружие. Он спустился в подвальные помещения, взломал дверь и постепенно стал погружаться в новый тёмный мир. Как он и предполагал, здесь была вырыта пещера монстра, которая вела на новые глубины и “этажи”. Позади себя Джеймс оставлял огненные следы, постепенно разгоняя мрак.


Здесь хранилось что-то непонятное, что можно было назвать только одним словом - живой металл. Все вещи в логове фактически являлись живой плотью или ороговевшими клетками. Также как наш организм создаёт волосы или ногти, также и здесь создавались аналоги проводов и труб. Живые агрегаты в костяных корпусах генерировали энергию и передавали сигналы по нервным каналам. У Джеймса создалось впечатление, что он бродит по внутренностям великана, но он ещё не спешил крушить всё на своём пути. Он хотел дойти до конца и начать уничтожение с самого главного.


Через десять метров темноты показался тупик и огромный полупрозрачный пузырь, где плавала голова монстра. Она отращивала новые кости и нервную систему. И если бы Джеймс струсил и не спустился бы вниз, то монстр полностью бы восстановился. Но он уже ничего не боялся и думал только о возмездии. С полным хладнокровием он разрезал этот кокон и позволил странной жидкости впитаться в почву под ногами. Остатки монстра пытались двигаться, но у них почти не было мышц. Пока голова снова не отделилась от тела, Джеймс заморозил её из криопушки и раздавил на мелкие кусочки.


Дело было сделано. Он победил. И хозяева монстра тоже поняли это. Стена за спиной Джеймса загорелась светом, и он сразу же схватился за ружьё. Это было окно в другой мир, где горели два ярких Солнца, но плотная атмосфера поглощала их лучи и выделяла много электрической энергии в воздух. “Северные сияния” горели здесь прямо средь бела дня. Местная почва была покрыта плотной зеркальной травой, которая умела отражать избыток ненужной световой энергии в случае необходимости.


Джеймс увидел широкие поля, покрытые объектами наподобие наших подводных кораллов, которые двигались как улитки. Это были естественные “передвижные” дома для многих животных - из этих “холмов” вылетали создания по форме напоминающие скатов и метровых бабочек.


Потом появилась и разумная жизнь. Джеймсу показалось, что они просто появились из воздуха и плавно спустились к порталу: высокие тёмно-золотые гуманоиды, с “раздавленными” и широкими головами, с двумя парами рук, одни из них были большого размера и могли генерировать энергетические шары для левитации, а другие служили для тонкой работы. Одеяния их напоминали древнюю грецию - просторные белые ткани с драгоценными камнями и золотой вышивкой. Девять гуманоидов внимательно смотрели на Джеймса, но ничего не делали. Тогда он сам попытался подойти к порталу и ощутил, что между мирами есть силовое поле, которое при прикосновении тянулось словно пузырь. Джеймс просунул голову в другой мир и сразу понял, что ему там нечем дышать. Ему пришлось отойти от портала, и только тогда пришельцы заговорили с ним. Точнее сказать говорила только одна, а остальные молчали:


- Я так рада снова тебя видеть, Джеймс! Они разрешили нам с тобой поговорить.


Джеймс Грин не мог описать свои чувства, потому что это была его жена, он узнал её по голосу и манере говорить.


- Что они с тобой сделали?! - Наконец закричал он.


- Спасли от смерти. Интроформер, которого ты убил, переносит информацию с мозга в новое тело. Он выслеживает людей, которые уже заканчивают свой путь, но ещё не знают об этом.


- Что ты несешь! Ты была в расцвете сил! Этот монстр убил тебя!


Дебра тяжело вздохнула и с большим сожалением посмотрела на своего мужа.


- К сожалению, несмотря на всю мою любовь к тебе, я должна признать, что ты не был хорошим человеком. У тебя были приступы гнева и проблемы с алкоголем. В тот вечер ты проломил мне череп и оставил истекать кровью. В таком состоянии меня и обнаружил интроформер. Слава Богам, что эликсир благоденствия изменил тебя в лучшую сторону.


- О чём ты таком говоришь?! Я люблю тебя! Я помню только это!


- И это прекрасно. Поэтому не задавай больше вопросов о прошлом. И я надеюсь, что мы увидимся ещё раз, - окно в другой мир стало медленно тускнеть.


- Нет! Постой! Зачем они это делают?! Почему ты им веришь?!


- Они дали нам вечные тела и сделали равными себе - мы участвуем в коллективном управлении. Таким способом они изучают нас и наше общество. Они все глубокие интроверты и не любят ходить в другие измерения, вместо этого они забирают самые лучшие частички к себе. Они хотят спасти достойных людей из этого угасающего мира. Ты ещё не знаешь, но по нашим меркам время уже подходит к концу.


- Сколько ещё таких монстров?


- Не волнуйся, этот проект уже закрыт. Его посчитали неэффективным и слабозащищённым. И они хотят, чтобы ты забыл эту ночь ради всеобщего блага.


Джеймс остался один в тёмной пещере. Он бы ещё долго стоял как вкопанный, если бы живая плоть вокруг него не стала саморазлагаться. Она шипела и выделяла едкий дым, от которого у Джеймса сразу же закружилась голова. Ему пришлось бежать изо всех сил, чтобы спасти свою жизнь и не задохнуться. Фундамент здания рушился и скоро всё могло закончиться совсем плачевно.


Эпилог


Джеймс Грин очнулся на больничной койке с переломами, ушибами и порезами. Память возвращалась к нему постепенно и с большими пробелами. Что-то большое и важное оставалось заблокированным, и в тоже время он чувствовал суть этого “фрагмента”. Полицейские не проявили к нему интереса - все считали, что дом рухнул из-за проблем с размытием грунта. Завалы и хаос уничтожили все следы и странности. К тому же никто не хотел раздувать из этого дело.


Первым посетителем оказался таинственный старик и его внучка.


- Проснитесь, мистер Грин! - Старику показалось, что Джеймс дремлет, хотя он просто задумался о будущем.


- Вот мы и встретились? - Оживился Джеймс.


Девочка вкатила своего деда на кресле-каталке в палату. По виду старик был крепким, упёртым и с характерным взглядом ищейки.


- Ага. И я наконец могу представиться. Я Хорст Тапперт, бывший инспектор полиции. А это моя помощница - Брунгильда.


- Вам не боязно отправлять внучку на опасные задания?


- Ох! Очень боязно, кроме неё у меня никого не осталось. Но она сама лезет в гущу событий, и я не могу её остановить. Поэтому пусть лучше занимается этим под моим присмотром.


- Перейдём к главному?


- Да. Я хочу услышать только одну вещь.


- Всё кончено.


Тапперт вздохнул с облегчением, с его сердца упала целая гора. И лишь через некоторое время он отошёл от радости и продолжил:


- Я хочу знать подробности! Вы полностью уничтожили эту тварь? Вы видели это собственным глазами? Вы зачистили его логово?


- Да, да и ещё раз да. И более того, я помню, что этот проект закрыли.


- Что вы имеете в виду? - Насторожился Тапперт.


- Мою память повредили. После определённого момента всё становится очень расплывчатым. Но есть определённые вещи, в которых я не сомневаюсь. Они словно как гипнотическое внушение. “Высшие силы”, которые стоят за всем, закрыли эту тему. История с монстром закончена.


- Звучит хорошо, но моя профессия зиждется на паранойи.


- Я вас чертовски понимаю!


- Что вы ещё помните?


- Что я должен найти Дебру. Звучит безумно, но у меня остался её образ в голове. Она как ангел парит в облаках и ждёт моего возвращения. И есть способы увидеться с ней. Высшие силы закрыли этот проект, но должны быть другие. Вы сказали, что являетесь коллекционером больших секретов?


- О, да!


- Кажется теперь в вашей команде не только Брунгильда.

Показать полностью
20

Последнее бегство

I


Джеральд Дрейк продал остатки своего бизнеса, чтобы воплотить мечту в жизнь. Он купил почти автономную подводную лодку, способную годами плавать в океане без необходимости возвращения к цивилизации. Создатели субмарины предусмотрели даже несколько способов подзарядки батарей на все случаи жизни. И естественно системы рециркуляции воды и воздуха имели гарантированный срок службы в полвека. Единственным слабым звеном являлось продовольствие, которое приходилось добывать с помощью рыбалки или собирательством, когда попадались острова с кокосовыми пальмами и другими тропическими фруктами. Но Джеральд воспринимал это как преимущество - ему нравилось изучать мир нетронутый человеком. Он специально держался подальше от всех торговых путей, его тянуло в самые неизведанные глубины. К счастью, океанское дно на тот момент времени было исследовано всего лишь на семь процентов и такой отшельник, как Джеральд, мог с лёгкостью затеряться в этом космосе.


По вечерам он предавался чтению художественной литературы и смотрел фильмы про фантастические миры. Ему нравилось погружаться в атмосферу чего-то совершенно нового и далёкого от нашей серой реальности. Наконец, за долгие годы, Дрейк почувствовал облегчение, он уже не думал о том, как раздавать взятки и отбиваться от конкурентов, чтобы сохранить бизнес. Ушли в прошлое и жадные компаньоны, вонзившие не один нож в спину, и даже грехи самого Джеральда остались где-то там, в том далёком и суровом мире.


Единственной связью с обществом стало радио, вмонтированное в корпус, которое помогало держаться подальше от других судов. При погружении оно могло принимать сигналы только от других подлодок с таким же мощным низкочастотным передатчиком, но зато на поверхности весь “мир” был к его услугам. Иногда Джеральд с коктейлем в руках усаживался в капитанское кресло перед панелью управления и щёлкал по радиостанциям в поисках новостей. И каждый раз они вызывали у него только одну эмоцию: “Слава Богу, что я не там!”. Так было и на этот раз:


- Тридцати процентная безработица - это угроза уже завтрашнего дня! - Из динамика вещал новый министр экономики США, в прошлом именитый профессор и уважаемый человек. - Это нерентабельные люди, которые не хотят приносить государству прибыль, они все жаждут получить комфортную должность с личным кабинетом! Поэтому мы должны увеличить налоги для безработных, чтобы стимулировать их к подъёму экономики!


- Эгоистичное государство борется с эгоистами! Вы же сами создали это общество, когда разрушили образование, культуру и искусство! - Дрейк давно насытился разговорами про деньги и поэтому переключился на следующую станцию.


- Генетически модифицированные клещи вышли из-под контроля и теперь атакуют не только супер-крыс! - Нагонял истерику ведущий.


- Надо же, какая неожиданность! Это предсказывали чуть ли не все разумные люди. Но кто их слушает?


- Экстренный выпуск новостей! Русские строят оружие судного дня в Калининграде!


В этот момент Дрейк чуть не поперхнулся компотом из ананасов и выпучил глаза.


- Верховный лидер Российской Народно-Демократической Республики заявил, что их страна готова заморозить проект, если американцы уберут свою систему ПРО из Европы. Пентагон уже ответил, что они размещают военные базы в других странах исключительно ради достижения мира, и русские не должны воспринимать их как угрозу. Спросим нашего военного эксперта о возможностях нового супероружия в Калининграде.


- Пока нам известны только некоторые детали, - начал говорить человек очень сдержанным и сухим голосом, - русские специально убрали средства маскировки, чтобы наши спутники шпионы смогли увидеть отдельные компоненты. Они соорудили огромный подземный бункер и доставили туда несколько так называемых Царь-бомб.


- Что это? - Подыгрывал ведущий.


- Термоядерные бомбы мощностью сто мегатонн. Мы полагаем, что они закачали в бункер водородное топливо, что приведёт к ядерному синтезу и колоссальному выделению энергии. Пока мы рассматриваем два варианта. Первый - они создают заряд такой мощности, что всю атмосферу поглотит огонь, и планета будет остывать годами. И вторая возможность - это глобальное радиационное заражение, выброс сверх токсичных веществ в стратосферу.


- И какой из этих вариантов является оптимистичным?


- Не знаю, - замялся эксперт, - обычно реальность всегда бывает хуже, чем любые предположения.


Джеральд Дрейк уже не мог сказать, что это его не касается - все оказались в одной лодке, и теперь он думал только об одном, о последствиях катастрофы, которая могла задеть даже его субмарину.


- А что если я буду в это время на поверхности? И что будет с океаном при радиоактивном заражении? - Тревожные мысли заполнили голову Дрейка, и он никак не мог их отогнать.


Впервые за долгое время Джеральд нарушил обет молчания и вышел на связь с людьми. Он расспрашивал проходящие корабли о ситуации в мире и получал неутешительные новости: американцы угрожали упреждающим ударом, они хотели атаковать центр в Калининграде до того, как русские закончат строительство оружия судного дня, что естественно означало третью мировую войну. Но никто не знал, насколько был готов бункер и к каким последствиям приведёт этот удар. Только страх и последние остатки разума удерживали мир на краю бездны. Но стороны поднимали ставки и продолжали выдвигать новые ультиматумы.


Дрейк жаждал услышать, что этот кризис не настолько страшен, как его малюют, что люди наконец взялись за голову или хотя бы договорились воевать классическими способами. Но чем он больше слушал новости, тем сильнее становилось отчаяние.


Он понял, что снова теряет душевное равновесие и принял радикальное решение. Дрейк опустился на самое дно, где плавали только сплющенные рыбы, люминесцентные организмы и “росли” чёрные курильщики - гидротермальные источники, выбрасывающие горячую “грязь” словно заводские трубы. В такой обстановке он планировал прожить несколько месяцев, чтобы морально отдохнуть от истерии в СМИ и одновременно быть в безопасности от любых возможных последствий конфликта. Потом он намеревался осторожно подняться поближе к поверхности и ждать оптимистичных сигналов по радио.


Дрейку пришлось задействовать все ресурсы и возможности своей дорогой субмарины: батареи лодки заряжались с помощью выдвижных теплоэлементов, работающих от разницы температур, рыба добывалась с помощью пушки-гарпуна и специальной шлюз-камеры, а психологическое здоровье поддерживалось с помощью ранее сделанных запасов фильмов и сериалов.


Раньше Дрейк сдерживал себя, стараясь не увлекаться, чтобы растянуть удовольствие от самых лучших произведений искусства, но теперь можно было расслабиться и устроить бесконечный марафон. Естественно Джеральд понимал, что этого недостаточно, и поэтому он стремился устроить имитацию дневного цикла, включая освещение в подлодке на максимум в определённые часы. В эти же моменты он усиленно занимался спортом и нарезал круги на беговой дорожке.


И казалось бы, он снова достиг гармонии и нирваны, но этот жестокий мир нашёл его даже здесь. Субмарина засекла сигнал спасения где-то из глубин океана, и вскоре Дрейк услышал странное сообщение по радио:


- Господа, говорит Эндрю Радек! Вы можете знать меня как большого филантропа, магната и строителя будущего. Я обращаюсь ко всем людям, которые догадались пережить этот кошмар в самом идеальном месте - в глубинах океана. Браво! Это очень умный ход, который я предвидел заранее. Я построил целую подводную базу, флот и сеть маяков с дронами, чтобы передать это сообщение. Я призываю вас к объединению под общим командованием. Вместе мы сможем создать новое идеальное общество свободы и справедливости!


Не успел Радек договорить, как в эфире появился громкий, хорошо поставленный голос недовольного человека. Дрейк почувствовал, что попал в какой-то радиоспектакль и сошёл с беговой дорожки, чтобы послушать представление.


- Форму нового общества должен определить голос большинства, мистер Радек! - Начал кричать оппонент. - И наши идеи будут фундаментом! Теперь мы, христианские евангелисты, являемся самой многочисленной группой населения, и вы не сможете обойти наши интересы стороной!


- Почему вы решили, что вас большинство?! - Радек кипел от злости и недоумения.


- Мы десятилетиями готовились к этому моменту! Мы специально строили бункеры и субмарины, чтобы спасти как можно больше людей! - Евангелисты не хотели раскрывать свои карты и говорить конкретные цифры.


- Смею вам напомнить, что важно не столько количество людей, сколько их “материальное” обеспечение. Только люди с инструментами, роботами-помощниками, инфраструктурой и ресурсной базой могут организоваться в великую силу. И готов поспорить, что в таком ракурсе моё господство выглядит неоспоримым!


- Товарищи! - В эфире показался третий человек. - Вы же понимаете, что происходит! Эти маньяки нас в покое не оставят! Все нормальные люди должны объединиться, чтобы выжить и остаться свободными!


Джеральд Дрейк в гневе выключил радио и начал кричать в иллюзорное небо на потолке:


- Я всего лишь хотел, чтобы меня оставили в покое! Неужели я прошу слишком многого?!


В сердцах он начал ходить по субмарине и размахивать кулаками. Ему потребовалось некоторое время, чтобы собраться с силами и начать мыслить трезво.


- Главное сохранять спокойствие! - Сказал он самому себе в отражении иллюминатора. - Я знаю, чего хочу добиться, и мне лишь нужно приложить ещё немного усилий для последнего бегства.


Озарение пришло в голову Дрейка, он запустил базу данных океанического дна и принялся составлять список самых опасных мест: каньоны с острыми скалами, зоны с сильной сейсмической активностью и подводными течениями, и также его интересовали любые страшные слухи, которые отпугивали вменяемых людей. Наконец он отобрал два подходящих варианта: кладбище военных кораблей с минами и вулканическая территория с дурной славой.


Интригующие подробности привлекли внимание Дрейка, и он остановился на последнем месте - это был настоящий подводный Ад в миниатюре: глубокая долина с реками из лавы, окружённая тлеющими вулканами, с которых периодически сходили оползни. А в самом низу находились скалы, изъеденные временем, ставшие похожими на зловещие пальцы великанов. И это всё было только окраиной, а то что находилось в центре этих владений, оставалось загадкой. Столпы грязи от чёрных курильщиков и вулканов скрывали содержимое долины от любопытных глаз. И после того, как череда исследователей не вернулась обратно, эту зону наконец стали обходить стороной.


Дрейк ещё раз внимательно просмотрел данные и решил, что в данном случае слухи слишком преувеличены. “Скорей всего эту долину просто открыли в неподходящий сезон, и, в конце концов, можно отправиться на разведку и посмотреть насколько всё серьёзно” - подумал он и стал готовиться к путешествию.


***


Джеральд истратил почти весь запас батарей, чтобы добраться до цели. Он постепенно спускался вниз, приближаясь к границе “световой” зоны - дальше начиналась вечная ночь, где обитали в основном хищники и падальщики, питающиеся от “трупного дождя” - от остатков органики, падающих с верхних слоёв океана. Дрейк и раньше спускался в подобные зоны, но находил там только космические пейзажи с редкими оазисами жизни вокруг чёрных курильщиков. Но пока, вокруг ещё плавали привычные полупрозрачные монстры с непропорционально большими зубами и омерзительными мордами. Это специфический рацион для человека, но Дрейк готов был питаться любыми деликатесами, лишь бы не участвовать в сумасшедшем конфликте между Евангелистами и олигархом - для него это было символом возвращения к прежней жизни, наполненной стрессом.


Наконец он достиг границ таинственной долины и замер от восхищения. Глубоководные гейзеры периодически выбрасывали столпы “дыма”, но даже через них можно было заметить замысловатый рельеф, больше похожий на лабиринт из острых скал, на дне которого спокойно текли ручейки светящейся магмы.


Дрейк проверил приборы, температура и скорость течения позволяли продолжить путешествие, и он рискнул войти в запретную зону. Ему всё ещё казалось, что он сможет найти там надёжное убежище, из которого он будет выбираться только ради охоты и проверки радиоэфира. Он плыл максимально осторожно, и внимательно наблюдал за выбросами грязи из гейзеров. Метр за метром Дрейк изучал свои новые владения, пока не наткнулся на ровное круглое плато, свободное от всяких аномалий. Он направил прожектор на удивительный сюрприз и понял, что это настоящая площадь погибшей цивилизации. Территория спокойствия была размером с футбольное поле, по краям которого расположились три полуразрушенные усечённые пирамиды ацтеков. Во всяком случае они сильно напоминали те знаменитые строения, на которых совершались кровавые жертвоприношения. Вокруг островка спокойствия были глубокие трещины и даже пропасти в кромешную тьму, в которую безвозвратно стекали ручьи лавы. Дрейк почувствовал азарт исследователя, и ему захотелось увидеть ещё более невероятные вещи, он поплыл дальше, в область за пирамидами, где виднелись подозрительно знакомые очертания. Среди груды камней, поросших кораллами, лежал современный транспортный корабль, разорванный на две половины, как будто содержимое его трюма расплавило всё на своём пути. И аккуратно под местом разлома корабля находилась последняя загадка - пропасть шириной в сорок метров.


Разве человек мог устоять перед искушением, после такого долго путешествия? Естественно Джеральд поплыл прямо к этой бездне, чтобы заглянуть внутрь. И именно в этот момент он заметил странные показания приборов, то что просто не могло быть по законам физики - давление за бортом снижалось, словно он приближался к поверхности. Горе-путешественник вытер пот со лба и решил, что датчик давления просто сломался, и его следует игнорировать.


Субмарина нырнула вниз, в кромешную, просто космическую тьму, и первое время Дрейк вообще ничего не видел - свет от прожекторов просто растворялся в безграничном пространстве. Казалось этому нет конца и края, пока не показались первые звёзды. Это был непостижимый факт - он смотрел вниз и видел звёздное небо во всей своей красе.


II


Он даже узнал созвездия вроде Большой медведицы и Пегаса. Датчик давления показал, что подлодка приблизилась к поверхности и Дрейк поверил ему на этот раз. К тому же свет прожекторов уже преломлялся, показывая границу с новой реальностью.


На несколько минут Дрейк закрыл глаза, чтобы свериться со своими мыслями. Он хотел проверить себя на безумие. Но после некоторых бесплодных попыток он понял, что просто не знает как это сделать, и ему придёться воспринимать окружающую действительность такой, какой она есть.


Джеральд открыл глаза и принялся изучать ночное небо. И если в самом начале он не заметил ничего примечательного, то потом его глаз зацепился за кое-что зловещее, что наконец расставило всё на свои места. С одной стороны это была всего лишь ещё одна странность, но она придавала сверхъестественную окраску всему месту.


Где-то там, во тьме, над звёздным небом скрывался каменный амфитеатр с постаментами, со статуями древних чудовищ, змей, гаргулий, медуз и дьяволов. Но некоторые кресла и трон в центре пустовали. Дрейк пытался разглядеть эту картинку, и не мог понять, где она находится на самом деле.


Наконец он отвёл взгляд в сторону и взял ещё пару минут на перекур, чтобы опять собраться с мыслями. Интуиция кричала об опасности, он чувствовал каждой клеточкой своего тела, что прикоснулся к чему-то запретному. Он заглянул за занавес и увидел “крышу” мира, обитель тёмных сущностей, которых пока не было дома.


Самые древние инстинкты и фантазия пробудились в голове Джеральда. Теперь он абсолютно точно знал, что ему нужно убираться отсюда пока не поздно. Но потом пришла и вторая идея: “Скорей всего все кто не вернулся, поступали в точности также!”.


Внезапно для самого себя, Джеральд понял, что хочет плыть дальше и столкнуться с неизвестным.


- Черт возьми! Ведь с крыши мира можно упасть куда угодно! - Обрадовался он своей безумной затеи. - Это же единственный шанс сбежать от вечной грызни! Весь тот мир останется позади и возможно будет что-то совершенно новое!


Дрейк взялся за штурвал и поплыл на максимальной скорости к звёздам. И как только субмарина оказалась на поверхности, то её что-то подхватило наверх. Небосвод раскрылся на четыре стороны, словно подарочная коробка, а потом также сложился воедино. Джеральд не сразу понял, что произошло - подлодка упала на необитаемый остров, и его сильно тряхнуло в кресле. К счастью, он был пристёгнут и отделался лёгкими ушибами.


Не веря своему счастью, Джеральд выбрался из разбитого лобового стекла на пляж. Он вдыхал настоящий воздух, вокруг раздавались звуки волн и шелест травы, а над головой виднелись звёзды, хотя ракурс на них уже сместился, словно теперь он был в другом полушарии.


Радостный Джеральд пробежался по просторному пляжу - от такой смены обстановки у него кружилась голова, но он не замечал этого из-за ощущения сильной радости - в один момент он жил в страшном умирающем мире, а теперь снова оказался в раю. Его даже не волновало, что любимая субмарина и единственный дом, теперь были не пригодны для плавания. Пока он только радовался и разглядывал остров.


Наконец Дрейк заметил, что за субмариной, в двадцати метрах от неё, лежало ещё одно транспортное средство: грузовой самолёт разорванный на две части, и опять из его отсека вырвалось что-то ужасное, что расплавило корпус и привело к аварии.


Дрейк слегка отошёл от радости и подошёл поближе к самолёту - аппарат имел крылья с изменяющейся стреловидностью, с компактными двигателями, которые казались недостаточно большими для сорокаметрового гиганта, и тонкие сверхпрочные металлические стены. Из любопытства Джеральд взял один из больших осколков в руки и отметил его удивительную лёгкость. Без всяких сомнений - это были технологии будущего: любой самолёт из времени Дрейка не просто развалился бы на части от такого приземления, он бы ещё и сгорел. А здесь можно было даже рассчитывать на выживших.


Джеральд обошёл место крушение кругом и заметил одинокую палатку среди редких деревьев - рядом с ней горел костёр и сидел настоящий человек. Дрейк побежал навстречу своему новому знакомому, который почти не двигался и не издавал звуков. Одет он был в серый комбинезон пилота, на вид около двадцати пяти, даже не смотря на густую рыжую бороду и длинные волосы.


- Мистер! Вы не поверите, что сейчас произошло! Я упал сюда прямо с неба! - Начал излагать свою историю Дрейк, приблизившись к нему почти вплотную.


- Офигеть! Я всё-таки совсем долбанулся на этом острове!


- Нет-нет, я действительно стою тут, прямо перед вами. Для вас, наверное, это большая неожиданность?!


- Какой настырный глюк!


- Да перестаньте вы уже наконец! Это уже не смешно. Говорю же вам, я исследовал глубины океана, и нашёл трещину в реальности, и оттуда я уже упал на своей субмарине прямо на ваш остров, - Дрейк ещё не отошёл от своего приключения и изъяснялся крайне неудачным образом.


Человек выпучил глаза и достал фляжку из внутреннего кармана. Выпив немного для храбрости, он наконец ответил:


- Ну, и фантазия же у меня!


- Что мне нужно сделать, чтобы вас переубедить?


- Не надо! Это же дичь какая-то!


- Да ну вас! - У Дрейка кончилось терпение, и он изо всех сил ущипнул человека за щёку.


- Так, стоп! Так ты не глюк?! Что же ты сразу не сказал!


- Неужели так трудно было поверить?!


- Да ёлки-палки, чувак, я сидел тут никого не трогал, докуривал последний косяк, а тут вдруг всё грёбанное небо выворачивается наизнанку и падает неведомо жёванная херня! А потом ты вылезаешь следом!


- Хотя, наверное, вы правы, в такой ситуации любой нормальный человек решил бы, что он сошёл с ума.


- Да ты, блин, философ! Господи, да это ж очуметь! Надо распить последние запасы бухла по такому случаю!


- Погодьте малость, мы даже не познакомились, и у меня есть куча вопросов.


- Ну, я типа Олаф, просто Олаф, чувак. Тупой бандюк с дороги.


- Кхм, рад знакомству, я Джеральд Дрейк, бывший бизнесмен, занимался строительством жилых и коммерческих зданий, потом отправился путешествовать по миру на подводной лодке.


Дрейк потянул руку, но Олаф не понял, что это значит.


- Это чё такое? Жест какой-то?


- В вашем мире нет рукопожатий?


- Я знать не знаю, что это такое, чувак, - Олаф выпячивал свою простоту и “лёгкость”, этот человек не стремился показать себя умником и жил совершенно по другим законам.


- Ну, да ладно, проехали. У меня есть один главный вопрос. Что было в этом самолёте? Что могло расплавить его на две части?


- Щас, погодь чуток, мне нужно напрячь мозги для этого, - на лбу Олафа появились глубокие морщины, - это был грёбанный элемент Валмана-Штерна! - Выдохнул он. - Хуф, но простые чуваки вроде меня, называют его Дохренариумом.


- Почему?


- Да у него всего до хрена. Радиоактивности до хрена, весит дохрена, сказочных свойств у него дохрена, а уж если его начнёт бомбить! У-у-у! Может случиться такой экстерминатус, что мама не горюй.


- Это элемент из таблицы Менделеева?


- Чувак, ты напрягаешь мои извилины сильнее, чем в школе. Но чёрт возьми, да, ты прав, он оттуда.


- Это редкий изотоп?


- Ох, помню, что он идёт в самом конце этой штуковины, в смысле таблицы. А дальше него уже ничего нет.


- Этот Дохренариум случайно не разрушает пространство-время?


- Наверняка, это же Дохренариум.


- Я думаю, что эта штука открывает занавес, она ведёт в мир, где нет пространства в привычном смысле этого слова. - Буйная фантазия уже рисовала в голове Дрейка невероятные картины. - И поэтому все порталы ведут в одно связующее “место”.


- Что-то я не вижу позади тебя никакого портала, чувак.


Дрейк ненадолго обернулся и пригляделся к развалинам самолёта.


- Может это зависит от массы Дохренариума? В моём случае это был целый грузовой корабль. И с другой стороны, если мы чего-то не видим, то это не значит, что тут ничего нет. А что если взрыв Дохренариума был недостаточной мощности, чтобы открыть полноценное окно, но образовал область тонкого пространства, откуда мог выпасть путешественник с другой стороны?


- Не, ну хорош уже! У меня щас мозги вскипят!


- Ладно, перейдём к вопросам полегче.


- Зашибись!


- А где остальные выжившие?


- Все остальные выжившие - это я.


- Другие умерли?


- Так кроме меня никого и не было. И, собственно говоря, и я там не должен был находиться.


- Как так?


- А зачем ещё человек проникает на борт? Чтобы угнать чёртов самолёт! Я пробрался незамеченным в стиле крутого шпиона, а потом, после взлёта, перестрелял тупых андроидов и направил птичку прямо на Багамы. В общем, шёл к успеху, но что-то не сложилось. Эти железяки вечно ломают кайф. Больно умный компьютер решил подать сигнал тревоги и сделать вынужденную посадку. Ну я взял и начал стрелять по всему, что видел...


- Весьма простой план действий.


- Не то слово - простой до идиотизма! И ведь сработало! Если б я ещё немного затупил, то был бы каюк! А потом я как в кино взялся за штурвал и в ручную посадил птичку в безопасное место. Правда круто?


- Прям до слёз, - Дрейк начал уставать от сленга.


- Эх, жаль, что люки открылись и я похерил товар.


- Ты про элемент Валмана?


- Он как раз остался. И я даже не знал, что он был на борту! Я сделал всё это ради аэро-байков Харли-Дэвидсон X-950! На такой штуке можно летать по всему проклятому миру!


- И как долго ты уже тут находишься?


- О-о-о, очень давно, уже целых двадцать дней, если не больше.


- Всего-то?! Когда ты успел так зарасти?


- Я же тупой байкер-алкоголик, мне как-то неприлично показываться в другом виде.


- Слушай, Олаф, что ты можешь рассказать про свой мир?


- Да отстой полный, - в сердцах махнул рукой, - сплошные правила и нравоучения, сюда не ходи, это не трогай, живи тут, работай здесь и не выпендривайся! Никакой свободы самовыражения!


- Я сбежал из мира, где назревал глобальный конфликт с применением супер оружия. И даже говорили об оружии судного дня. Ты слышал что-нибудь об этом?


- Чувак, я ни разу не историк, я вообще не в курсе что там было в древности.


- А какая текущая обстановка в мире?


- Да всё просто, есть пара райских уголков, где можно устроить вечеринку. Всякие Багамы, Сейшельские острова и конечно Индонезия. Но там только лёгкая веселуха. Есть ещё середнячок вроде Японии и Мадагаскара, я кстати как раз оттуда. Там народу побольше, но и тупых законов тоже. Но самая круть в Австралии. Там уже два миллиарда человек наплодилось! Вот там жизнь кипит и вытекает через все щели. Всю жизнь мечтаю туда попасть, но мне нельзя - дурацкие правила.


- А всё остальное? - Дрейк уже предчувствовал что-то весьма жуткое.


- Остальное? А больше ничего нет, только пустоши, настоящая смерть, выжженная земля, помойки, ловушки и роботы, оставшиеся после всех войн. В Европе вообще жесть, там так фонит, что тосты жарить можно.


- Вижу, что я всё-таки попал в будущее, а не в какой-то параллельный мир. Олаф, дорогой мой, ты можешь рассказать вкратце, как устроено ваше общество? Мне это очень интересно.


- Может не надо? Это слишком заумно.


- Тогда перейдём к ключевому вопросу. Тебе знакома эта вещь? - Достал из внутреннего кармана стодолларовую банкноту и протянул её Олафу. - Или вы пользуетесь уже чем-то другим?


- Это тоже в ходу.


- Да неужели?


- Дань традициям, - свернул купюру в трубочку и примерил её к носу, - жаль, что нет кокса под рукой.


- Пардон, для вас это уже не деньги?


- Знакомое слово, в последний раз слышал о нём в школе. А эти трубочки прикольная вещь - выглядят стильно. Однажды мы откопали бункер с пачками таких бумажек. Какими умными были наши предки, если делали столько кокаина!


- Охренеть! Наконец мы дожили до этого момента! Мне уже не терпиться взглянуть на ваше чудо-государство.


Джеральд засиял изнутри, ему казалось, что исполняются его самые сокровенные мечты, и он уже скоро сможет зажить нормальной жизнью.


- Не торопись, нам тут торчать ещё десять дней, а это целая вечность. Надеюсь, в твоей посудине есть нормальное бухлишко? А то я уже запарился варить самогон из ананасов.


- Это да, рад помочь такой мелочью.


- Ни слова больше! Веди меня к сокровищам!


- А почему именно десять дней? - Дрейк со своим новым другом шли к упавшей субмарине и продолжали разговор.


- Я отправил хитрого спасательного дрона на Мадагаскар в родную хату, там его должны словить мои кореша байкеры и дело в шляпе.


- А почему нельзя было послать сигнал о помощи?


- Нам многое могли бы простить, Джеральд, но не потерю Дохренариума. Поверь мне, пусть лучше все думают, что с самолётом случился несчастный случай.


Они залезли внутрь подлодки через разбитое лобовое стекло и пробрались к камбузу. К счастью, крен был всего лишь в двадцать градусов, и они смогли по-человечески сесть за стол и разлить бесценный ром в стаканы.


- Значит дорога туда занимает примерно тридцать дней?


- Смотря как! Дрону нужна подзарядка от солнечных батарей - он хиленький, но незаметный. - Выпил залпом свою порцию и заметно повеселел. - Ощущаю себя пиратом. Эх, вот родился бы я в другом веке, когда можно было бороздить просторы морей и грабить всё, что плохо лежит.


- Мне просто интересно знать, откуда взялась эта цифра, в этом деле я люблю подсчёт, - Дрейк медленно растягивал удовольствие от алкоголя и совершенно не хотел пьянеть. - Получается ты знаешь, где мы находимся, и робот сам построил маршрут?


- Ага! - Налил второй бокал, но пил уже более сдержанно. - Он мне так и сказал: 500 часов пути.


- Так, стоп! - Джеральд принялся считать в уме и понял, что цифры не сходятся. - И ты решил, что это 30 дней? Как ты считал?


- На глаз, а я что, сильно ошибся?


- Ну, есть малость. А ты можешь сказать точно, когда именно ты отправил этого дрона?


- Эх, если так подумать, то это было 23 дня тому назад.


- А твои кореша должны были сразу явиться на помощь?


- Ага, ну там несколько часов лёта на скоростном геркулесе и всё.


- Тогда у меня плохие новости. Похоже, что дрон не долетел - твои друзья должны были появиться уже вчера.


- Да ладно!


- Может проверишь на калькуляторе? Или у людей будущего нет таких умных приспособлений?


- Погодь, минутку! - Кликнул по карманному компьютеру на руке и появилась небольшая голограмма экрана. - Я ещё ни разу не пользовался грёбанным калькулятором на этой штуковине. Такс, делим 500 на 24 и получаем. Надо же, ну ты и математик, чувак.


- У тебя есть план Б?


- Не знаю, вряд ли, тут ведь думать надо.


- А мы можем дойти до Мадагаскара пешком?


- Не получится, мы же на острове.


- У меня есть надувная лодка, мы сможем доплыть до берега и дальше отправиться в пешее путешествие.


- Да ну нафиг, давай лучше найдём аэро-байки - на них мы долетим хоть до Багам.


- А ты уверен, что они не разбились вдребезги при падении? И это всё равно, что искать иголку в стоге сена.


- Они точно не разбились, они были в хитрых контейнерах. И я знаю, где примерно их можно найти.


- Вот и славно, нам остаётся лишь совершить лёгкую прогулку по прериям и найти груз.


- Скажу честно, братан, я боюсь насекомых, а у меня остался только один баллончик с дихлофосом.


- Думаю, что с насекомыми мы справимся. И в любом случае у нас нет иного выбора.


Их рассуждения прервал странный шум за окном - поднялся холодный ветер, который принёс с собой еле уловимый зловещий шёпот. Через пару секунд аномалия затухла, но у Дрейка и Олафа уже пробежали муражки по коже, они почувствовали приближение чего-то большого и очень нехорошего.


- Что это было? - Наконец очнулся Олаф от прострации.


- Мне кажется, что когда я прыгнул в портал, то я потревожил кое-кого. И вряд ли там обитали добрые силы…


- Говоришь, у тебя есть надувная лодка? И мы можем уплыть отсюда?


- Ага.


- Предлагаю прямо сейчас собрать шмотки и валить отсюда на все четыре стороны. У меня нутро прямо кипит от нехороших предчувствий.

//Окончание рассказа в этой ссылке

Показать полностью
69

Империя нуля

- Поздравляю! Вы выиграли в лотерею! - Добродушный робот-шар кружился вокруг плотника Дэвида Дорманта и отвлекал его от ремонта крыши.


- И что я получу?


- Главный приз! Вас принесут в жертву Богам, и вы сразу попадёте в Рай! - На зеркальной поверхности шара появлялись волны, создающие подобие улыбающейся рожицы.


- Радость-то какая… - Дормант натужно изобразил счастье, которое было принято показывать всем посланникам Великих Богов.


- Готовьтесь к отъезду! Мы заберём вас через два дня! Поделитесь хорошими новостями с друзьями и близкими!


Робот-шар, являющийся для жителей деревни настоящим ангелом, хотел уже улететь куда подальше, но случилось неожиданное. Плотник Дормант, которому всю жизнь внушали, что он должен безукоризненно подчиняться воле Богов, вздумал торговаться с судьбой.


- Постойте, пожалуйста! - Дормант приложил все свои силы, чтобы продолжить фразу. - Я хотел бы отдать свой приз кому-нибудь другому. Пусть совет старейшин деревни выберет самого достойного человека.


Даже сферический робот-коммуникатор слегка завис от такой наглости, прежде чем вернуться к нормальной работе своей программы.


- Место в Раю - это наивысшая награда, - голос робота стал нейтрально холодным, - и только жертвенники попадают в него сразу. Остальные должны работать в поте лица, исполнять волю Богов и пройти множество циклов смерти и реинкарнаций.


- Я всё это понимаю, но что меня ждёт в Раю?


- Бесконечное счастье! - Снова начал излучать радость. - Чудесные сады, еда, никакой работы, никаких тревог и дурных мыслей! Жизнь станет словно прекрасный сон!


- Вот это меня и не устраивает - согласно великому замыслу, я забуду самого себя, - наконец сказал Дормант, набравшись смелости.



- Абсурдное требование! Ваша память не представляет никакой ценности.


- Это важно для меня! Всю жизнь я пытаюсь понять этот великий план, я собираю знания о нём по кусочкам уже многие годы. Мне кажется, я добился больших успехов и не хочу всё это потерять.


- Это запретные знания.


- Но это же касается устройства всего мира, который создали для нас Боги. Никто не имеет права скрывать эти знания.


Робот-коммуникатор имел большой жизненный опыт, но он смотрел на мир через призму заложенных в него алгоритмов, которые всё упрощали.


- Жители деревни исполняют волю Богов. Всё должно служить великому замыслу, иначе мир начнёт гнить и погружаться во тьму. Тот кто нарушает замысел Богов отправляется на съедение тёмным тварям в лесу. Это неизменные законы.


- Да, всё так, - поспешил согласиться Дормант.


- Вы подчиняетесь замыслу?


- Да.


- Значит вы хотите попасть в Рай, - отрезал робот и стал подниматься в небо.


Дэвид Дормант отложил инструменты и присел на крышу, свесив ноги вниз. С высоты амбара ему открывался вид на всю деревню, озеро, мрачный лес, поля пшеницы и неведомый город на горизонте, который состоял из высоких каменных зданий с синими стёклами и высокими шпилями, над ним поднимались серые облака и странные, овальные, разноцветные объекты. Мегаполис возвышался над местностью и рос в направлении горного плато, на котором расположились таинственные вышки в небо и замысловатые конструкции в виде тарелок и сфер. Он бы всё отдал, чтобы увидеть этот город изнутри. Но это было запрещено правилами. Деревню окружала широкая оранжевая линия - смертельная граница, при приближении к которой появлялись парящие полупрозрачные големы, изрыгающие огонь. И таким мечтателям, как Дэвиду, оставалось лишь наблюдать за городом со стороны.


И никто не мог удовлетворить его любопытства - жители деревни почти не имели истории. Конечно, они передавали из поколения в поколения смутные воспоминания о большом и сказочном мире, где всё было возможным. Но это были лишь легенды, в которых правда не отличалась от вымысла. Единственной приятной мелочью были чудом сохранившееся книги по агрономии, которые ценили старейшины, и только благодаря им, некоторые люди умели читать.

Они все жили правилами: не выходить за пределы оранжевых кругов, выращивать пшеницу, отдавать её посланникам с небес и только тогда Боги будут отправлять подарки и защищать от порождений тьмы. Ещё свежи были предания о том, как неблагодарные обитатели деревни попробовали устроить бунт и выращивать еду только для своих нужд. В тот же день из тёмного леса пришли чёрные големы и изрубили треть жителей.


Также посланники Богов приносили материалы вроде древесины и кирпичей, и магические вещи, нужные для поддержания жизни в комбайнах и тракторах, которые тоже были ниспосланы с небес. Ещё они проводили странный обряд под названием “лотерея”, когда человек за доблестную службу мог получить всё, что угодно. Многие жители деревни работали на износ только ради того, чтобы выиграть безделушку в лотерею. Потом такая вещь становилась реликвией, ей гордились и передавали из поколения в поколение.


И всему этому было только одно объяснение: великий замысел Богов, всё должно было подчиняться их воле ради всеобщего блага. И если кто-то перестанет служить замыслу, то мир начнёт гнить и разваливаться на части, а потом его поглотит хаос и тьма. Но такие ответы никак не могли удовлетворить Дорманта. Он хотел понять весь этот огромный план и увидеть мир без ограничений. А город на горизонте служил олицетворением этой мечты. Почему-то Дэвид был уверен, что там люди живут свободно, и они знают правду.


Время мечтаний закончилось, и молодой плотник начал думать о своей ситуации. Для себя он решил, что обязательно должен попытаться изменить судьбу. Ему казалось, что посланники Богов слишком грубо исполняют указания, и нужно было лишь достучаться до небес, чтобы всё исправить.


Дормант спустился на грешную землю, и прямым курсом отправился в сторону запретного города. К счастью для него, было раннее утро, и он смог незамеченным уйти на заброшенные равнины, где росли только кусты шиповника и красной смородины. Он далеко отошёл от родного дома и наконец приблизился к тому, что вызывало страх у любого деревенского жителя - к зловещей яркой линии шириной в несколько метров. Полупрозрачные золотистые “големы” не заставили себя ждать. Они словно выплыли из оранжевого материала и направили на Дэвида оружие, стреляющее сгустками плазмы в электромагнитном коконе. Ещё бы секунда, и роботы превратили бы его в горстку пыли, но центральный компьютер, которому они подчинялись, заблокировал команду на уничтожение - Дормант нужен был целым и невредимым.

Гуманоидные роботы окружили Дэвида со всех сторон и впервые заговорили с жителем деревни. Их голос был грозным, но Дэвид не поддавался страху.


- У вас нет разрешения покидать зону! - Злобным хором сказали роботы.

- Я хочу поговорить с Богами! Я хочу отдать свой приз! Он мне не нужен!


- Невозможно выполнить!


- Дайте поговорить с ними. Ну или хотя бы передайте моё послание!


- Невозможно выполнить! - Заладили роботы, которые не были наделены способностью к человеческому общению.


- Но почему?


- Жители сектора Эпсилон-17 имеют нулевой уровень доступа к информации и передвижению! Это закон!


- Но эта ситуация выходит за рамки правил. Иначе вы бы меня уже давно убили, не так ли?


- Вы не можете получить ответ на данный запрос. У вас нулевой уровень доступа к информации!


- Просто передайте моё послание. Я не уйду до тех пор, пока не получу ответ.


- Запрос обрабатывается. Вы должны ждать.


- И как долго мне тут стоять?


Роботы погрузились в молчание, но не давали Дэвиду выйти из окружения. Он был вынужден стоять и ждать своей участи. Впервые в жизни он видел их так близко: “големы” казались ему живыми механизмами со странными деталями и жидкостями внутри. Естественно, Дэвид не мог даже предположить, что это были военные модели, способные трансформироваться в компактного дрона, менять окраску и вести огонь из нескольких видов энергетического оружия.


Прошла целая вечность, прежде чем роботы оживились и “ушли” в оранжевую линию. Вначале Дэвид ничего не понял, но потом он заметил на небе точку, которая становилась всё больше и больше. Наконец она стала парящим лимузином чёрного цвета с золотыми вензелями и крыльями, торчащими из боков и крыши, что делало эту махину похожей на акулу. Особые аэромагнитные двигатели работали относительно тихо, но всё же создавали поток воздуха вокруг посадки лимузина. Машина села в четырёх метрах от изумлённого Дэвида, и пока он разглядывал чудо-вещь, из передних дверей показались телохранители важной особы - две мускулистые высокие женщины в чёрно-белых костюмах и кожаных перчатках. Одна из них открыла дверь своему боссу, а другая подала руку. Из прохладной тьмы показался экстравагантный субъект с широкой улыбкой: фиолетовый костюм на чёрной рубашке, диковинный коктейль в левой руке, увешанный зонтиками, фруктами и цветками, и две пары очков на носу. Первая из них защищала от ультрафиолета, а другая выглядела как сетка из чёрного непрозрачного материала.


Странный тип подпрыгнул в сторону Дэвида, залпом выпил половину коктейля и выкинул остальное на лужайку, а потом он слегка наклонил голову в сторону своего собеседника, чтобы его очки сползли вниз, и он смог разглядеть Дэвида во всей красе.


- Я - Эдмон Пикман. Я... - начал щёлкать пальцами, пытаясь вспомнить слово, - посланник Богов, или как вы это называете?


- Вы больше похожи на черта из табакерки.


Пикман гомерически рассмеялся, схватившись за живот, его телохранительницы всё это время стояли за спиной и пытались делать безучастный вид. Но всё же на их лицах то и дело проскальзывали улыбки - их шеф постоянно давал повод для веселья.


- Ой, Дэйви, лапочка моя, - наконец продолжил Пикман, - это самое лестное описание, которое я слышал на свой счёт.


- Вы знаете, кто я такой?


- Так, некоторые мелочи. Мы не особо следим за деревнями. Благо, что они очень самодостаточны. Но перейдём к делу, - голос Пикмана наполнился сахаром, он деликатно обошёл Дорманта и положил руку на плечо.


Пикман шёл в обнимку со своим новым знакомым по оранжевой линии, постепенно отдаляясь от лимузина и активно жестикулируя - его охранницы держались рядом, стараясь не привлекать к себе внимание, но Дормант чувствовал, что они внимательно следили за каждым его движением.


- Понимаешь, Дэйви, - продолжил говорить Пикман, - в последний раз такое случалось никогда. Система работала безупречно. И тут ты выкидываешь такую хохму! Я приятно удивлён, что жизнь ещё может преподносить мне сюрпризы!


- Разве в этом есть какая-то проблема?

Дормант воспринимал всё происходящее, как испытание Богов, которые проверяют его на честность - он просто должен принимать удары и держаться правды. И в конце концов, если Великие действительно уготовили ему смерть, то он собирался встретить её с поднятой головой.


- Ну, так, плохой прецедент, который задаёт вопрос к созданной системе… Понимаешь, в идеале, когда мы говорим вам идти на смерть, вы должны радоваться и прыгать в огонь. Такие вещи, как торг, вымогательство, или идеи о том, что “приз” можно продать другим, просто не приемлемы.


- Почему?


- Чем больше выбора в системе, тем больше рисков. Поэтому, по идеи, у вас вообще не должно быть никакого выбора и никаких вопросов. И ещё желательно, чтобы всё было добровольно - это сокращает расходы и упрощает контроль, - Пикман говорил эти ужасы со всей простой, словно Дорманта такой расклад вещей должен был только радовать.


- И это тоже часть великого замысла Богов?


- Под этим мы подразумеваем разные вещи, но да.


- И что вы же теперь намерены делать, мистер Пикман?


- Ой, Дэйви, зови меня просто Эдмон. Я всего лишь хочу прояснить ситуацию - как вообще могло получиться, что кто-то отказался от места в Раю?


- Ну кто-то же должен был оказаться необычным человеком.


- Ты кем себя возомнил? - Впервые его голос стал серьёзным.


Пикман и Дормант встали напротив друг друга, внимательно разглядывая каждую деталь в собеседнике. И Дэвид чувствовал, что за всем этим причудливым фасадом скрывалось что-то зловещее и коварное. Этот человек пытался выглядеть смешным, но его жилистые руки и шрамы от ранений на лице говорили об обратном. Пикман почесал гладковыбритый подбородок и наконец продолжил разговор.


- Почему ты решил отказаться, Дэйви? Неужели ты не веришь в Богов? - Снова стал несерьёзным.


- Честно говоря, верю. Меня учили этому всю жизнь. И поэтому ваше поведение вызывает множество вопросов. Вы ведёте себя так, словно они для вас ничего не значат, что вы можете не подчиняться их замыслу и творить что угодно.


- Считай, что это тоже часть великого плана - дать мне свободу действий, чтобы испытывать людей на прочность.


- Меня учили оказывать уважение перед старшими, но ваши манеры вызывают у меня недовольство.


- Извини, но ничего не могу поделать с самим собой. В первую очередь я верю в гонорар и только потом во всё остальное.


- Мне это слово не знакомо. Так вот, я хотел сказать, что у меня была вещь, которую я не хотел упускать из рук. Я чувствую, что не закончил свой путь в этой жизни.


- Ну ты загнул. Откуда в сельской общине возник такой мечтатель, как ты? Я скажу честно - мне не вериться. Может быть у тебя были более простые мотивы? Может ты хочешь впечатлить какую-нибудь девушку? Или у тебя на душе большой грех, и ты боишься приближаться к Богам? - Пикман ожидал увидеть хоть каплю страха и нервозности у оппонента, но получал лишь твёрдые ответы. Дэвиду нечего было скрывать - он просто говорил правду.


- Всю свою жизнь я наблюдал за этим городом с огромными зданиями, - указал рукой на горизонт, - я представлял, как там живут люди. Я пытался вглядеться в их жизнь и понял, что замысел Богов намного сложнее, чем простой сбор урожая и удовлетворение голода.


- О чём это ты? - Пикман прищурился, ему не нравился такой поворот событий.


- Я видел, как огромные летающие здания садяться на горном плато. Они прилетали не часто, но в строго определённое время, и выгружали что-то большое и тяжёлое, что распределялось по всему городу. А взамен они забирали более лёгкий груз, который летел внутрь летающего здания как саранча.


- Ты лжёшь, ты не мог этого видеть с такого расстояния.


- Ну, - впервые замялся Дэвид, - я сгорал от любопытства, и дни и ночи думал о том, как заглянуть внутрь города. Однажды я заметил, как капли дождя искривляют картину мира, если к ним хорошенько приглядеться.


- Неужели ты смог сделать подзорную трубу? - Пикман всё больше удивлялся своим новым знакомым.


- Я не знаю, как это называется. Могу лишь сказать, что пришлось изрядно попеть, чтобы получилось хоть что-то нормальное. Я пытался выточить осколки разбитого стекла из окон, и даже пробовал выплавить нужные детали из песка.


- А до этого ты как додумался, умник?


- Должен признаться, что не своим умом. Когда я начал вытачивать стёкла, то обнаружил, что они превращаются в настоящий песок. Это было просто поразительное открытие. Оказывается одна и та же вещь может быть в двух обличиях сразу! Я долго и безрезультатно пытался сделать из песка стекло, пока мой отец не вспомнил случай из жизни, когда молния превратила часть сухой почвы в прозрачную субстанцию.


- Ох, - почесал лоб, покрывшийся морщинами, - как я понял, ты соорудил тайную лабораторию, где занимаешься химией и физикой?


- Люди считают, что я сильно увлечён плотницким ремеслом и просто не понимают тех вещей, которые творятся в подвале моей мастерской, - Дэвид банально стеснялся признаться в своих увлечениях, по мнению окружающих он бездарно тратил своё время, когда мог веселиться, танцевать и пить самогон как другие. А если бы он ещё сказал, что эти изучения не приносят никакой пользы, то его вообще бы сочли за сумасшедшего.

Эдмон Пикман топнул ногой и тихо выругался. Он прошёлся взад и вперёд и лишь через некоторое время продолжил разговор с Дормантом.


- Будем считать, что это стохастический резонанс. Комбинация случайностей направили тебя не в то русло. У тебя было слишком много свободного времени, врождённые таланты, социальная замкнутость, нездоровое желание познавать мир и…


- Нездоровое?! - Не удержался Дэвид и прервал Пикмана.


- В условиях, которые мы создали - да. Вы все должны были смириться и жить одним днём. И самое главное, - вернулся к перечислению, - этот чёртов город! По историческим причинам, ваша деревня расположена слишком близко к мегаполису. А эти придурки бюрократы решили оставить всё как есть, потому что здесь, видите ли, очень плодородная земля, которая приносит много дешёвого урожая! - Пикман вздохнул и протёр первую пару очков с защитой от ультрафиолета. - Хотя я всё равно считал, что это не приведёт к каким-либо последствиям.

Пикман внезапно зажмурился и начал доставать из карманов пиджака очки с разными цветовыми фильтрами. Через пару попыток на нём уже была комбинация из чёрных и жёлтых стекол.


- С вами всё в порядке, мистер Пикман? - Дэвиду показалось, что его собеседник покрылся мелким потом и ознобом.


- Лучше быть не может, Дэйви! Просто я вижу слишком много и мне приходиться себя ограничивать.


- Вы мне сейчас напоминаете моего дядю Найджела, который однажды объелся грибов.


- Да, неплохой выбор, - задумался Пикман, предвкушая будущий обед, - здесь есть неплохие галлюциногенные грибочки, расширяющие сознание… Но оставим их на потом. А сейчас моё главное блюдо - это ты. Мне бы хотелось, чтобы ты не сопротивлялся и добровольно пошёл со мной.


- Но я против.


- Ты же понимаешь, что мы можем перейти к насилию?


- Да.


- Могут пострадать твои родные и близкие.


- Я собираюсь проявить упорство.


- Весьма похвально! - Раскинул руки в стороны. - Ты изо всех сил хочешь испортить мне статистику! Никогда такого не было и вот опять!


Дорманту казалось, что его собеседник должен был уже рассердиться, но в его голосе снова были змеиные нотки искусителя.


- Но мы всегда можем договориться, Дэйви, - положил руку на плечо Дорманта.


- Что вы имеете в виду?


- Твою мечту. Ты же хочешь познать великий замысел Богов?


- Скажем так, я хочу узнать, как устроен этот мир. А план является центром всего.


- Отлично! - Приблизился к Дэвиду. - А что если я покажу тебе всё Божье творение?

Дормант почувствовал, что может получить от Пикмана очень многое. Он не мог отказаться, потому что это был единственный шанс приблизиться к мечте. Но в тоже время это походило на сделку с Дьяволом. Поэтому Дормант опять решил поторговаться.


- Если вы действительно откроете мне все тайны мироздания, то я согласен отправиться с вами хоть на край света, - такая формулировка показалась ему наиболее выгодной для будущих торгов. Он всегда сможет требовать от Пикмана показать что-нибудь ещё и ещё.


—Чёрт возьми, я согласен! - Пикман радостно протянул руку Дэвиду.


Он проглотил ком в горле и решился на самый главный поступок в жизни - он пожал руку этому человеку в чёрно-фиолетовом костюме.


Игра, которой равных нет


Дормант ощутил атмосферу другого мира: в лимузине Пикмана были четыре зоны климат-контроля, стёкла с переменной тонировкой, крыша со звёздным небом и деликатное освещение под чувствительные глаза своего хозяина. Естественно повсюду была натуральная кожа и дерево, которые привлекли внимание плотника не меньше, чем мини-бар, выдающий коктейли по первому требованию. Но интуиция подсказала Дорманту, что некоторые вещи были тут совершенно лишними, и пока лимузин взлетал с поля, он спросил про эти две странные детали.


—А зачем вам кожаная плётка? Тоже скотину разводите?


—Как бы тебе лучше объяснить… - Пикман выхватил игрушку из рук Дэвида и протянул её женщинам на передних креслах, - наверное, лучше никак!


—Может быть хотя бы расскажите про эту странную картину на полу? Что она значит?


—Какой ты глазастый! Это ведь полупрозрачная гравировка, - Пикман с радостью переключился на эту тему, усаживаясь напротив Дорманта и попивая свой глинтвейн, - Скелет в балахоне с вилами олицетворяет саму смерть, а купец по-моему считает деньги перед своим концом или даже пытается подкупить “жнеца”.


—Здесь есть какая-то непонятная надпись.


—Frustra - с латыни переводиться как тщетно. Это моё memento mori, моя навязчивая идея, которая отравляет жизнь. Но мы к этому ещё вернёмся, а теперь перейдём к обещанной награде! Сюзанна, моя дорогая! - Обратился к водителю. - Покатай нас на небольшой высоте по округе, чтобы мистер Дормант смог оценить первый круг Ада! И сделай это со всей нежностью, а то у него голова закружиться с непривычки.


Дэвид прислонился к боковому окну и изо всех сил стал всматриваться вниз - там он обнаружил большие пастбища с коровами, мельницы, равнины, покрытые кукурузой и бобовыми. И все эти фермы были в окружении ярких оранжевых кругов и лесных массивов. Они жили весьма близко и в тоже время в полной изоляции друг от друга. Дормант присмотрелся получше и к своему удивлению увидел линии между кругами, которые можно было заметить только со значительной высоты.


—Это бывшие границы поселений? - Сделал предположение Дормант.


—Нет, это древние дороги, которые раньше соединяли все деревни друг с другом. Это было очень давно, и их уже поглотила мать природа.


—И люди могли свободно перемещаться?!


—Ты видишь там людей, а я вижу дешёвую рабочую силу. Ты хотел правды - ты её получишь. Весь “божественный” замысел состоит в том, чтобы вы работали изо всех сил и ничего не просили взамен, - Пикман подсел к Дорманту, смотрящему в окно, и нашёптывал ему ужасы почти в ухо, одновременно попивая свой глинтвейн, - вы состоите на минимальном обеспечении и получаете лишь вещи, необходимые для продолжения работы. Вы даже не знаете таких слов как выходные, больничный, пенсия, медицина, культура и образование. Может быть ты думаешь, что в городе будет лучше? Там просто другая форма контроля. Она не такая прямолинейная, как у вас, но зато она загаживает мозги на порядок эффективнее.


Наконец Дэвид повернулся в сторону собеседника, который хотел почувствовать момент своего торжества, ему требовалось увидеть шок в глазах молодого плотника, который почему-то всё ещё держал себя в руках. Тени от рассуждений проскочили на лице Дорманта, и он наконец ответил.


—Теперь всё встало на свои места. Такие люди, как вы, извратили божественный замысел и нарушили гармонию в мире.


—Что?! Да очнись ты, наконец, нет никаких Богов! - Пикман пошёл в лоб, - Нет никаких чудес, Рая, магических големов и вестников Богов, это просто механизмы, как этот чёртов лимузин. Вы всё это выдумали после долгой жизни в изоляции. Мы лишь приспособили роботов повторять ту же ерунду, что и вы! Вы даже сами сожгли собственные книги, потому что они мешали вам спокойно жить!


—Если все големы подчиняются вашим приказам, то почему вы их не направили на сбор урожая и прочую грязную работу?


—Мы вложили все средства и силы в создание машин уничтожения. Это грубая сила, которая позволила захватить нам власть над миром. И мы тупо не собираемся тратить даже каплю своего времени на то, чтобы улучшать кому-то жизнь, если нам это не выгодно. Зачем тратить деньги на разработку новых типов дорогих роботов, когда система уже и так прекрасно работает? Как тебе такой расклад?!


—Недавно вы сказали, что под Великим замыслом мы подразумеваем разные вещи. Это очень удачная мысль. Мне кажется, что план воплощает в себе гармонию, это порядок, который удерживает мир от хаоса, от разделения людей на беспомощных одиночек. Жизнь в деревне научила всех нас работать сообща, чтобы добиваться результатов. Только благодаря этому наша деревня до сих пор стоит и процветает. Тоже самое я думаю и о городе за горизонтом. Я уверен, что только объединение людей согласно плану позволяет существовать нам на этой грешной земле.


—С ума сойти! - Отложил недопитый коктейль в сторону, чтобы в чувствах не расплескать его на сиденья. - Ты еретик в выдуманной религии! Хотя стоп, они же все выдуманные… Короче, я хочу сказать, что твои красивые слова ничего не меняют. Как ни крути, но ты служишь механизму угнетения, который нельзя исправить. Это порочная система - ужас без конца.


—План можно и нужно изменить. Как я понимаю, вы живёте в большой и незаслуженной роскоши, как и некоторые другие... Значит текущий план плохой, и его нужно улучшать, пока не будет достигнута гармония во всех смыслах.

Очки съехали с лица Пикмана и упали на пол. В голове у него пробежали бурные воспоминания, от которых прошиб пот. Через одну минуту он обернулся к своим женщинам-телохранителям.


—Сюзанна, Ребека, милые мои, какой сейчас год?


—Две тысячи триста семнадцатый от рождества Христова, - хором ответили озадаченные женщины.


—Вы уверены, что не тысяча девятьсот семнадцатый? Проверьте календарь!


—Да, абсолютно.


—Господи Боже мой, меня сейчас чуть инфаркт не хватил, - Пикман снова вернулся к разговору с Дормантом, - сколько я вас давлю, а вы опять вылезаете!


—Мистер Пикман, - Дорманту опять стало казаться, что у его собеседника проблемы со здоровьем, так как у него появились крупные гроздья пота на лбу, - вы в порядке?


—Не бери в голову, - махнул рукой, - для меня это перманентное состояние.


—Какое?


—Постоянное… Эх, моя шутка не удалась, - лицо Пикмана наполнилось усталостью, и он откинулся в глубь мягкого сиденья.


—О чём это вы?


—О нашей с тобой сделке. Я хотел показать тебе насколько ужасен этот мир, чтобы ты сам захотел стать жертвенником, убеждая себя в том, что там будет Рай. Но я уже вижу, что это будет бесполезная трата времени.


—Вы всё больше напоминаете моего дядю Найджела. Он тоже любил наказывать детей за проступки, если они боялись и пытались избежать взбучки.


—Это называется садизм. В какой-то степени это ещё один из способов развлечься. В этом плане я люблю психологические игры. Но вынужден признать, что партия с тобой не вызывает у меня удовольствия. - Пикман тяжело вздохнул. - Мне даже тебя жалко, что весьма непозволительная роскошь в моём бизнесе. Наверное потому, что обычно я издеваюсь над министрами, сенаторами, олигархами и их друзьями. А они это заслужили. Приятно видеть, как люди, строящие из себя больших умников, оказываются на самом дне и не могут подняться из-за своей никчёмности.


Установилось неловкое молчание, но вскоре глаза Пикмана скользнули вниз и заметили картину, на которой купец считал деньги.


—Кстати о главном, - неожиданно оживился он, - если я не могу повеселиться с тобой, то это не значит, что ты абсолютно бесполезен. О, нет! Как насчёт того, чтобы поднять ставки?! И добавить к тому, что уже есть дополнительный супер бонус!


—О чём это вы? - Насторожился Дормант.


—Взгляни на этих людей внизу, на этот город, на эту грешную землю. Это всё потерянные души. Они живут в Аду и даже не понимают этого. Я предлагаю тебе то, о чём ты даже и не мечтал - спасение, - Пикман стал серьёзным, как сама смерть, и его голос наполнился сталью.


—Вы можете дать человеку спасение? Что-то не похоже, что вы можете помочь даже самому себе.


Пикман развёл руками.


—Таковы превратности судьбы. Так вышло, что я знаю все тёмные закоулки этого мира. Я знаю, как он устроен. Я мог добиться славы, власти, продвинуть великую идею или заняться миссионерством. Но я остановился на роскошной жизни и лёгких деньгах. Потому что всё тщетно. Стоит ли тогда тратить остатки времени и сил на то, что тебе абсолютно не интересно?


—По-моему, вы глубоко несчастный человек.


—Забавно слышать подобное от того, кого должны принести в жертву несуществующим Богам! - Снова стал весёлым.


—Что вы подразумеваете под спасением? Это какая-то очередная злобная шутка?


—Это было бы слишком просто. Больше никаких шуток! Ты станешь хозяином своей судьбы! Понимаешь, ты вылез в очень интересный момент. Как бы правильнее выразиться, - стал щёлкать пальцами, подбирая слова, - это “Волшебное время”, в которое будут прощены все грехи. Особенно тем, кто сумеет его пережить. Тотальная смена власти, передел элит и даже больше. Но пусть это будет для тебя приятным сюрпризом. Так вот, сейчас я могу безнаказанно пошалить, - потёр руки и хитро посмотрел на Дэвида.


—Что-то мне уже не хочется.


В один момент лицо Пикмана стало демонически красным от гнева. Стальной хваткой он взял Дэвида за шею и потащил к себе.


—Слушай сюда, придурок, я тебе жизнь спасаю! Ты мне должен быть до смерти благодарен! Делай, что я говорю и не порть веселуху! - Откинул Дорманта обратно в кресло. Женщины-телохранители одним глазом посмотрели на эту сцену и отметили, что Дормант психологически не готов к насилию.


Гнев Пикмана улетучился, и он полез под сиденья лимузина, доставая чемоданы со странной экипировкой.


—Что это?


—Это костюмы на все случаи жизни. Вот этот, например, сделает тебя идеальным беглецом.


—Я что-то боюсь такого поворота событий!


—Не волнуйся! Как говорит мой кузен, всё будет тип-топ! С такими игрушками ты станешь неуловимым! Снимай деревенский прикид и надевай этот чудесный костюм с активным камуфляжем - через некоторое время он полностью меняет раскраску и даже в какой-то степени форму. Ещё тебе нужен этот парик с изменяемой причёской и вот эта инъекция! - Пока Дормант надевал костюм, он уколол его в руку.


—Что это было?! - Дорманту оставалось только задавать вопросы и удивляться нескончаемым поворотам в своей жизни.


—Одновременно забавная и полезная вещь! Скоро ты почувствуешь непривычные ощущения в мышцах - это исказит твоё лицо и походку. Эффект небольшой, но достаточный, чтобы обдурить привередливые механизмы распознавания.


—Это обязательно?


—Ну, естественно! У нас там повсюду камеры, которые всё отслеживают. И из-за них полицейские обленились - они просто ждут, когда компьютер соберёт информацию и скажет, где находится беглец.


—А почему меня будут искать?


—Потому что я собираюсь инсценировать твой побег! Это будет выглядеть так, словно кто-то помогал тебе со стороны, или ты изначально был агентом-шпионом. Конечно, тоже не сахар, но другие варианты ведут к погибели. К тому же я не могу привлекать к себе излишнее внимание, иначе вся схема рухнет… Внутри костюма ты найдёшь помощника и ништяки. Это будет игра, которой равных нет! Если ты тот, за кого себя выдаёшь, то получишь спасение и ключи от этого мира. А я на этом, естественно, неплохо заработаю!


—А это что такое? - Вытащил бластер из кармана куртки.


—Позволь продемонстрировать!


Выпил пузырёк с таблетками из тайной секции минибара и деликатно подсел к Дорманту. Он вложил оружие в его ладонь и направил на своих телохранителей. Дэвид не успел понять, что произошло - вспышки света улетели вперёд, превратив передние кресла и бортовую панель лимузина в прах. Пикман гомерически смеялся, машина штопором летела вниз, а Дормант в страхе обхватил голову руками и закрыл глаза.

Окончание рассказа здесь

Показать полностью
14

Продолжение поста «Рука Смерти I: Самая злобная игра в мире» 

Рука Смерти III: Земли Дьявола


III Vicissitudes of Fate


Дуглас в это время уже выезжал на поверхность. Он молчал минут десять, и только Вергилий решил развеять скуку.


- А по-моему весьма занятная семейка. Мне было весело.


Его собеседник нахмурил брови, сделал тяжёлый вздох и наконец ответил.


- Даже, [ЦЕНЗУРА], не вспоминай об этом. Меня тошнит от таких дегенератов. И я уже сыт по горло всей этой нечистью!


- Я бы рад забыть, но боюсь они сами о себе напомнят.


- Да знаю я! Естественно, что как только они закончат свои дела, то попытаются нас догнать. Мы слишком много знаем об их планах.


- Ты всегда ищешь рациональное объяснение… Ты появился в жизни Рэда и разговаривал с ним на равных. Ты не выказал уважения, и поэтому он хочет убить тебя. А его родственники помогут ради хохмы.


- Думаешь, он победит?


- Все мои ставки сделаны на него - Рэд самый долбанутый маньяк из них.


- Только не говори, что знаком с этим семейством.


- Да так, слышал кое-что.


- Ладно, хватит о них. Я хочу насладиться скучной и однообразной дорогой по пустоши, когда есть только пустота и нет никаких людей.


- Тебе нравится такое безмолвное спокойствие?


- Да!


Они проехали бетонные руины заброшенного города и оказались в сельской местности, которая после катастрофы превратилась в рассадник стеклоподобных кристаллов. Одноэтажные дома, амбары, загоны для скота и даже мельницы сверкали в лучах Солнца. Некоторые из кристаллов даже проросли на дорогу, но не представляли угрозу для грузовика Дугласа, который проносился через них как кирпич сквозь стекло.


Через несколько километров показалась первая угроза для путешествия - зеркальная разновидность кристаллов. Рельеф местности понижался - они приближались к Стиксу, от дыхания которого становилось сухо в горле, и вместе с этим появлялись новые аномалии: из дыр в земле выбрасывался странный пар, почва в некоторых местах проваливалась в карстовые воронки, появились чёрные гейзеры и пятиметровые термитники с кислотными насекомыми. Но Дуглас даже радовался тому, что ему встречаются препятствия в виде бездушной природы - он надеялся, что с ней будет спокойнее и проще, чем с людьми.

Наконец машина подъехала к препятствию, которое нельзя было объехать: вокруг были смертельно опасные гейзеры, а по единственной дороге текла река из жидких зеркальных кристаллов. Из своего недавнего опыта Дуглас знал, что от соприкосновения с этой субстанцией колёса машины придут в негодность. Они буквально расплавятся вместе с подвеской, и дальше придётся идти пешком. Он хотел было уже повернуть назад, чтобы сделать крюк и всё-таки найти обход, но на горизонте показалась пыль, поднимающаяся от автомобиля. Дуглас взял бинокль и присмотрелся к преследователям. Это была Лилит и её брат-близнец Рэд или Байрон. Оба были в следах от глубоких порезов, с золотыми браслетами и в очень хорошем расположении духа.


Дуглас вздохнул, он не хотел мериться силами с опытными бойцами особенно в такой обстановке, которая не давала ему очевидного преимущества. Поэтому он надавил на газ и проехался прямо по зеркальной реке. Шины сразу же зашипели и очень скоро превратились в ничто. Потом стало растворяться металлическое основание колёс и сама подвеска. Чтобы не перевернуться, он остановил грузовик и вышел наружу. Вергилий с неохотой последовал за своим знакомым - ему уже не хотелось продолжать путешествие.


- Послушай, Дуглас, - начал он, - хватит уже. Брось меня уже наконец, - правда была в том, что Вергилий уже давным давно устал от самого себя и пустоши, он “наелся” этой жизни досыта, и не знал как лучше и красивее закончить свой путь, а паломничество с Дугласом казалось ему ответом на молитвы.


- Нет. Во-первых, ты ещё пригодишься, как проводник - ты знаешь, что нас ждёт впереди. А во-вторых, я человек слова. Я обещал, что убью тебя, если твои слова насчёт паломничества окажутся ложью. Мы дойдём до конца, и только тогда я решу, что с тобой делать. Если что, ты получишь по полной программе за всё.


- Но я вроде бы уже не раз лгал, укрывал правду и тому подобное?


- Не волнуйся, я всё учту. А теперь шевели копытами. Нам нужно уйти как можно дальше от этого места.


Они прошли через овраг, и дорога повернула в сторону от Стикса. Они снова стали подниматься наверх и увидели, что приближаются к чему-то большому и чёрному.


- Что это? - Сразу же спросил Дуглас.


- Старая добрая Чернь. Она здесь тоже есть в некоторых количествах. Это полностью кристаллизованный лес.


- Насколько там опасно?


- Да откуда мне знать? Но думаю, что вполне безопасно, если только не чихать и уворачиваться от падающих сверху сосулек.


- Просто прекрасно. Здесь нужно идти очень осторожно, а эта семейка не блистает терпением.


Настроение у Дугласа улучшилось, теперь он видел, что может как минимум сбросить их со своего хвоста или даже убить. Они прошли равнину перед лесом, на которой встретились только метровые образцы чёрных кристаллов. Дорога стала значительно легче, и в тоже время они могли видеть тех, кто их преследует - Рэд и Лилит постепенно нагоняли их.


Дуглас почувствовал, что попал в музей - кристаллизованные деревья выглядели как памятник прошлого. Казалось, что у них могут даже распуститься почки, но этого конечно же не могло произойти. Чёрная “трава” хрустела под ногами, привлекая к себе внимание. Сверху периодически падала тёмная пыль и ветки, которые разбивались вдребезги, напоминая об постоянной опасности - лес постепенно разрушался под действием ветра и других сил природы. Они шли всё дальше вперёд, петляя из стороны в сторону, но у них никак не получалось сбросить с хвоста семейку Огюстов - хруст от их шагов всегда был где-то рядом.


- Я вижу, что ты совершенно не волнуешься, Дуглас? - Заинтересовался Вергилий.


- Конечно, так даже лучше. Рано или поздно они потеряют терпение и побегут изо всех сил за мной, что станет их роковой ошибкой.

Наконец он услышал крик Рэда, которому уже давно хотелось начать “игру”.


- Я думал, что ты не трус!


- Да вы реально тупые, если думаете, что так просто можете меня развести! - Вызывающе ответил им Дуглас.


Как ни странно, но от этих слов взбесился не Рэд, а Лилит, которая побежала на голос Дугласа. Как только он услышал это, то бросил гранату и стал аккуратно отходить от места будущей катастрофы. Но в этот раз сам Дуглас оказался в числе тех, кто перехитрил самого себя. Деревья оказались полыми внутри, и они просто не выдержали взрыва и стали складываться как костяшки домино. Острые метровые куски кристаллов с грохотом вонзались в землю. Поднялось чёрное облако пыли, и теперь самому Дугласу надо было бежать от созданного бедствия изо всех сил.


Корни падающих деревьев вскапывали сухую почву и поднимались наверх. Дугласу и Вергилию приходилось прыгать, метаться из стороны в сторону и не оглядываться назад, где раздавался только грохот и звон кристаллов. Они бежали целую вечность, пока не вышли на безопасную поляну. Дуглас сразу же надел респиратор из своего рюкзака, чтобы лишний раз не дышать пылью, и перевёл дух. Через какое-то время появился и запыхавшийся Вергилий. Он успел крикнуть только одно слово и упал лицом на землю:


- Она!


Дуглас понял всё с полуслова и сразу же выпустил целую очередь из пистолета-пулемёта в сторону Вергилия, но попал в Лилит. В итоге оба лежали на поляне, но только она истекала кровью. Дуглас подошёл к ней поближе и отпихнул её Узи в сторону. Он нанёс ей пару ласковых ударов в живот и по шее, чтобы окончательно усмирить пыл. Потом Дуглас встал сзади и начал говорить особым голосом, по которому было легко понять серьёзность намерений.


- Встань на колени и положи руки за голову, - достал Беретту, чтобы произвести казнь выстрелом в затылок.


Она без тени страха выполнила указания и попыталась поторговаться за жизнь.


- Одумайся! Этот змей ведёт тебя на смерть! - Начала она свою последнюю игру.


- А вот это уже интересно, - он приставил ствол к её голове и приготовился нажать на спусковой крючок, - что ты знаешь о том месте?


- Там химический кошмар! В воздухе над равниной есть что-то неуловимое, от чего не защищает ни один скафандр! Это какая-то аномалия, которая медленно сводит людей с ума.


- Это всё, что ты хотела сказать перед смертью?


- Постой! Оттуда не возвращаются! Культ просто дурачит людей, когда говорит, что через эти земли могут пройти избранные!


На секунду Дуглас взглянул на Вергилия, но тот всего лишь пожал плечами и развёл руками. Ему было попросту всё равно, чем закончится эта история.


- Но ведь кто-то же проходил? Не так ли? - Ответил ей Дуглас.


- Это было давно и не правда!


- Не испытывай моё терпение.


- Давай бросим всё и уедим в пустошь! У нас есть оазисы - это настоящий Рай среди ужаса. Ты будешь жить как король!


- А твой брат? Неужели ты думаешь, что я поверю, что ты его так просто бросишь?


- К чёрту его! Лучше я буду спать с тобой, чем с ним.


- Оставь всё мирское себе.


- Ты же хороший человек! Я вижу, что у тебя есть принципы и честь! Пощади меня! И тогда я уговорю брата не преследовать тебя!


- Я не пощадил Хирша, а тебя и подавно.


Он поставил точку в этом вопросе, и они с Вергилием отправились дальше. Рэд остался далеко позади и уже не мог выйти на их след. Он ещё долго кричал в пустоту, вызывая Дугласа на бой, но Коул решил поступить иначе. Он специально хотел оставить эту битву незавершённой, чтобы причинить Рэду как можно больше страданий, которых он безусловно заслуживал. Рэд остался один на один своей неудовлетворённой жаждой мести и кипучей ненавистью.


IV The Waste Lands


После леса их ждало величественное зрелище: акры песка, которые подверглись экстремальным температурам и превратились в стекло, словно после атомного взрыва. Но это произошло без ударной волны, и поэтому путники могли наблюдать замысловатые прозрачные волны, воронки, замурованные автомобили, дорожные знаки и древние кактусы, которые стали частью вечности.


Теперь они шли крайне медленно, боясь поскользнуться на причудливой поверхности и озираясь по сторонам. Они были готовы увидеть всё что угодно, и их надежды оправдались. Под ногами чувствовался жар, и в некоторых местах стекло становилось жидким. А потом показались и болота, из которых вытекал знаменитый Стикс. Вергилий и Дуглас старались держаться от них подальше, но даже с большого расстояния они замечали, как над этой странной субстанцией кружат “водяные” смерчи и сверкают молнии.


С каждым километром становилось всё жарче, и рельеф то и дело норовил поглотить своих путников или просто уползти в сторону. Но никакого давления на психику они не ощущали. Дуглас чувствовал только физическую усталость и желание найти нормальное место для будущего ночлега.


Ближе к концу дня они наконец обнаружили что-то похожее на безопасное место - бывшая

железная дорога, на которой когда-то произошла авария, в которой товарные поезда наехали друг на друга. Это было месиво из железных контейнеров, которое даже напоминало небольшую пирамиду. Дуглас забрался первым и исследовал их в надежде найти что-нибудь полезное. Там был только мусор, но с другой стороны никаких опасностей в них тоже не было.


Уставшие путники забрались на самый верх и перекусили консервами, взятыми из кухни Рэда. Наступала вечерняя прохлада, и ветер принёс облегчение. Они лежали прямо на крыше товарного вагона и смотрели на звёзды. Как ни странно, но им нечего было сказать друг другу. У них даже не возникало мыслей завести разговор. Им просто хотелось как можно быстрее уснуть и набраться сил.


И в эту ночь Дугласу снились самые странные сны в жизни. В них была космическая пустота,

которая наступала по всем фронтам, большое ничего, поглощающее вселенную. В ней не было холода, воздуха, пространства и даже материи. Ненасытное небытие с безграничной жаждой уничтожения. Стены реальности стали рушиться, и само время пошло назад, стирая из истории то, что когда-то было действительностью. Дуглас видел этот странный сон несколько раз, он просыпался от него со странным чувством, что это олицетворение чего-то знакомого, взятого из его собственной жизни.


На пятый раз он уже устал засыпать. Он присел на край вагона и стал ждать восхода Солнца. Ему казалось, что уже скоро будет рассвет и придётся снова терпеть Адскую жару. Через несколько минут, которые длились гораздо дольше, ему стало просто скучно, и он попытался разбудить Вергилия. Но тот отказывался просыпаться и бормотал о том, чтобы его оставили в покое.


Дуглас чувствовал, что он хорошо выспался и уже было ранее утро. Но Солнца всё ещё не было на горизонте. Тогда он стал подозревать, что что-то пошло не так. Какой-то страх стал терзать его душу, отчего он встал на ноги и огляделся по сторонам. В этой картине было что-то не то. Наконец он поднял голову наверх и увидел, что звёзды на небосводе угасают. Там, откуда должно было появиться Солнце, наступала тьма. Она ускорялась, и уже через пару минут половина небосвода стало пепельно чёрной.


Дуглас кинулся к Вергилию, чтобы растолкать его. Все усилия оказались тщетными - он бредил в лихорадке, покрывшись потом и кровью. Дуглас попробовал прислушаться к тому, что бормочет культист и услышал слова человека, который попал в Ад. Вергилию мерещились демоны, чаны с кипящей смолой, где мучались люди, пыточные камеры, дыбы, перевёрнутые кресты с распятыми людьми и естественно сам Сатана собственной персоной, который стоял над истезаемым Вергилием и бесконечно долго и скучно зачитывал список всех его грехов. Дуглас почесал затылок - он начал понимать сущность этого места. Оно перемешивало сны с реальностью. Самые глубокие и тёмные мысли из подсознания вылезали наружу, и мозг воспринимал их как часть настоящего мира. Но у каждого в голове был собственный Ад. И поэтому Вергилий страдал по старинке, а у Дугласа всё вышло немного сложнее. Его главная проблема была в том, что внутри него была пустота, ощущение бессмысленности и тщетности жизни. И поэтому он пытался сделать в этой жизни хоть что-нибудь, что поднимется над этой тщетностью, что-то, что будет иметь значение на долгие годы.


Иллюзорная тьма в голове Дугласа продолжала наступать и захватывать всё больше и больше пространства. Как только какой-то предмет исчезал из поля зрения, то его уже невозможно было вернуть обратно. Звуки, запахи и даже тактильные ощущения начинали лгать. Он понял, что дело обретает скверный оборот и нужно поторапливаться. Он закинул тощего Вергилия себе на плечо и спустился вниз. Вокруг была самая тёмная ночь в его жизни и приходилось светить вперёд из фонаря на пистолете-пулемёте. Становилось жарко - значит утро всё-таки наступило. И даже Вергилий пытался проснуться, его речи стали более цельными и логичными. Наконец он произнёс что-то разумное сквозь сон.


- Я больше этого не выдержу Дуглас. Я знаю ты где-то рядом.


- Ближе, чем ты думаешь.


- Я почти не слышу твой голос, ты словно тень из другого мира. Послушай, пристрели меня,

пожалуйста. Прекрати мои мучения.


- Во-первых, ты это заслужил. Во-вторых, ты мне ещё пригодишься.


- Боже мой! Ты прямо как твоя хозяйка. Из твоих когтей не вырвешься.


Дуглас перевернул Вергилия, но тот не мог стоять на ногах, он даже не осознавал, что его ступни касаются земли. Тогда Дуглас насильно раскрыл ему глаза и задал главный вопрос.


- Что ты видишь?


- Впереди реки лавы, в которых купаются осьминогоподобные твари, а слева яма, куда скидывают разрубленных на части грешников.


- Молодец. Значит там расплавленное стекло и карстовые воронки. Нам нужно направо.

Дуглас нёс измученного Вергилия на руках и постоянно спрашивал, что он видит перед своими глазами. Через его картину Ада он узнавал метафорическое видение реальности. Сам же Дуглас постепенно слеп, он терял этот мир по кускам и даже фонарь уже не мог ему помочь. И когда он думал, что хуже быть уже не может, Вергилий сказал необычную вещь.


- На нас надвигаются церберы.


Дуглас понял, что они вышли на другую зону пустоши, где обитали дикие и бешеные животные. Одной рукой он достал пистолет-пулемёт и выпустил обойму в сторону предполагаемого противника. Вергилий сразу же ответил, что демоны разбежались, а некоторые из них лежат на раскалённой почве и из них льются змеи.


- Видимо, это были волки, - подытожил он и продолжил путь.


Вергилию стали казаться Адские огни, которые проносились через всю преисподнюю. Они обжигали холодом и приносили ему новые страдания.


- Терпи и не отключайся! - Приказывал ему Дуглас. - Постоянно говори, что ты видишь и не засыпай!


- Я вижу Вавилон. Огромную башню греха, где люди едят друг друга.


- Отлично! Мы поднимаемся в гору и нас обдувают ветра! Там должно быть святилище Сыновей Тьмы. Скоро мы перестанем дышать этой отравой и весь кошмар исчезнет. Нужно лишь проявить немного терпения.


- Мне кажется, что я тут уже целую вечность. Мою душу подвесили на какой-то крюк и отправили в нескончаемое путешествие по Аду.


- Выше нос! Я чувствую запах победы!


- А я вижу огра.


- Чёрт, это, наверное, медведь. В какой стороне?


- Вправо, градусов на сорок.


Как и прежде Дуглас одной рукой обхватил Вергилия, а другой стрелял беглым огнём по врагу.


- Теперь он бежит на нас, - прокомментировал эти действия Вергилий.


Тогда Дугласу пришлось выпустить ещё одну обойму из Беретты. Он боялся упускать Вергилия из своих рук, потому что он мог исчезнуть в одно мгновение и стать частью безликой монотонной тьмы. Они шли до тех пор, пока наконец не почувствовали небольшое облегчение. Вергилий отошёл от смертного одра и рассуждал уже более здраво. Конечно они ещё видели галлюцинации перед своими глазами, но они уже не казались такими реальными. Теперь Дуглас ощущал, что покров тьмы слабеет и из-под него уже проглядывают небольшие искры света, мир снова наполнялся звуками и запахами.


Наконец они поддались соблазну и остановились на перекур. Они чувствовали, что ещё дышат отравленным воздухом, и здесь нельзя было дождаться полного исцеления. Но им был необходим этот короткий и опасный отдых, за время которого они поняли, что начинают замерзать от холода. Ощущение времени было сильно искажено, они не знали, сколько времени уже прошло и поэтому решили не рисковать. Теперь Вергилий опирался на Дугласа и даже мог использовать свои ноги.


По их догадкам они поднимались по горному плато, которое заканчивалось входом в святилище. На их пути встретилось ещё пару медведей, которые на самом деле оказались людьми, чьей разум деградировал до животного состояния. Дуглас слышал их крики, но ему казалось, что они были перемешаны с каким-то шумом.


- Вёрджил, - обратился он к культисту, - ты слышишь шопот во тьме?


- Передо мной только огни Ада и крики боли.


- А мне кажется, что это легион умерших людей за все эпохи. И некоторые хотят поговорить со мной.


- Тогда советую не разговаривать с ними, иначе мозг будет считать их частью реальности. Я встречал наркоманов, которые общались со своими галлюцинациями, и потом они остались с ними до конца жизни. Даже после того, как они излечились от зависимости.


- Надо же, здесь даже Лилит. Она всё ещё злиться.


Теперь они слышали новый звук под своими ногами - внизу были ровные каменные площадки. Появилось эхо, а ветра умерили свой пыл. Всё это говорило о том, что они уже вошли внутрь ущелья и находятся на прямой дороге к заветной цели. Сквозь тьму Дуглас стал видеть смутные очертания горгулий, демонических рыцарей, химер, чертей и гигантских змей. Контуры то и дело пропадали в никуда, и он не мог быть уверен в том, что это не игра воображения.


- Вёрджил, дорогой мой, - сказал Дуглас, - а как выглядит святилище?


- Не знаю, похоже, что я там никогда не был. У меня нет никаких воспоминаний об этом месте.


- Как так?


- Я бы сказал, если бы что-нибудь помнил о самом себе после инцидента с фиолетовыми кристаллами.


- А что ты знаешь о Сыновьях Тьмы? Какой стиль они любят?


- Готический. Всякие горгульи, демоны, скульптуры из камня. Помниться, что они скупали всякое такое барахло со всей пустоши.


- Оно и видно.


Дуглас прикоснулся к одной из горгулий и понял, что может наконец ощущать предметы руками. Его настроение улучшилось, теперь ему казалось, что он сможет без каких-либо сюрпризов дойти до конца и получить ответы на все вопросы.


С каждым шагом пелена галлюцинаций становилась всё тоньше. Они уже могли быть уверены, что идут по коридорам средневекового замка в окружении статуй. Наконец они встали перед пятиметровыми вратами, на которых были изображены танцующие скелеты с рубинами вместо глаз. В этот момент Дуглас ощутил, как его мозг окончательно освободился от наркотической дрёмы и стал выметать всё лишнее. Помещение сразу стало светлым и просторным, половина горгулий и гигантских змей просто исчезли, шёпот мёртвых окончательно исчез и сменился на шум ветров в коридорах, появились цветные витражи на высоких стенах.


Теперь Дуглас стоял абсолютно один перед своей целью - только Рука Смерти может совершить это паломничество. И блаженно улыбающееся лицо Вергилия исчезло вместе с остальными галлюцинациями. Врата открылись и из них вышли люди в чёрных балахонах с медальонами в виде черепов на своих шеях. Они приветствовали нового прислужника смерти и вежливо попросили пройти его внутрь.


Там он увидел царство крови и массовых жертвоприношений. Свежих и самых здоровых людей выкачивали досуха и потом отправляли их тела в морозильник. Для высших служителей Культа они были всего лишь “лекарством”, продлевающим их жизнь.


Дугласа вели под руку к заветной комнате. Он вошёл в неё один и не застал никого. Ему показалось, что это какая-то уловка и его обманули - в помещении не было даже мебели, только картины Босха на стене. Но потом он заметил, что пол был сделан из огромного кристалла Черни, который так сильно поливали кровью, что он уже весь стал алого цвета. Из дырок в потолке полилась очередная порция красной жидкости. Кристаллический пол размягчился и пришёл в движение - в нём забурлила жизнь.


И появились два скелета, больше похожих на нежить из кошмаров. Это уже были не люди, а другая форма жизни на основе кристаллов. Сыновья Тьмы наполовину вылезли из пола и начали наполнять свои лёгкие воздухом - они были как амфибии, способные жить в двух разных стихиях.


- Мы видим вокруг тебя сильную ауру тьмы. Похоже, что Смерть приготовила для тебя особое задание. - Они говорили синхронно, потому что на самом деле они представляли собой единый организм - их нервные системы были соединены через кристалл.


- Ну вы и твари поганые! - Не удержался от комплимента Дуглас. - На кой чёрт Культу нужны такие конченные инвалиды?!


- Твои суждения слишком просты и опрометчивы. Тебе ещё предстоит научиться думать хотя бы на несколько ходов вперёд. Мы поглощаем не только кровь, но и нервную систему жертвы. Мы накапливаем внутри себя знания, хитрость и бесценный опыт. Наши нервные клетки не умирают. Мы растём, развиваемся и не стареем. Только представь наши возможности в качестве хозяев огромной организации.


- Что-то не заметно, что вы особо умные.


- Да неужели, мистер Коул? Мы хорошо помним тот инцидент с Брустером и его сыновьями. Синтэк проводило расследование, и мы запомнили всех возможных кандидатов на предательство. И нам хватило беглого взгляда на биографии участников, чтобы сразу во всём разобраться, - Сыновья Тьмы ничего не забывали и смогли быстро вспомнить личность Коула из материалов, которые они видели только один раз несколько лет тому назад, - Но не волнуйся, мы тебя не выдали. Нам было выгодно направить их энергию против наших врагов.


- Тогда давайте сразу перейдём к делу. Я хочу знать, как Чарльз Брустер собирался остановить Чернь?


Сыновья Тьмы гомерически рассмеялись и ответили только через полминуты.


- Мы дадим тебе бесплатный совет, Дуглас! Не пытайся влезть в шкуру другого человека. Ты судил по себе и поэтому решил, что Брустер старший хотел сделать что-то хорошее под конец жизни. Подумай ещё раз. Он был бизнесменом, который стал терять рычаги власти. Компания была для него всем, а его друзья, партнёры и даже родственники решили оставить его не у дел. Он видел, что проиграл, и решил им всем отомстить. Вот и весь расклад. Даже если бы он добился успеха, то он бы не изменил ход истории, на кону стояли только деньги и пара миллионов жизней.


- А можно поподробнее? Я малость ничего не понимаю.


- Ты хочешь правды? Ну смотри, не обожгись.


Сыновья Тьмы дали голосовые команды и с потолка спустился широкий монитор, на котором в прямом эфире показывали очень странное место. Дуглас долго вглядывался в масштабы и формы творения - лопнувшая ткань пространства размером в несколько километров, рядом с ней был циклопический трубопровод, сооружения по нагнетанию давления и мелкие точки бегающих людей. Место находилось где-то в горной местности и трубопровод выкидывал тонны чёрной массы в глубокую расщелину, которая уже доверху набилась отравой и проникала в подземные реки. Сыновья Тьмы дали ещё пару команд компьютеру и камера приблизилась к созданиям в скафандрах, которые следили за исправностью механизмов.


- Что это за чертовщина? - Не выдержал Дуглас.


- Это истинный источник заражения Чернью. Ты думал, что Синтэк это большая злобная корпорация? А они просто прислуживают ещё большему монстру, который купил их с потрохами. Чернь и другие кристаллы - это промышленные отходы более высокоразвитой цивилизации из другого мира. Они сделали предложение нашим корпорациям - использовать Землю как дешёвую помойку, куда можно сливать всё, что угодно. Даже то, что очень трудно хранить и контролировать.


- Но ради чего?


- Они стали частью более развитого мира и собираются переехать туда в отдалённом будущем.


- Это безумие, как можно было ради такой ерунды променять целую планету?


- А они посчитали, что экология на Земле всё равно падает в бездну и поэтому нужно согласиться на заманчивое предложение.


- Чтобы спасти свои шкуры и не заниматься проблемами, которые они сами и создали... А как Брустер хотел помешать пришельцам и Синтэк? Зачем он пришёл к вам?


- Этот дурак хотел обвести нас вокруг пальца. Брустер утверждал, что везёт химическое оружие против пришельцев, и ему нужна помощь в её доставке на станцию слива. Мы выделили бойцов и проводников, которые завели их в ловушку. Таким образом мы получили всё его оборудование с минимальными потерями. И знаешь, что мы обнаружили в том конвое? Он вёз гигантскую нейтронную бомбу. И эффект неё трудно переоценить. Взрывная волна разметала бы кристаллы Черни по всей планете, уровень заражения радиацией был бы настолько сильным, что пришельцы не смогли бы восстановить станцию по сливу отходов ещё полстолетия - портал оказался бы бесполезным. Но как ты понимаешь, это просто терроризм без возможности изменить систему. Пришельцы открыли бы новый портал в другом месте. Это конечно дорого и требует времени, но они могут себе такое позволить.


- Постойте, то есть даже атомное оружие не способно закрыть щель между мирами?


- Нет. Это разрушенное пространство, и пока неизвестны способы того, как его вообще можно восстановить.


- У Брустера не было шансов. Он ничего не мог исправить, - задумался Дуглас.


- Не унывай, Рука Смерти. У нас есть работа, которая тебе точно понравиться. Как раз для таких идеалистов, как ты. У нас есть конкуренты - семейка Огюстов. Как только ты глянешь на биографию этих личностей, то сразу захочешь их всех перестрелять. С тебя труппы, а с нас комфортные условия жизни в наших оазисах, оружие, медикаменты и остальные приятные мелочи...


- Это всё просто здорово, я конечно же их всех поубиваю, но у меня была миссия - остановить Чернь. Если вы такие умные, то должны знать, как всё исправить.


- Ничего нельзя исправить! - Огрызнулась скелеты.


- Или вас просто всё устраивает?


- Результат один и тот же.


- Хорошо. Наверное не всем мечтам суждено сбыться, - развёл руками, демонстрируя своё смирение.


- Вот и славно, чем быстрее ты откажешься от этой идеи, тем быстрее вернёшься на грешную землю. Ты можешь остановиться в нашем замке ненадолго, чтобы передохнуть. Потом тебя сопроводят по тайным тропам в безопасную часть пустоши.


Сыновья Тьмы позвали культистов, а сами вернулись в кристалл. Дугласа проводили в комнату, похожую на апартаменты в дорогом отеле, только стиль напоминал классические фильмы про Дракулу - тяжёлые подсвечники, длинные толстые шторы, тяжёлая мебель из красного дерева, покрытая чёрным лаком, позолоченные ручки на дверях и стены покрытые серыми каменными плитками.


Дуглас рухнул на кровать и начал обдумывать страшную мысль. Теперь он видел всю сложность картины и чувствовал, куда нужно ударить, чтобы сместить баланс. Идея казалось ему грандиозной, опасной и местами просто чудовищной: нужно было открыть ещё один портал прямо в озере из Черни рядом со станцией пришельцев. И выкинуть всю эту отраву в другой более технически развитый и военизированный мир. И тогда вся система рухнет. Гости из третьего мира не будут разбираться со всеми деталями. Они начнут военными методами выжигать все источники угрозы и тем самым выйдут на пришельцев. Правителям Земли придёться дистанцироваться от своих “друзей” и принять сторону сильнейшего, который естественно хочет избавиться от всей отравы.


Шестерёнки в голове Дугласа уже крутились в одном направлении. Он думал, как проникнуть в лаборатории Синтэк и узнать про нужные технологии. Теперь всё казалось ему возможным, нужно было лишь решиться и начать путь к новый к мечте. И тогда возникла ещё одна простая мысль: “Конечно, это будет война миров и погибнут миллионы и миллионы людей, но зато все получат по заслугам. Всех кто был причастен к распространению Черни показательно уничтожат”. Эти слова пришли к нему как лёгкое прикосновение с небес, и на секунду он даже подумал, что это была его “муза”.

Показать полностью
13

Продолжение поста «Рука Смерти I: Самая злобная игра в мире» 

Рука Смерти III: Земли Дьявола


I Underworld


Грузовик неспешно ехал по широкому тоннелю, и вокруг него были только светящиеся грибы и белая плесень. Дуглас не знал, когда они нарвутся на “друзей” с топорами и поэтому проявлял осторожность, сбавляя ход перед каждым поворотом. Однако дорога была весьма скучной, и поэтому, чтобы не уснуть, он расспрашивал Вергилия обо всякой ерунде.


- Вёрджил, теперь я припоминаю, что в самом начале путешествия ты говорил, что с дороги по Стиксу нельзя свернуть. А теперь оказывается, что тут есть тоннель на территории наркоторговцев.


- Нашёл кому верить. С другой стороны, а какая тебе разница? Чтобы выполнить обряд и стать Рукой Смерти, нужно пройти путь от начала и до самого конца. Этот тоннель для тебя бесполезен.


- Ещё ты знал о существовании этих светобоязливых дикарей.


- Ну, это совсем мелочь. Какая тебе разница кого отстреливать?


- Мог бы поделиться ценными подробности. Откуда у них топливо? Они поддерживают связь с внешним миром?


- Ну, да, - замялся Вергилий, ему хотелось держать Дугласа в неведении, чтобы каждый шаг в этом путешествии был “весёлым” сюрпризом, - как раз через этот тоннель.


- Насколько они умны и организованы?


- Так себе. Их разум пострадал от белой плесени, которая медленно пожирает их тела. К тому же любое общество начинает деградировать от долгой изоляции.


- Почему они не ушли отсюда?


- Куда и зачем? Когда они расчистили тоннель в пустошь, то там уже были злобные бандиты, которые заняли все пригодные для жизни земли и оазисы. Это племя воспринимает внешний мир как что-то враждебное и опасное. А тут их дом.


- Мне что-то не понравились обряды, которые они устраивали в пещере с пентаграммой.


- Давай оставим пару приятных сюрпризов на потом?


- Приятных?! Похоже на то, что мы в окружении банды сатанистов!


- Воспринимай это как часть своего испытания. Только служитель Смерти может пройти через всё это.


- Ты ведь знаешь, что нас ждёт дальше?


- Ещё один заброшенный город, который приведёт нас на выжженную равнину и проклятые болота, откуда истекает сам Стикс. Дальше всё будет просто: надо идти прямой дорогой к единственной горе, в которой расположено Святилище Культа.


- Без подвохов?


- А ты сам как думаешь, Дуглас? Выжженная равнина - это испытание, которое может пройти только Рука Смерти.


- Как мило.


На этой фразе Дуглас кого-то сбил - человек попал под колёса и даже раздался хруст его костей. И на следующем повороте они въехали в импровизированный кордон из коробок и досок. В одно мгновение грузовик Дугласа оказался в небольшом подземном городе - здесь были настоящие фермы по выращиванию грибов и причудливых розовых растений. В больших прозрачных резервуарах плавали водоросли, которые очищали воду и выделяли кислород, над ними висели химические источники света в окружении зеркал, которые направляли лучи строго в воду, так как подземные жители плохо переносили яркий свет. Здесь можно было найти жилые “норы”, вертикальные ходы на поверхность для вентиляции и диковинные источники электроэнергии.


Это был настоящий муравейник, который разворошил Дуглас. И теперь ему не оставалось иного выбора, как надавить на педаль газа и, пользуясь эффектом внезапности, попытаться проехать сквозь весь подземный городок. Первые два сектора он промчался почти без препятствий, лишь пара умников попыталась запрыгнуть и зацепиться за машину голыми руками. А потом Дуглас выехал в место, где когда-то грузили уголь, собранный со всей шахты. Там в центре стояло сооружение из камня и бетона, похожее на храм и украшенное черепами. Дуглас вывернул руль, чтобы не столкнуться с этим зданием и выскочил на дорогу, ведущую на поверхность. Рядом с храмом была вооружённая охрана в красных балахонах, которая открыла огонь по нарушителю спокойствия, но их пули просто угодили в стальные листы грузовика и никому не причинили вреда.


Дуглас выехал на зловещую территорию увядания. На верхних уровнях располагались норы больных и престарелых жителей. Чем ниже был социальный статус в племени, тем ближе они поднимались к поверхности. Машина Дугласа протаранила чьи-то сундуки, холодильник и вану. А позади него уже ехали два джипа, из которых вели огонь из автоматических винтовок. Они пытались попасть в колёса и это уже представляло угрозу.


Грузовик выбил деревянные ворота и “вылетел” наружу. Дуглас думал, что вздохнёт с облегчением, но на улице уже была глубокая ночь и жители тьмы могли спокойно преследовать беглецов. Дугласу пришлось маневрировать по руинам незнакомого города под свет Луны и еле работающих фар грузовика, которые специально ослабили дикари. Он ехал по узким улочкам, постоянно заворачивая в новые дебри, но машины преследователей не отставали. И что хуже всего, за ними следовала разъярённая толпа бойцов с разнообразным оружием.


В какой-то момент они выбрались на широкое шоссе и главную магистраль города. Оба джипа поспешили приблизиться к грузовику, чтобы с близкого расстояния наверняка попасть в колёса. Дуглас предвидя такой финал сбавил скорость и начал бортовать левый джип. Тогда стрелки из правого автомобиля наконец попали в шину и грузовик пошатнулся, заметно сбавив скорость.


- Дуглас, дорогой мой, - оживился Вергилий, - мне скучно. Можно я кого-нибудь пристрелю?


- Да ради Бога! - Ответил скороговоркой Дуглас и с размаха ударил левый джип, от чего тот слетел с дороги и вмазался в бетонную стену безликого магазина.


Вергилий деликатно вытащил Беретту из кобуры Дугласа и открыл огонь через амбразуру на боковом окне. Он истратил обойму, но всё-таки задел двух стрелков на кузове джипа прежде, чем они попали в следующее колесо. Преследователи отстали, но на их смену пришли другие - из-за горизонта появился грузовик с большим прицепом, в котором сидели бойцы, вооружённые ружьями и коктейлями молотова, и ещё две легковушки, везущие стрелков на своей броне. Расстояние между ними неизбежно сокращалось, и Дугласу нужно было срочно свернуть с дороги, чтобы избежать рокового попадания в двигатель - тогда машина точно выйдет из строя, и ему придётся бегать по ночному городу и сражаться с оравой вооружённых дикарей. Теперь врагов было ещё больше, а патроны подходили к концу. Это была битва, которую Дуглас хотел избежать.


- Дуглас! Давай направо! - Вергилий что-то заметил и указал пальцем в сторону странного объекта.


Дуглас машинально завернул в предложенный поворот и только потом увидел, что выехал на дорогу, которая ведёт в тупик - на площадь с баррикадами вокруг странного особняка. Повсюду были дикари, раздавалась знаменитая композиция “Полёт Валькирий” вперемешку с выстрелами из пулемёта, и что самое главное - особняк был защищён мощными источниками света. На его стенах были установлены прожекторы, ослепляющие светобоязливых дикарей.

Грузовик вломился на площадь, как бегемот в родное болото, он расшвырял деревянные баррикады и остовы покорёженных машин. Дуглас приблизился к самому особняку и вынужденно остановился, увидев глубокий ров перед ним - это здание превратили в небольшую крепость с решётками на окнах, колючей проволокой на стенах и амбразурами, позволяющими вести огонь по всей территории площади. Дуглас не успел растеряться, как увидел настоящий разводной мост, который уже опускался, чтобы впустить новых гостей.


Светобоязливые дикари только пришли в себя от шока, и они не успели отреагировать. Грузовик безнаказанно заехал внутрь гаража, встроенного в особняк. Как только тяжёлые стальные двери закрылись, то раздался грохот, крики и адская канонада - кто-то закидал площадь гранатами.


Дуглас и Вергилий вздохнули с облегчением и вошли в помещение гаража. Раздался весёлый голос из динамиков над потолком.


- Добро пожаловать на веселуху! - Судя по голосу, человек был в угаре. - Развлечений хватит на всех! Поднимайтесь на третий этаж, а то я тут немного занят.


Вергилий усмехнулся, и его глаза загорелись, он предчувствовал, что сейчас будет что-то интересное. Ему не терпелось подняться наверх и увидеть хозяина особняка, но Дуглас проявлял осторожность, ожидая засады из любого угла.


Он приготовил свой пистолет-пулемёт и аккуратно зашёл в жилую часть здания. Их ждали коридоры и просторные помещения. Яркие красные ковры на полу, винтажные подсвечники на стенах, многоярусные люстры, шкафы с алкоголем, книгами, драгоценными шкатулками и статуэтками мифических животных. В некоторых местах были приготовлены боевые позиции - на столах рядом с окнами лежали гранаты, коктейли молотова из бутылок с дорогим алкоголем и одноручные пистолеты-пулемёты Ингрэм Мак-10.


В другой ситуации Дуглас взял бы ценное оружие не задумываясь, но он не собирался начинать знакомство с новым человеком с мелкого воровства. Убедившись, что обстановка мирная и здесь почти никто не жил, он наконец отправился по широкой мраморной лестнице на третий этаж. К этому времени звуки стрельбы уже прекратились - побитые дикари отступили от особняка и зализывали раны.


Дуглас и Вергилий оказались в очередном просторном зале с бильярдом, рулеткой, чучелами убитых медведей и оленей, с настоящим баром, несколькими холодильниками, диванами из крокодиловой кожи и винтажными пуфами. Это помещение охватывало весь этаж, и его окна позволяли держать под огневым контролем всё пространство перед особняком. На игральных столах валялись автоматы, гранаты, несколько пулемётов и патроны.


Хозяин дома сидел в центре на диване с бокалом вина и золотым пистолетом в руках. Картину дополняли ноги, закинутые на журнальный столик, заваленный белым порошком. Он подождал, пока гости подойдут поближе и начнётся процесс разглядывания друг друга.

Дуглас сразу же понял, что этот молодой человек арийской внешности на самом деле боец с солидным опытом - на его лице были многочисленные шрамы от пулевых и ножевых ранений, не хватало нескольких пальцев, руки были жилистыми, а движения отточенными. И при всём этом на нём был надет дорогой белоснежный костюм и золотистая рубашка с широким воротником нараспашку. Сразу было понятно, что его любимый цвет - это золото. Из него были сделаны выбитые зубы, цепь на шее, перстни и только странные браслеты на руках с изображением короны почему-то были из серебра. Два опытных убийцы встретились взглядами и каждый заподозрил неладное. Дуглас всматривался в эту шикарную улыбку, в этот радостный взгляд и коварные глаза и видел скрытую угрозу. Что-то не то было в этом человеке. Его оппонент думал примерно тоже самое - он видел перед собой матёрого пехотинца, но его аура и внешность содержали что-то зловещее, холодное и мрачное. Вергилий в это время встал в сторонку и с интересом наблюдал за спектаклем. Наконец хозяин особняка прервал молчание и представился.


- Я Рэдмонд Фитцджеральд фон Шёнхаузен Огюст Третий. Но мои друзья зовут меня просто Ваше величество, - сказал он с невозмутимой лёгкостью и шармом.


- Я буду звать тебя Рэд, - на этом моменте на лице хозяина особняка промелькнула почти неуловимая эмоция раздражения, - А я Дуглас Коул. Это мой проводник по Аду - Вергилий.


- Как же я рад, что вы заскочили на мою вечеринку! Я уже начал скучать по хорошей компании! Не хотите прибухнуть по такому поводу? У меня тут есть медовуха, скотч, виски, бренди, водка, шнапс, абсент, бабушкин самогон или начнём сразу с серьёзных вещей? - Сделал условный жест, почесав нос и достав стодолларовую купюру свёрнутую в трубочку.


- Я бы не отказался от нормальной человеческой еды вроде стейка, а алкоголь оставим на лучшие времена, когда мы не будем окружены бандой сатанистов-канибалов.


- У меня остался шикарный запас консервов. Но едой я это не назову - это закуска.


- Ты даже не спросишь, откуда мы прибыли?


- Да пофигу, - махнул рукой, - разве имеет значение то, как мы здесь оказались? Главное то, как нам теперь отсюда выбраться.


- А вот я бы хотел прояснить ситуацию. Лично мне нечего скрывать, и я могу прямо сказать, что совершаю паломничество, чтобы стать Рукой Смерти. А каковы твои мотивы, Рэд? Что ты тут потерял?


На словах о Руке Смерти, Рэд залпом выпил стакан вина. Теперь у него всё сложилось в голове, и он понимал с кем имеет дело. Это только развеселило его, и он сходу ответил Дугласу.


- Я скрываюсь от своих кредиторов.


- Что?! - Возмутился Дуглас от такой наглой лжи. - Да кто в здравом уме пойдёт в изолированное место, откуда не возвращаются? Это же добровольное помещение себя в тюрьму! Кредиторы просто будут ждать рядом, когда ты вернёшься обратно.


- Ну, - виновато развёл руками, - я не хотел так сходу раскрывать важную тайну. Здесь разбился самолёт с моим братом, я проводил поиски, но наша команда спасения попала в засаду.


- Никто не летает над Стиксом - здесь полно культистов, у которых есть средства ПВО, угнанные у военных.


- Он летел на большой высоте, недоступной для зениток, но самолёт попал в ионную бурю, - невозмутимо ответил Рэд и продолжил улыбаться.


- То есть это был непростой самолёт?


- Ну да, естественно.


- И когда это произошло?


- Пару дней назад.


- А с какого аэропорта он взлетел? И какая модель была у самолёта?


- С военной базы Армшель, модель А10, - голос Рэда был уверенным и крайне убедительным.


- Ты выдумываешь на ходу и А10 - это военный штурмовик истребитель танков. И я уверен, что если бы пару дней назад здесь кого-то подбили, то мой друг Вергилий был бы в курсе.

Вергилий сделал жест, что ничего не знает о сбитом самолёте.


- Что ты на это скажешь? - Снова обратился к Рэду.


Тот вздохнул и сделал вид, что сожалеет о своём вранье.


- Понимаете, я хотел скрыть преступное прошлое моего брата. Если вкратце, то его взяли в заложники плохие люди и держат в шахте. Можете быть уверенными, что я просто пришёл спасать его из неприятностей.


Дуглас почесал затылок, ему хотелось спросить: “Да что с тобой не так парень?”, но потом он увидел, что Вергилий всё это время вертел колоду карт в своей руке. И наверху была карта Люцифера: ангела, несущего свет. Теперь и в голове Дугласа всё стало на свои места - перед ним был тот, кого культисты называли Рукой Дьявола. Это человек лишённый совести, социопат, патологический лжец, который зачастую был просто не способен говорить правду. Дуглас мог ещё целый вечер расспрашивать Рэда о том, что он тут делает, и его истории продолжали бы литься одна за другой. Ему просто нравилось врать и видеть, как кто-то пытается разобраться в его лжи. Если все остальные жители пустоши стали жестокими людьми из-за суровых условий жизни и можно сказать, что их выковал этот мир, то Рэд уже родился безжалостным и кровожадным убийцей.


Дуглас покачал головой, ему резко расхотелось общаться с такой личностью, но дела заставляли поступать иначе.


- Если не хочешь говорить, чем ты тут занимаешься, то я сам это скажу. Ты пришёл через тот тоннель - значит ты один из наркобаронов. И значит всё вертиться вокруг наркотиков. Эти дикари выращивают что-то на продажу. Какую-то местную дурь, которой нет нигде в пустоши?


Рэд рассмеялся и поднялся с дивана. “Лёгким” движением ноги он отпихнул журнальный столик, стоявшим между ними, и неторопливо подошёл к Дугласу. Он хотел похлопать его по плечу, но Коул сделал шаг назад, демонстрируя свой “холодный” темперамент.


- А ты молодец, Дуглас! Быстро схватываешь! Такой человек как ты, мог бы стать ценным специалистом в моём бизнесе, - теперь они стояли в метре друг от друга и смотрели прямо в глаза.


- Так я прав?


- Ой, - Рэд махнул рукой, он строил из себя безобидного человека, но не выпускал пистолет из рук, и более того, Дуглас заметил, что в его пиджаке было что-то тяжелое с деревянной рукояткой, - из твоих уст это звучит так грубо.


- Боевые стимуляторы с наркотическим эффектом. Вот, что производят дикари в своих шахтах. Их делают из подземных кристаллов и смешивают с опиумом. Я встречал подобное зелье в пустоши, и мне пытались продать его по баснословной цене.


- С опиумом?! Тебе попались какие-то бракоделы, - Рэд усмехнулся, как только услышал рецепт, предложенный Дугласом, - там в шахтах скрыта настоящая химическая лаборатория. Я помогал им с развитием, снабжал оборудованием и инструментами, чтобы получать качественный товар по выгодной цене.


- Они были дешёвой рабочей силой? Но что-то пошло не так?


- Не спеши с выводами! - Помахал пальцем в небо и пошёл к бару за дополнительной бутылкой вина. - Просто в какой-то момент я захотел взять всё в свои руки и расширить производство. Мне мало того, что они могут дать! - Рэд показал своё истинное лицо, он был одержим жаждой власти. - Если привести сюда дисциплинированных рабов с моих плантаций, то можно увеличить объёмы в десять раз! С таким количеством первоклассного товара я могу конкурировать даже с Культом Черни! Конечно, многие будут недовольны и начнётся настоящая война за рынки сбыта, но это просто скучные детали. Почему-то мои “коллеги” по бизнесу меня не поддержали, и я попытался захватить территорию своими силами. Мои подручные быстро кончились и пришлось перейти к тактическому отступлению.


- Это как бы посольство наркобаронов пустоши в этом месте? Вы с самого начала обустраивались здесь на случай возможной войны?


- А ты я вижу любитель вопросов, Дуглас! - Вытащил пробку и начал разливать бокалы. - Может всё-таки составите мне компанию?


- Нет - не время затуманивать разум, я хочу ясности.


- Странно, а мне от алкоголя только весело.


- Значит ты сидишь тут и ждёшь подкрепления? А где остальные твои помощники? Неужели никто не выжил?


- В жизни такое бывает.


- А по-моему и тут есть подвох, который ты тщательно скрываешь.


- Да что тут может быть не так? - Рэд как всегда был невозмутим и крайне убедителен.


- А давай вместе проверим твои холодильники?


- Ну, хорошо, хорошо! Ты меня поймал. Оставшиеся в живых начали проявлять недовольство - дело шло к бунту. К тому же я не хотел возиться с ранеными и питаться консервами. В общем, ты спрашивал про человеческую еду? У меня она есть в избытке.


- Господи Боже мой! Я попал на какой-то конкурс психопатов! Я не намерен оставаться здесь ни одной лишней минуты. Как только мы разделаемся с этими дикарями за окном, то я сразу же отправлюсь к святилищу.


- Ты хочешь их всех поубивать? - Оживился Рэд.


- А что с ними ещё делать? Даже если нам удастся сбежать, то они будут преследовать нас до самого конца. Они только этого и ждут - они привыкли охотиться и догонять. А мы поступим иначе.


- Наконец-то! Как я рад слышать, что есть хоть один трезвомыслящий человек! Из нас выйдет отличная команда! - Рэд был на седьмом небе от счастья - ещё минуту назад он думал о том, как убедить Дугласа сделать тоже самое.


- Ты знаешь устройство шахты? У нас хватит оружия, чтобы их всех перестрелять?


- Как бальзам на душу! Но это даже слишком хорошо - нам не нужно убивать абсолютно всех - наша задача намного проще. У них в центре шахты есть храм, где сидит местный вождь. Нужно всего лишь прибить этого гада, и мы станем их королями. Раньше у меня не было тачки, чтобы прорваться к ним. Наши машины “побились” во время первой бойни. Но теперь у нас есть твой грузовик. В гараже есть детали и топливо. Мы подлатаем его, и дело в шляпе. Мне уже не терпиться начать!


- Погоди малость. Нам нужно немного перекусить и поспать с дороги. А потом мы сразу же займёмся делом - не будем давать врагу много времени на размышления.


- Да-да-да, - протараторил и принялся опустошать бокалы, - выбирайте любую комнату внизу, кухня с консервами на первом этаже, а я останусь на посту и буду поглядывать за нашими друзьями за окном. В последнее время я просто не могу спать. Наверное, это из-за нервозной обстановки.


- Или кто-то наглотался таблеток от скуки.


Дуглас просто не мог доверять такому человеку. Он понимал, что сейчас они союзники, и Рэд не собирается его убивать, обкрадывать и как-либо подставлять. Но паранойя уже проснулась и всегда была рядом. Он позволил Вергилию первым попробовать консервов из кухни, боясь подвоха с ядом. Потом они спали по очереди и вслушивались в ночные звуки.

В это время светобоязливые дикари изобразили ложное отступление. Они думали, что осаждённые, как разумные люди, попытаются сбежать и отправятся прочь из города по одной из нескольких возможных дорог, где они устроят ловушки. И как это часто бывает при создании хитрых планов, они перехитрили сами себя.


II Ever Dance With The Devil?


- Всё будет тип-топ! - кричал Рэд, стреляя из боковых амбразур грузовика. - Главное добраться до храма и дело в шляпе!


- Ну, да, конечно… - пессимист Дуглас из своего опыта знал, что всегда есть осложнения, на которые приходится тратить последние силы.


Они возвращались обратно в тёмные шахты, в место, где их ждали меньше всего. Дикари даже не успели толком заделать входные вороты, которые опять протаранил грузовик. Но теперь Дуглас и его компания попали в час-пик. В коридорах было полно народу, а тормозить было поздно: на какое-то время адские крики боли даже заглушили звуки автоматов и винтовок. Ширина коридоров была местами всего четыре метра, многие норы закрывались на самодельные деревянные двери, и поэтому люди просто не успевали отреагировать и найти укрытие. К тому же позади грузовика ехали две легковые машины и один джип, на которых сидели бойцы и метали коктейли молотова.


Лишь через несколько минут ситуация улучшилась и жители верхних уровней прижались к стенам или легли на землю. Таким образом Дуглас проехал три коридора и заблудился. Он попал в какой-то просторный зал, где растили коноплю и занимались ремонтом техники. Ему пришлось резко надавить на тормоза и две машины преследователей въехали им взад - грузовик прижало к стене. Дуглас и Рэд вначале выкинули противопехотные гранаты в сторону врагов, дождались взрывов и вышли наружу разгребать бардак.


В их руках были чудесные автоматы Калашникова со шнековым магазином на сто патрон. Дуглас и Рэд быстро зачистили помещение от техников. И Рэд в этом плане не жалел патронов, полевая огнём каждую жертву. Рэд начал охранять территорию от прибывающих бойцов дикарей, пока Дуглас и Вергилий принялись отгонять машины, которые блокировали выезд грузовика. Рэд веселился, бегая от одного коридора к другому. Он прятался за надёжными укрытиями, стрелял быстро и метко, не задерживаясь на одной позиции, но при этом он бурно смеялся, как будто это было забавной игрой в лазертаг. Лучшие бойцы дикарей ещё находились на поверхности и опыт Рэда позволял ему играть в эту игру с минимальными последствиями в виде попаданий в бронежилет и касательных ранений в щёку и локоть. Но он даже не чувствовал таких “ударов”, потому что в отличие от Коула он употреблял метамфетамин заранее.


- Не увлекайся! - Крикнул ему Дуглас, который уже спешил к машине.


- Да ты издеваешься! Я так с самого Рождества не веселился!


- Ненавижу Рождество. И праздники тоже!


Дуглас не стал дожидаться, когда Рэд закончит свою вакханалию, они с Вергилием запрыгнули внутрь и начали выезжать из помещения. Лишь после этого, Рэд соблаговолил вернуться и запрыгнул в грузовик.


- Может быть покажешь наконец дорогу?! - Дуглас злился от того, что они теряют время и дают врагу организоваться.


- Наверное, нужно всегда поворачивать налево, - в противоположность Дугласу, настроение у Рэда только улучшалось.


Теперь в подземных коридорах валялся весь мусор, который только нашли его жители. Они выбросили всё, чтобы замедлить грузовик, несущий смерть. Дуглас прошиб несколько шкафов, разнёс кухонную плиту и бочки с неизвестной жидкостью. А на следующем повороте дорогу преградил джип, с которого отчаянно стреляли, пытаясь попасть в водителя. Дуглас надавил на педаль газа, чтобы как можно быстрее раздавить врагов. Последовал жёсткий удар, бойцы в кузове джипа улетели прочь, но грузовик заметно сбавил ход - теперь он тащил вперёд это металлическое корыто. Водитель джипа и его пассажир стали выламывать окно и поджигать коктейли молотова. Но Рэд уже просунул в переднюю амбразуру кабины ствол автомата и избавился от угрозы. Их бутылки попадали вниз и джип загорелся изнутри. Дуглас вынужденно заехал в неправильный поворот и надавил на тормоз, чтобы сбросить этот опасный мусор. Опять ему пришлось терять время, отъезжать назад и возвращаться на прежний курс, который советовал Рэд.


Наконец они выехали на подземную площадь, где находилось сооружение из камней и костей.


- Тарань храм! - Властно приказал Рэд.


- Этот грузовик нужен мне на ходу! - Сразу же отрезал Дуглас стальным голосом.


Он затормозил рядом и забрал с собой ключи. Под прикрытием брони, они с Рэдом открыли безнаказанный огонь по стражникам храма, а потом кинули внутрь него несколько гранат. Раздался сильный грохот, но сооружение нисколько не пострадало. Про себя Дуглас отметил, что он правильно поступил, не попытавшись проломить храм - иначе он просто бы потерял машину.


Рэду не терпелось войти внутрь, он не стал дожидаться, пока рассеется едкий дым и бросился в храм. Дуглас последовал за ним, прикрывая тыл. Обстановка внутри напоминала культ Вуду со статуэтками, куклами, чанами с зельем, ловцами снов и висящими шкурами недавно убитых животных.


Внутри был лёгкий погром от гранат и пустота - жители храма уже ушли. Но Рэд лишь усмехнулся и побежал дальше. Он выскочил наружу и словно гончая, нашедшая след, отправился в сторону безликого тёмного коридора.


Дуглас держался сзади, ожидая что его “друг” поймает пулю или попадёт в засаду. Но удача была на его стороне. Они догнали цель своих поисков в длинной химической лаборатории. Люди в красных балахонах с винтовками вели с собой маленькую девочку, разукрашенную синей краской. Увидев друг друга, все начали стрелять. Столы со склянками никак не защищали от пуль, и от противников требовалась только меткость. Поэтому Рэд и Дуглас держали дистанцию, постоянно нагибаясь вниз и меняя позицию. Эта перестрелка обошлась Дугласу потерей двух пальцев на левой руке и новыми травмами грудной клетки. Его напарнику “везло” с лицом, которое разукрасилось дополнительными шрамами, и с касатальными/сквозными ранениями по конечностям. Всё это казалось ему пустяком, и он собирался заняться медицинскими хлопотами только после своего триумфа.


Раздался взрыв в центре помещения, и облако удушающего газа быстро заполонило всё пространство. Видимость упала до нуля и Дуглас поспешил отступить - всё равно Рэд рвался сделать всю грязную работу сам. Рэд, как опытный наркоман, не боялся какого-то там газа. Вместо этого он запрыгнул на ближайший стол и начал поливать комнату огнём в надежде зацепить противника.


Дуглас не успел дождаться момента, когда газ начнёт рассеиваться, как из химических лабораторий вышел Рэд с красными глазами, истерическим смехом и двенадцатилетней девочкой в руках. Она сильно брыкалась, но не могла вырваться из лап маньяка.


- Теперь меня ничто не остановит! - Кричал возбуждённый Рэд.


Он поднял свою пленницу на руки и побежал в сторону храма. Он не собирался ждать Дугласа и готовился получить полную победу. Рэд вышел в центр святой площади и начал призывать всех жителей тьмы.


- Эй, вы! Воплощение Бога в моих руках! Идите и смотрите!


Рэд кричал и периодически стрелял в воздух. В этот момент Дуглас заметил, что поведение дикарей сильно изменилось. Теперь они не были агрессивно настроенными. Эти люди просто собирались на площадь, чтобы издалека поглядеть на совершение ритуала.

Дуглас осторожно обошёл торжествующего наркобарона и приблизился к грузовику. Он ждал удобного момента, чтобы уехать отсюда куда подальше.


Наконец Рэд достал из кармана пиджака армейский нож и вырезал девочке сердце. Сделал он это профессионально, словно уже не в первый раз. Он вкусил её плоть, как символ перехода власти. Дикари упали вниз, кланяясь новому господину. Раздался колокольный звон, говорящий о том, что все жители должны вернуться в подземный город.


Вымазанный кровью Рэд ликовал, он чувствовал как сбываются его мечты. Для полного счастья ему не хватало только одного. Но эта проблема уже ехала к нему на всех парах. Из дальнего тоннеля, который вёл в земли пустоши, выехал белый бронированный лимузин на высокой подвеске, с большими колёсами, обтянутыми цепями. Машину сопровождал джип хаммер переделанный в кабриолет со стационарным пулемётом на борту.


Машины остановились, и из них вышла вся семейка Огюстов. Во главе стоял отец семейства Вальмонд: высокий, широкоплечий, пузатый и весьма крепкий человек в возрасте, с шикарной и ровной седой бородой и гривой, как у льва. На нём было надето дорогое и бессмысленное кашемировое пальто, золотые цепи, золотая трость, золотой автомат Калашникова и золотые браслеты с изображением короны. И поэтому у всех остальных его детей были только серебряные короны.


По правую руку стоял брат-близнец Байрон. Они выглядели и одевались практически одинаково. Каждый считал себя неповторимым оригиналом, а другого - жалкой пародией. По левую сторону была сестра Рэда - Лилит, девушка с накаченными бицепсами и еле заметной грудью, она надела белый пиджак на голое тело, и на её лице были татуировки огня.


Отец семейства без лишних церемоний перешёл к делу.


- Рэдмонд, ублюдок, мать твою, я слышал, что ты решил переделать всю бизнес-схему под себя?


- Надо расширяться, папаня! Твои клыки уже затупились, и нужно дать дорогу молодым!


- А ты не слишком тупой для этого? Ты не думал, что мы просто тебя пристрелим?

Семейка направила оружие на Рэда, а он на них. Уставший Дуглас в это время уже аккуратно, и не привлекая внимания, сел в грузовик, чтобы уехать. Установилась напряжённая атмосфера, которую решил прервать только сам Рэдмонд.


- Вы же знаете, что один из вас на моей стороне? Так что мои шансы пятьдесят на пятьдесят.


- И ты естественно тоже знаешь, что мы знаем, - отмахнулся Вальмонд, - короче говоря, детишки мои, хватит страдать ерундой и давайте уже решим все наши вопросы так, как принято у нас в семье.


- Давно пора! - Обрадовался Рэд и потом все четверо бросили оружие и достали из под пиджаков тесаки для разделки мяса. - Видела бы нас сейчас мама!


- А на хрен ты тогда ей глаза выколол?! - Ответил Вальмонд.


- Я поклялся, что если она будет подглядывать, то я сделаю это!


С заднего сиденья лимузина раздался крик мамаши: “Я всё равно люблю тебя сынок! Во всех смыслах!”.


//Окончание рассказа в последнем ответном посте

Показать полностью
11

Продолжение поста «Рука Смерти I: Самая злобная игра в мире» 

Рука Смерти II: Дары Стикса


IV Labyrinth


- Ты уверен, что знаешь дорогу?! - Саманта оглядывалась по сторонам в надежде запомнить путь, но этот лабиринт из высоких белоснежных кристаллов выглядел слишком однообразным. - Мы здесь шляемся, наверное, уже несколько часов!


- Не волнуйся, ты просто потеряла счёт времени, - ответил ей Вергилий сахарным голосом, он старался быть максимально убедительным и дружелюбным, - мы движемся в правильном направлении и уже скоро выйдем к тоннелю. Согласно легендам там должен быть секретный путь в пустошь.


- За всё время нашего знакомства ты ни разу не спросил про своё прошлое. Даже про своё имя. Почему?


- Потому что это безумно весело! - Остановился и начал кричать в небо, размахивая “руками”. - У меня нет никаких обязательств перед этим миром! И в тоже время я знаю, как здесь всё устроено! Я свободный актёр на сцене! Я свободен от самого себя и могу делать всё, что захочется!


- Ты совсем выжил из ума?! Мы чёрт знает где, вокруг нас только каннибалы и маньяки, а ты тут кричишь во всё горло! - Схватила его за горло и потащила к себе.


Саманта обладала буйным нравом, и её вспышки ярости зачастую приводили к рукоприкладству. К тому же она, как житель пустоши, доживший до тридцати лет, находилась в хорошей физической форме, умела стрелять и драться на смерть, что только помогало ей бить морды всем несогласным (естественно с переменным успехом). Сейчас она больше всего хотела сбежать из этого кошмара и вернуться в Мегиддо - что-то в её подсознании говорило о незавершённых и крайне важных делах в этом городе. Поэтому все вещи, встающие на пути Саманты, вызывали у неё раздражение и накапливающийся гнев.


- Прости, - начал хрипеть Вергилий, даже не пытаясь вырываться из её объятий,- это я от радости, но если хочешь продолжить путь, то осталось совсем недолго. Я чувствую, что мы почти дошли до конца.


Саманта вздохнула, чтобы успокоиться, и отпустила культиста. Она всё меньше и меньше доверяла своему проводнику, но ей всё-таки хотелось верить в то, что из этого Ада есть выход. Она последовала за Вергилием и ощутила нарастающее в воздухе напряжение. С каждым шагом её интуиция всё сильнее кричала об опасности, и она приготовила свой пистолет-пулемёт P90. Её последние надежды угасли, когда она наконец услышала стук барабанов и ужасающие песнопения, словно впереди их ждала сатанинская церемония.


Она резко остановилась и схватила Вергилия за плечи.


- Признавайся - куда ты меня ведешь?!


- Но это действительно кратчайший путь на свободу!


- А что это за звуки?! - В этот момент раздались крики людей, умирающих в агонии.


- Да так, просто местные жители… Но не волнуйся - они цивилизованные люди, и мы с ними можем договориться.


Саманта уложила Вергилия ударом в челюсть и потом безжалостно пинала его ногами, пока не услышала звук приближающихся шагов - их возня привлекла чьё-то внимание. Ей хотелось выбить из него всю дурь, но на это уже просто не было времени. Она чувствовала, что отсюда надо бежать, пока есть возможность. Но уже через две минуты беготни по безликим коридорам, она пожалела, что не добила этого безумца: Вергилий опять кричал в небо изо всех сил.


- Жители тьмы! Я призываю вас для свершения таинства! Я привёл для вас жертву на алтарь страданий!


Вскоре Саманта поняла, что Вергилий всё это время водил её кругами, и она совершенно не ориентировалась в этом кристаллическом лесу. А позади уже был слышен топот и зловещие молитвы, которые подталкивали бежать её вперёд без оглядки. Наконец ей показалось, что она оторвалась и вышла на небольшую поляну, где можно было перевести дух. И именно в этот момент она увидела, что к ней приближается что-то большое и опасное. Высокие кристаллы падали в разные стороны, вверх поднимались клубы чёрного дыма и раздавался грохот мотора. Наконец на поляну выехал бронированный трактор, разукрашенный черепами и костями.


- Саманта! Я хочу поговорить! - Кричал Дуглас из громкоговорителя в бульдозере, но качество звука оставляло желать лучшего, и она разобрала только своё имя.


Саманта метнулась в ближайший коридор, интуитивно выбирая себе дорогу, чтобы не попасть в лапы к хищным извергам. Дуглас хотел выйти из своей бронированной игрушки, чтобы догнать цель своих поисков, но на поляну выбежали его знакомые - люди в пёстрых одеждах с самодельными солнцезащитными очками и топорами в руках. Эта разновидность бандитов отличались засохшей кровью на рукавах и головных уборах. Завидев бульдозер, они растерялись и сначала не поняли, что тут вообще происходит. Вскоре добрая половина бродяг накинулась на трактор Дугласа, пытаясь подручными средствами вскрыть стальную дверь, ведущую к водителю.


Дуглас просто направил махину на белые кристаллы, и их острые осколки покрошили несколько мерзавцев, а некоторых даже раздавило. Безумной змейкой, виляя из стороны в стороны, он ехал в направлении криков и стрельбы к месту, где негодяи пытались окружить Саманту. Пока ситуация не изменилась к худшему, он сам открыл дверь и выпрыгнул из железного монстра - машина поехала вперёд на последних остатках топлива, расчищая прямую дорогу к Саманте. Дуглас чувствовал, что на него больше не обращают внимания и все силы бродяг уходят куда-то дальше. Боясь потерять цель и заблудиться, он хромой походкой “побежал” изо всех сил за ними. И хотя он перевязал все свои недавние раны и выпил ещё одну порцию обезболивающих, ему всё равно приходилось терпеть боль и прилагать усилия для прицельной стрельбы. Периодически ему попадались раненые и мёртвые бродяги - Саманта отступала и отстреливалась, постепенно сокращая толпу фанатиков и растрачивая боезапас.


Он вышел на холм, на вершине которого Саманта дралась голыми руками с несколькими бандитами - у подножья валялись трупы. Дикари пытались скрутить и взять её живой. Но Саманта не стала церемониться и выхватила у одного из поверженных врагов мачетэ и начала махать им, как сумасшедшая. Её пытались оглушить, ранить, но она, не чувствуя боли, продолжала сопротивляться.


Дуглас выпустил несколько относительно метких очередей из автомата в оставшихся бродяг, а потом ему пришлось лечь на землю, чтобы увернуться от летящего в него мачетэ. Не успел он и слова сказать, как женщина уже скрылась из виду - Дуглас приложил все силы, чтобы догнать её, но она просто “растворилась” в лабиринте. Раны дали о себе знать, и он остановился, чтобы отдышаться.


- Да что же это за баба такая! - В гневе ему хотелось кого-нибудь раздавить или придушить.

Но к счастью, это желание было легко исполняемым в этих краях. Показалась тройка разведчиков дикарей с револьверами и вилами в руках. Дуглас расстрелял двоих и набросился на последнего. Он повалил его на землю и начал избивать, пока тот не стал скулить от боли.


- Что тебе надо?! - Наконец заговорил с ним дикарь.


- Зачем вы, [ЦЕНЗУРА], её ловите?!


- Она избранная жертва! Такое случается от силы раз в год! - Закрыл руками голову, всё время ожидая нового удара.


- Ага! Значит вы сейчас поймаете её живьём и отведёте в какой-нибудь храм?!


- Да! У подножья горы есть наша пещера.


Дуглас оглянулся и увидел пункт назначения.


- А это неплохо. Вы сами будете за ней гоняться, схватите и приведёте в это место. Покажешь дорогу?


- Я ног не чувствую!


- Ты сейчас у меня на руках бегать будешь! - Пнул под зад с такой силой, что у бедняги звёзды из глаз посыпались.


Как ни странно, но это подействовало на бродягу, и он с радостью повёл Дугласа кратчайшей дорогой к алтарю. Естественно, он вонзил бы Дугласу нож в спину, если бы ему руки не переломали, поэтому ему оставалось только улыбаться и молчать в тряпочку.


Ближе к концу похода, Дуглас “вырубил” беднягу ударом по затылку и стал украдкой приближаться к зловещим голосам: наконец он подошёл к открытому полю перед горой и притаился в ближайших розовых кустах. Внутри широкой пещеры собралась процессия. Пять человек в красных балахонах стояли внутри пентаграммы и держали пилы для мяса. Сама пентаграмма была начерчена кровью и углём, повсюду валялись останки людей после кремации. В дальнем углу среди тряпок и мусора лежал Вергилий, обвитый верёвкой как мумия. Дуглас начал было сомневаться в правильности своей идеи, пока не услышал знакомые буйные крики: опутанную сетью Саманту, несли четыре человека, и ещё пять конвоиров с винтовками и револьверами.


Дуглас хотел было уже начать действовать, но из темноты пещеры показались ещё люди в красных балахонах и с автоматическими карабинами, их возглавлял старейшина, который ходил с помощью двух деревянных тростей.


- Все вы очень сильно рыпаетесь! Это хороший знак! - Старик радовался агонии Саманты, которую начали распутывать от сети для того, чтобы приковать к кандалам на полу пещеры.


- Мы потеряли второго! - Начал рапортовать конвоир.


- Чёрт с ним! Главное вкусить её плоть, пока остальные не набежали!

Из-за того, что Саманта пыталась вырваться, словно дикий зверь, люди с карабинами отложили своё оружие и принялись помогать уставшим собратьям. Это был самый удобный момент для действий, и Дуглас не отказался от возможности начать перестрелку.


К этому времени патроны к автомату уже закончились, и ему пришлось использовать пистолет-пулемёт MP5. Теперь он стрелял из позиции лёжа длинными очередями, чтобы задеть как можно больше народу - попадали первые трупы. Потом были секунды замешательства, которые позволили убить ещё нескольких. К счастью, оружия у них было немного, они запаниковали и осталось только четыре бойца в красных балахонах и лежащий на земле старейшина - другие поспешили скрыться в темноте пещеры.


Бойцы в красных балахонах пытались высунуться из каменных укрытий пещеры и заметить откуда ведётся стрельба - это стоило жизни одному из них, и их осталось только трое. Во всей этой возне они, естественно, забыли про Саманту, которая втихую снимала не до конца надетые кандалы. Старейшина потерял терпение и взвыл.


- Отрежьте ей ноги! - Скомандовал он фанатикам, и те достали холодное оружие из-под своих одежд.


Терпение кончилось у всех - люди в балахонах ринулись к Саманте, а Дуглас вышел из своего укрытия, чтобы приблизиться к пещере и шквальным огнём уложить противников: двое были убиты, но другой успел приставить длинный нож к горлу женщины. Его намерения были серьёзны - и лезвие уже сделало небольшую ранку. Саманта прошипела, чтобы Дуглас наконец пристрелил ублюдка, а старейшина попытался перейти к угрозам. Но он не успел докончить и одного предложения, как получил пулю в лоб.


- Теперь остался ты, умник, - Дуглас направил оружие на последнего противника, - я не хочу рисковать и предлагаю тебе убраться.


В этот момент из тёмных глубин прибыло небольшое подкрепление - ещё три бойца в алых одеждах с револьверами. Ситуация зашла в тупик: у Дугласа было автоматическое оружие и нательная броня, а их просто было больше. Все успели бы попасть друг в друга и имели шанс убить оппонента.


- Эй, вы! - Дуглас ни сколько не смутился и не испугался, он и дальше собирался диктовать всем условия. - Она моя! Вам это ясно?!


Из угла раздался голос проснувшегося Вергилия.


- Дуглас, дорогой мой, они не могут ответить - у них вырваны языки.


- А ноги им на что?! Валите в свои норы! - Огрызнулся в их сторону.


Фанатики сомневались - они не встречали таких безбашенных бойцов и боялись в перестрелке потерять женщину, необходимую для ритуала. Они пытались “огрызнуться” в ответ, но их рычание никак не подействовало на Дугласа. Зато они заметили, что слова Вергилия затормозили противника и стали смотреть, что из этого выйдет.


- Дуглас, не тупи! Мы пришли сюда именно ради этого - чтобы принести её в жертву. Ради неё они отдадут что угодно, - Вергилий достал козырь из рукава - свои воспоминания.


- О чём ты говоришь?! - Подсознание Дугласа уже подсказывало ответ, но он не хотел в это верить.


- Эти мерзавцы держат под контролем тоннели, которые ведут почти к самому финишу - на выжженную равнину. Ты можешь использовать её как заложницу и отдать, когда уже доберёшься до пункта назначения. Иначе тебе придётся пройти через их владения с боем.


- Бред! На кой чёрт им эта женщина?!


- А давай спросим у них. Эй! Парни! - Обратился к людям без языков. - Мы хотим получить оружие, наркотики, еду, транспорт, пару шлюх и свободной путь до выжженной равнины в обмен на эту бабу. Вы согласны?


Люди в кровавых балахонах радостно закивали и замычали. Они действительно были готовы отдать всё что угодно ради Саманты.


- Я ничего не понимаю! - Дуглас не любил, когда что-то уходило из-под его контроля. - Что тут вообще происходит?! Зачем мне нужно было идти на такую дикость?!


- Я предложил этот план, - продолжил уговаривать его Вергилий, - и ты согласился. Ради твоей великой миссии, тебе нужно как можно быстрее пройти путь по Стиксу и выйти к святилищу Сыновей Тьмы. Тебе нужно успеть сделать это прежде, чем кончатся твои скудные припасы. Иначе потом придётся есть местную флору и кристаллы, а это билет в один конец.


- И что это за великая миссия, ради которой можно так с лёгкостью идти на варварство?!


- Спасение человечества от Черни. Сыновья Тьмы обладают очень обширными знаниями, в том числе и от основателя Синтэк - Чарльза Брустера.


- Мне это ни о чём не говорит, но я уже сыт этим всем по горло и просто хочу убраться куда подальше. Парни, вы действительно пропустите нас дальше? - Впервые вежливо обратился к людям в красном.


Те с облегчением подумали, что дело идёт к развязке и в который раз закивали головой. Этого момента и ждал Дуглас, который открыл огонь в их сторону. Саманта тоже не теряла времени даром и изо всех сил вцепилась зубами в руку бойца, который недавно угрожал ей ножом.


Дуглас получил пару пуль в бронежилет и от боли выпустил из рук пистолет-пулемёт. Но потом он сразу же взялся за Беретту в кобуре и довершил дело, выстрелив в человека, который боролся с Самантой, и ещё в одного раненого бойца на полу.


Саманта и Дуглас вздохнули. Но женщина не стала расслабляться и вскоре поспешила избавиться от последней оковы на ноге. Она уже поднялась, схватила револьверы в руки, и побежала с ними дальше, чтобы сражаться с дикарями в пещере.


- Господи, женщина! Да остановись ты на мгновение!


- Да пошёл ты! - Она считала его бомбой замедленного действия - что он может вспомнить всё и вернуться к изначальному плану.


Дуглас усталой походкой снова бросился догонять Саманту. Скоро тьма сменилась слабым люминесцентным свечением от плесени и грибков на стенах и потолке. Глаза привыкали к свету, и он обнаружил, что приближается к входу просторный зал. Внутри были вагонетки с углём, рельсы и два широких прохода в разные стороны. Это была заброшенная угольная шахта, которую нашли и развили местные дикари. Саманта уже добивала последних и самых слабых представителей бродяг. Наконец она успокоилась, когда увидела над чем работали дикари - они наполняли бак армейского джипа.


- Ну, вот, хоть какая-то от вас польза! - Усмехнулась она и подняла канистру, чтобы закончить начатое - ей не терпелось убраться отсюда куда подальше.


- Мы можем наконец поговорить?! - Дуглас стоял позади неё и тратил последние остатки терпения.


- А что я могу сказать?! Я знаю только то, что ты бывший наёмник Синтэк, машина смерти, одержимая какой-то идей.


- Какой?!


- Ну та хрень, про которую говорил Вергилий.


- Мне эти слова ни о чём не говорят!


- А ты что думал?! Что всё пройдёт как по волшебству? Стоит только напомнить пару вещей из прошлого и всё сразу станет на места?! Мы с Хиршем и этим чудиком, битый час рассказывали байки друг о друге и всё как горох об стенку.


- Чёрт возьми!


- Ага! Хотя мне кажется, что Хирш начал что-то вспоминать, но не подал виду. Он утверждал, что мы должны как можно быстрее бежать в Мегиддо, а ты нам мешаешь.


- Больше всего я не люблю выяснять всякие сплетни и кто кому что наговорил! Что тебе ещё известно про меня?! Скажи - и я отстану.


- Серьёзно? - Саманта отвлеклась от наливания бензина.


- Да! Можешь потом даже валить отсюда на все четыре стороны!


- Да не горячись. Давай лучше со мной. Я кое-что помню про тоннели, и поэтому поверила в эту историю от Вергилия. В общем, если поехать в ту сторону, то мы выйдем на пустошь, на территорию, где нет белых кристаллов и Культа Черни. Там правят другие банды наркоторговцев. Тоже не сахар, но вместе мы сможем добраться до города.


- Теперь ты хочешь быть вместе?! Какая ирония!


- Я женщина! И могу себе это позволить.


- Спасибо, но у меня свой путь. Наверняка тут есть ещё транспорт, и я им воспользуюсь. Так что ты знаешь про меня?


Саманта пожала плечами.


- Ну, - она задумалась, - по-моему ты что-то скрывал. Ты всегда не договаривал про Синтэк и эту беготню за кристаллами. Наверняка тут что-то личное, а как иначе? Ещё я знаю, что ты жёстко бил этих бандюков и ублюдков - просто беспощадно. Но вроде это из-за большого жизненного опыта, а не потому что ты садист и маньяк. В общем ты обыкновенный упёртый, упрямый параноик с навязчивой идей.


- Больше нечего добавить?


- Мы познакомились совсем недавно. А вот Вергилий может рассказать гораздо больше. Вы вроде как друзья или типа того.


- Ничего себе… Ну и на том спасибо. Не торопись и захвати с собой оружие.


- Я вижу, что в джип уже положили. Так что, прощай солдат! - Кинулась за руль.

Дуглас отправился обратно к Вергилию с ощущением, что он что-то упустил. Он знал, что не стоило задерживать эту женщину - она могла вспылить и как минимум ударить прикладом по башке. Но с другой стороны, слишком много вопросов осталось без ответов. И Дуглас надеялся, что Вергилий сможет ответить за неё.


Он вернулся в пещеру с пентаграммой и начал распутывать своего последнего знакомого в этих краях.


- Я знал, что ты меня не разочаруешь, Дуглас, - сказал змеиным голосом Вергилий.


- Опять загадки?


- Не волнуйся, ты получишь ответы - в этом вся суть. Как ты думаешь, почему Саманта попала в плен каннибалам и выжила?


- Её просто не успели съесть?


- Думаешь, в этих краях шатается много умников вроде нас?


- К чему ты клонишь?


- Она попала в лапы безжалостных мутантов - это почти звери, а может быть даже ещё хуже. И она носит внутри себя их ребёнка - настоящего монстра, который может проснуться и поглотить её плоть. Как тебе такой расклад?


- Это страшные сказки на ночь, у неё просто будет выкидыш - не больше.


- Если бы всё так было просто, то с ней бы не церемонились эти парни в кровавых одеждах. А они сразу чуют, когда рождается тот самый. От неё пахнет мутацией, изменением гормонов и безумной новой жизнью. Эта субстанция внутри неё может придать силы, вылечить от старых болезней и породить новые метаморфозы тела. Поэтому наш благородный Хирш захотел вывезти её в Мегиддо, как только вспомнил про этот “недуг”.


- А как Хирш связан с этим делом? - Дуглас почувствовал, что и тут есть подводные камни.


- Это доктор медицины, один из учёных Синтэк, который был с Чарльзом Брустером в том конвое. Поэтому ты его взял с собой. У вас были одинаковые цели - раскрыть тайны Черни. Он оказывал помощь Саманте и накачивал её стимуляторами, антидепрессантами и болеутоляющими. Но этого было недостаточно, и ему пришлось ослабить её болевой центр. Всё это подействовало на неё странным образом, как физически, так и психологически, - Вергилий еле сдерживался от юмора, ему хотелось преподнести информацию максимально быстро, чтобы как можно сильнее шокировать Дугласа. Ему казалось это весёлой забавой.


- Саманта пошла на это добровольно, ведь так? Она сама хотела, чтобы её принесли в жертву? Поэтому я вёз её как обычного пассажира?


- Молодец, начинаешь всё понимать. Она не верила в спасение и устала от безысходного кошмара. Ей пришлось вынести такое, что наверное невозможно пережить. Саманта пыталась покончить с собой ещё в плену, видя тот ужас, что произошёл с другой заложницей, но ей, естественно помешали. А потом пришли мы, перестреляли всех негодяев и дали ей свободу. Я предложил Саманте умереть ради нашего дела. А наш добрый доктор пытался убедить нас всю дорогу поступить иначе. Видишь, как всё шикарно получилось! Это прям буйство трагедии!


- Ну, не скажи. Как ни странно, но теперь у неё есть шанс - кристаллы подействовали на неё наилучшим образом, освободив от груза трат. Она может дойти до Мегиддо, а там её сразу отправят на карантин и медицинское обследование. Её могут вылечить.


- А ты приглядись к этому миру - тут часто случаются чудеса?

Дуглас наконец разрезал все верёвки и освободил Вергилия. Тот неторопливо поднялся и стал поглядывать на разлитую кровь, которая помогала при его болезни.


- У меня последний вопрос насчёт Саманты, прежде чем мы перейдём ко мне.


- О, да, это будет ещё интереснее! - Присел к одному из убитых на живот.


- Вёрджил, отложи свои кровавые дела на минутку. На это просто невозможно смотреть без отвращения.


- Хорошо, хорошо! - Поднял руку кверху, словно сдаваясь врагу.


- Как Саманта попала в зону Стикса? Кто она вообще такая?


- Просто проблемный ребёнок в семье. Но только у неё хватило сил поднять оружие, чтобы защитить родных от Культа Черни. Они спаслись бегством, а её саму схватили и отправили на “суд”. Это какая-то семья мелких инженеров, которым совсем недавно разрешили въехать в Мегиддо, и им повезло встретиться на дороге не с теми людьми.


- Окей, пока поставим точку в её истории, и надеюсь, мы ещё увидимся с ней в Мегиддо. А сейчас меня напрягает другая вещь, Вергилий. Как наша машина оказалась внутри оврага с фиолетовыми кристаллами? Может быть это была умышленная авария, и кто-то знал об эффекте, который они оказывают на память?


- О! Глубоко копаешь. Но боюсь, что эта тайна останется неразгаданной. Любой из нас мог наброситься на руль и спровоцировать катастрофу. У каждого был мотив. Для меня это развлечение, для Хирша - игра в благородство и последний шанс спасти своего пациента, для Саманты - сиюминутный порыв в надежде на быстрое облегчение. И даже ты мог таким способом решить свою проблему совести и внутреннего конфликта. Ты не хотел везти Саманту на смерть, и в тоже время ты не мог поступить иначе - долг требовал решительных действий.


- Ну и денёк. Как мы умудрились так всё запутать?


- Побереги силы. Мы ещё не дошли до Дугласа Коула. Я советую сделать тебе перекур и отойти от адреналина. Тебе пригодиться спокойствие, чтобы вспомнить самого себя.


V Mr. Cole


Дуглас проверил территорию и убедился в отсутствии врагов. Пока Вергилий занимался своими “вампирскими” делами, он прошёлся по ближайшим тоннелям и присмотрел армейский грузовик, обшитый стальными листами, который использовали как бтр. Он был почти на ходу, и ему требовался лишь небольшой ремонт. Видимо бандиты пользовались им по полной программе и сломали совсем недавно, поэтому им пришлось переливать топливо в запасной джип. Настроение у Дугласа улучшилось, он перевязал свои многострадальные раны, нашёл немного патронов к пистолету-пулемёту, перекусил пакетами с концентрированной едой и наконец вернулся к Вергилию.


Его знакомый чувствовал себя просто прекрасно, он уже “потирал руки” и думал с чего бы начать разговор. Они устроились прямо в пещере и присели на деревянные ящики напротив друг друга.


- Дуглас, дорогой мой, - наконец сказал он, - у меня для тебя шикарные новости! Ты не тот, за кого себя выдаёшь.


- Просто отличное начало… - хмуро улыбнулся Дуглас, предчувствуя коварную игру Вергилия.


- Ну, ещё бы! Эта ведь самый главный подводный камень во всей твоей истории! Ты представлялся людям как простой наёмник, однако тебе была известна информация, которую могли знать только большие шишки. Все посмертные приключения Чарльза Брустера засекречены нашей любимой корпорацией Синтэк. По официальной версии, он вообще просто вышел погулять по городу.


- И что из этого следует? Слухи всё равно должны были всплыть наружу.


- Все слухи по поводу его пропажи мы уже слышали: развлекался с блудницами, скурился в наркопритоне, погиб при продажи оружия и прочее. А вот ты действительно приблизился к правде.


- Давай без игр. Скажи напрямую, что ты об этом думаешь.


- Я вижу только одно объяснение - ты участвовал в тех событиях. И раз ты теперь ищешь Брустера старшего, то значит ты был в числе тех, кто пытался его догнать.


- Как всё просто. И так как я ничего не помню о тех событиях, то я вынужден поверить всему тому, что ты сейчас расскажешь.


- А что поделать? С другой стороны, если ты всё вспомнишь, то моя ложь всплывёт наружу.


- Если. А в другом случае я буду сомневаться в самом себе до конца жизни.


- Так вот. Чарльз Брустер собрал своих самых преданных людей, взял самое дорогое снаряжение и оборудование из лабораторий компании и отправился в тайный поход в самое сердце пустоши - к заводу КэмикалКор, к месту, где произошла катастрофа с выбросом Черни в атмосферу. - Вергилий тщательно подбирал слова и интонацию, он пытался выглядеть как беспристрастный и добросовестный рассказчик. - Он выбрал удачное время, когда бушевали песчаные и ионные бури, и его не могли остановить с воздуха. Брустер вёз в КэмикалКор что-то очень большое и ценное. Но его сыновья Малькольм и Алан не стали сидеть сложа руки и бросились догонять своего папашу. Я предполагаю, что ты был главой их спецназа, правой рукой, главным телохранителем или типа того. Но самое интересное в том, как закончилась эта история. Если Брустер старший бесследно исчез вместе со своими людьми, то конвою Малькольму повезло ещё меньше. Они пошли в лоб, расстреливая всех на своём пути. Они хотели грубой силой разметать всех вокруге, и им ответили взаимностью. Осталась только горстка бойцов, которая почти догнала Чарльза Брустера. Может быть у них даже получилось бы добиться своего, если бы ты не предал их и не расстрелял в спину.


- Вот! Я ждал этого момента! Но у меня к тебе встречный вопрос. Как ты можешь знать, как они погибли?!


- Синтэк проводило закрытое расследование. Они искали предателя и поэтому им пришлось “опрашивать” очевидцев и местных жителей. Ты наверное не удивишься, если узнаешь, что компания сотрудничает с Культом Черни? Они покупают у них дешёвые наркотики для бедных слоёв населения. А судя по моим одеждам, я как раз один из служителей Культа. Поэтому я хорошо знаю все дела, которые происходили в пустоши.


- Ты хочешь сказать, что на самом деле я - беглый преступник, которого разыскивают власти?


- Наверное, тебе это больно слышать, - говорил с плохо скрываемой усмешкой, - но такова горькая правда жизни.


- К чёрту такую правду! - Встал на ноги и подошёл к выходу из пещеры, чтобы отвести свой взгляд от культиста.


Вергилий продолжил говорить, не вставая с ящика, прямо из глубины тёмной пещеры.


- Тебе придётся посмотреть правде в глаза, Дуглас. Это единственное разумное и непротиворечивое объяснение. Ты дезертир, который кинул своих коллег и бежал с поля боя, чтобы спасти шкуру, - его интересовало насколько далеко можно было зайти в этой игре.


- Вот здесь я точно могу сказать, что ты ошибаешься, - рассказ Вергилия рассыпался на отдельные фрагменты и постепенно перестраивался в голове Дугласа, - ты извратил всё, к чему можно было прикоснуться. Ты смотришь на мир через чёрные очки.


- Более тёмная картина мира всегда точнее.


- Если только смотреть вполглаза. В какой-то степени я уже знаю самого себя... - Задумался Дуглас, вглядываясь в последние лучи уходящего солнца. - Моя суть не изменилась - я человек принципов. Я не чувствую, что деньги, роскошь или комфортная жизнь представляют для меня какую-либо ценность. И я не боюсь умереть, сражаясь с этим ужасным миром и его порождениями.


- Любой человек может дать слабину и струсить.


- А я похож на любого человека? - Обернулся ненадолго в сторону Вергилия, чтобы одним взглядом ответить на этот вопрос.


- И что это меняет?


- Всё. Ты сделал акцент на том, что я трусливый предатель. Но это никак не согласуется с тем, кто я такой и как я действую. Значит всё намного сложнее.


- Выходит, что весь вопрос в акцентах! - Вергилий упивался сарказмом. - Именно это оправдывает любые убийства и преступления!


- Естественно нет. Это лишь задаёт новые вопросы. Если я их действительно убил, то у меня были на то веские причины. Значит нельзя было поступить иначе. Наверное я догадался, что Чарльз Брустер хочет остановить распространение Черни, и поэтому решил помещать его сыновьям.


В какой-то момент Дугласу показалось, что он подходит к чему-то большому и сложному, что затаилось в глубинах памяти. На минуту он даже замер, боясь спугнуть мгновение, но Вергилий, заметив это, нарочно продолжил разговор.


- Ты хочешь другое объяснение?! - Культист почувствовал, что проигрывает эту партию и нужно срочно исправлять ситуацию, ему хотелось обмануть Дугласа и скинуть его с высоты морального идеализма на свой уровень. - Ты обыкновенный мститель! Ты возненавидел корпорацию, потому что не смог в ней далеко продвинуться. И тогда ты стал искать любую возможность, чтобы нагадить им. И естественно, ты не мог удержаться от того, чтобы не поквитаться со своими начальниками лично.


У Дугласа даже закружилась голова, и он опёрся одной рукой о стену пещеры.


- Чёрт возьми, ты прав, Вёрджил, - ему показалось, что через него прошёл поезд и оставил в голове настоящий ураган.


Наконец Дуглас добрался до заблокированных участков памяти. В этой области скрывались страдания, переживания, боль от утрат близких людей и жажда мести.

Он вспомнил Эльзу. У них были общие дети, она работала независимым журналистом. И ещё она была идейным борцом и уговаривала Дугласа уйти из компании, потому что Синтэк воплощала в себе самое худшее из мира бизнеса. В конце концов они расстались, и Дуглас начал подниматься вверх по карьерной лестнице. Эльза и Дуглас шли своими путями, но поддерживали связь друг с другом.


За фасадом нелепой трагедии скрывался сухой расчёт. После наплыва беженцев произошла вспышка нового вируса гриппа, который выкосил целые кварталы. Он освободил жизненное пространство для остальных более благополучных жителей города, а СМИ преподнесли эти события как естественный ход вещей. “Это такой же несчастный случай, как ураган или землетрясение” - говорили они.

//Окончание в комментариях

Показать полностью
17

Продолжение поста «Рука Смерти I: Самая злобная игра в мире» 

Рука Смерти II: Дары Стикса

I The Shores of Hell


Дуглас Коул мчался по дороге смерти, его окружали чёрные храмы, украшенные костями и пентаклями, казармы с боевиками культа, закрытые плантации с рабами и зловещие сооружения, полностью измазанные кровью, откуда доносились крики истезаемых людей. Никто не пытался задержать его машину - на ней были пометки паломника, и поэтому некоторые даже махали ему вслед. Давящее присутствие культа чувствовалось повсюду, и Дугласу даже захотелось избавиться от своего попутчика, который блаженно дремал на пассажирском сиденье. Но он дал слово и не собирался от него так просто отказываться.

На горизонте появилась семиметровая арка, сделанная из чёрных кристаллов, рядом с которой стояли две скульптуры Церберов из того же материала. Дальше дорога поворачивала к высохшему руслу реки, на дне которой тёк небольшой ручеёк из неизвестной густой субстанции. И именно эту жижу называли Стиксом. К нему нельзя было приближаться даже в костюме химзащиты, а его испарения поднимались высоко в воздух, впоследствии оседая в нескольких километрах вдоль всего русла, и создавая уникальные белоснежные кристаллы. И, к счастью, такие кристаллы можно было встретить только рядом со Стиксом, потому что прикосновение к ним было смертельным, и почти все подходы к этой “реке” были окружены лабиринтами из белой смерти. Оставался только один путь - вдоль самого русла.

Дуглас остановился под аркой, вздохнул и взял бинокль из бардачка. Он всматривался вдаль и видел бескрайние просторы в окружении белизны.


- Вёрджил! - Дуглас наконец решил разбудить своего попутчика.


- Мы уже приехали? - Он начал потягиваться, как кот на Солнце.


- Ты со своей паствой тоже такой несерьёзный?


- Только когда трезвый. Но у нас немного светских мероприятий и демагогии. И поэтому моё чувство юмора некому оценить.


- Короче, перейдём к делу. Я слышал много слухов про Стикс, и я, наконец, хочу узнать, что из этих легенд является правдой.


- С чего ты взял, что я знаю больше других?


- Это ваша земля, вы живёте рядом с этим ужасом, и вы являетесь первоисточником всех сказок. Какие из них самые “надёжные” или хотя бы часто встречающиеся?


- Что тут сказать... Когда-то люди ходили напрямую к святилищу Сыновей Тьмы по дороге рядом со Стиксом. Но белых кристаллов становилось всё больше и больше, а безопасных путей всё меньше. И чтобы отпугнуть путников и избежать жертв, мы объявили всю эту зону обителью Смерти. Весьма оригинальное название, не правда ли? Внутри неё растут уникальные кристаллы, которые могут убить человека всеми возможными способами. Впереди нас ждут безумные творения природы, питающиеся дарами Стикса: гигантские термитники, бешеные волки и кислотные слизни. Если тебе сильно повезёт, то сможешь дойти до конца одним куском.


- А что насчёт разумной жизни?


- Сомневаюсь, что она вообще есть на планете Земля. Но если ты про людей, то к сожалению, да. Мы знаем, что где-то там, в глубине, есть анклавы, в которых живут изгнанные из культа, осуждённые на смерть и просто безумцы. Им тоже приходиться питаться местными кристаллами, которые выворачивают их плоть и разум.


- Они чёртовы наркоманы, которые уже не могут далеко отойти от Стикса?


- Ага. Только “чёртовы” - это ещё мягко сказано.


- Что мы ещё можем встретить на пути к святилищу?


- Годзиллу и розового бегемота. Шансы пятьдесят на пятьдесят - либо встретим, либо нет.


- Предполагаю, что самые коварные секреты Стикса ты оставил на потом?


- Молодец, Дуглас, ты начинаешь разбираться в тонкостях людской натуры! Но не пойми меня неправильно, я делаю это только ради того, чтобы путешествие было максимально интересным.


- Я совершенно не понимаю твоей мотивации, Вёрджил. Зачем тебе всё это? Зачем ты согласился на это путешествие? И я ни за что в жизни не поверю, что из-за скуки.


- А может быть я помешанный на адреналине маньяк? Или просто хочу стать легендой в братстве? Таким образом я войду в наши летописи.


- Мне кажется, что истина немного сложнее.


- Скорей всего ты прав. Я просто чувствую, что это мой шанс поучаствовать в чём-то “крутом”, что мне безумно нравится. А что насчёт тебя, Дуглас?


- А что со мной? Со мной всё ясно, я ведь уже говорил, что у меня важная миссия.


- С чего ты взял, что это действительно важно? Множество умных и могущественных людей пыталось бороться с Чернью, и у них ничего не получилось. Если бы существовало простое решение, то мы бы уже давно пришли к нему. И даже если у тебя получиться волшебным способом изгнать всю Чернь с нашей планеты, - еле сдерживал смех, - то, что делать с убитой экологией? С необузданной пустыней и растущими помойками вокруг мегаполисов вроде Мегиддо? Что делать с корпорациями вроде Синтэк, которые стоят над вашим обществом и выжимают из него все соки? Вы так и останетесь жить в своих переполненных городах под защитой стен и роботов.


- Честно говоря, я понимаю, что у меня не так уж и много шансов на победу. Но я хочу получить дополнительное вознаграждение - правду. Я полагаю, что за этой Чернью скрывается что-то ещё


- это самая главная тайна Синтэк, которую они охраняют со священным трепетом. Они подавляли и подкупали всех независимых учёных, кто занимался этой темой. Они затыкали рот журналистам, которые задавали лишние вопросы. И никакие другие преступления они не скрывали так тщательно, как происшествие с КэмикалКор. Коррупция, торговля оружием с диктаторскими режимами, отмытие денег, добавление скрытых наркотиков в пищу и ядов в лекарства и даже опыты на людях, они скрывали меньше, чем исследования Черни. И, чёрт возьми, даже вы занимаетесь этим в тайне. Я чувствую, что с этими кристаллами что-то не то - у них слишком сложная природа, как будто их создали не в результате переработки отходов, а намеренно ради какой-то большой цели. И бьюсь об заклад, что за этим скрывается что-то, что может нанести по Синтэк сокрушительный удар.


- Последняя фраза говорит о твоей мотивации гораздо больше, чем всё остальное.


- Думай, что хочешь, но моя главная цель - это борьба с Чернью. И ради этого я готов проехаться вдоль самого Стикса.


- И из этого путешествия ты уже не вернёшься прежним человеком, Дуглас.


II The Lost Highway


Дуглас очнулся от головной боли. Он огляделся вокруг и обнаружил себя, сидящим за рулём неизвестной ему машины, она недавно попала в аварию и врезалась в скалу из фиолетовых кристаллов, осколки которых разлетелись во все стороны. Потом Дуглас обнаружил химические ожоги на своих руках. Не торопясь, словно после похмелья, он вышел на “свежий” воздух и осмотрелся ещё раз: позади был овраг покрытый высокими разноцветными кристаллами, испускающими зловещие пары, и было отчётливо видно, что их недавно протаранили насквозь - следы вели прямо к джипу, в котором проснулся сам Коул.


Ему пришлось сделать перекур и ждать, пока не пройдут последствия отравления. Постепенно голова вставала на место и проходили болезненные судороги в руках. В это время Дугласу было нечего делать, кроме как исследовать свои воспоминания.


Он помнил это место, он знал, что здесь рядом течёт так называемая река Стикс, что здесь есть безумные создания и люди, что это центр пустоши и дорога к святилищу Сыновей Тьмы. Он продолжил рыться в своей памяти и нашёл обилие несвязанных фактов об этом мире. Они были лишены общей нити, словно являлись пересказом событий в плохом учебнике истории.

Он помнил всё, что угодно, кроме самого себя. Вся информация касательно его личности была утеряна. Этот факт вызвал лёгкий шок и удивление. Дуглас, не знающий, что он Дуглас, не имел ни малейшего представления о том, что он делает в центре Великой пустоши, вдали от последних благ цивилизации и в полном одиночестве. Вскоре он окончательно убедился, что это не сон и память к нему так просто не вернётся.


Прошло уже довольно много времени - ему стало значительно лучше, и он преступил к делу. Дуглас обыскал собственные карманы и обнаружил только оружие и боеприпасы - разного типа гранаты, нож, пистолет Беретта в кобуре, компактный пистолет-пулемёт MP5, перекинутый через плечо на специальном поясе, обоймы и запасной револьвер в кобуре на ноге. Потом он принялся обыскивать “незнакомый” джип, тоже наполненный разнообразным оружием от снайперской винтовки и пулемёта до метательных ножей. К сожалению машина изрядно пострадала от перестрелок и попаданий в неё коктейлями Молотова - повсюду были дырки от пуль, шрапнели, осколков и пламени. Часть арсенала безвозвратно попортилась, а остальная была бесполезной из-за закончившихся боеприпасов. Намётанный глаз Дугласа сразу оценил, что ещё можно было взять для предстоящего путешествия - автомат Клерон, аптечку, фляги с водой и последние брикеты с концентрированной едой. Также он хотел найти свои личные вещи и любую подсказку, чтобы прояснить ситуацию, но это занятие оказалось пустой тратой времени.


- Да, что же я за человек такой, что не ношу с собой никаких документов! - Вспылил Коул и захлопнул бардачок, набитый деталями для оружия и автомобиля.


Но память Дугласа сразу дала ему ответ на этот простой вопрос - в пустоши не нужны документы, и такие вещи лучше было хранить в тайнике. Всё равно они могли понадобиться только в Мегиддо, а здесь их легко потерять также, как и свою жизнь.


Дуглас принялся собирать все необходимые вещи в походный рюкзак, а сам только и думал над загадкой собственного существования. Он прыгал по лабиринтам своей памяти, пока наконец не обнаружил “нить”. Воспоминания образовывали коридор, идущий в одном направлении: на каждом фрагменте можно было найти ярлычок с относительным временем, который располагал его среди других таких же воспоминаний. Это было простое озарение, которое сразу перевернуло и систематизировало бардак в голове: вначале следовала память о будничной и спокойной жизни в Мегиддо, потом экономический кризис, отмирание государства и ещё большее возвышение корпораций, создание больших частных армий, экологический коллапс, катастрофа на КэмикалКор, распространение Черни, возведение гигантских стен вокруг главных мегаполисов, смерть провинций, брошенные земли и люди, поглощённые анархией, появление Культа, Великая пустошь, Стикс и тайное святилище Сыновей Тьмы.


- Почему в памяти воспоминания о Культе, Стиксе и святилище идут последними? Наверное, потому что это направление моего путешествия? - Сказал Дуглас небу и продолжил думать.


Дуглас дошёл до воспоминаний о конкретных людях и обнаружил, что только три человека имеют самый свежий ярлычок времени: служитель Культа Черни Вергилий, учёный Уильям Хирш и некая женщина по имени Саманта Крес. Причём много деталей касалось именно безумного, странного и бесполезного культиста. Дуглас вообще не мог представить, зачем ему мог понадобиться этот Вергилий, и он стал думать о других. Всё сходилось - он помнил, что эти люди проживали в окрестностях Стикса, и значит он подобрал их во время своего путешествия.

Хирш жил как изгой в пещере, он бежал от некой опасности, заблудился, попал в эти края и не смог выбраться обратно - повсюду были культисты, белые кристаллы и изгои-каннибалы. Дуглас не мог вспомнить ни целей Хирша, ни его работодателей, ни даже область, в которой работал учёный. Зато он прекрасно знал, что это был крепкий старик с густой седой бородой, с упрямым нравом и со склонностью к благородству.


Воспоминания о Саманте не блистали оригинальностью - она совершила преступление против Культа Черни, её поймали, она раскаялась и попросила прощения. Поэтому вместо показательной казни её отправили на святое паломничество по Стиксу. Там её поймали местные психи и держали в заложниках. Из всего этого Дуглас сделал вывод, что скорей всего Вергилий был его проводником, Хирша он подобрал по дороге, а Саманту освободил между делом, когда набрёл на лагерь местных психопатов. Оставалась одна загадка - почему они разбежались?


- Значит есть только одно объяснение. Они знают того, чего не знаю я, - начал рассуждать вслух, - а я не знаю только одного - самого себя. И эта информация так их напугала, что они разбежались. Я что, какой-то монстр?! Я не чувствую в себе ничего плохого! - В его голове сразу возникла картина того, как они очнулись, стали будить друг друга и делиться воспоминаниями, потом они вспомнили про себя и цели Дугласа - им это не понравилось, и они дружно бросили его здесь одного. - Ну, спасибо, что хотя бы не убили во сне!


Дуглас возмущался над превратностями судьбы ещё некоторое время, пока не увидел дым на склоне за оврагом, откуда недавно приехала его машина. Он достал бинокль и присмотрелся к источнику - вдалеке тлели руины небольшой деревни, большую часть местных жителей перестреляли, и их трупы хаотично валялись на земле. Но некоторых, которые видимо сдались, поставили к стенке и расстреляли позже. Дуглас продолжил изучать ландшафт и обнаружил ещё два таких же разорённых поселения, закамуфлированных в скалах.


Дуглас почесал затылок, вывод напрашивался сам собой: он их всех поубивал, потому что они встали на его пути. Вероятно они просто хотели ограбить его, и началась стрельба. Дуглас отчётливо представил картину и неизбежность трагедии: если показываешь слабость - тебя топчут, если оставляешь кого-то в живых - тебе мстят, если истратил на кого-то патроны - то отними у него всё ценное, чтобы покрыть свои потери. Это был жестокий и простой механизм выживания в пустоши - в один присест сильный слабого съест, но в его сердце остался осадок: неужели нельзя было жить по-другому?


Дуглас вздохнул и отбросил сомнения. Сейчас он знал только одно: он должен как можно быстрее найти своих попутчиков, чтобы они рассказали ему всю правду. Если он будет медлить, то воспоминания могут окончательно “померкнуть” или повредиться. Он закинул на спину рюкзак с необходимыми вещами и отправился вперёд по единственной дороге, ведущей в гору.

Здесь были следы деятельности человека - в грунте виднелись вырытые ямы, в которых росли диковинные грибы в окружении мелких розовых кристаллов. Здесь не было разрушительной Черни, которую вытеснили другие кристаллы, и поэтому некоторые формы жизни ещё могли существовать и даже развиваться. Через два поворота Дуглас увидел чудо - настоящий метровый кактус, правда розовый и с чёрными цветами, но всё-таки это было то самое растение с картинок, исчезнувшее из пустоши много лет тому назад. На кактусе были зарубки - кто-то пил из него воду.


Дуглас невольно замедлил шаг и начал прислушиваться к окружающей действительности. Он шёл как шпион ещё сто метров, пока наконец, не раздались звуки человеческой речи за следующим поворотом.


- Говорю же тебе, их было трое! Они прошмыгнули, пока вы тут спали и упарывались грибами! - Из-за скалы раздавалось ворчание разных людей, их речь содержала дефекты, хрипы и свисты - все они были уже тяжело больны.


- И что с того? Никуда они не денутся! Позади Фиолетовая жесть и племена Ворксов! А впереди только Тёмные.


- А вдруг они идиоты?! Вдруг они сами придут к ним в лапы? А ведь это целых три туши мяса!


Дуглас устал слушать эти “заумные” речи, за это время он уже подошёл к самому краю скалы и использовал зеркальное лезвие ножа, чтобы заглянуть за ту сторону. Он оценил расклад и достал свой пистолет - ему даже не хотелось тратить патроны автомата на эту падаль. Он выпрыгнул из-за угла и сделал три выстрела подряд по ближайшим целям. Потом два других человека побежали к оружию в пещере и получили по одной пули в затылок. Чтобы не терять эффект неожиданности, Дуглас запрыгнул на ящики с провизией, которые преграждали путь, и заметил новых жертв, которые ещё приходили в себя и прятались в хламе - ещё две пули. Потом он забежал внутрь и прошёлся по закоулкам дурно пахнущей пещерки. Остался всего один человек, который начал молить о пощаде: у него была кожа с розовыми ожогами, клыки, растущие в разные стороны, и окаменевшие ногти. Впервые в жизни Дуглас задумался перед тем как нажать на спусковой крючок. Естественно, что этот упырь сказал бы что угодно, чтобы спасти свою жить. Естественно, что он продолжил бы свой прежний образ жизни, и что он обязательно попытался бы нанести удар в спину тому, кто даёт ему шанс. Но неужели здесь не было никаких “но”?


Он вздохнул и начал осматривать скромные пожитки бывших хозяев. Единственное, чему он обрадовался - это патроны, подходящие к автомату и несколько шашек динамита. Всё остальное не представляло для него особого интереса - ржавый револьвер, винтовка Мосина, самодельные луки, почти неисправный Маузер и сигнальная ракетница. Последняя вещь вызвала у него только ироничную улыбку: “У кого тут вообще можно просить помощи сигнальными ракетами?”.

Дуглас вернулся к преследованию своих попутчиков. Удача улыбалась ему - здесь была только одна горная дорога, устланная небольшими и обглоданными розовыми кристаллами. Беглецам просто некуда было деться. Через десять минут пути, Дуглас нашёл несколько трупов людей с обезображенной розовой кожей, которых пристрелили метким выстрелом в голову. Он нагнулся вниз и отметил хорошее качество работы. Дуглас вспомнил, что у Хирша был дальнобойный пистолет Люгер, что несколько осложняло ситуацию.


Раздались чьи-то хрипы - кто-то стонал от боли за поворотом. Он подошёл к источнику звуков и обнаружил ещё два трупа, одного раненого человека и следы пролитой крови. Недобитый розовый упырь корчился, схватившись за живот.


- Что здесь произошло? - Начал интересоваться Дуглас.


- Нам попался какой-то старпёр с друзьями, он хотел просто так пройти по нашей территории! Вот Кенни и Чак и напали на него.


- Это те умники, что за углом “отдыхают”? А вы, значит, сидели в засаде? Вижу, что у вас всё отлично получилось.


- Зато я ранил ублюдка в ногу - теперь он будет хромать до конца жизни!


- Тебя добить или хочешь помучиться?


- Пощади! Я никому не причиню вреда!


- Да ты посмотри на свою жизнь - это же сплошной кошмар.


- Я не прихотлив - мне хватает!


- Ну, как знаешь, а я пожалуй пойду - у меня дела.


Дуглас Коул вышел на горный перевал, который открывал спуск в долину света. День подходил к концу, но внизу было ослепительно ярко и вся дорога была покрыта удивительными зеркальными кристаллами. Ради интереса Дуглас взял булыжник и метнул его в один из них - тот превратился в жижу и между делом растворил камень. Субстанция потекла вниз, постепенно растворяясь в грунте и камнях с выделением тепла и пара.


Дуглас осторожно спускался вниз, опустив солнцезащитные экраны своего шлема. Его глаза постепенно привыкали к обилию света, и он даже смог различить его источник: озеро из настоящей воды, которое соприкасалось с зеркальными кристаллами, что приводило к ослепительному зрелищу. Туристические похождения Дугласа длились недолго, как только он подошёл к концу световой зоны, кто-то выстрелил ему в голову, и пуля застряла внутри шлема. Сейчас ему повезло, но второй раз такого шанса могло и не быть. Он мало что видел вокруг себя, и поэтому ему пришлось просто бежать изо всех сил вперёд. Мимо пролетели ещё две пули - теперь стрелок целился в незащищённую шею.


Прежде чем прыгнуть за спасительную глыбу камней, Дуглас кинул в сторону вероятного противника противопехотную гранату, которую всегда держал наготове на своём поясе. Как только раздался взрыв, то он поднялся и наконец огляделся по сторонам: в тридцати метрах от него была заброшенная ферма, водонапорная башня, амбар, жилой дом и церковь христианских ортодоксов. Все постройки были покрыты “стеклянным” налётом, который мог означать что угодно в этих краях. Осколки от гранаты попали в жилой дом, от чего тот покрылся трещинами и начал обваливаться внутрь себя.


- Мистер Хирш? - Прокричал Дуглас, чтобы узнать местоположение стрелка.


- Что тебе нужно, Дуглас?! - Старик находился где-то за углом дома, который уже трещал по швам.


- Правды! - Про себя отметил, что его зовут Дуглас. - Я думаю, что вы испытываете тот же эффект, что и я. Вы забыли свою личность, не так ли?!


- Кое-что мы уже вспомнили совместными усилиями!


- Это несправедливо, вы должны сказать, кто я такой!


- Я надеялся, что мы успеем сбежать и удасться избежать кровопролития! Но потом я понял, что совершил ошибку, что ты так просто от нас не отстанешь.


- Что вообще тут происходит?! Почему вы просто не можете помочь вернуть мне память?!


- Если ты вспомнишь, то убьёшь нас. Поэтому пусть всё остаётся как есть.


- Да вы с ума сошли! Так дело не пойдёт! А вдруг у меня важная миссия?! Я это нутром чую!


- Да не помню я, что ты тут делаешь! Я знаю лишь то, что ты ходячая машина для убийств! Тебе только дай повод и сразу окажешься в ящике!


- Это единственный способ выживания в пустоши!


- Оставь нас в покое и разойдёмся миром!


- У меня плохое настроение, старик. Сегодня я встал не с той ноги. И если ты мне не расскажешь всю правду, то я просто тебя убью.


- Нет! Я не могу согласиться на такое. Тогда ты убьёшь ещё и Саманту, а эта женщина вообще ни в чём не виновата!


- Даю тебе слово, что если не расскажешь, кто я такой, то отправишься в лучший мир уже сегодня.


Расклад был простым - старик жертвовал собой, чтобы задержать Дугласа, он был ранен и тормозил остальных беглецов. Напоследок он решил в очередной раз поиграть в благородство. “Достойный финал для человека” - подумал Дуглас и открыл беглый огонь из автомата в сторону хрупкого дома. Это стало последней каплей для строения, и оно просто рухнуло, образовав груду блестящих руин, которые испустили напоследок белый пар.


Хирш вынужден был встать и отойти подальше от опасных испарений к ближайшему укрытию - к открытому амбару, в котором лежала “стеклянная” солома и останки коров. Он прошёл строение насквозь и спрятался за каменным колодцем, который выглядел как надёжное укрытие. Он притаился и время от времени аккуратно выглядывал из-под своей каменной защиты в надежде подловить Дугласа. Но это закончилось тем, что он получил короткую очередь из автомата в свою сторону и лёгкое ранение в щёку.


Нервы старика не выдержали, и он открыл огонь по двери амбара, из которой стрелял Дуглас. Хрупкие стены не являлись для них препятствием и проходили их насквозь - в это время Дуглас лёг на землю и терпеливо ждал. Как только он услышал еле различимый звук холостого выстрела, то приподнялся и сделал кувырок, резко появившись на сцене. Он прицелился и сделал два выстрела в Хирша. Получив ранения в правое плечо и живот, тот упал вниз.

Торжествующий Дуглас подошёл к поверженному противнику, тщетно пытавшемуся перезарядить пистолет.


- Это твой последний шанс, Хирш. Я не хочу тебя убивать, - прицелился для контрольного выстрела.


- Нет!


Дугласу совершенно не хотелось мучить старика, к тому же этот упёртый мерзавец, всё равно бы ему ничего не рассказал - это была бы простая трата времени. Поэтому делать было нечего.


- Ну, тогда извини, старик, но я человек слова.


- Откуды ты можешь это знать?


- Сейчас докажу.


III Wrong Turn


Дуглас вышел на развилку: один путь вёл к заброшенному городу, а другой в поле, покрытое смертельно опасными белыми кристаллами. Он взял бинокль и стал разглядывать белоснежный лес - это был настоящий лабиринт с холмами, низинами и заканчивающийся преградой в виде скалистых гор. Дуглас предположил, что беглецы, как разумные люди, отправились в город и выбрал эту же дорогу. Здесь тоже росли белые кристаллы, но гораздо в меньшем количестве и качестве - многие из них не достигали и десяти сантиметров. Это был относительно безопасный путь к мрачным и опустевшим зданиям некогда живого городка.


Коул приблизился к первым строениям и обнаружил следы человеческой деятельности: главная магистраль была очищена от мусора, завалов и белоснежных кристаллов. Кто-то бесцеремонно сгрёб всё ненужное к ближайшим одноэтажным домам, проломив ради этого стены. Повсюду была бетонная пыль и глубокие трещины в почве - что-то страшное произошло в канализации и часть асфальта просто провалилась вниз вместе с соседними зданиями. И кому-то пришлось приложить не мало усилий, чтобы закидать пустоты строительным мусором и сделать дорогу относительно проходимой. Дуглас шёл вперёд и разглядывал эту серую картину опустошения.


Пройдя три улицы, он вышел на первую городскую площадь с большим торговым центром, вход в который преграждали старые ржавые полицейские автомобили. Он подошёл поближе и заглянул внутрь - свет падал через широкие разбитые окна фасада и стеклянную крышу. Дуглас увидел там заброшенный лагерь для беженцев, разорванные палатки, бочки, в которых когда-то жгли мусор, чтобы согреться, спальные мешки, баррикады из гнилого дерева, истлевшие скелеты разных возрастов и кучу гильз вместе с пулевыми отверстиями в стенах и разбросанных повсюду вещах.


Создавалось впечатление, что этот город уже давно вымер и теперь постепенно разрушался силами природы. Пыли становилось всё больше, и Дуглас надел респиратор из аптечки в рюкзаке, чтобы продолжить свой путь. Через пять минут странствий он вышел на центральную площадь города, где вместо асфальта зияла огромная яма размером с футбольное поле. На самом её дне находился вход в пещеру, от которого тянулись самодельные рельсы на поверхность. Такой поворот заинтересовал Дугласа, и он для начала решил проверить, куда ведёт железнодорожный путь из ямы.


Рельсы заканчивались у теплиц, расположенных прямо на территории бывшего городского парка. Они уже давно потрескались, а почва внутри них превратилась в песок. Рядом с теплицами стоял кусок каменной скалы, на котором кто-то оставил послание: “Поселение Крейвен. После катастрофы на КэмикалКор мы оказались отрезаны от остального мира - кристаллы наступают со всех сторон, а кислотные дожди и бури не дают выйти из своих убежищ. Здесь собрались последние выжившие со всей округи. Мы ждали помощи, но нас бросили на произвол судьбы.” Дальше следовали непонятные каракули, образовавшиеся от того, что люди хотели что-то добавить к этому описанию, но сказать было больше нечего. И в конце концов, всё лишнее просто стёрли.


Дуглас вернулся к яме на городской площади и спустился к пещере. Но как только он приблизился к её входу, то почувствовал дурной запах сырости и плесени. Он присмотрелся получше и обнаружил, что там в темноте лежали белые кристаллы. Но они уже не выделяли никаких испарений и медленно разлагались, покрываясь плесенью. Под определённым углом они даже напоминали сыр, что сразу навело Дугласа на мысль: поселенцы вначале пытались жить за счёт подземных ресурсов и углублялись всё глубже и глубже. Они искали воду, чтобы поливать растения в теплицах, а потом обнаружили, что в подземном царстве тоже есть кристаллы, но их поведение значительно отличалось от того, что было на поверхности.


Дуглас огляделся по сторонам и ещё раз вспомнил картину города: здесь не было часовых, смотровых вышек и даже каких-либо блокпостов. Получалось, что поселенцы уже не жили на поверхности, и этому должно было быть разумное объяснение. Немного поразмыслив, он включил фонарь на автомате, и направил его свет прямо внутрь пещеры, отчего плесень на здешних кристаллах зашипела и выделила ядовитые пары. Под свет фонаря попала и крыса, которая тоже была покрыта плесенью. И свет на неё подействовал куда более эффектно - её хватил удар.


Всё стало очевидным: скоро сядет Солнце, и подземные жители выйдут наружу. Они будут искать свою еду - белые кристаллы, которые не размножаются и лишь гниют под землёй. Именно поэтому в городе было так много осколков и так мало крупных образцов - их попросту съели. И наверняка местные жители как обычно прочешут местность в поисках чего-нибудь полезного. Они найдут следы Вергилия, Саманты и самого Дугласа.


Дуглас поразмыслил ещё немного. Конечно он мог спрятаться за световым перевалом, но тогда терялась возможность догнать беглецов, что было равнозначно поражению - он рисковал утратить свои воспоминания и даже забыть цели своего существования. Поэтому он не собирался дожидаться ночи, когда эти любители темноты получат преимущество. Он собирался разворошить муравейник прямо сейчас, чтобы они попытались выйти из пещеры и оказались прямо на мушке его автомата. Или он сразиться с ними сейчас, или будет ещё хуже.


- Эй, вы! - Начал он кричать прямо в глубь пещеры. - Я знаю, что вы меня слышите!

Ответа не последовало, и тогда Дуглас перешёл к угрозам.


- У меня есть взрывчатка и желание обвалить вашу пещеру. Что вы на это скажите?

В этот раз он услышал голос, исковерканный сильным шипением и ненавистью.


- Чего тебе нужно?!


- Ищу кое-кого. И хочу, чтобы вы не мешались под ногами.


- У нас есть “глаза” в городе, и мы не заметили никого кроме тебя.


- Вот и славно, значит я знаю, где их теперь искать, - на всякий случай Дуглас хотел дать шанс на мирное существование.


- Стоять! Это наша территория! И ты не можешь так просто уйти отсюда!


- У вас тут таможня что ли?


- Как насчёт того, чтобы отдать своё оружие и научиться вежливости?


- А как насчёт [ЦЕНЗУРА] мои [ЦЕНЗУРА]? [прим.автора - отсылка к классикам https://www.youtube.com/watch?v=zSn2N9ZGDEE]


- Подожди вечера, умник, и мы научим тебя хорошим манерам!


- Вечер уже наступил, тугодум!

//Окончание главы в комментариях ниже

Показать полностью
26

Рука Смерти I: Самая злобная игра в мире

- Где скрываются Сыновья Тьмы?! - Дуглас Коул направил дробовик прямо в лицо служителя культа, пока тот раскладывал дьявольский пасьянс со своими братьями.


- Можешь стрелять, - сухо ответил человек в чёрном балахоне, не отвлекаясь от игры.


Коул нажал на спусковой крючок и наконец привлёк внимание остальных трёх культистов. Они спокойно обернулись в его сторону и взглянули ему в глаза. Они не спешили доставать оружие и казалось, что эта ситуация их нисколько не беспокоила. Другие клиенты таверны насторожились в ожидании очередной перестрелки, которые так часто происходили в заведениях Великой пустоши. Но что хуже всего - младшие служители культа, которые сидели вдали от столика, где раскладывали пасьянс, уже готовились броситься на Коула по первому указанию своих старших братьев.


Самый главный служитель, сидевший в центре стола, сделал жест рукой, приглашая Коула сесть на место умершего собрата.


- Убийство - это лучший повод для знакомства! По нашим традициям вы должны заменить “выбывшего” игрока, - его голос был наполнен иронией и желчью.


- Вы шутите?


- Ни в одном глазу.


- А зачем мне это нужно делать?


- Ну, вы же хотите увидеться с Сыновьями Тьмы? Или уже передумали?


Дуглас ещё раз внимательно присмотрелся к служителю культа - его лицо было обмотано чёрным шарфом, из-под которого торчал один красный глаз, отсутствовала левая рука, и его кожа была покрыта мелкими чёрными кристаллами. Бесспорно перед ним был весьма матёрый и чокнутый житель пустоши - может быть ему было уже тридцать или даже сорок лет.


- Да, хочу, - наконец ответил Коул на вопрос культиста.


- Отлично сказано! “Хочу” - это самое прекрасное слово после всех остальных.


- Но я не знаю правил.


- Так даже лучше - получите больше очков. Так вы согласны?


- Думаю, что хуже не будет, - про себя Коул подумал, что всё равно хотел их всех перестрелять, и если что-то пойдёт не так, то он вернётся к изначальному плану.


- Я преподобный Вергилий, а это пастор Фенрир и Демиан. Все мы скромные служители Культа Черни, - последние слова прозвучали как шутка, потому что люди, занимающиеся массовым насилием, как правило не страдали от стеснительности.


- Дуглас Коул, бывший наёмник Синтэк.


Собратья Вергилия не скрывали своих омерзительных лиц - они все были изъедены болезнью чёрных кристаллов. Так называемая “Чернь” превращала их тела в хрупкие кристаллы, которые разрушались сами собой. У них уже не было носа и даже нижней челюсти, фактически они не могли даже говорить и поэтому разговор вёл только Вергилий, а они периодически “хрипели” в сторону Коула.


Дуглас наконец присел и посмотрел на диковинные карты, доставшиеся ему в наследство: красивая женщина в чёрном платье с распростёртыми объятиями и распущенными тёмными волосами, в которых казалось можно было утонуть; потом следовала странная карта с изображением безумно смеющегося человека в красных тонах с подписью: “Смейся - и весь мир будет смеяться вместе с тобой”; потом ангел, который держал в своих руках “свет” и передавал его частички простым людям внизу; ещё один ангел, стреляющий из лука в путника, идущего к мосту, с подписью: “Приняв судьбы удары” [прим.автора - в оригинале “to brave the arrows of misfortune”]; повешенный за ногу человек и разрушенная башня.


Дуглас почесал затылок и глянул на карты, которые уже лежали на столе - изображение игровых костей и рядом с ними карта с танцующими детьми.


- Не подскажите, а что мне сейчас делать? - решил всё-таки спросить Коул у Вергилия.


- Вы слышали что-нибудь про интуицию? Весьма полезная штука.


- Если никто ничего не делает, то, видимо, вы ждёте моего хода?


- Видимо, да.


Коул достал женщину в чёрном платье с распростёртыми объятиями и положил рядом с детьми. От такого хода Вергилий поперхнулся, а его собеседники издали что-то, что могло означать нервный смех.


- Надеюсь, я немного потерял? - Насторожился Дуглас.


- Да не волнуйтесь вы так - мы же не на деньги играем, - снова отшутился Вергилий и принялся разглядывать свои карты.


- А на что?


- На ракушки и бусы. Пусть это будет приятным сюрпризом.


Интуиция Коула однозначно говорила, что это какой-то “развод”, но он хотел рискнуть и надеялся на лучшее. Он уже достаточно долго бродил по пустошам в поисках своей цели, чтобы отчаяться и начать полагаться на удачу.


Вергилий достал карту молодого человека, который шёл вперед к могиле на фоне средневековой ярмарки, и положил её вдали от женщины в чёрном.


- Так значит карты можно выкладывать куда угодно? - Сразу же спросил Коул.


- Как видите - да. Кстати, должен сказать, что в прошлый раз вы выложили сильную карту и теперь можете сделать дополнительный ход, - Вергилий подсказывал только потому, что ему не терпелось увидеть следующую “хохму”.


- У меня всё-таки создалось впечатление, что я сделал какую-то глупость и мне не мешало бы исправить ситуацию, не так ли?


- Отнюдь. Всё так хорошо, что даже страшно себе представить! - Ответил Вергилий зловещим голосом.


- Напомните-ка мне пожалуйста, что я вообще могу выиграть в этой игре?


- Купон на одного единорога. Также вы сможете войти в культ и лично встретиться с Сыновьями Тьмы. Но в любом случае на кону нет ничего “материального”.


- Как мило.


Коул положил ангела со светом к женщине в чёрном платье. После этого установилось гробовое молчание. И лишь через минуту Вергилий выдавил из себя одну фразу.


- Он выложил Несущего свет!


Услышав слова Вергилия, младшие служители культа, сидевшие вдали, стали подходить к столику, чтобы увидеть это собственными глазами. Дуглас на секунду растерялся и стал оглядываться по сторонам в поисках помощи.


- Объясните же мне наконец, что происходит?! Что я такого сделал?! - Не выдержал Коул.

Один из младших служителей, у которого даже все зубы были на месте, положил ему руку на плечо и прошептал.


- Несущий свет на латинском - это Люцифер.


- А можно переиграть? - Сразу же обратился Дуглас к Вергилию.


- Конечно можно! Это же всего лишь игра. Чтобы отменить ход, нужно принести в жертву свою конечность. Пальцы - не в счёт.


- Ну, нет - так нет.


Пастор Демиан достал карту, изображающую различные препятствия, и добавил её к молодому человеку, идущему к могиле. Фенрир тоже не решил продолжать ветку, которую создал Дуглас, и положил свою карту к карте с препятствиями - там был знак вечности в круге. И снова настал черёд Коула. Он начал рыться в памяти, в поисках любой информации о том, как культисты раскладывали этот пасьянс. Но к сожалению для него, они ревностно оберегали свои секреты от всех непосвящённых, и единственное, что смог вспомнить Коул - это то, что карты можно было класть друг на друга. “Может быть это отменяет действие той карты, что окажется под ней?” - подумал Дуглас и положил смеющегося человека под знак вечности.


- И вы ещё называли меня шутником! - Не выдержал Вергилий и вытер пот со лба, в это время Демиан и Фенрир прохрипели условный знак, который мог понять только их близкий друг, - Соглашусь с моими братьями, что новых карт лучше не доставать, а партию закончить, пока наш новый друг не выложил чего-нибудь ещё! Я то хотел устроить сегодня лёгкую “вечеринку”, а придётся заниматься настоящим ультранасилием, как во времена былой молодости!


- Что вы имеете в виду?!


- Всё, что мы вытащили на стол, нужно претворить в жизнь. И указания тут абсолютно недвусмысленные. Наверное, даже вы сможете прочесть кое-что. Вот, например, первые две карты - найти четырёх случайных детей.


- И отправить их к женщине в чёрном? То есть найти им родителей?


- Эта “женщина” означает кое-что другое. Как поведал нам младший Сын Тьмы - именно в таком обличие приходит смерть к своим любимчикам.


- Какое-то у вас странное представление о смерти.


- Если жизнь ужасна - то смерть должна быть её противоположностью. Она - это ненасытное небытие, которое хочет вернуть нас в свою утробу… Последняя карта с Люцифером означает способ убийства - в ритуальном стиле с вырыванием сердца.


- А что означает вторая ветка карт? - Продолжил интересоваться Коул, стараясь сохранять внешнее спокойствие.


- Тяжёлый и долгий путь человека к великой идее. Мы считаем, что если и есть какие-то “божественные” силы, то они скрываются за числами ноль и восемь. Но вы подложили под Великую идею карту Тщетности жизни.


- Но там написан оптимистичный лозунг - “Смейся - и весь мир будет смеяться вместе с тобой”?


- Там есть вторая часть, которая не влезла на карту, но которая известна всем служителям культа: “Плачь и ты будешь плакать в одиночестве”.


- И что теперь это всё означает?


- По-видимому то, что нужно заехать в последнюю католическую церковь в нашей округе и устроить там кровавую вакханалию. Бедный святой отец думал, что всё это время он помогал людям, а в результате эта помощь оказалась погибелью. Жизнь - воистину безумная и бессмысленная штука! Но смею вас заверить, мистер Коул, что за исполнение этого пророчества, вы станете рыцарем тьмы и сможете войти во внутренний круг. Это даже больше, чем вы хотели изначально.


- Понятно всё с вами. Возвращаемся к плану Б.


Дугласу совершенно не хотелось платить такую цену ради достижения своей цели. Ему было проще перебить всех этих маньяков и вернуться к исходной точке. И он был уверен в своих силах - на нём был бронежилет, шлем, любимый армейский нож, два скорострельных Узи за спиной, в простонародье называемых распылителями, пистолет Миротворец, разного сорта гранаты и дробовик, пока мирно лежащий на столе рядом с картами. К тому же Дуглас в недавнем прошлом являлся матёрым наёмником в расцвете сил и с хорошей реакцией, а ему противостояли злобные, но всё-таки измождённые болезнью психопаты.


Коул перевернул стол на Вергилия, отчего тот упал на пол, стукнулся затылком и потерял сознание, но его собратья успели отскочить в стороны и приготовились к бою голыми руками. И естественно младшие служители культа тоже присоединились к разборке. Дуглас выхватил нож и началась короткая поножовщина - он как знающий человек наносил удары в области шеи и глаз. “Освободив” пространство вокруг себя, Дуглас вытащил Узи и распылил целую обойму на всех, кто был рядом. Таким образом к разборке присоединились все клиенты заведения - падальщики, воры, мелкие работорговцы и разбойники, и Дуглас использовал последних оставшихся на ногах культистов как живой щит и отстреливался от всех подряд. Потом ему пришлось достать второй Узи и под прикрытием огня отойти в угол таверны, чтобы добить вопрос осколочными гранатами. После второго взрыва установилась тишина.


Дуглас Коул поднялся на ноги и тяжело вздохнул - это было его очередное фиаско в общении с людьми. Но в этот раз он хотя бы отделался малой кровью: ножевые ранения в области живота и спины, пара сквозных ранений в левую руку, из-за которых он теперь не сможет прицельно стрелять с неё пару месяцев, череда синяков и ушибов по всему телу от дубинок и пуль, попавших в лёгкий бронежилет, и к сожалению некоторые из них пробили защиту и остались в животе. Как всегда после битвы ему требовался “ремонт”, чтобы подлатать самого себя, выпить обезболивающих, вытащить свинец из ран и наложить швы поверх старых шрамов. После этого, он ещё некоторое время приходил в себя, прежде чем перейти к мародёрству. Он медленно прошёлся по трупам в поисках ценных боеприпасов, пока не откопал Вергилия, всё ещё лежащего на полу без сознания. Первым его желанием было пристрелить мерзавца, но он быстро отбросил сиюминутный порыв и вспомнил о своей миссии.


Дуглас откинул останки стола в сторону и принялся будить старшего культиста. Спустя некоторое время он вспомнил, что свежая кровь, пролитая на кристаллы на их телах, продлевала им жизнь - кристаллы “размягчались” и отступали, даруя своей жертве временное облегчение и прилив сил. И слава Богу, крови здесь было предостаточно.

Вергилий начал просыпаться от прекрасного сна.


- Мне приснилось, что я наконец-то попал в Ад.


- А по вашему виду такое не скажешь.


- Просто у меня там был забронирован столик.


- Давайте попробуем взять себя в руки и будем серьёзными, - Дуглас склонился над лежащим Вергилием, - и, наверное, нам будет полезно начать всё с чистого листа.


- Ну, да, сейчас самое время, - сказал Вергилий, оглядываясь на своих убитых собратьев и дробовик в руках Дугласа.


- Так вот, я уже не первый день слоняюсь по пустоши и начинаю понимать, что вас не получиться запугать или заставить говорить силой. Я пробовал найти слабые места в вашей организации и принудить к диалогу на выгодных для себя условиях, но видимо у меня просто мало опыта в общении с такими людьми.


- Сразу видно, что вы из Мегиддо, мистер Коул. Вы разговариваете на языке прибылей и убытков. Вам трудно представить, что есть что-то кроме бизнеса. Мы последняя настоящая религия, которая верит в собственные идеалы.


- Но вы занимаетесь производством наркотиков, добычей ресурсов и создаёте большие закрытые плантации в оставшихся оазисах.


- Я больше скажу. Мы ещё чёрт знает чем занимаемся и всю картину видят только Сыновья Тьмы. Но бизнес для нас всего лишь один из инструментов распространения влияния. А по своей сути мы феодальная теократия. Поэтому ваши уколы не могли иметь успеха. Такие удары мы испытываем каждый день жизни в пустоши.


Вергилий неторопливо поднялся и присел на последнюю оставшуюся табуретку.


- Можно я буду звать вас просто Вёрджил?


- Думаю, что это вполне приемлемо, Дуглас.


- Так вот, Вёрджил, как ты отреагируешь на то, что я здесь не ради денег, мести или продвижения по службе? - Коул решил, что Вергилию можно выдать часть секретов и если разговор окажется непродуктивным, то его всегда можно пристрелить. - А ради чего-то большего?


Вергилий невольно поднял свои упавшие карты с пола и пригляделся к одной с изображением бесконечности в круге.


- Я скажу, что это прекрасно и разговор в этом направлении мне нравится гораздо больше. Как ты понимаешь, Дуглас, нас в первую очередь интересуют “нематериальные” вещи. Так чего же ты хочешь?


- Много лет я работал на корпорацию Синтэк, на ту самую, которая владела химическим заводом КемикалКор, который теперь стал центром ваших нынешних владений. И именно из-за катастрофы на том предприятии появилась Чернь.


- Мы знаем историю. И мы помним грехи Синтэк.


- А известно ли тебе, Вёрджил, что основатель компании Чарльз Брустер под конец жизни отправился с большим конвоем в КемикалКор? А перед этим он наведался с визитом к Сыновьям Тьмы?


Вергилий глубоко вздохнул - он начинал скучать.


- Как служитель культа я слышал об этой истории, хотя она и является одним из наших секретов. Так в чём проблема, Дуглас?


- Мне не даёт покоя одна простая мысль - что Брустер, перед смертью, хотел исправить свои ошибки, что его замучила совесть. Поэтому он и отправился в пустоши.


- Ты всерьёз думаешь, что вот это всё можно исправить?


- Я смотрю на дело под другим углом: прошли уже десятилетия, а Чернь продолжает распространяться. Видимо существует ещё один источник этой заразы, которую хотел остановить Брустер, пока не стало слишком поздно… Вёрджил, тебе известны детали разговора Брустера с Сыновьями Тьмы?


- Нет, конечно, такие встречи проходят за “закрытыми дверями”.


- Как отнесётся Культ к моим намерениям остановить Чернь?


- Мешать не будем. Может быть потом похлопаем в ладоши, когда все твои труды обернуться в прах.


- Что ты хочешь этим сказать?


- Мы приветствуем попытки улучшить мир, но знаем, что для этого нужны титанические усилия множества людей на протяжении большого промежутка времени. Твои “подвиги” будут хорошим примером тщетности бунта одиночки.


- Как мне увидеться с Сыновьями Тьмы?


- Самый верный способ - это войти в Культ, дать клятвы верности, пройти испытания и стать “уважаемым” пастором. Но в твоём случае - вначале нужно исполнить пророчество, созданное картами, и просить прощения за убийства братьев.


- Послушай, Вёрджил, прости меня за мой бизнес-подход, но мне кажется, что такая организация как ваша, может ради большой выгоды закрыть глаза на всё, что сегодня произошло - нужно лишь назвать цену. Наверняка я могу быть полезным вашему Культу.


- Должен признать, что в этом есть зерно истины. Я должен заботиться о процветании Культа и поэтому нужно поднять одну тему, - голос Вергилий стал “скользким” и Дуглас наконец почувствовал, что приближается к своей цели.


- Я весь во внимании, Вёрджил.


- То, что сегодня произошло можно трактовать одним очень интересным способом, который отменяет пророчество карт и направляет нас всех в неожиданное направление. Но здесь я должен остановиться и кое-что рассказать о нашем Культе.


- Я с радостью послушаю, Вёрджил. Особенно учитывая то, что мне мало, что удалось узнать о вашей “вере”.


- Мы считаем, что есть три основные силы или сущности: Смерть, Дьявол и Судьба.


- А Бог?


- Насчёт этого парня мы не уверены. С ним всегда проблемы в расчётах. Но мы пришли к мнению, что даже если он и существует, то держится в тени. И как не крути, но правила жизни таковы, что на него можно не обращать внимания.


- А если потом окажется, что он всё-таки существует?


- Если есть какой-то создатель, который сотворил нас по своему образу и подобию, то будем стремиться к его идеалу.


- Что ты имеешь в виду?


- Бог на самом деле атеист. Вряд ли он верит в то, что над ним есть какая-то высшая сущность.


- Опять шутите. Откуда столько юмора у жителя пустоши?


- Извини, Дуглас, но ничего не могу с собой поделать. Меня всегда забавляли разговоры с городскими жителями. Всю свою жизнь вы просто пытаетесь заработать себе на хлеб и никогда серьёзно не задумываетесь о философских вещах, о чём-нибудь, что больше и важнее вашей собственной жизни... Никаких прочитанных книг, никаких системных знаний за спиной, но всегда есть неуместная уверенность в том, что вы сможете быстро во всём разобраться.


- Согласен, но вернёмся к нашим трём сущностям. Как я понимаю - это ваши Боги, которым вы поклоняетесь?


- Немного сложнее. Боги требуют жертвоприношений и поклонения. А это фундаментальные силы бытия, на которые мы почти никак не влияем. Но их нужно изучать и относиться со всем уважением. Нужно понимать природу огня, чтобы избежать пожаров. Но даже приложив все усилия, пожары в лесу всё равно будут. Вопрос только в количестве жертв.


- Что для вас Судьба?


- Как ты можешь заметить, мир и общество развиваются не случайным образом, а по предопределённым законам. Это как течение, которое задаёт направление всей нашей жизни. Сейчас судьба говорит, что настал новый этап заселения планеты. Теперь на ней будут распространяться такие как мы - феодальные организации, что создаёт новый виток в исторической спирали. Вы можете сопротивляться судьбе, но в результате сможете только замедлить течение... Похоже мы отвлеклись от темы. Так вот, каждая из высших сущностей имеет свои инструменты и своих фаворитов. Например, есть те, которые распространяют гниль в человеческом обществе и занимаются всеми этими мирскими делами, связанными с деньгами.


- Бандиты и политики?


- Мы называем их приближёнными Дьявола. Мы с уважением относимся ко всем фаворитам высших сил. Мы ведём с ними дела и принимаем их в свою обитель.


- К чему ты клонишь, Вёрджил?


- Неужели это не очевидно? Ты Рука Смерти. По твоему лицу видно, что жизнь тебя не щадила, ты пережил много утрат и страдал от тщетности бытия. И в тоже время твой главный талант - это убийства и разрушение. Поэтому ты вытянул такие карты. И ещё, по нашим правилам нет смысла играть с прислужниками смерти, потому что пророчества всегда будут однотипными, - Вергилий поднял карту с изображением девушки в чёрном платье, - уверен, что никогда раньше не встречал эту девушку? Она была за твоей спиной всё это время.


- Честно говоря, я не верю во всякие сверхъестественные силы, но тут вам виднее. Если я Рука Смерти, то могу просто зайти в гости к Сыновьям Тьмы?


- Конечно. Осталось только доказать это остальным служителям Культа.


- Ну вот, начинаются подвохи!


- А чего ты ждал? Это большой “титул”, и его так просто не заслужить!


- И что мне нужно сделать, чтобы ни у кого не осталось сомнений? Убить кучу народу для Культа? Массовые казни? Теракты?


- Вижу, что смысл ты уже понял. Но думаю, тебя интересует быстрый путь без лишнего кровопролития, - Вергилий коварно прищурился.


- Рад слышать, что есть альтернативы. Так что нужно сделать?


- Ты слышал про “реку” Стикс, которая проходит по нашим владениям?


- Ещё бы.


- Соверши святое паломничество вдоль русла Стикса - дойди до конца и получишь своё вознаграждение.


- Надеюсь не пешком?


- Любым сухопутным способом. Скорость не имеет значения. Смысл в том, что пройти этот путь могут только любимчики Смерти.


- И как служители Культа Черни узнают, что я совершил этот подвиг?


- В самом начале расположено множество храмов, и тебя встретят мои братья. Весть о том, что кто-то пытается пройти через Стикс сразу разлетится по всему клану, и тебя уже будут ждать у финиша. И ты не сможешь вернуться назад или свернуть с дороги. И, как ты знаешь, никакой авиатранспорт не летает над нашими владениями - мы сбиваем всё. Поэтому твой подвиг сразу станет очевидным для всех. Также, наверное, тебе будет важно услышать, что если ты будешь следовать вдоль Стикса, то придёшь прямо к святилищу Сыновей Тьмы, - естественно Вергилий не собирался раскрывать точное местоположение, - В честь знаменательного события они сразу примут тебя в свои покои и предложат “миссию”, которую может выполнить только Рука Смерти. Как ты видишь, твоя муза в чёрном платье уже всё спланировала заранее.


- Что ты имел в виду, когда сказал, что я не смогу свернуть с пути? Там повсюду патрули и заставы?


- Нет, просто вдоль Стикса царит зона смерти. Ты увидишь это собственными глазами.


- Кто-нибудь вообще совершал это святое паломничество?


- Примерно раз в семь лет. У Смерти не так уж и много любимчиков.


- Но это всё равно звучит гораздо лучше, чем всё то, что у меня было до этого. Теперь есть хоть какой-то шанс продвинуться в моём деле. Но я возьму тебя с собой до самого начала путешествия по Стиксу. До этого момента я попытаюсь проверить всё, что ты мне тут наговорил, Вёрджил. И если ты солгал мне хотя бы в одной детали, то заплатишь своей жизнью.


- Ты говоришь как настоящая Рука Смерти. Я не сомневаюсь, что у тебя всё получится. Но я бы хотел совершить паломничество вместе с тобой. Конечно, у меня нет шансов пережить такое испытание, но это будет большой честью и призом для любого служителя Культа.

// -------------------------------------------------------------------------------

Продолжение в этой ссылке

Дополнительная информация в группе в вк

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!