Platova.horror13

Platova.horror13

Приветствую, дорогой друг! Тебя занесло в мою группу – летопись человеческих злодеяний, сборник настоящего ужаса, окунувшись в который ты познакомишься с действительностью, местами непредсказуемей и в разы жестче «голубого огонька», тлеющего в сознании
Пикабушница
Дата рождения: 03 января
поставилa 0 плюсов и 0 минусов
687 рейтинг 82 подписчика 3 подписки 18 постов 7 в горячем

78 Арканов. 7 часть

Убирать на кухне Лизе не доверили. Слишком слаба, сказала ей Анна Николаевна и отправила полежать, пока они все не уберут. Но Лиза понимала – жалеют они ее, дуреху бестолковую. Все прекрасно понимали, что во всем она виновата только сама, но все равно ее не бросают.

Скоро зашла Анна Павловна и поинтересовалась, как Лиза себя чувствует.

- Гораздо лучше, спасибо, - Лиза попыталась подняться, - простите меня пожалуйста еще раз. Свалилась я вам на голову.

- Что ты, - замахала та на нее руками, - не мели ерунды, деточка. У нас дети уже все выросли, разъехались из дома и остались мы с Колей одни. Внучат привозят редко, одиноко нам. Так что не переживай, ты нам не в тягость. Пойдем, научу тебя пирог печь. Если ты, конечно, твердо решила.

Анна Павловна посмотрела в глаза Лизе.

- Твердо, - кивнула девушка, - пойдемте.

Тесто замесили, девушка старательно выполняла все рекомендации, но тесто месилось все равно комками. Лиза нервничала, Анна Павловна умильно улыбалась.

- Не торопись, тесто любит спокойные руки, - замешивала она свою часть теста на пирог уже для домочадцев.

Но не нервничать было сложно. Напряжение витало в воздухе, хоть хозяева старательно пытались общаться на отвлеченные темы.

Лиза понимала, что на кладбище ей придется непросто. Ей было страшно. Николай дважды вскользь предлагал пойти с ней, но Лиза твердо отказывалась. Одно дело приютить девчонку, попавшую в беду и совсем другое подводить его под опасность.

Когда на небе зажглись первые звезды, Лиза была готова. Обернув пирог старой газетой, она обула старые галоши Анна Павловны и вышла из дома.

- Может передумаешь? – попыталась еще раз сердобольная женщина.

- Пока решилась, надо сделать.

- Я провожу тебя, - сказал Николай и взял прислоненные к дому вилы.

Лиза улыбнулась. От кого он рассчитывал защитить ее вилами? Силы, преследующие ее, их не боятся, но отчаянное желание защитить ее дарила ей силы. Они вышли за калитку.

- Храни вас Бог, - крестила их в спины Анна Павловна.

За домом раскидывался широкий луг и через него пролегал их путь. Шли в полной тишине, каждый в своих мыслях. На небе уже горели тысячи звезд, перемигиваясь между собой, как будто ведут неслышную беседу. Природа замерла и наступила словно оглушающая тишина, от которой Лиза отвыкла за столько лет жизни в городе. Но тишина продолжалась недолго. Уже скоро на землю, как покрывало, опустился ночной сумрак, и природа снова ожила. Началась ночная жизнь – где-то заухала сова, попискивает еще какая-то птица, кузнечики завели нескончаемую песню. Стрекот стоял такой громкий, что хотелось закрыть уши.
На небо выплыла полная луна. От нее разливается мягкий свет, перед которым отступает ночная тьма и отчетливо видны силуэты деревьев, домов. Все это становится необычным в свете луны, сказочным, волшебным.

Лиза была рада луне. В полной тишине на кладбище она бы не справилась.

Вскоре показалось кладбище. Сердце провалилось в пустоту.

- Николай, давайте дальше я сама.

- Иди с Богом. Если вдруг что – ты зови, я рядом буду, - Николай упер вилы в землю и перекрестил Лизу.

Постояв пару минут у старых, ржавых ворот, Лиза набралась смелости и толкнула калитку. Скрежет заржавевших петель оказался оглушающим. Лиза перепугано оглянулась на Николая.

- Нет, сама, - прошептала себе Лиза, стараясь прибавить уверенности, - я должна сама.

Шагая по тропинкам между могил, Девушка старательно вглядывалась в имена. Такое разнообразие, но ни одной Елизаветы. А что будет, если тут вообще такой нет? Мысль была неприятной, Лиза постаралась выкинуть ее из головы поскорее. Будет, не может не быть. Не такое уж ее имя редкое. Пройдя больше половины захоронений, Лиза наконец нашла старый могильный камень.

Лебединская Елизавета Михайловна, дата рождения 1803, дата смерти 1901 год.

У Лизы мелко задрожали руки. Невероятная удача.

Аккуратно ступая, она подошла к могиле. Так, что дальше? Кажется нужно было просто поставить ей пирог и своими словами попросить забрать порчу? Так?

- Ну давай попробуем, - Лиза присела на лавочку соседней могилы и начала снимать газету с пирога, как вдруг услышала шорох прямо за своей спиной. Обернулась – никого. Сердце гулко бухало в груди.

- Ты придумываешь, - говорила она себе вслух, - тут никого нет, это просто какой-нибудь заяц пробежал.

Шорох повторился. Трясущимися руками Лиза раздирала газетную обертку, про себя ругая Анну Павловну за излишнюю упаковку.

Звук нарастал и становился все ближе. Лиза оторвала последние кусочки, бросила их на землю, быстро поднявшись, но тут что-то метнулась в траве прямо к ее ногам. Закричав, Лиза вскочила на лавочку. Из травы поднялась черная голова змеи и уже через мгновение, снова спрятавшись, ушуршала в противоположном направлении.

- Змея. Ну, конечно, змеи живут на природе. А тут лес рядом. Вот и приползла, наверное, черт бы ее побрал, - Лиза старалась говорить громче, успокаивая себя. Пару минут она пристально изучала траву рядом со скамейкой, но ничего подозрительного не заметила. Аккуратно слезла, еще раз все оглядела и медленно переступила к могиле неизвестной ей Елизаветы.

- Ну что ж, помогайте мне, - Лиза наклонилась над могилой, чтобы поставить пирог.

Резкий, противный крик раздался из-за спины. Уронив пирог и закрыв уши руками, оторопевшая Лиза упала под тяжестью кого-то, запрыгнувшего ей на спину.

- Старуха, - поняла Лиза, почувствовав тошнотворную вонь.

- Уйди, - закричала Лиза, - уйди от меня! Отче наш, иже еси на небеси….

Старуха заверещала и наотмашь махнула рукой, разрывая когтями нежную кожу на спине. Выгнувшись от пронзившей боли, Лиза закричала.

Второй раз, третий. Боль пульсировала в голове красной точкой. Лиза попыталась выползти из-под демона, терзающего ее тело, но это лишь разозлило старуху, и она с низким, гортанным рыком вцепилась зубами ей между лопаток.

Лиза чувствовала, как натягивается и разрывается кожа, слышала, как старуха, оторвав один кусок, шумно чавкала и, прожевав, проглотила его. Чувствовала, как снова впилась зубами и, чавкая, отрывала куски мышц от ребер, довольно урча.

Кричать Лиза не могла. Кровь из сорванного горла наполняла рот и медленно капала с губ на могилу ее тезки. Боль притупилась, Лиза просто лежала и смотрела в одну точку.

- Так, наверное, всегда, когда умираешь от болевого шока, - думала она, - мозг ограждает тебя от мысли о смерти, притупляя боль.

Трава вокруг могилы словно ожила. Десятки, а может сотни змей окружили ее и подняли головы, словно горделивые стражи наблюдая за казнью.

- Помоги мне, - прошептала Лиза, пытаясь дотянуться и коснуться пальцами могильного камня, - прошу тебя, помоги мне!

- Хватит! – резкий, громкий мужской голос грозно крикнул сзади. Змеи в секунду разметались в стороны, старуха, недовольно ворча и кряхтя, сползла со спины Лизы, - убирайся!

Шаги приблизились и вот перед лицом Лизы остановились две мужские ноги.

- Душа моя, - голос стал глубоким, из него ушли стальные нотки.

Сергей? Как он тут оказался?

- Как… Как ты тут, - силилась Лиза, но Сергей положил ей пальцы на губы.

- Тсс, не трать силы, их и так осталось немного, - он улыбался, но от его улыбки жуть разбирала.

- Так это был ты? Все это время был ты? – догадка появилась словно из ниоткуда.

Сергей усмехнулся. В его глубоких, красивых глазах мелькнул огонек злобы.

- Конечно я. Ты мне была обещана, но сама идти не хотела, вот и пришлось хитрить.

- А эта бабка и тот дед тоже ты?

- Ну что ты, нет. Это мои помощники, что-то вроде ваших домашних животных. Они помогают мне лишать вас воли. Сломанными мне проще забирать ваши души.

Лиза сплюнула сгусток крови.

- Делай, что считаешь нужным.

Сергей захохотал.

- Ты мне разрешаешь? Да ты невероятно щедра. Только я твое разрешение получил гораздо раньше, ты допустила меня до своей крови, мы с того времени единое целое, мы связаны. Мне твое разрешение не нужно.

Резким рывком Сергей поднял Лизу и, перевернув, уложил на спину. Девушка взвыла от острой боли в спине.

Сергей стоял над ней, держа в руках вилы Николая.

- Сука, - тяжело прошептала Лиза, - ты убил Николая? Что он тебе сделал? Ненавижу тебя.

- А я тебя люблю, - приторно-сладко нараспев произнес Демон с ядовитой улыбкой и, размахнувшись, вонзил в ее грудь вилы.

ЭПИЛОГ

Женщина на больничной койке повернулась к своей соседке и спросила громким шепотом:

- А ее что, никто не навещает?

Вторая выразительно пожала плечами, давая понять, что не знает и ответила так же громким шепотом:

- Не знаю, никого не видела. Была как-то женщина, но она ее к себе не подпустила. Орала дурниной, чтоб сваливала и больше не приходила. Ох и ругалась она на нее, - женщина приложила руку к груди и выпучила глаза, - ты бы слышала, как она ее материла, кошмар.

Лиза зашевелилась на своей койке и медленно поднялась. Женщины тут же прекратили разговор. Девушка окинула их ледяным взглядом и, надев тапки, вышла из палаты.

- Сердце в пятки уходит от ее взгляда, - прошептала одна женщина другой. Та согласно кивнула.

Пройдя по длинному коридору, Лиза дернула деревянную дверь и вошла в душевую комнату. Умыв лицо, она посмотрела в зеркало. Кожа за время лечения восстановилась, пятна и зуд ушли, волосы начали возвращаться к прежнему лоску, и Лиза становилась похожей на себя прежнюю. Только ледяные, холодные, практически звериные глаза говорили о том, что прежней она не будет никогда. Захватив свое полотенце с синим штампом «психдиспансер» Лиза улыбнулась своему отражению.

- Без души так без души, - улыбка растянулась сильнее обычного и смахивала больше на оскал, - так даже интереснее.

Показать полностью

78 Арканов. 6 часть

Тишина. Живот больно скрутило от голода, но Лиза проигнорировала. Есть она не могла. От головной боли казалось, что ее мозг опутан раскаленной металлической проволокой, которая сжимается все сильнее, озноб бил отощавшее тело до судорог, шелушащиеся пятна уже покрывали не только бедра, а распространились по всему телу и вызывали жуткий зуд. Девушка беспрерывно чесалась, разодрав некоторые места до крови. Нагноившийся палец не проходил, а наоборот увеличился в размерах, приобретя иссиня-черный оттенок и при каждом прикосновении боль прошибала до плеча.

Лежать. Я хочу зарыться в одеяло и просто лежать. Пусть будет, как будет. Борясь с головокружением, держась за стены, девушка дошла до постели, рухнула в нее и с головой укуталась в одеяло. Сил не было ни на что. Как и желания. Телефон разрывался звонками и смс, это страшно раздражало, но Лиза неподвижно лежала под одеялом, бессмысленно глядя в одну точку. Спать хотелось страшно, но сон никак не шел. Вспомнился фильм о второй мировой войне, где фашисты пытали пленных солдат отсутствием сна. Точнее они давали им спать, но не более двадцати минут.

- Мои мучители хуже фашистов, - шевельнулись губы, - хотя есть ли между ними вообще разница?

Пролежала Лиза до самого вечера. Если бы не острое желание пить, то она не вставала бы совсем. Завернувшись в одеяло, как в плащ, еле передвигая ногами, пошла на кухню.

Когда она поравнялась с дверями ванной, по ней что-то очень сильно ударило изнутри. Лиза замерла лишь на секунду и пошла дальше. Страха уже не было. Словно она использовала весь лимит и теперь превратилась в пустую оболочку без каких-либо эмоций. Попив, Лиза поставила стакан на стол. Но толи она поставила его слишком близко к краю, толи его кто-то столкнул, уже через секунду стакан упал на кафель, разбившись на мириады мелких осколков.

- Красивый был стакан, - Лиза взяла со спинки стула полотенце для рук и бросила поверх осколков, чтобы пройти не поранив ступни.

В комнате стало заметно холоднее. Даже одеяло не помогало согреться. Казалось, что помимо явного понижения общей температуры, ей периодически дули в затылок холодных воздухом.

Квартира жила своей жизнью. Из-под кровати доносились непонятные шорохи, звуки копошения и писки, словно там крысиное гнездо. Хлопки и шаги в коридоре повторялись все чаще до тех пор, пока не превратились в один бесконечный, приглушенный шумовой поток. Лиза прикрыла глаза. Пусть делают, что хотят – шумят, разговаривают, разбивают, пусть хоть разнесут все здесь к чертовой матери. Только ее пусть не трогают, она хочет просто лежать. Неожиданно входная дверь громко хлопнула и тяжелые шаги направились в сторону спальни. Может сейчас? Лиза не открыла глаза, предвкушая, как сам дьявол или отвратная старуха вцепится ей в горло, высосет остатки жизни и все прекратится. У самого входа в комнату шаги стихли. Несколько мгновений Лиза прислушивалась. Тихо. Абсолютно тихо. Она открыла глаза и провела взглядом по комнате. Рядом со шкафом, уткнувшись лицом в стену стоял человек. Мужчина, по просвечивающей лысине кажется немолодой.

- Ты кто? – без эмоций спросила Лиза.

Молчание. Человек даже не шевельнулся.

- Эй, ты! – громче окликнула его Лиза.

Мужчина чуть заметно дернул правым плечом. Может какой-то алкаш забрался в квартиру в надежде поживиться? Осторожно опустив ноги на пол, девушка сделала неуверенный шаг в его сторону. Еще один. Еще. Он по-прежнему бездвижно стоял к ней спиной. Остальные звуки в квартире затихли, словно притаились. Внизу живота у девушки зашевелилось какое-то странное предчувствие. Оказавшись на расстоянии вытянутой руки, девушка коснулась кончиками пальцев его плеча.

- Эй, - позвала она тихо, - ты кто?

Реакции не последовало, но Лиза подметила для себя – это живой человек, не видение и не дух. Он из плоти и крови. Уже увереннее, она схватила его за плечо, насколько хватило сил и попыталась развернуть.

- Слышь, ты! Пошел на хрен отсюда, алкашина, я сейчас ментов вызову!

Мужчина резко развернулся и схватил Лизу за руки. Его глаза и рот были грубо зашиты красной ниткой, и он силился что-то сказать, но звуки напоминали лишь мычание. Лиза заверещала, пытаясь оттолкнуть урода, но тот повалил ее на пол, придавил всем своим телом и правой рукой крепко вцепился ей в горло. Левой же он принялся дерганными рывками сдирать шов с губ, мыча и брызгая кровью на лицо девушки. Пальцы больно впивались в глотку и кричать было невозможно. Девушка хрипела и все слабее сопротивлялась. Когда нитка с его рта была сорвана, он наклонился над телом девушки, нервно нюхая ее, как ищейка, похрюкивая и кряхтя. Вот он обнюхал плечо, грудь, ребра, мелко тряся головой, словно все было не то, что он искал. Но на животе остановился, принюхался, несколько раз прошел носом по кругу и мерзко заклокотал, выдавая звук, похожий на радостный смех. И тут он вцепился ей в живот зубами. Резкая боль пронзила все тело девушки, вспыхнув в глазах красным пятном. Первые секунды девушку сковала боль, но следом за оцепенением пришел мощный прилив сил. Девушка забрыкалась, пытаясь сбросить чудовище с себя, но старик вгрызался в ее живот все сильнее, рыча от удовольствия.

Стук в окно. Три ровных, размеренно четких удара снаружи по стеклу. Старик замер и поднял слепую морду, принюхиваясь. Снова три четких удара. Испуг читался на его лице. Казалось он настолько сжался, что стал меньше размером. Отпустив горло Лизы, он заелозил и пополз задом к выходу, клокоча, ворча и издавая еще множество мерзких звуков. Лиза прокашлялась и отползла к кровати. Старик полз как ящерица, только задом наперед. Вот он выполз в темный коридор, завернул за угол и последний раз его глаза блеснули в темноте.

Все еще борясь с кашлем в саднящем горле, Лиза не торопилась подниматься. Она боялась повернуться к окну и увидеть того, кто стучал. В окно. Снаружи. На 4 этаже. И если этот дед так испугался его, то Лиза понимала – ей его видеть однозначно не хочется.

Она не понимала, что она чувствует. Кажется страх все-таки нашел ее и теперь крепко держит в своих объятиях. Но это не тот страх, который испытываешь в обычной жизни, это нечто большее, значительнее. Благоговейный страх.

Теплая ладонь легла на голову Лизы и провела по волосам.

- Душа моя, - низкий, глубокий голос заставил миллиарды мурашек пробежать от затылка до самых пят, - скоро все закончится, потерпи еще немного.

Лиза вскочила на ноги. Все, она больше не может оставаться в этом доме. Схватив телефон, она выскочила в подъезд в чем была, забыв даже про обувь. Сбежав по ступенькам вниз, открыла подъездную дверь и словно выпала из кошмара в реальную жизнь. Она не видела, куда бежит. Слезы застилали глаза, страх подгонял в спину и только когда дыхание кончилось, она немного сбавила шаг. Этот район она знала плохо, поскольку гулять предпочитала в центре, поэтому дом, у которого она стояла, был ей не знаком. Лиза села на лавочку перевести дыхание. Из подъезда вышел крупный мужчина с усами, за руку которого держала девочка лет семи.

- Папа, смотри, тетя плачет, -выглядывая из-за ноги мужчины, показала на нее пальцем девочка.

- Не тычь пальцем, это некрасиво, - шикнул на нее мужчина.

- Девушка, вам нужна помощь? – обратился он к Лизе осторожно, - может скорую вызвать? Или полицию?

Ага, конечно. Скорой она никогда не объяснить происхождение укусов. Как, собственно, и полиции. Не дай бог еще Сергей приедет на вызов.

- Нет, спасибо, все в порядке, - мотнула она головой и выдавила кривую улыбку, - за мной сейчас приедут.

- Я мог бы подождать вашего отца с вами, если хотите.

Было видно, что сам мужчина этого не хотел, а лишь предложил из вежливости. Лиза снова замотала головой.

- Нет, нет, спасибо. Я справлюсь.

- Хорошо, - мужчина потянул за руку дочь, которая все это время завороженно рассматривала Лизу.

- Не пялься, - шепотом наставлял он ребенка, — это некрасиво!

Девочка потянула папу за руку вниз и что-то прошептала ему на ухо. Мужчина, немного поразмыслив, неуверенно кивнул. Девочка отпустила его руку и медленно подошла к Лизе. Любопытные детские глазенки осмотрели ее с ног до головы, потом открыла детскую сумочку, перекинутую через плечо, вытащила оттуда конфету и положила рядом с Лизой на скамейку.

- Не плачь, - чуть более уверенно девочка коснулась руки Лизы, - плачут только ревы. Если тебя обижают – расскажи папе. Он тебя защитит, мой папа всегда так говорит. И я ему все-все рассказываю, и ты своему расскажи.

- Обязательно, - улыбнулась Лиза ребенку и взяла конфету, - спасибо тебе большое.

Девочка сделала серьезное лицо, вернувшись к отцу взяла его за руку и потянула.

- Пойдем.

Мужчина последний раз обернулся на девушку и пошел за ребенком.

Лиза сникла. Никакой отец за ней не приедет. Он оставил ее с матерью, когда Лизе было шесть.

- Такой молодой и сердечный приступ, - сокрушается мать по сей день, так и не пережив смерть отца.

Лиза не знала куда идти, кому позвонить, что делать. Неожиданно телефон в руке завибрировал. Лиза вздрогнула. На дисплее высветился незнакомый номер. Приготовившись послать настырного звонящего ко всем чертям, Лиза сняла трубку.

- Алло! – напряженно почти прокричала она в трубку.

- Ахах, Елизавета, я не вовремя похоже, - знакомый голос со смешинкой донесся из трубки. Мужчина с озера, спасший ее!

- Ой, здравствуйте! Как я рада вас слышать!

- Целый день на звонки не отвечаешь. Я че звоню, в Брянск собрался, к тетке погостить. Тебе сальца-то привезти?

- Конечно, конечно, привезти, - Лиза старалась сдержать себя в руках, но голос дрожал, грозя вот-вот перейти в плач.

- Что-то голос у тебя невеселый, у тебя все хорошо?

Такой просто, искренний вопрос небезразличного человека прорвал в Лизе последнюю преграду, и она зарыдала.

- Что ты, дочка? Что с тобой? – в голосе уже не было насмешливости, отдавалась только тревога.

- Меня убьют, - рыдала Лиза в трубку, - меня завтра убьют!

- Где ты сейчас? Я приеду, ты дома?

- Нет, я на улице, я не знаю, где я. Недалеко от своего дома.

- Встань и посмотри табличку с адресом на доме, - голос превратился во встревоженно-командный.

Лиза обошла дом, нашла табличку и продиктовала адрес.

- Будь там, я уже выезжаю, дочка.

Мужчина положил трубку.

Прошло около сорока минут, и Лиза услышала отчаянно ревущий и чихающий звук мотора. Приехал!

Она бросилась с лавочки к дороге и замахала руками. Ласточка остановилась рядом с ней. Встревоженный мужчина выскочил с водительского места и заторопился к Лизе. С нее в эту секунду словно все силы выкачали. Она стояла на месте, не могла сделать даже шаг навстречу и ей отчаянно хотелось лишь одного – упасть в объятия мужчины и рыдать. Чтобы ее пожалели, защитили, хотелось почувствовать себя маленькой девочкой, за сильной папиной спиной.

Мужчина бережно обнял Лизу.

- Ну как так, дочка? Как же ты так умудрилась? Еще и босиком. Давай, садись в машину, ко мне поедем. Сейчас нам Анна Павловна вкусненького приготовит, отдохнешь и расскажешь все. Согласна?

Лиза кивнула.

— Вот и славно. Садись.

Мужчина бережно усадил ее на переднее сиденье, достал с заднего сиденья куртку и накрыл ее плечи.

— Вот так, - приговаривал он, укутывая ее поплотнее в куртку, — вот так. Теперь все будет хорошо.

Всю дорогу они молчали, лишь изредка Лиза всхлипывала, вытирая слезы, проступавшие в уголках глаз.

Остановились они в частном секторе. На рев мотора из дома вышла женщина неопределенного возраста. Открыв калитку, она в ужасе всплеснула руками, увидев Лизу.

- Боже, деточка, эк тебя помотало, миленькая!

Она бережно обхватила Лизу за плечи и повела в дом.

— Вот тебе тапки, не сбивай ноги попусту. Стой тут, - женщина открыла большой советский шкаф и достала с верхней полки пару полотенец.

- Пойдем, помогу тебе помыться, грязная как анчутка, - слова женщины были пропитаны теплом, в них не было ни осуждения, ни злости, что незнакомая девушка свалилась им на голову со своими проблемами.

В ванной она помогла Лизе снять футболку и ахнула, увидел укус на животе.

- Деточка, - разглядывая укус, прошептала пораженная хозяйка.

Лиза стояла с самым несчастным видом.

- Я сейчас принесу зеленку, обработаем и помоешься, как сможешь. Если нужна моя помощь, я помогу. Потом ужинать и спать, кажется у тебя был тяжелый день.

Лиза была благодарна женщине за то, что она не задавала вопросов.

После обработки раны Лиза отказалась от помощи с приемом душа и женщина тактично удалилась.

Болело все, что могло болеть. Помывшись, как смогла, Лиза вытерлась пушистым полотенцем и надела халат, предоставленный хозяйкой. Старый, выцветший от частой стирки, но опрятный болтался на Лизе мешком.

Хозяева сидели на кухне, откуда доносились их приглушенные голоса. И невероятный аромат жаренной картошки. Желудок снова свернул спазм. Аккуратно ступая, Лиза прошла на кухню. При ее появлении хозяева тут же смолкли. Первой нарушила неловкое молчание хозяйка.

- Ну что же ты встала в проходе? Я уже наготовила, садись за стол, - засуетилась она. Николай тоже подскочил со стула, уступая ей свое место. Лиза села.

- Давай, давай, дочка, налегай! Вон тощая какая, ребра да масла торчат, - улыбнулся он.

Анна Павловна шустро накрыла на стол – поставила каждому тарелку с дымящейся жаренной картошкой, помидоры, огурцы, маринованные грибы и хлеб. Кажется даже он был домашним. Когда все сели за стол, хозяйка перекрестила стол, себя, повернувшись к образам в углу и наигранно-сурово посмотрела на Лизу.

- Ешь давай, не заставляй кормить тебя с ложечки, как маленькую.

- Простите, я не могу есть, - крутя вилку в руках, тихо сказала Лиза.

- Что так? – удивились хозяева.

Лиза дважды глубоко вдохнула и выпалила:

- Порча на мне, не могу ничего есть. Вся еда со вкусом гнили, даже самая аппетитная.

Хозяева переглянулись.

- Ты попробуй, совсем немного. Если не понравится, никто тебя не заставит, - Николай участливо похлопал Лизу по руке.

Без особой надежды девушка подцепила кусочек картошки на вилку и поднесла к носу. Невероятный аромат любимой жаренной картошки приятно щекотал ноздри. Закружилась голова.

Аккуратно положив картошку в рот, Лиза раскусила ее зубами. Невероятно вкусно! Вкусно! Ни вкуса гнили, ни испорченности, только вкус, любимый с детства. Лиза набрала полную вилку и запихнула в рот. Издав протяжный стон наслаждения, она потянулась за хлебом.

- Ну вот, - усмехнулся Николай, хотя в глазах читалась лишь тревога, - говорил же, моя Аннушка мастерски готовит.

Лиза запихивала в рот все, что было на столе. Усиленно жевала, давилась, но остановиться не могла. Хозяева не мешали, молча наблюдая.

Когда на столе ничего не осталось, Лиза откинулась на стуле, тяжело выдохнув. Только сейчас она заметила взгляды хозяев и почувствовала себя не ловко.

- Извините пожалуйста, - принялась она извиняться, но ее остановили.

- Что ты, деточка, что ты! Кушай, набирайся сил, все правильно. Чайку хочешь? У меня и булочки есть, вчера пекла, с яблоками.

- Хочу, - кивнула Лиза.

Когда Анна Павловна налила всем чай, Лиза прочистила горло и села ровно на стуле.

- Я хотела сказать вам спасибо. Вам, Николай, что вытащили меня тогда на озере. И сейчас не бросили меня на улице. И вам, Анна Павловна, за ужин, за заботу. Я очень давно не видела таких отзывчивых и добрых людей. Честно говоря, я думала таких уже нет. Я знаю, что у вас много вопросов. Я готова вам рассказать. Только не перебивайте. Пожалуйста.

Никто из хозяев не проронил ни слова.

Лиза глубоко вдохнула, сжала ладони в кулаки. Николай положил руку поверх ее кулачка.

- Не переживай, мы не осудим.

Лиза выдохнула и рассказала хозяевам все- без утайки, без прикрас. Периодически Анна Павловна охала и тихонько крестилась, Николай задумчиво причмокивал, но девушку не перебили ни разу.

- И когда Николай позвонил, я уже не сдержалась. Столько всего свалилось, что я просто не выдержала.

Анна Павловна встала из-за стола и быстрым шагом направилась в комнату. Оттуда она принесла маленький нательный крестик на простой веревочке.

- Держи, - протянула его Лизе, - дочке покупала, хотела отправить с посылкой, но тебе, видать, нужнее.

Лиза с благодарностью приняла крестик и тут же надела на шею.

- Что же делать с тобой, дочка? – задумчиво сказал Николай.

- Я сама не знаю. Мне гадалка говорила пирог испечь и на кладбище отнести, но предупредила, что поможет только если свечка будет ровно гореть. А она вот так…, - не договорив, девушка опустила голову, - и срок заканчивается завтра.

- Давай поступим так, - Николай сложил руки на столе, сцепив их в замок, - завтра с утра пойдет к отцу Станиславу в наш приход, спросим у него совета, как быть. А сейчас все по койкам – ночь скоро, все устали и перенервничали.

Постелили Лизе в маленькой комнате. После переезда дочери ее использовали как кладовую и хранили там сезонные вещи. Николай все вытащил, Анна Павловна застелила свежее постельное и пожелав друг другу спокойной ночи, все разошлись по спальным местам. Наступила тишина. Лиза впервые за последние дни чувствовала себя спокойно. Казалось, та жизнь, которая была до проклятья – была давным-давно. Настолько давно, что вспомнить невозможно. Скоро из соседней комнаты донесся легкий, мерный храп. Под него Лиза и уснула спокойным, безмятежным сном.

Наспех позавтракав, троица отправилась в храм. Шли медленно, делая поправку на травмы Лизы, старались ее не торопить, но Лиза чувствовала себя легко, насколько это возможно было в ее положении. Выспавшаяся, сытая, рядом с этими людьми чувствовавшая себя в безопасности она не шла, а порхала.

В храме Николай переговорил с батюшкой сам, избавив Лизу от очередной порции стыда. Батюшка понимающе кивнул и подошел к Лизе:

- Я бы советовал тебе исповедаться и причаститься, как ты на это смотришь?

Лиза смущенно кивнула. Она всегда была далека от религии и имела лишь образное представлении о исповеди и причастии, но готова была на все.

- Тогда я скажу, какие молитвы нужно читать ежедневно, попостись и в воскресенье приходи на таинство.

- Как в воскресенье? – оторопела Лиза, - а сейчас никак нельзя?

Батюшка покачал головой.

- Во всем есть свой порядок и правила. Не бойся того, что с тобой происходит, это лукавый тебя искушает. Молись, когда страшно и он отступит.

- Да, батюшка, - покорно опустила Лиза голову, - спасибо.

Из храма они вышли задумчивые.

- Останешься у нас до воскресенья? – спросил Николай.

- Мне так неудобно вас стеснять, но я хотела попросить вас о том же, - честно призналась девушка, - мне некуда идти.

— Вот и славно, оставайся, - улыбнулся он, - стариков порадуешь.

Весь день Лиза старалась помогать по дому, но от ее помощи отмахивались.

- Ну куда, больная, тяжести такие таскать, - ворчал по-отечески Николай, - иди полежи. Или Аннушке на кухне помоги, поболтаете по девичьи.

Он весело ей подмигивал и теплые волны накрывали Лизу. Она словно вернулась не просто в детство, а в лучшую версию своего детства. Заботливая мама, добрый отец и она, без оглядки любимая.

Придерживая рукой прокушенный живот, Лиза пришла на кухню, Где Анна Павловна колдовала над кастрюлями и уже разносился ароматный запах ухи.

- Лизонька, живот болит?

- Не, не переживайте. Просто, когда хожу еще немного беспокоит.

- Садись, - указала она рукой в кресло, - сейчас обработаем. И палец твой тоже надо посмотреть.

Быстро пройдя края раны зеленкой, Анна Павловна принялась рассматривать нагноивший палец.

- Ну, с этим мы тоже быстро разберемся. Потерпи немного.

Смочив иглу от шприца в водке, она быстрым движением надорвала плёночку. Гной с кровью в ту же секунду залил весь палец, а Лиза приглушенно застонала.

- Ничего, ничего, милая, почти все.

Анна Павловна слегка надавила на палец, выдавив остатки гноя. Потом наложила на палец дурно воняющую мазь и быстро забинтовала. Лиза испытывала явное облегчение.

- Спасибо вам.

- Не за что, милая. Кушать хочешь?

- Очень, - честно призналась Лиза. Со вчерашнего дня она ела, как не в себя.

- Сделаю тебе бутерброд, пока варится уха, - засуетилась хозяйка. В каждом движении читалось, что ей в радость ухаживать за Лизой, быть полезной.

До слуха Лизы донеслась трель ее мобильного из комнаты.

- Сиди, сиди, я принесу, - вытерла руки Анна Павловна о фартук и заторопилась в комнату.

Когда она вернулась с телефоном, звонивший уже сбросил звонок, но тут же набрал еще раз.

- Алло?

- Лиза! – заорал в трубке мужской голос, - Твою мать, где ты?

- Кто это? – оторопела Лиза.

— Это Сергей, который сегодня был на осмотре твоей квартиры по вызову соседки! Квартиры, в которой абсолютный разгром и кровь на полу! Где ты? С тобой все в порядке?

- Ох, Сергей, - Лиза растерялась и не знала, что сказать, -со мной все в порядке, не переживай! Я в деревне, у родственников.

- Почему дверь твоей квартиры открыта? Почему все разбито и разбросано? Почему на полу кровь? Чья это кровь?  - мужчина все еще был на взводе и вопросы задавал быстро, на повышенных тонах.

- Сергей, успокойся пожалуйста, все правда хорошо. Кровь моя, но переживать не стоит, я всего лишь порезалась. Ерунда!

Анна Павловна настороженно и внимательно слушала разговор.

- Скажи мне, где ты и я сейчас приеду, - тон мужчины становился спокойнее и в нем уже угадывались нотки того самого Сергея, с которым она была на свидании.

- Я не могу пока, мне нужно решить свои вопросы, - Лиза аккуратно подбирала слова, - но я тебе обещаю, совсем скоро я во всем разберусь и все- все тебе расскажу.

- Лиза, - выдохнул мужчина, - ты меня очень напугала. Очень. Скажи, где ты, я приеду и помогу решить все твои проблемы.

- Не нужно, правда, это внутрисемейное, - Лиза попыталась придать своему голосу бодрости, — это буквально на пару дней.

- Хорошо, - сдался мужчина, - но мы с тобой еще об этом обязательно поговорим.

- Договорились, - Лиза нажала отбой.

- Жених? – спросила Анна Павловна, помешивая что-то в сковородке.

- Может быть, - неопределенно пожала плечами Лиза, - мы еще слишком мало общались.

- Жених — это хорошо, - вытерла она руки о передник, - подай-ка мне вот ту маленькую красную книжку.

Лиза передала, прочитав на обложке «молитвослов».

- Смотри, - слеповато щурясь, Анна Павловна перелистнула первые страницы до нужной, — это молитва «Отче Наш», она самая главная. Тебе надо ее выучить.

- Хорошо, - Лиза взяла книгу в руки. Неприятное чувство шевельнулось внутри.

Она пыталась читать, но текст разбегался перед глазами, слова никак не хотели оставаться в памяти. Она силилась понять хоть что-то, но все усилия отдавались только нарастающей тошнотой.

- Деточка, что с тобой, - только и успела вскрикнуть добродушная женщина. В следующую секунду молитвослов отлетел в сторону, Лиза упала с кресла на четвереньки и ее обильно вырвало. Раз, другой, третий. Рвота извергалась из нее нескончаемыми потоками, болезненно скручивая многострадальный желудок.

- Коля! Коля! – отчаянно звала Анна Павловна, суетясь возле Лизы.

Николай вбежал на кухню прямо в уличных галошах.

- Да что же это такое творится! – кинулся он к Лизе.

Лизу не просто рвало. Из нее выходили комья земли с шевелящимися в ней мелкими белыми червями.

- Свят, Свят, - Крестила Анна Павловна Лизу, придерживая свободной рукой ей волосы.

- Давай ее на свежий воздух, - скомандовал Николай и попытался поднять девушку под руки. Получилось не с первой попытки, еще два болезненных спазма пришлось переждать и потом тянуть обессиленную девушку практически на себе. Усадив ее на скамейку у крыльца, Николай сел рядом, тяжело дыша. Анна Павловна уже выскочила из дома с большой кружкой воды.

- Попей, дитя, - придерживая, хозяйка поила ее с рук, понимая, что удержать кружку самостоятельно Лиза сейчас не сможет.

- С чего ее рвать-то начало? – тихо спросил Николай.

- Молитву учила, Отче Наш, - так же тихо ответила Анна Павловна, приложив Лизу головой себе на грудь и поглаживая по волосам.

- Сегодня мой последний день, - Лиза с усилием оторвалась от груди, - прошу вас, помогите мне. Я не доживу до воскресенья. Анна Павловна, помогите испечь пирог, я не умею.

- Ну, раз такое дело, то оно конечно, поможем, - Николай положил ладонь Лизе на плечо, - ты не переживай, дочка, осилим недуг твой.

Показать полностью

78 Арканов. 5 часть

Глава 13

В аптеке Лиза выбрала противовоспалительную мазь и купила бинты. Палец ныл все сильнее, а у края ногтя начал образовываться мешочек с гноем. Попросила фармацевта помочь забинтовать. Девушка нехотя согласилась. Все-таки, пятьсот рублей сумма небольшая, но для некоторых достаточно убедительная.

Куда же ей пойти? Подругам звонить не хотелось. За эти дни ни одного звонка от них не было, ни одного сообщения. Ехать к маме тоже не вариант. Слишком она переживательная женщина – за один только нагноивший палец может загнать ее на полное обследование, запивая нервы валерьянкой. Нет, маму тревожить точно не стоит. Сергей? Тоже нет, не в правилах Лизы было звонить первой мужчине, поэтому девушка купила мороженое у уличного продавца и отправилась в парк. Включив приятную музыку в наушниках, она, не торопясь, шагала по вымощенным дорожкам, окруженных цветущими кустами. Людей в парке было немного, что ей подходило идеально. Столпотворения она не любила, но благодаря редким прохожим и совсем одинокой себя не чувствовала.

Откусив от мороженного, Лиза сморщилась и тут же выплюнула на газон. Мороженное на вкус было прогорклым и отдавало гнилой рыбой.

- Падла, - выругалась Лиза вслух, из-за чего на нее удивленно оглянулись двое прохожих.

- Не покупайте мороженое у входа в парк, - показала она рожок и демонстративно выбросила его в урну, - оно испорченное.

Злилась Лиза недолго. Музыка расслабляла, теплый ветерок и вечернее солнце настраивали на расслабляющий лад. Вскоре Лиза вышла не небольшое озеро с десятками уток и лебедями, скользящими по водной глади. Дети стайками носились по берегу, бросая в воду хлеб и пытаясь покормить больших птиц с рук. Те же, в свою очередь, доверчиво подплывали и брали куски прямо с ладоней, вызывая восторг у ребятни.

Что-то нежно-детское всколыхнулось в душе, и Лиза прямиком направилась к стайке детей.

- Ребят, а где вы хлеб взяли?

- Вон там, - показал один из мальчишек пальцем на другую сторону озера, - в магазине продается.

- А можем с вами договориться? Я вам дам сто рублей, вы сбегаете купите новую булку себе, а эту мне отдадите?

Мальчишки недоверчиво посмотрели на Лизу.

- И еще 100 рублей сверху, идет? – подмигнув им, Лиза достала из сумки две сторублевые купюры.

Сомнения мальчишек хватило ровно на две секунды. После чего, схватив купюры и сунув Лизе в руки хлеб, они, весело гомоня, побежали на перегонки к магазину.

Лиза улыбнулась им в спину и, оторвав кусочек хлеба, подошла к берегу. Птицы, копошащиеся там, тут же развернулись и, активно перебирая лапками, поплыли к середине озера.

- Наверное быстро подошла, испугала их, - подумала Лиза.

Она бросила первый кусочек в воду. Птицы никак не среагировали. Остановившись на середине озерца, неподвижные следили за ней.

Второй кусочек, третий. Никакой реакции. Лиза начинала злиться. Разрывая хлеб, она все сильнее бросала его, пытаясь докинуть до этих глупых животных. Те же, в свою очередь, никак не реагировали.

Злость закипала в Лизе, подобно лаве. Поднималась из самого нутра и искала выхода. Девушка все сильней рвала хлеб, все дальше забрасывала.

- Да что еще вам надо, идиоты тупые, - яростно шипела Лиза и, взяв размах побольше, изо всех сил швырнула последний кусок. В плече что-то хрустнуло, и резкая боль пронзила до самой шеи. Ойкнув, девушка прижала больное место второй рукой, выронив маленькую сумочку в воду.

Боль привела в чувство. Лиза гладила плечо и удивлялась приступу ярости. Ну, уплыли птицы, и что тут такого? С чего вдруг это ее так разозлило? Она в принципе никогда не допускала в себе таких ярких вспышек, а тут…

Волны боли пошли на спад, рука уже немного шевелилась.

- Погуляла, блин, - расстроенно оглянулась вокруг девушка в поисках хоть кого-нибудь, кто поможет вытащить ей сумочку из воды. Ни одного человека вокруг, как назло.

Поднявшись, Лиза аккуратно приблизилась к кромке воды. Сумка упала недалеко и ее хорошо было видно. Но нужно было вступить в воду, чтобы до нее дотянуться. Портить дорогие, брендовые кроссовки Лизе не очень хотелось, поэтому она сняла их и оставила подальше от воды.

Пришлось встать в воду по щиколотки. Наклонившись, Лиза опустила руку в воду и взяла сумочку.

- Телефону, наверное, хана пришла, - успела подумать Лиза до того, как ее за руку что-то схватило.

Обхватив запястье мертвой хваткой, Лизу держали, не давая вытащить руку из воды. Страх пришел не сразу, но уже через несколько секунд, когда появилось осознание, обуял девушку с головой. Она истерично дергала рукой, упираясь ногами в дно. Ноги уходили все глубже в песок, но хватка не ослабевала.

- Помогите! – закричала Лиза во все горло, - Помогите! Пожалуйста!

Ее крик разносился по пустынной набережной. Девушка продолжала дергать рукой, слезы накатили на глаза. Неожиданно то, что держало ее под водой, резко и сильно потянуло вниз. Не успев даже вскрикнуть, голова Лизы оказала под водой и только сейчас она поняла, что так крепко ее держало. 

Старушечья рука, покрытая трупными язвами и нарывами, обхватила ее запястье. Лиза отчаянно сопротивлялась – дергала ногами, насколько могла, била руками по воде, изо всех сил вытягивала голову, в надежде поднять ее над уровнем воды и вдохнуть, но ничего не помогало. Хватка проклятой старухи была словно стальная. Неожиданно вторая рука схватила Лизу за подбородок и с силой сдавила, не давая поднять голову. Лиза понимала разумом, что там, где она сейчас – очень мелко и под водой находится максимум ее лицо, но дна, которое всего пару минут назад так отчетливо просматривалось, разглядеть было невозможно. Казалось под ней бездна. От нехватки воздуха удары по воде становились реже и слабее, ноги уже не упирались в дно, а легкие, разрывающие до этого огнем, перестали ощущаться, словно ничего и не было. Лиза обмякала, пришло ощущение покоя и умиротворения, даже старушечья рука, сдавливающая челюсть девушки, уже не пугала.

Резкий рывок за пояс штанов выдернул девушку из воды, и она упала кому-то на руки. Потом ее нещадно трясли за плечи, били по щекам, но она лишь вяло отмахивалась. Ей хотелось остаться в этом бесконечно прекрасном, спокойном забвении.

- Девушка, девушка, вы меня слышите? – доносился до ее сознания гулкий, далекий мужской голос.

Удар по щеке. Вспышка в сознании оказалась болезненной и Лиза, замычав что-то нечленораздельное, зажмурилась.

Еще удар. Еще один. Лиза приходила в себя медленно и тяжело, пока резкий приступ тошноты не заставил открыть глаза. Увернувшись, как могла, в другую сторону от мужчины, она извергла из себя поток воды, все еще пахнущей тиной.

- Живая, - с явным облегчением мужчина взял ее за затылок, помогая не уронить голову.

- Ну как же вы так, девушка.

- Сознание потеряла, - Лиза выдала первое, что пришло в голову, утирая рот, - спасибо вам.

- Да не за что, вы тут одна?

- Одна.

— Это плохо, что одна. Может позвонить кому-то надо? – мужчина зашарил руками по карманам в поисках телефона, - друзьям, мужу? Как же вы домой будете добираться?

- Не нужно никому звонить, - Лиза попыталась встать, но голова кружилась и получилось не с первого раза. Она с благодарностью приняла протянутую мужчиной руку - Я телефон, кажется, утопила. Вы не посмотрите?

Незнакомец, убедившись, что Лиза крепко стоит на ногах, отошел к воде и уже через секунду вытащил ее сумочку.

- Да тут все насквозь вымокло, - мужчина растеряно крутил сумку в руках.

- Ожидаемо, - выдохнула Лиза, дайте мне ее пожалуйста.

- Ну все равно не понимаю, как вы там умудрились-то. Там глубина то на двадцать сантиметров. И я, главное, иду такой, а вы такая на четвереньках стоите, голова четко так в воде. Я, главное, думаю наркоманка, наверное. А потом смотрю – одета хорошо, не похожа. Не хотел даже подходить, не поверите, черт дернул подойти и заглянуть, а вы вот такая вот, и главное же…

Бубнеж мужчины раздражал Лизу, которую все еще мутило и к общей слабости добавилась острая головная боль.

- Спасибо вам огромное еще раз, - перебила она мужчину, - вызовите мне такси пожалуйста, я домой поеду.

- Да зачем такси, я вас сам довезу. Там у входа в парк моя ласточка стоит, пойдемте.

Взяв Лизу под локоть, мужчина направил ее к выходу. Не имея особых вариантов, Лиза повиновалась.

Мужчина болтал без умолку. Пока они дошли до выхода, она уже знала все о его родственниках до шестого колена, как он купил свою ласточку в полцены у соседа, как съездил на море с 2006 году по путевке от завода и еще много совершенно ненужной информации.

Ласточка оказалась разваливающимся жигуленком зеленого цвета.

- А мы точно доедем? – спросила Лиза с опаской.

- Обижаете, девушка! Я мою красавицу сам перебрал, вот этими руками, - мужчина продемонстрировал мозолистые ладони, - она надежнее любого такси.

Лиза опасливо окинула взглядом пятна ржавчины, буйным цветом цветущие почти по всему автомобилю.

- Ну, - девушка потянула ручку дверцы на себя, - двум смертям не бывать, верно?

- Верно! – радостно отозвался мужчина, - а в каком это смысле?

- Да просто, вспомнилась крылатая фраза.

Доехали они достаточно быстро. Лиза еще раз поблагодарила мужчину за спасение, на что тот лишь отмахнулся.

- Оставьте ваш номер, - попросил он.

Лиза замялась, на что мужчина расхохотался добротным смехом.

- Да вы не подумайте, я женатый человек. Хорошая вы, девушка. Сразу видно – честная и добрая. Чем-то на дочку мою похожи. Она уже выросла и уехала к мужу за границу жить. Хотелось бы просто общаться, с женой вас познакомлю, вы ей понравитесь! Знаете, какие грибочки она маринует? Ммм, вкуснотища, завезу вам как-нибудь, пальчики оближете! И тетя Валя по осени свиней забивает и сало солит – с чесночком да перцем черным. Ездим к ней в Брянскую область, привезу вам, вы обязательно должны попробовать.

Лиза улыбнулась. Ей стало так тепло на душе. Она продиктовала свой номер и, поблагодарив еще раз, вышла из машины. Жигуленок, громко тарахтя, тронулся и вскоре завернул за дом.

Лиза еще немного постояла у подъезда, домой заходить совсем не хотелось. С мокрых волос уже давно перестало капать, руки она протерла как смогла влажными салфетками, только на джинсах грязь засохла и уже осыпалась небольшими кусочками. Соседи, входя в подъезд, брезгливо и недоуменно окидывали ее взглядом, стараясь побыстрее закрыть за собой дверь. Лизе было плевать на них. Лизе было плевать на всех в эту минуту. Она села на лавочку, поставив рядом все еще мокрую сумку, и прикрыв глаза, подставила лицо теплым солнечным лучам.

- Лизонька, что с тобой произошло? – противный голос ворвался в расслабленное сознание, - ты вся в грязи, как поросенок!

Соседка стояла рядом с Лизой в неизменном цветастом халате.

- Я подумала в магазин сходить, молока прикупить, да хлеба. Выхожу, а тут ты сидишь, грязная. А что на подбородке? Синяк? Опять мужик твой тебя побил? Бедненькая какая, - запричитала старуха.

Лиза за секунду вспыхнула гневом, но тут же себя осекла. Игнорируя старуху, она встала и, достав ключи из сумочки, вошла в подъезд. Быстро пробежал лестничный пролет первого этажа, она выглянула в подъездное окно. Соседка все еще стояла у лавочки, но уже достала из кармана простенький кнопочный телефон и набирала чей-то номер.

- Сплетница чертова, - сплюнула Лиза, - чтоб у тебя язык отсох.

Глава 14

В квартире привычно дурно пахло. Лиза уже не обращала внимания. Даже запах жженых трав выветрился и остался только гнилостный, въедливый, который уже не раздражал, ставший почти родным. Раздевшись прямо в коридоре до нижнего белья, девушка собрала влажные волосы в высокий пучок, бросила вещи грязной кучей под ноги. Обычно чистоплотной и любящей порядок девушке сейчас было абсолютно наплевать на свой внешний вид. Отодвинув кучу ногой, она подошла к зеркалу в прихожей. Волосы, некогда блестящие и ухоженные, сейчас имели запущенный вид и местами проглядывались седые пряди. Кожа лица явственно потускнела, приобрела землистый оттенок, под глазами залегли темные круги, на висках странная сыпь. Особо выделялся синяк на подбородке – подарок старухи с озера. Удивительно, но при мысли об этом Лиза не пугалась, не злилась. Она не чувствовала ничего, абсолютная душевная пустота.

Выступавшие ребра подчеркивали болезненную худобу, в области бедер проявлялись пятна, которых не было. Лиза провела пальцем по пятну – сухой, шелушащийся участок кожи не вызывал ни боли, ни зуда.

- Херня, - без эмоций подумала девушка, - кремом помажу и пройдет.

В дверь позвонили. Открывать не хотелось, но звонок был настойчивый и девушка крикнула:

- Секунду!

Накинув халат, Лиза распахнула дверь. Перед ней предстала стильно одетая девушка, в легком ситцевом платье.

- Ой, - смутилась она, - а как я могу увидеть Ираиду? Звоню ей, но телефон не доступен.

- Приемов больше нет и не будет, - Лиза попыталась закрыть дверь, но девушка схватилась за ручку.

- Вы не поняли, я уже была у нее на приеме, и она мне сильно помогла, хотела ее отблагодарить.

Лиза всматривалась в лицо девушки, но никак не могла вспомнить.

- Были?

- Да, да! У меня у мужа любовница была, а Ираидочка советовала подстричь волосы, и вы знаете – сработало! Муж теперь от меня ни на шаг не отходит, ревнует, как мальчишка! Она наш брак спасла, - девушка расплылась в улыбке, - может вы подскажете, когда она будет?

Наконец Лиза узнала девушку. Чуть меньше месяца назад она была серой и неприметной, боялась потерять мужа, а сейчас превратилась в роковую красотку.

- Извините, - сказала Лиза, - Ираида переехала, и я не знаю, как с ней связаться.

- Очень жаль, - девушка заметно погрустнела, - тогда можно я оставлю это вам? - она протянула пакет, - не нести же его обратно, ей-богу.

Замявшись всего на пару секунд, Лиза приняла пакет.

- Удачи вам, - попрощалась девушка и направилась к лифту.

Лиза молча закрыла дверь и заглянула в пакет. Коробка конфет и шампанское.

- Ну вот, не такая уж я и плохая, - Лиза достала шампанское и убрала в холодильник, - надеюсь, это мне зачтется в небесной канцелярии.

Не особо торопясь, Лиза вымыла миску после жженой травы, переложила розы из ванной в таз и приняла душ. Бодрости и чистоты это не прибавило, сколько она не терла себя губкой с дорогим гелем для душа. Казалось, что вонь квартиры пропитала насквозь и ее. Воспользовавшись дезодорантом и ароматическим спреем для тела, Лиза понюхала кожу рук – запах остался, но был значительно слабее.

Просушив волосы феном и натянув первое попавшееся из шкафа, она даже не посмотрела на себя в зеркало. Ей не нравилось то, что она там видела. Грязные вещи даже стирать не хотелось. Она просто собрала их в мусорный пакет и поставила на выходе из квартиры.

- Пришло время исправлять свои ошибки, - сказала Лиза вполголоса сама себе.

Сев за стол, девушка набросала короткий список дел.

Пункт первый – купить мобильник, взамен утопленному.

Вторым пунктом она обозначила восстановление сим-карты. Ей, собственно, не важна была основная масса людей, имеющих этот номер. Мама тоже не проблема – ее номер Лиза помнила наизусть. Подруги? С ними можно списаться в социальных сетях. Только ради одного человека она хотела это сделать – ее спаситель на озере. Добродушный, усатый дядька вызывал в ее душе тепло, возможно тем, что напоминал ее покойного отца. В машине она продиктовала ему именно этот номер и сейчас для себя четко понимала – она хочет познакомиться с его женой, попробовать ее грибочки и Брянское сало.

Третий пункт был подчеркнут – вернуть шестьсот тысяч.

Четвертый и пятый она объединила – не забыть паспорт и купить продукты.

В большом торговом центре у дома было все, что необходимо. В салоне связи сим карту восстановили за пару минут, оформили и выдали простенький смартфон. Перевод такой крупной суммы она решила оформить из дома, пользуясь личным кабинетом на сайте. Так спокойнее. На скорую руку набросав продуктов в корзину, расплатилась на кассе и вернулась домой.

Взбив омлет, она вылила его на сковородку и села за ноутбук. Со своего счета перевела на счет, указанный в смс почти все, что у нее было. Остаток составлял пятнадцать тысяч рублей.

- Добро пожаловать за черту бедности, - горько усмехнулась Лиза, - ты пришла к тому, с чего начала.

Когда пришло оповещение, что деньги списаны, Лиза отправила смс: «Простите». Через пару мгновений пришло ответное сообщение: «Берегите себя, пусть Бог будет с вами».

Лиза набрала маме.

- Доченька, наконец-то! Я тебе звонила, ты так долго была недоступна, я уже начала переживать. С тобой все хорошо? – взволнованный голос матери не вызывал обычного раздражения.

- Я телефон случайно его утопила, вот сейчас новый купила и сразу звоню.

- Ну слава Богу, - облегченно выдохнула мама.

- Мам, - Лизе очень хотелось рассказать матери обо всем, что произошло, хотелось выплакаться, хотелось ее защиты, но она не могла себе позволить так волновать ее, - Мамуль, как ты? Как у тебя дела?

Женщина заметно смутилась.

- Да, в целом, хорошо. Дочь, у тебя точно все хорошо?

Лиза смахнула выступившую слезу.

- Конечно, просто мы обычно так мало говорим, вот и хотела узнать – как ты?

- Ты просто всегда так занята, торопишься, спешишь, не буду же я тебя отвлекать. А я что, я ничего. Давление немного беспокоит. Как прихватит, я таблеточку выпью, прилягу и отпускает потихоньку.

Прижав телефон плечом, Лиза переложила ароматный, поджаренный омлет на тарелку.

- Мам, давай я поужинаю и перезвоню тебе, ладно?

- Конечно, дочь. Спасибо, что позвонила.

Лиза нажала отбой. Приятно иногда поговорить с мамой просто так, ни о чем.

Отрезав кусочек, Лиза сунула его в рот и тут же выплюнула. Вкус оказался отвратительным. Она аккуратно понюхала блюдо, не заметив ничего странного. Яйца вроде не протухшие, второй кусочек оказался таким же на вкус. Отодвинув тарелку, Лиза в отчаянии положила голову на стол. Неужели это из-за чертовой порчи она не может есть? Мороженое казалось на вкус гнилой рыбой, омлет тоже отвратителен. Есть его абсолютно невозможно. Желудок издал урчание, подобно зову умирающего кита. Может попробовать конфеты, принесенные клиенткой? Какая никакая, а все же еда. Распечатав коробку, Лиза аккуратно коснулась конфеты сначала языком, потом откусила маленький кусочек. Обычный шоколадный вкус. Быстро засунув всю конфету в рот, она зажмурилась и принялась быстро жевать. Вкус не изменился, такой же приятно-шоколадный и вкраплениями молотых орехов, каким и должен быть. Сунув в рот сразу 3 конфеты, Лиза распечатала бутылку шампанского.

- А что? Почему бы и нет, - немного повернув голову в сторону, где обычно лежала Багира, оправдывающимся тоном сказала Лиза - такой стресс, могу я себе позволить?

Переместившись в комнату, девушка продолжила ужин уже на кровати. Шампанское ударило в голову быстрее и сильнее, чем обычно и уже на середине бутылки девушка посапывала в положении полусидя, не выпустив ее из рук.

Глава 15

Пить хотелось неимоверно. Девушка попыталась облизать губы, но слюны не было совсем, и она только провела сухим языком по потрескавшимся губам. Тягучая головная боль была глухой и далекой. Лиза пыталась открыть тяжелые веки, но удалось ей это не с первого раза. Застонав, взялась за голову. Вокруг было темно, неужели она проспала до самой ночи? Встать никак не удавалось и Лиза, обнаружив себя на полу кухни, облокотилась спиной о стену. Тяжелая голова тут же упала на руки и новый приступ боли заставил ее застонать. Схватившись за виски, Лиза глубоко вдохнула, попутно борясь с накатившим приступом тошноты, моментально загорчившим в горле. Надо вызвать скорую, обычное обезболивающее не справится с таким острым похмельем. Сейчас, она посидит еще минутку и попробует найти свой телефон. Еще одну минуточку. Пусть приступ немного ослабнет.

Неожиданно Лиза замерла. Из глубины квартиры раздался странный шлепок. Такой бывает, когда хозяйка при готовке бросает сырое филе на стол. Лиза вытянулась по струнке и прислушалась. Несколько секунд абсолютной тишины и снова шлепок. Дрожь пробежала по всему телу Лизы, холодный пот выступил на лбу крупными каплями. Вот они! Воры, вредители, убийцы. Дождались, пока она уснула и пробрались в квартиру. И теперь точно убьют ее.

Шлепки повторялись все чаще, двигаясь в сторону кухни.

- Что делать? – в ужасе метались мысли, -где телефон? Вызвать полицию, срочно! Блин, да где же этот чертов телефон? А может лучше заорать? Так надежнее. Соседи услышат и сами вызовут полицию. А грабители могут испугаться и убежать.

- Ага, - тут же спорила она с собой, - или убьют тебя еще быстрее, чтоб не орала. Что делать? Здесь даже спрятаться негде, разве что лезть под стол.

Шлепки приближались, каждый из которых бил по нервам, заставляя дыхание сбиваться и руки мелко дрожать. Превозмогая острую головную боль, Лиза оторвалась от стены и попятилась спиной вперед, по памяти выстраивая путь к столу. Она боялась оторвать глаза от коридора. Боялась увидеть того, кто сейчас покажется там. Здравый смысл говорил ей, что это воры, но что-то внутри отчаянно этому сопротивлялось. Чем же они тогда так странно шлепают?

Когда Лиза заползла под стол, шлепки, уже раздававшиеся практически в коридоре, прекратились. Она изо всех сил напрягала зрение, стараясь даже не моргать – боялась увидеть своих незваных гостей, но пропустить их появление тоже было страшно. Наступила тишина. Абсолютная.

Тишина бывает разной. Эта была тяжелой, пугающей. Создавалось впечатление, словно ты находишься на большой глубине, в кромешной темноте, не понимая, где верх, а где низ. И единственное, что ты слышишь в этой глухой бездне – биение собственного сердца.

Капля пота, сорвавшись, прокатилась по лбу и упала на ресницы. Лиза дернулась и дважды моргнула. Тут же из коридора донеслись звуки возни. Тяжелый, глубокий выдох и шлепок. Напряженные нервы не выдержали, и резкая дрожь передернула все тело. Когда нечто появилось в коридоре, Лиза оцепенела, не в состоянии даже закричать.

Глубокая старуха в драных лохмотьях смотрела на нее ненавидяще. Длинные, сбившиеся в колтуны волосы, свисали неопрятными паклями. Старческая, морщинистая кожа свисала на лице и руках, одежда, больше похожая на драный мешок едва прикрывала тощие ноги, полностью покрытые пигментными пятнами. Держа что-то в руках, старуха, не сводя глаз в Лизы, сделала неуверенный шаг вперед. Еще один. Ноги ее дрожали в коленях, каждый шаг давался старухе с огромным трудом. Еще шаг. Еще. Она уже почти дошла до стола и кислый запах старого тела, смешанный с запахом пота и кошачьей мочи, резал Лизе нос.

Остановившись, старуха глубоко выдохнула и бросила из рук что-то вперед себя. Лиза поняла, что за звук она слышала.

С теплым шлепком на пол приземлились внутренности старухи. Ее зловонные кишки змеями расползлись по полу перед Лизой. Не в силах даже закричать, она лишь поджала ноги.

Сипло вдохнув и снова тяжело выдохнув, старуха сделала два больших шага вперед, оказавшись рядом со столом. Встав рядом с кучей кишок, старуха задрала драные лоскуты, когда-то бывшими одеждой и перед глазами Лизы предстал сильно заросший лобок и вспоротый живот, из которого брали начало кишки, змеившиеся по полу. Лиза в ужасе закрыла рот рукой. Старуха, схватившись за край стола, наклонилась и посмотрела прямо на Лизу.

- Что, - скрипучим голосом словно прорычала старуха, - не нравится?

Мерзко захихикав, старуха, не сводя глаз с Лизы, положила вторую руку себе на лобок и затолкала в себя пальцы. Глаза Лизы расширялись все больше. Она наблюдала, как рука старухи все глубже погружается в ее лоно. Сантиметр за сантиметром, с тошнотворным чавканьем, рука погрузилась по локоть, и старуха потянула ее назад. Лиза не успела моргнуть, как рука старухи сунула ей под нос кусок гнилого мяса.

— Это твоя душа, - зловеще скрипела старуха, — это твоя натура.

Оцепенение спало, и Лиза заверещала, надрывая пересохшее горло. Щелчок, темнота, забвение.

Сознание Лизы проснулось еще до того, как она открыла глаза. Распластавшаяся на полу девушка не шевелилась, напрягая слух. Тишина. Открыв глаза по очереди, она выдохнула. Скорее обреченно. Она понимала головой, что сейчас старухи нет. Наступил день, а значит все потусторонние страшилища ушли. Но также она четко помнила, что к клиентке они приходили днем и со страхом ждала этого часа. Но как старуха попала? Лиза ведь выполнила все рекомендации, натерла все пороги, преграждая им путь. Тяжело поднявшись, Лиза прошла в коридор, уже не оглядываясь по сторонам, взяла высохшую сумочку и вытащила свечу. Как она могла о ней забыть? Гадалка четко сказала – прожечь, как только вернешься домой. Но Лизу тогда пригласил на свидание Сережа и она совсем забыла. Может ничего страшного не произойдет, если она сделает это сегодня?

Поставив свечу в низкий стакан, она подожгла ее и села напротив. Первые несколько секунд свеча горела ровно, но потом пламя запрыгало, затанцевало. Свеча начала коптить, черный дымок потянулся вверх. С треском от пламени отлетали множество искр и мелких кусочков копоти.  Потом фитиль разделился на две части, но свеча продолжала гореть одним пламенем. Лиза наблюдала за диким танцем свечи неподвижно, только слезы катились по щекам.

«Если свеча будет чадить, значит поздно уже. Ни я, ни господь бог тебе не поможет» - вспомнила она слова гадалки.

Не дойдя и до середины свечи огарок от фитиля отвалился, а на самой свече натекли оплывы и длинные тянущиеся вниз сталактиты.

Лизе казалось, что в эту минуту краски начали пропадать. Все вокруг, включая ее саму, приобретало серые оттенки, поглощая яркость и свет. Стало трудно дышать. В голове пульсом билась мысль – нужно что-то делать! Нужно бежать, нужно исправлять! Но импульс не доходил до тела, словно ее охватил эмоциональный паралич. Все виделось смутно, как сквозь грязное стекло, в ушах зашумело. Нет, чтобы она сейчас не предприняла, все без толку. Ее судьба решена. Что ей делать? Спасения она не видела. Уже завтра все закончится. Нужно только дождаться. А может не ждать? Интересно, что будет, если она наложит на себя руки?

- Сыграть на опережение, - без тени улыбки негромко проговорила Лиза, — вот они удивятся. Или будут рады, что работу сделала за них?

Девушка подняла голову к потолку:

- Эй, уродцы, помочь вам или заставить выполнять работу по полной?

Показать полностью

78 Арканов. 4 часть

Глава 8

В тесном коридорчике стояло 3 стула. Напряжение витало в воздухе, каждая из женщин, сидящих на стуле, была погружена в свои мысли. В полной тишине раздавались лишь тихие шмыганья носом. Неожиданно дверь в комнату открылась и молодая девушка с длинными волосами и улыбкой на лице, словно выпорхнула.

- Следующая, - раздался голос из комнаты.

Сердце упало. Взяв себя в руки, Лиза поднялась со стула и на цыпочках прошла в комнату.

- Садись, не стой, - грузная женщина посмотрела на нее как-то по-матерински добрым взглядом. Лизе неожиданно захотелось упасть к ней на колени и разрыдаться. Сдержав порыв, она присела на край стула напротив женщины. Та окинула ее взглядом.

- Что тебя привело, милая?

- На мне, кажется, порча, - выдавила Лиза через силу.

Женщина пристально посмотрела на Лизу.

— Вот прям так сразу? Порча?

- Да, я точно знаю, - нервно сглотнула Лиза.

- Ну давай посмотрим.

Женщина вытащила колоду Таро и, хорошо перетасовав карты, вытянула первую. Холодный пот прошиб Лизу. Десятка мечей.

- Второй картой будет дьявол, - сказала она вслух упавшим голосом. Женщина бросила на нее короткий взгляд и вытянула вторую карту. Дьявол.

Слезы у Лизы накатили неожиданно быстро.

Женщина серьезно посмотрела на Лизу, отложила колоду в сторону и сложила руки на столе.

- Рассказывай, что наделала.

И Лиза рассказала все. И про ритуалы, и про таро, и про обман, и про неудавшееся театральное, и про колечко с бриллиантами, и про клиентку с монетой, которая, собственно, и дала номер.

Рыдания рвались из груди девушки, под конец рассказа она уже просто не могла говорить из-за всхлипываний.

Лицо женщины посуровело и от материнской нежности не осталось и следа. Она смотрела отстраненно и, как показалось Лизе, с какой-то злобой. Наконец она заговорила.

- Знаешь, - она тщательно подбирала слова, - такие как ты…. Хотя, не мне читать тебе морали. Ты и так сама все понимаешь. Не буду врать – помогать тебе я не хочу.

Лиза разразилась еще большими рыданиями, сползла со стула, и, встал на колени, поползла к женщине.

- Умоляю вас! Умоляю! Помогите, они же меня заберут, умоляю!

Схватив женщину за руку, Лиза целовала ей ладони. Женщина отстранила ее мягко, но уверенно.

- Не у меня ты должна прощения просить, и повторюсь – помогать тебе у меня желания мало.

Лиза встала.

- Вы правы, - утирая слезы, потянулась она за своей сумочкой, - я все это заслужила.

- Погоди, - тон женщины немного смягчился, - буду честной, шансов помочь тебе мало. Я не судья ни тебе, ни кому бы то ни было. А помогать – моя задача. Садись и записывай, что нужно делать.

Лиза приняла из рук женщины лист бумаги с ручкой и, утирая слезы, внимательно записывала все рекомендации.

- Все поняла? Выполняй все в точности, это важно. На свечку и прожги ее сегодня после полуночи дома. Если свеча будет гореть ровно, без чада – значит печешь пирог с мясом и несешь в полнолуние на кладбище. Находишь там могилу с именем покойницы, как и у тебя. Оставь у нее на могиле пирог и попроси забрать порчу твою.

- А когда полнолуние?

- До полнолуния 3 дня, - задумчиво ответила женщина, — вот, возьми этот камень, он заговоренный, даст тебе защиту от любой нечисти. Только носи его с собой все время, нигде не оставляй. Только рядом с тобой он будет работать. И не забудь купить гвоздики домой. Не скупись, большой букет возьми. Гвоздика тоже защитит тебя от потусторонних гостей.

- Спасибо вам! – Лиза готова была расцеловать женщину.

- Погоди, - лицо женщины оставалось суровым, - а если свеча будет гореть и чадить, значит поздно уже, ни я ни господь бог тебе уже не поможет.

- Да, да, я поняла вас, - Лиза взяла свечу и убрала в сумочку.

- Сколько я вам должна?

Женщина хмыкнула.

- Не нужно мне ничего, не равняй всех деньгами. Жива останешься, принеси мне яблок, только не магазинных. Купи у старушек из их сада, их руками выращенных.

Лиза кивнула и выскочила за дверь.

Спасение есть!

Заказав такси, Лиза пританцовывала на месте. В нее словно жизнь вдохнули. Спасение есть!

Глава 9

Открыв дверь в квартиру, Лиза неуверенно остановилась на пороге. Прислушалась – никаких посторонних шумов. Она все еще топталась на пороге, боясь зайти, как открылась соседская дверь.

- Лизонька, солнышко, - закудахтала соседка, поправляя неизменный цветастый халат, - как ты, милая?

В эту минуту Лиза пожалела, что не успела зайти в квартиру. Сейчас она с радостью предпочла бы компанию призраков и десятка чертей, чем притворно-сладкой, любопытной соседки.

- Все хорошо, - выдавленная улыбка вышла неестественно-кривой, - не стоит переживать.

Лиза попыталась нырнуть в свою квартиру, но приставучая соседка уже схватила ее за рукав.

- Знаешь, ты так кричала, так кричала тогда… Так меня перепугала! А почему полицейским не рассказала, что тебя мужик какой-то бил?

- Потому-что меня никто не бил, – Лиза попыталась вырвать руку, но соседка держала ее хваткой бульдога.

- Как не бил? А что кричала тогда? А я переживала, между прочим, капли вон сердечные пила, - старушка махнула головой в сторону своей квартиры, - а мне полицейские штраф, между прочим, выписали! Три тыщи целых! А я им говорю – милки, я ж пенсионерка, откуда такие деньжищи? А они мне – ложный вызов, ложный вызов. Лизонька, когда ты мне три тыщи вернешь?  Я ж пенсионерка, переживаю тут за вас всех, а мне за мое доброе сердце вон как отплачивают, неблагодарные. Наташка, проститутка, из 143 квартиры тоже тогда притон устроила, мужиков водила. Я полицию вызвала, как сознательный гражданин заявила, а мне опять сказали штраф платить за ложный вызов. Якобы мужик, который ходит, ее жених. Знаю я таких женихов, не зря 83 годка прожила, знаю че говорю. Ну так что, дочка, когда три тыщи вернешь бабушке?

Лиза резким движение выдернула руку из цепких лап соседки. Не ожидая такой реакции, соседка отпрянула.

- Слышишь ты, мать Тереза, - зашипела Лиза, - не хрен лезть в чужую жизнь и штрафы платить не будешь. Ничего я тебе возвращать не буду!

- Но ты же так кричала, -залопотала старуха.

- В своей квартире я буду орать тогда, когда мне захочется. А еще раз сунешься, знаешь же, чем я занимаюсь? Прокляну! —последнее Лиза произнесла угрожающим шепотом, максимально приблизившись к лицу соседки.

- Свят, свят, свят, - запричитала старуха и поспешила скрыться за дверью квартиры.

- Дура старая, - бросила рассерженная Лиза вслед закрывающейся двери и прошла к себе. Неприятный запах в квартире значительно усилился.

Сняв обувь и осторожно заглядывая за каждый угол, Лиза прошла сначала в комнату, открыла балкон настежь, потом на кухню и открыла окно, подставив лицо ворвавшемуся потоку воздуха. Теперь все будет хорошо. По дороге домой она дала себе обещание завязать с приемами, практикой в целом и настроена была свое обещание сдержать.

Первым делом Лиза сгребла все колоды и магическую атрибутику и бросила в мусорное ведро. Все платья и парики также были упакованы в мусорные пакеты и выставлены в коридор.

- Ничего, - приговаривала Лиза, выкидывая остатки свечей, — это ничего. На первое время есть на что жить, попробую опять поступить в театральное, на крайний случай пойду к матери в магазин продавцом работать. Я справлюсь, не пропаду.

Обойдя квартиру дважды и убедившись, что ничего не осталось, Лиза достала из сумочки свечу и принялась ее разглядывать. Самая обычная, восковая с вкраплениями каких-то трав. Похоже ручная работа. Только сейчас для Лизы это была не просто свеча, это была надежда на жизнь. Даже не богатую, пусть даже не самую счастливую, а самую обычную, но жизнь. Со своими взлетами и падениями, радостями и горестями. И за эту жизнь еще придется побороться. Лиза бережно убрала свечу обратно в сумочку.

Понимая, что с общей уборкой одна не справится, Лиза решила вызвать клининг, да и ей будет спокойнее, если в квартире будут еще люди.

На холодильнике всегда висела визитка, прикрепленная магнитиком. Быстро набрав номер, Лиза обозначила оператору фронт работ и договорилась о цене. Спустя сорок, минут две милые восточные девушки переодевались в фирменную рабочую одежду и вытаскивали баночки с моющим средством из фирменной сумки-переноски. Работа закипела. Пока одна мыла окна в комнате, вторая бойко разобралась с осколками чашки в раковине, при виде которых Лизу передернула и заныла рана на ладони.

Девушки делали работу быстро, слаженно, изредка переговариваясь и по-девичьи беззаботно хихикая. Лиза наблюдала за ними с некоторой завистью.

Самые обычные девушки – молодые, простые, жили самой обычной жизнью, решали самые обычные проблемы и она, словно по другую сторону стекла, на волоске от смерти, преследуемая всеми чертями ада.

Неожиданно громкий крик заставил Лизу вздрогнуть. Они переглянулись с девушкой, до этого усердно отмывавшей духовку и почти наперегонки бросились в комнату, на крик второй девушки.

Та стояла у стены, прикрыв рот рукой, не сводя глаз с чего-то на полу. Что это – Лиза поняла не сразу, но, когда поняла, ее замутило.

- Я диван отодвинула, помыть там хотела, а там вот, - она указала пальцем на несколько больших кусков мяса. Так вот откуда так сильно воняло – прогнившее, серо-зеленое, покрытое слизью, резко пахнущее прогорклой затхлостью снова вызвало рвотный позыв.

- Я не знаю, как оно там оказалось, - закрыв нос рукавом кофты, Лиза боролась с головокружением и шумом в ушах, -правда не знаю, может кошка затащила?

- Я уберу, не переживайте, - девушка взяла новый мусорный пакет и, натянув ворот водолазки на нос, принялась собирать сгнившее мясо.

- Спасибо, - пошатываясь, Лиза развернулась и поспешила в ванную.

Набрав в ладони прохладной воды, она умыла лицо. Самочувствие заметно улучшалось. Промокнув лицо полотенцем, Лиза посмотрела на себя в зеркало. Глубокая морщина пересекала лоб, темные мешки под глазами и отчетливая седая прядь в волосах. Глаза, некогда яркие, потеряли блеск и словно покрылись матовым налетом. Даже в худшие времена она не позволяла себе так выглядеть. Когда она покончит с этим кошмаром, первым делом посетит хорошего косметолога и парикмахера и обязательно хорошенько выспится. Возможно даже несколько дней не будет вылезать из постели.

В дверь ванной постучали.

- Извините, можно мне набрать воды?

- Конечно, - улыбнулась Лиза и пропустила девушку в ванную.

Когда уборка была закончена, и Лиза расплатилась с девушками, она приостановила их на секунду. Достала из кошелька две пятитысячные купюры и протянула им.

- Возьмите на чай, спасибо вам большое.

Девушки не сразу взяли купюры, но Лиза настояла и они, не прекращая благодарить, все же приняли их.

Глава 10

В начисто отмытой квартире даже дышится легче. Еще раз обойдя ее и заглянув во все углы, Лиза удовлетворенно кивнула.

«Чисто в квартире, чисто в душе» - вспомнилась любимая мамина поговорка.

Теперь, когда до полнолуния оставалось 3 дня, нужно заняться защитой дома и себя, чтобы ее потусторонние гости не пугали и не мучали. Багиру Лиза решила забрать позже, после всех защитных ритуалов. Бедное животное и так намучалось, ни к чему над ней лишний раз издеваться.

Пробежав глазами по списку гадалки, девушка быстро оделась и вышла.

Дегтярное мыло оказалось в ближайшем бытовом магазине, сухие травы в аптеке, а в цветочном приобрела целую охапку красных гвоздик.

Выложив покупки на кухонный стол, Лиза набрала в вазу воду и аккуратно расставляла цветы. Давно она не видела гвоздик, кажется еще со школьной скамьи. Их семья была бедной и гвоздики были единственными цветами, которые они могли позволить себе на день учителя. На фоне роз, лилий и ярких гладиолусов от других одноклассников, букет гвоздик Лизы был куцым и неприметным. Позже, будучи уже взрослой девушкой и зарабатывая неплохие деньги на Таро, Лиза отдавала предпочтение большим и дорогим букетам, но сейчас, держа в руках гвоздики, она снова превратилась в ту серую, неприметную девчонку, с жидкими косичками и штопанными колготками.

Лиза тряхнула головой, отгоняя неприятное наваждение. Те времена прошли, и она уже совсем не такая. Она снова возьмет свою судьбу за рога - поступит в театральное, освоит новую профессию, благо сейчас это доступно. Она больше не будет прозябать в нищете, она найдет способ обеспечить себя и мать.

Зазвонил телефон и на дисплее высветился незнакомый номер.

- Алло? – осторожно ответила Лиза.

- Елизавета? Добрый день. Вас беспокоит Сергей, если помните.

Лиза на секунду нахмурила лоб.

-А, Сергей, конечно! Вы приезжали, когда полоумная соседка подумала, что меня убивают.

- Ну да, - в голосе послышалась улыбка, - как ваш кошмар? Не приходил больше?

- Нет и думаю больше не придет, - тоже улыбнувшись, Лиза перебирала пальцами лепестки цветка, - погодите, я же не оставляла вам свой номер?

- Эмм, специфика работы, - смутился Сергей, - по правде говоря, я хотел пригласить вас выпить чашку кофе сегодня. Что скажете? Я угощаю.

- Давайте, - согласилась Лиза, - где и во сколько?

- Я сейчас недалеко от вашего дома, могу заехать.

- Буду готова через полчаса, до встречи.

Лиза сбросила вызов.

А почему бы и нет? Мужчина высокий, широкоплечий, темноволосый – полностью во вкусе Лизы. А какие у него красивые, глубокие карие глаза. Немного переключить мозги точно не помешает – решила Лиза и бросилась к шкафу, подобрать подходящий наряд.

Когда через полчаса сборы были закончены, Лиза брызнула на себя духами и критически оценила свой образ в зеркало прихожей.

- Идеально, - подмигнула она своему отражению и взялась за ручку двери.

Черт, забыла порог обработать дегтярным мылом. Немного отступив назад, Лиза хотела уже было пойти на кухню за вонючим бруском, но телефон снова зазвонил. Пришло смс от Сергея.

«Жду тебя внизу»

- Потом, - махнула она рукой в сторону кухни, - приду и сделаю, - и окрыленная, вышла на лестничную площадку.

Глава 11

Сергей ждал ее у машины. Быстро окинув его взглядом, Лиза отметила неплохой вкус в одежде – светлая водолазка гармонировала и темным пиджаком, в меру обтягивающие брюки и до блеска начищенные туфли. Он был одинаково хорош как в полицейской форме, так и в обычной одежде. Сергей подал ей руку и, открыв дверь, помог сесть в машину. Галантный, обворожительный, но почему же он свободен? Или не свободен? Хотя какая разница, он точно будет ей принадлежать – мысль была настолько неожиданной для самой Лизы, что она даже воровато оглянулась вокруг. Не сидит ли за ее спиной чертенок, нашептавший эту мысль на ухо.

Сергей сел на водительское.

- Елизавета, выглядите просто шикарно, - взяв ее за руку, он поцеловал ладонь девушки. Лиза зарделась румянцем.

- Недалеко есть неплохая кофейня «Арабика», предлагаю начать там. А дальше, как пожелаете, согласны?

Ну как она могла отказать, когда он смотрел на нее такими глубокими, невероятными глазами. Бабочки в животе забили крылышками, ватность растекалась по всему телу, казалось ее оглушило, и она ничего не видела, кроме этих невероятных глаз.

Сумев лишь кивнуть в ответ, Лиза попыталась взять себя в руки и, прочистив горло, громко спросила:

- А чем вы занимаетесь, Сергей?

И тут же ойкнула, поняв, какую глупость спросила.

Сергей же, на удивление, не посмеялся над вопросом.

- Знаете, Лиза. Давайте так – я вам расскажу, но это останется нашей маленькой тайной. Я, конечно, работаю в органах, но это не основной мой заработок. Я соучредитель в частном охранном предприятии, которое приносит неплохой доход. Только рассказывать об этом никому не нужно, давайте это будет наш секрет?

Лиза вновь лишь кивнула, тихо радуясь тому, что не выставила себя полной идиоткой.

- Приехали.

Они вошли в небольшой зал, наполненный ароматами кофе и свежей выпечки, заказали напитки и сели у окна.

Сергей оказался интересным собеседником. Они много говорили, смеялись, дважды Сергей, якобы случайно, брал Лизу за руку, и девушка четко для себя поняла – она пропала в этих глазах окончательно и бесповоротно.

Спустя пару часов, когда на улице уже стемнело, у Сергея зазвонил телефон.

Он извинился и вышел из кофейни на улицу, чтобы поговорить.

Лиза попросила у официанта счет.

Вот это да, она даже не предполагала, что так бывает. Не представляла, что от одного взгляда можно настолько потерять голову. Может это она и есть, та самая пресловутая любовь, о которой пишут в книгах? Время шло, а Сергей все не возвращался. Официант уже косо поглядывал на Лизу, перешептываясь с барменом. Лиза набрала номер Сергея ни на что, особо, не рассчитывая, но к своему удивлению услышала в трубке: «абонент находится вне зоны действия сети». Неужели он ее бросил? Вот так вот глупо и совсем не смешно?

Вздохнув, Лиза вытащила кошелек, чтобы расплатиться за кофе, но тут колокольчик на входной двери звякнул и в зал вошел улыбающийся Сергей, держа в руках охапку роз.

- Извини, пока говорил по телефону, увидел цветочный магазин и вот захотел тебя порадовать, - он протянул букет Лизе, - я сейчас оплачу счет.

Девушка приняла букет в руки, но тут же ойкнула, чуть не выронив его. На безымянном пальце правой руки выступила капелька крови.

- Укололась, - извиняющимся голосом сказала Лиза, — вот неуклюжая.

Сергей внимательно осмотрел ее палец и, поднеся ко рту, прижался губами, аккуратно собрав выступившую кровь. В эту секунду по венам Лизы вместо крови побежала раскаленная лава. Она перестала даже дышать, горя изнутри.

— Вот и все, - выпрямился Сергей, - у собачки боли, у кошечки боли, у Лизочки не боли, - усмехнулся он. – Это я виноват, нужно было брать цветы без шипов, извини.

Быстро расплатившись, они сели в машину.

- Куда еще твоей душе хочется? – спросил Сергей, заводя мотор.

- Отвези меня домой пожалуйста, - попросила Лиза и Сергей, лишь кивнув, начал разворачивать автомобиль.

Подъехав в дому, Сергей не дал Лизе взять цветы, а вызвался донести их до квартиры, чтобы избежать новых травм.  Уже стоя у входной двери, он передал цветы хозяйке и, отказавшись от предложения войти, поцеловал руку на прощание.

- Скоро увидимся, - мягко улыбнулся он и спустился по лестнице, не желая ждать лифт.

Как только Лиза закрыла за ним дверь, на нее навалилась смертельная усталость.

Ваза в доме была одна. Лиза набрала половину ванны холодной водой и положила розы в воду. Завтра будет с ними разбираться, сегодня ей хочется просто спать, из нее словно выкачали всю энергию.

Глава 12

Утреннее мягкое солнце разбудило Лизу. Спала она без снов. Словно провалилась в черную яму, а утром просто из нее вынырнула. Разбитое состояние и головная боль никуда не делись. Вдобавок ее морозило, словно при высокой температуре. Нужно выпить кофе, может полегчает. Осторожно выглядывая из-за угла, Лиза проверила сначала коридор, а потом кухню. Никого. Чуть более уверенно она вошла на кухню.

- Я стала чертовым параноиком, - мрачно проворчала девушка, доставая турку, - хотя и не удивительно.

Поставив кофе вариться на плиту, Лиза села за стол и включила мобильный. Пока на экране шла загрузка, она рассмотрела свой уколотый вчера палец. Он разбух и покраснел, наверное, занесла инфекцию. Нужно обработать мазью. Телефон  полностью прогрузился и начали приходить оповещения о пропущенных звонках и сообщениях.

Снова мама звонила несколько раз. Перезвонив ей, Лиза поговорила пару минут и, нажав на отбой, принялась читать сообщения.

«Ираида! Я переводила вам тридцать тысяч, а вы отправили меня в черный список! Знайте, я этого так не оставлю, я написала заявление в полицию. Верните деньги, бессовестная!»

«Дорогуша, неужели ты думала, что сможешь кинуть меня? Ты хоть знаешь, кто мой муж? Да я тебя размажу! Верни деньги или я буду решать вопрос с тобой по-другому»

«Слышишь ты, дрянь! Ты взяла деньги и ничего не сделала, мой муж ушел к любовнице, а меня вышвырнул на улицу! Я тебя найду, бойся гадина!»

Десятки сообщений от разгневанных клиенток. Лиза раздраженно нажала на кнопку выключения. Аппарат коротко завибрировал и погас.

- Надо сменить симку, - вслух сказала Лиза, - и найти новую квартиру.

Кофе в турке, уже забытый Лизой, пролился на плиту.

- Ну, конечно, - вздохнув, Лиза, не спеша поднялась со стула и сняла его с плиты.

Кофе облегчения не принес. Ни одна, ни вторая кружка. Выпив таблетку обезболивающего и собрав волосы в хвост, Лиза принялась за рекомендации гадалки - тщательно обработала бруском мыла порог входной двери, читая короткий заговор:

«За три черты, черт, не ходи».

Повторив его трижды для большей надежности, Лиза решила обработать все остальные пороги в квартире.

- Они же не только через входную дверь заходят. Откуда та черная тень зашла – не понятно. Значит надо промазать все.

Воспоминание о темном силуэте заставило ее упорнее натирать небольшие межкомнатные порожки.

Оставшуюся от бруска половину Лиза выбросила в мусорное ведро и дважды вымыла руки в надежде отбить едкий запах.

- Ну уж если мыло не волшебное, то эта вонь точно любого черта отпугнет.

С травами тоже было несложно. Высыпав мелко порубленные сухие цветы в глубокую миску, она подожгла ее спичками. Тонкий столбец черного дыма устремился к потолку. Держа миску одной рукой, Лиза медленно обходила квартиру, читая заговор с листа:

«Вся сила злая, нечисть лихая!

Вон из моего дома убирайся!

Со двора убирайся, назад не возвращайся!

Тут тебе не жить, не быть, радости не знать!

Коли враз не уберешься, то беды не оберешься!

Как я сказала, так тому и быть!»

Дымок медленно поднимался, наполняя квартиру горьким запахом жженой полыни и можжевельника. Уже через несколько минут дышать было сложно и слезились глаза. Лиза держалась из последних сил, стараясь закончить обряд, но горло першило, и она закашлялась, когда оставалась только ванная комната.

Борясь с кашлем, Лиза сунула миску за дверь ванной, поставила ее на пол и побежала на кухню открывать окна. Высунувшись почти по пояс, она судорожно вдыхала свежий воздух.

- Кошмар какой-то, - продышавшись, Лиза вытерла слезящиеся глаза, - сейчас минутку подышу и открою окно в комнате, пусть сквозняком протянет, выветрит эту гадость.

Когда приступ кашля отпустил, и тошнота немного спала, Лиза зажала нос и опрометью бросилась в комнату, открывать окна. Из-под двери ванной дым тянулся заметным потоком и стелился по полу.

- Давай, - уговаривала она себя, - последний рывок. Это все равно нужно сделать, соберись!

Пару раз вдохнув у окна, она снова задержала дыхание и, быстро добежав до ванной, схватила миску и сунула ее в раковину, заливая водой.

- Пойду пройдусь, пока проветривается, находиться дома невозможно

Показать полностью

78 Арканов. 3 часть

Глава 6

Проснувшись, Лиза все еще продолжала кричать, не понимая, где находится. Оборонительно выставив руки вперед, наклонила голову и крепко зажмурила глаза. Ничего не происходило. Осторожно открыв один глаз, она огляделась. Свет заливал просторную кухню, легкий ветерок слабо шевелил занавески, солнечные лучи отражались в разлитой по итальянскому кафелю воде. Уже смелее открыв второй глаз, Лиза убедилась, что никого нет и выдохнула. Если верить часам, то проспала она всего двадцать минут. А по ощущениям как будто полжизни потеряла. Жуткий сон. Хоть к психиатру иди, проверяйся, не поплыли ли мозги. А с ее профессией до этого недолго. Встряхнув головой, прогоняя остатки тревожных мыслей, Лиза поднялась. Нужно перебинтовать порезанную ладонь, привести кухню в порядок и заняться делами. На сегодня у нее было, кажется, всего две записи.

Мобильный лежал на подоконнике. Так, три пропущенных звонка, восемь смс и все от мамы. Лизу нервно передернуло от неприятных впечатлений после сна.Одна из смс оказалась голосовым сообщением. Лиза нажала прослушать.

- Доченька, не могу до тебя дозвониться. У тебя все хорошо? Мне такой страшный сон приснился, как будто ты стоишь за стеклом и тебе грозит опасность. Я стучу-стучу тебе, пытаюсь предупредить, а ты меня не слышишь. Перезвони пожалуйста, я волнуюсь.

Мать всхлипнула и сообщение закончилось. Бедная мама, перезвоню ей позже. Сейчас нужно вытереть пол, пока вода к соседям не просочилась.

Закончив с полом и посудой, Лиза позвонила переживающей матери и успокоила ее, хотя саму точил червь – не так давно она сама видела такой же сон. Сев за стол, она четко поняла – работать сегодня никак не может. И рука сильно болела, и бессонная ночь вкупе с диким утром измотали ее вконец. Написав извиняющиеся смс назначенным клиентам, Лиза отключила телефон и решила если уж не спать, то просто провести день наедине с собой.

Чтобы не чувствовать себя одиноко, включила телевизор в спальне и занялась уборкой. По кабельному шел какой-то фильм, но Лиза даже не вдавалась в его смысл. Ей было важно слышать голоса и не чувствовать страха. Поснимав, наконец, нижнее белье с люстры, она открыла верхнюю полку комода и аккуратно разложила его там. Порядок Лиза любила во всем, даже нижнее белье лежало разложенным по порядку и цветовой гамме. Бюстгальтеры - черные к черным, белые к белым, цветные от блеклых к ярким. Идеально. Довольная Лиза закрыла комод и принялась собирать вещи.

- Но я же люблю тебя, Томас! – кричала девушка в телевизоре в спину уходящему мужчине.

- Пфф, любовь, - фыркнула Лиза, -зачем нужна любовь, когда есть вещи, гораздо важнее? Зарабатывай и живи в свое удовольствие. Захотела – пошла на маникюр и не нужно клянчить ни у кого деньги. Захотела – пошла с подружками в кафе, ни у кого не отпрашиваясь. Не стоишь часами у плиты, чтобы откармливать самовлюбленного борова, который только пердит в диван и раскидывает носки.

В следующем кадре расстроенная девушка уже ела большой ложкой мороженое из ведерка и плакала.

А вот мороженое – отличная идея! В морозилке запасов не оказалось, значит нужно заказать доставку.

- И еще один плюс самостоятельной жизни, - сделав немаленький заказ в пиццерии, Лиза нажала на «отбой». Оператор еще, словно издеваясь, спросил на какое количество человек положить приборы.

- На троих, - Лиза не стала сознаваться, что три больших пиццы, овощной салат и ведерко мороженного ей одной.

Разобрав все вещи по местам, Лиза убрала чемоданы на место и легла на огромную двуспальную кровать, раскинув руки. Сладко потянулась и почувствовала, что ее начинает клонить в сон. Нельзя спать, нужно дождаться курьера.

Перевернувшись на бок, Лиза перещелкивала каналы, пока не наткнулась на любимую передачу.

За большим столом со свечами сидела красивая гадалка, в окружении различных магических атрибутов. Перед ней сидела клиентка и рассказывала очередную чушь, про мужа, ушедшего к любовнице.

- Давай спросим у карт Таро, почему так получилось, - ответила ей гадалка и, поводив с закрытыми глазами ладонью над колодами, выбрала одну.

- Именно эта колода хочет говорить с тобой, - загадочным голосом произнесла гадалка.

- Круто, - протянула Лиза, - надо тоже так делать, вон как у ее клиентки глаза округлились.

Лиза хихикнула, но уже через секунду ей стало не до смеха.

Гадалка, тщательно перемешав колоду, вытащила карту – десятку мечей и, бросив короткий взгляд на клиентку, вытянула вторую карту – Дьявол. Холодок пробежал по спине Лизы.

- Порча на тебе на смерть, - сказала гадалка клиентке, - сам дьявол за тобой ходит и жизнь твою забрать хочет.

Лиза подскочила как ошпаренная. К черту эти дурацкие передачи, ерунда постановочная. Схватив пульт, Лиза ткнула в первую попавшуюся кнопку. Там шел какой-то советский фильм.

— Вот возьму топор и всем твоим голубям бошки-то пообрубаю! – кричала разъярённая женщина на мужчину с чемоданами.

Пусть лучше это будет, пусть голубям отрубают. Хоть Лиза и не видела раньше этот фильм, но знала, что советские фильмы добрые. Вряд ли эта женщина будет действительно отрубать бедным птицам головы.

Дверной звонок разразился трелью.

В этот раз Лиза открывала дверь аккуратнее, предварительно посмотрев в глазок. Ей хватило того раза, с сумасшедшей и монетой.

За дверью стоял молодой человек в желтой фирменной футболке, такой же кепке и с зеленой сумкой-переноской. Очень быстро приготовили заказ, надо им хорошую оценку поставить на сайте.

Когда Лиза открыла дверь, молодой человек уже достал ее заказ из сумки и, широко улыбаясь, протягивал коробки в фирменном пакете.

- Здравствуйте, - Лиза улыбнулась в ответ, - сколько я вам должна?

Парень молчал, продолжая широко улыбаться.

- Эмм, молодой человек, сколько с меня?

Ни один мускул не дрогнул на его лице. Лишь широко распахнутые глаза, глядящие прямо на Лизу, и улыбка во весь рот.

- Может отсталый какой? – подумала Лиза, сейчас же всех на работу берут – и слепых, и глухих, и отсталых.

Аккуратно приподнявшись на цыпочках, Лиза помахала ему перед лицом.

- Вы слышите меня? – глаза внимательно следили за каждым ее движением. И улыбка не сходила с лица. Такое поведение начинало напрягать.

Заглянув в пакет, Лиза увидела там чек.

- Минуту пожалуйста, - нырнув в квартиру, она достала деньги из кошелька и вышла, снова уперевшись в его взгляд. Жуткий какой-то парень. Вроде и приветливый, но что-то в нем пугало, но что именно, Лиза никак не могла понять.

Взял пакет с заказом, она вложила в его ладонь деньги. Доставщик цепко следил за каждым ее движением, и его улыбка, хоть это и кажется невозможным, словно стала еще шире. Глубокая морщинка появилась между бровями и придала его лицу жуткое, маньячное выражение. Ойкнув, Лиза бросилась за дверь, закрыла на оба замка и прижалась спиной к двери.

Простояв пару минут, она прислушалась к звукам за дверью. Там была полная тишина. Лиза посмотрела в глазок и тут же отпрянула. Странный тип теперь стоял прямо и, продолжая растягивать и без того до предела натянутую улыбку, смотрел прямо в глазок.

- Больной, - дернулась Лиза и поторопилась в комнату, - наберут неадекватных, а кто знает, что они могут выкинуть? Может изнасилуют? Или убьют? Этот, со странным взглядом точно способен.

Недовольно ворча, Лиза убрала мороженое в холодильник и, выбрав одну коробку с пиццей, решила есть не на кухне, а прямо в комнате и прямо на кровати. Сегодня она позволит себе расслабиться по полной.

Аромат пиццы приятно щекотал ноздри, вызывая активное выделение слюны.

Усевшись поудобнее на кровати, Лиза, предвкушала вкусный обед.

Первый кусок пиццы она проглотила практически не жуя, настолько оказалась голодна. Облизала жирные пальцы и откусила от второго куска, уже медленно жуя и наслаждаясь вкусом. Ее внимание привлекло что-то белое под куском колбасы. Лук? Она же специально уточнила у оператора – лук не класть, она его не любит!

— Вот раздолбаи, никакого сервиса, - Лиза сковырнула пальцем колбасу, чтобы убрать ненавистный овощ, но тут же заверещала. Жирный опарыш извивался на начинке во все стороны. Лиза, не прекращая кричать, бросила кусок на пол и коробку с пиццей скинула с колен туда же. Сотни опарышей выпали из-под колбасной начинки и устроили сумасшедшие скачки на ее полу.

Рвало Лизу долго и мучительно, до боли в ребрах. Когда желудок опустел, она сполоснула рот и на дрожащих ногах вышла из ванной. Голова кружилась, в ушах шумело.

- Уроды, засужу их, - повернув голову в сторону комнаты, ее снова одолел приступ тошноты, но рвать было нечем и ее скрутил болезненный спазм.

В дверь позвонили. Один раз, два, три. Настойчивый звонок разозлил.

- Иду, - зло выкрикнула она.

С трудом дойдя до двери, Лиза посмотрела в глазок и обомлела. Там стоял доставщик еды с большой зеленой сумкой-переноской.

- Кто там? -спросила она через дверь, все еще не веря.

- Доставка, - ответил бодрый мужской голос с легким восточным акцентом.

- Какая доставка, мне уже привозили.

- Егорова Елизавета, улица Франца дом 23, квартира 117? – Лиза видела, как он прочитал адрес с коробки.

- Верно, - подтвердила она.

- Тогда это ваш заказ из «Быстро пицца». 3 больших мясных пиццы, овощной салат и мороженое 500 грамм, - снова прочитал мужчина с чека.

- Сейчас, - Лиза поправила волосы и открыла дверь.

- Пожалуйста, - протянул мужчина заказ, - с вас 2700 рублей. Наличными или картой?

Лиза ошарашенно смотрела на него.

- Наличными, - медленно произнесла она, - минуту пожалуйста.

Войдя в квартиру и заперев на всякий случай за собой дверь, Лиза схватила кошелек и пересчитала наличные. Две пятитысячные купюры и три по одной тысяче. Как так может быть, ведь она совершенно точно тысячные отдавала предыдущему курьеру! Но сейчас они лежали на месте.

- Я точно схожу с ума, - Лиза вытащила купюры и, подойдя к двери, зачем-то снова посмотрела в глазок. Доставщик, опершись о перила, ковырял носком ботинка что-то на полу. Ни странного взгляда, ни дикой улыбки, абсолютно нормальный человек. Открыв, Лиза сунула ему купюры.

- Сдачи не надо, - буркнула она, забирая коробки. Доставщик широко улыбнулся:

- Спасибо, хорошего вам дня!

Лизу передернула от его улыбки, и она юркнула в квартиру, заперев за собой дверь на два оборота и тут же прильнула к глазку. Доставщик вприпрыжку спускался по лестнице.

- Ну что, малышка, поздравляю тебя, - сказала она вслух сама себе, - тебе совершенно точно необходима помощь. И уже не психолога, а психиатра.

Посмотрев на пиццу в своих руках, ее снова подкосил приступ тошноты, и она бросила коробки прямо на пол.

- Точно не сейчас. Нужно записаться на ближайшее время к врачу.

Включив телефон, Лизе пришло оповещение о пропущенном звонке. Номер показался смутно знакомым. Кто это, одна из клиенток?

Не успела Лиза вспомнить, как телефон зазвонил в ее руке и на дисплее высветился этот же номер. Прочистив горло, Лиза сделала низкий голос.

- Алло.

- Ну что ты там, жива еще, Ираидочка?

Да это же звонила та сучка с монетой!

- Слышишь ты, гадина, ты что со мной сделала?? Да я тебя засужу, я…я…. Порчу на тебя наведу, поняла меня?? – разъярённая Лиза кричала в трубку, - ты не понимаешь, с кем связалась!

На том конце провода хихикнули.

- Ну, понятно. Жива и в добром здравии.

- Да пошла ты! – крикнула Лиза и, надавив на кнопку отбоя, занесла номер в черный список.

От злости Лизу даже перестало на какое-то время тошнить.

- Сучка! – вслух возмущалась Лиза, - еще имеет наглость мне звонить!

Схватив телефон, Лиза вбила в поисковик «Как навести порчу». Сотни ссылок открылись на главном экране.

Первые десять были рекламой каких-то гадалок, на одиннадцатой Лиза остановилась.

«Симптомы порчи. Как выявить у себя порчу».

Интересно. Лиза нажала на ссылку и принялась читать.

«Вот через какие верные признаки порча дает о себе знать:

Раньше вы были бодрой и полной сил, а стали вялой.

Вы не можете спокойно спать. Или у вас появилась бессонница, которая становится хронической. Или же вас постоянно тянет в сон. Вам снятся яркие сны, кошмары, что мешает вам спать.

У вас начались проблемы со здоровьем, появились болезни.

Постоянно сильно слезятся глаза.

Появились или усилились вредные привычки. Вы начали курить или выпивать. Если и раньше увлекались этим, то сейчас сильнее тянет к алкоголю и сигаретам.

Еще один характерный симптом порчи у женщин – частые глубокие вздохи. Вам тяжело дышать, особенно внутри помещения.

Вы слышите чьи-то голоса или посторонние звуки, даже если в комнате никого нет. Некоторые слышат голоса близких людей, которые уже умерли.

Создается иллюзия повышенной температуры, хотя градусник подтверждает, что это не так.

Постоянная зевота, даже если вы нормально выспались.

Чувство дискомфорта в солнечную погоду или в ярко освещенном помещении. Возникает желание спрятаться в тени, за задернутыми шторами и др.

При сильном отрицательном воздействии вы можете страдать от диареи, постоянного головокружения, потемнения в глазах, ощущения, будто не хватает воздуха.

Головные боли, головокружение, носовое кровотечение, озноб, зубные боли.

Помимо основных симптомов у себя, обратите внимание на поведение ваших питомцев.

Собаки становятся нервными и агрессивны к своим хозяевам, могут даже укусить. Симптомы очень схожи с бешенством.

Попугайчики становятся шумными – кричат и пытаются вырваться из клетки.

Острее всего реагируют кошки. Прежде ласковые любимицы стараются избегать контакта с хозяином, могут отказываться от еды, питья. Любая попытка взять животное на руки заканчивается травмами – укусы, царапины.»

Хм, Багирочка так себя вела, может что-то чувствовала?

Ниже, после перечня симптомов, были указаны способы снятия порчи. Лиза сделала скриншот экрана, решив ознакомиться с ними завтра, сейчас неимоверная усталость словно подкосила колени. Казалось, что на плечах лежит огромный груз. Шумно выдохнув, Лиза отложила телефон на прикроватную тумбочку, забралась под плед. Свет и телевизор решила не выключать. С ними не так страшно. Как только голова коснулась подушки, она тут же провалилась в сон.

Сон был тяжелый, липкий. Ей снилось какое-то темное помещение, из которого она не могла найти выход. Бросаясь от стены к стене, она шарила руками в поисках двери, но натыкалась лишь на сплошной, холодный бетон. Ужас нагнетался, слезы ручьем лились из глаз, сердце билось так сильно, что казалось вот-вот сломает ребра изнутри.

Попытавшись позвать на помощь, Лиза поняла, что ее рот полностью забит осколками стекла. От совсем крошечных, похожих на пылинки, до крупных. Они впивались в нёбо, десна, язык и выплюнуть их никак не удавалось.

Резко проснувшись, Лиза села на кровати и сунула себе два пальца в рот. Пусто. Никаких осколков нет, вкуса крови тоже. Проведя пальцами по полости всего рта, Лиза выдохнула. Это всего лишь сон. Дурацкий, страшный, но сон. Но тут же напряглась. Спросонок Лиза не сразу поняла, что произошло, осознание приходило медленно, заставляя мириады мурашек подняться от ушей до пят. Казалось даже волосы на затылке приподнялись. Она находилась в тишине и темноте. Свет, как и телевизор были выключены.

- Нет, нет, нет, - шепотом, как мантру, повторяла девушка, - я еще не проснулась, это просто сон. Так не бывает.

Обводя глазами комнату, Лиза попыталась наощупь дотянуться до телефона, но он, как назло, никак не находился. Поняв, что прощупала рукой уже всю тумбочку, ее дыхание на секунду сбилось. Его убрали. И тут место страха медленно, но верно, занимал гнев.

- Ах ты сука, - крикнула она в темноту квартиры, - думаешь меня так легко напугать? Думаешь я не знаю, что ты сделала дубликат ключей и теперь приходишь в мою квартиру и все это устраиваешь?

Никакого ответа не последовало. Квартира ответила полной тишиной. Лишь в темном коридоре ей показалось легкое шевеление.

- Попалась, сука! – закричала Лиза, - я сейчас ментов вызову! Слышишь? Это проникновение на частную территорию! Я тебя посажу!

Тишина.

- Выходи, - уже не так уверенно сказала Лиза, - выходи и мы сможем договориться, если оставишь меня в покое.

Снова тишина. Только легкое шевеление повторилось в дальнем углу коридора. Или Лизе уже показалось?

- Кто тут? – голос задрожал, выдавая волнение.

- Я, - ответил ей мягкий, бархатистый мужской голос.

Глава 7

Лиза, словно рыба – открывала рот, но звуки упорно отказывались проходить сквозь скованное спазмом горло.

— Вот и все, - метались мысли в голове, - сейчас меня убьют. Прощай, добрая, милая Лизочка. Прощай любимая мамочка, прощай Багира, прощайте подруги. Хотя, им, наверное, будет плевать на нее. Интересно, придут ли они вообще на ее похороны? А Багирочка? Надеюсь, мама ее заберет к себе и позаботится. Бедная мамочка…

В эту секунду тень оторвалась от стены и неспешно направилась к Лизе.

Рефлекторно Лиза отодвинулась назад, упершись в спинку кровати.

- Здравствуй, милая, - тень, оказавшись рядом с кроватью, тяжело на нее опустилась, словно если бы на нее сел настоящий стокилограммовый мужик.

- Здравствуйте, - зачем-то ответила Лиза.

Дальше все было как в тумане. Тень говорила и говорила много. Рассказывала о том, в каком красивом месте сейчас находится, как там тепло и легко, как сильно тень скучала по Лизе. Бархатный голос словно завораживал, погружал, его хотелось слушать и верить.

- Пойдем со мной, - фраза вырвала Лизу из сладкой неги.

- Куда? – мотнула она головой, возвращаясь в реальность.

- Туда, - Лизе показалось, что тень улыбнулась.

- Нет, нет, нет, - в панике девушка, пытаясь отползти подальше.

- Ты пойдешь, - голос тени стал ниже.

- Не пойду!

Тень глубоко выдохнула.

- Придется, - ранее нежный голос отдал ледяной сталью, - теперь ты моя!

В эту секунду из кухни раздалась заливистая трель – звонил ее мобильный.

Тень растворилась, словно ее и не было. Нужно было просто встать с кровати и добежать до кухни. Туда, к живому человеку, который ей звонил. К островку жизни.

Лиза дважды обвела комнату глазами. Никого.

Осторожно отодвинув плед, опустила ноги на пол и замерла в боязливом ожидании.

Ничего не происходило, лишь мобильный продолжал заливисто звенеть на кухне.

Встав, Лиза сделала один неуверенный шаг. Второй. Третий.

Темнота пугала. Лиза чувствовала, как дрожит ее нижняя челюсть, заставляя зубы стучать о верхние. Нервно сглотнув, Лиза закусила нижнюю губу, вспотевшие ладони собрала в кулаки.

- Не страшно, - уговаривала она себя мысленно, - главное добежать до выключателя и включить свет, а при свете не страшно.

Отсчитав про себя до трех, Лиза рванула было к выходу из комнаты, но в ту же секунду кто-то сильно толкнул ее в спину. Лиза упала плашмя, от неожиданности прокусив губу и тут же попыталась снова подняться на ноги.

- Наша, - хриплый старушечий шепот доносился словно отовсюду, - она теперь наша!

Лиза заверещала, на сколько хватило легких. Отчаянно суча ногами, она отползла немного назад, вскочила на ноги и бросилась к выключателю. Комнату залил теплы, желтый свет. Никого. Она была в комнате совсем одна. Горячие дорожки слез побежали по щекам. Закрыв лицо руками, Лиза прислонилась спиной к стене и сползла на пол. Она уже не останавливала рыдания, рвущиеся наружу. Когда пик истерики прошел и слезы кончились, девушка просто сидела на полу, опустошенная и смотрела в одну точку.

Звонок в дверь заставил вздрогнуть. Лизе не хотелось вставать, но настойчивая трель не прекращалась.

Пришлось заставить себя подняться и, еле передвигая ногами, дойти до двери.

- Кто там?

- Полиция, - ответил ей грубый голос.

Щелкнув замком, Лиза открыла дверь.

Двое высоких мужчин в форме сурово смотрели на нее в упор. За их спинами мельтешила соседка, Тетя Люба, в цветастом халате.

- Слушаю вас, - вяло сказала Лиза.

- Поступила жалоба от вашей соседки на крики.

- У меня все нормально, - так же вяло ответила Лиза.

Один из полицейских, крупный темноволосый мужчина с пронзительными карими глазами внимательно на нее посмотрел.

- Позвольте войти, - он отодвинул ее рукой и прошел вперед. За ним второй и зачем-то тетя Люба.

Лиза, скрестив руки на груди, тяжело оперлась о стену.

Полицейские прошлись по квартире, заглядывая в каждый угол.

- Миленькая, ты так кричала, так кричала, - закудахтала соседка, схватив Лизу за руку, - как будто тебя убивают! Я так перепугалась! Я прямо не знала, что делать!

- Все нормально, - Лиза вытянула свою ладонь из ее руки, - не стоило переживать.

Полицейские, осмотрев квартиру, вернулись в коридор и жестом руки показали пройти на кухню. Тетя Люба тут же засеменила в указанном направлении, но темноволосый полицейский остановил ее.

- Вы можете идти, дальше мы сами.

Тетя люба всплеснула руками.

- Да как же! Это же я вас вызвала!

- Нет, - отрезал он, - если появятся вопросы, мы вас пригласим. Всего доброго.

Соседка, повинуясь, нехотя пошла к выходу.

- Если что, я живу за здесь, - открыв входную дверь, она показала пальцем на соседнюю.

Полицейский лишь кивнул.

Закрыв дверь за любопытной женщиной, Лиза подняла усталые глаза на полицейского. Тот внимательно осматривал ее.

- Пройдемте, - сказал он мягко.

Лиза оторвалась от стены и тяжело, почти не отрывая ноги от пола, прошла на кухню и уселась за стол, на котором второй полицейский уже разложил какие-то бумаги.

Темноволосый взял стул и подсел поближе к Лизе, все также внимательно ее рассматривая.

- Паспорт, - отрывисто бросил полицейский, заполняющий бумаги.

- Зачем? – тихо спросила Лиза, не поднимая головы.

- Мне нужен ваш паспорт для заполнения заявления, - также отрывисто пояснил он.

- Я не буду писать заявления.

Мужчина поднял на нее глаза.

- Почему?

- Потому что ничего не произошло.

- А кричали почему?

Лиза неопределенно пожала плечами.

- Кошмар приснился.

Выдержав минутную паузу, полицейский снова переспросил:

- Уверены, что не будете писать?

Лиза промолчала.

- Хорошо.

Быстро собрав бумаги обратно в папку, он приподнялся.

- Пойдем к соседке, оформим ложный вызов.

- Иди пока, - ответил темноволосый, продолжая внимательно смотреть на Лизу, - я сейчас подойду.

Когда за ним закрылась дверь, полицейский придвинул стул поближе к Лизе.

- Меня Сергей зовут, - представился он.

- Лиза, - бесцветным голосом ответила девушка, безразлично смотря в пол.

- Лиза, - начал он вкрадчивым голосом, - скажи правду, что произошло?

Девушка пожала плечами.

- Ничего. Кошмар приснился.

- А губы в крови тоже от кошмара?

Лиза подняла глаза.

- Испугалась и упала с кровати. Может разбила губу, не знаю, не заметила.

- Я понял, - мягко сказал Сергей, - смотри, это мой личный номер.

Оторвав листочек от блокнота из нагрудного кармана, он быстро набросал цифры и положил листочек на стол перед Лизой. Девушка даже не взглянула на него.

- Если твой кошмар еще раз придет, звони, не стесняйся, хорошо?

Лиза качнула головой.

- Обещай, - не убежденный ее ответом, повторил Сергей, - позвонишь?

Лиза подняла голову и посмотрела ему в глаза. Кажется, он смутился.

- А зачем?

-Нууу, - протянул мужчина, не ожидавший прямого вопроса, - может быть, когда разберемся с твоим «кошмаром», мы сходим куда-нибудь выпить кофе?

Легкая улыбка тронула уголки губ Лизы.

- Я позвоню, - более уверенно кивнула она.

- Хорошо, - улыбнулся мужчина, - я тогда пойду.

Лиза закрыла дверь и обессиленно опустилась на пол. Не будет она ему звонить. Не сможет он ей помочь. Никто не сможет.

Неожиданная догадка пронзила Лизу. Она вскочила на ноги и бросилась на кухню.

Телефон! Где ее мобильный телефон?

Аппарат лежал на подоконнике, светя оповещением о пропущенном звонке от мамы.

Открыв в настройках список заблокированных контактов, она сразу узнала нужный ей. Трясущимися руками нажала на вызов.

На втором гудке ей ответили.

- Я знала, что ты мне позвонишь.

- Да, я… - Лиза немного растерялась, - помогите мне. Умоляю, простите меня и помогите мне.

Повисла тишина.

- Хорошо, - ответили из трубки.

- Я вам все-все верну, правда, - разрыдалась Лиза, - все до копейки!

- Хорошо, - снова повторили в трубке, - я пришлю смской номер женщины, которая помогла мне. И Лиза….

Голос в трубке замялся, подбирая слова.

- Не нужно обманывать людей. Желаю вам удачи.

Раздались гудки. Через пару мгновений мобильный оповестил о смске.

- Ура! – обрадовалась Лиза.

Показать полностью

78 Арканов. 2 часть

Глава 3

Не став откладывать в долгий ящик, Лиза позвонила подругам. Выбрали туроператора, забронировали билеты и уже через два дня она нежилась в шезлонге на красивом пляже Кипра. В новом купальнице, дорогих солнцезащитных очках, она потягивала безалкогольный коктейль из высокого фигурного бокала и смотрела вдаль. По водной глади скользили парни на водных лыжах, мчались наперегонки ребята на водных мотоциклах, иногда проплывая слишком близко к скалам, заставляя Лизу немного понервничать. Но она была счастлива. Счастлива как никогда.

Они много гуляли по старинному городу, купались, обедали в ресторанах, вечера проводили на пляжных дискотеках, и неделя отдыха пролетела незаметно.

Приземлившись во Внуково, Лиза сразу позвонила матери.

- Да, мамуль. Мы приземлились, все хорошо. Ты кормила Багиру? Отлично, спасибо, мам. Я сейчас возьму такси, не хочу по метро тащиться с чемоданами. Давай, приеду -позвоню тебе еще.

Отключившись, Лиза вызвала такси.

Лифт в доме не работал и ей пришлось тащить чемоданы на четвертый этаж самостоятельно. Пока она ехала в такси, ей еще дважды перезвонила переживающая мама и спросила, нужна ли ее помощь. Успокоив мать и убедив ее, что приезжать не нужно, Лизе удалось подремать около часа в машине. Спросонок, она забыла попросить таксиста поднять ее чемоданы и он, высадив ее, тут же умчался. И теперь ей придется тащить их самой.

Едва справившись, Лиза тяжело дышала у входной двери. На фитнес, что-ли, записаться?

Соскучившаяся Багира тут же бросилась в ноги хозяйке.

- Моя девочка, - подхватив животное, Лиза расцеловала ее мордочку и прижала к себе. Кошка мурлыкала громко, как никогда.

- Моя хорошая, моя девочка, - придерживая ее, Лиза сбросила туфли и направилась на кухню.

- Ну что, Багира, может кофе выпить с дороги?

Животное мурчало и тыкалось мокрым носом хозяйке в шею.

Неожиданно дверной звонок разразился громкой трелью.

Это могла быть только мама.

- Приехала все-таки, - усмехнулась Лиза, сажая кошку на стол, — вот неугомонная.

Распахнув дверь настежь, Лиза замерла. Это была не мама. Это была та самая женщина, которая приходила к ней последней из клиентов и оставила огромную сумму.

Лиза растерялась.

- Добрый день, вы позволите войти? – и, не дожидаясь ответа, женщина отодвинула Лизу рукой и прошла.

Голос ее отдавал сталью и Лизе стало не по себе. Она надеялась, что за время ее отсутствия проблема женщины решится. Либо сама собой, либо ей найдут хорошего психиатра.

- Как отдохнули, Ираида? Или вас называть все же Лизой? – женщина оперлась спиной о стену и, скрестив руки на груди, с недоброй ухмылкой смотрела в упор.

Лизу обуяло возмущение. Да как она смеет себя так вести? Приперлась без предупреждения и записи! Кто ей сказал, что ее ждут вообще? Или она думает, раз заплатила шестьсот тысяч, то может себя так вальяжно вести? Только Лиза открыла было рот, чтобы высказать свое недовольство, женщина тут же подняла правую руку, призывая ее молчать.

- Не утруждайте себя оправданиями. Имя мне назвала соседка, когда я приходила в ваше отсутствие. Но, я решила, что это мелочи. Понимала, что Ираида – вымышленное имя, но мне было все равно. Хоть Лиза, хоть Маша, хоть Глаша. Я искала у вас помощи и защиты. Но вы меня обманули, вы нечестный человек.

Женщина подошла вплотную к оторопевшей Лизе и взяла ее за руку.

- Знаете Лизочка, мне вас могло быть даже жаль, наверное. Если бы я просила какую-нибудь ерунду типа ритуала на привлечение денег или мужчин, но я просила спасти мою жизнь. Ваша совесть позволила вам взять деньги и не попытаться мне помочь. Так что…

Женщина раскрыла ладонь Лизы и, вложив туда монету, прошептала:

- Подселенцу здесь сидеть, мясо сие есть, червяков кормить, собак призывать.

Закрыв обратно ладонь, женщина улыбнулась.

- Я нашла того, кто смог мне помочь. А это, - она кивнула на ладонь Лизы, — это теперь ваша проблема. Надеюсь, хоть себе помочь вы сможете. До свидания.

Развернувшись, женщина взялась за ручку входной двери и замерла.

- Хотя нет. Прощайте.

Когда за женщиной захлопнулась дверь, с Лизы словно спало оцепенение. Только сейчас она поняла, что легкая футболка прилипла к спине от количества выступившего пота и подкашиваются ноги. Она присела.

Твою мать, неприятно получилось. Надо прекращать приводить этих полоумных домой, чтобы избежать подобных ситуаций. Уж лучше она будет снимать офисное помещение или еще что-то в этом духе, но приводить домой – точно нет. Баста. Мало ли что взбредет им в голову. Эта пришла с монетой, а следующая с ножом прийти может.

Открыв ладонь, Лиза посмотрела на монету. Самая обычная, десятирублевая. Даже не новая.

Поднявшись, Лиза выбросила монету в мусорное ведро на кухне и дважды вымыла руки с мылом. Было неприятно, словно извалялась в грязи. Она даже понюхала свои ладони, но они пахли ромашкой и медом – ее любимым ароматом мыла.

Запустив кофемашину, она выбрала режим капучино. Кошка сидела на столе и, пристально глядя на хозяйку, нервно подергивала хвостом.

- Иди, пожалей мамочку, - протянула Лиза руки к Багире, но животное, яростно зашипев, оцарапало хозяйку и бросилось в комнату.

- Дура, - потирая руку, сказала ей в спину Лиза.

Налив кофе лишь наполовину, аппарат мелко затрясся и загудел, потом вовсе выключился. Запахло дымом.

- Очень здорово, - девушка повертела кружку в руках, - придется новую покупать. Хорошо, что деньги еще остались.

Как только она поднесла чашку к губам, та лопнула ровно пополам и кофе обжег грудь девушки.

- Сука! – вскрикнув и бросив оставшуюся в руке половину кружки в раковину, девушка быстро скинула футболку.

- Да что за день такой!

Принять душ не вышло, из крана текла лишь холодная вода. Видимо, отключили по графику. Терпение лопнуло, и Лиза решила прилечь. Долгий перелет утомил, нежданная гостья испортила настроение, да еще и из рук все валится. Нужно просто отдохнуть и все встанет на круги своя.

Упав на любимую кровать, Лиза накинула тонкий плед и моментально провалилась в сон.

Ей снилась мама. Она словно стояла за стеклом и отчаянно стучала по нему, пытаясь разбить. Рот ее открывался, но Лиза не слышала, что она пытается сказать. Она стучала со своей стороны и показывала пальцами на уши, давая понять, что не слышит ее.

Разбудил Лизу звонок мобильного телефона. Открыв глаза, она не сразу поняла, что находится дома.

Звонила Светка.

- Лизок, мы хотели сегодня в клуб пойти, ты с нами?

Лиза зевнула.

- Да, а во сколько?

- Давай мы заедем за тобой через полтора часа, будь готова.

- Ок, - снова зевнув, Лиза отключилась.

Сколько она проспала? Пару часов? Во всяком случае, чувствовала она себя гораздо лучше.

Прошлепав в ванную, она вспомнила, что горячей воды нет. Пришлось по старинке – греть воду в кастрюле и пользоваться тазами.

Закончив с душем, подсушила волосы и открыла шкаф в поисках – чего-бы надеть. Она же купила на Кипре шикарный белый сарафан! В нем и пойдет.

Притащив чемоданы из коридора в комнату, она открыла первый и сразу нашла его. Отлично. Нарядившись, бросила косой взгляд – может сейчас разобрать чемоданы?

- Хотя нет, - сказала вслух, - завтра займусь. Сейчас уже нет времени.

- Багира, кис-кис, ты где?

Кошка всегда спала рядом с хозяйкой, свернувшись неизменным калачиком, но сейчас ее нигде не было и на «кис-кис» не отзывалась. Странно, отвыкла, что ли, за время отпуска?

Лиза прошлась по квартире и нашла животное на кухне. Кошка сидела под стулом и угрожающе зашипела, когда Лиза попыталась взять ее на руки.

- Надо тебя к ветеринару сводить, может заболела. Я слышала, что, когда животные болеют, они агрессивные, даже к хозяевам. Оставлю тебе еды, обязательно поешь. Завтра поедем к врачу.

Лиза послала кошке воздушный поцелуй и, высыпав пакетик корма в миску, вышла из квартиры.

Вернулась Лиза около пяти утра – пьяная, счастливая и не одна. Долго не могла попасть ключом в замочную скважину, глупо хихикала, когда новый ухажер хватал ее за зад и говорил пошлости на ухо. Наконец непослушный ключ попал в замок и, открыв дверь, парочка ввалилась в квартиру.

В нос тут же ударил резкий, неприятный запах.

- Только не говори, что ты чокнутая и у тебя живет пятьдесят кошек, - хохотнул парень, - я, конечно, люблю чокнутых, но проветрить бы не мешало.

- Дурак, - фыркнула Лиза, снимая обувь, - у меня одна кошка и она очень чистоплотная. Хотя воняет и правда сильно. Проходи пока в комнату, я на кухне окно открою.

- Только не задерживайся, - парень легонько чмокнул Лизу в шею и хлопнул по заду.

Увильнув, больше для раззадоривания, Лиза отправилась на кухню.

- А ты сама чистоплотностью не страдаешь, я смотрю, - донесся голос парня из комнаты.

- В каком смысле, - не поняла Лиза, но войдя следом за ним в комнату, чуть не упала в обморок. Все чемоданы были раскрыты и ее вещи разбросаны по комнате, словно искали что-то впопыхах. Нижнее белье свисало с люстры, шорты и майки были раскиданы по полу и кровати. Даже косметичка раскрыта и рассыпана.

— Это что такое? -  Лиза прикрыла рот рукой от шока, - кто это сделал?

Она посмотрела на парня, словно он должен знать. Тот непонимающе смотрел на нее в ответ.

- Меня, похоже, пытались ограбить! – догадка пришла быстро, а с ней и облегчение. Все деньги Лиза держала на карточке, а колечко с бриллиантами красовалось на пальце. Больше ничего ценного в квартире не было.

Если только разочарованные воры не затаились где-то в квартире.

- Нужно срочно звонить ментам, чего ты стоишь? – Лиза, дрожа от страха, почти накинулась на парня, - не стой, сделай что-нибудь!

- Воу! – парень сделал шаг назад и поднял руки, - малышка, я приехал сюда клево потрахаться, а решать проблемы – это не ко мне. Я тебе не парень и не папа. Это без меня.

- Ты серьезно? – Лиза огромными, ненавидящими глазами уставилась прямо на него, - ты серьезно? А если они вернутся и убьют меня? Тебе плевать? Ты не можешь даже полицию вызвать?

- Так, - парень начал отступать к коридору, - я так понимаю, приятный вечер отменяется. Мне лучше уйти. Давай.

- Все мужики козлы, - буркнула Лиза, - как в трусы залезть, так первые. А как помощь нужна, то хрен найдешь. Да и пошел ты.

Но говорила она это уже в пустоту, парень скрылся за дверью. И на Лизу накатила волна страха. Трясущимися руками она набрала 112, быстро объяснила оператору суть проблемы и попросила отправить к ней всех свободных полицейских, какие только есть.

- Ожидайте, - коротко ответил оператор и отключился.

Лиза боялась пошевелиться. Ей все время казалось, что в квартире она не одна, что грабители и убийцы притаились и вот-вот выпрыгнут из своего укрытия, чтобы убить ее. Изнасиловать, убить, расчленить и закопать в каком-нибудь парке.

Минуты ожидания тянулись, страх нарастал. Окинув взглядом комнату, она увидела на кровати маникюрные ножнички. Какое никакое, а оружие. Зажав их в худеньком кулачке острием наружу, Лиза села в углу комнаты так, чтобы видеть все пространство. Напряженная тишина звенела, как струны.

Неожиданно на кухне раздался звон разбитой кружки. В тишине квартиры звук прозвучал, как взрыв, окончательно добив Лизу.

- Убирайтесь на хрен отсюда, - кричала она в истерике, заливаясь слезами и сползая все ниже на пол, - пошли нахрен, слышите! Только суньтесь ко мне, порешу каждого! У меня есть оружие, я вас зарежу!

Крики перешли в громкий рев и вот она уже лежит на полу, рыдая в голос от страха, как маленькая девчонка.

- Пошли нахрен, пошли нахрен, - все еще прорывалось у нее между всхлипываниями, но уже вполголоса.

В дверь позвонили. Лиза подскочила. Ура, это полиция! Родные, они меня сейчас спасут.

- Открыто, - крикнула она из комнаты, все еще боясь проходить по полутемному коридору.

Пара полицейских прошли в комнату. Окинув ее взглядом, тот, что пониже, присвистнул.

- Наконец-то вы приехали, - кинулась к ним Лиза, - помогите мне пожалуйста, меня пытались ограбить.

- Хозяйка кто, вы? – спросил второй, оценивающе рассматривая Лизу. Видок был тот еще – растрепанные волосы, тушь растеклась от слез, красная помада размазана, короткий сарафан задрался. Немного одернув его, Лиза уверенно кивнула.

- Я хозяйка, точнее снимаю.

- Поняяятно, - протянул полицейский, - ну, рассказывайте, что произошло.

- Я не знаю, я была в клубе, а когда приехали домой – тут вот это, - Лиза окинула рукой комнату.

- В клубе были, говорите? Что пили?

Тон полицейских смутил Лизу. И что за вопросы? Какая разница, что она пила?

- Просто коктейли.

- Принимали что-то? – полицейский смотрел в упор.

- Вы что, нет конечно! Да и какое это имеет значение? Меня ограбили, вы меня слышите?

- Спокойнее, дамочка, - полицейский прошел к кровати и сел, не потрудившись отодвинуть ее вещи, прямо на них.

- Итак. Вы были в клубе, пили, а потом приехали сюда, верно?

- Да, - утвердительно кивнула Лиза.

- С кем приехали? – задал вопрос второй, тот, что пониже.

- С парнем.

- Как зовут парня?

- Эм… Ден, кажется.

- А фамилия?

- Да не знаю я! Мы в клубе познакомились!

- А сейчас он где?

Лиза запнулась.

- Ну, не знаю, он ушел.

- Поняяятно, - снова протянул полицейский.

- Да что вам понятно? – Лиза начинала откровенно злиться.

- Что вы сначала напились в клубе, потом устроили дома вакханалию…

- Еще и под наркотой, похоже, - перебил второй полицейский.

- Возможно под наркотой, - поддакнул первый, - возможно ваш знакомый вас и ограбил. А как мы должны его искать, если вы даже фамилии его не знаете?

- Не грабил он меня! Когда мы зашли, все уже так и было! И никакой наркоты мы не принимали.

- Разберемся, - полицейский достал лист бумаги и ручку из кожаной папки, - пишите.

- Что писать?

- Согласие на медосвидетельствование. Проверим, сколько пили, что принимали. Потом поедем в отделение, там вы напишете заявление на вашего друга из клуба, дадите его приметы….

- Зачем? – Лиза непонимающе переводила взгляд то на одного полицейского, то на второго.

- А затем, чтоб обдолбанным малолеткам не было желания дергать нас под утро, отрывая от работы. Согласие писать будешь?

Лиза сделала шаг назад. Все понятно, никто помогать ей не будет.

- Нет, - она уверенно мотнула головой, - не буду.

Полицейский пониже усмехнулся.

— Вот и славненько, - лист бумаги с ручкой быстро скрылись в кожаной папке, - тогда всего доброго.

Полицейские вышли в коридор, Лиза мелко семенила следом, по пути заглядывая во все углы квартиры. Просить их проверить бесполезно, но пока они здесь, она чувствовала себя более-менее защищенно. Никого так и не обнаружив, она выдохнула.

Глава 4

Рассветное солнце касалось тонких занавесок неокрепшими лучами. Лиза сидела на кухне, поджав ноги и смотря в одну точку. Что за черная полоса пошла? И самое забавное – началось все после прихода этой невменяемой с монетой. Дикость какая-то. Что она там ей пожелала? Подселенца и червям мясо есть? Идиотизм. Лиза всей душой не верила в подобные вещи -какая мистика? Какие подселенцы? У нее просто сгорела кофемашина, верой и правдой служившая ей последние шесть лет. Так бывает. И кружка лопнула. Ну и у фарфора наверняка есть какой-то срок годности, или как там оно называется. Кошка еще заболела.

Лиза посмотрела на кошачью миску – корм был не тронут. Точно заболела.

Набрав номер ветеринарной клиники, Лиза записалась на прием через полчаса и принялась собираться.

Смыла косметику, собрала волосы в хвост, вместо откровенного сарафана натянула майку и джинсы. Сейчас она выглядела более чем прилично.

- Чтоб не сказали, что я наркоманка и алкоголичка, - перекривляла она полицейских.

Поймать кошку не получалось – животное выло и отчаянно сопротивлялось. Пришлось взять толстое банное полотенце, набросить на нее и быстро завернуть. В этом полотенце Лиза и засунула ее в переноску.

Ветеринарная клиника находилась через два дома и дошли они быстро. Багира всю дорогу настолько истошно вопила, что редкие прохожие оглядывались на Лизу, подозрительно оглядывая ее с ног до головы.

В клинике врач лично вышел из кабинета, услышав в коридоре кошачий вой. Лиза, не на шутку перепуганная, стояла перед врачом бледная, с трясущимися руками.

- Помогите пожалуйста, - протянула она переноску доктору, - я не знаю, что с ней. Еще вчера утром она вела себя спокойно, а потом вот так…

Голос дрогнул, накатили слезы.

- Проходите, - сделал доктор шаг назад, освобождая проход.

Миловидная медсестра взяла переноску и понесла ее к столу для осмотров, попросив Лизу присесть у двери. Как только переноска оказалась в руках медсестры, кошка замолчала.

Доктор натянул перчатки и расстегнул переноску.

- Ну что же, милая, выходи, - потянул он за полотенце и Багира выскользнула из переноски. Абсолютно спокойное животное, слегка прикрыв глаза, стойко переносил осмотр. Когда ей осматривали живот, даже легонько замурлыкала.

- Внешних повреждений нет, - заключил доктор, - животик мягкий. Вы корм не меняли? От нового корма могут быть колики.

- Нет, нет, - замахала головой Лиза, - всегда один и тот же, премиум класса.

- Хорошо, - сказал доктор, снимая перчатки, - сейчас я вам выпишу направления на анализы, сдадите завтра у нас, в соседнем кабинете. Катенька, - обращался он уже к медсестре, - налейте кошке воды. Накричалась, пить, наверное, хочет.

Пока врач выписывал направления, медсестра налила воды и Багира усиленно лакала. Напившись, она завалилась набок и тыкалась носом в ладонь медсестры, требуя ее погладить.

- Какая она у вас ласковая, - умилилась медсестра и почесала ее за ушком.

- Все, вот направления, - доктор протянул несколько исписанных листков, - набор стандартный для выявления инфекций. Но сейчас животное, вроде, успокоилось. Не думаю, что у нее что-то серьезное.

- Спасибо вам, - Лиза убрала листы в сумочку и направилась к столу для осмотра, чтоб собрать кошку. Багира тут же напряглась, сжалась практически в комок, прижала уши к голове и тихонько утробно завыла, не сводя глаз с хозяйки. Все трое в комнате удивленно уставились на кошку.

- Багирочка, девочка моя, - Лиза потянула руки к кошке, но та взвыла и бросилась со стола под шкаф с медикаментами, откуда внимательно следила за Лизой и предупреждающе выла уже во всю глотку. Доктор с медсестрой переглянулись.

- Елизавета, - вкрадчиво начал доктор.

- Я не бью ее, - не дожидаясь вопроса, отрезала Лиза, - я люблю свою кошку и никогда ее не била.

- Конечно, конечно, - доктор был терпелив и тактичен, - я могу предложить вам оставить кошку у нас до завтра. У нее возможно… эээ… нервный срыв и ей просто нужно прийти в себя. А завтра утром мы сами сделаем заборы анализов, позвоним вам, и вы заберете ее. Давайте?

- Я не бью ее, - тихо повторила Лиза.

- Вас никто в этом и не обвиняет, - доктор положил теплую ладонь Лизе на плечо и аккуратно подтолкнул к выходу, - мы завтра позвоним вам.

Уходя, Лиза не видела, как доктор, повернувшись к медсестре, закатил глаза, на что та согласно кивнула.

Глава 5

Войдя в квартиру, Лиза услышала шум льющейся воды. Вода? Откуда она взялась? Шум доносился с кухни и она, не снимая обувь, бросилась туда. Краны были открыты до упора, и вода лилась через край раковины на пол. Быстро выключив воду, она достала оттуда часть грязной посуды и увидела, что слив плотно заткнул кухонной тряпкой. Твою мать! Да что происходит? Она точно не могла этого сделать. Это она не могла оправдать ни тяжелым перелетом, ни бессонной ночью. Бред какой-то! Кто мог ей вредить? Грабители, которые ночью влезли в квартиру? Но они ничего не украли. И сейчас тоже – только залили кухню. Но кому это могла понадобиться? Догадка пришла быстро – да это же сучка с монетой! Точно! Пока была в коридоре, каким-то образом взяла ключ, сделала копию, а когда приходила второй раз – вернула ключ на место. Наверное. Не знаю наверняка, но это точно она, больше некому.

- Она у меня еще попляшет, - Лиза сунула руку в раковину, чтобы вытащить тряпку из слива, но резкая боль заставила отдернуть руку назад. Кровь сочилась из рассеченной ладони и капала прямо на пол. Осколки разбитой чашки, брошенные ею вчера в раковину, хищно смотрели прямо на нее острыми краями.

Прижав раненую руку к груди, Лиза сползла на пол и заплакала. Долго, взахлеб, произошедшее за последние двое суток выходило из нее потоками горячих слез. Не заметив, как, Лиза уснула.

Снилась ей мама. Теплый день из глубокого детства. Середина июля, они приехали на дачу, весь день провели в огороде – мама обрабатывала грядки, а маленькая Лиза собирала в кастрюльку ягоды малины с куста. За домом цветы растут вперемешку с сорняками, от ярких, алых пионов до небесных колокольчиков. Мама называет все это «любимым садиком» и смеется. На ней платье ее молодости из самой красивой ткани, расписанное красными розами. Она  широко улыбается, на голове косынка, на платье — фартук, а на шее блестят стеклянные бусы: «Ешь клубнику прям с плодоножки! Так она слаще!»

Небольшой домик кажется ребенку огромным и полным загадок. Скатерти и салфетки на подушках расшиты наивными и одновременно потрясающе красивыми узорами — дело рук прабабушки, которую Лиза не застала при жизни. Среди простецкого быта дачи выглядели они сказочно.

После вкусного ужина, за неимением на даче телевизора, Лиза забралась к маме на кровать, легла головой ей на колени, мама гладила ее по волосам и рассказывала сказки.

- Злая мачеха схватила принцессу за руку и откусила ей два пальца, - мягким голосом продолжала мама.

Маленькая Лиза испуганно затаила дыхание.

- Прожевав их, мачеха вцепилась зубами в щеку принцессе. Оторвав кусок, она оттолкнула кричащую девочку. Та не устояла на ногах и упала на землю, напоровшись глазом на ветку…

- Мамааа, - заплакала Лиза, — это плохая сказка! Я не хочу ее!

Рука матери, до этого нежно гладившая ребенка по голове, неожиданно сильно схватила ее за волосы и подняла с колен. Чудовище, совсем недавно бывшее ее мамой, сейчас смотрело на нее черными, прожжёнными дырами вместо глаз.

- Что такое, моя принцесса, - утробно заклокотало чудище и из его рта потекла, пузырясь, кровь.

Показать полностью

78 Арканов

Глава 1

Если хочешь разгадать фокус, нужно все время помнить, что это – фокус. Держи это в голове, и тогда поймешь, как это сделано.

Лейтенант Коломбо.

Утренний кофе вкуснее в полдень. Выспавшись вдоволь, Лиза понежилась в кровати и, накинув шелковый халатик, прошлепала босыми ногами на кухню. Черная кошка, растянувшись на обеденном столе, подставила тощие бока теплым лучам солнца, пробивающимся сквозь легкие занавески.

- Доброе утро, Багира, - проходя мимо, Лиза легонько почесала ей за ушком. Разомлевшее животное даже не повернуло головы, лишь муркнув.

От нажатия кнопки кофемашина мягко загудела и через пару минут выплюнула в белоснежную фарфоровую кружку порцию кофе. Сделав небольшой глоток, Лиза закрыла глаза от удовольствия - Руанда Блю Бурбон любимый сорт зерен. Мягкий вкус с легкой кислинкой и цветочным ароматом, всегда оставляющий ванильное послевкусие. Стоил такой достаточно дорого, но она готова была платить за удовольствие.

Удобно устроившись за столом, Лиза взяла в руки мобильный. Часы показывали 11:30, значит до первого клиента целый час. Войдя в известную социальную сеть, принялась разбирать сообщения.

«Ираида, добрый день! Приворот на мужа сделали почти месяц назад, и вы обещали результат на следующий день! А муж мало того, что не вернулся, так еще и заблокировал меня везде! Верните деньги!»

Заблокировал, говоришь. Тогда и я заблокирую. Нажав кнопку «внести в черный список», Лиза открыла следующее сообщение.

«Здравствуйте Ираида. Я подумала и решилась. Давайте сделаем ритуал на защиту от негатива. Сколько я должна внести сейчас, чтобы вы могли начать работу?»

А это утро радует все больше!

«Здравствуйте, Светлана! Внесите пока тридцать тысяч, остаток переведете, когда я закончу и вы увидите результат! Я всегда работаю до полного результата. Перевести можете по номеру телефона на карточку».

Отправив свой номер, Лиза перешла на страницу клиентки. Город проживания указан Владивосток. Не ближний свет. Вверху экрана появилось оповещение о зачислении тридцати тысяч рублей от абонента Светланы Николаевны А.

- Спасибо тебе, Светлана Николаевна, - буркнула Лиза под нос и нажала кнопку «внести в черный список».

Она не всегда так делает. Если потенциальный клиент живет близко, Лиза приглашает его к себе домой и обрабатывает по полной. Расскажет про порчи, сглазы, про необходимость чистки энергополя и обязательной установке защиты. Когда-то давно она мечтала поступить на актерский факультет и блистать на большой сцене, но не хватило проходных баллов и теперь она играет на своей собственной сцене. Стоит отметить – играет хорошо.

Остальные сообщения особого интереса не несли. В основной массе это были просьбы погадать бесплатно и приглашения на различные семинары. Быстро пролистав их, Лиза вышла на свою основную страницу. Заглавная фотография была любимой. На ней стоял круглый стол, покрытый тяжелой скатертью с бахромой бордового цвета. Легкий полумрак, зажженные свечи и хрустальный шар по центру стола создавали магическую атмосферу, а сама Лиза, в готическом платье с высоким воротом была бесподобна. Вытянув руки вперед и растопырив пальцы над магическим шаром, она смотрела в камеру, чуть сузив глаза. Это был ее любимый прием, который работал как на фото, так и с живыми людьми – таким взглядом она словно заглядывала в душу. Добавив немного фотошопа, она вытянула себе зрачки на фото, сделав их похожими на кошачьи. Под фото был текст:

«Маг. Целитель. Практик. Диагностика и снятие негативных воздействий, порч, сглазов. Отлив воском, общение с мёртвыми. Ритуальная Магия. Карты Таро.»

Коротко и ясно. Без лишних слов и увещеваний.

Бросив еще один взгляд на часы, Лиза отложила телефон, выпила остатки кофе и, сладко потянувшись крайний раз, бодро прошлепала в комнату, превращаться из миловидной брюнетки Лизочки в вершительницу судеб Ираиду.

Лиза заканчивала подводить толстым черным карандашом второй глаз, когда в домофон позвонили. Черт, еще 15 минут до приема, она не готова!

- Кто? – сняв трубку домофона, Лиза сделала голос максимально низким.

- Я на прием к Ираиде, - запинаясь, ответили ей, - я записана.

- Ваш прием через 15 минут, ждите, - сухо ответила Лиза и бросила трубку. Надо сразу указывать им свое место, иначе очень быстро сядут на шею и ножки свесят. Сначала прием раньше назначенного времени, потом примите нас пожалуйста без записи, а потом не успеешь оглянуться, как уже делаешь бесплатные раскладики в интернете за спасибо. Нет уж. Лиза девушка с достоинством и целями. Как и ее Альтер эго – Ираида.

- Альтер эго, - повторила вслух Лиза и прыснула со смеху, - во загнула.

Нацепив на себя лифчик третьего размера, специально купленный для Ираиды, Лиза впопыхах наталкивала в него вату. Это в жизни у нее грудь, как у первоклассницы, а у провидицы и магини такого высокого уровня просто обязана быть большая грудь. Перевоплощаться, так качественно. И достойно играть свою роль.

Дежурное платье было отметено в сторону. Сегодня утро началось хорошо, подарив заряд положительной энергии и Лизе захотелось немного сменить образ. Быстро перебрав вешалки в шкафу, она выбрала шикарное платье – готическое, ажурное, с глубоким декольте, но в пол. Из-под его полы не было видно ступни. Образ идеален. Прошуршав платьем, Лиза вышла в коридор, критически осмотрела себя в большое зеркало прихожей, на скорую руку накрасила губы ярко-алой помадой для завершения образа и довольная, подмигнула своему отражению.

- Детка, ты шикарна, - не удержалась от комплимента самой себе.

Домофон снова зазвонил. В этот раз она не стала ничего говорить, просто нажала кнопку открытия, щелкнула замком входной двери и, оставив ее чуть приоткрытой, кинулась на кухню.

Телефон, оставленный на столе, переложила на подоконник, чашку из-под кофе убрала в раковину и принялась раскладывать вокруг себя колоды таро.

О, Лиза очень любила эти разноцветные картонки с рисунками. У нее были нежные колоды, изображающие влюбленных парочек, были колоды и откровеннее. Каждая карта изображала бесстыдный акт соития в различных позах и местах. Эту колоду, почему-то, особенно любили ее клиентки. Их щеки неизменно вспыхивали стыдливым румянцем, стоило Лизе достать пару карт, но в горящих глазах стыда не было совсем. Там был азарт и жгучий интерес рассмотреть их поближе. Были колоды и другого формата. Темные, страшные, изображающие мертвых и демонов, показывающие смерть и тлен. Жуткие бесы рвали на клочки своих жертв на каждой карте, чем пугали ее клиентов и приводили в восторг как Лизу, так и Ираиду. Ведь есть непреложное правило – чем страшнее клиенту, тем больше денег заработает маг.

- Здравствуйте, можно? – раздалось робкое из коридора.

- Входите, - низким, спокойным голосом ответила Лиза.

Провозившись пару минут в прихожей, девушка, прижимая к себе сумочку обеими руками, вошла на кухню.

- Присаживайтесь, - указала Ираида рукой на стул напротив себя, - слушаю вас.

- Я… я… знаете, мне вас посоветовали, - девушка растерялась, - я не знаю, что мне делать, а мне сказали….

Лиза бросила оценивающий взгляд на девушку. Волосы не ухожены, давно не видели ни краски, ни ножниц парикмахера. Платьице самое простое, немного поблекшее от частой стирки, но довольно опрятное. Ногти без маникюра, дешевая сумочка и самое простое обручальное кольцо на худеньком пальчике.

Это проще простого, такой типаж за время практики Лиза изучила и щелкала как орешки.

- Муж от тебя загулял, - спокойно и уверенно произнесла она, перебив лопотание клиентки.

Та немного осела на стуле, выпучив глаза.

- Да, а как вы узнали?

- Я все вижу, - загадочно произнесла Лиза, водя руками над хрустальным шаром.

«Еще бы от такой неухоженной мыши он не загулял» - подумала она, но вслух произносить не стала. Сейчас она расскажет ей стандартную в таких ситуациях историю про любовный треугольник, про стерву-любовницу, которая приворот на ее мужа сделала, пожалеет ее немного и заработает тысяч пятьдесят. А может и все сто, кто знает. Снимать приворот и разлучать с любовницей дело непростое и затратное.

Загадочно поводив руками над шаром еще минуту, Лиза зажгла свечу и дала в руки клиентке.

- Держи, сейчас все увидим, воск все покажет.

Девушка замерла. Свеча в руке немного подрагивала от напряжения. Она смотрела прямо на огонек и, кажется, даже не дышала.

«Вот ведь как переживает, - думала Лиза, - любит же своего кобеля».

Когда потекли первые капли воска, Лиза положила рядом с клиенткой небольшой листочек бумаги.

-Наклони свечу, - распорядилась Лиза-Ираида, - сейчас нам воск все покажет.

Капли падали на лист одна за другой, превращаясь в причудливые узоры. Лиза внимательно всматривалась в них, пытаясь найти образы, за которые можно зацепиться, но ничего подобного не вырисовывалось.

- Задуй свечу, - сказала она клиентке, поняв, что дальше ждать бессмысленно и уж слишком все затягивается.

- Теперь внимательно смотри сюда, видишь? – хмуро сведя брови, Лиза наугад ткнула пальцем в восковую массу на листке.

Посетительница мучительно всматривалась и явно ничего не видела.

- Знак тут, ведьмин, - Лиза упорно показывала пальцев на воск, - приворот на твоего мужа делали.

- Я так и знала, - откинулась на стуле девушка и в уголках глаз ее блеснули слезы, - что же мне делать, Ираида?

- Тут только снимать магическое воздействие, иначе разведется он с тобой и на ней женится, - Лиза посмотрела на посетительницу, слегка сузив глаза. Трюк, как и всегда, сработал. Все сомнения пропали с лица девушки, и она решительно наклонилась вперед.

- Сколько нужно денег?

Мысленно Лиза похлопала радостно в ладоши, похвалив себя за хорошую работу. Попыталась вспомнить, сколько стоило то золотое колечко на витрине ювелирного магазина, с бриллиантами. Цена, как назло, вылетела из головы и вспоминаться не хотела.

- Пятьдесят тысяч, милая, не меньше, - сказав навскидку, Лиза решила, что если оно будет дороже, то за пару дней она точно соберет необходимую сумму.

Девушка немного растерялась, но уже в следующее мгновение взяла себя в руки.

- Можно я маме позвоню? У меня всей суммы нет, она мне переведет.

Лиза кивнула.

Через двадцать минут на банковскую карточку Лизы зачислились пятьдесят тысяч рублей, и она провожала переживающую девушку до двери.

- Спасибо вам огромное, вы мне брак спасаете, жизнь спасаете! – у нее никак не получалось застегнуть сандалии трясущимися руками. Она так волновалась, так переживала, что смогла тронуть Лизу за душу.

- Милая, - сохраняя образ, подалась вперед Лиза и взяла девушку под локоть, - я совет тебе дам. У тебя длинные волосы, а волосы – это память человека. Хочешь, чтобы воздействие быстрее ушло, нужно отстричь волосы и еще лучше их покрасить в другой цвет. И негативу поможешь быстрее уйти и новый приворот любовница сделать не сможет. У тебя ведь будет совсем другая энергетика.

Девушка слушала ее, затаив дыхание.

- Конечно, конечно, - мелко затрясла она головой, - я все сделаю, как вы сказали! Обещаю, прямо сегодня же!

- Все, иди, - легонько подтолкнула ее Лиза к выходу, - через неделю уже не будет у тебя соперницы.

Девушка, окрыленная обещанием великой ведуньи, выпорхнула за дверь, и Лиза наконец выдохнула.

Ее утомляли приемы. Хоть они и были недолгими в основной массе, но эмоциональность все еще часто брала верх и словно опустошала. Нужно выпить кофе перед следующим приемом и подготовить рабочее место.

Черная кошка уже растянулась на столе, стоило уйти посетительнице. Привычным нажатием мягкой кнопки, Лиза зарядила кофемашину на капучино.

Пока она убирала со стола полу прожжённую свечу и бумажки, кошка очень внимательно наблюдала за ее движениями, легонько поддергивая кончиком хвоста.

- А что ты меня осуждаешь? – Лиза в упор посмотрела на кошку, - я ее ни капельки не обманула! Сейчас она сделает себе стрижку, покрасит волосы. Под новый образ и макияж захочется нанести. А там и новое платье, туфли, сумочка…, да она через неделю такой красавицей будет, что мужу ее никаких других женщин и не захочется.

Животное глубоко зевнуло и положило голову на лапы, сонно прикрыв глаза.

— Вот именно! – поучительно подняла указательный палец вверх Лиза, - и не надо со мной спорить.

Еще два приема прошли относительно спокойно. Все стандартно – любит ли, не врет ли, женится ли…. Лиза раскладывала карты, тыкала пальцами в картинки и придумывала небылицы, чтобы убедить их сделать хоть чистку от негатива, хоть поставить защиту от вредных воздействий, но клиенты попадались не денежные и ей перепали только пара купюр за просмотр на картах Таро.

Закрыв дверь за последней посетительницей, Лиза стянула с себя парик и бросила его на полку рядом с сумочкой.

Рабочий день на сегодня окончен. В животе заурчало, что неудивительно. За весь день она выпила лишь две чашки кофе. Приподняв полы платья на манер старинных придворных дам, она, приосанившись, дошла до холодильника.

Сделав на скорую руку бутерброды с сыром и разогрев их в микроволновке, Лиза откусила кусок и ойкнула. Горячий сыр обжег губу.

- Блин, - чертыхнулась она и налила себе холодной воды. Мобильный телефон завибрировал и замигал разноцветными огоньками на подоконнике. Номер был незнакомый.

- Алло, - сделав на всякий случай «рабочий» голос, ответила она.

В трубке раздавалось лишь рыдание. Кто-то, на том конце провода, плакал взахлеб.

- Слушаю вас, - повторила Лиза, - говорите.

- Ираидочка, - подавленным голосом обратились к ней, - молю вас, помогите мне!

Лиза скорчила недовольную гримасу. На часах было уже шесть вечера. Через полтора часа она договорилась сходить в кино с подругой.

- На сегодня прием окончен, - безапелляционным тоном произнесла она. И дело не в том, что встречу нельзя перенести. А в том, что на ее приемах плачет каждая вторая. Рыдают, бьют себя кулаками в грудь, а денег приносят с гулькин нос. И Лиза давно приняла решение – пресекать подобное. Хочешь попасть на прием? Записывайся в рабочие часы!

- Очень вас прошу, Ираидочка, пожалуйста, мне очень страшно, я не знаю, что мне делать, - на том конце провода снова зарыдали в голос.

- Я могу принять вас завтра. Приходите в два часа дня, адрес скину эсэмэской.

- Спасибо, - голос дрогнул, - я обязательно буду. Если доживу.

Произнеся последние слова, абонент отключился.

- В каком смысле если доживу, - не поняла Лиза. Но ответить было некому, из трубки раздавались короткие гудки. Пожав плечами, Лиза положила мобильный обратно на подоконник и пошла смывать грубый макияж Ираиды. Похоже еще одна влюбленная глупышка, готова наложить на себя руки из-за безответной любви или гулящего мужа. И такое было на ее памяти. Рыданий завтра будет немерено, нужно подготовиться. Но Лиза решила думать об этом завтра, а сегодня у нее планы на приятный вечер – поход в кино и бокал вина в кафе с подругами.

Глава 2

Будильник начал звонить в девять утра. Легкая мелодия отзывалась в голове, словно набат. Тяжело разлепив глаза, Лиза нашарила рукой под подушкой мобильный, выключила будильник и со злостью швырнула его на подушки. Вчерашние пару бокалов вина превратились в пару бутылок – обмывали новое кольцо с бриллиантами, купленное Лизой. И, как назло, вливалось вино, как вода в сухую землю, а сейчас ее голову словно зажали в тиски и больно стучало в висках.

- Мяяу, - Багира сидела на полу и, задрав голову на хозяйку, напоминала, что не кормлена со вчерашнего вечера.

- Отвали, - буркнула Лиза и уронила голову на подушки.

Но отваливать животное не собиралось и с каждым разом «мяу» становилось все требовательнее. Пришлось вставать и идти на кухню. Высыпав пакетик мясного корма в миску, Лиза достала из холодильника бутылку воды и жадно вливала в себя прохладную жидкость. Голова снова закружилась.

- Надо приходить в чувство, - увещевала Лиза сама себя, - сегодня много людей по записи, плюс вчерашняя рыдающая самоубийца. Мне надо быть в форме.

Вчера вечером они с подругами под конец пьянки (а это реально превратилось в пьянку), договорились все вместе слетать на отдых. Только она не помнила, куда именно все же решили после долгих споров – на Мальдивы или Кипр? Один хрен денег надо немало, куда бы они не решили. Только Машке родители дадут денег на отдых, сколько бы она не попросила. А Светке и того проще – она поулыбается своему жирному борову, и он ей отслюнявит нужную сумму. Только Лизе приходится вкалывать ради денег, нет у нее ни богатых родителей, ни папика.

Подняв правую руку, Лиза растопырила пальцы. На указательном пальце переливались всеми цветами радуги бриллианты. Кольцо ее мечты. Она гордится собой, она молодец. Заработала сама, никому ничего не должна.

Нужно принять душ и готовиться работать.

Ровно в полдень Лиза уже была при полном параде. Правда из-за тяжелого похмелья макияж не особо удался, да и мятная жвачка не помогала решить проблему перегара. Пришлось идти на хитрости – неровности макияжа скроет полумрак, поэтому на кухне были задернуты плотные шторы и горели свечи, а ароматы вчерашнего праздника перебивали зажжённые благовония. Эти палочки так воняют, что, кажется, могут даже трупный запах отбить.

В домофон позвонили и начался стандартный рабочий день – а любит ли, а не врет ли, а женится ли…. Меняются истории, меняются лица, а суть не меняется. Ближе к двум часам дня Лиза устроила себе небольшой перерыв. От благовоний еще больше болела голова, катастрофически не хватало свежего воздуха. Откинув штору, Лиза открыла форточку. Ветер ворвался неожиданно сильный, подкинул практически до потолка занавеску и испугав кошку, которая тут же в ужасе с диким «мяу» умчалась в комнату. Лиза кинулась закрывать форточку, не ожидав такого порыва. Ладно, потом проветрит. Закрывать тяжелые шторы она пока не стала и вернувшись за стол заметила, что ветром снесло со стола одну из колод. Лиза наклонилась ее поднять и в висках снова больно запульсировало.

- Ммм, - сдерживая стон, схватилась она за висок.

Когда открыла глаза и, превозмогая неприятное ощущение в голове, потянулась за картами, ее рука остановилась. Лиза сама не поняла, почему это привлекло ее внимание. Колода упала рубашками вверх, но две карты перевернулись – десятка мечей и сверху на нее упала карта дьявола. На карте десятки мечей был изображен измученный, распластавшийся на сухой земле мертвый человек, в тело которого воткнуты мечи. Почему-то Лизе показалось, что это она изображена на этой карте. А рогатый с другой карты, слегка наклонив голову, смотрел прямо в ее глаза, хищно улыбаясь.

- Тьфу, дурацкое похмелье, - Лиза перевернула карты обратно и вернула их в колоду, - что только не придет в голову.

Ровно в два часа постучали в дверь. Открыв, Лиза увидела перед собой женщину неопределенного возраста. С неплохой фигурой, довольно стильно одетая, ей можно было бы дать не больше тридцати. Но ее лицо все было испещрено морщинами, мешки под глазами имели черно-синий оттенок и глаза были настолько красными, словно женщина проплакала не один день.

- Проходите пожалуйста, - сделала Лиза шаг назад, давая женщине возможность пройти в квартиру.

Женщина молча кивнула и шагнула вперед.

Когда они сидели на кухне, за столом и Лиза раскладывала карты, женщина наблюдала за ней, все еще не проронив ни слова. Лизу это нервировало. Обычно клиентки словоохотливы, сами рассказывали ей о проблемах и оставалось их только дожать. Эта же сидела спокойно, ее лицо не выражало никаких эмоций, кроме глубокой усталости и Лиза терялась в догадках.

- Что вас привело ко мне? – нарушила она молчание первой.

Женщина глубоко вздохнула и, сцепив руки замком, вкрадчиво спросила:

- Скажите, а вы сталкивались с порчами?

Вот оно, обрадовалась про себя Лиза, наконец-то.

- Конечно, - кивнула она сдержанно, — это основной профиль моей работы.

- А что вы знаете о… ммм… так сказать, подселенцах?

Женщина старательно подбирала слова.

- Многое, - так же сдержанно кивнула Лиза, а сама внутри ликовала. Да это же золотая жила! Она и на отпуск заработает, еще и на два таких же колечка хватит!

- Хорошо, - женщина расцепила пальцы и полезла в крохотную сумочку, откуда выудила фотографию, - на этом фото я и мой муж.

Она протянула фотографию Лизе. Там были запечатлены двое счастливых людей – сидящая перед ней женщина, только выглядела она гораздо лучше, чем сейчас. Ровная кожа на лице, ни одной морщинки, ясные глаза и счастливая улыбка. Со спины ее обнимал широкоплечий мужчина, явно военной выправки.

- Понимаете, он умер два месяца назад, - женщина внимательно разглядывала свои руки, стараясь сдержать слезы, -и я, кажется, сделала глупость. На похоронах вложила в его руки свою фотографию, чтоб помнил меня там, помнил, как мы любили друг друга. И с того дня он каждый день мне снится. Сначала сны были обычные для такого состояния, ну, вы понимаете. Тяжело терять тех, кого мы любим. Первое время он просто стоял передо мной в комнате и улыбался. Потом, спустя пару недель, начал звать меня с собой, рассказывал, как нам хорошо там будет вдвоем. Я каждый раз отказывалась идти, и он с каждой ночью становился все смурнее, перестал улыбаться и уже настаивал. Я сопротивлялась. Со временем почти потеряла сон, страшно было уснуть и снова увидеть его. Ходила в храм, молилась, заказывала службу о упокоении его души, но ничего не помогало. Даже иконы, которые я поставила в изголовье кровати его не останавливали. Когда помянули его на сороковой день, я облегченно вздохнула. Батюшка в храме сказал, что душа после смерти еще сорок дней по земле скитается, не может смириться с тем, что ее тело умерло. А на сороковой день возносится и больше я его не увижу. А он не ушел. Продолжал мне сниться, только сны уже превратились в кошмары – он кричал, ругался, топал ногами, угрожал, что все равно заберет меня. По своей воле или против. Мы по судьбе друг другу и будем вместе на этом свете и на том. А однажды ночью он схватил меня за руку и пытался утащить насильно. Я закричала и из соседней комнаты прибежала мама. Разбудила меня, не прекращая крестить и перепугано читая отче наш. Только я была не в кровати. Я лежала на полу, в другом конце комнаты, у шкафа и на моей руке было…. Вот, - женщина задрала рукав водолазки, и Лиза увидела черно-бордовый синяк, очень похожий на отпечаток человеческой ладони. Как если бы огромный мужчина схватил эту хрупкую женщину за запястье и тащил за собой.

Мурашки пробежали по всей спине Лизы, ей стало не по себе.

- И я уже реально боюсь за свою жизнь, - продолжила женщина, - последние три дня он начал приходить ко мне днем, даже если я не сплю.

Выждав паузу в несколько секунд, женщина глубоко вздохнула и встала со стула. Лиза бросилась подниматься за ней, думая, что та собралась уходить, но женщина, поднявшись, взялась руками за низ своей кофты и резким движением подняла ее вверх. Шокированная Лиза медленно опустилась на стул. Тело женщины покрывали укусы. Некоторые были уже проходящими и едва заметными, некоторые чернели синяками, а под грудью с правой стороны кожа была прокушена до крови. Лишь усилием воли Лиза заставила себя не протянуть руку и не прикоснуться к ужасным отметинам.

Опустив кофту, женщина снова села и глядя прямо в глаза гадалке сказала размеренно и холодно, практически по слогам:

- Я не сумасшедшая. Я не тронулась умом от потери мужа, не увечу сама себя. Я посещала психолога, психотерапевта и психиатра. Уверяю вас – мой мозг абсолютно здоров и крепок. Это он приходит, и он скоро заберет меня. Помогите мне, умоляю. Я хочу жить, я должна жить! Любые деньги, только сохраните мне жизнь.

Все еще не придя в себя от увиденного, Лиза подняла указательный палец вверх, как бы говоря «минуту» и, встав из-за стола, налила воды из графина в два стакана. Один осушила залпом, второй предложила посетительнице. Та приняла с благодарностью.

Вернувшись за стол, Лиза прочистила горло и начала:

- То, что с вами происходит, называется некро-привязка. Такое происходит, если в гроб попадают вещи живых. Мертвая душа как бы присасывается к живой через эту вещь и вытягивает все жизненные силы.

Лиза вспоминала все умные слова, которые читала на магических форумах.

Клиентка слушала ее и периодически согласно кивала.

- Я на все согласна, назовите сумму.

Лиза взяла карты таро в руки.

- Я не вправе назначать сумму за такие ритуалы, давайте спросим у Высших Сил.

Эта хитрость тоже срабатывала всегда. Лиза очень хитро снимала с себя ответственность и, когда называла слишком высокую сумму, прежде чем клиенты начинали возмущаться, разводила руками с самым несчастным видом. Мол, а я здесь при чем? Так высшие Силы сказали через карты Таро. Вы же сами видите.

Хорошо перетасовав колоду, Лиза разделила ее на две части. Закрыв глаза для театральности и большего убеждения, она вытащила с каждой части по одной карте и разложила их перед собой. Нервный вздох клиентки оборвал игру и Лиза, неожиданно сама для себя, открыла глаза раньше времени и посмотрела на стол. Перед ней лежали десятка мечей и на ней, как бы перекрывая собой, карта дьявола. Лиза вздрогнула. Не очень приятно снова увидеть это сочетание. Но оно же и к лучшему. Карты яркие, говорящие, увидев такие, клиентка точно раскошелится.

- Сам дьявол к вам приходит в обличье мертвого мужа, - как можно увереннее произнесла она, - такая работа дорого стоит. Не меньше шестисот тысяч. Тут и работа с мертвыми, и с кладбищем, и откуп…

Договорить ей женщина не дала.

- Хорошо, я продала свою старую машину, подарок мужа. Слишком много воспоминаний с ней связано, уже ставших неприятными. Готова оплатить прямо сейчас. Когда вы сможете приступить к работе?

У Лизы перехватило дыхание и мелко затряслись руки.

- Да прямо сегодня и начну.

Женщина взяла сумочку в руки и вытащила оттуда пухлый конверт. Долго пересчитывала купюры и наконец положила их на стол перед Лизой. Конверт уменьшился только на треть.

- Пересчитайте.

Трижды сбившись, Лиза все же пересчитала купюры. Аккуратно сложив стопку, она положила их правее от себя.

- Можете не переживать, уже скоро вы начнете жить спокойно.

Улыбка получилась кривой и немного неуверенной. Женщина встала.

- Я вам верю.

Когда она вышла, Лиза прислонилась к стене.

Вот это да.

Показать полностью

Тризна. 11

Заметил он только тогда, когда Михалыч вышел откуда-то из-за домика.

- О, а ты где был?

- Как где, обереги вокруг дома расставлял. Скоро самый ответственный момент, нужно защититься.

- А Костю не видел? Давненько уже исчез.

- Не видел, - прищурился Михалыч, - может с девкой той пошли… эм… на звезды смотреть?

- Думаешь? – пожал плечами Воронцов, - может быть. Взрослый уже, пусть сам разбирается.

Михалыч посмотрел на него долгим взглядом.

- А что ж это за девка была?

- А я откуда знаю, я тут вообще всех первый раз вижу.

Михалыч задумчиво почесал бороду.

- Ну ладно, хлопец, пойдём. Пора Авдотьюшку провожать, задерживаем ее. Позови Маришку.

Воронцов кивнул и отправился на поиски. Нашлась она быстро – собирала посуду с поминального стола.

- Мария Павловна, Там Михалыч сказал вас найти, говорит пора провожать.

- Поняла, милок. Сейчас пойдем, помоги мне.

Пока они собирали посуду, Михалыч вышел из дома с горящим факелом. Все остальные, оставив свои дела, начали собираться вокруг камня. Освободив стол, Маришка и Воронцов сняли скатерть и, аккуратно пробравшись сквозь людей к покойнице, аккуратно накрыли ею тело. Отодвинув немного край, Маришка в последний раз поцеловала сестру в лоб и отошла.

- Давай, - кивнула она Михалычу.

Тот опустил горящий факел на ветки, уложенные у камня. Они разгорелись быстро, словно были политы горючим. Люди, до этого стоявшие плотным кольцом, подались назад. Очень скоро огонь перебрался на лежащее на камне тело.

Воронцов поднял обеспокоенный взгляд на Маришку, ожидая увидеть её заплаканной, но, к своему удивлению, увидел улыбку на ее лице. Добрую, радостную улыбку. Сестра уходила в лучший мир.

От жара и запаха горящего тела Воронцову стало плохо.

Отбежав подальше, он попытался спрятаться за жидкие кусты и его обильно вырвало. Нет, он, конечно, окреп здесь, в этой деревне, но к такому явно не был готов.

- Ну чего ты, пойдем! – донесся до него голос Кости. Он был совсем близко.

- Нет, давай лучше туда пойдем? – отвечал ему девичий голос, - ты не думай, я не из стеснительных. Знаю, что мужику надо.

Тон ее голоса был соблазнительным.

— Вот Костик, - усмехнулся про себя Воронцов, - и тут нашел себе девчонку.

- Кость, - позвал он его громко, давая понять, что их слышат.

- Сейчас, - ответил друг и уже тише обратился к своей спутнице, - пойдем познакомлю тебя с Серегой, другом моим.

- Не пойду, - заупрямилась девица, - пусть сам сюда подходит. И вообще, можешь нас и завтра познакомить, сейчас я с тобой побыть хотела.

- Не капризничай, - примирительным тоном сказал Костя, - сейчас я тебя с ним познакомлю и пойдем, куда скажешь!

- Серег, иди сюда, - крикнул он.

Утерев рот ещё раз, для надежности, Воронцов вышел из своего укрытия и пошел на голос друга. Они действительно были совсем недалеко. Два белых одеяния выделялись на фоне ночной темноты.

- Доброй ночи, - поприветствовал Воронцов девушку, но та не ответила ему, гневно вцепившись в него взглядом.

- Я прошу прощения, что помешал вам, я не хотел. Но раз уж так вышло, приятно познакомиться, Сергей.

Он протянул руку девушке, но та не сдвинулась с места и никак не отреагировала, неотрывно сверля его взглядом.

Мороз пробежал по коже от этого взгляда.

- Простите ещё раз, что помешал, я лучше пойду.

Неожиданно девушка изменилась в лице.

- Вы меня простите, веду себя неподобающе. Меня Василиса зовут.

Воронцов удивился неожиданной перемене в девушке, но отметил – только тон ее стал мягче, глаза продолжали сверкать злобой.

- Не хотите присоединиться к нам? – предложила она и оба мужчины уставились на нее, разинув рты.

- Думаю это будет немного неправильно, - промямлил ошарашенный Костя.

- Ну почему же, очень даже правильно, - настаивала наглая девица, - Сергей, скажи мне, почему ты ко мне не подходишь? Я ведь протянула тебе руку. Невежливо.

Воронцов, словно зачарованный, сделал шаг навстречу девушке. Другой. Она смотрела на него, не моргая, злобно и ненавидяще и он не мог противиться этому взгляду.

- Куда! – громкий крик Вертяка за спиной словно вырвал Воронцова из оцепенения. Он дёрнулся назад и тут же острые коготки впились ему в спину. Вертяк, обернутый кошкой, огромным прыжком долетел до спины Воронцова, вцепился когтями и, с силой оттолкнувшись, в два прыжка перепрыгнул его голову и вцепился в лицо девицы. Отчаянный крик разнесся по поляне.

Костя, шокированный увиденным, бросился снимать обезумевшую кошку с лица девушки. Как только у него это получилось, он откинул воющее животное в сторону с крепко обхватил девушку, закрывая собой.

Со стороны дома уже слышались недоуменные возгласы взволнованных людей. Они приближались к ним.

- Вертяк, Вертяк, ты где? – Воронцова била нервная дрожь.

- Убили, - донесся до слуха свистящий шепот, - мою сестру убили.

Говорила девушка. Костя отстранился и посмотрел в ее лицо. Оно всё было исцарапано когтями и тонкими струйками сбегала кровь.

- Кого убили? – не понял он, -милая у тебя, наверное, шок. Пойдем, зайдем в дом, обработаем раны. Сейчас тебе станет полегче.

Он потянул девушку за руку, но она не сдвинулась с места.

- Отойди от нее, - твердо сказал Воронцов, - сейчас же отойди от нее.

- Да что происходит? Ты то куда? Не видишь, она ранена и перепугана, - Костя упорно отказывался отпускать руку девушки.

- Быстро, - крикнул Воронцов и резким движение вперед, одной рукой отпихнув девушку, второй ухватил Костю за рукав в попытке удержать.

- С дуба, что ли рухнул! – Костя, не устояв на ногах, сел на задницу и вытаращил глаза на Воронцова.

Девушка же наоборот, очень крепко стояла на ногах и толчок ее лишь немного сдвинул с места.

- Скажи мне, Василиса, - теперь Воронцов смотрел ей прямо в глаза без капли страха, - а почему ты не можешь зайти сюда, а?

- Убили, - свистящий шепот был едва различим, - сестру мою убили.

Топот множества ног послышался за спиной. Воронцов обернулся. Первыми к нему быстрым шагом приближались Маришка с Вертяком на плече и Михалыч. За ними, чуть поодаль, все остальные, присутствовавшие на прощании.

- Отойдите, сынки, - скомандовал Михалыч и шагнул вперед них.

- Гадины, как же вы сюда то проникли. Но ничего, не пустит вас дальше оберег, не вам сюда пути.

- Убили, сестру убили, - послышалось несколько голосов из толпы. Холод пробежал по всему телу Воронцова, от затылка до самых пят.

- Глупые, - просвистела шепеляво Василиса, - вы свои обереги поставили после, когда мы с сестрами уже пришли. Кто за кругом, войти не может. А вот кто в круге – отомстит вам.

Она хрипло засмеялась. Пронзительный женский крик раздался из толпы.

- Быстро, быстро в дом! – скомандовал Михалыч и сильно толкнул Воронцова.

- Костя, бегом, за мной! – он подхватил друга под руку и потащил за собой.

- Да что происходит? Кого убили? А как же Василиса? – ничего не понимающий Костя вяло сопротивлялся.

- Она сейчас самая опасная здесь, потом объясню. Да поторопись же ты! – Воронцов терял терпение и наконец друг поддался.

Забежав в дом, он попытался захлопнуть дверь за собой.

- Подожди! – крикнул Вертяк и протиснулся в щель, - оглядеться не мог, вдруг ещё кто-то спасения ищет? Чуть не раздавил меня дверью!

Воронцов закрыл плотно дверь.

- Серег, - тихо позвал его Костя, - скажи, я схожу с ума?

- Нет, - Воронцов даже не представлял, как будет всё происходящее объяснять другу, - давай потом, ладно? Просто принимай происходящее, как данность.

- Знаешь, я даже старуху, которая кидалась на нас в этом доме почти принял. Но кот… Разве они не должны только мяукать? Разве они могут разговаривать?

- Не могут, - с абсолютно серьёзной мордой кивнул Вертяк, - и он меня не слышит. Меня слышишь только ты. Просто ты сходишь с ума. Мозги поплыли. Совсем ку-ку стал.

- Вертяк, прекрати, - одернул его Воронцов, пытаясь рассмотреть через окно, что же там происходит.

- Ты тоже его слышишь? – голос Кости дрожал.

- Слышу, конечно, он же вслух говорит.

— Значит и ты сошел с ума, - грустно констатировал Костя.

- Да никто с ума не сошел. Просто этот кот не совсем кот. И он может говорить. Давай все потом, пожалуйста, Кость. Сейчас совсем не подходящее время, хорошо?

- Хорошо, - кивнул тот и уставился на кота.

Кот, сузив зрачки до иголочек, встал и, пристально глядя в глаза Косте, медленно приблизился к нему, запрыгнул на стол и, опершись лапками на грудь мужчине, очень четко проговорил вкрадчивым голосом.

- Меня вообще не существует. Я – иллюзия, призрак. Я умер тогда, много лет назад, от удара об стену и сейчас пришел тебе отомстить. Я сведу тебя с ума и заберу с собой на тот свет. Не будет тебе покоя. Никогда, —последнее Вертяк уже практически прошептал.

Костя расплакался. Громко, взахлёб.

- Да господи ты боже мой, ну что за несносное создание, - нервы Воронцова сдали, - чего ты добиваешься? Чтоб уши тебе надрал? Так надеру, благо они у тебя большие. Ну извинился он уже, хватит изводить человека.

- Да сам виноват, слабенький оказался, спрыгнул Вертяк со стола, - там за печкой заначка Михалыча стоит, на дубовой коре настоянная. Дай ему выпить, пусть нервишки поправит.

- Хорошая идея, - согласился Воронцов.

Быстро нашел бутылку, рюмки, налил одну и практически силой влил в Костю, вторую в себя.

- Можно мне ещё? – робко подал голос Костя.

Воронцов подал ему всю бутылку.

- Развлекайся.

В темноте окна нельзя было разглядеть ровным счетом ничего.

- Я так не могу, - сказал Воронцов, - я пойду туда. Вертяк, ты пойдешь?

- Я!? Нет, конечно.

- Ты и в прошлый раз испугался, может пора вырасти и начать бороться со своими страхами?

— Это не страх. Просто змеи мои естественные враги, только они могут меня убить, понимаешь? Я перед ними бессилен. А от их взгляда я просто цепенею и не могу ничего сделать.

- Ясно, - бросил Воронцов равнодушно и направился к двери. Уже у самого выхода обернулся и бросил:

- Я раньше даже тени собственной боялся и ни во что не верил.

Глава 17

Плотно закрыв за собой дверь, Воронцов поторопился пройти пару шагов вдоль дома. Он приметил еще при вечернем свете, что там стояли вилы, воткнутые в небольшой стог скошенной травы.

- Отлично, - он перехватил их правой рукой поудобнее, -вот оружие.

- Не ходи туда, - раздался голос из темноты. Воронцов не сразу заметил парня, присевшего у стены, - там демоны.

- Справимся, иди в дом, там спокойнее.

- Не пойду, может тут в темноте меня не заметят.

Не собираясь ему отвечать, Воронцов развернулся и скорым шагом направился к шумящей толпе.

Чем ближе он подходил, тем громче слышались громкие крики. Сам того не замечая, он перешел на бег.

Первое, что он увидел, оказавшись неподалеку – две молодые девушки со змеиными хвостами вместо ног, взявшись за руки, яростно шипели на людей, стоящих напротив.

Маришка, стоя к ним ближе всего и подняв руки вверх, читала то ли заклинание, то ли заговор на непонятном языке. Она попеременно выкрикивала слова, от которых вужалки содрогались и брызжа ядом, злобно выкрикивали что-то в ответ.

Отчаянная мысль проскочила в его голове. Внимание монстров сконцентрировано на Маришке, и он может зайти сзади, они его не заметят.

Тихо крадучись, он старался пробраться по кромке густой темноты и остаться незамеченным. Шаг. Другой. Воронцов оглянулся – его никто не видит. Темнота сейчас была ему как другом, так и врагом. Он совершенно не видел, куда ставит ноги и боялся наступить на что-то, что создаст шум и выдаст его. Лоб покрылся испариной, ладони вспотели. Ещё шаг.

- Сережа, не ходи! – тонкий девичий голосок был подобен грому. Он бросил взгляд туда, откуда кричали и увидел встревоженный взгляд медово-карих глаз.

В ту же секунду вужалки, злобно шипя резко развернулись и бросились к нему. Он хотел побежать, но не успел, они передвигались по-змеиному быстро. Уже через мгновение его повалили на землю. Одна вцепилась тонкими, но невероятно сильными руками ему в глотку. Вторая пыталась опутать его кольцами хвоста.

Сопротивляясь, он брыкался всем телом, пытался сбросить с себя чудовищ, но они явно превосходили его в силе и скорости. Вилы, отлетевшие при ударе не так далеко, сейчас были недосягаемы.

Девушка, всё ещё цепко державшая его за горло, высвободила острые клыки и наклонилась прямо к лицу. Так близко, что от её зловонного дыхания заслезились глаза.

- Человеку страшно, - шепеляво сипела она ему в лицо, - человек боится умереть.

Её толстый хвост пополз по лицу Воронцова, опутывая голову.

- Червяков я не боюсь, - он держался изо всех сил, хотя с каждой минутой становилось сложнее.

Вторая вужалка, опутавшая его от пят по самую грудь, стояла спиной к нему, делая периодические выбросы вперёд, на каждого, кто пытался помочь мужчине.

- Убей его! – крик третьей, всё ещё находившейся за невидимой чертой, сестры был полон сладостью мщения.

Воронцов, чувствуя, как уходят силы, направил взгляд в ее сторону, на сколько смог. Она нервно била хвостом по земле, мечась с права налево, предвкушая казнь.

Всё вокруг стало затихать. Хаос, крики, шипение, все отходило на второй план. И пришла тишина. Абсолютная, глухая настолько, что собственный голос в голове отдавался с эхом.

Маленький голубой огонёк появился за ее спиной. Еще два. Еще пять.

- Хозяин пришел, - успел подумать Воронцов, теряя сознание.

Неожиданно хватки на его глотке заметно ослабла. Он втянул воздух полными лёгкими. Травмированное горло запершило, и он сильно закашлялся.

Кольца хвоста, сжимавшие его ноги, ослабли. Продолжая заходиться кашлем, Воронцов наощупь пополз в сторону, используя момент. Только когда кашель немного отпустил и слезы перестали течь потоком из глаз, он понял причину своего освобождения.

Вертяк, в своем истинном обличии, яростно сражался с вужалкой. Сидя на голове той, что душила Воронцова, вцепившись лапками в её волосы, он вгрызался ей то в лицо, то в плечи, срывая плоть с костей кусками и выплевывая их прямо на землю. Она кричала и билась от боли, но отважный зверёк не отпускал ее. Вторая пыталась его схватить, но в неё летели камни и палки, бросаемые людьми. Она злобно шипела и пыталась увернуться, но её губа уже была раздута от точного удара и с виска сочилась тонкой струйкой кровь.

Громкое карканье раздалось прямо над Воронцовым и его обдало сильным потоком воздуха. Чёрный ворон пронесся над его головой и, прицелившись прямо в полёте, вонзил острые когти в спину девушки, не заметившей его из-за камней, летящих в ее сторону.

-Пора, - подстегнул себя Воронцов. Дотянувшись, наконец, до вил, он схватил их и бросился на помощь Вертяку. Тот явно выдохся и держался уже с большим трудом.

- Беги! – крикнул он и вонзил вилы чудовищу прямо в грудь.

Зверёк спрыгнул и откатился.

Крик трех вужалок, полный боли и отчаяния, прокатился по лесу.

Стоявшая за невидимой преградой, задрала голову вверх и громко заклокотала, перемежая звук со стрекотом.

- Бросай её, бежим! Она сестер призывает! – Вертяк дергал за штанину, привлекая внимание.

Воронцов держал двумя руками вилы и наваливался всем телом, чтобы поглубже всадить их в тело извивающегося чудовища.

- Ну, идём же! Идём! – настойчивость зверька возымела действие, и мужчина отпустил вилы.

Отбежав к толпе людей, Воронцов огляделся.

- А где Михалыч?

Почти все пространство уже заполонило цветными огоньками. Только сейчас они не перемещались в воздухе плавно и размеренно, как в лесу. Они нервно метались из стороны в сторону, сталкиваясь друг с другом и вспыхивая ярким светом.

- Он уже почти готов, осталось совсем немного продержаться.

Тёплая ладошка легла Воронцову в руку. Лина, глядя на него перепуганно, немного потянула за руку.

- Спрячемся, мы тут не помощники.

- Ты иди в дом, там Костя. Закройтесь изнутри и никому не открывайте. А я тут останусь. Ну, чего стоишь? Беги давай!

Он легонько подтолкнул девушку и та, оглянувшись, побежала к дому.

- А сам чего не пошел? – Маришка не сводила взгляд с третьей вужалки, мечущейся у невидимого ограждения, - не геройствуй. Сейчас не то время.

Из ближних лесных зарослей показались темные фигуры. Вырисовываясь из мрака одна за другой, они выстраивались вдоль оберегающей черты не имея сил пройти сквозь нее и угрожающе шипели, обнажая острые клыки и царапая длинными когтями по воздуху.

Страх пришел только сейчас. Адреналин поутих и Воронцов ощутил холодные щупальца ужаса, глядя на этих мерзких созданий.

Он просто человек, ему нечего им противопоставить.

Неожиданно огоньки завибрировали и заметались еще скорее.

- Сила нечистая сгинь по добру! – громогласный выкрик Михалыча откуда-то из-за спины заставил вздрогнуть всем телом и так напряженного Воронцова.

Он оглянулся.

Михалыч словно увеличился в росте. Медленно шагая, он неотрывно смотрел на беснующихся с той стороны монстров. Его и без того суровое лицо приобрело угрожающее выражение. Вся его фигура стала грузной, тяжелой, опущенные вниз плечи придавали устрашения. Воронцов шагнул назад. уже привыкший к старику, даже он сейчас его не узнавал. Что-то в нем изменилось, делая его чужим и незнакомым.

Глаза. Пустой, холодный взгляд, не отражающий ничего. Лишь отблески всё еще горящего костра.

- Пора, - тихо сказала Маришка.

- Что пора, - вопрос был совершенно неуместен и остался без ответа. Старушка, до этого лучившаяся теплом, словно покрылась ледяным панцирем. Такой же холодный взгляд. Её мелко затрясло.

- Эй, эй, Маришка, что с вами!

Воронцов потянулся к ней рукой, но она отреагировала моментально, рыкнув, как животное. Остальные же, участвовавшие в празднестве, медленно подходили к ней, образуя круг и так же мелко трясясь.

Светящиеся огоньки садились на Михалыча, превращая его, как в тогда в лесу, в большую светящуюся фигуру. Они налипали друг на друга, усиливая свечение, становясь всё больше и больше в размерах.

Напряженный светящийся ком взорвался мириадами лучей, да таких ярких, что Воронцову пришлось зажмурить глаза. Медвежий рык, низкий, гортанный пронесся над головами.

На месте, где еще минуту назад был Михалыч, на задних лапах стоял огромных размеров медведь. Величественное тело покрыто лохматой, густой, местами свалявшейся коричневой шерстью. Мощные лапы, раскинутые в стороны, заканчивались длинными и острыми когтями. Каждый из них был с два человеческих пальца толщиной.

Стоя на дыбах, медведь ощерил пасть в злобном, гортанном рыке. Слюна текла с его пасти, выдавая ярость и гнев.

Издав ещё один громкий рык, похожий на боевой клич, он упал на четвереньки и бросился бежать к змеям.

Маришка подхватила его клич не таким громким, но не менее яростным рыком и бросилась вперёд, на ходу обрастая шерстью. Остальные, стоявшие вокруг люди, поторопились за ней. Одежда валялась на земле рваными лохмотьями, из её остатков выпрыгивали похожие на Маришку зверьки, только цвет шерсти был чёрным, белым и коричневым. Различать в слабо разбавляемой темноте было сложно и скоро их шустрые тельца смешались в один разноцветный клубок.

Воронцов бросился следом. Он не совсем понимал, что будет делать и будет ли от него прок, но ноги сами понесли его. Добежав до пораженного им монстра, он вцепился руками в вилы и, упершись ногами в землю, потянул их изо всех сил. Поддались они достаточно легко и, не устояв на ногах, он упал.

- Стой, дурак! – закричал Вертяк, - не суйся!

Воронцов не обратил на него внимание, он уже ничего не видел и не слышал. Поднявшись, он бежал, выставив вилы вперёд, видя лишь мерзких тварей, бросающихся на его друзей. Всё остальное словно красное полотно застилало разум, пульсируя и раздражая рассудок.

- Аааа! – крик вырвался сам собой. Влетев в кровавое сражение, Воронцов бросился к ближнему чудовищу. Оно опутало своим хвостом зверька и душило его, издавая победный крик. Замахнувшись, на сколько хватило сил, он воткнул вилы ей в спину. Вужалка заверещала и упала. Быстро растянув кольца, он вытащил слабого зверька за холку и оттащил к ближайшим кустам и побежал назад.

Сильный удар сбил его с ног. Упав плашмя, Воронцов сильно ударился о землю. В глазах поплыли темные круги, а из носа потоком хлынула кровь. Он попытался подняться, но следующий удар снова отбросил его на землю.

Лодыжки что-то обхватило и его потащило. Он пытался найти на земле хоть что-то, чем можно обороняться, но ничего не попадалось под руки. Резкий рывок и Воронцова подкинуло в воздух и снова с силой ударило об землю. Ещё раз. Ещё. Возможности сопротивляться не было, он не успевал толком ничего сообразить. Тут его шею обвил второй змеиный хвост. Ухватившись за него руками, он пытался снять удавку – бил, царапал ногтями, но хватка была словно стальная. И тут он почувствовал, как хвост, держащий крепко его ноги с силой, потянул в одну сторону, а на шее – в противоположную.

- Нет, нет, нет, нет, - заметался Воронцов в панике, - НЕТ!

Прямо над его лицом пронеслась огромная медвежья лапа. Резко наступив где-то за его головой так сильно, что дрожь почвы почувствовалась спиной, медведь несколько раз с силой дернулся и удавка на шее ослабла. Тут же медведь бросился в противоположную сторону.

Скинув с шеи остатки змеиного хвоста, Воронцов сел. Медведь, яростно тряся головой, отрывал голову от второго монстра, державшего его ноги.

Когда ноги были освобождены, мужчина никак не мог подняться, вдыхая воздух ртом. Из разбитого и, возможно, сломанного носа, всё ещё ручейком бежала кровь.

Разорвав противника на несколько крупных кусков, медведь так резко повернулся к Воронцову, что не ожидавший этого мужчина вздрогнул.

Взгляд животного был направлен прямо на измученного мужчину. Морда, перемазанная кровью, вызывала внутренний ужас, хоть Воронцов и понимал, кто перед ним. Подойдя вплотную, медведь обнюхал его.

- Михалыч, - голос пропал и получился хриплым, — это я, Сережа.

Медведь фыркнул и, взял его аккуратно зубами за ворот порядком подпорченной рубахи, поднял.

- Оой, - только и смог выдохнуть Воронцов, оказавшись в воздухе. Медведь пронес его до погребального костра, аккуратно усадил на землю и посмотрел с укором прямо в глаза.

- Я понял, - мужчина кивнул, - спасибо.

Медведь последовал обратно, где бой почти закончился. Только редкие вскрики раненых вужалок еще иногда резали слух.

Первые солнечные лучи озарили жуткую картину – куски разорванных тел, залитая кровью земля. Кто-то уже вернул обратно человеческий облик и даже с такого расстояния были видны ужасные рваные раны на их телах. Огромный медведь, поднявшись на задние лапы издал громкий победный рык, после чего рухнул на землю без сил.

Глава 18

Воронцов лежал в кровати в доме Авдотьи и разглядывал потолок. Тугая повязка на левой ноге сдавливала щиколотку, но уменьшала боль от перелома. Вертяк умиротворенно сопел под боком. Из открытого окна веяло уже по- летнему тёплым воздухом, приподнимая легкие занавески и доносились голоса птиц вперемешку с жужжанием стрекоз.

Входная дверь открылась и торопливые шаги направились в его сторону.

- Тсс, - приложил он палец к губам, призывая не шуметь заглянувшую в комнату Маришку.

- Спит ещё?

- Да.

- Проголодался? Сейчас покормлю тебя.

Маришка засуетилась на кухне, стараясь не шуметь.

Уже скоро она зашла в комнату с ароматно дымящейся тарелкой в руках. Воронцов аккуратно сел и принял тарелку в руки.

- Ой, Мария Павловна, ваша грибная похлебка самая вкусная, - он схватил ложку и торопливо принялся есть.

- Кушай, мой золотой, кушай.

Старушка присела на табурет у кровати.

- Я там травки принесла. Сейчас заварю, попьешь, боль уймет в ноге.

Воронцов кивнул.

Вертяк поднял сонную мордочку.

- Ну потише нельзя, я же сплю, - он глубоко зевнул и, вытянув передние лапки вперед, потянулся.

- Ты тож поди проголодался, - улыбнулась Маришка, - приглядывать за больным непростая задача.

- Конечно, проголодался, - Вертяк обернулся кошкой и запрыгнул ей на колени, - оставили мне самую сложную работу. Хоть бы одну конфеточку.

Он заглянул ей в глаза. Маришка пошарила в глубоких карманах платья и вытащила шоколадную конфету.

- Мряу, - выдав странный кошачий звук, он схватил конфету и, спрыгнув с колен, направился на выход.

- Как там Костя? – доев последнюю ложку, Воронцов протянул тарелку.

- Потихоньку приходит в себя, - махнула рукой Маришка, - порывался тебя навестить, да я не пустила. Отсыпайся пока, да отлеживайся. Да и Григорию Михалычу нужно сил набраться.

- Долго он вот так может спать?

- Даже не знаю. Он не молод уже и сил потратил много. Тут только богу известно, когда он восстановится.

- Может проверите его, все-таки третьи сутки пошли.

Маришка кивнула, перекрестилась и пошла во вторую комнату.

Воронцов с замиранием сердца прислушивался к звукам из соседней комнаты. Наконец Маришка снова показалась в проходе.

- Спит, - облегченно сказала она, - глубокий сон, не переживай.

- Помогите мне пожалуйста на улицу выйти, сам до лавки не могу по ступенькам спуститься, я лежать больше не могу уже.

Допрыгав на одной ноге до двери, он не стал опираться на плечо, предложенное старушкой.

- Просто под локоть придержите, я сам, - ему было неудобно всем весом опираться на пожилую женщину, - надо сюда перила какие-нибудь сделать.

Опустившись на лавку, он вытянул ногу вперёд. Маришка присела рядом.

- Ты точно решил остаться?

Воронцов окинул взглядом зелёный луг, простирающийся за домом, озеро, на водной глади которого отражалось небо с воздушными облаками и сверкающими солнечными лучами.

- Хочу, - уверенно произнес он, - если вы не возражаете, конечно.

- Не возражаю. Дом свободен, заезжай да живи. Вертяк с тобой будет, в помощниках. Да и мы тебя не оставим, все поможем. Жалко только, что молодой такой и в деревню. Неужели совсем ничего там в городе не держит? – Я впервые за всю жизнь чувствую себя на своём месте, Мария Павловна. Как будто тут мой дом.

Маришка одобряюще похлопала мужчину по плечу.

- Радуются они, - проворчал под лавкой Вертяк, играя обёрткой от конфеты, - а мне теперь опять носись с ним, как с дитём неразумным. Ох судьба моя тяжкая.

Воронцов сдержал улыбку.

- И я тебя люблю, хоть ты и ворчишь.

Зверек театрально закатил глаза.

- Да пригляжу уж. Что с тобой делать.

Снова глубоко зевнул, он вышел из-под лавки и, запрыгнув на колени Воронцову, растянулся. Мужчина погладил ему животик.

- Оставайся, так и быть, - прищурился Вертяк, - уговорил.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!