Opasdot
Клим Чугункин. И это не то, о чем можно подумать.
Пикабушник
поставил 48 плюсов и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
8396 рейтинг 15 подписчиков 24 комментария 9 постов 5 в горячем
7835

Странность

Вечером, около двадцати двух часов, с потолка, на паутинке, спускается паук. Он это делает так, что бы я его видел.
Я перехватываю его во время спуска и отправляю за дверь. На улицу. Живу в своем доме.
Следующим вечером снова паук. И так на протяжении длительного времени.
Мне кажется это один и тот же паук, и я его так выгуливаю.

343

История первая

Было это в 2002м году. Был я молод и страдал только от отсутствия денег. Всё остальное в жизни доставляло несказанное наслаждение и эйфорию. Это сейчас, спустя двадцать лет так всё видно, а тогда, конечно, казалось несколько иначе.
В середине хмурого февраля занесло меня в замечательное место нашей необъятной родины, под названием Малая Сыя. О том, как весело провел там время, расскажу в другой раз. Этот рассказ о том, как я возвращался на поезде в свой город Томск.
Так вышло, что собрался я ехать домой внезапно. Собственно так же внезапно я и оказался в Сые. Но, повторюсь, об этом в другой раз.
Собрав свой не хитрый скарб в рюкзак и, подсчитав скудные финансы, на случайной попутке я добрался до посёлка Шира, где и располагалась жд станция. Помню был такой снегопад, что за десять метров ничего нельзя было разглядеть. Попрощавшись с Эдом (о нем я тоже, как ни будь расскажу), и купив билет до Тайги, я стал дожидаться поезда. Часа три пришлось сидеть в пустынном зале ожидания, поминутно смотря на древние настенные часы, и изредка выходя на улицу подымить сигаретой. Длинные часы одиночества. Поговорить нескем, думать неочем. На душе пустота, которую крадучась старается заполнить гнусная тоска. Оно и понятно. Каникулы кончились. Дома опять рутина. Да и в личной жизни было не всё гладко. А тут ещё организм начал давать сигналы о том, что топливо заканчивается. Другими словами, захотелось есть. Из провизии у меня была початая пачка "Винстона" и один пакет "Роллтона". Денег на покупку какой-то другой еды у меня не было, так как оставшиеся сто, сто пятьдесят рублей нужны были на электричку от Тайги до Томска. Вот с такими ресурсами я планировал часов семнадцать провести в дороге. Благо, ехать ночью, а во сне не так хочется есть. Это я так себя успокаивал, и готовился к лишениям.
Слегка задремывая, сидя в вокзальном кресле, мне грезилась жареная картошка, которую, на скорую руку, мы с мужиками готовили на газовой горелке, когда у нас заканчивалась закуска. Я вспоминал какой вкусный суп из дикой козлятины приготовил Эд, после нашего возвращения с охоты. Да что там говорить?! Я всерьёз мечтал о горячем сладком чае, куске хлеба и сале. Оно должно быть с прослойкой мяса, мягкой кожечкой, и, обязательно, порезать длинными тонкими брусочками, толщиной в пол мизинца. В другой раз мне грезилось, что уже дома, я обязательно сварю плов по узбекски. Было дело, научили меня. К нему обязательно нужен салат из свежих овощей. А после, густой чай с молоком и сдобной булочкой. Хотя булочка уже будет лишней, но всё же...
Выныривая из сладостных грёз в освещенный люминисцентными лампами зал ожидания, я судорожно нащупывал сигареты и выходил под снегопад. Медленно и глубоко затягиваясь дымом, я пытался себя убедить, что таким образом голод отступает. Потом снова возвращался к своему креслу, обнимал рюкзак, и предавался страданиям Шарика из нетленного произведения Булгакова. И вот, в тот момент, когда я уже был практически готов распечатать единственный бич пакет, и сожрать его в сухом виде, объявили прибытие моего поезда.
Кажется это был Абакан - Москва. Прибытие на станцию Шира в десять с чем-то вечера. Стоянка минут пять, не больше.
Поезд остановился. Проводница открыла двери, я не мешкая вошёл в сонный вагон. Тихонько пробрался до своей плацкарты. Моё место было на нижней полке, сразу за купе проводников. Верхние полки были подняты и пустовали, а напротив лежало тело, уткнувшись в стену и умеренно похрапывая. Я сел и уставился в окно. За ним, в свете станционного фонаря, золотом играли снежинки, а за ними мгла. Закралась мысль, что если это тело будет храпеть, то спать будет плохо, а голодным - ещё хуже.
Вагон слегка дёрнуло, и фонарь медленно стал уплывать, сдавая позиции темноте. Потом её снова разогнал другой фонарь, более быстро появившийся, и так же быстро уплывший. Потом ещё один. Ещё. А потом мгла и снежный буран заволокли окно, и смотреть в него стало не интересно.
Проводница проверила билет, предложила бельё, и получив отрицательный ответ, ушла по своим делам. Я достал из рюкзака большую походную кружку, которая своим объёмом легко заменяла тарелку. Стратегия моя была такая. Завариваю "Роллтон" с половиной пакетика специй. Выпиваю кипяток и снова завариваю с оставшимися химикалиями. Так я поем почти два раза.
Когда я пришёл на своё место с первой заваркой лапши, я увидел, что тело напротив проснулось, и уселось напротив меня. Это был парень, моих лет. Коренастый, с простым русским лицом и светлой, взлохмоченной шевелюрой.
- ЗдорОво, я Леха, - протянул он мне руку,
- У тебя есть чо курить?
- Пойдём, покурим, - ответил я, и мы пошли в тамбур.
В тамбуре было зябко. Леха жадно и шумно затягивался.
- Сигареты кончились, - пояснял он,- у проводницы нет. Ресторан не работает. Купить негде. Станции короткие, да и ночь на дворе. Где их взять-то?
Я начал подозревать, что мои пол пачки не доживут до утра. Хотя, если сейчас быстренько закидаться лапшой и уснуть, то есть шансы, что и доживут. Перекинувшись парой общих фраз мы вернулись на свои места. Я достал ложку и начал размешивать "Роллтон", закинув в него остатки специй.
- О, ты перекусить решил? - бодро спросил Лёха, - А, что там у тебя? "Роллтон"? Я пожалуй тоже похаваю!
На секунду мне показалось, что сейчас будет эпичная схватка в ночном вагоне за еду.
- Ты это, смотри чо у меня есть! - при этом он от куда-то из-под сидения достал пол булки хлеба, палку копчёной колбасы, и огромную банку салата "оливье".
- Налетай! У меня пиво ещё есть. Будешь? - С этими словами он так же ловко выудил две бутылки "Аяна".
Уговаривать меня, конечно, долго не пришлось. Как говорил Шарапов: "Больно смотреть, на такое изобилие, после казенных харчей". А у меня и казенных-то не было.
Мы перекусывали ещё пол ночи. За спасение от голодной смерти я расплатился остатками сигарет и кучей всяких рассказов из туристической жизни. Утром, когда поезд прибыл в Тайгу, мы попрощались. Он ехал дальше, в Москву, а я на электричке в Томск. И вот спустя много лет, я с благодарностью вспоминаю простого парня Лёху, который так просто спас меня от голодных мучений той февральской ночью, в поезде Абакан - Москва.

История первая Истории из жизни, Поездка, Поезд, Ты не ты когда голоден, Длиннопост
Показать полностью 1
45

Приснилось

Странный сон приснился, давеча. А сны мне очень редко снятся. Еду я в маршрутке. Пазик, или что-то вроде того. Народу полно. В окна бьёт яркий солнечный свет. Лето. Жара. Все потные, толкаются, матерят друг друга, в полслова. Атмосфера, мягко говоря, напряжённая. И вот еду я, стоя между мужиком каким-то и бабой толстой, в цветастом сарафане, и смотрю на водителя. А он усталый, усталый. И лицо его грустное, грустное. Меланхолично, одной рукой крутит он баранку, второй отсчитывает и выдаёт сдачу, время от времени дергая рычаг переключения скоростей. Заезжая на остановки, открывает и закрывает двери.
И вот едем мы, значит, и я вдруг говорю:
- Фёдор Михалыч, что ж вы творите? Зачем вам всё это? Вы ж писатель великий, а не вот это всё. Бросайте вы эту неблагодарную работу! Возьмитесь снова за перо!
И водитель вдруг просветлел взглядом. Как будто морок с него сошёл. Остановил автобус, стал возвращать всем пассажирам деньги.
- Прошу прощенья, господа! - Говорил он при этом, - Автобус дальше не пойдёт. У меня дела....
Счастливые люди выходили из душной маршрутки. Достоевский улыбнулся мне, поблагодарил взглядом и тоже ушел. Наверное "Неточку" дописывать, или ещё что, а я проснулся.

Приснилось Федор Достоевский, Сон, Бред
Показать полностью 1
36

История третья

Плолзут два спелеолога, на встречу друг другу в узком проходе. Один другого спрашивает:
- Ты куда ползешь?
- На выход.
- Странно. Я тоже.
( Подземный анекдот)

Спелеология - это наука о пещерах. А вот спелеологи, это не всегда ученые. Это, скорее, напрочь отбитые альпинисты-скалолазы, которым при дневном свете лазать уже наскучило, и они спустились в недра гор. Чаще всего это либо спортсмены-разрядники, или просто любители экстрима. Ученых, или даже младших научных сотрудников я не встречал. За всю свою спелеожизнь я был знаком только с одной девушкой, которая в пещеры лазила с научной целью. Она курсовую писала о жизни летучих мышей. Вот и всё. Все остальные уже были упомянуты выше. Случайные люди тоже попадаются. Лето. Жара. Стоит такая типичная семейка: мама, папа, пара деток. В шортах, маячках: "Сводите нас в пещеру. В самую крутую. Хотим на подземные озера посмотреть. Мы вам денег дадим." У них представление о пещере только из телевизора. А там лестницы, освещение, толпа туристов и гиды. Они, конечно, не виноваты, но что с ними делать? В пещерах Хакасии, особенно в районе Малой Сыи, таких условий нет. Нужна хоть какая-то подготовка. Экипировка, наконец. Для такого случая в Малой Сые есть Турбаза. Заправляет ей чудесная женщина Лена. Для походов в пещеры у нее есть всё необходимое: веревки, каски, фонари, карабины и прочее. Вот к ней приходишь, отмечаешься, заявляешь расчетное время, сообщаешь куда собрался и идешь. В случае чего, она будет организовывать спасательную миссию. К ней идут все. И спортсмены, и любители, и дилетанты.
Мы с Эдом, расположившись прямо на полу, возле камина, вечер за вечером, попивая местный шмурдяк, строили план похода в "Ящик Пандоры". Это самая популярная пещера в округе. Она глубокая, длинная, на дне есть озера, и для новичков не рекомендуемая, ниже первого этажа.
На третий, или четвертый день отъезда мы таки собрались. По оперативным данным, днем в пещеру спустилась организованная группа экстремалов из Кемерова. По непроверенным данным, с ночевкой. Руководителя этих отважных падаванов Эд шапочно знал, а посему решил, что не стоит утруждать себя тасканием тяжелых транспортников с веревками, а воспользоваться теми, что уже висят. С прошлого вечера мы уже заряжали пару шахтерских фонарей. Каски и подходящий шмот в наличии имелся. У Лены мы взяли только жумар. Это такое приспособление, как ручка, крепящаяся к веревке, что бы легче подниматься. Еще мы взяли спички, сигареты, пару кусков хлеба с салом и пол литра разведенного спирта. На всякий случай. За час до полуночи мы выдвинулись в сторону пещеры. Сначала по дороге, около четырех километров, а потом еще подьем, метров сто, по горной тропе, где из под ног валятся булыжники и мелкие камни.
Вообще-то это была моя третья пещера. До этого я был в Кирилловской, это довольно интересная пещера, но в нее спускались дети с десяти лет, и по этому ощутить все прелести и экстрим ни как не получится. Хотя есть там одно место, но это не важно. Детей туда не пускают. А вторая пещера, Археологическая. Она находится прямо за деревней, и там не особо интересно, хотя рассказывают, что одна школьница там даже заблудилась.
Пока мы шли по дороге, я немного мандражировал. Опыта ни какого. Надежда только на физподготовку и силу воли. В этом мои показатели были так себе. Эд был спокоен, как танк на привале. Я даже не помню, говорили ли мы о чем-то, или нет. А потом был подъём в гору. Температура воздуха была около минус восьми. Полный штиль. Когда я добрался до входа, на самом деле он называется грот "Широкий", мне казалось, что я испаряюсь.
Осмотрелись, переоделись, нацепили фонари на каски. Кто не знает, шахтерский фонарь, это такая достаточно громоздская конструкция. Питается он от аккумулятора, который подвешивается на ремень и болтается на уровне пояса. От него идет кабель, с мизинец толщиной, и заканчивается, непосредственно, самим фонарем, который цепляется на каске. Этот кабель необходимо пропустить через специальные крепления на самой каске так, что бы он шел, как бы, за спиной. Короче, когда ползаешь в замкнутом, неровном пространстве, он вечно мешается. Особенно с непривычки.
И так, перекрестившись, мы нырнули в узкий лаз пещеры. Эд шел впереди, я не отставал. Узкая, извилистая кишка, в которой, как в аэродинамической трубе, постоянно дул ветер, вывела нас к первому спуску. Я каской ловил все неровности потолка. Свет фонаря иногда помаргивал, что несколько напрягало. Эд показал, как спускаться "коромыслом", и я без проблем спустился за ним на первый этаж пещеры. И тут мой фонарь стал гаснуть.
- Мда. Похоже этой "банке" всё таки кердык, - мрачно произнес Эд, говоря об аккумуляторе.
- Что будем делать? - как сейчас помню, ни беспокойства, ни паники я не испытывал.
- Надо попробовать его как-то реанимировать.
Пока Эд что-то колдовал с моим фонарем, я заметил, что и его фонарь стал тускнеть. Пришлось обратить на это его внимание.
- Понятно, - сказл он, - похоже это не банка померла, а "бошка". Давай попробуем их поменять.
Сначала всё подготовив для операции, а потом при свете спичек, мы перекинули провод с одного комплекта на другой. Включили. Свет снова озарил пещеру. Лампочка горела вполне стабильно.
- Ну, что? Идем дальше, или назад? - Голос Эда был как всегда спокойным.
- Это что бы ты знал. Идти с одним фонарем, это дурь страшная, но, думаю, возможно. Если боишься, вернемся назад. Пока не поздно.
- Давай попробуем, - ответил я.
- Сделаем так. Если веревка висит, идем вниз. Если нет, то домой.
По сути я понимал, что не факт, что мы завтра снова пойдем в пещеру. Я вообще не представлял, как это не дойти до "дна"?! Другого раза может вообще не быть. И мы пошли. Эд шел впереди, командовал куда и как светить. Я, максимально точно старался исполнять все его приказы. Помню его довольный оскал и невнятное мурчание, в котором слышалось: "Экстримммм!" Ни дать, ни взять, Голум: "За мной, хоббиты!"
Без каких либо приключений мы добрались до последнего рубежа. Надо сказать, что в самый нижний грот есть два пути. Один, достаточно простой, но длинный, а второй, называется "имени Глинки". Это узкий, овальный туннель, весь в сырой глине, которая так и норовит стащить с тебя или сапоги, или штаны. Мало того, аккумулятор лучше всего снять, и пропихивать его впереди себя, иначе можно просто застрять, и развернуться там очень не просто. Особенно, если в тебе сто восемдесят два сантиметра роста.. Эд, конечно же, повел меня именно через него. Он полез вперед, толкая перед собой сумку с разобраным фонарем и НЗ. Я старался не отставать, но и не получить его сапогом по лицу.
А в это время в самом нижнем гроте, или галерее "Богом забытые" , сидела группа спортсменов - спелеологов, во главе с суровым кмсником, а может даже и мастером спорта. Ничего не подозревающие ребята и девчата, числом десяти, готовили ужин из консерв на сухом горючем, шлялись по всевозможным закоулкам и готовились к выходу. Глухой, но приближающийся шорох и пыхтение заставили всех насторожиться. Что это? Кто-то отстал? Так ведь уже минимум час все тут. Все взоры были устремлены в сторону выхода из "Глинки". Вот мелькнул свет, но раньше него, из лаза, выпал человек в шахтерской каске, и холщевой сумкой на перевес. Без фонаря. За ним такой же тип, но уже с фонарем.
- Здрасте, люди добрые! Простите за внезапное вторжение. Спирт будете?
Возможно Эд сказал что-то другое, но весь смысл нашего приветствия был именно таким.
Секунд на пять воцарилась тишина, а потом кто-то произнес, что-то вроде нетленного: "Ну, вы, блин, даёте!" Обстановка была разряжена, а потом мы еще всех выпивкой угостили. Пили правда не все, да мы и не настаивали. Пятьдесят грам на грудь, при таком напряге сгорают моментально, но , не поверите, придают реальных сил.
Эд едва успел показать мне подземное озеро, как вся группа стала собираться на выход. Тогда он решил, что мы пойдем первыми, что бы успеть отдохнуть на верху, так как теперь нашей обязанностью была транспортировка веревок до Турбазы. Что бы компенсировать недостаток света, нам кто-то одолжил диодный фонарик. Они тогда только появились, и светили довольно слабо. Но это лучше, чем ничего.
Этот подьем со дна был самым скоростным за все мои последующие спуски в "Ящик". Даже Эд сказал, что превзошел себя. Подниматься вообще труднее, чем спускаться, а если еще и не отдохнул, как следует, то это прям таки великое испытание. Мало того, позади тебя десяток человек, которых не хочется подвести. И вот ты прёшь, как танк. Не думая об усталости. Ноги и руки уже не держат, а ты ползешь. Потому, что нельзя не ползти.

История третья Истории из жизни, Отдых, Воспоминания, Спелеология, Спелеотуризм, Длиннопост
Показать полностью 1
28

История четвёртая (не совсем история)

Спускаясь в пещеру, попадаешь в параллельный мир. Здесь время идет по другому. Думаешь, что провел тут минут тридцать, а на самом деле несколько часов. Было дело, водил я как-то пару человек в серьёзную пещеру. С дуру назначил контрольное время на пять часов, а в результате, приехав на Турбазу, схватил по шапке от Лены, так как на всё про всё ушло аж двеннадцать часов! Она уже собиралась спасателей организовывать. Было стыдно, за свою легкомысленность.
Опять же, не угадаешь, как себя поведет человек, привыкший к тому, что солнце светит над головой, и даже ночью, в лесу, где нет городских фонарей, всё равно есть какие-то полутона, по которым ориентируются биологические часы. А под землей всё иначе. Особенно, если не сидишь на месте, а постоянно в движении, преодолении препятствий и, порой, превознеможении собственных сил. Я видел, как подготовленные спортсмены впадали в панику, и не могли совершить простых действий, беспомощно повиснув на сраховке. Так на них влияла тьма, временно отступившая в стороны от света налобника. В такой ситуации нужно быстро принять единственный правильный алгоритм действий, и предотвратить катастрофу.

У спелеологов есть такая фишка. Спускаешься в пещеру, выбираешь безопасное место, садишься и гасишь свет. И не двигаешься. И почти не дышишь, что бы не нарушать тишины. Мгла кромешная. Ни какой разницы, между открытыми, или закрытыми глазами. Через какое-то время начинаешь слышать себя. Свое подсознание, которое хранит в себе все твои страхи. Уже через минуту кто-то включает свет, не в состоянии переносить встречу с самим собой. Это совсем не то, что закрыться дома в туалете, без света.
Ты в недрах горы. Над тобой мегатонны камней. Ты чувствуешь нечто первобытное. Что-то не поддающееся простому, словесному обьяснению. Ты в лоне планеты. Ты там, откуда всё появилось. Ты словно вернулся в утробу матери. А все те кошмары, выходящие из твоей собственной мглы, это то, что ты преобрел при свете дня. Баланс нарушен. Внутренняя тьма соприкасается с вечностью. Начинается сложный химический прцесс слияния. Нет алгоритмов, по которым можно пережить этот момент. Каждый справляется по своему. Нельзя не справиться. Ты должен восстановить баланс, во что бы то ни стало. Иначе мгла заберет тебя. Об этом не двусмысленно говорят памятные таблички, например, у входа в грот "Широкий".
И чем сложнее борьба с тьмой, тем прекраснее выход на поверхность. Не важно, день, или ночь. Ты выходишь из пещеры и чувствуешь бескрайнее небо над головой. Солнце, а может и тучи, или звезды, но в любом случае, ты всей душой воспринимаешь это чудо природы. Ты словно переродился. И не важно, первый раз ты посетил пещеру, или сотый. В любом случае, ты уже не тот, что спускался в неё. Главное, договориться с тьмой.

История четвёртая (не совсем история) Истории из жизни, Отдых, Воспоминания, Спелеология, Спелеотуризм
Показать полностью 1
13

История вторая

В Малой Сые я оказался внезапно. Это был 2002й год. Февраль. Случайностью назвать это нельзя, потому, что летом двухтысячного я впервые посетил Хакасию в качестве вожатого детского туристического лагеря. В Сыю я тогда не попал, но заимел некоторые знакомства, результатом которых и было мое первое посещение этой замечательной деревеньки. Я бы сказал, Мекки спелеологов Сибири.
Началось с того, что моя томская знакомая Лена Р., с которой мы подружились в том детском лагере, где она была инструктором, позвонила и пригласила поехать в Сыю. Ехала она и трое ее подруг. Еще две Лены и Инна.
- По пещерам походим! На лыжах покатаемся! Короче, будет круто! Поехали!
Это было предложение, от которого не возможно отказаться. Рюкзак, вокзал и погнали. Ехали весело. Четыре безбашеные девки и я. Мало того, в вагоне встретил еще одну знакомую из универа. Короче, семнадцать часов до Шира
пролетели мгновенно.
Потом еще несколько часов торчали на вокзале в ожидании автобуса. И, около половины седьмого утра, мы вошли во двор местного старожила, Игоря. Партийная кличка Чапа. Он там что-то вроде Кузьмича из "Особенностей национальной охоты". Прекрасный, отзывчивый, добрый человек. Со своими закидонами, конечно, но, так же с суровыми понятиями нормального пацана. Для друзей последнюю рубаху отдаст. И не хай, что у него и так всё последнее.
А рядом с Игорем жил Эд. Он квартировался в отдельном домике, по соседству с Турбазой. Все в этой деревне знали, что это ВАСИН дом. Кто такой ВАСЯ, или Василий Васильевич Власенко, я ещё расскажу как ни будь. Скажу только, что это легендарная личность, пользующаяся уважением всей округи, и даже его длительное отсутствие в тех краях не позволяло жуликам лишнюю палку из его забора выдернуть.
Эд, высокий, щупловатый, но крепкий парень, на пару лет старше меня. Манера речи его, как у многих бывалых походников. Такая, несколько растянутая, ленивая. В трезвом состоянии даже скупая, с примесью постоянной легкой насмешки. В общении показывал себя образованным, даже интеллигентным человеком, что несколько не вязалось с той глухоманью в которой он обитал. При нем была невероятных размеров фонотека и кассетный магнитофон, на котором все это постоянно прослушивалось.
Пара стопок, за знакомство, и широким жестом я получил в свое распоряжение диван, а значит прописку, на все время пребывания.
Кстати. В Сые день отъезда начинают отмечать со дня приезда. Традиция такая. Вот мы и начали. По этому каждый день начинался хмурым похмельем, а вечер - безудержным весельем, со стрельбой из гладкостволов по банкам, поиском кого-то по деревне, новыми знакомствами с охотниками и рыбаками, заезжавших к Чапе.
В первое утро, а точнее уже далеко за полудень, Лена Р. повела нас всех по окресностям. Сходили до ближайшей пещеры, забрались на ближайшую горку, пообнимались с "Дедом", деревянный истукан, на вьезде в деревню. Помню похмелье у меня было знатное. Хотелось голову в снег засунуть, только вот снега почти небыло. Сплошной лед. Оставалось только глубоко вдыхать свежий воздух. А вечером снова застолье, песни под гитару, планы на завтра, байки о прошлых походах и попойках.

История вторая Истории из жизни, Поездка, Поезд, Отдых, Зима, Воспоминания, Длиннопост
Показать полностью 1
7

Про Васю

История V

Василич, шикарный мужик. В принципе все его зовут ВАСЯ, но так как я младше его на столько, что когда он и сотоварищи открывали "Ящик", я еще только горшком пользоваться научился, то для меня он Василий Васильевич. Хотя он и отрицал все эти пиететы. Ну, реально крутой. Хотя бы по тому, что практически все пещеры, вокруг Малой Сыи, исследованы и открыты им, или с его непосредственным участием. Однако, и в быту он умудрялся совершать неординарные поступки. Только он, в свое время, мог уйти за двадцать километров пешком, в конце осени, когда с неба уже падают снежинки, в короткой осенней куртке и шортах, и вернуться с канистрой пива. Ничего и ни кому при этом не сказав, а поставив всех перед фактом. Во время крещенских купаний нырнуть в прорубь, напугать всех долгим отсутствием, вынырнуть из другой проруби, и, как ни в чем не бывало, утираясь полотенцем, внезапно вынуть из трусов кусок льда. Реакцию публики можете сами представить. Кстати в своих знаменитых шортах он, на спор, проходил круглый год. А в Сибири восемь месяцев, мягко говоря, не жарко. Много я историй про него слышал, а вот свидетелем одной был сам.

Это было летом 2002- го. Я снова был в Сые. По большей степени бездельничал и валял дурака с аборигенами. Уже вторую неделю собираясь с Эдом пойти в недооткрытую пещеру, делать географическое открытие.

И вот одним прекрасным днем, на такси, прямо из Томска, приехал ВАСЯ и Добрыдень. Фамилия у него такая. Человек из Кемерова. Так же заслуженный, почетный гражданин Малой Сыи. Приехали отдыхать, а посему привезли ящик водки и серьёзное намерение уничтожить его, во что бы то ни стало. Я был приглашен на этот пир, хотя старался вести себя максимально почтительно и скромно. Мужики отрывались по полной, с удовольствием общаясь с молодежью. ВАСЯ настоятельно рекомендовал нам с Эдом идти и записывать себя в историю, а Добрый объяснял, где запрятал инструмент, что бы не тащить с собой.

- Там пара хороших ударов кувалдой, и можете переименовывать "Берлогу" во что хотите! - рычал он, закусывая очередную стопку жареной картошкой.

Как-то утром, я сообщил ВАСЕ, что по соседству заехали новые туристы, числом трое, одна из них девушка. Интерес был в том, что говорили они по-английски, и мне хотелось посмотреть, как он на это среагирует. При знакомстве выяснилось, что девушка, и один из парней, наши, а вот второй парень настоящий иностранец. ВАСЯ немедленно решил показать им все окрестности. Конечно, в пещеры он водить их не собирался, а вот прогуляться по "Тропе предков", или по другому: "Тропе Шамана", это с превеликим удовольствием.

Сам по себе туристический маршрут довольно длинный. Тянется по хребту, вдоль правого берега реки Белый Июс. Местами довольно широкой, но как и все горые реки довольно быстрой, на левом берегу которой, находится наша деревня. Начинается он за восемь километров от Сыи, но заканчивается именно в ней. По этому экспресс маршрут можно организовать с конца. Прямо за деревней, через реку есть воздушная переправа. Прикольная такая тележка, подвешаная на тросах, работает на ручной тяге.

Почему я с ними не пошел? Не помню. Видимо были какие-то дела. Только спустя несколько часов ко мне на мотоцикле зехал Игорюха (парень из соседнего поселка, родственник Чапы), и сказал, что бы я срочно брал верёвку и ехал с ним на переправу. Ну, я и поехал. Там уже был сам Чапа, Эд и кто -то ещё. Из невнятных показаний я понял, что на пртивоположной стороне ВАСЯ, вошел по грудь в реку и встал. Молчит и ни куда не двигается. Ребята, с которыми он гулял, стоят на том берегу и не понимают, что за фигня происходит. Тележка, которая по идее должна быть на их стороне, оказалась на нашей. Видимо, кто-то переправился, не зная, что ВАСЯ и компания собираются вернуться. ВАСЯ, решил перейти реку в брод, вошел и встал. А течение там не слабое. И вот он стоит там уже минут десять и молчит. А вода-то холодная.

Эд влез в тележку и стал переправляться на ту сторону. Нам всем оставалось только наблюдать и ждать. ВАСЯ упрямо не отвечал на все вопросы, изредка отмахиваясь, ленивым движением руки. Эд высадился на берег, и влез следом за ВАСЕЙ в воду. Протянул руку, тот на скунду схватился за неё, и вдруг его понесло течение.

При помощи верёвки, героическому нырянию Чапы и такой то матери мы выловили Васю. В срочном порядке привели его домой к Игорю, так как он был ближе всех, раздели, вытерли, стали растирать спиртом, а он жестами показывает, типа, давай и внутрь тоже. Кроче, когда стало понятно, что все обошлось, мы задали резонный вопрос: "Вася, что это было?". И он, в своей медленной, ровной, растянутой манере старого туриста, поведал нам о том, что собирался форсировать реку, но нога скользнула между камней и он попросту застрял. И когда Эд подал ему руку, нога освободилась и он поплыл.

С минуту мы все молчали, наблюдая как он выпивает очередную стопку. И тут Игорь всё таки озвучил всех мучающий вопрос:

- Вася, а чего ты молчал-то? Надо было о помощи попросить. Ты ж мог прям сегодня утонуть?

Ответ истинного крутого мужика:

- Так ведь там женщина была.

Показать полностью
5

Летнее солнцестояние 2022

Сегодня день летнего солнцестояния. Для меня это не обычный день календаря. Это важный день, для перераспределения энергии. Получения новой. Избавления от негативной. Очищения.
Здравствуй солнце нового дня!

Летнее солнцестояние 2022 Энергетика, Солнце, Иван Купала, Восход, День летнего солнцестояния

История первая

История первая

Отличная работа, все прочитано!