Okaynt

пикабушница
пол: женский
поставилa 597 плюсов и 111 минусов
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 0 редактирований
18К рейтинг 561 подписчик 1200 комментариев 27 постов 18 в "горячем"
61

Общага, заводы

Когда я заплатила за месяц съема комнаты вьетнамцам, из денег осталось чуть больше областной зарплаты (4-5тыс тогда там было). Сильно тратилась за время жизни на вокзале, еда там дороже, а я ела ночью и спала днем, чтобы не выгнали. Иногда покупала билет на утренний поезд, когда ментов было больше обычного. За день на рынке, с 8 утра до 16 вечера выходило рублей 150-200. В комнате, которую мне сдали, на 7-8 метрах была двуспальная кровать с матрасом у окна, небольшой столик с полками над ним, табуретка и типа одежный шкаф, с полками, но с занавесками вместо дверей. Две стены, кроме тех, что с окном и с дверью, были завешаны отрезами тонкой бархатистой ткани с заходом на углы, их я сняла и стала спать в них, не зная, что это за ткань. Еще была кастрюля, но стремная, в ней я около недели варила яйца, потому что варить другую еду в ней было страшно. Через примерно неделю после вселения в общагу хозяева моей палатки дали выходные на 2-3 дня на время их поездки за товаром. Тогда я решила сходить к той квартирной хозяйке, которая сперла у меня 2000 рублей и 60 долларов и забрать у нее одеяло, постельное белье, кастрюлю, чашку, тарелку и ложку - обидно было, что при вселении к ней закупила это, а не забрала, так как на вокзале со всем шмотьем жить было бы неудобно.


В первый день никого не было дома, на второй или третий мне открыла девушка лет 15 и ее мать, которые теперь там жили, и все отдали, на что указала. Забирала в два приема, когда пришла за вторым пакетом, хозяйка вернулась, мы с ней закусились насчет того, что она сроднилась с моей кастрюлей и не хотела расставаться, на претензии по поводу денег стала доказывать, что я за свои деньги сняла только комнату, а деньги взяла, потому что я еще пользовалась газом, водой и жгла свет. Тут к скандалу подключились новые жильцы, и я так их и оставила, забрав таки кастрюлю и прихватив хозяйские две вилки. Потом та хозяйка позвонила той девушке, которая ручалась за меня при съеме и устраивала меня в пиццерию, нажаловалась ей на меня, упомянув, что я теперь работаю на рынке, в пиццерии вспомнили про меня, та девушка нашла меня на рынке и сказала зайти в кафе, если еще нужна работа. Так я кроме рынка стала еще работать в кафе на уборке и приемке с 5 до 7 утра и часов с пяти вечера где-то до 10-11 вечера, иногда до полуночи. Выходных ни там, ни там не было, зато в день в сумме выходило 300-400 рублей.


Подкрадывался ноябрь, стоять в палатке стало холодно, тратиться на зимнюю одежду душила жаба, к тому же обувь стали брать реже, а хозяева, которые работали сначала через несколько палаток от меня, перешли ближе, и при виде щупающих обувь подбегали и предлагали скидку (которая скидывалась с моей зарплаты). Тогда я ушла от них и стала ходить на рынок только к закрытию, помогать нескольким вьетнамцам с укладкой и погрузкой товара, за 50 рублей в день. В это же время решила экономить, тратить на еду только деньги, полученные у вьетнамцев, а с кафе откладывать, потому закупила того, что не портится без холодильника - яйца, гречку, лук, макароны, иногда покупала молоко. К сроку второй платы за комнату у меня стало сводить ноги по утрам, что удивило - когда стояла на рынке, проблем не было, а тут работа в тепле, нагрузка меньше. Пожаловалась на позвоночник женщине, которая раньше была врачом, а теперь официанткой, она пожелала пойти и осмотреть мое спальное место. Внимательно ощупала матрас кровати, побила наволочку с летними шмотками внутри, которая была подушкой, сказала, что проблем не видит, пошла пить чай, засмотрелась на открытые полочки над столиком, на которых стояли закупленные гречка, макароны, лук, яйца, и сказала описать, чем я питаюсь. Перечислила, она сказала, что проблема не в позвоночнике, а ноги сводит от недостатка калия, которого не хватает сердцу, потом сведет сердце и пиздец. Сходила со мной в аптеку за аспаркамом, через несколько дней вынесла мне с кухни трехлитровую жестянку томатной пасты и сказала перестать пить аспаркам после того, как судороги пройдут, а пить вместо него 3-4 ложки томатной пасты в день. Ну, я пришла с жестянкой этой в общагу и стала думать, как создать ей условия, написанные на банке, тут как раз соседи стали торговаться друг с другом из-за холодильника, и я купила его. Под томатную пасту, большую часть которой заморозила.


Вообще, та вьетнамская общага считалась днищем, потому что уже планировалась к сносу, в нее случались набеги скинов с цепями и пьяни из рабочих и учебных общаг, в кухне странно пахло. Везде висели перегородки из ткани - в душевых между душами, в подвальной душевой между местами стирки и местом у окна, у которого в ведрах, бачках и кастрюлях квасили всякое - свиные уши, капусту, зерна какие-то, яйца вареные мариновали. Под перегородки из ткани вечно заглядывали дети, коридор тоже был перегорожен тканью, то есть идешь по коридору, из ткани вдруг вылетает ребенок, иногда на велосипеде. Но за все съемные комнаты и углы это было единственное место, где у меня ничего не украли, даже за едой в общей кухне можно было не следить.


К концу ноября я мыла кафе вечером или пятницы, или субботы, обычно никто не заходил, я домывала, закрывала дверь и уходила около полуночи. Тут время было около 11, я уже домывала, в кафе прибежали хозяева, посмотрели вокруг и спросили, что я делаю. Я сказала, что мою пол, они сели за один из столиков, поговорили между собой, муж ушел, жена осталась за столиком. Я домыла, собралась уходить, жена сказала подождать. Сиду, жду, она говорит, мол, мы боялись, что ты сюда сегодня друзей наведешь и устроишь пьянку, я говорю, с чего бы это, она удивляется. Муж ее вернулся с тортом и пачкой вина, с др, говорят, ты что, про собственный др не помнишь? Я в самом деле ждала 18, но забыла за всеми событиями, сказала, что откладывала празднование на выходной (в понедельник короткий день был). Посидели, съели по куску, выпили немного, остальное унесла с вьетнамцами в кухне посидели. Грустно это было.


Потом той же ночью расковыряла кота. На нескольких заводах предлагали обучение за плату, кроме того, видела объявления агентств, которые берут плату и гарантируют трудоустройство. По счастью, мне было ссыкотно, что если понесу золото почти сразу после др, то маякнут по месту прописки - а мать не так давно показала готовность клеветать, что я украла деньги, так что хз, что выйдет. К ломбардам тоже приглядывалась, меньше 400 рублей за грамм тогда было, а я сравнивала с объемом воды в шприце и посчитала, что самое маленькое изделие весит 1 грамм (она почти 3 оказалась). К тому же меньшая часть изделий были красноватые, большая желтые - а я с чего-то взяла, что истинное золото красноватое, а желтое подкрашено для того, чтобы выглядело более золотым. Чего дед мне не объяснил детали, не знаю. Красное к концу зимы все же начала сдавать по цене 585 пробы, желтое игнорировала на черный день, так как считала бросовым.


К декабрю начала опять ходить по заводам - с кафе могли в любой момент подвинуть опять из-за СЭС, хотелось работу с оформлением. Выбирала непищевые производства, чтобы медосмотр был покороче и можно было в родном городе перекантоваться на вокзале во время него. На какой-то брали разнорабочей 4/2 по 8 часов, дали направление, взяла выходной в кафе, поехала в поликлинику. Там сказали, блядь, привезти медкарту из деревни от фельдшера, съездила туда, не встретив мать, ну ей все равно рассказали, и она по каналам сарафанного радио узнала, от какого завода направление на медосмотр. Я там проработала всего, может, смен шесть, потом вызвали в бытовку к мастеру, там бабы из бухгалтерии, нерабочие которые, собрались, другие рабочие. Устроили мне скандал, что я бросила больную старую мать, заслуженного педагога, в глухой деревне и поехала шляться. Мать на завод позвонила и излила свое горе. Все обвинения не помню, но там были выкрики, что зря мне в направление не написали психиатра, и возможно, я что-то украла на заводе. У меня был доступ к древесному мусору в ночные смены. Потом вышла из бытовки, за мной вышла мастер, стала спрашивать мою версию, я молча уволилась тем же днем, на испытательном сроке это было возможно. Потом еще несколько дней ходила туда, только через начальника какого-то цеха удалось все же забрать справку о медосмотре.


С той справкой стала обходить другие заводы - на обучение не брали, потому что женщина, пробовала на сварщика, электрика, оператора котельной. Потом все же взяли на оператора котельной на производстве, бесплатно, с ученическими выплатами и трудоустройством. Платно было учиться месяц-два, меня подписали на 6 месяцев, 4/4 по 12 часов. В кафе, соответственно, стало выходить меньше. Зато по дороге на тот завод встретила свою будущую девушку, мы с двух сторон подошли к лежащему бомжу и уставились на него, спрашивая друг друга, как вызвать ему помощь. Я сказала, что тороплюсь на завод, но умею проверять пульс и вообще знаю много чего по медицинскому уходу. А зима, бомж завернут в кучу одежды, то есть или лезть под слои одежды щупать наверняка грязную шею, или на руке потрогать. Он лежал так, что обе руки завернуты под тело, жопой вверх. Ну я и зацепила носком ботинка его локоть и стала вышкрябывать ногой его руку, чтобы, значит, проверить жизнеспособность и оказать первую помощь, чисто из человеколюбия. В бомже что-то щелкнуло, он кувырнул жопу через голову и стал выть, что его убивают, памагитя. Потом пополз с дороги к кустам, поднимаясь, падая, держась за руку и подвывая, что ограбили. Он так медленно и забавно проделывал все это, что мы успели познакомиться и договориться пойти в кино. Вот тогда я сдала первую цепочку, чтобы купить джинсы для свидания, она вывесила больше тысячи, а я рассчитывала меньше, чем на 400 рублей. Потом вернулась в комнату и бегала по 8 метрам с котом, прикидывая, куда его спрятать получше. Замазала шпаклевкой, раскрасила фломастерами поуродливее и поставила на холодильник.


Комната сначала стоила 1500/месяц, к НГ девушка перебралась ко мне со своими подушкой и двумя стульями, и плату сначала подняли до 1700, но через месяц спустили обратно, решив, что раз нас две, то мы ответственные и надолго здесь. К тому же в декабре ко мне приходили тараканы, так что я ободрала обои, зашпаклевала все щели и покрасила комнату и всю мебель в ней, включая потолок и холодильник, в серый цвет с помощью колера, так что по сравнению с остальными жилотсеками в общаге она стала выглядеть приличнее и ее хозяева решили сдать ее дороже после того, как мы съедем. И еще они были рады, что я отказалась от их отрезов ткани и отдала их им.


После НГ бывшие соседи моей девушки ухаживали за собакой в частном доме, пока ее хозяин был в отъезде, и должны были утопить щенков, но пожалели и оставили. Тогда ее хозяин по возвращению дождался, пока соберется больше публики (те соседи, девушка, его семья) и стал топить по одному уже почти самостоятельных щенков, три их было. Что собака БЧТ, такие гиганты никому не нужны, и вот соседи виноваты, что он берет грех на душу. Когда он сунул первого щенка в ведро и закрыл крышкой, моя девушка выловила его и убежала, чтобы не видеть, как он топит остальных. После этого одного взяли ее бывшие соседи, а третьего он все же утопил. Вот, она принесла этого щенка в комнату, где становилось тесно, если табуретку из-под стола выдвинуть, и сказала, что он от вольерной болонки, а второго взяли ее бывшие соседи. Потом щенок начал резко расти частями, то замечаю, что шея стала длинная, потом вдруг лапы выпустил и стал выше болонки. Она все говорила, мол, отец у него был крупный. Ее бывшие соседи к нам иногда заходили, смотрели на щенка, мол, у нас дома его брат такой же, ага, болонка мать его, тоже черная, заходи, покажем. Как-то зашла к ним и мне наконец показали ту болонку, она как раз стояла, положив передние лапы на их забор и сверкая когтищами с мой мизинец на весеннем солнце. Но в итоге все же щенок ее бывших соседей вырос с ту мать болонку, а наш холкой даже табуретку не перерос. Возможно, он не вырос из-за детства, проведенного в маленькой комнате, видел, что расти некуда, и сдержался.

Показать полностью
9

Ищу фильм про наркоманов-вымогателей

Ищу триллер или черную комедию, вроде муви, помню смутно. Смотрела лет 10 назад, был на пиратском диске вместе с "Поцелуй навылет".

Девушка, тощая блондинка, и ее парень, медик или коп, или уборщик, живут в квартире, оба наркоманы. К ним на балкон падает или забирается и умирает обдолбанный мужик-знаменитость. Они решают поиметь денег с этого случая, прикинувшись вымогателями, парень отрезает трупу палец и несет на работу. Там заходит в столовку, за столом сидит жирный чувак, ест еду. Парень подходит к нему, дает палец и спрашивает, это палец трупа или живого. Тот говорит "насчет того, что патанатомы не брезгливы, это миф, ты мне испортил аппетит, этот палец был отрезан у мертвого", и после ухода парня ест дальше.

Эта пара все равно решают попробовать, посылают палец с запиской о выкупе кому-то. Потом к ним приходит белый пес, типа американской овчарки, или он был у них.

Или парень красит этого пса в розовый цвет акрилом, и неудобно подвешивает в квартире, или другой наркоман делает это, и девушка с псом уходит из той квартиры. Встречает другую девушку, и у них подобный диалог:

- Почему пес розовый?

- Это акрил.

- А, значит, его можно мыть только при 30 градусах.

Потом та знаменитость у них в квартире оживает, и пока никого нет, пытается выбраться, цепляет всякие вещи, громит квартиру и очень нелепо таки умирает, и вроде опять выпадает из окна.

И потом у них начинаются проблемы, или из-за того, что трупа знаменитости больше нет, или еще из-за чего.

Еще помню, что девушку приковали наручниками на улице, в разорванной блузке, руками кверху, она зовет на помощь. И на нее смотрит какой-то продавец, переводя взгляд с нее на порножурнал, где фотомодель стоит в такой же позе.

Ну и попутно весь фильм за кем-то гоняются, кого-то бьют, полицейские бегают, все такое.

59

Вокзал

Те двое, участковый и женщина, сразу отвезли меня в лагерь, который был через реку от того, где я провела три смены в детстве, его к тому времени переделали в санаторий. В том, куда я приехала работать, были кирпичные медпункт, он же администрация, столовая и склад, дом из бруса для администрации, все остальное дощатые домики. Там уже был в сборе обслуживающий персонал и воспитатели, вожатых и детей завезли через несколько дней. Эти несколько дней мы отмывали палаты и домики от следов ремонта, расставляли кровати и тумбочки, носили мебель в клуб. Ремонт потом был перед каждой сменой и после последней, потому что заказ на ремонт получила родня кого-то из администрации лагеря.


Почти перед завозом детей меня отвезли в город, там одним днем на основании последнего школьного медосмотра сделали медсправку, получила в СЭС временную медкнижку и оформили на работу мойщицей посуды. По возвращению в лагерь пошла отдать документы директору, он сказал, типа у них в эти заезды будет больше детей из-за ремонта в детдоме, а посуду мыть недолго, и он еще прибавит мне ставку замещающей вожатой. Спросил, нужны ли будут мне выходные, я сказала, что не нужны. На деле у меня был один выходной - во вторую смену приехали мать, брат и его девушка, отвезли меня в город и приватизировали квартиру матери на ее и меня в двух равных долях.


В лагере в общем-то было легко работать, но одна женщина, лет 50, постоянно подходила к кому-нибудь и чем- нибудь пугала - то СЭС, то полицией, то опекой, представляясь при этом старшей воспитательницей. И еще у нее была маленькая черная кудрявая надушенная собачка, при том, что животные в лагере запрещены - так что все между собой стремались, что она реально большой человек и знает, о чем говорит. Нарушений при том реально было много - посуду, пол и остальное мыли обычными моющими, только перед приездами СЭС хлоркой, чтобы в смывах не было нарушений. При отряде детей должны были постоянно быть минимум один совершеннолетний воспитатель с образованием и один вожатый, на деле мне и другим часто говорили "ну, тебе скоро же 18, побудешь за воспитателя", и ставили в пару к вожатой, или оставляли отряд на одну. Еще то, что дети из семей в отрядах были перемешаны с детдомовскими - в летнем лагере меню не отвечало тем требованиям, которые предъявлялись к меню в детдоме - например, в детдоме нельзя было жареную картошку, кетчуп, селедку, еще что-то. Ну и она часто врывалась на кухню и кричала, чтобы детдомовским готовили сегодня отдельно, или в столовой собирала куски селедки с винегрета. Уже в конце первой смены мы втроем, я, воспитатель и вожатая, получали утром сухпай для похода двух отрядов, директор с утра пришел на кухню съесть пенки с какао и сидел в углу, эта женщина прибежала и стала настаивать, чтобы селедку не брали (для похода на определенное расстояние на каждый привал полагался кусок селедки или соленый огурец на человека). Она опять изводилась, что она старший воспитатель и отвечает за всех, директор вышел из угла и всем рассказал, что это в детдоме она воспитатель, и не старший, а ночной, а здесь обычный воспитатель. Сказал, что если на нее кто-нибудь еще пожалуется, то он выгонит ее из лагеря за собачку. После этого она вела себя тихо, но иногда можно было видеть, как она молча забирает селедку с винегрета у мелких отрядов. Хз, может, она просто любила селедку.


В лагере я познакомилась с девушкой, у которой сестра работала в пиццерии в областном, и мы договорились, что я туда поеду работать, но не сразу после лагеря, а она сначала узнает у сестры насчет места. Это была не такая пиццерия, как сейчас, а та, где делали мелкие пиццы из дрожжевого теста. В конце августа получила расчет за лето в лагере, там вышло по МРОТу на каждую ставку, получилось пара зарплат матери. Итого, всего денег у меня получилось на тот момент примерно 7 зарплат матери, точных сумм не помню. Вроде около 3000 она получала тогда. И я поехала в деревню, ступила, конечно, но в то время у меня еще после отдыха от дома всплывали какое-то хорошие воспоминания, чувство вины и всякое такое. Думала, что выкопаю картошку и уеду. И помыться нормально хотелось, потому что в лагере для персонала были летний душ и пристройка к прачечной, где можно было мыться ночью, потому что двери не было. Света в ней тоже не было. Был еще нормальный душ при кухне, но в него не поваров пускали только между сменами.


Когда приехала, оказалось, что картошку садить было некому, потому что все были заняты приготовлениями к свадьбе брата и волнениями по поводу беременности его невесты, и покупкой ему квартиры. Свадьба у них была 1 сентября ради красивой даты, мать была в приподнятом настроении все время до нее, и я стала затягивать отъезд, но еще из-за того, что думала пожить в деревне, пока мне не исполнится 18. За несколько дней до свадьбы мать снюхалась с приятельницей из города, которая сказала ей, что я работала на несколько ставок, да еще ремонт делала, так что должно быть много заработала. Мать стала уговаривать меня оплатить молодым стиралку или плиту, чтобы она отстала, я купила сервиз и белье. После этого она решила, что у меня много денег, хотя я показывала ей квитанцию о зарплате. После свадьбы, отмечали три дня, на третий зарезали родственника невесты, в доме кончилось веселье - меня в милиции слегка допросили насчет подозреваемых, я никого из них не знала, так что в свидетели не записали. А мать как раз за одним из подозреваемых проухаживала все три дня, он постоянно ужирался стаканами водки и блевал, а она пихала в него побольше еды, чтобы язва не открылась, и тащила танцевать, чтобы выпил поменьше. Ну и она была почти на всех фотках с ним в обнимку, это ее расстраивало, и то, что пленки со свадебными фотками могут не вернуть после следствия, тоже. И все это как-то вылилось в то, что она стала требовать с меня подарок брату на др, потому что он измучился от всех этих происшествий. А, еще она увидела по телеку Пэрис Хилтон, которая как раз сделала скандальную вечеринку, и стала переживать, что у меня еще все впереди, а брату уже 29 будет, а веселья в жизни не повидал. Пока страсти не накалились окончательно, я собрала свои вещи в одну сумку и, когда она ушла на работу, тихо уехала. Сказала встретившейся соседке, что еду жить в город, но не сказала, что в областной.


Приехав в областной около 10 утра, я купила газету объявлений и стала просматривать объявления о работе, по каким-то звонила из переговорной. Ближе к вечеру решила пройтись по городу, но не смогла выйти с автовокзала. В деревне главная дорога только одна, всю жизнь на уроках безопасности слышала, что переходить можно, когда нет машин, и в деревне это было легко. В городе, где жили бабушка с дедом, было сложнее, но тоже главная дорога только одна, и машины ездили медленно. От вокзала был переход без светофора с зеброй, за ним виднелся скверик и дальше дорога со светофором. Я постояла у нерегулируемого, подождала попутных прохожих, не дождалась и вернулась на вокзал. Посидела там еще, набираясь храбрости для перехода дороги, вышла опять на улицу, увидела автобус с табличкой "на жд вокзал". Автобусный работал до 22 часов, вроде, так что уехала с него на жд. Переночевала на жд вокзале, нормальные туалеты работали с 6 утра до 6 вечера, а ночной был со сломанным шпингалетом на двери, приходилось одной рукой держать дверь изнутри.


Ранним утром увидела, что мимо вокзала идут рабочие автобусы, сдала сумку в камеру хранения и поехала на одном из них. Приехала к проходной завода, вроде оптики, пошла устраиваться на работу. Они не брали несовершеннолетних, но в отделе кадров посоветовали ткацкую фабрику и объяснили, как проехать. Поехала туда, вышла, ткацкая фабрика была на другой стороне дороги, машины стояли. Я дождалась у зебры зеленого света светофора, обошла его и пошла через дорогу, машины тоже поехали. Ближайшая ко мне остановилась, из нее вышел мужик и объяснил, где светофор для машин, а где для пешеходов. Добравшись до ткацкой фабрики, узнала, что от нее есть автобус почти до моей деревни, но водитель ради меня проедет пару км, так что общежитие мне не дадут, а зарплата у них выдается 2-3 месяца назад, а несовершеннолетних берут на работу, но учениками, и ученический срок не меньше полугода. Глядя на то, как я подсчитываю все это на пальцах, мне сказали, что если я хочу работать ради денег, то мне надо идти на мясокомбинат. И снова дали адрес.


На мясокомбинат я пошла пешком, чтобы насладиться полученными знаниями про светофоры - до того как упоминали иногда на уроках безопасности, что зеленый цвет для пешехода, то я так и думала, что для машин в это время тоже горит зеленый, но он для пешехода. Когда дошла до мясокомбината, был уже почти обед, отдел кадров был закрыт, так что я вошла в соседнюю дверь и мы с присутствующими там мужчиной и женщиной уставились друг на друга. Я очнулась первой и поздоровалась, они помолчали, потом сказали сесть и рассказать о себе все, что умею. Я села и рассказала, что умею водить трактор, ухаживать за лежачими больными и сезон проработала в летнем лагере. Они молча продолжали смотреть, так что я добавила, что пасла коз. Попросили медкнижку, дала, они посмотрели и сказали, что такие люди им нужны, но медкнижка у меня временная и просрочена. Потом сказали, что дадут направления на получение новой по месту жительства, а через неделю могу приехать. Я так - как неделю? Они - ну а как вы получали медкнижку? Сначала анализы сдадите, потом заключения выдадут, неделя-две. Я уточнила, можно ли сделать не по месту жительства, сказали, что нет.


Вышла, посидела внизу, увидела городской телефон на стене, позвонила приятельнице по лагерю, она сказала, что я могу приехать к ней, но только через несколько дней. Зашла в агентство по сдаче жилья, они с несовершеннолетними не работали. Пошаталась еще по городу, увидела объявление от руки о сдаче комнаты с адресом, пошла туда. Это был деревянный дом, хозяйка сказала, что сдаст комнату после того, как приведу кого-то из старших родственников. Пожила несколько дней на вокзале, снова позвонила той девушке. У нее родители еще где-то отдыхали, так что я прожила несколько дней у нее, работая в пиццерии на нарезке. Через несколько дней у ее сестры выпал выходной, я тоже взяла выходной, и ее сестра сходила со мной, в ее присутствии сняла комнату, тоже в деревяшке, 1500 было. После того выходного хозяева узнали, где у меня комната и перевели работать тоже в их кафе, ближе к моей комнате, на приемку продуктов и мытье кафе, включая кухню, пообещали 5000 в месяц. Спустя пару недель решили оформить меня на работу, посмотрели на медкнижку, выдали 5000 и сказали, что у них через неделю-две-месяц будет визит СЭС, так что они позовут меня после того, как их проверят.


Пару дней я бродила бездельно по городу, жить есть где, работа обещана, все нормально. Потом стала пересчитывать свои деньги и обнаружила пропажу 2000 и 40 долларов (комната закрывалась просто на шпингалет). Предъявила за них хозяйке, и снова съехала на вокзал. Прожила там чуть больше недели, раз оставила сумку в камере и пошла на работу с ежедневными выплатами в теплом помещении - это оказался стул рядом с игровым автоматом в фойе кинотеатра, надо было разменивать пятачки на бумажные и обратно. В конце дня хозяин автомата подошел, выдал дневной заработок пятачками, и сказал, у него с работниками уговор - кидать пятачок на удачу. Я не стала спорить, кинула, выпало 500 вроде, он отказался их менять. Бурчал, пока забирал деньги из автомата и те, которые у меня остались с размена, пока сличал все это, говорил, что выигрыш положено делить пополам. Очень удивился, когда я отказалась работать дальше.


Был октябрь, становилось холодно, на выигрыш решила купить себе свитер с воротником  - у меня из теплой одежды были синтепоновая куртка деда мне почти до колен и балахон с волком. Пошла на рынок, там было объявление от руки о поиске продавца, я спросила, с оформлением или нет. Меня спросили, работала ли я продавцом - а я в детстве сидела пару раз на ярмарках от художки, и сказала еще, что работала у игровых автоматов. Только стоя там, вспомнила, что не зашла летом забрать деньги в художке. Поставили на обувь, без кассы, с заработком с цены без скидки. Несколько дней после работы ездила ночевать на вокзал, потом познакомилась с с продавцами в соседних палатках, сняла комнату в общаге вьетнамцев, с настоящим замком.

Показать полностью
769

Окончание школы

Десятый класс я закончила прилично, без троек. После десятого опять наш класс звали работать в колхоз, но мать как раз ждала брата из армии, он должен был вернуться весной-летом (завис в Питере до сентября, прогулять заработанное), а деньги в колхозе выдавали на руки родителям, так что зарабатывать не себе не хотелось. К тому же в 10м класс пару раз возили на места учебы - на какой-то завод, при котором было училище, в котором кормили во время обучения, а потом брали работать на этот завод, и куда-то на медицину смотреть. На тот завод я очень рассчитывала, но он находился в городе за 200 с лишним км от деревни, и проживание на период поступления было платное. У меня было накоплена к тому времени сумма, примерно равная 4-5 зарплатам матери, и я боялась, что этого будет недостаточно, так что планировала в начале лета пожить у деда, порисовать и попробовать продать на ярмарке от художки.



Распланировала, что спокойно заканчиваю 11й и уезжаю, так что не торопясь сажала картошку, в огороде всякое, заканчивала деревенские дела. В середине июня дед упал, сломал руку в локте и сильно ушиб бедро. Я все же поехала к нему, но он после падения получил страховку, так что летом мать довольно часто приезжала к нему, просила понемногу денег на возвращение внука из армии. Работать при этом так, чтобы она не узнала, было невозможно, но я в художке успела записаться участвовать в оформлении холла и слепила несколько фигурок для ярмарки, хотя бы на этом заработала. Деньги продолжала хранить в дедовой квартире. В июле после конца косметики в художке уезжала окучивать картошку, в это время дед начал сам ходить в магазин, упал вторично, на этот раз сломал шейку бедра, ему сделали неудачно операцию, пролежал в больнице до середины августа. Пока он был в больнице, я не могла жить в его квартире, без присмотра же. К его выписке мать договорилась в школе о том, что я буду частично посещать уроки в 11м классе, то есть приезжать только на важные контрольные и на экзамены. Разговор между ней и ее братом был до этого - ее брат нашел сиделку, которая бы ухаживала за дедом до его смерти в обмен на выделенную долей комнату в квартире. И брат матери был за этот вариант, а мать против, чтобы не терять часть квартиры.



В середине августа я досрочно получила в школе учебники и переехала к деду. Вообще, в то время я была рада этому - это в период летней работы детсада мать часто ездила, с первого сентября и до конца мая она бы смогла приезжать только на выходные. На деле с моего приезда и до смерти деда она навестила его три раза, один из них с ночевкой.



Две недели со мной и дедом в квартире жила жена брата матери, медсестра. Так-то это было очень ценно, что она за то время смогла объяснить мне тонкости ухода за лежачими, и я оценила бы это больше, не говори она при деде все это так, как будто его там не было. Наверное, это профвыгорание. После ее отъезда он долго чувствовал себя униженным. 1 сентября она уехала, мы остались вдвоем, и все было нормально первые пару месяцев. Все же я была привычна к тяжелому труду и малобрезгливая после визитов поганых детей в деревне. Дед лежал в спальне, я перетащила туда телевизор, он смотрел телек, я сидела за учебниками, начала писать маслом в дальней комнате, натягивала холсты. Там было спокойно, впервые за долгое время - нет напряжения, что я тут прячусь от матери и деревенских дел, нет вины - законно нахожусь же, долю в квартире спасаю. Я высыпалась, готовила что мне хочется, записалась в городскую библиотеку. Брат вернулся в сентябре, к деду зашел минут на пять и больше не беспокоил.



В ноябре втроем, я, дед и подруга, отметили мой др, смотрели концерт по телевизору. Вскоре после этого приехали мать и брат со своей девушкой, брат с девушкой сняли квартиру и решили забрать телевизор, типа нам и радио хватит. Дед на это сказал, что купит новый - до того пенсия была оформлена на брата матери, и он всю приносил отдавал деду, дед часть давал мне, часть складывал в тумбочку. После, не знаю, о чем говорили мать и ее брат, ближе к НГ я уже купила новый телевизор, с пультом, приехали мать, ее брат с женой, мой брат, его девушка и устроили дикий скандал. Что будто я выпрашиваю деньги у деда, все хз куда трачу, пока он лежит и худеет впроголодь. Дед, отрицая, (он мне на др все же подарил немного денег на зимнюю обувь) достал отложенные деньги из тумбочки, которые у него забрали. Ну и брат матери с женой сказали, мол, на еду будут давать часть, чтобы я не шиковала тут, а за остальными тратами звонить им от соседки. Меня это выбесило, после НГ стала ходить к соседке и звонить по мелочам, типа "нужны салфетки, нужны бинты, нужен хлоргексидин, нужно средство для мытья посуды, нужна новая зубная щетка", каждый раз добавляя "вы же забрали пенсию, только на еду хватает". Соседку это тоже достало, она стуканула в соцзащиту, из соцзащиты почему-то пришли не к деду сначала, а к жене брата на работу, в больницу, и допросили при персонале. Потом к нам тоже приходили, дед пожаловался на всех сразу. Брат матери снова стал приносить деду всю пенсию и отдавать под расписку, на которой расписывались я и дед; взамен требовал везде брать чеки, тут они с дедом опять разосрались. После того дед вскрыл при мне кота, показал золото и сказал, чтобы забирала, все равно от квартиры ничего не увижу.



В деревню я за время ухода за дедом ездила два раза на контрольные, их для меня проводили отдельно в библиотеке, несколько предметов за один учебный день. Один раз съездила перед своим др, второй уже в феврале-марте, тогда же подписала, какие предметы буду сдавать. Не знаю, было это оформлено как домашнее обучение, или как-то еще. Мать во время моих приездов жаловалась, что пришлось нанимать людей копать картошку, выкопали не всю, еле хватило отдать брату с его девушкой. Когда приехала второй раз, мне было негде спать - на моей кровати лежала кухонная мебель, купленная для брата, ночевала в кресле.



К марту отдала законченные картины на оформление в художку, с тем, чтобы они продали их летом на ярмарке. Лепить опять звали, но мне не хотелось оставлять деда надолго одного, так что не пошла. В марте на 8е марта мать приехала в третий раз, с ночевкой. Утром она меня разбудила, я покормила деда и ушла в магазин, когда вернулась, деда забирала скорая. Мне сказали, что случился инсульт, через 7-10 дней его привезли обратно, у него отказала правая сторона тела. До этого он мог лежать полусидя, немного двигался, когда меняла постель, тут совсем слег. Речь частично нарушилась, на второй-третий день дома сказал "гадина мать твоя", но содержание их разговора передать отказался.



Через пару недель сидела с ним в комнате, смотрели кино какое-то, он вдруг без повода в голос зарыдал и парализованная сторона затряслась, я вызвала скорую. Его опять увезли, тем же вечером я сходила к нему в больницу, он хорошо выглядел, сидел полулежа, немного двигал правой рукой. Я сказала что-то вроде "ого, да ты на поправку пошел", он сказал, что похоже на то. Я вернулась, стала генералить квартиру, раскрыла везде окна - решила, что обратно скоро привезут, раз стало лучше. Всю ночь прибиралась, стирала, утром в дверь позвонили, я радостно побежала, там был мой брат, он сказал "чо радуешься, дед умер. Чо, сегодня второе апреля, не шучу же", и заржал.



Короче, так и умер мой последний родственник.



Я после этого почему-то заснула, просто села на стул и вырубилась. К полудню принесли гроб с телом, соседка пришла взять что-нибудь из мебели, мать, ее брат и мой брат ходили по комнатам, рассуждали, кому какую брать мебель, и где хранить мебель, пока мой брат купит себе квартиру. Помню, что убрала кота в свою сумку, поверх заложила одеждой и учебниками, потом вроде ела что-то. Потом зашла в спальню к деду, там лежал на тумбочке его очешник, который он вырезал из дерева, хотела забрать его себе и очнулась в больнице. Мне сняли экг, сказали, что было похоже на сердечный приступ, в день похорон отпустили. На поминках в мою сторону говорили, мол, решила притвориться, чтобы не помогать с похоронами и поминками.



На сороковой день поехали опять в квартиру, я, брат, мать, ее брат, его дети, типа только кровные родственники, отметили там. Я забрала свою заначку из тайника под обоями. Квартиру уже практически продали, задаток получили в долларах, брат матери там сказал, что на свою долю выбирает купить две комнаты под сдачу погаже в областном, чтобы когда его детям придет время поступать, то он купит комнаты получше им на время учебы. Мать сказала, что вот ее сын не будет замахиваться на областной, а купит приличную двушку в соседнем городе, а остаток пустит в бизнес. Тут брат матери, он прилично выпил, охуел, показал на меня, спросил "а ей что?". Мать сказала - ну, замуж пусть выходит, он покачал головой и дал мне при всех две сотни долларов, типа за уход. Потом он выпил еще больше и в прихожей сунул еще наедине скомканными 120 долларов. Так я разбогатела, по возвращению в деревню спрятала свои рубли в коробку в подвале, 120 в ножку стула, а 200 под комод, где плинтус. Через несколько дней мать с братом насели, что я жру бесплатно и неблагодарно, довели до слез, заставили отдать 200 долларов, после того, как достала из-под комода, долго двигали мебель по квартире.



Во время сдачи экзаменов стала собираться ехать на тот завод, в это время брат матери сказал своей жене, что дал мне 1000 долларов и они решили получить их обратно через мою мать, а мать решила получить их себе и забрала спрятала мой паспорт. Так что жена брата матери просто приезжала в деревню, я все отрицала, кроме 200, которые у меня забрали, тут они разосрались с матерью. Через несколько дней мать себя накрутила, что у меня был доступ к дедовой пенсии, тем более в разных местах тумбочки деда после смерти они нашли много денег (примерно 10 зарплат матери), а я в ту зиму купила себе зимние ботинки в магазине и одежду в секонде. И мать написала заявление, что я украла у ее отца деньги, которые он хотел отдать ей. К нам приехал из города участковый, а я толком не разбирала сумку после приезда, но там в отдельный карман складывала некоторые чеки после зимнего скандала, я их принесла, выложила кучей на стол, стала их подавать участковому по нему, рассказывая, что это готовила, этим обрабатывала пролежни, с потерянным видом. Он молодой совсем был, перебирал чеки, был в ахуе, матери сказал, что по ее заявлению ничего не светит, а я могу подать в суд на оплату труда, просто пугал, наверное. Мать стала реветь, участковый спросил, буду ли я писать заявление, я сказала, что у меня забрали паспорт, чтобы не отпускать поступать, он сказал, что это уже уголовка. Мать отдала паспорт с криками, что я все мне без денег и с двумя тройками никуда не поступить, сроки поступления я не знала, но стала собираться, пока мать бегала излагать свою версию подругам, собрала заначки, сложила в сумку, думала, хоть и без поступления уеду оттуда.



На следующий день приехали участковый и женщина или из соцзащиты, или из ЦЗН, начали спрашивать, как я живу, не обижают ли меня, и как именно. У меня дыханье сперло, за прошедшие годы никто такого не спрашивал, смогла сказать им только, что хочу уехать отсюда. Та женщина сказала, что можно устроить меня до конца лета в лагерь, а потом еще куда-нибудь, если не хочу учиться, я сказала, что хочу при том заводе. Ну, мне сказали, что это далеко, а вот если я пойду в наше ПТУ (пекарь или кассир на выбор), то они могут помочь. Я выбрала лагерь и стала собирать еще одну сумку. Пока собиралась, та женщина попробовала поговорить с матерью, но та впала в истерику и кричала, что тянет меня одна, а сейчас я съебываю, чтобы не сажать картошку, хотя прописана тут и она за меня платит. Тут я вспомнила про алименты, та женщина сказала, что можно мне лето отработать, через суд затребовать независимость, что даст мне право самой получать алименты. Тут мать резко засуетилась, что в этой квартире мне и так всегда будет место, она собирается приватизировать на меня долю, и зачем независимость, если я на лето пристроена, а уже осенью буду и так совершеннолетней. Я подумала, что она вошла в разум, порадовалась даже. Только через пять лет узнала от отца, что он в год окончания школы слал крупные суммы в расчете на поступление, мать потом сказала, мол, бизнес моего брата плохо шел, и она не могла не помогать ему. Сумма алиментов тогда реально была большой, и мать спустя годы это подтвердила, так что я не понимаю, зачем был этот цирк с долларами и мелочью. Так я вместо поступления уехала работать в лагере на две ставки, посудомойкой и замещающей вожатой.

Показать полностью
128

Наследство-2

Продолжая тему наследства - после последних вестей решила на наследство не претендовать. Последние вести таковы:

- Латвийская родня оставила меня в покое насчет квартиры, полученной по доверенности. Видимо, сходили к юристу, который им объяснил, что и как.



- Моя мать не зря дергала меня, вторую бывшую жену отца и всех знакомых по поводу усыновления - отец в самом деле усыновил, но не сына моей матери 34 года назад, а своего сына, и лет 45-46 назад. После окончания техникума в начале 70-х женился на своей техникумовской преподавательнице, усыновил их совместного сына, лет через 10 брака они развелись. Сейчас этот его первый сын также подал на наследство, ему 48 лет, на 17 лет младше отца. О наследстве узнал благодаря тому, что его старушка-мать услышала вести, запущенные моей старушкой-матерью.



Вообще, у меня лет с 16 было очень мало родни - после смерти бабушки дядя-тетя и их дети отстранились. Спустя год, после смерти деда и дележки того наследства, вообще отморозились.

С отцом познакомилась 10 лет назад, общаться начали 5-6 лет назад. Но тоже только с ним одним - его 28летний сын жил хоть и в России, но далеко, и контактировать не хотел. Остальные по его линии в Латвии, 48летний рядом, но про его существование никто не знал.

С братом по матери даже в детстве тесно не общались.



И вот в последние дни мне пришлось сменить номер телефона. Потому что и латвийская вторая (походу третья) жена, узнав, что на наследство я не буду претендовать, решила объединиться со мной против первого сына (которому 48). Слала мне фотки их дома в Латвии, дочерей, внуков (даун страшный шо пиздец, при том охереть как похож на меня, шо пиздец).



Мать раздала мой номер всем своим - это ее брат с женой и их дети с внуками, мой брат с женой и их дети. Они все вдруг вспомнили о моем существовании, ну и интерес к московской квартире еще - в городе, где они все живут, приличные квартиры стоят 1,5-2млн.

Вся эта свора названивает и написывает мне, как плохо жить одной, без помощи родственников, и что мне в 33 года пора это понимать, и что племянники и двоюродные племянники жаждут со мной общения.



Но я хорошо помню, как мне плохо приходилось с 17 до 19 лет, и как тогда от меня все вышеперечисленные отворачивались, старательно делая вид, что я паршивая овца в семействе почтенных людей. Так что сейчас у меня в планах продажа того дома, где живет мать, и покупка ей маленькой квартиры, чтобы мать больше не прикармливала своего сына и внуков за мой счет. Давно надо было это сделать, но все останавливало, что сначала придется продавать дом, на эти деньги покупать квартиру, а мать во время жизни на съемной съела бы мне мозг маленькой ложечкой.

Показать полностью
41

Нужен совет по наследству.

Здравствуйте, нужна помощь. 13 лет назад мой отец развелся со своей второй женой, они поделили детей и переехал из Латвии в Россию с 15летним сыном-инвалидом детства 2 группы. В 18 лет в России этому сыну дали 3 группу инвалидности, без ограничений по работе.



С отцом тесно общаться начала лет 5-6 назад, когда он переехал в квартиру №1 в 50 км от моего места жительства. В этой квартире постоянно прописан его сын, тот инвалид, но проживал сын по временной прописке в квартире №2 в другом городе.



4 года назад отец купил квартиру №3 в Москве под сдачу, на которую после покупки написал завещание на мое имя, копию отдал мне. Чуть меньше года назад отец оформил дарственную на мое имя на эту квартиру №3, договор сдачи с жильцами переписали после этого.



В январе этого года отец ездил в санаторий легочных заболеваний, за неделю до поездки прошел обследование у врачей гос поликлиники, включая психиатра. В конце февраля опять прошел полный медосмотр, включая психиатра, но уже в платном медцентре, результаты обоих обследований у меня на руках.



В марте этого года отец отказался от лечения, рак легких, и переехал окончательно в квартиру №1, не посещая с того момента свои остальные объекты недвижимости (это квартира №2 и частный дом №4, все объекты находятся в разных городах). Сын отца, который инвалид, продолжал жить в квартире №2, не навещая отца с марта (от города, где находится №2, до №1 больше полутора тысяч км, и он бы не смог приехать без прогулов по работе, а их не было). В апреле я окончательно переехала к отцу в кв №1, где и находилась до его смерти в больнице.

28 июня мой отец умер, на похороны от его второй семьи приехал только его сын из №2, я передала ему ключи от №1 и уехала к себе домой.



9 июля мне поступил первый звонок от второй бывшей жены отца, которая требует ровного раздела наследства (включая №3, которая досталась мне по дарственной) между всеми детьми отца, так как его сын инвалид 3 группы, у одной из дочерей есть ребенок с синдромом Дауна, а инвалидам положена обязательная доля наследства.



Всего после отца остались объекты недвижимости, которые на момент смерти были в его собственности, это №1, №2, дом №4, в общей сложности по рыночной цене на 15-18млн, счета в банках на 3-4млн, помещение в ТЦ, в котором сейчас магазин телефонии примерно 5-6млн.

Объект №3, которая досталась мне по дарственной, по кадастру оценивается чуть больше, чем в 10млн.



Всего наследников-детей сейчас четверо - я, сын-инвалид 3 рабочей группы с российским гражданством, и две дочери в Латвии. У одной дочери ребенок-даун, вторая в отпуске по уходу за матерью, инвалидом 2 нерабочей группы (второй женой отца).



Итого, мне нужна только та квартира, которую я получила по дарственной. Могут ли оспорить дарственную, учитывая, что на руках у второй бывшей жены отца и их сына есть завещание на мое имя, написанное 4 года назад? Стоит ли мне нанимать юриста и вступать в права наследства по остальному имуществу, или ее и так не смогут отобрать? Вообще, я бы сейчас с радостью написала отказ от остального наследства и жила спокойно, но вторая бывшая жена и ее сын тоже хотят №3.



Первая бывшая жена (моя мать) при всем этом рвется общаться со второй бывшей женой, настаивая, что 34 года назад мой отец также усыновил ее сына, моего брата. Но документальных подтверждений этому никаких нет. Тем не менее, участвовать в разделе наследства мне не хочется.



И сколько стоит примерно помощь юриста по такому вопросу, и где его искать? Пока сходила к консультирующему юристу, который настаивал вступать в права наследства, сказал, по латвийским законам у меня могут забрать №3, хотел себе 10% от того, что мне достанется в итоге, если возьмется за это дело.

Показать полностью
-12

Ищу триллер про няню-психопатку

Пара нанимает девушку, знакомят с детьми, выделяют ей комнату и вроде подписывают договор. Потом она или напивается, или обдалбывается, или забывает про детей, или приводит к себе в комнату норкомана, на замечания работодателей шлет их. Они ее увольняют, но она не хочет уходить из их дома.

Эта пара идет к юристу, он им объясняет, что по закону няня имеет право жить в комнате. Там они вроде должны уведомлять ее о выселении, чтобы выселить через пару недель после уведомления, или должны оплатить ей другое жилье, но она отвергает все варианты и продолжает жить в этой комнате. Ведет себя упорото, приглашает к себе каких-то качков и наркош, и хозяева дома начинают бояться. Потом семейная пара увозит детей к бабушкам-дедушкам, чтобы дети не смотрели на деградирующую злобную няню и качков-наркоманов. Под конец вроде няня потом пытается суициднуться, или хозяева дома пытаются ее убить.

Вроде фильм США, и завязка с невозможностью выселить няню основана на законах округа. Типа как самовольное вселение и захват жилья.

12

Ищу фантастический детектив или триллер

Найдено, Театр теней, Кевин Гилфойл

Начинала читать лет 10 назад, зарубежный автор. Врач занимается ЭКО, только вместо спермы использует ДНК доноров. У его деятельности есть противники, похожие на пролайферов. У этого врача в примерочной магазина убивают дочь, полиция не может раскрыть это дело. Тогда врач добывает ДНК подозреваемого и подсаживает его паре, которая приходит к нему за обычной процедурой. Потом врач нанимает фотографа, которая снимает растущий у той пары клон предполагаемого убийцы.

Еще в книге описывается многопользовательское общение-игра, которым пользуется все население. У каждого есть один аватар, привязанный к ай-пи, игровой мир полностью зеркалит настоящий. То есть в игре можно посещать места, которые на самом деле реальны, общаться с людьми, прокачивать аватар. Есть ограничения, типа, если аватар взрослого раздевается, то несовершеннолетний слепнет, пока он не оденется. И в этом игровом мире появляется убийца, который выслеживает аватары девушек и убивает их. То есть в реальном мире они не умирают, но вся история их жизни и контакты в зеркальном мире исчезают. И врач думает, что убийца аватаров и убийца его дочери - один человек.

Вроде в названии было что-то про тень

84

Старшая школа

В девятом классе пришла молодая замена на время декрета учительнице по истории-обществознанию. Уроки истории вела по программе, но на обществознании поднимала современные темы, часто приносила журналы "Мы", "Молоток", выбирала оттуда что-то обсудить на уроке, давала почитать сами журналы. В деревне подобных журналов не было ни на почте, ни в библиотеках. Самая молодежная газета в библиотеке была областная с чатом на последних страницах и купоном на участие в чате. Чтобы за купон не дрались, библиотекарша сама его вырезала и отправляла с текстом примерно "Всем привет от учащихся деревни такой-то, мы уже поставили лён!". Позорище среди пары страниц околосексуальных анонимок от подростков области.

Класрук к тому времени окончательно разочаровалась в нашем классе и своей жизни. Если в городе класс "а" обычно те, кто хорошо учится, а остальные буквы похуже, и параллели идут с первого класса, то у нас ашки местные, "б" с отделений, и к 7 классу количество учащихся подбивалось поровну. Потому что с отделений приезжают рано, уезжают поздно, им полагались горячие завтрак и обед в столовой до 7 класса на 2 и 5 перемене вроде. У местных был один обед, чаще из выпечки, на 3 перемене. Итак, к нам в класс перевели троих в 7 классе, что к 8 классу подорвало психику класручки. Это ей добавилась ответственность за их опоздания на автобус, ей приходилось сидеть в школе до последнего урока и поздно уезжать самой домой в город. Плюс в 9м я отказалась ездить на олимпиады по русскому-литре и в одиночку оформлять стенгазеты и тематические выставки, глядя на меня, двое дислексиков отказались ездить на физико-математические (те двое до сих пор не умеют толком читать и писать, и считают на пальцах, но задачки по физике и алгебре решали лучше всех. Но им все равно ставили тройки из двоек по этим предметам), успеваемость класса и участие в жизни школы резко рухнуло. Она мстила нам тем, что почти перестала собирать классный час, и вообще часто избегала.

Замещающей историчку класс не дали, но ей, только после института, было интересно поговорить с детьми-подростками, и она по своей инициативе фактически подобрала наш класс, как самый покинутый. Разруливала проблемы с другими учителями, с кем-то даже ходила на педсовет, рисовала стенгазеты на конкурс, помогала с квн. Потом стала вести кружок по истории края, тоже в основном только наш класс был, водила в походы. И как-то зашел разговор об отношениях с родителями, и она посоветовала завести дневник для того, чтобы сейчас записывать обиды и ситуации, типа, вот лет через пять все наладится, и вы с родителями это все прочитаете и посмеетесь вместе. Потому что в 13-16 лет все не то, чем кажется, уже через 3-5 лет все изменится и будет выглядеть иначе.

А у меня с детства была мечта, что все вдруг возьмет и изменится. Или вдруг окажется, что меня подменили в роддоме, явится моя настоящая семья и заберет отсюда. Или мать расколдуется и станет нормальной. Естественно, я стала вести тетрадку временного негатива, тем более, материала резко стало больше, чем когда либо. Бабушка в сентябрь 9го класса, пока я жила у них на ЛФК, последний раз при мне выходила на улицу, потом она почти слегла. Дед был при ней все время, или дома, или в больнице, мать запрещала ездить к ним, чтобы не мешать. Брат был в армии, и мать отправляла ему посылки с сигаретами, чаем, салом, конфетами чуть не каждую неделю - он писал, что все отбирают, и она старалась послать больше, чтобы отбирали не все. Раз в 2-3 месяца ездила к нему с набором продуктов, или к бухающей семье его невесты с набором продуктов, чтобы ей не так тяжело жилось. Или брала его девушку и ездила с ней и продуктовым набором к сыну. Конечно, денег не хватало при такой жизни, и она орала, что в моем возрасте ездила от комсомола в стройотряды и собирать плоды в совхозы Черноземья, за что привозила охеренные деньги, да еще и в море купалась.

У меня в начале нулевых не было возможностей, которые когда-то дал ей комсомол. В колхозе заработок был только прополка свеклы, сбор массы гороха и уборка льна - максимум, за 8-12 часовой день можно было заработать сумму, эквивалентную самой дешевой полторашке пива. Но и там мне не особо хотелось работать, потому что видела, как мой заработок за 8-12 часов превращается или в истерику матери, что я пропила деньги, или укладывается в виде чая-сала-сигарет в посылочную коробку. С шестого класса несколько раз участвовала в выставке-ярмарке от художки, хранила деньги за многослойным куском обоев в своей комнате, к 9 классу там было примерно пара зарплат матери, на них я собиралась бежать в училище другой области после девятого. Дико боялась, что мать их найдет. Вот, в 9 классе я сидела в кухне, мать шарилась в моей комнате, я думала, она там прибирается в шкафу - там лежали в основном ее вещи, от шубки из 70х и свадебного платья с локтевыми перчатками-фатой до современности. А я сижу в кухне, зима, катаю пельмени с начинкой из соленых грибов, вся в мыслях, как бы от куска сала незаметно отщипнуть и заглотить, и настроение такое вполне пасторальное. И тут вдруг замечаю, что на столе лежит тень, как в ужастике поворачиваю голову - в дверях стоит мать с трагичным выражением лица, и молвит тоном, как в мыльных операх, с паузами - я хочу слышать, как ты это объяснишь? У меня первая мысль - ДЕНЬГИ, нашла мои ДЕНЬГИ, все, у меня нет будущего, я навечно останусь здесь, с грибами, прополкой и козами. И тут она вывела из-за спины руку с зажатой в ней тетрадкой временного негатива и спросила, трагично и печально - Это когда я тебя называла гадиной, тварь? Словами не передать, как я обрадовалась, что это не заначка, так обрадовалась, что ничего не могла сказать, только сидела и улыбалась. Ее это вконец вывело из себя, шипела около получаса обо всем, что прочла. И что я, погань неблагодарная, хочу уехать от матери, и что мне, суке ненасытной, хочется сожрать сало, в то время, как моего брата чморят голодные звери жуткого стройбата, и что мне, пьяни малолетней, на пиво денег не жалко, а невесте брата отдать жалко, и что рожала в муках меня она, а я бесчувственно беспокоюсь о бабушке. Потом она доказала мою унаследованную от отца лень тем, что я не родилась сама, и ей из-за меня вырезали матку, а мое пофигистичное отношение к с трудом достающимся деньгам - тем, что я трачу прокладок больше 10 штук, хотя на пачке написано 10 штук нормал, значит, всем хватает 10 штук, и только я, жадная и неряшливая, каждый месяц развожу ее на огромные деньжищи, потому что рвач по натуре. Закончила тем, что сходила на балкон к коробке, принесла оттуда брусок сала и, кинув им в меня, со словами - Жри, пока морда не треснет! - удалилась к старушке соседке. Я частично сожрала сало, частично порубила в грибы для пельменей, она вернулась через час где-то и спросила, где сало. Сказала, что в пельменях, и стала воровкой, укравшей сало у бедного брата, а ведь у него по утрам масло с хлеба слизывают злые люди, это я обжираюсь. Я покивала - маслом на хлебе по утрам обжиралась в лагере и санатории, хорошая штука. За пельменями мать стала заодно пережевывать версии - кто меня научил писать в тетрадку гадости про мать, и добралась до замещающей учительницы - про нее много сплетничали, новое лицо в школе. И таки поделилась измененной версией с кем-то из родителей одноклассников - мол, новая учительница подговаривает выдумывать гадости про родителей, потом посылает в журналы, иначе зачем ей водиться с деревенскими. Одноклассники считали мою мать клевой теткой, потому сначала решили, что я что-то ляпнула или выдумала, а она не так поняла, потом решили, что моя мать вообще не при чем, а кто-то другой мутит сплетни.

В рождественские морозы у нас отменили занятия - с отделений было не привезти, а с отделений бОльшая часть учеников, и распустили почти на неделю, там как раз выходные были. Я взяла заначку, птицу, корсеты и поехала к бабушке с дедушкой, решив спрятать главные ценности там, чтобы не дергаться. У меня до тех пор были хорошие отношения с ее братьями-сестрами, их детьми-внуками, ее сын называл меня любимой племяшкой. Я приехала, провела там дней 5-6, у бабушки с моим приездом улучшилось самочувствие, она даже приготовила что-то, спускалась во двор, смеялась. Как раз в тот день, когда я уезжала, к ней должны были прийти ее сын и дети ее братьев-сестер. И вышло так, что я ушла, они все пришли, сели, она сказала, что я только что уехала, и тут же упала с инсультом. И они были выпивши, решили между собой, что я ее сглазила, хотели ехать на разборки, но как раз последние автобусы из-за морозов отменили. Протрезвев, поняли, что я не при чем, но осадочек остался, и с тех пор общение со мной постепенно слили.

Бабушка умерла в начале мая, я, как натыкалась на что-то, что напоминало о ей, заливалась слезами. Мать на это сначала лезла с объятиями, ближе к экзаменам и картошке начала фыркать, что я нарочно упиваюсь горем и выдумываю себе чувства, чтобы ничего не делать. Экзамены сдала как в тумане, в то же время записывали вместо отработки на летнюю практику в колхоз, подумав, что мне не помешает подработать перед поступлением, записалась, только во время работ дошло, что летняя практика для тех, кто идет в 10 класс. Так и не попробовала поступить в училище, зато научилась работать на тракторе и лето почти не видела мать. Но ей все равно передавали сплетни, что я утопила трактор, пью самогон и трахаюсь с одноклассницей, причем до того, как мы действительно начали трахаться. Собственно, мы и решились на секс из-за того, что раз все равно уж сплетни есть, так чего бы и нет. К началу 10 класса я знала, что после окончания школы мне дома места не будет - в мыслях матери я перееблась со всей деревней, серьезные отношения у меня с местным дурачком-педиком, опущенным в тюрьме и психушке - потому что нормальные люди с ним не здороваются, а кто-то видел, что я с ним поздоровалась, а ей внуки от дурачка-педика не нужны. Зарплату в колхозе она забрала сама, но сказала, что раз я сама зарабатываю, то сама должна покупать себе вещи, и в 10 классе весь год на каждую сраную методичку к ней приходила класрук и говорила, что мне нужно еще для школы. То есть каждая вещь для школы, дневник, атласы, тетради, методички, кеды, мелочь на экскурсии - на все выдавалось отдельно, после чего от матери шло, что я ее позорю из ненависти перед класручкой, а у класрука весь учебный год пару раз в месяц была причина меня ненавидеть из-за того, что ей надо идти в деревню. К брату и его невесте она ездила чуть ли не каждый месяц, пока ее не было, жила на картошке и засолках, зато без нее. К концу 10 я как-то съездила к деду, разменяла заначку покрупнее, вернулась в деревню и пересчитала купюры при матери. Она выпала, спросила, откуда у меня, я сказала, что мне приходится воровать, раз она не дает мне денег ни на что. Потом увезла, спрятала обратно, тогда мать стала оставлять деньги, когда уезжала, и спрашивать, не надо ли мне чего, я придумывала поездки на выставки, подворовывала у нее мелочь из кошелька - на пиво, сигареты. Ну и еще она обходила магазин, клуб, родителей моих друзей, спрашивала, не пропали ли у них деньги, ходила узнавать в колхоз - всю ли зарплату выдали ей осенью, или еще давали мне. Снова спрашивала, откуда у меня деньги, я отвечала, что со всей деревней не бесплатно ебусь же, или что украла у проезжих торговцев, в кассе администрации, у соседок похоронные, с бандой на проезжей дороге ограбила и убила десятьсто человеколюдей и это наш бандитский общак, он не мой. Думаю, я подкормила ее сумасшествие, но меня все происходящее и накопившееся тогда сильно бесило. Странным образом, она после того показа крупных купюр стала вести себя спокойней.

Показать полностью
120

Семья

Перед шестым классом выкопали картошку, ее оказалось внезапно много, потому мать разрешила бабушке с дедом приехать и помочь. Намекнула им также, что брату нужны деньги скрываться дальше, и после того, как они согласились оплачивать ему жизнь, на радостях согласилась отправить меня до 1 сентября к ним, чтобы разрулить с художкой. В художке я пропустила полгода, должна была еще ездить летом, но чаще выбирала поспать после школы и все проебла, четвертый курс мне не засчитали.

Учительница сначала предложила ездить по прежнему три раза в неделю, за пару месяцев сдать несданные работы и догнать класс. Потом спросила про общеобразовательную, я сказала, что оставляли на лето. Тогда она предложила индивидуальные занятия с другими классами в удобное мне время, чтобы, не мешая учебе, получить диплом за укороченный курс, и стали выбирать время. На листе свободных часов я увидела время последних уроков до 20 часов в пятницу и обрадовалась - потому что последние автобусы до деревни в пятницу-субботу отменили из-за городских наркош на дискотеке. Итак, я выбрала время вечера пятницы и утра субботы и получила тем право с пятницы после уроков до вечера субботы или воскресенья жить у бабушки с дедушкой.

До того я редко их видела, только если они заходили в художку - мать подбивала время уроков точно по автобусам, а в период обострений паранойи часто не давала мне зимой надеть зимнюю куртку - чтобы я точно не ушла из художки через весь город к ним в гости.

С одноклассниками в деревенской школе отношения разладились. После четвертого меня все лето не было ни в деревне, ни в том лагере, где были одноклассники. В начале пятого класса была в числе зачумленных вшивых, память об этом держалась до зимних каникул, после зимних каникул отсутствовала почти до лета. Летом после пятого была в числе зачумленных, посещающих летние занятия, а вместо прогулок предпочитала сон. К началу шестого класса у всех после начальной школы определились свои роли в классе и деревенских компаниях, а я из этого незаметно выпала. К тому же с начала шестого у меня было освобождение от физры и работ на пришкольном участке, и от выходных в деревне. Так что шестой класс в школе прошел как-то совсем незаметно, училась от понедельника до пятницы.

Дома были изменения к лучшему. Я не была свидетелем этих событий, но со слов матери, брата и соседей вырисовывается такая картина произошедшего. После четвертого я была в лагере все лето и огород остался без посадок, соответственно, овощных заготовок зимой не было, а мать успела привыкнуть, что в подвале есть банки с приправой к картошке. Грибов успела набрать осенью, но она соскучилась именно по овощам. И пока я лежала в больнице, мать соскучилась по огурчиками и густо посеяла их в мелкие емкости на окне большой комнаты. Когда я была в областной, уже на ЛФК, ее послали на курсы повышения квалификации, она чего-то приносила-передавала (в больнице был карантин, ее не пустили). И огурцы разрослись до ищущих усиков или как раз перед ее отъездом на курсы, или коварно сразу после. Я не знаю, почему они потянулись усиками в комнату, а не к стеклу окна, возможно, тянулись туда, где было теплее. Мать проявила предусмотрительность и оставила им крупные емкости с водой на окне, с тряпочными ленточками, протянутыми из емкостей с водой к земле для огурцов. Возможно, огурцы хватались усиками и за эти ленточки и оплели и их. Возможно также, что они хватались усиками за все ценные поделки матери и годами копившийся хлам, шторы, коряги. Как бы то ни было, они разрослись достаточно, чтобы подтянуть за собой емкости с землей и водой. Когда мать вернулась, она обнаружила трупы огурцов и разбитые-поломанные емкости, землю и воду, раскиданные по всей большой комнате, и все ее нажитые богатства, такие, как поделки из теста, шпагата, яичной скорлупы, даров природы - все были покрыты уже плесенью и ничего было не спасти.

То есть из больницы я вернулась в немного расхламленную квартиру, в которой с того времени даже ощущался свежий воздух. В большой комнате были поклеены обои, побелен потолок, диван с зассанного отродьем алкашей сменился на новый, половину шкафов из старой стенки выкинула, телевизор тоже купила у кого-то, ковер со стены исчез, кучи одежды с вешалки и под ней отправились на помойку, и мать окончательно переехала в эту комнату и перестала оставлять бедных детей на ночь. То есть она все равно приводила их помыться и поесть, но ночевать уже больше было негде - раскладное кресло тоже пришлось выкинуть.

Мать по отношению ко мне вела себя спокойнее, ее мысли занимал бедный сын, который вынужден не работать, чтобы его не отправили в Чечню. С нового года внезапно и стабильно начали приходить алименты от моего отца, больше зарплаты матери и, в отличие от нее же, стабильно раз в месяц. Мать раздала долги, купила новую стенку, на радостях разрешила мне выбрать нормальную обувь без каблуков. Потом к весне заказала тому же народному умельцу ремонт в кухне, он вынес хлам и обшил все стены вагонкой, установил новую плиту, перенеся ее к другой стене (да, у нас был газ и впоследствии это сочетание действий привело к пожару и невыплате страховки). К лету планировала еще заказать ему же ремонт ванны вагонкой, я прям мечтала об этом, потому что успела понять, что после лежания в горячей ванне спина не беспокоит пару дней. Но лежать не особо хотелось, потому что все было в полочках, забитых хламом, и сверху в ванну часто падали пауки и мелкие вещи. Но к лету брат стал встречаться с девушкой, и они семейной парой стали ненавязчиво приезжать к дню получения алиментов, так что накопить на ванну матери так и не удалось.

Выделенную мне комнату, к сожалению, огурцовый апокалипсис зацепил только слегка - там заплесневело лишь кресло у двери и небольшая кучка хлама рядом, только их убрали. В той части комнаты, где была моя кровать, стоял шкаф на три двери, и мать, вставая в шесть утра, так же подходила им погреметь. Но теперь я отсыпалась в выходные и особо не реагировала на ранний подъем. К тому же библиотека работала с 8 до двух дня, иногда и с 7-30 утра, так что до школы можно было сходить туда.

После шестого класса я получила диплом об окончании художки (четырехлетний упрощенный курс, без построений лица и тела человека), реабилитировалась насчет учебы в школе, на лето не оставили. Лето между 6 и 7 классом запомнилось тем, что у бабушки обнаружились осложнения после тифа, ей еще в блокаду удалили несколько ребер из-за него, и к старости стали давать о себе знать грыжи и опущения органов. То лето мы часто все вместе, с матерь, братом и его избранницей ездили то к ней в больницу, оставаясь ночевать в их квартире, там же тусовались брат матери и его жена-дети, то просто приезжали к дедушке. Потом к концу лета стали обычными разговоры о приватизации их сталинки на брата матери и моего брата - чтобы обоим детям и всем внукам вышло поровну. Как-то, когда бабушка была дома, она, послушав о приватизации, в частности, как мать рассуждает о брате и его девушке, а также о их детях, которые будут бегать по этой квартире, повела меня с дедом в третью комнату. Там стоял только округленный сервант-буфет на тонких ножках, три кровати и два дивана, на серванте стояли всякие статуэтки. Плотно закрыв дверь и взяв в обе руки гипсового облезлого кота, страшным торжественным шепотом бабушка сказала деду - Клянись! Перед ней и мной поклянись, что когда меня не станет, этот кот достанется ей! Дед поклялся, я нихуя не поняла. Бабушка сказала мне запомнить это и напомнить деду. Мы посидели вчетвером с котом на диване, он был шершавый, величиной с поллитровую банку и пачкался. Дед сидел и оправдывался бабушке, что кому еще кота, если не мне, так и думал, что мне кота, зачем оскорблять клятвами. Я сидела, так ничего и не понимая, всем квартира, а мне кот.

В седьмом классе меня заметила учительница литературы и русского, и стала ставить тройки и двойки, говоря, мол, за что быдлу в классе ставит пять, то для меня три, ибо я гений, а остальные дебилы. Странным образом ее высказывания и сравнения принесли мне почет и уважение со стороны одноклассников. Класса до девятого я ездила на олимпиады по ее предметам, потом забила, сказала, пусть отличников посылает. С седьмого писала домашние сочинения с разными точками зрения почти за всех в классе, и радовалась пятеркам за них.

Когда перешла в восьмой класс, пришел новый физрук, третий или четвертый, если считать с первого класса. Когда он видел меня в коридоре, то смотрел не отрываясь, иногда шел за мной и смотрел. С начала сентября привыкла думать, что он педофил, в сентябре же он подстерег меня рядом с классной и спросил у нее - Какая у этой девочки группа здоровья? А она такая - Чо? Да у нее позвоночник сломан, ей не надо на физру, не беспокойтесь. И отошла. Он посмотрел на меня и спросил, как часто я езжу к врачу, и занимаюсь ли ЛФК. ЛФК я последний раз занималась, когда только лежала в больнице, к врачу последний раз мать возила перед шестым классом. То, как расшифровывается ЛФК, не знала, потому что в больнице называли упражнениями или зарядкой, но заподозрила, что речь о наркоте, а врача он имеет в виду психиатра, потому что мать часто говорила, что придет в школу и расскажет учителям, какая я дура. Так что с искренним испугом ответила что-то вроде - Что вы, нет, никогда, зачем мне! И ушла. Потом он еще подходил ко мне и разъяснял, что такое ЛФК, что мне нужно посещать врача, что я ужасно кривлюсь, достаточно посмотреть в зеркало, чтобы понять это. Что в школе есть еще ученики с невропатологическими проблемами и он согласен собрать группу и заниматься с нами. Я из всего этого поняла, что он обозвал меня кривой, а слово невропатологии идентифицировала как близкие к психиатрии нарушения, так что оскорбилась и обиделась, сказала, что все со мной нормально и ушла.

У нас сложно было найти зеркало. Глядя в трюмо соседки, я подтягивалась, трюмо внизу было заставлено всяким, видела себя до пояса. В клубе была стена с зеркалом, но зеркало было для взрослых, а мой рост так и оставался четвертый год 153-154, и я видела себя выше пояса, не понимала проблемы. В классе никто не дразнился, мать обзывала кривой, но от нее и похлеще можно было услышать, так и думала, что все в порядке.

В начале октября у бабушки был юбилей, собрались все, брат матери принес видеокамеру и все снимал. Мать требовала платье на праздник, но мне хотелось свое фото в пиджаке, пошла в белом пиджаке и черных брюках. Уже к концу октября брат матери принес видик и кассету с записью юбилея на просмотр, и тогда я впервые посмотрела на себя со стороны. Относительно бедер мой торс был повернут до такой степени, что в естественном положении одна рука висела сзади торса, другая спереди, плечо передней выдавалось заметно вперед. Мать на это сказала только, что могла бы хоть на праздник надеть платье, чтобы не портить пленку своим заметным в строгой контрастной одежде кривым видом. Я сидела в ахуе, щупая спину и плечо, и просилась к нервнопатологоанатому, до кучи смеша ее этим.

К ноябрю физрук таки набрал группу, и вместе со своей женой показывал нам простые растяжки. К марту тех из класса, кому исполнилось 14, повезли в городскую поликлинику на осмотр и прививку от столбняка. На осмотре врач сказала встать прямо, я сказала, что у меня было сломано, она полистала карточку и нашла записи. Потом отвела к неврологу, он ощупал, посмотрел карту и сказал, что у нас в деревне больно часто меняются фельдшера, кто-то из них забыл продлить мне учет у невролога. Но он попытается добыть мне путевку в санаторий, где попытаются поправить.

Примерно в это же время был собран пакет документов и началась приватизация на брата матери и моего брата квартиры в сталинке. Она закончилась к маю, в мае же брата поймали и отправили в стройбат, который, по словам матери, хуже Чечни. В конце мая мы спешно посадили картошку и я отправилась в профильный санаторий на все лето, частично покрытый путевкой, которая получилась у невролога, остальное оплатили бабушка с дедом. Мать впервые взяла отпуск и дернула к месту службы брата, чтобы поддерживать его морально, а также едой и сигаретами.

После всех вытяжек, ЛФК, массажей и бассейнов санатория я выросла сразу больше, чем на 10 сантиметров - когда уезжала, в зеркале прихожей отражение упиралось подбородком в нижний край, когда вернулась, лицо было посередине зеркала. Но за 9й класс несколько сантиметров ушли, уже к концу 11 подросла еще немного. И позвоночник окончательно раскрутился к концу 9го класса, хотя уже в санатории после вытяжек был виден результат. Мать психовала, что у меня есть корсеты, как у инвалидки, я их носила или с собой, когда не надо было надевать, потому что боялась, что она их выкинет. После приезда из санатория почти постоянно болели спина, плечи и пресс. В санатории выдали направление на ЛФК в районной, первые занятия начинались тоже в сентябре, я выкопала картошку и поехала к бабушке с дедушкой. Пока меня не было, учительница по литературе поставила мне несколько троек, и тогда я отказалась ездить на олимпиады.



Когда я ухаживала за дедом, он попросил купить гипса, потом сказал принести кота. Расковырял основание кота, там был песок и завернутые в бинтики золотые кольца, цепочки, серьги. Сказал, чтобы я сдавала их в ломбард только после 18 лет, и только по одной штучке. Сказал, не говорить про это остальным, если мне ничего не достанется от квартиры. Потом сложил все в кота, замазал гипсом и затер горелой спичкой, чтобы было незаметно. И я с 17 таскалась с этим котом по вокзалам, зная, что в ломбард нельзя до 18. Потом сдавала после 18, когда совсем прижимало, это золото, и полностью распродала все только годам к 27.

Показать полностью

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Наш дикий конкурс открыток продолжается! Поздравили друзей, босса и любимую учительницу, а потом не помедлили и прислали свое творение нам? Все правильно сделали. Потому что до конца конкурса, в котором мы разыгрываем оригинальные подарочные наборы, осталось меньше 10 дней.


А чтобы поймать музу, вот порция открыток от пользователей Пикабу, которые они сделали в нашем конструкторе. Главное, не стесняйтесь!

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Как поучаствовать в конкурсе:

1. Заходите на страницу конструктора.

2. Выбирайте тему: День интернета, День работников леса или 3 сентября (никогда не поздно).

3. Делайте открытку и не забудьте ее сохранить.

4. Отправляйте свою работу в приложении Сбербанк Онлайн (никаких платежей, все бесплатно).

Отличная работа, все прочитано!