Okaynt

пикабушница
пол: женский
поставилa 576 плюсов и 111 минусов
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 0 редактирований
18К рейтинг 555 подписчиков 1188 комментариев 27 постов 19 в "горячем"
6724

Разная тяжесть

Мать последний раз приезжала весной, у меня тогда заканчивался ремонт в кухне и плита временно стояла в комнате. Сейчас созвонились, она что-то про плиту в комнате вспомнила, я ей говорю, мол, на балкон вынесла. Такой диалог:

- Что, сама вынесла?

- Сама.

- Наняла бы кого, ведь можно надсадиться.

- Она меньше 20кг весит.

- Можно надорваться, перед собой нести такую тяжесть. Перед собой несла? Надо было попросить помочь кого-нибудь.

- Вроде не надсаживаюсь, когда к тебе приезжаю за 300км с двумя пересадками и меньше 30кг не везу. А когда я в 17 лет почти год в одиночку ухаживала за дедом, и переворачивала его несколько раз в день, что же мне на помощь никто не приходил?

- Это другое! - сбросила и отключила телефон.

А еще когда картошку копали, мне лет до 12 насыпали всего 3 ведра в мешок, а потом как остальным - по 4, и неси от поля до подвала метров 300.

2510

Активистки

С 17 до почти 30 лет лет снимала жилье, комнаты, квартиры. В основном в печальных районах, где вокруг лавочек ореолы шелухи и семечек, из окон летят мешки с мусором и полные памперсы, у помойки тухлая кормильня для стаи собак, во дворе носятся наглые дети-гопники и бродят нищие старухи. А в подъезде один бомж спит на площадке, второй ссыт в почтовые ящики, третий блют в лифте. И милая пара старичков с первого этажа непременно хочет среди этого навести красоту, высаживает цветочки у подъезда и швыряется землей и дерьмом в тех, кто кажется им подозрительными.

Понятно, что когда наконец накопила на квартиру, стала искать дом и район без всего вот этого вот. Нашла. Переехала. Прожила почти три года, за это время:

- Через неделю после моего заселения пришла делегация из соседок-активисток. Требовала дать им мои ключи от квартиры, а то мало ли что. На отказ обиделись. Позже приходили еще несколько раз, уточнить, не передумала ли я.

- Мой почтовый ящик одно время оказывался забит чужими счетами. Сначала я их раскладывала по ящикам, потом психанула и стала класть сверху на ряд ящиков. Потом меня встретила одна из активисток и объяснила, что счета мне надо было разнести по квартирам, чтобы познакомиться с людьми. А то я хожу и ни с кем не здороваюсь.

- Несколько раз на мою входную дверь клеили лист формата А4 с текстом примерно такого содержания "Данная жительница - тунеядка, ходит по нашему двору, но не участвует в субботниках. Открывает двери за ручки, но не скидывалась на них".

- Примерно месяц после переезда смотрела на кошку на квартирной площадке, потом до меня дошло - живу на 15 этаже. Между квартирной площадкой и лестничной еще лифтовая, и между площадками по двери, которые закрыты на ручки (те ручки, на которые я не скидывалась). То есть кошку кто-то выпускает в туалет на квартирную площадку. Кошку забрала и отдала знакомым. Активистки меня вычислили, в день пропажи кошки я была с большой сумкой, и приперлись делегацией, прихватив участкового. Вежливо доказывали мне, что кошка ходила на улочку (чтобы кошка ходила на улицу, надо, чтобы ей на каждом этаже открывали по две лестничные двери). Я все отрицнула, но после пропажи кошки мою дверь залили АСД.

- После двери договорилась с ближайшей соседкой отгородить тамбур на наши с ней две квартиры. После того, как поставили раму, прибежала тетенька из УК, мол, мы тут создаем пожарную опасность. Позвонила знакомому из пожарки, наш тамбур разрешили, но два на площадке предписали перенести.

- Вскоре после тамбура выяснилось, что соседка таки дала активисткам ключ от тамбура, и они решили заставить его общественно-полезным хламом, лопаты-грабли, игрушки, мотки б/у линолеума и все такое, что может пригодиться в облагораживании двора и подъезда. Пару раз я выкидывала все это на общую территорию, они ставили обратно, потом перестали.

- Пытаются вовлечь в жизнь подъезда. Это когда ходят по квартирам и докладывают, у кого пропал велосипед, поцарапана машина, лает собака.

- Несколько раз ко мне вызывали наряд полиции (не участкового). Первый раз я хорошо помню - в первом часу ночи, я не спала, сидела в наушниках. Открыла дверь, у меня потребовали ответить, почему я стираю ночами. А я как раз пришла после прогулки с собакой, вымыла ей лапы и прополоскала полотенце. Ну и грю - вон, полотенце полоскала минут пять. Полицаи заглянули в ванну, доложили, что я каждую ночь включаю стиральную машину, которой у меня нет, так что это не я, и ушли. Потом вызывали на мою воющую собаку, я в это время была в деревне, и собака тоже. Пару раз вызывали на ремонтные работы в моей квартире часов в 5-6 утра. Последний раз вызвали, что в моей квартире плачет маленькая девочка, я эту девочку бью в ванной, ругаю ужасными словами и не даю кушать. В этот раз я не стала объяснять, что моя собака громко прыгает в незакрепленной ванне, а я на попрошайничество ору ей что-то вроде "вчера жрала и завтра пожрешь, хуле надо, лезь в свой ящик". В этот раз я сказала, что в доме живет куча старух, которые сначала вымогали у меня ключи, а теперь уже третий месяц клевещут на меня и зря гоняют доблестных полицейских. В этот раз я им даже что-то написала об этом, потом приходил участковый, ему писала тоже. И после этого активистки стали немного спокойнее.

Я, конечно, понимаю, что кому-то в доме их действия в радость. Например, детям. Они постоянно собирают деньги на что-то для детей, недавно собирали на уличную елку и конфеты "чтобы устроить детям праздник во дворе". Осенью собирали на карты, чтобы сделать на заказ большие карты и повесить их в лифтах к 1 сентября. Летом на закупку пластиковых игрушек, мячей и скакалок. Собирали весной на закупку земли и пластиковых бордюров, чтобы сделать клумбы. Перед прошлым НГ собирали на приглашенного Деда Мороза со Снегоручкой. 

По сравнению с прошлыми местами жительства этот дом и двор намного выигрывают, возможно даже, что благодаря активисткам. Но не собираюсь участвовать в их благородных начинаниях. Во-первых, потому что не хочу. Во-вторых, потому что они доканывают и устраивают подлянки не только тем взрослым, которые не скидываются-не участвуют, но и их детям. Дежурят на детской площадке и следят, чтобы общими игрушками пользовались только те, чьи родители скидывались, к Деду Морозу в прошлом году тоже только через них проходили. Вообще подозреваю, что скидываются на все это только семьи самих активисток. Мои окна выходят на детскую площадку, и я вижу, что там не больше десятка детей играет постоянных, хотя в доме больше 100 квартир. Остальные играют на пустыре с другой стороны дома, там старая площадка.

Показать полностью
765

Окончание школы

Десятый класс я закончила прилично, без троек. После десятого опять наш класс звали работать в колхоз, но мать как раз ждала брата из армии, он должен был вернуться весной-летом (завис в Питере до сентября, прогулять заработанное), а деньги в колхозе выдавали на руки родителям, так что зарабатывать не себе не хотелось. К тому же в 10м класс пару раз возили на места учебы - на какой-то завод, при котором было училище, в котором кормили во время обучения, а потом брали работать на этот завод, и куда-то на медицину смотреть. На тот завод я очень рассчитывала, но он находился в городе за 200 с лишним км от деревни, и проживание на период поступления было платное. У меня было накоплена к тому времени сумма, примерно равная 4-5 зарплатам матери, и я боялась, что этого будет недостаточно, так что планировала в начале лета пожить у деда, порисовать и попробовать продать на ярмарке от художки.



Распланировала, что спокойно заканчиваю 11й и уезжаю, так что не торопясь сажала картошку, в огороде всякое, заканчивала деревенские дела. В середине июня дед упал, сломал руку в локте и сильно ушиб бедро. Я все же поехала к нему, но он после падения получил страховку, так что летом мать довольно часто приезжала к нему, просила понемногу денег на возвращение внука из армии. Работать при этом так, чтобы она не узнала, было невозможно, но я в художке успела записаться участвовать в оформлении холла и слепила несколько фигурок для ярмарки, хотя бы на этом заработала. Деньги продолжала хранить в дедовой квартире. В июле после конца косметики в художке уезжала окучивать картошку, в это время дед начал сам ходить в магазин, упал вторично, на этот раз сломал шейку бедра, ему сделали неудачно операцию, пролежал в больнице до середины августа. Пока он был в больнице, я не могла жить в его квартире, без присмотра же. К его выписке мать договорилась в школе о том, что я буду частично посещать уроки в 11м классе, то есть приезжать только на важные контрольные и на экзамены. Разговор между ней и ее братом был до этого - ее брат нашел сиделку, которая бы ухаживала за дедом до его смерти в обмен на выделенную долей комнату в квартире. И брат матери был за этот вариант, а мать против, чтобы не терять часть квартиры.



В середине августа я досрочно получила в школе учебники и переехала к деду. Вообще, в то время я была рада этому - это в период летней работы детсада мать часто ездила, с первого сентября и до конца мая она бы смогла приезжать только на выходные. На деле с моего приезда и до смерти деда она навестила его три раза, один из них с ночевкой.



Две недели со мной и дедом в квартире жила жена брата матери, медсестра. Так-то это было очень ценно, что она за то время смогла объяснить мне тонкости ухода за лежачими, и я оценила бы это больше, не говори она при деде все это так, как будто его там не было. Наверное, это профвыгорание. После ее отъезда он долго чувствовал себя униженным. 1 сентября она уехала, мы остались вдвоем, и все было нормально первые пару месяцев. Все же я была привычна к тяжелому труду и малобрезгливая после визитов поганых детей в деревне. Дед лежал в спальне, я перетащила туда телевизор, он смотрел телек, я сидела за учебниками, начала писать маслом в дальней комнате, натягивала холсты. Там было спокойно, впервые за долгое время - нет напряжения, что я тут прячусь от матери и деревенских дел, нет вины - законно нахожусь же, долю в квартире спасаю. Я высыпалась, готовила что мне хочется, записалась в городскую библиотеку. Брат вернулся в сентябре, к деду зашел минут на пять и больше не беспокоил.



В ноябре втроем, я, дед и подруга, отметили мой др, смотрели концерт по телевизору. Вскоре после этого приехали мать и брат со своей девушкой, брат с девушкой сняли квартиру и решили забрать телевизор, типа нам и радио хватит. Дед на это сказал, что купит новый - до того пенсия была оформлена на брата матери, и он всю приносил отдавал деду, дед часть давал мне, часть складывал в тумбочку. После, не знаю, о чем говорили мать и ее брат, ближе к НГ я уже купила новый телевизор, с пультом, приехали мать, ее брат с женой, мой брат, его девушка и устроили дикий скандал. Что будто я выпрашиваю деньги у деда, все хз куда трачу, пока он лежит и худеет впроголодь. Дед, отрицая, (он мне на др все же подарил немного денег на зимнюю обувь) достал отложенные деньги из тумбочки, которые у него забрали. Ну и брат матери с женой сказали, мол, на еду будут давать часть, чтобы я не шиковала тут, а за остальными тратами звонить им от соседки. Меня это выбесило, после НГ стала ходить к соседке и звонить по мелочам, типа "нужны салфетки, нужны бинты, нужен хлоргексидин, нужно средство для мытья посуды, нужна новая зубная щетка", каждый раз добавляя "вы же забрали пенсию, только на еду хватает". Соседку это тоже достало, она стуканула в соцзащиту, из соцзащиты почему-то пришли не к деду сначала, а к жене брата на работу, в больницу, и допросили при персонале. Потом к нам тоже приходили, дед пожаловался на всех сразу. Брат матери снова стал приносить деду всю пенсию и отдавать под расписку, на которой расписывались я и дед; взамен требовал везде брать чеки, тут они с дедом опять разосрались. После того дед вскрыл при мне кота, показал золото и сказал, чтобы забирала, все равно от квартиры ничего не увижу.



В деревню я за время ухода за дедом ездила два раза на контрольные, их для меня проводили отдельно в библиотеке, несколько предметов за один учебный день. Один раз съездила перед своим др, второй уже в феврале-марте, тогда же подписала, какие предметы буду сдавать. Не знаю, было это оформлено как домашнее обучение, или как-то еще. Мать во время моих приездов жаловалась, что пришлось нанимать людей копать картошку, выкопали не всю, еле хватило отдать брату с его девушкой. Когда приехала второй раз, мне было негде спать - на моей кровати лежала кухонная мебель, купленная для брата, ночевала в кресле.



К марту отдала законченные картины на оформление в художку, с тем, чтобы они продали их летом на ярмарке. Лепить опять звали, но мне не хотелось оставлять деда надолго одного, так что не пошла. В марте на 8е марта мать приехала в третий раз, с ночевкой. Утром она меня разбудила, я покормила деда и ушла в магазин, когда вернулась, деда забирала скорая. Мне сказали, что случился инсульт, через 7-10 дней его привезли обратно, у него отказала правая сторона тела. До этого он мог лежать полусидя, немного двигался, когда меняла постель, тут совсем слег. Речь частично нарушилась, на второй-третий день дома сказал "гадина мать твоя", но содержание их разговора передать отказался.



Через пару недель сидела с ним в комнате, смотрели кино какое-то, он вдруг без повода в голос зарыдал и парализованная сторона затряслась, я вызвала скорую. Его опять увезли, тем же вечером я сходила к нему в больницу, он хорошо выглядел, сидел полулежа, немного двигал правой рукой. Я сказала что-то вроде "ого, да ты на поправку пошел", он сказал, что похоже на то. Я вернулась, стала генералить квартиру, раскрыла везде окна - решила, что обратно скоро привезут, раз стало лучше. Всю ночь прибиралась, стирала, утром в дверь позвонили, я радостно побежала, там был мой брат, он сказал "чо радуешься, дед умер. Чо, сегодня второе апреля, не шучу же", и заржал.



Короче, так и умер мой последний родственник.



Я после этого почему-то заснула, просто села на стул и вырубилась. К полудню принесли гроб с телом, соседка пришла взять что-нибудь из мебели, мать, ее брат и мой брат ходили по комнатам, рассуждали, кому какую брать мебель, и где хранить мебель, пока мой брат купит себе квартиру. Помню, что убрала кота в свою сумку, поверх заложила одеждой и учебниками, потом вроде ела что-то. Потом зашла в спальню к деду, там лежал на тумбочке его очешник, который он вырезал из дерева, хотела забрать его себе и очнулась в больнице. Мне сняли экг, сказали, что было похоже на сердечный приступ, в день похорон отпустили. На поминках в мою сторону говорили, мол, решила притвориться, чтобы не помогать с похоронами и поминками.



На сороковой день поехали опять в квартиру, я, брат, мать, ее брат, его дети, типа только кровные родственники, отметили там. Я забрала свою заначку из тайника под обоями. Квартиру уже практически продали, задаток получили в долларах, брат матери там сказал, что на свою долю выбирает купить две комнаты под сдачу погаже в областном, чтобы когда его детям придет время поступать, то он купит комнаты получше им на время учебы. Мать сказала, что вот ее сын не будет замахиваться на областной, а купит приличную двушку в соседнем городе, а остаток пустит в бизнес. Тут брат матери, он прилично выпил, охуел, показал на меня, спросил "а ей что?". Мать сказала - ну, замуж пусть выходит, он покачал головой и дал мне при всех две сотни долларов, типа за уход. Потом он выпил еще больше и в прихожей сунул еще наедине скомканными 120 долларов. Так я разбогатела, по возвращению в деревню спрятала свои рубли в коробку в подвале, 120 в ножку стула, а 200 под комод, где плинтус. Через несколько дней мать с братом насели, что я жру бесплатно и неблагодарно, довели до слез, заставили отдать 200 долларов, после того, как достала из-под комода, долго двигали мебель по квартире.



Во время сдачи экзаменов стала собираться ехать на тот завод, в это время брат матери сказал своей жене, что дал мне 1000 долларов и они решили получить их обратно через мою мать, а мать решила получить их себе и забрала спрятала мой паспорт. Так что жена брата матери просто приезжала в деревню, я все отрицала, кроме 200, которые у меня забрали, тут они разосрались с матерью. Через несколько дней мать себя накрутила, что у меня был доступ к дедовой пенсии, тем более в разных местах тумбочки деда после смерти они нашли много денег (примерно 10 зарплат матери), а я в ту зиму купила себе зимние ботинки в магазине и одежду в секонде. И мать написала заявление, что я украла у ее отца деньги, которые он хотел отдать ей. К нам приехал из города участковый, а я толком не разбирала сумку после приезда, но там в отдельный карман складывала некоторые чеки после зимнего скандала, я их принесла, выложила кучей на стол, стала их подавать участковому по нему, рассказывая, что это готовила, этим обрабатывала пролежни, с потерянным видом. Он молодой совсем был, перебирал чеки, был в ахуе, матери сказал, что по ее заявлению ничего не светит, а я могу подать в суд на оплату труда, просто пугал, наверное. Мать стала реветь, участковый спросил, буду ли я писать заявление, я сказала, что у меня забрали паспорт, чтобы не отпускать поступать, он сказал, что это уже уголовка. Мать отдала паспорт с криками, что я все мне без денег и с двумя тройками никуда не поступить, сроки поступления я не знала, но стала собираться, пока мать бегала излагать свою версию подругам, собрала заначки, сложила в сумку, думала, хоть и без поступления уеду оттуда.



На следующий день приехали участковый и женщина или из соцзащиты, или из ЦЗН, начали спрашивать, как я живу, не обижают ли меня, и как именно. У меня дыханье сперло, за прошедшие годы никто такого не спрашивал, смогла сказать им только, что хочу уехать отсюда. Та женщина сказала, что можно устроить меня до конца лета в лагерь, а потом еще куда-нибудь, если не хочу учиться, я сказала, что хочу при том заводе. Ну, мне сказали, что это далеко, а вот если я пойду в наше ПТУ (пекарь или кассир на выбор), то они могут помочь. Я выбрала лагерь и стала собирать еще одну сумку. Пока собиралась, та женщина попробовала поговорить с матерью, но та впала в истерику и кричала, что тянет меня одна, а сейчас я съебываю, чтобы не сажать картошку, хотя прописана тут и она за меня платит. Тут я вспомнила про алименты, та женщина сказала, что можно мне лето отработать, через суд затребовать независимость, что даст мне право самой получать алименты. Тут мать резко засуетилась, что в этой квартире мне и так всегда будет место, она собирается приватизировать на меня долю, и зачем независимость, если я на лето пристроена, а уже осенью буду и так совершеннолетней. Я подумала, что она вошла в разум, порадовалась даже. Только через пять лет узнала от отца, что он в год окончания школы слал крупные суммы в расчете на поступление, мать потом сказала, мол, бизнес моего брата плохо шел, и она не могла не помогать ему. Сумма алиментов тогда реально была большой, и мать спустя годы это подтвердила, так что я не понимаю, зачем был этот цирк с долларами и мелочью. Так я вместо поступления уехала работать в лагере на две ставки, посудомойкой и замещающей вожатой.

Показать полностью
477

Одностороннее знакомство

В нашей школе были летние отработки. После первого класса две недели на легких работах, типа полив цветов в классах и прополка клумб перед школой, сбор семян. После второго класса уже ответственнее - весенняя копка, работы на опытных грядках и пришкольном участке. Мне после второго класса выпали первые две недели, это прополка и перекапывание клумб. И это было первое лето, когда мать решила заняться огородом у дома, а я после отработок заявила, что меня всему этому на них научили. Мать даже обрадовалась, сказала, что сама в этом не разбирается, показала, где наши две заросшие за несколько лет гряды, и ушла, оставив меня наедине с целиной. Я бродила по этим грядам, поковыривая их взрослой лопатой, около недели. Потом ко мне подошла соседка с приглашением идти пасти коз. В ответ я дала понять, что сначала нужно закончить с грядами, потому что растения нужно посадить в срок. Она окинула взглядом аккуратно подстриженную мной траву на грядах и сказала - зырь, чо я могу. Ну или - смотри, как надо. И, рванув на гряды, за каких-то 15 минут вскопала целый метр. Я выразила её мастерству свое восхищение, она выразила грядам свое недовольство. Подумав пару минут, она сказала - смотри, как еще можно - и пошла копать в подстриженном дерне ямки на почти расстоянии друг от друга. Выкопав ряда три ямок в почти шахматном порядке, сказала - поняла, как надо? Действуй! - и ушла. Довольно быстро я наделала ровных ямок по остальной плантации. Вечером соседка пришла снова, похвалила меня за ямки и дала пустой мешок. Чувствуя неладное, я все же взяла этот мешок. - Завтра, - сказала соседка, - завтра пойдешь коз-то пасти, они серут, а ты подбирай и складывай в мешок. Потом разложишь говно по ямкам, сверху посадите растения, они корнями гряду разделают и ты ее легко вскопаешь осенью. - А как? - спросила я. - Как же я? Зачем? А сколько класть? - Да по горсточке клади - посоветовала она и ушла, прежде чем я успела спросить, чем собирать козье говно. Дома я заметала кошачьи какашки на совок, потому коз тогда пошла пасти с мешком и совком. - О, молодежь за золотом явилась! - встретили меня утром бабки.

Опустим все детали.

Хз почему, но все посаженное в заброшенную целину и козье говно дало охуенный урожай. Охуенный урожай дал почву для слухов о том, что у меня легкая рука относительно посадки растений. Слухи об этом дали почву матери... Не знаю для чего. Осень после второго класса и весну-осень после третьего она радостно сообщала, что очередная бабка ждет меня, дабы посадить весенние или озимые с помощью моей легкой руки. И раз мать уже согласилась, я что, выставлю ее лгуньей, свою родную мать, если она уже пообещала людям. Пока я сажала, слушала тайные приметы очередной бабки насчет растений, и сама рассказывала ей тайные приметы, услышанные от предыдущих бабок. Так как бабки между собой не делились секретами, а мне выкладывали, я была кладезем информации про растущую луну, ощелачивание банановой кожурой и прочее. В четвертый класс я пришла признанным среди бабок гуру растениеводства.

Примерно в начале декабря в четвертом классе кто-то из одноклассников дразнил меня по фамилии. Это услышала тетка, которая ездила сопровождающей на автобусе по отделениям, подошла и уточнила мою фамилию. Я подтвердила, она отступила, странно глядя при этом. Уже к концу декабря наша старушка-учительница, отпустив весь класс, сказала мне задержаться, чтобы еще раз пройти дроби. Я удивилась, т.к. не была среди отстающих, но осталась. Она вяло объясняла дроби с полчаса, потом сказала собираться домой, и ушла. Сразу после нее в класс зашли тетка из автобуса, и маленькие старик со старухой. Тетка сказала - вот она, указав на меня, и отступила к двери, учительница тоже стояла там. Старушка прошла, не отрывая от меня взгляда села на стул за парту, сощурилась, часто замигала и прижала сжатые кулачки к подбородку. По-моему, она вообще ничего так и не сказала, кроме спасибо, только мелко кивала. Старичок, наоборот, болтал почти не переставая. Он был смешной, маленький, тощий, с большими ушами и большими ладонями. Он то приседал и заглядывал мне в лицо сниз, то подпрыгивал, вставая, и делал ладонями такие движения, как будто гладил стекло, разделяющее нас с ним.

Когда они зашли, старичок заболтал примерно такое - Это ты? Мы принесли тебе подарок. Из деревни вон утром приехали, сразу в город, сейчас из города, сейчас и обратно поедем. Вишь, мы какие, мы уж больше не выберемся.

Я нихрена не поняла, но подарок он поставил на парту в довольно большой коробке, учительница не возражала против него, и я решила тоже подарить что-нибудь этим странным старичкам. Нам в художке отдавали почти все слепленные игрушки после выставок, которые мне было жалко, я приносила в школу, т.к. дома они бы долго не продержались. Сказала, что у меня тоже есть подарки, пошла к шкафу и принесла им несколько своих игрушек. Одну подала старушке, она взяла ее двумя руками, поднесла к подбородку, задрожала и начала повторять дрожащим голосом - спасибо, спасибо. Я поглядывала на нее оставшееся время и переживала, что она выронит и разобьет игрушку. Остальные подала старичку, он, разглядывая их, опять затараторил примерно - сама, сама делала, вот спасибо, вот молодец. Мы тебе тоже сделали, там внизу две игрушки я делал, да ты уже лучше делаешь. Эх, куда дурак старый повез свои, ты уже лучше делаешь. Птичку мы вместе делали, со старухой вместе делали птичку, для тебя делали. Вместе вдвоем собирали ее, и плели все вместе, чтобы для тебя была птичка. Вдвоем делали, как нас учили, как до нас учили, это только для тебя. И в город за подарками съездили, и не думали уже, что выберемся. Эх, думали так и досиживать у себя, а тут вон как!

А старушка все - спасибо, спасибо, мигает и дрожит, и оба на меня смотрят. Тетка к ним подошла, сказала, что пора на автобус, и они ушли. Учительница только на коробку кивнула и спросила - донесешь одна? Я сказала, что донесу, и вышла к шкафчикам в коридоре. Тетка с учительницей остались в классе, слышала, что они говорят что-то типа "Ведь из Зачинка сюда приехали, да еще в город ездили". По дороге думала, кто это был, перед глазами стояла старушка со своим "спасибо, спасибо". И я решила, что это наши деревенские бабки собрали мне подарок, а передали с чужими, чтобы я не догадалась. Дома раскрыла, сверху сладости, кукла под барби, тамагочи в упаковке, тетрис в упаковке, несколько брелков в виде животных с жидкостью и шариками внутри. Примерно от середины коробка была засыпана лещиной, и закопанные в орешки лежали две богородские игрушки и птица, похожая на поморскую. Пока дома никого не было, спрятала птицу на шкаф в спальне, он был под потолок и на нем была навалена какая-то марля. Ну, просто птица, старичок сказал, сделана для меня, а в этом доме мои вещи имели право лапать все входящие.

Потом вечером мать пришла, я ей похвасталась - мол, я летом помогаю с посадками, и бабки скинулись мне на подарок и передали его с незнакомыми, чтобы я не догадалась, от кого именно из них. Мать на следующий день пошла до уроков спрашивать у учительницы, правда ли деревенские бабульки скинулись на подарок и передали через нее. Учительница сначала нервно дернулась, потом радостно так подтвердила - Правда! Это они все скинулись, потому что ваша дочь хорошая девочка!

И мать до конца того декабря, встречая кого-то из тех, кому я помогала с посадками, утверждающе спрашивала - Любите вы мою дочь? - а ей отвечали - Дак как не любить, вона кака молодец. Ну, после Нового года забылось все.

И уот так я и считала до конца 8го класса, иногда думала, кто из бабок скидывался мне на тетрис и тамагочи, а кто нет. Когда была в 8м классе, в школе появился мелкий с такой же, как  меня, фамилией, и я думала. однофамильцы мы, или может родня какая. И спросить не у кого было.

А в конце 10го класса выпало внепланово около недели каникул - мальчик с отделения поджег школу, и требовался ремонт. Мать меня спросила об этом, знаю ли я его, а я ответила, мол, нет, он из Зачинка. А она:

- Зачинок? О, там еще живет кто-то. Там родители твоего отца жили, только они умерли уже, наверное. Им, когда мы с твоим отцом познакомились, уже было больше 70. Надо было тебя к ним при жизни свозить, у их дома были заросли таких же орехов, какие тебе тогда бабульки подарили, а сами они мастерили всякие игрушки.

А у меня к этому времени остались только тетрис и птица. А сейчас вообще одна планка из хвоста птицы осталась, в рюкзаке зашита несколько лет уже, и все.

Показать полностью
371

Перелом

Из четвертого класса тех, кто хорошо учился, отпустили на летние каникулы пораньше, объединив чаепитие на 9 мая с почти выпускным. Отстающих старушка-учительница решила стахановски подтянуть до конца мая, чтобы не оставлять на второй год в четвертом, и чтобы их не оставили через год на второй год в пятом. Четверо из оставшихся так и продолжали медленно читать по слогам и считать, пользуясь делениями на линеечке, до окончания школы.

Май в том году был на редкость теплый и мать вызвала бабушку с дедом сажать картошку. Они приехали и привезли мне в подарок велосипед. Я к тому времени надрессировалась чувствовать стыд при получении подарков, плюс мать с братом при удобных случаях попрекали тем, что оплата художки и проездного лежит на бабушке с дедом. Потому, держась за велик, я спросила у бабушки, почему все от них только мне, а брату ничего. Тут то и выяснилось, что бабушка с дедом с первого курса дают ему деньги на оплату жилья и дарят деньгами на праздники, потому что он взрослый. Сначала мать устроила скандал брату (ей часто приходилось занимать деньги, чтобы дать ему на жилье), потом во всем оказались виноваты бабушка с дедом, что не сказали ей (за прошедшие годы своих родителей она приглашала только на полевые работы, и они обычно говорили очень аккуратно, и только на те темы, что она сама заводила, чтобы не провоцировать), после того, как они уехали, виновата оказалась я, что спросила. Колхоз все равно еще не начинал пахать поля, и для посадки картошки было рано, в огороде у дома стояла вода, так что мать стала таскать меня с собой в садик, чтобы я не каталась на велике по деревне.

Около недели я ходила с ней в садик, красила веранды, песочницы, щиты для песочниц и остальное деревянное, убирала сухую траву и ветки с площадок. Чаще, когда она с группой уходила укладывать на сончас, мне можно было идти домой. Если погода была не слишком жаркая, оставалась до конца работы, это до восьми вечера. К концу работ был день, когда мы вышли к семи утра, а возвращались уже поздно, почти в девять вечера, потому что переворачивали кровати и укрывали вещи в одной из оставленных до осени групп. Войдя в квартиру, я сразу бросилась к кухне и стала что-то есть, на что мать брезгливо сказала что-то вроде "тебе бы только жрать, я вот совсем не хочу есть". Я ответила, мол, ты же в садике ела. Она так удивилась, сказала "Ой, а ты как будто нет". Я тоже удивилась и сказала, что нет, кто ж мне даст. У нее как будто что-то включилось, сообразила, что на меня и правда питание не рассчитано, сразу зашуршала в холодильнике, приготовила быстро поесть, потом несколько дней беспокоилась о том, чтобы собрать мне с собой еды, и в садике усаживала в переходнике с мойкой, давала что-нибудь неучитываемое, типа супа, компота. Потом привычно обвинила меня, что я езжу по деревне на велике, чтобы всем рассказывать, что меня мать не кормит, и велик мне подарили, чтобы ее опозорить. В начале июня посадили картошку, на этот раз без бабушки с дедом, потому что она не хотела их видеть, раз они договорились со мной ее позорить, и почти сразу после картошки отправила меня в лагерь на три смены.

Перед лагерем дали листовку с перечнем рекомендованного минимума вещей и одежды, но сумку собирала мать и заменила все шифоновыми платьями, чтобы было красиво и не жарко. На случай холодной погоды съездила в город и купила спортивный костюм, который ей понравился. Он реально был теплый, двухсторонний, то есть его можно было носить то одной стороной, то другой. То голубенькой шерстяной с серебряной вышивкой, то бархатной фиолетовой со стразами. В последний день перед отъездом я, паникуя, пока мать была на работе, таскала кухонный стол из кухни в прихожую и перерывала антресоли. Мои поиски увенчались успехом, и в сумку под платья я закопала наименее плесневелые джинсовые шорты брата десятилетней давности и пару его футболок тех же времен. По приезду в лагерь выяснилось, что это чужой лагерь. То есть все из нашей деревни, тоже поехавшие в лагерь, оказались в лагере через речку. А тот лагерь, куда я попала, был бывшим санаторием, в него отправляли в основном по социальным путевкам и программа с питанием были получше, чем в обычном, и корпуса только каменные.

День заезда был пасмурный, так что я была в теплом костюме, серебряной вышивкой наружу, и настолько выделялась таким богатством наряда среди приехавших по социальным путевкам, что ко мне подошла хореограф и спросила, глядя на вышивку, являюсь я звездой танцев или пения в мире снаружи. Голос у меня всегда был тихий, но со временем жизни с матерью развилась пластичность движений и походки (потому что звук, типа скрипа мебели, или, не дай бог, шагов и звяканья ложки в чашке, мог вызвать обвинения в желании смерти родной матери), так что я сказала, что танцев. И не прогадала, потому что поющие все три смены пели Смуглянку и песенки типа голубого вагона, рисующие все три смены переводили мел на асфальте, а вот хореограф все три смены садила свою группу пару раз в неделю смотреть Триллер Майкла Джексона, чтобы посмотрели на движения настоящих мастеров. Чаще она забирала для просмотра на время тихого часа, чтобы завистники не мешали, иногда уходила, оставив нас с видиком, и мы смотрели Зубастиков, Гремлинов и фильмы с Джеки Чаном с ее кассет. В конце последней смены она привезла только вышедшую Смертельную битву в гнусавой озвучке и смотрела вместе с нами, призывая думать о том, как двигаются актеры.

В общем-то, это было единственное счастливое лето. Бабушка с дедушкой приезжали почти каждую неделю, купили и привезли мне купальник, брали под расписку меня и двоих-троих на речку на весь день, привозили сладости. Как-то они, уже прощаясь со мной и друзьями, стояли у ворот лагеря, в это время к воротам подъезжал оранжевый пазик. Сначала я подумала, что у нас такой же возит детей с отделений в школу, а потом мы все трое одновременно заметили высокую белую прическу, как у матери, за пыльным окном. И втроем замолчали и застыли, но это оказалась не она, до сих пор помню то облегчение. Я еще в первые дни первой смены наменялась одеждой с малоимущими, включая королевский костюм, и дико боялась после первой смены ехать домой на перерыв в несколько дней. Но мать ничего не заметила, у нее была проблема поважнее - брат заканчивал техникум, вместе с окончанием техникума у него кончалась отсрочка, и надо было где-то брать денег, чтобы он мог спрятаться от ужасов Чечни. Она даже не была против того, чтобы оставшиеся до второй смены дни я жила в городе у бабушки с дедушкой, но успела меня упрекнуть, что пока я отдыхаю в лагере, в огороде ничего не посажено. Вдохновленная ее равнодушием к чужим шмоткам на мне, я выгребла наменянную одежду под кровать, набила сумку другой одеждой, которая мне не нравилась, и уехала обогащаться. Одни штаны, полученные в результате такого обмена, я носила до 18 лет, потом у меня их украли соседи по квартире, а балахон с волком тоже оттуда похоронила вместе со своим псом в позапрошлом году.

Всего за то лето я прибавила почти 20см роста, и больше 10 кг веса, во время последних измерений в лагере была 150 с мелочью см и почти 50кг веса. Такой рост остался у меня еще на 4 года. Из лагеря уезжала с напутствием хореографа заниматься танцами - из ее группы только у меня без усилий получалась лунная походка, и она была в восторге от моей ритмики.

Вернувшись, обнаружила пропажу велика, тамагочи и брелков - мать все раздарила бедным детям алкашей, которым не так повезло в жизни, как мне, но они не такие жадные, и конечно же, поделятся этим чертовым великом, который негде хранить (балкон в квартире, сараюшка у дома, подвал с картошкой). Бедные дети не поделились великом, потому что их бедные родители успели его пропить.

В пятом классе после нового года мы с классом поехали в музей, там в коридорах стоял запах старого лака и дерматина, напомнивший мне занятия в клубе лагеря, так что в конце экскурсии повторяла лунную походку, одноклассников это впечатлило, они пытались повторить и требовали объяснений, как я это делаю. Я объяснить не могла, замедляла движения, под конец от попыток сама запуталась и стала вспоминать, как же это, уже перед выходом. По лестнице спускались долго, с остановками, классная собирала отставших, мне стало скучно, я пыталась еще раз вспомнить движения, что привело к тому, что спустилась я вниз, пересчитав ступеньки задницей и хватаясь руками за перила. Всем было смешно, кроме отставших - они не застали зрелища, классная тоже поржала. Через пару дней у меня заболела жопа, сильно. На уроках сидела, перекосившись на одно полужопие, дома попробовала пожаловаться матери, что болит спина, она отмахнулась, что жопе легче, и я уже не видела возможности пожаловаться на жопу. Через пару недель, проснувшись, я не смогла встать, почти не чувствовала левую ногу, правая была как онемевшая после судороги. Когда сказала об этом матери, она сказала не придуриваться и резко дернула меня за плечо, в ответ у меня как будто дернуло током через плечо и шею и я упала в обморок. Когда очнулась, боль в жопе ушла на последний план, жгло шею и плечо, болела поясница, фельдшер стоял надо мной со скорбным видом и ждал скорую. В районной больнице выяснился вывих и перелом копчика и редкий компрессионный поясничном, через несколько дней в областной нашли нередкий компрессионный в шейно-грудном, небольшие грыжи в поясничном и растяжение какой-то там мышцы в плече. Всего в больницах я пролежала до начала мая, из гипса был только ошейник. В начале мая меня выписали домой, почему-то не дали табель с оценками, под конец мая мать пошла со мной в школу, договориться, чтобы я сдала годовые контрольные. Там нам встретился физрук, который выразил сожаление, что меня больше нет в его секции по баскетболу (в том году я была выше всех в классе), и сказал, что проблемы с позвоночником исчезнут, если спать на досках.

Итого, в конце мая мать заказала щит из фанеры и досок народному умельцу, и с начала июня я спала на нем. Сначала было нормально, но потом или после картошки, или из-за щита, утром стала просыпаться с деревянной спиной. И дико хотелось в туалет несколько раз за ночь, что было проблемой - потому что надо было тихо встать, что уже проблема, когда сразу под простыней начинаются доски с фанерой, потом тихо подойти к двери в комнату, где спит мать, открыть свою дверь, стараясь не скрипеть ей, пройти через комнату к двери туалета, не скрипнув полом, открыть дверь туалета, не скрипя ей, и вот оно! Если по дороге я чем-то скрипела или брякала, мать шипела сквозь сон, что днем не высраться, еще и ночи захватит, и у меня не получалось расслабиться на унитазе, так что приходилось возвращаться, ждать, пока она заснет, и повторять по новой. Итого, если раньше, пока матери нет дома, а я пришла из школы и не еду в этот день в художку, я могла почитать или посмотреть телевизор, попытаться прибраться в ванной (дико ценные тряпки и банки, упиханные по всем углам, нельзя было трогать при матери), перебрать свои сокровища, то теперь я приходила из школы и срочно преступно спала часов с 2-3 дня до 7-8 вечера на диване, закрыв дверь на цепочку. Иногда я высыпалась за день и ночью уходила в туалет или ванну читать, там всегда было достаточно хлама, чтобы сунуть книжку под него, если мать вдруг просыпалась.

Перед шестым классом ездили на осмотр и невролог уточнил насчет спального места, мать похвасталась щитом и его ценой, тот ее грубо отчитал и нарисовал на бумаге, как должны выглядеть слои ортопедического матраса. После этого мне постелили на щит два ватных одеяла, и это было прекрасно целый год. Потом именно эти одеяла понадобились брату, и их заменили, по выражению матери, пуховой периной. Это было старое пуховое слежавшееся комками шелковое одеяло. За счет шелка оно ездило от малейшего движения, и часто я просыпалась опять же на щите, но уже без прослойки в виде одеяла и простыни.

Показать полностью
278

Детство до 10 лет

Я родилась в ноябре 1985, когда матери был 31 год, а моему брату 10 лет. За полгода до моего рождения мать с моим отцом поженились и уехали из города поднимать деревню, где им от совхоза дали двушку (в городе давали только комнаты и однушки). После моего рождения они развелись из-за пьянства отца, отец уехал сначала далеко, потом еще дальше, а потом в Латвию. Себя помню лет с четырех. На мой четвертый др мать собрала родственников, посидели дома, потом пошли сидеть на природе, на обрыве над местной мелкой речкой. Там матери и ее брату пришла идея на миллион - он подкидывает именинницу, стоя на краю обрыва, мать фотает на Зенит. Это штобы мне, неблагодарной, была память потом. Он подкинул-поймал меня 2,5 раза, и матери не удалось поймать ни красивого кадра, ни меня.

Бабушка с дедушкой тоже были на том моем др, и они как раз жили в городе, куда меня увезла скорая. Бабушка легла тогда со мной в больницу, потом выписали к ним домой, на процедуры ходить было ближе от их дома, чем возить из деревни. Потом она никак не хотела отдавать меня матери, так что с 4х лет и до почти 7 я жила у них.

у них была огромная трешка в сталинке, с низкими подоконниками, паркетом и минимумом мебели. Мне от спальни отгородили часть комнаты метров на 10, чтобы держать на виду. Когда заходит речь о счастливом детстве, вспоминаю время с 4х до 7ми лет.

В конце августа, когда мне оставалось меньше трех месяцев до семи лет, приехала мать и после скандала со своими родителями забрала меня оттуда в деревню.

В деревенской квартире было паршиво, между общей комнатой и прихожей не было перегородки, брат в свои 17 закончил 9й класс и отдыхал перед учебой со своими друзьями как раз в этой комнате. Мать отдыхала от шума в спальне, или готовила в кухне, мне было нельзя ничего трогать и заходить в спальню и кухню без разрешения матери, а в комнату без разрешения брата. Первый день сидела на ящиках под вешалкой, потому что прихожей по сути не было. К вечеру мне выделили раскладное кресло в спальне матери. Потом они уехали устраивать брата на квартиру и закупать мне принадлежности и одежду к школе (все закупленное бабушкой с дедом она выкинула в окно во время скандала), оставив меня одну в квартире. Квартира была захламлена, везде поделки из сушеных цветов, веток, камней, шпагата разных видов, одежда и обувь валялись повсюду. Под ванну вообще все было утрамбовано вперемешку, тряпье, тазы, банки. В кухню страшно было зайти. Потом она вернулась и наорала на меня, что я не прибралась, а бабушке-то помогала. 1 сентября мать пошла провожать меня в школу, все с ней здоровались, она со всеми вежливо разговаривала, меня это удивляло, потому что, пока жила у бабушки, ее такой не видела. Проучившись до выходных, я попросилась к бабушке, мать сказала, что отвезет на мой др меня к ним.

Мать работала воспитательницей, и после школы я должна была идти к ней в садик помогать. У нее были взяты ставки воспитателя и нянечки, так что мне приходилось ходить протирать все тряпками, расставлять игрушки, следить за группой, пока она ходит за едой. По утрам она вставала в 6 утра, включала везде свет и брякала всей мебелью сразу. После отъезда брата я стала спать на диване в общей комнате, так что все было сразу слышно. А вечером часов в 8 она говорила, что ей вставать в 6 утра и выключала везде свет. Я лежала по несколько часов, пялясь на потолок, пока не засыпала. По выходным она пыталась прибираться, заставляла меня помогать, но ничего нельзя было выкидывать. Ни подаренные ей тучу лет назад рисунки давно выросших детсадовцев, ни тем более ветки и прочие дары природы, из которых она собиралась сделать охуительные вещи. Но делать охуительные вещи ей было некогда, потому что она то работала, то прибиралась, а помощи никакой. Раза два-три в неделю она приводила бедного ребенка, или бедных детей. В деревне было с десяток семей многодетных алкашей, это было их отродье. В такие дни я ложилась спать на кресле в спальне, зато попозже, и можно было посмотреть телевизор, благодаря тому, что бедные дети хотели его посмотреть. Бедные дети оставались на ночь на моем диване, который обоссывали, срали где-нибудь за кучей хлама поближе к окну, чтобы подтереться занавеской, ползали руками в кастрюли и сковородки в холодильнике и считали мою мать охуенно доброй женщиной, которая мне все разрешает и покупает красивую одежду. Я ходила в школу в люрексовых платьях, которые царапались как стадо ежей, потому что майки носят только на физкультуру, и в блестящих туфлях, которые были мне малы, потому что я назло начала расти так быстро. Школьную форму, закупленную в августе, почему-то запретили носить еще в первую четверть, а нормальная моя одежда осталась у бабушки.

Я из всех сил искала отдушину в школе. Первая моя учительница выдавала очень интересные идеи. Как-то на уроке природоведения она сказала всем принести с собой трехлитровые банки, потому что надо запастись водой, чтобы завтра отправиться в пустыню на вертолете и посмотреть все самим. Банки принесли не все, потому мы не отправились в пустыню из Северо-Западного региона России. У нас бы не хватило воды. У нее было много идей. К новому году она попросила принести из дома побольше очков, чтобы нас в классе была гирлянда, сверкающая такая, какой нет больше ни у кого. Очков нанесли, гирлянду из них так и не сделали, а после НГ ее уволили за алкоголизм. После нее пришла старушка, которая всех, умеющих читать и писать, пересадила за задние парты, чтобы не мешались, и стала в срочном порядке давать программу первого класса оставшимся 4-5 дислексикам.

На мой др мать, так и не простив бабушку с дедом, и не желая везти меня к ним, сказала вместо этого, что они хотели вырезать мне сердце живьем, но она приехала вовремя и спасла меня. Я пару дней плакала, а потом поверила. А куда мне было деваться.

К весне я более-менее перестала страдать по прошлой жизни, подружилась с одноклассниками и после школы шла играть на улицу, портя люрексовые и шифоновые платья, благодаря чему мать купила мне спортивный костюм. На бирке к нему было написано, что это пижама, но он был почти одноцветный, так что я все равно стала носить его в школу.

Где-то с зимы матери стали задерживать зарплату, потому в начале лета 1993 она взяла меня и поехала к бабушке с дедом, рассчитывая помириться с ними, чтобы они посадили нам картошку. Я при виде них впала в истерику, потому что они же хотели вырезать мне живьем сердце. Но они все равно приехали, привезли картошку и посадили ее.

Наш дом в деревне представлял из себя трехэтажную панельку на три подъезда, за которой был огород для жителей этого дома. Поля под картошку были примерно в полукилометре от дома, а подвал, где мы хранили потом картошку, в подвале другого дома, он стоял чуть ближе к полям, чем наш. Наш участок был на 10 соток, ближе остальных к лесу и дальше остальных от большой дороги, так что у нас ни разу не воровали картошку.

В это же лето, примерно с середины июня, мать договорилась, что я буду пасти коз в очередь соседки, взамен соседка стала давать литр козьего молока каждый день. Стадо коз было голов в 120-150, и пасли его обычно 3-4 человека, то есть очередь была примерно раз в неделю, может, чуть чаще. Такая частая очередность была из-за того, что очередь считалась по числу хозяев коз, а не самих животных. Коз пасла обычно так - вижу, что происходит что-то непонятное, и бужу бабку/бабок, которым досталась очередь со мной, а они говорят мне, куда бежать и что делать. Немного ломало вставать в 5 утра, но это было ничто в сравнении со скандалами дома. Дело в том, что литр молока каждый день в семье из троих человек, один из которых каждый день празднует окончание первого курса техникума всем подряд, от бражки до обтирочного одеколона, вторая на своих двух ставках завтракает-обедает-ужинает в садике, а третья ест хлеб с луком в огороде, лишь бы не пить козье молоко, мягко говоря, был ни к чему. Вот прям вообще никак никуда никому. Но ведь лето 1993, жрать нечего, жить не на что, а тут литр халявного молока! И моя мать поступила как взрослый умный человек, трезво глядящий на настоящее и умеющий просчитывать будущее, и взяла котенка, чтобы он пил это молоко. Она так удивилась, когда литр молока не влез за день в котенка, что сделала то, чего не делала ни до этого, ни после, никогда не делала. Она заорала на меня на деревенской улице, что это я во всем виновата, потому что это я пасу коз, а ща стою и лыблюсь гадина. Я лыбилась не переставая, потому что первый раз увидела вживую маленького котенка, а не взрослую кошку. В городе котят топил дворник, а в деревне они до взрослого возраста дикие и сидят под сараями. И сейчас помню свой восторг по поводу пушистенького, как он ел, спал, пытаясь во сне подтянуть короткий хвостик к носу, все время издавал звуки. В то утро мать, уходя на работу, сказала заметить, сколько молока он выпьет, так что я вышла ее встретить во дворе и сообщила, что полуторамесячный котенок вобрал в себя полстакана.

На ее крики подтянулись люди, и она пожаловалась им, что я не пью козье молоко, хотя она, якобы, готовит его в разных видах пользы ради. Хотя она до того дня готовила дома только три вида еды - каша с яйцом, макароны с рыбными консервами, суп из тушенки с вермишелью. К осени в домашнее меню добавилась картошка. Ну и салаты из того, что само выросло в огороде, потому что до лета следующего года там само ничего не росло, кроме зимнего лука и огурцов, которые пихали в наши гряды те, у кого весной было лишка рассады, только на следующее лето мы занялись огородом.

В общем, она выдала все так, типа она мне готовит всякие вкусности из молока, а я не жру их. И ей сказали, что ведь на молоке можно и выпечку делать, а она такая - так и выпечку не жрет, прям не знаю, что и делать. Но через несколько дней купила сразу три мешка муки и мешок сахара, и взяла у поварихи в садике рецепт булочек. Итого, с июля 1993 и до 1999 основным блюдом в том доме были булочки и иногда пироги, иногда даже с начинкой.

Я продолжала пасти коз, и когда уже сентябрь начался, мне подбивали очередь так, чтобы выпало на выходные. Иногда еще кого-то подменяла, и мне за это что-то давали, вроде яблок, ягод, грибов. Иногда пасли коз ближе к лесу, и 1-2 бабки в козий сончас ходили со мной за грибами. По моему, в октябре, заморозки уже были, но коз все равно выводили, у одного из охотников в деревне или сломался вольер с собаками, или собаки сделали подкоп, короче, собаки вырвались и побежали. А мы, я и две бабки, сидели на небольшом холме, метров пять, а внизу была небольшая равнина, потом река. И я так помню, сижу, смотрю на стадо, до него метров 30, козы ходят, что-то выискивают, и вдруг одна из них падает на колени передних ног и начинает ими скрести как лошадь. Я одну из бабок толкнула, говорю - там коза упала и дергается, и обе смотрим - еще с другого края так же падает, и все стадо заворачивает и начинает набирать скорость бежать вдоль реки к лесу. Я было рванула наперерез к ним, и тут мне по плечу клюка прилетела, оглядываюсь - бабки обе орут к ним идти щяжже. Клюку подобрала, вернулась, они ни хуя не объяснили, только семенят наверх, приговаривая - бегом-бегом отсюда. А самое ближнее здание амбулатория, она у нас была вынесена за деревню, мы туда зашли, бабки больных растолкали, в кабинет фельдшера обе дверь вынесли, бегут и кричат - волки! волки! Та сразу и в милицию, и в лесхозяйство, и в лесничество, и везде позвонила. Потом-то выяснилось, что это собаки охотничьи сбежали и вырвали вымя нескольким козам, но к тому времени в школе успели собрать линейку и дать мне грамоту и будильник. А я этих собак даже не видела тогда, и не заметила, что между коз кто-то бегает. Так в тот год сезон выпаса закончился раньше времени, но соседка с козой и зимой нам продолжала давать молоко, взамен на наши очистки и корки от хлеба, и мать из садика ей носила хлеб.

И лет до десяти так себя и помню - летом коз пасу, огород, ягоды, грибы, зимой делать нечего, нельзя говорить бабушке с дедом, что нам нечего есть, дома вечно бардак, из новой одежды мне покупаются наряды "мечта Леонтьева и Киркорова", потому донашиваю некоторые вещи после брата, дома если приберешь, мгновенно засирается отродьем алкашей, мать дома орет шепотом а на людях сюсюкает, тащит в дом всякие красивые ветки и черепки, из которых когда-нибудь что-нибудь создаст, а если вдруг взрослые гости - жалуется им, что я захламила квартиру, ибо в душе художник. На 1 сентября второго класса так пожаловалась бабушке с дедом, и они пообещали оплачивать мне художку, материалы и поездки в нее до города, и оплатили, за что мать упрекала меня до окончания художки. Потому что она, конечно, не стала бы брать те деньги, но на них столько всего можно купить. Так что когда я просила купить себе что-то, она напоминала, что я и так эгоистично учусь в художке, вместо того, чтобы помочь родной матери на работе или прибраться дома.

Тот котенок вырос в кошку, которая дожила до своих 14 лет.

Показать полностью
273

Вши из парикмахерской

Ходила в одну маленькую парикмахерскую раза 3-4 за последний год. Зал ожидания большой, но миленький, оформлен по домашнему - вместо напольных вешалок вдоль стен сверху полочки под шапки, под ними крючки под одежду, кресла с высокими спинками. Разделен на несколько зальчиков поменьше, в каждом лежит чтиво и стоит мелкий телек с выпуклым экраном. Сама парикмахерская в ТРЦ, рядом с парикмахерской туалеты ТРЦ, так что в зал ожидания заходят и просто посетители ТРЦ. 

Подстриглась 23 декабря, перед этим посидев в зале ожидания около полчаса, через пару дней начала чесаться голова и шея, расчесалась до корочек. Вчера вечером обнаружила серых вшей, в панике намазалась собачьим шампунем от блох и продержала полчаса. Сегодня весь день собиралась в аптеку за чем-нибудь от педикулеза, но что-то не собралась. Во-первых, стыдоба-то какая. Во-вторых, перестирывала все, от шапки-куртки до подушек-одеял, что не смогла постирать, вынесла на балкон. Перемыла пол и поверхности в квартире Дельцидом в ампулах.

Последний раз вшей на себе видела в 1996, не на себе видела уже тогда, когда исчезли тараканы. Еще тогда очень удивилась, считала, что вши пропали вместе с тараканами.

Думаю, вшами заразилась из-за того, что шапки лежали на той полочке, или через кресло в зале ожидания, не во время стрижки же. Хотя теперь интересно, как в парикмахерских положено обрабатывать инструменты между стрижками, и вообще регламентировано это, или нет, и кто за этим следит.

Стыдно и обидно сидеть с расчесанной головой перед самым Новым Годом. И жаловаться на парикмахерскую стыдно, даже в местное Подслушано вконтакте не решаюсь бросить анонимку.

140

Счастливое детство

Коллега сказала, что мне повезло, раз мое детство прошло в деревне. Чистый снег и свежий воздух, здоровая еда.

До почти 7 лет жила у бабушки и дедушки, там из развлечений мультики максимум полчаса в день, детская радиопередача тоже полчаса, ну, игрушки были. Со двора нельзя, во дворе качели, зимой горка. Во двор не особо пускали, но так-то было весело.

С 7 лет жила в деревне со всеми вытекающими. Развлечения - летом речка, на которую лет до 10 без взрослых было нельзя, потому что там сидят алкаши. Взрослые туда тоже не ходили, потому что там же алкаши. Зимой горка, с которой нельзя кататься, потому что одежда не казенная. Библиотека в школе два стеллажа, в основном издательства Малыш, в деревенской библиотеке еще шесть, два из них детские. И дома шкаф, забитый Анжеликой, Корсарами, Дрюоном, позже Незнанским.

Еще хорошо было, когда в деревне Масленица или выборы. На Масленицу приезжала машина с мороженым, если потолкаться, можно было урвать стаканчик. Раз в год, если мать даст денег на него. На выборы привозили пирожные.

Чистый снег - у нас в деревне на площади был магазин, а в соседних деревнях его не было. Из соседних деревень ездили на телегах закупаться, засирая все вокруг магазина навозом. А деревня такая, что все дороги проходят через площадь, то есть при каждой оттепели везде запах лошадиного говнеца, текут радужные лужи и все это раскатано машинами.

В деревне примерно поровну живущих в частных домах и владельцев квартир, я из квартиры. Когда алкашей не пускали домой, они шли бухать компанией, спать и ссаться под себя в подъезд потеплее. До райцентра километров 15, участковый там - если позвонить и пожаловаться на алкашей в подъезде, на следующий день приедет дядя милиционер. Или через день. А так как все же близость города, к нам в клуб на дискотеки каждую неделю приезжали жуткие компании, и из дома и совершеннолетние не все выходили вечерами пятницы-субботы, мелких тем более не выпускали. В понедельник в школу, так что в воскресенье вечером тоже не погулять.

Из того, что для детей - лазалки, качели и горки на территории детсада, куда кроме детсадовцев никого не пускали. Хотя, что я ною - еще было футбольное поле у школы, и даже с воротами. Одними, у елок. Туда тоже хода не было, потому что до снега там сидели теплые компании, а после снега накатывалась лыжня для школы и охранялась дворниками.

Так бегать по деревне, играть в прятки, догонялки, строить шалаши, закапывать секретики - ну, это можно было, лет до 10, и только днем. После определенного возраста про играющих шли слухи, что такие маленькие, а строят шалаш, чтобы в нем ебаться, пить, курить, складывать наворованное, достойные люди своими глазами видели.

То есть, даже если бы моя мать была не неуравновешенной, мое детство было бы довольно унылым. Но моя мать была именно недиагностированной параноидальной шизофреничкой, так что по ее словам, если у кого-то взломали сарай и украли стадо гусей, я в этом участвовала, на речку я ходила, чтобы смотреть на хуи спящих алкашей, шалаш строила, чтобы упарываться в нем, а встречным людям улыбалась, потому что рассказывала им гадости про родную мать, а дружу с кем-то, чтобы в компании обнести чужие сады и сломать скамейку у школы, урны у магазина и остановку на площади.

Итого, мои детские развлечения в деревне - это посещения с матерью старух, которые уж точно не пьют, праздники в компании их же, перебирание, посадка, окучка и копка картошки, работа в огороде, летом покраска веранд-скамеек-шкафчиков в садике. Редкие, по сравнению с остальным, походы с друзьями за грибами-ягодами, еще реже прогулки. А самый отвязный поступок, это когда лет в восемь пришла с матерью к ее подруге, они вышли в другую комнату, а я взяла с трюмо тюбик с кремом, и, ужас, держала его в руках, когда они вернулись. Они обе кинулись на меня "ты мазалась кремом, отвечай, это дорогой крем, если нет, почему твои руки такие мягкие, как тебе не стыдно трогать чужие вещи". Это реально был самый ужасный проступок в моей жизни, потому что мать мне припоминала, Как Ты Взяла Чужой Крем и после окончания школы. Еще как-то меня послали в магазин за лимонадом, обычным, в полторашке, а я на все деньги купила две фанты, потому что того лимонада не было. Но это ужасное расточительство припоминалось всего-то чуть больше года.

По поводу здоровой еды - если бы у нас не отрубали часто электричество на сутки-двое-неделю, возможно, мать бы покупала по дешевке в колхозе или у соседей нормальное мясо. По крайней мере, она сама так говорит. Но из-за стабильно текущего холодильника она брала в основном тушенку и рыбные консервы, которые, из-за алкоголизма и щедрости брата, хранились в основном у соседок. А из-за плохой памяти и странной стыдливости матери она брала их обратно, только когда сами соседки напоминали ей об этом. Потому что "что я буду у них спрашивать, подумают, что у нас еды дома нет".

Ну и по мелочи - те книги, которые я все же брала в библиотеке, читать было нельзя, когда мать дома. Потому что читаешь, значит делать нечего, иди поделай дела, вечером выключала свет часов в 9, и я лет до десяти смотрела в потолок, пока не засну. Потом догадалась читать в туалете. А еще - все учителя из деревни знакомы с родителями всех учеников из деревни. Так что при встрече обязательно скажут что-нибудь о поведении на своем уроке, и передадут через испорченный телефон про поведение на уроке учителей из города.

Телевизор включать было нельзя, потому что испортится трансформатор. Если мать его смотрит, тоже нельзя смотреть, потому что она до 16 лет не видела, как люди целуются, и мне нечего.

В гости к своим друзьям нельзя, потому что они тоже захотят прийти, а у нас неприбрано. И вообще, я у них усядусь жрать и позорить свою мать, потому что я голодная и злая.

Слухи вообще вырастали в черт знает что. Как-то по дороге в школу мы компанией играли со щенком, он прыгал, мы приседали и подкидывали вверх снег, он подпрыгивал за ним. На следующий день оказалось, что мы загнали этого щенка к сараям и закидали его льдом чуть не насмерть. Наш класс собрали на классный час и зачитали жуткие рассказы про смерть животных, потом кто-то выяснил бабку, пустившую слух, и развалил ее поленницу. Оказалось, сжег дровяник старушке, вон ей новые дрова привезли и рассыпали.

Показать полностью
126

Наследство-2

Продолжая тему наследства - после последних вестей решила на наследство не претендовать. Последние вести таковы:

- Латвийская родня оставила меня в покое насчет квартиры, полученной по доверенности. Видимо, сходили к юристу, который им объяснил, что и как.



- Моя мать не зря дергала меня, вторую бывшую жену отца и всех знакомых по поводу усыновления - отец в самом деле усыновил, но не сына моей матери 34 года назад, а своего сына, и лет 45-46 назад. После окончания техникума в начале 70-х женился на своей техникумовской преподавательнице, усыновил их совместного сына, лет через 10 брака они развелись. Сейчас этот его первый сын также подал на наследство, ему 48 лет, на 17 лет младше отца. О наследстве узнал благодаря тому, что его старушка-мать услышала вести, запущенные моей старушкой-матерью.



Вообще, у меня лет с 16 было очень мало родни - после смерти бабушки дядя-тетя и их дети отстранились. Спустя год, после смерти деда и дележки того наследства, вообще отморозились.

С отцом познакомилась 10 лет назад, общаться начали 5-6 лет назад. Но тоже только с ним одним - его 28летний сын жил хоть и в России, но далеко, и контактировать не хотел. Остальные по его линии в Латвии, 48летний рядом, но про его существование никто не знал.

С братом по матери даже в детстве тесно не общались.



И вот в последние дни мне пришлось сменить номер телефона. Потому что и латвийская вторая (походу третья) жена, узнав, что на наследство я не буду претендовать, решила объединиться со мной против первого сына (которому 48). Слала мне фотки их дома в Латвии, дочерей, внуков (даун страшный шо пиздец, при том охереть как похож на меня, шо пиздец).



Мать раздала мой номер всем своим - это ее брат с женой и их дети с внуками, мой брат с женой и их дети. Они все вдруг вспомнили о моем существовании, ну и интерес к московской квартире еще - в городе, где они все живут, приличные квартиры стоят 1,5-2млн.

Вся эта свора названивает и написывает мне, как плохо жить одной, без помощи родственников, и что мне в 33 года пора это понимать, и что племянники и двоюродные племянники жаждут со мной общения.



Но я хорошо помню, как мне плохо приходилось с 17 до 19 лет, и как тогда от меня все вышеперечисленные отворачивались, старательно делая вид, что я паршивая овца в семействе почтенных людей. Так что сейчас у меня в планах продажа того дома, где живет мать, и покупка ей маленькой квартиры, чтобы мать больше не прикармливала своего сына и внуков за мой счет. Давно надо было это сделать, но все останавливало, что сначала придется продавать дом, на эти деньги покупать квартиру, а мать во время жизни на съемной съела бы мне мозг маленькой ложечкой.

Показать полностью
120

Семья

Перед шестым классом выкопали картошку, ее оказалось внезапно много, потому мать разрешила бабушке с дедом приехать и помочь. Намекнула им также, что брату нужны деньги скрываться дальше, и после того, как они согласились оплачивать ему жизнь, на радостях согласилась отправить меня до 1 сентября к ним, чтобы разрулить с художкой. В художке я пропустила полгода, должна была еще ездить летом, но чаще выбирала поспать после школы и все проебла, четвертый курс мне не засчитали.

Учительница сначала предложила ездить по прежнему три раза в неделю, за пару месяцев сдать несданные работы и догнать класс. Потом спросила про общеобразовательную, я сказала, что оставляли на лето. Тогда она предложила индивидуальные занятия с другими классами в удобное мне время, чтобы, не мешая учебе, получить диплом за укороченный курс, и стали выбирать время. На листе свободных часов я увидела время последних уроков до 20 часов в пятницу и обрадовалась - потому что последние автобусы до деревни в пятницу-субботу отменили из-за городских наркош на дискотеке. Итак, я выбрала время вечера пятницы и утра субботы и получила тем право с пятницы после уроков до вечера субботы или воскресенья жить у бабушки с дедушкой.

До того я редко их видела, только если они заходили в художку - мать подбивала время уроков точно по автобусам, а в период обострений паранойи часто не давала мне зимой надеть зимнюю куртку - чтобы я точно не ушла из художки через весь город к ним в гости.

С одноклассниками в деревенской школе отношения разладились. После четвертого меня все лето не было ни в деревне, ни в том лагере, где были одноклассники. В начале пятого класса была в числе зачумленных вшивых, память об этом держалась до зимних каникул, после зимних каникул отсутствовала почти до лета. Летом после пятого была в числе зачумленных, посещающих летние занятия, а вместо прогулок предпочитала сон. К началу шестого класса у всех после начальной школы определились свои роли в классе и деревенских компаниях, а я из этого незаметно выпала. К тому же с начала шестого у меня было освобождение от физры и работ на пришкольном участке, и от выходных в деревне. Так что шестой класс в школе прошел как-то совсем незаметно, училась от понедельника до пятницы.

Дома были изменения к лучшему. Я не была свидетелем этих событий, но со слов матери, брата и соседей вырисовывается такая картина произошедшего. После четвертого я была в лагере все лето и огород остался без посадок, соответственно, овощных заготовок зимой не было, а мать успела привыкнуть, что в подвале есть банки с приправой к картошке. Грибов успела набрать осенью, но она соскучилась именно по овощам. И пока я лежала в больнице, мать соскучилась по огурчиками и густо посеяла их в мелкие емкости на окне большой комнаты. Когда я была в областной, уже на ЛФК, ее послали на курсы повышения квалификации, она чего-то приносила-передавала (в больнице был карантин, ее не пустили). И огурцы разрослись до ищущих усиков или как раз перед ее отъездом на курсы, или коварно сразу после. Я не знаю, почему они потянулись усиками в комнату, а не к стеклу окна, возможно, тянулись туда, где было теплее. Мать проявила предусмотрительность и оставила им крупные емкости с водой на окне, с тряпочными ленточками, протянутыми из емкостей с водой к земле для огурцов. Возможно, огурцы хватались усиками и за эти ленточки и оплели и их. Возможно также, что они хватались усиками за все ценные поделки матери и годами копившийся хлам, шторы, коряги. Как бы то ни было, они разрослись достаточно, чтобы подтянуть за собой емкости с землей и водой. Когда мать вернулась, она обнаружила трупы огурцов и разбитые-поломанные емкости, землю и воду, раскиданные по всей большой комнате, и все ее нажитые богатства, такие, как поделки из теста, шпагата, яичной скорлупы, даров природы - все были покрыты уже плесенью и ничего было не спасти.

То есть из больницы я вернулась в немного расхламленную квартиру, в которой с того времени даже ощущался свежий воздух. В большой комнате были поклеены обои, побелен потолок, диван с зассанного отродьем алкашей сменился на новый, половину шкафов из старой стенки выкинула, телевизор тоже купила у кого-то, ковер со стены исчез, кучи одежды с вешалки и под ней отправились на помойку, и мать окончательно переехала в эту комнату и перестала оставлять бедных детей на ночь. То есть она все равно приводила их помыться и поесть, но ночевать уже больше было негде - раскладное кресло тоже пришлось выкинуть.

Мать по отношению ко мне вела себя спокойнее, ее мысли занимал бедный сын, который вынужден не работать, чтобы его не отправили в Чечню. С нового года внезапно и стабильно начали приходить алименты от моего отца, больше зарплаты матери и, в отличие от нее же, стабильно раз в месяц. Мать раздала долги, купила новую стенку, на радостях разрешила мне выбрать нормальную обувь без каблуков. Потом к весне заказала тому же народному умельцу ремонт в кухне, он вынес хлам и обшил все стены вагонкой, установил новую плиту, перенеся ее к другой стене (да, у нас был газ и впоследствии это сочетание действий привело к пожару и невыплате страховки). К лету планировала еще заказать ему же ремонт ванны вагонкой, я прям мечтала об этом, потому что успела понять, что после лежания в горячей ванне спина не беспокоит пару дней. Но лежать не особо хотелось, потому что все было в полочках, забитых хламом, и сверху в ванну часто падали пауки и мелкие вещи. Но к лету брат стал встречаться с девушкой, и они семейной парой стали ненавязчиво приезжать к дню получения алиментов, так что накопить на ванну матери так и не удалось.

Выделенную мне комнату, к сожалению, огурцовый апокалипсис зацепил только слегка - там заплесневело лишь кресло у двери и небольшая кучка хлама рядом, только их убрали. В той части комнаты, где была моя кровать, стоял шкаф на три двери, и мать, вставая в шесть утра, так же подходила им погреметь. Но теперь я отсыпалась в выходные и особо не реагировала на ранний подъем. К тому же библиотека работала с 8 до двух дня, иногда и с 7-30 утра, так что до школы можно было сходить туда.

После шестого класса я получила диплом об окончании художки (четырехлетний упрощенный курс, без построений лица и тела человека), реабилитировалась насчет учебы в школе, на лето не оставили. Лето между 6 и 7 классом запомнилось тем, что у бабушки обнаружились осложнения после тифа, ей еще в блокаду удалили несколько ребер из-за него, и к старости стали давать о себе знать грыжи и опущения органов. То лето мы часто все вместе, с матерь, братом и его избранницей ездили то к ней в больницу, оставаясь ночевать в их квартире, там же тусовались брат матери и его жена-дети, то просто приезжали к дедушке. Потом к концу лета стали обычными разговоры о приватизации их сталинки на брата матери и моего брата - чтобы обоим детям и всем внукам вышло поровну. Как-то, когда бабушка была дома, она, послушав о приватизации, в частности, как мать рассуждает о брате и его девушке, а также о их детях, которые будут бегать по этой квартире, повела меня с дедом в третью комнату. Там стоял только округленный сервант-буфет на тонких ножках, три кровати и два дивана, на серванте стояли всякие статуэтки. Плотно закрыв дверь и взяв в обе руки гипсового облезлого кота, страшным торжественным шепотом бабушка сказала деду - Клянись! Перед ней и мной поклянись, что когда меня не станет, этот кот достанется ей! Дед поклялся, я нихуя не поняла. Бабушка сказала мне запомнить это и напомнить деду. Мы посидели вчетвером с котом на диване, он был шершавый, величиной с поллитровую банку и пачкался. Дед сидел и оправдывался бабушке, что кому еще кота, если не мне, так и думал, что мне кота, зачем оскорблять клятвами. Я сидела, так ничего и не понимая, всем квартира, а мне кот.

В седьмом классе меня заметила учительница литературы и русского, и стала ставить тройки и двойки, говоря, мол, за что быдлу в классе ставит пять, то для меня три, ибо я гений, а остальные дебилы. Странным образом ее высказывания и сравнения принесли мне почет и уважение со стороны одноклассников. Класса до девятого я ездила на олимпиады по ее предметам, потом забила, сказала, пусть отличников посылает. С седьмого писала домашние сочинения с разными точками зрения почти за всех в классе, и радовалась пятеркам за них.

Когда перешла в восьмой класс, пришел новый физрук, третий или четвертый, если считать с первого класса. Когда он видел меня в коридоре, то смотрел не отрываясь, иногда шел за мной и смотрел. С начала сентября привыкла думать, что он педофил, в сентябре же он подстерег меня рядом с классной и спросил у нее - Какая у этой девочки группа здоровья? А она такая - Чо? Да у нее позвоночник сломан, ей не надо на физру, не беспокойтесь. И отошла. Он посмотрел на меня и спросил, как часто я езжу к врачу, и занимаюсь ли ЛФК. ЛФК я последний раз занималась, когда только лежала в больнице, к врачу последний раз мать возила перед шестым классом. То, как расшифровывается ЛФК, не знала, потому что в больнице называли упражнениями или зарядкой, но заподозрила, что речь о наркоте, а врача он имеет в виду психиатра, потому что мать часто говорила, что придет в школу и расскажет учителям, какая я дура. Так что с искренним испугом ответила что-то вроде - Что вы, нет, никогда, зачем мне! И ушла. Потом он еще подходил ко мне и разъяснял, что такое ЛФК, что мне нужно посещать врача, что я ужасно кривлюсь, достаточно посмотреть в зеркало, чтобы понять это. Что в школе есть еще ученики с невропатологическими проблемами и он согласен собрать группу и заниматься с нами. Я из всего этого поняла, что он обозвал меня кривой, а слово невропатологии идентифицировала как близкие к психиатрии нарушения, так что оскорбилась и обиделась, сказала, что все со мной нормально и ушла.

У нас сложно было найти зеркало. Глядя в трюмо соседки, я подтягивалась, трюмо внизу было заставлено всяким, видела себя до пояса. В клубе была стена с зеркалом, но зеркало было для взрослых, а мой рост так и оставался четвертый год 153-154, и я видела себя выше пояса, не понимала проблемы. В классе никто не дразнился, мать обзывала кривой, но от нее и похлеще можно было услышать, так и думала, что все в порядке.

В начале октября у бабушки был юбилей, собрались все, брат матери принес видеокамеру и все снимал. Мать требовала платье на праздник, но мне хотелось свое фото в пиджаке, пошла в белом пиджаке и черных брюках. Уже к концу октября брат матери принес видик и кассету с записью юбилея на просмотр, и тогда я впервые посмотрела на себя со стороны. Относительно бедер мой торс был повернут до такой степени, что в естественном положении одна рука висела сзади торса, другая спереди, плечо передней выдавалось заметно вперед. Мать на это сказала только, что могла бы хоть на праздник надеть платье, чтобы не портить пленку своим заметным в строгой контрастной одежде кривым видом. Я сидела в ахуе, щупая спину и плечо, и просилась к нервнопатологоанатому, до кучи смеша ее этим.

К ноябрю физрук таки набрал группу, и вместе со своей женой показывал нам простые растяжки. К марту тех из класса, кому исполнилось 14, повезли в городскую поликлинику на осмотр и прививку от столбняка. На осмотре врач сказала встать прямо, я сказала, что у меня было сломано, она полистала карточку и нашла записи. Потом отвела к неврологу, он ощупал, посмотрел карту и сказал, что у нас в деревне больно часто меняются фельдшера, кто-то из них забыл продлить мне учет у невролога. Но он попытается добыть мне путевку в санаторий, где попытаются поправить.

Примерно в это же время был собран пакет документов и началась приватизация на брата матери и моего брата квартиры в сталинке. Она закончилась к маю, в мае же брата поймали и отправили в стройбат, который, по словам матери, хуже Чечни. В конце мая мы спешно посадили картошку и я отправилась в профильный санаторий на все лето, частично покрытый путевкой, которая получилась у невролога, остальное оплатили бабушка с дедом. Мать впервые взяла отпуск и дернула к месту службы брата, чтобы поддерживать его морально, а также едой и сигаретами.

После всех вытяжек, ЛФК, массажей и бассейнов санатория я выросла сразу больше, чем на 10 сантиметров - когда уезжала, в зеркале прихожей отражение упиралось подбородком в нижний край, когда вернулась, лицо было посередине зеркала. Но за 9й класс несколько сантиметров ушли, уже к концу 11 подросла еще немного. И позвоночник окончательно раскрутился к концу 9го класса, хотя уже в санатории после вытяжек был виден результат. Мать психовала, что у меня есть корсеты, как у инвалидки, я их носила или с собой, когда не надо было надевать, потому что боялась, что она их выкинет. После приезда из санатория почти постоянно болели спина, плечи и пресс. В санатории выдали направление на ЛФК в районной, первые занятия начинались тоже в сентябре, я выкопала картошку и поехала к бабушке с дедушкой. Пока меня не было, учительница по литературе поставила мне несколько троек, и тогда я отказалась ездить на олимпиады.



Когда я ухаживала за дедом, он попросил купить гипса, потом сказал принести кота. Расковырял основание кота, там был песок и завернутые в бинтики золотые кольца, цепочки, серьги. Сказал, чтобы я сдавала их в ломбард только после 18 лет, и только по одной штучке. Сказал, не говорить про это остальным, если мне ничего не достанется от квартиры. Потом сложил все в кота, замазал гипсом и затер горелой спичкой, чтобы было незаметно. И я с 17 таскалась с этим котом по вокзалам, зная, что в ломбард нельзя до 18. Потом сдавала после 18, когда совсем прижимало, это золото, и полностью распродала все только годам к 27.

Показать полностью

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

Лето — сезон отпусков для тех, кто весь год хорошо работал, и горячий период для домушников (так называют «квартирных грабителей»). Столько квартир остается без присмотра! Добавьте сюда риск протечек и пожаров – и уезжать будто бы уже не хочется. Чтобы во время отдыха не вспоминать все сюжеты из криминальных фильмов, вместе с Ростелекомом советуем, как защитить свой дом.


Итак, вы уезжаете на несколько дней или на месяц, а квартира остается пустовать. Самые спокойные (завидуем вам!) просто соберут чемоданы и хлопнут дверью, не думая о возможных пожарах/потопах. Тот, кто часто тревожится по поводу и без, — может попросить друзей или знакомых периодически заглядывать к вам и проверять, все ли в порядке. Это работающая схема с одним нюансом: проверять квартиру каждый день хлопотно, особенно если она находится не в двух шагах. Соответственно, оперативно отреагировать на проблему у друзей не получится. Проще попросить соседей, но для этого надо быть с ними в отличных дружеских отношениях.


А что, если дом способен сам о себе позаботиться? Если он достаточно умный, конечно. Рассмотрим несколько ситуаций, которые могут произойти, пока вы в отъезде, и разберемся, какие устройства обезопасят вашу квартиру.


Переживаю, что в квартиру залезут воры


Для начала помните об азбучных истинах: не слишком распространяйтесь, когда, куда и на какой срок вы собираетесь уехать. Попросите кого-то забирать почту из ящика, чтобы торчащие из него объявления не показывали, что вы давно не появлялись. Здесь как раз лучше обратиться к соседям. Но это не все.

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

Есть способ отпугнуть грабителей, описанный в классике, — в фильме «Один дома». Если вечерами в окнах будет гореть свет, это введет злоумышленников в заблуждение. Как это сделать? Для этого придумали умную лампочку. Включайте и выключайте ее дистанционно или запрограммируйте, чтобы она это делала самостоятельно.


Не лишним установить датчики открытия окон и дверей. Сверлить ничего не нужно, монтаж простой: две детали устройства крепятся к раме. Если датчик сработает, вам придет уведомление. Например, сервис Умный дом от Ростелекома отправляет push, но при проблемах с интернетом вы получите SMS. В общем, точно узнаете, что дверь или окно открылись. Важно, что датчик фиксирует изменение температуры и уровня освещенности, так что даже если окно разобьют, а не откроют, он отреагирует.


Для тревоги уведомления достаточно. Если вы уверены, что в квартиру точно вломился вор, уже можно обращаться в правоохранительные органы. В некоторых регионах в приложении Умный дом от Ростелекома можно подключить кнопку SOS и оперативно вызвать группу быстрого реагирования.


А если свои? Тут бы помогло Видеонаблюдение, чтобы посмотреть, кто пришел. Сделать это можно из любой точки мира: не важно, едете ли вы на дачу за город или на остров в океане. Но важно, чтобы остров не был необитаемым, – нужен интернет. Сервис видеонаблюдения от Ростелекома умеет записывать происходящее и днем, и ночью. Видео в HD или Full HD качестве хранится в облаке до 14 дней, так что доказательства взлома сохранятся, даже если вор сломает камеру.


Дал ключи знакомым и переживаю, что они будут делать в квартире


Как говорится, доверяй, но проверяй. Вы оставили кому-то ключи, чтобы он поливал цветы, проверял, все ли в порядке. Но немного волнуетесь: вдруг он закатит вечеринку или начнет примерять вашу одежду — ну мало ли!

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

На помощь также придут камеры. А еще датчики движения, если хотите знать, заходит ли человек в конкретную комнату или приближается к комоду с фамильными драгоценностями. Встроенный в камеру датчик движения можно настроить так, что вам на смартфон придет уведомление, когда кто-то вторгнется в запретную зону.


Не забудьте сообщить гостю о видеонаблюдении (вы же не хотите нарушать закон?). Скорее всего, этой меры будет достаточно, чтобы исключить возможные неприятности.


Не помню, выключил и я утюг


Пожалуй, каждому знакомо чувство паники, когда вышел из дома и на полдороги поймал себя на мысли, что не можешь вспомнить, выключил ли утюг, плойку, утюжок для волос, электрический обогреватель или так далее. Многие современные приборы умеют отключаться сами, если их долго не трогают. Так что ничего страшного может не произойти. Не будем зря нагонять тревогу! Ну максимум придет счет за электричество с огромными цифрами.

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

Самое простое решение — перед выходом из дома проверять все розетки. Вот только от тревоги это все равно не спасает, можно проглядеть. А если у вас еще и плохая память… Здесь выручит умная розетка. Ее можно включать и выключать на расстоянии. Скажем, переживаете, что не выдернули вилку утюга — заходите в приложение и видите, что все в порядке. А если забыли – тут же выключаете розетку.


Кстати, о пожарах. Есть устройство, которое не будет лишним, даже если вы в отпуск отправляетесь только на диван. Датчик дыма — крайне нужная вещь. Он отправит сообщение на телефон и подаст звуковой сигнал в квартире. Если вы спите в другой комнате – будет время затушить возгорание или эвакуироваться. Если вообще не дома – вызвать пожарных.


Боюсь, что прорвет батарею


Поток воды способен здорово преобразить вашу квартиру и потребовать масштабного ремонта. Добавьте к этому компенсацию ущерба соседям, если потоп произошел по вашей вине, — допустим, из-за незакрытого крана. Чтобы избежать хотя бы последнего, перекрывайте воду.

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

А лучше всего зафиксировать протечку в самом ее начале, чтобы минимизировать ущерб. На этот случай есть датчики протечки. Устройство работает от батарейки, легко крепится и реагирует не только непосредственно на воду, но и на изменение влажности и температуры. Это позволяет заметить потоп на ранней стадии и быстро среагировать – вызвать соседей или попросить управляющую компанию срочно перекрыть воду. В общем, любыми способами спасти квартиру!


Всего так много, а как понять, что нужно именно мне?


Зависит от того, какие угрозы вы считаете самыми реальными. Например, по статистике МВД России за первые полгода 2019 года, каждое 44-е зарегистрированное преступление – это квартирная кража. Тут бы пригодился датчик открытия окон и дверей или камера.


Важна площадь квартиры, количество окон, батарей. В студии можно обойтись одним датчиком дыма и датчиками протечки в ванной и в комнате между раковиной и батареей. А одна камера охватит все пространство. Если живете в частном доме или оставляете машину на парковке, есть смысл установить внешнее видеонаблюдение – допустим, над входной дверью.

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

В общем, просто оцените риски и возможный ущерб, который они могут нанести. Если точно не знаете, Ростелеком собрал три комплекта — датчиков и устройств для Умного дома.


Все это пригодится не только для отпускного сезона. Камеры наблюдения в комплекте с датчиками заменят видеоняню, помогут приглядывать за щенком, пока вы на работе, и проконтролировать строителей. Все примеры – из личных историй пикабушников.

Показать полностью 5
Отличная работа, все прочитано!