OchkaSvet

OchkaSvet

Пикабушница
поставилa 15 плюсов и 0 минусов
отредактировалa 1 пост
проголосовалa за 1 редактирование
Награды:
С Днем рождения, Пикабу!
14К рейтинг 51 подписчик 88 комментариев 32 поста 29 в горячем
19

В Сибири выпал первый снег...

С первым снегом! Очень слабым,
Пять минут назад рожденным
От дождя уставшим небом.
С первым снегом! Слава Богу!

В Сибири выпал первый снег... Хокку, Первый снег, Осень, Эмоции, Жизнь продолжается
Показать полностью 1
170

Ханы

Работаю репетитором в частной школе.

Приходят как-то ко мне на занятия ханы, в буквальном смысле слова, два семиклассника Амирхан и Сархан. Первый из них, с тонким восточным намёком на своё превосходство, поясняет, что Амирхан в переводе с персидского означает «главный правитель».

Намёк поняла, но быть в услужении «главного правителя» не собираюсь. Интуиция учителя подсказывает, что я должна тоже по-особенному представиться. Представляюсь:

- Меня зовут Светлана Николаевна. Светлана означает «свет». У нас, у русских, «ученье – свет, а неученье – тьма». Значит, моё предназначение в том, чтобы вытягивать людей (и правителей тоже) из тьмы на свет. Поэтому, я главнее и сильнее всех правителей в мире.

Сработало. Ханы, как шёлковые, слушали и впитывали всё, что я говорила. К концу занятий вышли из сумерек.

Ханы Истории из жизни, Школа, Превосходство, Воспитание детей
Показать полностью 1
9

Уйду от Вас. Мне стало скучно

Уйду от Вас. Мне стало скучно!
Повтором пахнет от господ.
Достали «охи», «ахи». Душно.
Надену шляпку и вперёд!

Меня обдует свежий ветер,
Прохладный дождик окропит.
Промчатся мимо с визгом дети,
Подмочат мой невзрачный вид.

Легко и просто. Нету правил!
Визжать охота? Так визжи!
Хотела б быть я в той ораве,
Так ведь не примут малыши!

Подумают, сдурела тётка!
Не разобрать им мыслей ход.
Прогулка выдалась короткой…
Пойду читать стихи господ!

Уйду от Вас. Мне стало скучно Стихи, Поэзия, Скука, Ностальгия, Дети, Прогулка
33

Я уеду из города в осень

Я уеду из города в осень Стихи, Осень, Странное чувство, Электричка, За городом, Нафиг работу, Копание в себе, Длиннопост

Я уеду из города в осень

В электричке без четверти восемь,

В электричке со свистом протяжным

Направлением… впрочем, неважно.

Сяду в угол вагона к оконцу

И прижмурюсь от раннего солнца.

За невзрачностью серых окраин

Из асфальта, бетона и стали

Замелькают живые лесочки

В ярко-красных и желтых платочках.

Удивительно, не растеряло

Свою зелень травы покрывало!

Краски осени – странные чувства.

Вроде радостно мне, вроде грустно…

Подождёт городская работа,

Мне в себе разобраться охота.

Я уеду из города в осень

В электричке без четверти восемь,

В электричке со свистом протяжным.

Мне с собою побыть очень важно.

Показать полностью
10

Не спалось мне что-то, не спалось...

Не спалось мне что-то, не спалось.

То ли ночь была темнее прочих,

То ли дождь стучал, как пьяный гость,

То ли ветер кто обидел очень,

То ли думы грустные о том,

Что могло бы быть, но не сбылось,

Растревожили мой чуткий сон.

Не спалось мне что-то, не спалось.

Не спалось мне что-то, не спалось... Стихи, Бессонница, Дождь, Грусть, Никчемность
9

Почему я не стала поэтессой

Поэтессою б стала народной

И писала стихи напролёт,

Но усатая, наглая морда

Мне известною стать не даёт.

Пачку Вискаса мигом ухлопав,

Кое-что под хвостом полизав,

Волосатая, толстая попа

Снова жалобно смотрит в глаза.

Я теряюсь в догадках. Что надо?

Убираю в сторонку тетрадь.

Обнимаю лохматого гада.

Поэтессою, видно, не стать…

475

Выкарабкалась

Как только мама пришла в себя, сразу попросила врачей показать ей новорожденную. Врачи не торопились, тянули время, искали всякие причины, чтобы не показывать дочь. Наконец, они сдались на просьбы и требования матери и принесли меня к ней. Мать не смогла сдержать слез, глядя на ребенка: голова в шишках и гематомах, в ушке – кровавая ватка, отечность на лице была такая, что глаза не открывались. Черные мысли пробрались в сердце матери: «Или умрет, или останется на всю жизнь калекой».

Через неделю маму и меня выписали из роддома, но не потому, что мне стало лучше, а потому, что не было смысла держать дальше. Во-первых, в селе не было нужных специалистов: неонатологов и невропатологов, а во-вторых, маму с нетерпением дома ждали ещё четверо детей. Отец встретил нас майским утром на крыльце больницы. Посмотрев на меня, он ничего не сказал, а только взял живой сверточек в одеяльце и прижал поближе к себе. Мама плакала, оправдывалась, упрекала и винила себя в том, что не могла родить сама, как положено, тем самым обрекая меня на муки.

Дома кто-то из братьев или сестер, поглядев на младшую, ляпнул по-детски, не думая: «Страшненькая какая!»

- Не страшненькая, а светленькая! – мама подошла к окну и раздвинула шторы. – Вон как в избе стало светло от нашей Светочки!

Вот так у меня появилось имя.

Спала я очень плохо, видимо, от боли. «Заходилась криком» так, что никто в доме не мог заснуть. Тогда отец закутывал меня в полушубок и выносил во двор. Петь песни он не умел, но сказки рассказывал отменно. Он садился на старую кровать под яблоней и, покачивая меня на руках, разговаривал со мной. Я слушала его, будто что-то понимая, успокаивалась и засыпала.

Мама очень переживала за меня. Ей досадно было слышать слова сочувствия и сострадания от коллег и соседей. Находились ведь и такие, что откровенно советовали родителям отказаться от меня, сдав в дом малюток. Мама тогда готова была их порвать.

Как-то в наш дома заглянула Проскуриха, бабка с «нечистой» репутацией. На селе её побаивались и обращались к ней в случае крайней нужды. Лечила она безнадежно больных, отказных, то есть тех, которым традиционная медицина ничем уже помочь не могла. Но не всё было подвластно бабке. Однажды она сама обратилась к нашей маме за помощью. Внучка Проскурихи, Маринка, пошла учиться в первый класс, а часть букв не выговаривала. Мама же поставила Маринке язычок на место и научила произносить нужные звуки. Проскуриха была благодарна учительнице. Решив, что наступил момент рассчитаться добром за добро, она зашла к нам и попросила маму показать «хворобу», то есть меня. Потрогав меня за пальчики, Проскуриха вынесла вердикт:

«За жизнь хватается! Выкарабкается! А чтобы умная была, читай вот эту молитву на огонь». С этими словами бабка сунула матери тетрадный листок, исписанный каракулями.

Листок со временем был утерян, но мама по памяти читала эту молитву каждый раз, растапливая печь. Сидела на коленочках возле открытой дверцы печи и шептала на огонь. И никто не смел тревожить её в этот момент.

Я выкарабкалась, выросла, окончила два ВУЗа. В целом, жизнь удалась. Я довольна.

Спасибо родителям за любовь и терпение, за негласный закон на земле «платить добром за добро».

Показать полностью
125

Обязана взять в мужья

Уговорами и упреками я, все-таки, вынудила Машку покинуть относительно теплую душевую и пойти к бассейну. Шлепая сланцами по мокрому кафелю, недовольная Маха продолжала бухтеть. Ей, мягко говоря, не нравились эти занятия по плаванию. Со слов подруги, вода в бассейне была минусовая, хлорки в ней было столько, что потом кожа начинала шелушиться, а глаза становились красными, и, вообще, только идиот мог придумать проводить эти занятия в семь часов утра.

Дорожка для плавания таких неуклюжих пловчих, как мы, находилась на противоположной стороне бассейна. Тренер Никулина, завидев нас, истошно засвистела в свой свисток и стала махать рукой, типа девоньки прибавьте ходу, только вас и ждем.

— Ну что, Маша, опоздали из-за тебя! Теперь слушай трели в свою честь, - съязвила я.

— Вот зачем так сильно и долго свистеть? Ведь деньги водиться не будут! – попыталась шутить Машка.

— Пойдём же. Хватит испытывать моё и её терпение, - прошипела я и дернула подружку за руку.

Поправив купальники, которые врезались в одно место, мы с Махой тронулись вдоль бортика бассейна.

Машка, любительница поглазеть по сторонам, смотрела не под ноги, а на прыгунов с вышки.

В это самое время навстречу нам двигались мальчики с физмата Ваня Прохоров и Саша Жуков. Поравнявшись с ними, Маша поскользнулась, взвизгнула и стала падать. Пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь, она схватилась за плавки Вани. Благодаря им Мария удержалась и не упала, а лишь присела на колени.

Бедный-бедный Ваня! Он был испуган и опозорен. Маша стянула с него плавки практически до ступней. На визг Маши оглянулись все, и все увидели мужское достоинство Ивана.

Ваня был очень хорошо воспитан. Сначала он помог даме, то есть моей Машке, подняться на ноги, и только потом натянул плавки. А вот Маша, дурно воспитанная особа, не поблагодарила спасителя! Сказала «фу» и виляя попой, пошла дальше.

Весь день наш курс, а может быть, и весь институт гудел на эту тему. В гардеробе Сашка Жуков, преданный друг и денщик Ивана Прохорова, отыскав Машку, подошел к ней и сказал: «Мария, после того, что случилось, Вы, как честная девушка, просто обязаны взять в мужья Ивана».

Все посмеялись над этой шуткой, и вскоре эта история забылась.

После окончания пединститута судьба по имени «распределение» разбросала сокурсников по бескрайним просторам Сибири, рассоединила она и нас с Машей. Маша поехала сеять разумное, доброе, вечное в Тяжинский район, а я осталась в городе. Спустя полгода от неё пришло приглашение на свадьбу, подписанное Иваном и Марией Прохоровыми.

Значит моя подруга - не дурно воспитанная особа, а честная девушка! Взяла в мужья опозоренного Ивана!

Показать полностью
222

Уговорила

Я против общения с детьми с «позиции силы». Типа:

- Ты должен делать то, что я сказала, потому что я – взрослая, а ты ещё маленький!

Стараюсь убедить, уговорить, объяснить. Например:

- Кашу нужно есть, чтобы стать сильным. Руки нужно мыть, чтобы не болел живот. Поедем на дачу, там будет весело! Можно бегать босиком по траве, кататься на велике по лужам и т. д.

Примитивно, банально, но работает!

Читаю как-то пятилетнему внуку перед сном книгу «Вселенная» (из серии «Моя первая энциклопедия»). Отвечаю на его вопросы, как могу. Мол, космонавты – отважные ребята, и летают лучше, чем Бэтмены и Спайдермены. От себя чуть-чуть приукрашиваю, расписываю, как наши корабли бороздят просторы Вселенной.

Внук, засыпая, прерывает меня:

- Ладно, баб, уговорила. Завтра полетим в космос, сегодня поздно уже.

7096

Одна дома

В дошкольном возрасте боялась дома оставаться одна. Чтобы побороть в себе страх, одевала ботинки отца, громко топала и пела песни басом. Мне казалось, что если воры, грабители и сказочная нечисть услышат меня, то испугаются и в дом не полезут. Угрожающе пела песни разного репертуара, а точнее, всего две: «Гимн Советского Союза» и «В лесу родилась ёлочка». Больше песен не знала.

Когда родители возвращались домой, то я после 5-часовых концертов говорила только шепотом, ноги тоже болели.

Отличная работа, все прочитано!