Nedvoray

Nedvoray

пикабушник
поставил 39885 плюсов и 4645 минусов
отредактировал 16 постов
проголосовал за 31 редактирование
187К рейтинг 264 подписчика 20К комментариев 159 постов 47 в горячем
1 награда
лучший авторский пост недели
2

Что почитать: отвлечённое

Оказывается, даже среди "юмористического фэнтези" попадаются вполне достойные прочтения книжки.


Встречайте: Тимофей Царенко, "Три сапога - пара"!


Жанр: техномагия, ситком.


Сюжет...
Про ведьмаков слышали? так то гражданская кустарщина. Штурмовая пехота - это такие лихие ребята, которые взламывают линии обороны, занятые боевыми химерами, уничтожают ДОТы с вселёнными в них демоническими сущностями, и способны остановить танк, намотавшись ему на гусеницы. А уж броситься в глотку дракону, чтоб он, гад, подавился - и вовсе рутинный тактический приём.


А если у них такие рядовые - представьте, какие там офицеры...

Со стороны ближайшего поворота вышел невысокий, но крепкий мужчина в военной форме. Короткая стрижка, обветренное лицо, словно вырубленное из камня. Все это делало новое действующее лицо весьма запоминающимся. Особенно ночью, особенно солдатам в самоволке. Майор Цитрин – он же "Майор – четыре метра". Как гласит солдатский фольклор, это длина прыжка или дальность струи, когда он подкрался со спины и ты это понял.
Вот такой офицер, ветеран нескольких войн, списан из армии по инвалидности. Многолетний приём армейских эликсиров и мутагенов (как табельных, так и экспериментальных) сделал из него нечто ужасное... а нечто, ещё более ужасное, откусило ему ногу. Бывает.


На пенсию? Нет, офицер перспективен, поэтому государство отправило его в специальное учебное заведение, где из людей с задатками делают... ну, то самое, что нужно часто воюющему государству, ага. С нейтральным обозначением "СВЖ" или "СДГ"... где "С" - это "Смерть".


По дороге бывший офицер встречает будущего сокурсника. Совершенно гнусный тип - избалованный богатенький аристократишка, открыто считающий окружающих говном.

Голос принадлежал молодому щеголю в пальто гречишного цвета. Породистое лицо, высокий цилиндр, светлые кудри, падающие на плечи. Салех озадаченно огляделся. В фуникулере они были вдвоем. Тяжело вздохнув, Рей поднялся, и тяжело приступая на протез, подошел к молодому человеку, прикидывая в голове, влезет ли бессознательное тело того под лавку фуникулера, или придется выпихивать его на улицу?
Владелец тела тем временем продолжал язвить.
– Ну и рожа! Признавайся, лечишь драконов от запоров? Одним видом? А что, это объясняет куда делась нога, – эту реплику Салех встретил уже слегка жалостливым взглядом. Что взять со смертника?
Рей навис над щеголем, размышляя, куда бить, чтобы случайно не отправить к праотцам. От щеголя пахло дорогим одеколоном, алкоголем, а еще он был до изумления пьян. Казалось, незнакомец даже не замечал зловещих приготовлений объекта насмешек.
– Мужик, а мужик, а давай тебя в цирк продадим, они вечно всякую срань на потеху публике показывают? По городам разъезжать начнешь, будешь иметь феерический успех! Спорим, тебя можно будет научить прыгать через горящее кольцо?
И вот это самое чмо нужно сделать человеком? Ха! подержите моё пиво! В свободной продаже есть эликсиры, быстро излечивающие переломы и прочие травмы - тем более, что оплачивает их заказчик...


Достоинства: это смешно. Отличный язык. Автор не лицемерит - его герои не говорят задумчиво  "Самка собаки! Падшая женщина! Полярная лиса!" в ситуациях, где любой будет вопить "Сука! Блядь! Пиздец!".


Недостатки: возможно, кому-то не понравится некий... хм... натурализм в описаниях.

У Рея болела голова. Это было первое, что он ощутил. Противное, мерзопакостное чувство, словно изнутри кто-то поставил распорку и медленно крутил винт, расклинивая стенки черепа еще больше.
Горький колючий комок где-то в районе желудка усугублял страдания бывшего лейтенанта. Но потом пришла жажда, и мысли обрели другую направленность. Он вспомнил кампанию в пустыне: вот он хватает варана, сворачивает ему шею, выгрызает кусок кожи и глотает вязкую, солоноватую кровь рептилии. Видение сменилось и теперь в руках пребывающего в полубессознательном состоянии Салеха в руках была кошка. Здоровая, лохматая, истошно верещащая. Вот он тянется зубами к кошачьей шее, глядя в оскаленную злобную морду. Вот кошка изворачивается, и в лицо инвалида упирается вонючая кошачья жопа.
С омерзением Рей перекручивает кошку, и снова в лицо упирается жопа. И еще попытка…
В очередной виток он яростно сжимает кошку так сильно, что упертая в лицо жопа начинает сочиться и брызгать чем-то…
— Буэээээ….
Болезненный спазм скручивает тело. Но желудок не исторгает из себя даже желчи. Вкус кошачьих фекалий остается на языке.
Рекомендую аудиоверсию - озвучка Кейнза очень годная.
Показать полностью
9836

Старый стал...

Сегодня ходил в больницу, делал укол от столбняка. Фуганул себе в руку грязной железякой, глубоко. Ну и, как бы, надо.


Врач, пока смотрел руку и делал укол, рассказал:

- Приходил недавно мужик, тоже столбняк делать. Лет пятьдесят. Одноглазый. Одна нога - протез до колена. На второй ноге нет пальцев. Одна рука после перелома кривая, на второй не хватает пальца. Показания к прививке: упал, напоролся на стекло.

Спрашиваю: когда последний раз столбняк делал?

Говорит, что никогда, в первый раз пришёл.

- Почему?

- Да... не люблю уколы.

- А что же вы тогда сейчас пришли?

- Старый стал, начал смерти бояться...

74

Что почитать: страшное

Навеяно постом: Жемчуг мелковат - надо ехать в деревню


Знаете, какую из прочитанных книг я считаю самой страшной?

Нет, это не один из "ужастиков" Кинга или Лавкрафта. Куда уж им.


Встречайте: Василий Белов, "Лад".


Жанр (цитирую): "очерки об эстетике крестьянского труда, о народном фольклоре, быте, художественных промыслах".

В крестьянском труде после масленицы нет перерывов. Одно вытекает из другого, только успевай поворачиваться. (Может, поэтому и говорят: круглый год.) И все же весной приходят к людям свои особые радости. В поле, в лесу, на гумне, в доме, в хлеву — везде ежедневно появляется что-нибудь новое, присущее одной лишь весне и забытое за год. А как приятно встречать старых добрых знакомцев! Вот к самым баням подошла светлая талая вода — вытаскивай лодку, разогревай пахучую густую смолу. Заодно просмолишь сапоги и заменишь ими тяжелые, надоевшие за зиму валенки. Вот прилетел первый грач, со дня на день жди и скворцов. Никуда не денешься, надо ставить скворечники — ребячью радость. А то вдруг вытаяла в огороде потерянная зимой рукавица… И вспомнишь декабрьский зимник, по которому ехал с кряжами для новой бани.
Кстати, не больно-то раздумывай о том, что было. Было да прошло. Надо, пока не пала дорога, вывезти из лесу последнее сено, да хвою на подстилку скоту, да дров — сушняку, да собрать по пути капканы, на лыжах пройдя по большому и малому путику.

Так-то это просто весьма полное описание повседневной жизни русского крестьянина.

Так уж устроен мир: если вспахал, то надо и сеять, а коль посеяно, то и взойдет, что взойдет, то и вырастет, и даст плод, и, хочешь не хочешь, ты будешь делать то, что предназначено провидением. Да почему хочешь не хочешь? Даже ленивому приятно пахать и сеять, приятно видеть, как из ничего является сила и жизнь. Великая тайна рождения и увядания ежегодно сопутствует крестьянину с весны и до осени. Тяжесть труда — если ты силен и не болен — тоже приятна, она просто не существует. Да и сам труд отдельно как бы не существует, он не заметен в быту, жизнь едина. И труд, и отдых, и будни, и праздники так закономерны и так не могут друг без друга, так естественны в своей очередности, что тяжесть крестьянского труда скрывалась.

Извините мой клатчский, но - лютейший пиздец. Жизнь на грани каменного века.

Встань и оглянись: каждая тряпочка, каждая верёвочка, каждая щепочка - всё, ВСЁ!!! сделано своими руками. А каждая железка - огромная ценность, потому что не сделать: КУПЛЕНО.


И - работа-работа-работа, тяжёлая надрывная работа, начиная лет с пяти и до тех пор, пока ноги держат.

Тяжесть его <труда> скрашивалась еще и разнообразием, быстрой сменой домашних и полевых дел. Чего-чего, а уж монотонности в этом труде не было. Сегодня устали ноги, завтра ноги отдыхают, а устают руки, если говорить грубо. Ничего не было одинаковым, несмотря на традицию и видимое однообразие. Пахари останавливали работу, чтобы покормить коней, косари прерывали косьбу, чтобы наломать веников или надрать корья.

Кстати, автор, родившись в деревне, после семи лет в школе уехал в город, и "радость" крестьянского труда с тех пор видел издалека или в страшных снах.

Да, нелегко пробудиться в самый разгар молодого, крепкого, сладкого девичьего сна! Но что значит эта краткая мука по сравнению с радостью утреннего, еще не затянутого хмарью усталости труда? Косить на восходе солнца для здорового человека — это одна радость.

Когда я, после трёх выходных, замечаю за собой, что предстоящие три-по-двенадцать смены меня заранее тяготят - всегда вспоминаю эту жуткую книжку.

И понимаю: да я живу просто шикарно!

Ничего не было вкуснее ржаного посоленного хлеба (тесто обычно не солили) с чистой водой, если человек наработался. Запивали его и молоком и простоквашей. Из толченых ржаных сухарей в постное время делали сухарницу. Тюря, или мура, из чисто ржаного хлеба также пользовалась уважением, если, конечно, больше нечего было похлебать. Рецепт изготовления тюри самый простой: наливали в чашку кипятку, крошили туда хлеб, затем лук, добавляя по вкусу льняного масла и соли.
Показать полностью
5

Первый троллинг на Руси

Причем масштаб троллинга был совершенно эпический, межгосударственный, можно сказать.


1521 год, крымский хан в первый раз пошел набигать на Москву. а Василий III, сука, весь завяз с Литвой. В общем, татары пробежали до самой столицы, захватили полон и между прочим поймали много боярских жен и дочерей, всех перетрахали, а детей просто раскидали по лесу (детей потом, кто уцелел, собирал специальный русский военный отряд): они перехватили обоз с семьями бояр, эвакуировавшихся из Москвы.

В общем, по зрелому размышлению, так боярам и надо: нехер бежать из города.


Васька, как повелось еще от его папы, тоже бежал, оставив город на шурина - крещеного татарского царевича Петра, и выдал в конце концов хану грамоту, что он, Васька, позорный петух, сосал у ханского коня, будет платить дань чем хошь и вообще крымского хана холоп.


Хан, довольный, пошел обратно, пока русские не опомнились, но на обратном пути решил заскочить в Рязань. Чисто для порядка.

Последний рязанский князь, услышав о таком, свинтил в Литву, но в городе стоял ограниченный контингент московских войск во главе с воеводой Иваном Хабаром. Горожане бросились к нему и сказали, что хотят биться против чуркоты - а чего они!

Хабар был мужчина ответственный и тоже не трус, поэтому сказал: биться, так биться.

И город сел в осаду.


Когда подошел хан, ворота ему не открыли и послали на йух. Хан, настроенный даже в некотором роде снисходительно, начал снизу укорять Хабара: вот, мол, как тебе не стыдно, уже твой господин сказал, что холоп мой и у коня моего сосал, а ты все противишься.

Хабар высказал удивление и заявил, что не поверит, пусть хан предъяву предъявит, а то мало ли, может он просто клип "Эмэйзин хорз" на ютубе увидел и теперь выпендривается.


Хан передал грамоту в город для ознакомления и стал ждать. Ничего не происходило. Через час хан послал спросить Хабара, убедился ли тот?

"В чем?" - удивился Хабар.

"Так это, что сосать", - ответил хан.

"У кого?" - еще больше удивился Хабар.

"Ты грамотку-то прочел?" - начал сердиться хан.

"КАКУЮ ГРАМОТКУ?" - спросил Хабар.

Первый троллинг на Руси История, Троллинг, Текст, Мат, Длиннопост, Татаро-Монголы

"Которую я тебе передал!" - начал выходить из себя хан.

"Не было никакой грамотки" - ответил Иван Хабар и приказал стрелять из пушек.

Пушками в Рязани руководил хороший немецкий артиллерист, и стрелял он метко.

Первый троллинг на Руси История, Троллинг, Текст, Мат, Длиннопост, Татаро-Монголы

- подумал хан, которому сообщили, что на востоке взбунтовались ногайцы, казанцы что-то не идут и вообще русские могут опомниться и обидеться за боярских дочерей.

И хан ушел. У него в руках была грамота о том, что все русские - петухи и его холопы, и он так бездарно ее прогадил.

Хабар был произведен в бояре.


И. Кошкин


Источник: https://koshkin-lib.livejournal.com/61675.html

Показать полностью 2
-2

Что почитать: воспламеняющее

Что написал бы Ярослав Гашек, если бы он послужил офицером в Советской Армии 80-х годов?


Встречайте: Виталий Чечило, "Солдаты последней Империи (Записки недисциплинированного офицера)".


Жанр: мемуары. Написал не хрен собачий, а комендант Байконура.

Кроме того, я занимался и просвещением, исполняя нелёгкое бремя «белого человека» по Киплингу. Я научил некоторых гнать самогон, что повлекло за собой изменение социальной структуры общества. Пока казашата носили кизяки для топки, «ата» пил горячий самогон ложкой из-под змеевика. А «апа» в это время была вынуждена пасти овец, что прежде считалось неслыханным. Процесс самогоноварения в степи определяется издали. Поскольку казашки не ездят верхом на лошадях, (только незамужние ещё рискуют скакать), они удовлетворяются верблюдами, притом одногорбыми. Эту «коломенскую версту» видно издали, да ещё из юрты, вместо мяса, несёт дрожжами. Казахи прежде пекли пресный хлеб, но благодаря мне выторг на дрожжях и сахаре в «военторгах» резко пошёл вверх. Продавщицы меня обожествляли.

Местами - люто смешно.

Сам Логвинов, начальник ПСО, тоже закончил плохо. Непрерывное общение со скорбными повлияло на его рассудок: дома он завел восемь собак, над которыми производил физиологические опыты по методу Павлова (например, перерезал горло, чем ввергал в ужас соседей). Когда его наконец хватились на службе и выслали патруль из комендатуры, Логвинова обнаружили спрятавшимся под кроватью, откуда он никак не хотел вылезать и кричал на собак: «Кыш!». Его, как кота, выбили из-под кровати шваброй и сапогами. Логвинова свезли в Москву в клинику Бурденко на опыты.

Местами же - страшно.

У меня был конкурент по соцсоревнованию Лапшин. Захотел он слинять от братвы в Москву, нащупал лапу. Стали замечать, что он по утрам в мотовозе, когда все спят или играют на деньги в карты, кости, домино, читает учебники. Народ заподозрил неладное, вызвали писаря из строевой части:
— Скажи, падла, куда Лапшин написал рапорт?
— Не знаю.
— Через день будешь в наряды ходить, сгною на тумбочке, за ухо прибью…
Тот сознался:
— В какую-то академию.
— Ну иди, мудак, и помни как мамку-родину любить.
Так подло братву ещё не кидали, в очереди на академию стояли и более заслуженные. Этот хмырь даже два года ротой не командовал, а были ребята, командовавшие по три-четыре года. Я вызвал старшину роты, дал ключ от сейфа со спиртом и команду споить «земляков». Тот отлил немного и блестяще справился с заданием. Солдаты из соседней роты перепились, один даже обгадился. Утром «академия» закончилась. Начальник штаба разорвал рапорт Лапшина перед его мордой. Вечером в мотовозе тот уже играл в карты. Мы его опять зауважали, особенно, когда он напился в лёжку и милиция отнесла его на руках в комендатуру.
Не будучи принципиальным антисоветчиком, автор, тем не менее, рисует яркую картину Совка - бессмысленного и беспощадного безнадёжного.

Самая высокая честь, предоставляемая полку, — отправить целинный батальон — в перечне возможных бед находилась сразу после глада, мора и трясения земли. Узнав в «верхах» о предстоящем, командир полка неделю не мог прийти в себя, болел, случались сердечные приступы.
Сформировать три роты полного состава, укомплектованные автомобилями, даже в те годы было непосильной задачей для части. Тем более, что ездили на целину не куда-нибудь в Ростовскую область, где кормят от пуза, а к язычникам в Мордовию убирать картошку. Если говорят, что на Украине плохие дороги, то там (в Мордовии), кроме дороги на Ижевск, они отсутствуют полностью, только просёлки.
В преддверии такой задачи начинается комплектация. На площадку комплектации, обычно на стадион, стаскивают машины. Своим ходом они, конечно, не идут. Самые ходовые — ЗИЛ 157. На нем никого не задавишь, лихачить нельзя, от милиции не сбежишь, больше 60 км/час не развивает — ревёт и идет на взлёт. Дать ЗИЛ 130 или 131, значит больше его не увидеть. Солдаты продадут колеса, могут продать в колхоз и саму машину. Поменяют номера, и не докажешь. Зато 157-й не продашь. Это военная машина — за километр видно. Для укомлектования снимают, достают, покупают, продают все, что можно. Идет страшный ёб, каждый защищается, чтобы не ограбили. Ломают замки, врываются на склады, создают комиссии. Выдают новые палатки; прапорщик ходит и не понимает, почему все должно быть новое, вместо того, чтобы взять и спихнуть старьё. Под палатки изготовляют дощатые помосты, и это в пустыне-то. За ночь разбивают подходящий вагон, к утру на путях остается только железный остов. Если загнать машину в парк, сразу украдут аккумулятор и фары (то, что легко открутить). Потом, пока идет ремонт заднего моста, снимут движок. Военный закон, ничего не попишешь.
Основная проблема, чтобы солдат не сбежал обратно в расположение. Задачей комендантской службы было не пускать эту банду в городок. За неделю они опускались, норовили проскочить в столовую — второй раз поесть. Кормили их из котла, скудный рацион уменьшался раза в три. Какой прапорщик будет все закладывать в котёл, он же должен что-то поиметь с целины. Идет непрерывная борьба с внутренним врагом. Стоит мат, площадка превращается в бранное поле. Ночуют в палатках, по утрам недосчитываются двух-трёх матрасов, кому продали — неизвестно. Создают полевую Ленинскую комнату, а так как она стоит на отшибе, солдаты за ней оправляются. По уставу, отхожее место в 40 м от городка. Какой солдат туда побежит, когда в пяти метрах Ленкомната?
Параллельно идет отлов офицеров и прапорщиков. Отлавливают всякую тварь, чтобы хоть три месяца от них отдохнуть. Замкомандира части — новоиспечённый комбат — скрежещет зубами, когда читает характеристики, написанные, как представления на Героя Советского Союза. Согласно Постановлению ЦК КПСС лучшим из лучших оказана честь убирать картошку в Мордовии.
Вся эта банда ползла в славный город Саранск, Ижевск или Марийск. Тащились недели две-три. Так как для народного хозяйства такая помощь была делом ненужным и вредным, эшелон пропускали в последнюю очередь, после грузов пятилетки. Толпа вшивела, заболевала и становилась окончательно неспособной к производительному труду. Процесс распродажи воинского имущества начинался уже в пути. Кому-то из прапорщиков в состоянии сильной алкогольной абстиненции приходила в голову спасительная идея:
— А не продать ли нам запаску (ЗиП)?
К военным эшелонам на станциях всегда подходит народ: люди знают — можно поживиться. Армия даже в пути была источником довольствования. Где ещё председатель возьмет колеса, а рачительный хозяин на дармовщину разживется комлектом ключей? Солдаты смекают: зачем одному и шинель, и бушлат. Поскольку шинель никто не купит, продают бушлат; сапоги тоже шли, но хуже. Прапорщик, продав бушлат, и вовсе обходился плащ-палаткой.
В заштатный город Саранск прибывала публика бандитского вида, грязная, поизносившаяся и отощавшая. Начиналась разгрузка. Машины кое-как растаскивали, роты разъезжались по колхозам. Одно транспортное средство тащило за собой ещё три. Это никого из местных не удивляло, народ был беспробудно пьян и ни на что не реагировал. Наконец такая кишка вползала в колхоз, надо было размещаться. Предлагали несколько вариантов на выбор: местная кумирня — православная церковь без креста, заброшенная с 30-х годов, сельский клуб в таком же состоянии или школа. На время квартирования учеников выставляли, каникулы продлялись ещё на три месяца. Все равно в школу дети ходили мало, по той же универсальной причине: пить, курить и говорить учились одновременно.
Питие народа полностью определяло его сознание. Пили всё, осенью население переходило на настойку мухоморов — кайф сильный, а голова не болит. Берут мухоморы, добавляют специи: соль, лавровый лист, листья смородины, вишни, хрен — как в огурцы, только очень много воды; потом толкут, стоит 2–3 недели, сбраживается; шляпки грибов и плесень плавают сверху, как сопли, главное их не ухватить, когда пьешь. Реакция на потребление этого пойла — жидкого наркотика — различная, кто хохочет, кто танцует, кто девку заломит в кустах. У них с этим свободно, начинают жить лет с 12–13. Если девку не драли, то и замуж не возьмут. На свадьбе невесту могут оттрахать человек 5–6, друзья жениха. Удмурту не убудет.
Татары, по тамошним меркам, трезвенники — ничего кроме водки не пьют.

Чудесная книжка. Читать, однозначно.

Показать полностью
22

Про криминальный туризм в Чехию

История от старого хиппи Владимира Бороды.

(Слегка отредактировано - для удобочитаемости. Оригинал весьма вырвиглазен.)


Когда-то, лет 10-15 назад, в Чехию в большом количестве приезжали преступники разных мастей со всей Восточной Европы и государств СНГ. Потом прекратили. Хочу поведать почему.


Полиция, к примеру, поймала с поличным домушника, вора обкрадывающего квартиры. Поймала, к примеру, прямо на месте преступления. Подняла нераскрытые преступления, осмотрела татуировки-наколки у пойманного, возрастом поинтересовалась - и все вежливо, на ВЫ, без рукоприкладства и стуканья по столу.

Вот преступники из б.СССР и расслаблялись - лохи!

В конечном итоге такому преступнику предлагалось написать явку с повинной за все совершённые им преступления на территории Чехии.

Ворюга естественно гнул пальцы и кривил губы - мусора, идите в даль, Владимирский централ!.. Мол, врагу не сдается гордый жульман :)

А местные преступники, чехи, так те наперебой писали явки, вот дураки!..


Раз явку с повинной писать не хотел, то дело гражданина передавалось в суд. И он получал за квартирную кражу всего лишь ДВА ГОДА лишения свободы.

А там не зона!!! Содержание в камерах с деревянным полом и гладкими стенами, камеры закрываются только на ночь, прием пищи в столовой, просмотр телепередач, спортзал, ААААААА!!!! Чехи лохи!!!!


А в это время полиция неспешно ковыряет дальше. И через полгода этого нелоха везут снова в суд... И осуждают за вторую квартиру снова всего к двум годам лишения свободы. Приплюсовав их к тем полтора еще не отбытым... и уже не два, а три с половиной...

А полиция продолжает дальше ковырять... Совершенно не спеша.

И через полгода - правильно! - снова на суд и за третью квартиру снова всего лишь два года... И снова плюс к тем неотбытым трем, и итого, блядь, суки, падлы, уже ПЯТЬ!!!


Самые умные писали явку с повинной сразу после первого суда.

Просто умные после второго.

А после третьего дураков уже нет и явку пишут ВСЕ!!!

А если квартир, скажем, 50? Так в Чехии нет ограничения срока лишения, за особо гнусные и страшные пожизненно, а за остальное два года :))) всего лишь...

Но неограниченное количество раз.



Вскоре в чешских тюрьмах накопилось довольно-таки значительное количество таких преступников, прошедших советские зоны и тюрьмы.

А в Чехии карцера без ограничения в пище и постельных принадлежностей, работа по желанию, администрация вежлива и на ВЫ, дубинок у надзирателей нет - ЛОХИ!!!

И в трех тюрьмах, объединившись по переписке, преступники из бывших стран СНГ подняли БУНТ!!!

Захватили заложников из числа администрации и охраны, поломали-забаррикадировались, и выдвинули ряд требований...

А хуле, раз тут все лохи!..


Сначала по селектору сообщили, чтобы все осужденные вошли в свои камеры, легли на пол и положили руки на затылок.

Кстати, ни один местный не примкнул к бунту - только качали головами.

Естественно, ни один нелох не послушался приказа...

И ТУТ...


Оказывается, у Управления исправительными учреждениями Чешской Республики есть свой... СПЕЦНАЗ. Невежливый, не говорящий на ВЫ, с дубинками по метру, светоглазовышибательными гранатами И !!! Опа - СЮРПРИЗ!!! в чешских тюрьмах открывание дверей есть нормальное вовнутрь (где баррикады) И НЕ НОРМАЛЬНОЕ, ВМЕСТЕ С КОСЯКАМИ!!! наружу, именно для таких вот нелохов...


В общем, двери открылись неожиданно и в неправильную сторону, влетели глазовышибающие гранаты, а потом парни под два метра ростом с метровыми дубинами - и начали бить всех, кто не лежал в камере и не был в форме охранников.


А потом суд, прибавка к сроку, перевод на более строгий режим содержания и иск за все поломанное и испорченное, плюс за моральный и физический ущерб принесенный заложникам.


И после этого в Чехию криминальный туризм из стран СНГ упал почти на ноль.


Источник: https://vladimir-boroda.livejournal.com

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!