Maximus112

Maximus112

пикабушник
Офицер запаса. Увлекаюсь футболом (который на газоне и с помощью ног). Люблю детективы и котов (только как животных).
пол: мужской
поставил 5688 плюсов и 2189 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
86К рейтинг 94 подписчика 5238 комментариев 259 постов 55 в "горячем"
4

О льготном пенсионном обеспечении спасателей, не относящихся к МЧС России

О льготном пенсионном обеспечении спасателей, не относящихся к МЧС России Спасатели, Пенсия, Проблема, МЧС, Льготы, Длиннопост, Власть

После ликвидации последствий землетрясения в Армении всем, кто там работал, стало ясно, что необходима спасательная структура, которая бы объединила всех профессионалов в этой области. Необходимо было, во что бы то ни стало не растерять опыт и знания, которые были приобретены, чтобы, случись чего, быть готовыми.


Уже в 1990-м году состоялся первый съезд Российского корпуса спасателей (где собрались, в том числе, и те, кто работал в Армении), на котором были представители из разных регионов и самых разных направлений. Уже к 1991 году в стране оформилось два направления спасательного движения: российский корпус спасателей — организация, родившаяся на волне энтузиазма, костяком которой стали прошедшие через ликвидацию последствий землетрясения в Армении, и относительно небольшая группа людей, имевших отношение к государственной системе, которые, впрочем, хорошо понимали, что в ней есть проблемы и эти проблемы надо решать.


27 декабря 1991 года был создан Государственный комитет по чрезвычайным ситуациям (ГКЧС). С тех пор именно этот день отмечается как день спасателя. Несколько лет спустя вступил в силу Федеральный закон «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей», где были регламентированы, помимо всего прочего, обязанности спасателей, а также право на досрочное назначение трудовой пенсии по достижению стажа работы спасателем 15 лет. Тем самым профессия спасателя была приравнена к профессиям с особыми условиями труда.


Срок, равный 15 годам, казался оптимальным сроком выхода спасателя на пенсию. Для пожарных аналогичный срок составлял 20 лет, т.е. изначально закладывался лёгкий диссонанс (профессию спасателя посчитали более сложной и опасной, чем профессия пожарного), но ведь, если посмотреть на ситуацию объективно, в 90-х годах и чрезвычайных ситуаций (не пожаров, а, так сказать, общего профиля) было множество: каждую неделю что-нибудь, да происходило.


Первое время спасатели из ГКЧС летали по всей стране и фактически затыкали собой все дыры. Потом стали создаваться другие федеральные и местные службы, и острая потребность в одном едином высокопрофессиональном отряде постепенно сошла на нет, появились подзаконные акты, которые регламентировали, что местные власти должны создавать свои собственные спасательные отряды. ГКЧС был преобразован в министерство (МЧС), время шло, проблемы в экономике множились, с целью сокращения государственных расходов заработала программа реорганизации ведомств, и, помимо всего прочего, произошла передача отрядов, состоявших на балансе министерства, на баланс регионов.


В первый момент казалось, что для всех это благо: готовый боеспособный отряд федерального подчинения, работает уже много лет, люди есть, оборудование, обмундирование, наконец, опыт. Сотрудники остаются в тех же зданиях, на тех же машинах, в той же форме, даже документы, подзаконные акты, правила аттестации и работы — всё остается тоже самое. Зарплата чуть поменялась, но и тут были плюсы: в какой-то момент она стала даже чуть выше, чем в министерстве…

Всё было хорошо до тех пор, пока не вышел Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» №173-ФЗ от 17 декабря 2001 года, ставший спустя почти десятилетие после образования ГКЧС, точкой отсчёта для судеб тысяч спасателей.


Согласно закону трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, следующим лицам: «…лицам, проработавшим не менее 15 лет в качестве спасателей в профессиональных аварийно-спасательных службах, профессиональных аварийно-спасательных формированиях МЧС России, по достижении возраста 40 лет либо независимо от возраста».


Таким образом, для спасателей других аварийно-спасательных служб, профессиональных аварийно-спасательных формирований субъектов Российской Федерации (это спасатели областных службы спасения. служб спасения городов, муниципальных районов, которые находятся на бюджете местного органа власти) право на досрочное назначение трудовой пенсии оказалось не предусмотрено, а выход на заслуженный отдых и право на получение пенсии должен происходить на общих основаниям, т.е. по достижении 65 лет, как, скажем, для дворника или представителя любой другой «мирной» профессии. И это при том, что согласно № 151-ФЗ от 22.08.1995 спасатели профессиональных аварийно-спасательных служб, профессиональных аварийно-спасательных формирований, созданных как в федеральных органах исполнительной власти Российской Федерации, так и в субъектах Российской Федерации имеют одинаковый статус, выполняют одни и те же аварийно-спасательные работы, наделены одинаковыми правами и обязанностями.


Игнатий Орловский, спасатель 1 класса, старший смены ОР №10 ПСО № 204 ГКУ ПСЦ, экс-сотрудник МЧС России:


В Москве расположены несколько подразделений „Центроспаса“ (экипажи по 5 человек), плюс  военный Центр специального назначения „Лидер“: это ещё один экипаж из 5 человек. Все они относятся к МЧС, т.е. имеют федеральное подчинение. Получается, что на 17 млн. населения Москвы по неофициальной статистике или на 11 млн. по официальной статистике приходится всего несколько федеральных спасательных подразделений. Если считать ещё и пожарных Федеральной противопожарной службы, которые тоже относятся к  МЧС России, будет несколько больше.
Если же считать только спасателей, то получается до смешного мало. Однако на эти несколько спасательных подразделений МЧС России приходится 50 муниципальных спасательных подразделений. Работа у всех абсолютно одинаковая. Есть, правда, кое-какие отличия, регламентированные действующим законодательством. В поисках утонувшего трупа экипаж подразделения МЧС, стоящий на Золоторожке, может поехать в Московскую область, а мы, подчиняющиеся Московскому правительству, но базирующиеся в Зеленограде, не можем поехать искать труп в область, потому что не имеем права. Мы отвечаем только за город, т.е. зона нашей работы — это сам город Зеленоград и две большие трассы.

В целом же на территории России согласно реестру аварийно-спасательных формирований, имеют право на аварийно-спасательную деятельность более 400 спасательных служб и формирований (без учёта пожарных частей и формирований ОАО «РЖД»). И из этих служб только чуть более 30 входит непосредственно в МЧС.

О льготном пенсионном обеспечении спасателей, не относящихся к МЧС России Спасатели, Пенсия, Проблема, МЧС, Льготы, Длиннопост, Власть

Геннадий Васильевич Кабанов, заместитель начальника ГБУ «Пензенский пожарно-спасательный центр», заслуженный спасатель, спасатель международного класса, вице-президент Российского корпуса спасателей:


У меня сохранилась давняя переписка, из которой следует, что первый ответ на обращение в Правительство готовил Александр Жуков. Именно он впервые употребил ту самую злосчастную формулировку «спасатели ПАСФ МЧС России». И вот с тех самых пор она повсеместно и кочует, хотя любому спасателю (в том числе и сотруднику МЧС) понятно, что объективно нагрузка лежит больше на муниципалах, чем на федералах.
Но пенсионный фонд, Конституционный суд и прочие упорно используют именно эту формулировку. Мы пробовали выяснить, на какой пункт какого закона они ссылаются, говоря, что нагрузка у сотрудников МЧС больше. Ответа так и не последовало. Мы задаём вопрос, а в ответ получаем: „она больше и всё“.
Налицо откровенное нежелание вникнуть в законы и проблему, за которыми последует необходимость останавливать огромный неповоротливый бюрократический механизм, заставив его потом крутиться по-другому. Я лично Жукову писал: „Не дай Бог что-то случится с Вами или с Вашей семьей, к Вам приедет команда престарелых спасателей 60-ти лет. Что Вы будете делать? Ответа, разумеется, не последовало…
Согласно одному закону спасателя могут уволить после 15 лет стажа, например, за профнепригодность (фактически за то, что 15 лет, вкалывал, спасал людей), а согласно другому — лишь с 65 лет он начнёт получать общегражданскую пенсию по старости. Т.е. и работать по специальности ему уже нельзя, но и выйти на заслуженный отдых тоже. А чем кормить семью? Ответ напрашивается сам собой: искать другую работу. Но будет ли спасатель вообще способен работать по завершении службы?
Проблема совсем не в том, чтобы во что бы то ни стало получать льготную пенсию, ведь по размерам она такая, что прожить на нее все равно невозможно. Дело в другом: ни один человек не доработает в должности спасателя до 60 лет, а если и дотянет, то толку от него, как от спасателя, уже не будет.

Андрей Владимирович Гаркави, доктор медицинских наук, профессор кафедры травматологии, ортопедии и хирургии катастроф Первого МГМУ им. И.М.Сеченова, спасатель международного класса:


15-летний стаж у спасателей, как правило, достигается к 35 годам. А это тот пороговый возраст, после которого происходит замедление восстановительных реакций организма после интенсивных, а иногда и запредельных нагрузок. Конечно, у разных людей все происходит по-разному, но общая тенденция такова. Поэтому использование таких, преодолевших этот возрастной порог, спасателей на конкретной полевой работе на местности, когда нагрузки могут длиться зачастую несколько дней подряд, практически невозможно.
Даже если человек сохранил хорошую физическую форму и ещё может эффективно работать и сутки, и двое, по всем законам физиологии после наступления истощения организм очень долгое время не восстанавливается в полном объёме. И нагружать такого человека снова и снова может быть просто опасно как для него самого, так и для спасаемых им людей. Рвётся там, где тонко». С физической точки зрения с годами мы теряем ловкость, скорость реакции, координацию, выносливость. Мне сорок и я уже не могу дать фору двадцатипятилетнему парню, пришедшему из армии. И дело не столько в физической нагрузке. Основная проблема — это сильнейший стресс.
Пожарный и спасатель испытывает больший стресс, чем боец спецподразделения.Дело в том, что когда происходит захват объекта террористами, сотрудники спецслужб долго готовятся к его штурму. Изучают планы, разрабатывают тактику и продумывают различные варианты действий и работы команды. И только, когда все подготовят, идут в наступление. Мы же лишены этой возможности. Спасатель и пожарный сталкиваются с ЧС в условиях неопределенности. Мы стоим перед дверью и не знаем, что нас там ждет: агрессивная собака, психически неуравновешенный человек с ружьем, баллон с газом… всё, что угодно. И так каждый раз!
К шестидесяти годам такой работы происходит профессиональное выгорание. 45-50 лет — порог, когда мы должны идти либо в инструкторы, передавать опыт, либо в руководители. Это при условии, что система реабилитации спасателей работает как часы, и мы можем нормально доработать до этого возраста.

Так как же быть людям, которые, отдав здоровье и лучшие годы жизни делу спасения других людей, вдруг остаются ни с чем? Не все из них способны и готовы идти работать дворниками или перепрофилироваться. Да, и правильно ли с точки зрения расходования государственных средств отказываться от применения способностей и знаний таких людей на руководящих или инструкторских должностях?


В Европе и США этот вопрос давно и успешно решен. Пенсионное законодательство США и европейских стран в целом похоже на наше, но везде делаются исключения для представителей опасных профессий, представители которых выходят на пенсию значительно раньше остальных. Выходя на пенсию, спасатели получают достойное финансовое обеспечение, которое позволяет им безбедно существовать. Более того, их опыт и знания пользуются спросом у государства, которое старается по максимуму использовать специалистов, в обучение которых когда-то вложило деньги.


Одни, имея большой управленческий опыт, уходят в командный состав, занимают более высокие посты и, соответственно, получают в итоге более солидную пенсию. Значительное количество бывших пожарных находят себя в преподавательстве (благо система образования за рубежом намного более гибкая, чем у нас), а также подрабатывают стресс-консультантами и консультантами по пожарной безопасности в частных компаниях. Кто-то уходит в структуры, занимающиеся разработками пожарной и спасательной техники.


Вроде бы, всё логично и понятно, однако, у нас в стране подобное применение интеллектуальных кадров вышедших на пенсию специалистов пожарной охраны и спасательной службы, к сожалению, практически отсутствует, а исключения только подтверждают правило: в России нет стройной и понятной системы ротации кадров, нет системы аккумулирования и использования наработанного профессионального опыта. Объясняется это довольно просто.


Во-первых, работодатели крайне неохотно берут к себе в штат пенсионеров. Во-вторых, сама система МЧС России, видимо заботясь о качественном уровне подготовки, предполагает успешное функционирование только развитых и узкоспециализированных структур — как образовательных, так и производственных. Подобный подход не очень стимулирует массовое появление и производителей пожарно-спасательной техники, и негосударственных учебных центров по подготовке пожарных и спасателей. Таким образом, не стимулируется сама возможность потенциального трудоустройства бывших работников пожарных и спасательных служб, имеющих навыки, знания, вынесенные с самых низов службы.


С формальной точки зрения отставные спасатели (а это, как правило, мужчины 35-40 лет или немного старше) могут быть просто выкинуты на улицу, ведь когда они по каким-то причинам не участвуют в оперативных выездах, они становятся сплошной головной болью, ведь их надо содержать, а «изнашиваются» они быстро. Как представитель любой опасной профессии спасатель — продукт скоропортящийся. Получается, что такая ситуация провоцирует спасателей на скрывание проблем со здоровьем, что зачастую порождает коррупцию при прохождении медкомиссий, а это, в свою очередь, приводит к тому, что спасатели работают даже тогда, когда физически уже не способны это делать, работают на износ, работают из последних сил, поскольку государство, опираясь на действующее законодательство, просто не оставляет им другого выхода, лишая честно заработанного ценой собственного здоровья гарантированного пенсионного обеспечения.

О льготном пенсионном обеспечении спасателей, не относящихся к МЧС России Спасатели, Пенсия, Проблема, МЧС, Льготы, Длиннопост, Власть

Игорь Поливаный, начальник ГБУ Архангельской области «Служба спасения»:


Нам льготная пенсия не положена, так как мы не относимся к МЧС. Наша единственная льгота — это, как и полагается по закону № 173-ФЗ, более ранний выход на пенсию (на 5 лет по сравнению с обычным пенсионным возрастом, так как мы работаем на севере), что, однако, сути вопроса не меняет. Я не думаю, что что-то изменится в лучшую сторону. Скорее, наоборот, списки льготников будут нещадно сокращать, уж слишком большой дефицит пенсионного фонда, а при нынешней экономической ситуации этот дефицит будет только расти. Хотя, ситуация более чем парадоксальная — идёт не реформирование пенсионной системы с целью сделать её более гибкой и логичной, а наоборот, недопущение количественного роста пенсионного контингента с целью сохранения самого Пенсионного Фонда.

Геннадий Васильевич Кабанов:


Пензенская спасательная служба была создана одной из первых в России в 1992 году, поэтому и пенсионный возраст у нас наступил раньше, чем в других регионах. В результате мы и «бодаться» начали первыми.
Всё началось с обращения в Пенсионный фонд, который нас благополучно отфутболил, сказав, что в законе № 173-ФЗ чёрным по белому написано, что вы не являетесь спасателями МЧС, а значит пенсия вам не положена. Потом были поданы иски в суды общей юрисдикции по месту жительства каждого из сотрудников. Кто-то попал к нормальному судье, а кто-то к человеку, который не совсем правильно трактует букву закона. В итоге из общего числа подавших иски выиграло 3 человека, а остальные проиграли.

Почему? Как так может быть? Неужели закон можно трактовать двояко? Затем было обращение в вышестоящий суд — областной. Там ответили, что, дескать, да, вы правы, и мы на вашей стороне, но, увы, ничего сделать не можем. Мы обращались и в Конституционный суд РФ, где нам сказали, что «разрешение вопроса о расширении круга лиц, имеющих право на досрочное назначение трудовой пенсии, за счёт включения в него спасателей профессиональных аварийно-спасательных служб и формирований субъектов Российской Федерации, который заявители фактически ставят перед Конституционным Судом Российской Федерации, является исключительной прерогативой законодателя и не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации».

Простыми словами это означает, что, дескать, данный вопрос не в нашей юрисдикции, этими вопросами занимается Госдума».Однако, несколько лет назад так называемая «чужая юрисдикция» не помешала Конституционному суду вынести постановление по результатам проверки законности некоторых пунктов в № 173-ФЗ, проведенной по фактам обращений граждан и субъектов РФ.
Мне 49 лет, совсем скоро мой стаж достигнет 20 лет, и я имею право выйти на пенсию, только в реальности на пенсию я не уйду, как, впрочем, и никто, будучи в моём положении, не уходит. Люди судятся за получение пенсии, но пока не было ни одного прецедента удовлетворения иска, а уходить на пенсию, а на деле ее не получать — безумие.
Минздравсоцразвития против, Пенсионный фонд тоже, а МЧС через них не прыгнет. Но мы же не по своей вине поменяли подчинение и из федеральных спасателей стали региональными? Нас перевели на баланс республики и убрали приставку „спасформирования в структуре МЧС“. Всего-то убрали волшебные три буквы МЧС, и мы теперь никто. Получается, что с одной стороны мы есть, а с другой — нас как бы и нет. Обращение непосредственно к тогда еще главе МЧС Шойгу тоже ни к чему не привело. Он ответил примерно следующее: «Согласен, есть проблема, дано соответствующее поручение бывшим сотрудникам МЧС, нынешним депутатам Госдумы, те работают, но дело двигается очень медленно».
Последовало обращение к Владимиру Путину как к лидеру партии «Единая Россия» и премьер-министру с просьбой привести два закона в соответствие друг другу. Но Правительство либо на эти письма не отвечало, либо штамповало отписки: «Отсылаем Ваше письмо в Пенсионный фонд» или «с целью устранения противоречия двух ФЗ обращайтесь в Государственную думу РФ». Впрочем, из Госдумы в результате обращения пришёл ответ не лучше: «В Государственной думе РФ не заложен бюджет на рассмотрение Вашего вопроса». И везде красной нитью проходила мысль «ввиду существующих объективных различий и разной суточной загруженности спасателей МЧС и спасателей муниципального подчинения…».

Однако, имея положительный опыт судебных решений, пензенские спасатели решили биться дальше. По их запросу было проведено внесудебное лингвистическое исследование (экспертиза) спорных формулировок, которое установило, что языковые конструкции «в профессиональных аварийно-спасательных службах» и «профессиональных аварийно-спасательных формированиях МЧС России» являются не чем иным как однородными обстоятельствами, разделенными запятой, т.е. в предложении речь идет о двух категориях граждан.


Лингвистическая экспертиза сделала однозначный вывод, что «трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, двум группам лиц:

— лицам, проработавшим не менее 15 лет в качестве спасателей в профессиональных аварийно-спасательных службах и участвовавшим в ликвидации чрезвычайных ситуаций, по достижении возраста 40 лет либо независимо от возраста»;

— «лицам, проработавшим не менее 15 лет в качестве спасателей в профессиональных аварийно-спасательных формированиях МЧС России.


Некоторые судьи закон именно так и прочли и утвердили иски трех Пензенских ребят. Эти судьи правильно оценили, что аварийно-спасательные службы любого подчинения (как федерального, так и муниципального) входят в единую государственную систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, а значит и разделение их прав в части получения пенсии не имеет под собой никаких оснований. Тем более, если посмотреть первоисточник — №151-ФЗ, то там МЧС вообще ни разу не упоминается. Закон написан не для МЧС, а для спасателей и аварийно-спасательных служб и формирований.


Конституционный суд заявил, что «субъекты Российской Федерации, создавая свои профессиональные аварийно-спасательные службы и формирования, вправе за счёт средств собственного бюджета предусматривать для соответствующих категорий спасателей дополнительные гарантии пенсионного обеспечения, что прямо вытекает из статьи 20 Федерального закона „Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей“, согласно которой финансовое обеспечение прав и гарантий профессиональных спасателей аварийно-спасательных служб и формирований, созданных органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации, является расходным обязательством субъекта Российской Федерации».


Иначе говоря, ничто не мешает законодательным органам на местах устанавливать собственные нормы, уточняющие федеральное законодательство, что кое-где и было сделано: например, в Казани, а пару месяцев назад — в Курске. Там приняли решение ежемесячно выплачивать спасателям местного (т.е. регионального) подчинения денежные средства в объёме пенсии до тех пор, пока людям не исполнится 65 лет, когда они начнут получать пенсию по старости на общих основаниях.


Но следует обратить внимание на то, что выплачиваются деньги, но не выравнивается статус, т.е. люди получают некую доплату, которая равняется сумме той самой пенсии, однако при этом ещё не становятся пенсионерами, но уже не являются спасателями. Говорят, вероятность появления подобной региональной нормы существует и в Москве, и что Мосгордума имеет право установить спасателям добавку к пенсии, но не определены ни механизмы, ни фонды, откуда эти деньги возьмутся, ни кому это положено. Поэтому такая вероятность, увы, из разряда гипотетических возможностей.


Поскольку государство отказывается решать проблему, а чиновники на местах всячески от неё открещиваются, спасатели, к сожалению, вынуждены сами отстаивать свои права. И идти на крайние меры. В настоящий момент готовится коллективный иск в Страсбургский суд: спасатели против Российской Федерации, хотя звучит это очень неправильно! Безусловно, если дело дойдет до суда, информация об отношении к определенной группе спасателей нашей стране будет, мягко говоря, некстати.

Страсбургский суд — перспектива, возможно, очень отдалённая. Уже сейчас очевидно, что самим спасателям себя не спасти. На настоящий момент в пенсионном обеспечении нуждаются около пятисот спасателей-ветеранов, стоявших у истоков создания спасательной службы в России. Однако с каждым годом и даже месяцем это число будет множиться, проблема будет накапливаться как снежный ком, пока ситуация не выйдет из-под контроля.


Именно сейчас необходима всесторонняя поддержка общественности. категорически необходима помощь профильных общественных организаций и публичных деятелей, медийных персон и простых людей, способных организовать обсуждение проблемы на просторах рунета, с которым, как показывает практика, в последнее время власть всё больше считается.

Ведь по большому счету эта проблема имеет отношение ко всему обществу, а не только к спасателям. Ведь, если им не помочь , то очень скоро некому будет спасать вас.

Показать полностью 2
13

Осужден экс-командир отряда ЦСН ФГУП «Охрана» Росгвардии

Преображенский райсуд Москвы приговорил к трем с половиной годам заключения бывшего командира отряда центра специального назначения ФГУП «Охрана» Росгвардии Романа Егорова. Суд решил, что подполковник Егоров превысил должностные полномочия, организовав с использованием подчиненных охрану члена совета директоров «М. Видео» Павла Бреева и членов его семьи. Гособвинение требовало 10-летний срок.

Осужден экс-командир отряда ЦСН ФГУП «Охрана» Росгвардии Коррупция, Росгвардия, Спецназ, Бизнес, Охрана, Длиннопост

Оглашение приговора подполковнику Егорову длилось пять часов. Председательствующая на процессе Валерия Чеботарь признала офицера виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).


При этом в ходе прений сторон гособвинение требовало признать офицера виновным в получении взяток (ст. 290 УК), назначить за это ему десять лет колонии общего режима, а также взыскать с него штраф в двукратном размере взятки — 5 млн руб. Защита подсудимого просила, в свою очередь, полностью оправдать подполковника за отсутствием в его действиях состава преступления.


Судья Валерия Чеботарь с учетом того, что Роман Егоров является ветераном боевых действий, участвовал в освобождении заложников, захваченных в 2002 году террористами в театральном центре на Дубровке, имеет на иждивении престарелых родителей и троих детей, а своими действиями не причинил ФГУП «Охрана» материального ущерба, приговорила спецназовца к трем годам и шести месяцам колонии общего режима. Учитывая, что подполковник во время следствия и суда находился в СИЗО, он уже отбыл большую часть из назначенного наказания. Тем не менее офицер и его защита собираются обжаловать приговор.


По версии ГСУ СКР по Москве, подполковник Егоров заключил в феврале 2017 года с членом совета директоров и одним из основателей компании «М. Видео» Павлом Бреевым договор на охрану имущества бизнесмена. При этом спецназовцы круглосуточно занимались обеспечением личной безопасности господина Бреева и членов его семьи.

Полицейские жили на территории усадьбы бизнесмена в элитном поселке недалеко от деревни Ангелово Красногорского района, сопровождали его во время деловых поездок по Москве и области, а также охраняли его супругу и детей. За это, по данным следствия, господин Бреев ежемесячно переводил на сбербанковскую карту Visa Gold господина Егорова по 250 тыс. руб.


Всего офицер за десять месяцев получил 2,5 млн руб., часть которых он потратил на поощрение своих бойцов. По ходу расследования данного эпизода в деле появились два новых, связанных с вознаграждениями господина Егорова в 200−300 тыс. руб. за оказание разовых услуг по личной охране членов семьи господина Бреева.


По некоторым данным, о том, что спецназовцы незаконно охраняют бизнесменов, стало известно в ходе расследования другого уголовного дела — о перестрелке, происшедшей у башни «Око» комплекса «Москва-Сити» в ноябре 2017 года.

Тогда в результате выяснения отношений между охраной авторитетного предпринимателя Дмитрия Павлова (Павлик), в которую входили спецназовцы Росгвардии, и силовиками экс-акционера компании «Вимм-Билль-Данн» Гавриила Юшваева один человек был убит, а пятеро ранены.

Директор ЦСН Сергей Дерендяев подал в отставку, а после соответствующей проверки спецотряд ФГУП «Охрана» и вовсе расформировали.


Источник
Показать полностью
32

Кто подливает масло в огонь, захвативший наши леса?

«Пожары – способ скрыть хищения и бесхозяйственность», – считает ветеран противопожарной службы, полковник внутренней службы в отставке Николай Миронов.

Кто подливает масло в огонь, захвативший наши леса? Пожарные, Пожар, Мнение, Ачинск, Лесные пожары, Длиннопост

Журналист: - По всему выходит, что древние греки не зря относили огонь к стихиям. Он так и не стал подвластен человеку, его невозможно укротить?


Миронов: Это стихия, которую если и нельзя подчинить, окончательно «приручить», то можно контролировать. Но в Сибири ситуация вышла из-под контроля, и то, что там происходит, – это да, стихийное бедствие. Но если смотреть глубже – это национальная трагедия для всех здравомыслящих людей, которые понимают: происходит намеренное, целенаправленное уничтожение достояния страны, природой нам данное.


– У вас в этом нет сомнения?


– А у вас есть? Мы, конечно, не можем ничего утверждать, но, с какой стороны ни посмотри, намеренность очевидна. Могут быть бушующие пожары способом скрыть незаконные вырубки лесов в Иркутской области, Красноярском крае? Безусловно. А в развале всей системы хозяйствования, системы пожарной охраны разве трудно заподозрить намеренность?


Да, леса горели всегда, но в советское время, даже в тяжёлые для страны 90-е гг., мы таких масштабов не наблюдали. И никому в те же 90-е не пришло в голову сокращать численность сотрудников пожарной охраны. Когда я служил в Свердловской области, в нашем войске было 8 тыс. сотрудников и все обладали правами государственного пожарного надзора, а сейчас из 2 тыс. сотрудников этими правами обладают 350 человек. На всю огромную область! Понятно, что заниматься регулярной профилактической работой на предприятиях, находящихся в лесных массивах, на торфопредприятиях, в садовых товариществах просто некому.

И сами леса были в надёжных руках. Они делились на кварталы (каждый обслуживался лесниками), которые обносились противопожарными полосами. Леса были под постоянным надзором, а сегодня, например, лесники-парашютисты практически вымерли как класс. Возгорания, повторюсь, случались, но они вовремя локализовывались и тушились. Сегодня же редкий сезон не обходится без трагедий, когда огонь из леса беспрепятственно «заходит» в населённые пункты и уничтожает дома.

Вы же наверняка выезжаете в сельскую местность? Часто встречали опашку населённого пункта не тогда, когда ему угрожает подступающий огонь, а превентивно?

Кто подливает масло в огонь, захвативший наши леса? Пожарные, Пожар, Мнение, Ачинск, Лесные пожары, Длиннопост

– Признаюсь, нечасто.


– Вот! Можно до бесконечности продолжать. Поля осиротевшие облюбовали кустарники, скотины, которая бы «вычищала» пастбища, в деревнях не осталось – вот вам заросшие (читай – пожароопасные) территории. Всё же начинается с низовых пожаров, это потом огонь, который не останавливают, поднимается вверх.


Сегодня кивают на пресловутый человеческий фактор: дескать, люди оккупировали леса. А раньше что, за грибами и ягодами не ходили? На пикники не собирались? Ходили и собирались, при этом особых противопожарных режимов с запрещением посещать леса не объявляли, не было необходимости. Все и так понимали, что матушку-природу надо беречь. Сегодня же сознание поменялось, мы к ней относимся потребительски, что, наверное, неудивительно, учитывая, что людям на всех уровнях власти демонстрируют – надругаться над природой не зазорно.


- Пожар, спровоцированный взрывами на военном складе в Ачинске…


– Ситуация того же порядка. Одно из двух: или трусливая попытка скрыть хищения, или пренебрежение правилами пожарной безопасности. Свердловская область же это тоже проходила – у нас взрывались и горели военные склады. Но тогда ситуация была быстро взята под контроль. Равно как мастерски была выстроена работа всех служб во время ЧП на Белоярской АЭС в 1978 г. или во время взрыва вагонов с тротилом и гексогеном на Сортировке в 1988 г. Специалисты работали! А теперь где они? Уральский институт государственной противопожарной службы выпускает, дай бог, если 100 человек в год.


– Интересно, конкурс в институт высокий?


– Скажем так, он есть. Хотя, конечно, героические профессии, в том числе огнеборца, сегодня прежнего восторга в молодых людях не вызывают. Дело и в прагматичном подходе к своему будущему, и в том, в какие условия пожарные сегодня поставлены. Раньше в нашей профессии было множество славных династий, сегодня они, увы, прерываются.


Мы всегда носили форму с гордостью и никогда не раздумывали, не просчитывали: вот здесь, да, есть ради чего жизнью рисковать, а вот тут надо себя поберечь. Мы шли в огонь, спасали людей, тушили пожары, не думая о своей шкуре.


- «Разруха не в клозетах, а в головах»?


– Вот именно. Я даже могу сказать, когда в особо одарённых головах эта разруха началась – в начале двухтысячных, когда начался развал системы пожарной охраны. Переподчинение в другое ведомство привело к сокращениям специалистов, а на руководящие посты начали назначать людей, которые понятия не имели, что такое государственный пожарный надзор.


И что мы имеем в сухом остатке? Боевой караул обычной федеральной пожарной части – один аттестованный (то есть в погонах) сотрудник, получающий 30–40 тыс. руб., а другой – неаттестованный с зарплатой 15 тыс. руб. И как ты его заставишь идти в огонь и принимать меры по ликвидации пожара? Или другой пример. Если раньше боевой расчёт пожарной машины – это 7 человек, то сегодня – 2. Смотришь порой репортаж и недоумеваешь: «На место пожара прибыло 30 единиц техники и 40 человек личного состава». И кто-то после этого мне будет говорить об «экономической целесообразности»?!


– Исходя из вашей оценки нынешнего положения дел, сам собой напрашивается вывод: мы все живём на пороховой бочке?


– Именно так. И самое трагичное, что тотальная безответственность, помешательство на прибыли, изрядно сдобренные показухой, – всё это сводит ценность человеческой жизни к грошу. Вы поищите, например, в городах действующие бомбоубежища! Всё продано: бани, салоны… Если и осталось одно-два, люди понятия не имеют, где они, не знают, куда бежать в случае опасности.


Вся надежда на то, что мы наконец очнёмся и не будем закапывать то хорошее, что было создано. Проблески есть. Скажем, заговорили об увеличении численности пожарной охраны.


Несколько лет назад появился приказ Минприроды о так называемых «зонах контроля», благодаря которому власть на местах получила право принимать решение «а я тушить не буду, я экономить буду». Раньше что, деньги не умели считать?


– Никто к борьбе с огнём с таким цинизмом… хорошо, скажем мягче, с такой рассудительностью не подходил. Перед пожарной охраной стояла чёткая задача – спасение жизней людей и тушение. Никогда никаких расчётов экономической выгодности или невыгодности не проводилось. Это же наша страна, её достояние! Это же природа, в которой нарушение гармонии оборачивается бедой: уничтожаются леса – происходят потопы, гибнет животный мир. Мы в одном месте пытаемся сохранить редкие виды животных, а в другом одним росчерком пера, бездействием обрекаем другие виды на смерть. Люди задыхаются от дыма. Какая в этом экономическая выгода? Далеко не всё измеряется деньгами!


Обидно видеть то, что происходит в стране, как легко разрушается система, которая складывалась трёхсотлетней историей пожарной охраны. Дураки, что ли, проводили расчёты по необходимому количеству людей, инвентаря, техники? Космические мониторинги – это, конечно, круто, но… В советское время таких изысков не было, зато были обычные наблюдательные вышки, которые стояли в каждом квартале леса. Человек видел очаг и тут же передавал о нём информацию – молниеносно принималось решение, и очаг ликвидировался. Столь архаичный способ доказал свою эффективность.


Источник

Показать полностью 1
96

Пожарный зарезал сержанта полиции...

В Сургуте сержант ППСП Ильмир Ханов и младший лейтенант Алексей Царегородцев приняли вызов, поступивший от дежурной части 1 августа в 22:40. Во дворе дома по улице Пушкина находился подозрительный гражданин.


Прибыв на место, экипаж ППСП обнаружил неизвестного мужчину и предпринял попытку задержать его, но тот оказал сопротивление и нанес 24-летнему сержанту Ханову смертельные ножевые ранения и ранил второго сотрудника, который застрелил нападавшего.

Пожарный зарезал сержанта полиции... Полиция, МЧС, Пожарные, Смерть, Убийство, Преступление, Сургут, Негатив

Преступником оказался 37-летний Филипп Иноземцев, работник одной из местных пожарных частей ФПС МЧС России. В пресс-службе ГУ МЧС России по ХМАО-Югре сослались на то, что сейчас в ведомстве идёт внутренняя проверка, и отказались комментировать ситуацию, пообещав сделать это позднее.

Пожарный зарезал сержанта полиции... Полиция, МЧС, Пожарные, Смерть, Убийство, Преступление, Сургут, Негатив
12

Насколько «природны» природные пожары и стоит ли с ними бороться

Сибирская тайга горит каждое лето, но именно в этом году чиновники стали говорить о том, что лесные пожары — часть естественных процессов, протекающих в дикой природе. Насколько правы те, кто считает, что вмешиваться в них нецелесообразно и что это приведет лишь к неоправданной трате ресурсов? Действительно ли пожары, разворачивающиеся вдали от плотно заселенных людьми территорий, безопасны? Об этом портал "N + 1" поговорил с Александром Брюхановым, старшим научным сотрудником Лаборатории лесной пирологии Института леса Красноярского научного центра СО РАН.

Много ли лесов горит?

Согласно официальным данным, которые распространяет Рослесхоз, в среднем площадь лесных пожаров в России ежегодно составляет 2,5–3 миллиона гектаров. Это так называемая «площадь, пройденная огнем». Это не означает, что на всей этой площади леса погибли: где-то они могут и выжить, где-то выгорает только подрост, подлесок и кустарники, а взрослые деревья остаются живы.
Но при этом оценка площади пожаров в природной среде, которую получают ученые, опираясь на спутниковые данные и аэрофотоснимки, очень сильно — более чем в два раза — отличается от оценок Рослесхоза: около 8 миллиона гектаров ежегодно.

Такое значительное расхождение может быть связано с особенностями поступления информации по официальным каналам. Например, региональные власти могут указывать только те площади возгорания, на которых ведется борьба с огнем, а о других охваченных пожаром районах, в особенности малонаселенных, не упоминать.

Насколько «природны» природные пожары и стоит ли с ними бороться Пожар, Лес, Лесные пожары, Сибирь, Тушение, Рослесхоз, Власть, Длиннопост

Можно сказать, что 2,5 и даже 8 миллионов гектаров в год — не так уж и много: это приблизительно 0,31 (или 1,01) процента от общей площади лесов России, составляющей около 809 миллионов гектаров. Однако именно на долю пожаров приходится около 60 процентов от общего количества всего леса, ежегодно погибающего в России, а в Сибири — около 80 процентов.

Лесные пожары уже многие годы остаются главной причиной введения режима чрезвычайной ситуации в регионах страны. Ежегодно при пожарах гибнут до нескольких десятков человек, сгорают или получают значительные повреждения сотни, а иногда и тысячи зданий.

Например, в этом сезоне площадь сгоревшего леса уже приближается к 7 миллионам гектаров. По данным ФБУ «Авиалесоохрана», на конец июля пожарами было пройдено более 6,8 миллиона гектаров.
По данным на 31 июля, самая значительная площадь была поражена пожарами в Якутии — 2,53 миллиона гектаров, на втором месте — Красноярский край, 1,65 миллиона гектаров. Учитывая, что общая площадь природных пожаров (это по преимуществу лесные пожары, но не только) в России может варьироваться от 5 до 15 миллионов гектаров в год, сегодняшняя ситуация не выглядит слишком катастрофической.

Однако общественное восприятие того, «много» или «мало» горит леса, варьируется от года к году, причем далеко не всегда в зависимости от абсолютных значений площади, пройденной огнем.
Например, в 2003 году в России огонь распространился почти на 12 миллионов гектаров леса, а в 2010 году, который воспринимался как катастрофический с точки зрения интенсивности пожаров, площадь лесов, пройденная огнем, составила 3 миллиона гектаров.
Дело в том, что влияние на людей могут оказывать даже пожары, находящиеся довольно далеко, на расстоянии в сотни, а иногда и более тысячи километров.
Так, в 2016 году были сильные пожары в тундре на полуострове Ямал. Они проходили вдалеке от населенных пунктов, их не учитывал Рослесхоз. Но достаточно было измениться ветру, чтобы дымовой шлейф от этих пожаров на пару дней накрыл Москву.

Что происходит с лесом после пожара?

Лесные пожары делятся на низовые и верховые: в первом случае горит только подстилка, напочвенный покров, подрост и подлесок, а во втором случае огонь распространяется и по кронам деревьев.

Верховой пожар выглядит наиболее страшно и впечатляюще и всегда наносит древостоям значительный ущерб. Однако наиболее чувствительные к термическому воздействию части деревьев — корни. Иногда могут остаться целыми кроны, а стволы — быть едва обожжены, но если огонь заглубился в почву и сильно повредил корни, то деревья, как правило, гибнут. Кроме того, и сами деревья различаются по степени пирогенной устойчивости. Например, самая выносливая к пожарам среди хвойных пород — сибирская лиственница. Она растет в районах, где пожары бывают регулярно, и за миллионы лет наиболее приспособилась к воздействию огня. Менее устойчива сосна, еще чувствительнее — кедр.

Наименее устойчивые к воздействию пожаров — это ель и особенно пихта. У них тонкая кора, поверхностное расположение корневой системы — в еловом или пихтовом лесу хорошо видны мощные корневые лапы. Они гибнут в первую очередь, даже при низовых пожарах слабой интенсивности горения. Кроме того, у них кроны расположены практически до самого низа, и по веткам огонь легко уходит вверх, превращаясь в верховой пожар.

Очень многое зависит и от конкретного месторасположения, даже если взять два дерева одной и той же породы, одного и того же диаметра. Если одно из них находилось, например, в окружении куртин хвойного молодняка, то оно, скорее всего, погибнет. А если другое росло отдельно от прочих деревьев, кустарников и подроста, то у него гораздо больше шансов выжить.

Наконец, лесорастительные условия и рельеф местности в значительной мере влияют на то, как меняются тип и сила пожара. Если, например, деревья растут на песке или песчаных почвах, то пожар не уйдет в почву, а если дерево произрастает на почве с глубоким слоем подстилки, которая высохла и способна к горению, либо даже на каких-то торфяниках, огонь будет уходить вглубь. Переходу низового пожара в верховой способствует горная местность — на крутом склоне языкам пламени проще уйти в кроны. И так далее.

Что происходит с лесом после пожара, зависит от почв, от того, какие деревья росли здесь раньше. Например, наиболее распространенные лиственные породы в Сибири — береза и осина. Осина очень хорошо приспособлена к пожарам. Там где погиб осинник, он вырастает снова из корневых отпрысков. Если, например, до пожара в составе древостоя осины было всего 10 процентов, то после пожара ее количество в послепожарном молодняке может возрасти до 50 процентов, потому что она гораздо лучше, чем береза, приспособлена к вегетационному распространению от почек на корнях.

Среди хвойных пород лучше всех к восстановлению после пожаров приспособлена сосна, особенно если рядом сохранилась стена живого леса. За сосной идет лиственница.

Насколько «природны» природные пожары и стоит ли с ними бороться Пожар, Лес, Лесные пожары, Сибирь, Тушение, Рослесхоз, Власть, Длиннопост

Хуже всего восстанавливаются ели и пихты. Это связано с их физиологией — сеянцы темнохвойных пород лучше всего растут под пологом леса, при затенении, так как в первые годы жизни они плохо переносят очень яркий свет.
Вот если их территорию сперва «захватили» березы и осины, то затем под их пологом могут снова вырасти молодые ели и пихты. То есть восстановление темнохвойных пород, как правило, идет через смену пород.
Срок восстановления лесов зависит от очень многих факторов: климатических условий, экспозиции склонов, высоты над уровнем моря, плодородия почв и других показателей. Например, на севере Сибири (Якутия, Эвенкия) сосне или лиственнице, чтобы вырасти во взрослое дерево, как правило, требуется не менее 100 лет. А где-то на юге Сибири оно может вырасти во взрослое растение и через 60-70 лет. Соответственно для восстановления лесов северной тайги, где сейчас бушуют очень сильные пожары, может не хватить и целого века.

Насколько это естественный процесс?

Чиновники часто говорят, что лесные пожары — это естественный, природный процесс и поэтому не стоит пытаться его контролировать, тратить ресурсы на тушение и так далее. В этих словах есть доля правды, но есть, однако, и лукавство.

Ученым действительно известно, что огонь — это неотъемлемый фактор биоразнообразия лесов. В Северной Америке, в Австралии есть растительные сообщества с очень короткими межпожарными циклами. Пожары там проходят на одной и той же территории каждые 10-20 лет.

Вспомним о том, что экосистемы тропических и северных лесов значительно отличаются друг от друга. В тропиках круглый год стоят высокие температуры и высокая влажность, практически вся органика там быстро перегнивает, превращаясь в почву, и никаких запасов горючих материалов при этом не формируется. А вот в северных, бореальных лесах Северной Америки и Евразии, где не происходит столь быстрого разложения органической массы, накапливаются достаточно большие запасы горючих материалов. Поэтому пожары на этих территориях случались сотни, тысячи и даже миллионы лет назад.
Иногда даже приходится слышать, что намеренное предотвращение пожаров приводит к тяжелым последствиям, поскольку в лесах накапливалось много растительного горючего материала, и когда в конце концов пожар происходит, то он принимает катастрофические масштабы.

В этой связи часто вспоминают о крупном пожаре в Йеллоустонском национальном парке, который якобы произошел через несколько лет после того, как там приняли политику «нулевой терпимости» к пожарам. Однако на самом деле предыстория этого пожара была несколько иной.
До конца 1960-х годов сотрудники парка старались сразу тушить любые возникавшие очаги огня, но затем действительно было решено поменять правила и «разрешить» небольшие пожары — для поддержания здоровья экосистем. Кончилось это тем, что в 1988 году несколько таких «контролируемых» пожаров соединились в один и произошла катастрофа — выгорело 3,2 тысячи квадратных километров, погибли два человека.
После этого было принято решение намного жестче контролировать огонь. Стало понятно, что пускать ситуацию на самотек нельзя, так как это чревато большим ущербом.

Но дело не только в этом. Те, кто говорят об «обычном» характере лесных пожаров, забывают, что если раньше они возникали исключительно из-за молний, то сегодня присутствие в лесу или рядом с лесными массивами человека с его хозяйственной деятельностью повышает шансы на возгорание во много раз. Прежде естественный интервал между пожарами в светлохвойных лесах Сибири (сосновых и лиственничных) составлял примерно от 20 до 50 лет. Существовали территории, которые могли гореть раз в 100 или даже в 150 лет, — это заболоченные местности, например, в Западной Сибири с ее густой гидрологической сетью.

Но сегодня из-за изменений климата и особенно из-за деятельности человека пожарный интервал во многих лесных районах сократился до 5-15 лет. И дело не только в том, что человек напрямую провоцирует возгорание, бросая окурки, разжигая костры или выжигая весной сухую траву. Люди своей деятельностью в принципе очень сильно меняют природную среду.

Например, леса вырубают для лесозаготовок, для добычи полезных ископаемых, для строительства дорог, а любая вырубка сегодня буквально завалена органическими остатками — готовым материалом для пожара. Риск возгорания сильно растет. Объем брошенных порубочных остатков может достигать на сплошнолесосечных вырубках в Сибири до 100 кубических метров на 1 гектар. Это приводит к развитию на них очень сильных низовых пожаров, которые крайне сложно остановить.

Можно ли не тушить?


В 2015 году, после лесной реформы, все леса были поделены на зоны, в которых тушение пожаров было обязательным, и зону мониторинга, где решение, тушить пожар или нет, остается на усмотрение местных властей.


В советские годы, особенно в 1970–80-е годы, пожарные службы пытались бороться со всеми лесными пожарами, даже в Сибири и на Дальнем Востоке. Рассказывают, что в некоторых случаях в тайгу вертолетами забрасывались бульдозеры и иногда тушили даже оленьи пастбища. С тех пор финансирование лесной отрасли снизилось более чем на порядок, и после пожаров 2010 года стало ясно, что денег в бюджете страны на борьбу с пожарами в природной среде катастрофически не хватает.

Именно тогда Рослесхоз дал задание своим отраслевым институтам (академические институты к этому отношения не имели) распределить все леса страны на зоны контроля и зоны активного тушения.


Южные районы, где находится большое количество населенных пунктов, отнесли к зоне активного тушения, где в обязательном порядке необходимо тушить все возгорания. Остальные, менее освоенные территории были отнесены к зоне контроля. Сложно сказать, какие именно критерии при этом использовались.


Дело в том, что далеко не везде в зону контроля включили нетронутую тайгу. В нее, например, попала масса населенных пунктов в Эвенкии, в Якутии, в Иркутской области, на Камчатке, в Тюменской области. Там ведется хозяйственная деятельность — идет заготовка древесины, добыча полезных ископаемых.

Насколько «природны» природные пожары и стоит ли с ними бороться Пожар, Лес, Лесные пожары, Сибирь, Тушение, Рослесхоз, Власть, Длиннопост

Но бороться с огнем на этих территориях сегодня необязательно — решение остается на усмотрение местной власти, точнее, комиссий по чрезвычайным ситуациям. По закону, они должны начинать тушить, если огонь подойдет к месту проживания людей ближе, чем на пять километров. Но зачастую власти на местах просто не располагают для этого достаточными средствами.


Например, у нас уже не первый год сильно горит Эвенкия. Она практически полностью находится в зоне контроля. Но при этом на юге Эвенкии заготавливают древесину, ведется разведка и добыча полезных ископаемых, там проходит нефтепровод Тайшет-Куюмба, проложены дороги, живут и работают люди. При этом в советские годы на юге Эвенкии, в поселах Байкит и Ванавара, располагались авиаотделения, на которых в пожароопасный сезон размещалось не менее 30 человек отлично подготовленных парашютистов-десантников. Сейчас этих профессиональных лесных пожарных там нет.


Поэтому те, кто говорят, что зоны контроля — это «очень отдаленные районы, где и дорог нет, и людей нет», лицемерят. По факту с этих территорий люди получают прибыль — там заготавливается древесина, оттуда идет пушнина, оттуда начали качать нефть. Но когда надо позаботиться об этих лесах, то ни у региона, ни в целом у государства на это нет средств.

Как управлять огнем?


Распределение на «зоны контроля» и «зоны активного тушения» должно быть пересмотрено. Это не значит, что надо просто сдвинуть границы к северу или как-то их поменять территориально. Необходимо поменять сам подход к защите лесов, начать заниматься тем, что на Западе называют fire management — управление пожарами.


Сейчас мы условно поделили леса на две части, одну из которых при планировании защитных мероприятий практически полностью игнорируют. Но ведь эти части не разделены стеной и никто не гарантирует, что процессы, происходящие в зоне контроля, никак не повлияют на другую зону.


Масштабные пожары происходили в Сибири и ранее, в том числе уже в этом веке. Но раньше бóльшая часть дыма от сибирских пожаров уходила в Арктику. В этом же году, вопреки сложившейся за много лет ситуации, дым от пожаров переместился на запад и юго-запад. Поэтому в этом году о пожарах уже знают все, ведь все дышат этим дымом, хотя это дым от пожаров, расположенных в «зоне контроля». Области с повышенной концентрацией угарного газа в атмосфере в районе интенсивных лесных пожаров на юге Сибири.


У государства в лесу должны быть свои профильные специалисты — лесники и лесничие. Но в 2006 году с принятием нового Лесного кодекса была упразднена служба, работавшая десятилетиями, и тысячи лесников, которые следили за состоянием лесов, профилактикой пожаров, контролировали вырубку древесины, попросту уволили.

Сегодня леса в России охраняет примерно столько же работников лесного хозяйства, сколько в Белоруссии, — 18-20 тысяч человек.


В США и Канаде никто не делит штат или провинцию пополам и не говорит: эту половину тушим, а эту — нет. Везде есть лесники, обязанные держать ситуацию с пожарами под контролем: гасить мелкие очаги, следить, чтобы в лесу не скапливался горючий материал, вспахивать противопожарные полосы. Они могут даже проводить контролируемые выжигания растительности для профилактики крупных пожаров или улучшения условий лесовосстановления. То есть за лесом должны следить специальные люди, наделенные полномочиями решать, как им лучше всего держать ситуацию с пожарами под контролем. Работая на местах, они сами определяют, где у них есть надежные естественные рубежи для огня, и оперативно приступают к тушению, если огонь эти рубежи перешел.


Конечно, и в США, и в Канаде возможны катастрофические события. Наши чиновники любят говорить: мол, смотрите, американцы не смогли удержать ситуацию с пожарами в Калифорнии под контролем. Но нужно понимать, что в Калифорнии в прошлом году сложились экстремальные погодные условия: ветер Санта-Ана, дующий со скоростью 40-60 километров в час, в момент раздувает малейший очаг возгорания.


У нас же сегодня нет ничего экстраординарного: пожары в Эвенкии и в Якутии распространяются медленно, изо дня в день. Именно потому, что в свое время их никто не задушил в очаге, они за недели, за месяцы распространились на огромные территории. Большая проблема состоит в том, что у нас в Сибири и на Дальнем Востоке сегодня фактически не финансируется лесоустройство. По законодательству, его должны проводить каждые 10 лет. Специалисты-лесоустроители должны приходить в леса и смотреть, что выросло, что погибло, и в том числе оценивать риски возникновения и развития пожаров.


Но сегодня в стране, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, очень много районов, где лесоустройства не было 20-30 лет, а иногда и более. Поэтому структуры государственного управления очень плохо владеют ситуацией, и не знают, каких "сюрпризов" ждать от тайги.


Статья

Показать полностью 2
286

Об основах системы пожаротушения в лесах России

Здравь будь, Пикабушник!

На хайпе, так сказать, подумал, что нелишним будет разобрать основы отечественной системы предупреждения и тушения лесных пожаров: виды пожаров, кто тушит, как тушит, какой порядок тушения и так далее, уверен, такой небольшой ликбез лишним то не будет.
Оговорюсь, что оперативным реагированием как таковым в системе МЧС (и других органов) уже не занимаюсь, но общие сведения, как сотрудник, в целом, знаю.

Кто поставит плюс - благодарствую, кто мимо пройдет, но прочтет и запомнит - спасибо!

Об основах системы пожаротушения в лесах России Пожар, МЧС, Лес, Рослесхоз, Пожарные, Система, Длиннопост, Лесные пожары

Основными нормативными правовыми актами и другими документами, регламентирующими организацию профилактики и непосредственного тушения лесных пожаров в РФ являются:
Лесной кодекс;
ПП "Об утверждении Правил разработки и утверждения плана тушения лесных пожаров и его формы";
ПП "О привлечении сил и средств федеральных органов исполнительной власти для ликвидации ЧС в лесах, возникших вследствие лесных пожаров";
Приказ Минприроды "Об утверждении Правил тушения лесных пожаров";
Методические рекомендации МЧС России по организации работы органов управления РСЧС в пожароопасный сезон.

Согласно законодательству, в отношении осуществления мер пожарной безопасности в лесах существует разграничение полномочий, а именно:
Минприроды России и его подведомственное Федеральное агентство лесного хозяйства РФ (Рослесхоз) отвечают за леса, функции по охране которых никому не переданы, а так же за леса, расположенные на землях особо охраняемых природных территорий федерального значения.
Минобороны РФ и другие органы власти в сфере обороны и безопасности (ФСБ, Росгвардия, ФСО, ГУСП и тд) отвечают за лесное хозяйство, расположенное на землях обороны и безопасности.
Органы исполнительной власти субъекта в сфере лесных отношений отвечают за леса, которые находятся в собственности субъекта (к примеру, Министерство лесного хозяйства Республики Татарстан или Комитет лесного хозяйства Московской области).

При этом, обращаю внимание, что функции по координации всех сил и средств тушения лесных пожаров возлагаются исключительно на РОСЛЕСХОЗ и его оперативный штаб (штабы).

Согласно "ГОСТ 17.6.1.01-83 Охрана природы (ССОП). Охрана и защита лесов. Термины и определения", лесной пожар представляет собой пожар (неконтролируемое горение), распространяющийся по лесной площади.
По объекту горения и характеру их распространения лесные пожары делятся на:
верховые - охватывают полог леса (кроны сомкнувшихся деревьев);
низовые - идут по низу (растительности, лесной подстилке);
подземные - когда очаг находится под почвой (торф, уголь).

Начнем с главного - предупреждения пожаров.

Об основах системы пожаротушения в лесах России Пожар, МЧС, Лес, Рослесхоз, Пожарные, Система, Длиннопост, Лесные пожары

Предупреждение лесных пожаров включает в себя противопожарное обустройство лесов и обеспечение средствами предупреждения и тушения лесных пожаров.

Обустройство обычно включает следующий комплекс мероприятий:

- строительство, реконструкцию и эксплуатацию лесных дорог, предназначенных для охраны лесов от пожаров, посадочных площадок для авиации, пожарных наблюдательных пунктов (вышек, мачт, павильонов и других наблюдательных пунктов), пунктов сосредоточения противопожарного инвентаря;
- прокладку просек, противопожарных разрывов, устройство противопожарных минерализованных полос;
- устройство пожарных водоемов и подъездов к источникам противопожарного водоснабжения;
- проведение работ по гидромелиорации;
- снижение природной пожарной опасности лесов путем регулирования породного состава лесных насаждений;
- проведение профилактического контролируемого противопожарного выжигания лесных горючих материалов;
- иные меры (прочистка просек, эксплуатация пожарных водоемов и подъездов к источникам водоснабжения, установка и эксплуатация шлагбаумов, устройство преград, обеспечивающих ограничение пребывания граждан в лесах в целях обеспечения пожарной безопасности, создание и содержание противопожарных заслонов и устройство лиственных опушек, установка и размещение стендов и других знаков и указателей, содержащих информацию о мерах пожарной безопасности в лесах).

Обеспечение средствами предупреждения и тушения лесных пожаров включает в себя:

- приобретение противопожарного снаряжения и инвентаря, содержание пожарной техники и оборудования, систем связи и оповещения;
- создание резерва пожарной техники и оборудования, противопожарного снаряжения и инвентаря, а также горюче-смазочных материалов.
Виды инвентаря, нормативы обеспечения утверждаются уполномоченным органом, то есть Рослесхозом.

Об основах системы пожаротушения в лесах России Пожар, МЧС, Лес, Рослесхоз, Пожарные, Система, Длиннопост, Лесные пожары

Что касается непосредственно тушения лесных пожаров.
В целях организации эффективного тушения, каждым ответственным органом власти по установленной форме разрабатывается План тушения лесных пожаров. Он разрабатывается на 1 год и содержит в себе две части:
текстовую, где указываются  общая характеристика лесов на территории лесничества (лесопарка), информация о мерах противопожарного обустройства лесов, перечень собственных сил и средств противопожарных формирований, перечень сил и средств, привлекаемых к тушению, мероприятия по координации пожаротушения, создания резерва техники.
графическую, состоящую из карт-схем противопожарного обустройства лесов, маршрутов наземного патрулирования лесов и авиационного патрулирования лесов.

Если в Плане предусмотрено привлечение сил и средств МЧС России, Минобороны, Росгвардии - то он в обязательном порядке согласовывается с территориальными органами этих ведомств.

Идем далее.
В целях оперативного и эффективного тушения, территория лесного пожара как правило делится на 2 района:
район применения авиационных сил и средств пожаротушения (устанавливаются в лесах, расположенных на территориях со слаборазвитой или отсутствующей дорожной сетью, на которые прибытие наземных сил невозможно в течение 3 часов с момента обнаружения пожара);
район применения наземных сил и средств пожаротушения (устанавливаются в лесах, расположенных на территориях с развитой дорожной сетью, на которые прибытие наземных сил  возможно в течение 3 часов с момента обнаружения  пожара вне зависимости от погодных условий).

КТО ТУШИТ ЛЕСНЫЕ ПОЖАРЫ?
Ответственность за тушение лесных пожаров лежит на подведомственных учреждениях уполномоченных органов исполнительной власти субъектов РФ и подразделениях Рослесхоза.

Например, в Московской области за предупреждение и ликвидацию пожаров в лесах осуществляет ГКУ Московской области "Мособллес" Комитета лесного хозяйства Правительства области, в Иркутской области личный состав ОГАУ "Лесхоз Иркутской области" и ОГБУ "Иркутскавиалесоохрана" Министерства лесного комплекса Иркутской области.
То есть в каждом субъекте РФ есть орган, ответственный за лесное хозяйство. В ведении органа есть подведомственное учреждение(я), силы и средства которых и нацелены на предупреждение и тушение пожаров в лесах.


Тушением лесного пожара руководит старшее должностное лицо лесопожарной организации, первым прибывшее на место пожара. Если руководитель не определен, его назначает либо Оперативный штаб, либо старший по должности руководитель. Приказы и распоряжения руководителя обязательны для исполнения всеми силами и средствами, в том числе и приданными из МЧС России.


КТО ТАКИЕ ПОЖАРНЫЕ-ДЕСАНТНИКИ?

Это личный состав Парашютно-десантной пожарной службы (ПДПС) ФБУ "Авиалесоохрана" Рослесхоза. В состав службы входит две категории личного состава: "парашютист-пожарный" и "десантник-пожарный". Парашютист доставляется к месту очага пожара посредством прыжка с парашютом, десантник использует спусковые устройства.


КАКАЯ РОЛЬ МЧС РОССИИ В ТУШЕНИИ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ?
Подразделения федеральной противопожарной службы и спасательные воинские формирования МЧС России в обязательном порядке участвуют в тушении лесных пожаров при непосредственной угрозе населенным пунктам или объектам инфраструктуры, а так же в порядке привлечения, установленном Планом тушения пожара или Сводным плантом тушения пожаров на территории РФ.
То есть, если возник лесной пожар, пожарные МЧС занимаются по своему плану работы, но с интересом наблюдают за действиями коллег, несомненно, сочувствуя им.

ЧТО ЗНАЧИТ "ЭКОНОМИЧЕСКИ НЕВЫГОДНО" ТУШИТЬ?

Данного понятия как такового нет в законодательстве и человек, сказавший фразу, просто не обозначил контекст.
Если лесной пожар не угрожает непосредственно жизни граждан или функционированию инфраструктуры и расходы на его тушение превышают возможный вред, то координационный орган - комиссия по предупреждению и ликвидации ЧС субъекта, которую возглавляет сегодня высшее должностное лицо, может принять решение о приостановлении активных действий по тушению или вообще о непринятии действий. Как говорится у коллег-пожарных - тактика "полного выгорания".

КТО ПРИНИМАЕТ РЕШЕНИЕ О ВВЕДЕНИИ РЕЖИМА ЧС?

Если в результате лесных пожаров сложились определенные негативные условия (пожар не локализуется в течение определенного времени), то можно говорить о ЧС в лесах, возникших вследствие лесных пожаров и приходится вводить режим ЧС для органов власти, сил и средств. Режим ЧС предусматривает выполнение силами и средствами определенных мероприятий, может давать власти расширенные полномочия, вплоть до ограничения определенных прав и свобод граждан.


ЧС в лесах бывают:

муниципального характера (когда зона ЧС не выходит за пределы муниципального образования);

регионального характера (когда зона ЧС не выходит за пределы субъекта и на территории 2 и более муниципальных образований введен режим ЧС);

межрегионального характера (когда зона ЧС затрагивает 2 и более субъектов РФ и в каждом из них введен режим ЧС);

федерального характера (когда зона ЧС затрагивает территории нескольких федеральных округов).


Порядок введения режима ЧС следующий (на примере Иркутской области):

1. Министерство лесного хозяйства Иркутской области направляет соответствующую информацию на рассмотрение в Комиссию по предупреждению и ликвидации ЧС и обеспечению пожарной безопасности Иркутской области (КЧС и ОПБ). В данную комиссию, как правило, входят представители правительства области (кураторы сферы ЖКХ, градостроительства, здравоохранения, безопасности), МЧС, ФСБ, Минобороны, МВД, Росгвардии, Минздрава, Рослесхоза. По настоящему законодательству, комиссию в субъекте возглавляет высшее должностное лицо - мэр, губернатор, глава республики.

2. Комиссия рассматривает информацию и решает, достаточно ли оснований для введения режима ЧС или нет и выносит решение.

3. На основании решения КЧС и ОПБ высшее должностное лицо принимает решение о введении или невведении режима ЧС.

Об основах системы пожаротушения в лесах России Пожар, МЧС, Лес, Рослесхоз, Пожарные, Система, Длиннопост, Лесные пожары

КОГДА ПРИМЕНЯЮТ АВИАЦИЮ ДЛЯ ТУШЕНИЯ?

Как выше было сказано, если территория лесного пожара подразумевает район, где наземные силы неэффективны или не могут добраться - руководителем тушения пожара принимается решение о привлечении авиации согласно Плану тушения пожара. Кроме того, авиация может применяться и там, где успешно действуют наземные силы, в рамках помощи в локализации очага и уменьшения риска для наземных сил.


КАКИЕ АВИАЦИОННЫЕ СИЛЫ ЕСТЬ В СТРАНЕ ДЛЯ ТУШЕНИЯ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ?

Для тушения лесных пожаров авиацией применяются вертолеты и самолеты, оборудованные выливными авиационными приборами (ВАП) или водосливными устройствами (ВСУ).

В основном применяются самолеты ИЛ-76ТД, БЕ-200ЧС (противопожарный вариант), АН-32П, вертолеты МИ-8 и МИ-8МТВ-1. Собственно, ТТХ основной авиации, ВАП и ВСУ можно прочитать здесь.

Об основах системы пожаротушения в лесах России Пожар, МЧС, Лес, Рослесхоз, Пожарные, Система, Длиннопост, Лесные пожары

КАКИЕ СПОСОБЫ ТУШЕНИЯ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ ЕСТЬ?

При тушении лесных пожаров применяются следующие способы и технические средства:

захлестывание огня (сбивание пламени) по кромке лесного пожара;

засыпка кромки лесного пожара грунтом;

прокладка заградительных и опорных минерализованных полос;

отжиг горючих материалов перед кромкой лесного пожара;

тушение водой и огнетушащими растворами, в том числе с применением авиации.

Вот как-то так. Есть еще много, что можно рассказать, но основа дана. Может, сумбурно, если что - задавайте вопросы, будем отвечать. Знаю, что на меня подписаны (да и по тегам) несколько коллег из числа профессиональных тушил, уверен, им тоже есть что сказать, поправить. если я где-то ошибся.


Спасибо!

Показать полностью 4
Отличная работа, все прочитано!