Kantele82

Kantele82

пикабушник
пол: мужской
поставил 15160 плюсов и 2944 минуса
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
10К рейтинг 6 подписчиков 1636 комментариев 2 поста 0 в "горячем"
2 награды
5 лет на Пикабу5 лет на Пикабу
16

Сломанные

1


Люди. Люди никогда не меняются.

Поперёк дороги лежало мёртвое тело. Час назад, когда Матвеич проходил по улице с пустым рюкзаком, на этом месте ничего не было. «Ловушка для дурака», – усмехнулся старик. Если дурак полный, то сразу побежит обыскивать нежданную добычу и порадует снайпера. Если дурак из тех, что считают себя умными, то насторожится и пойдёт в обход, переулком, где его, наверняка, ждут. Матвеич был дураком старым и осторожным, поэтому повернул в обратную сторону. Придётся сделать большой крюк, потратить лишнюю пару часов. Лишь бы они не стали роковыми для Стэна с его лихорадкой.

Стараясь не звякать содержимым рюкзака, старик заковылял по заброшенному кварталу, сжимая рукоять обреза под грязным плащом. Старая ушанка дополняла сходство с какой-то злой и не детской версией почтальона Печкина.

«Принёс посылку для вашего мальчика. Только я вам её не отдам, потому что у вас документов нету! Нынче ни у кого их нету...»

Каждый раз, возвращаясь с вылазки, Матвеич искренне желал, чтобы кто-нибудь нашёл его склад и забрал все оставшиеся припасы. Тогда им с парнишкой пришлось бы двигаться дальше. Они уже месяц торчали на одном месте, и с каждым днём это становилось всё опаснее. А тут ещё чёртова лихорадка... Далеко за спиной послышались выстрелы – видимо, ловушка нашла своего дурака.


2


В квартире было очень душно. Старик оставил дверь приоткрытой, впуская прохладный осенний воздух из грязного подъезда. Накрытый рваным стёганым одеялом Стэн заворочался на своём спальнике и открыл глаза. Его по-прежнему бледное лицо покрывали капельки пота. Матвеич, хмуро взглянув на парня, потрогал его лоб:

– Ну, как ты, Стас?

– Нормально, дед, – тихим голосом отозвался больной. – И не зови меня Стасом, дурацкое имя.

– А ты меня дедом не зови! – Добродушно огрызнулся Матвеич. – Это вообще не имя. Я по руинам скачу без устали, а ты тут валяешься, как в санатории. Кто из нас дед?

Стэн слабо улыбнулся и закрыл глаза. Старик выложил на стол сегодняшнюю добычу – несколько банок тушёнки, пакет сухарей, пару бутылок воды – и бодро скомандовал:

– Отставить сон! Сперва ужин и лекарства!

На улице быстро стемнело. Подперев дверь изнутри и проверив драпировку на окнах, Матвеич зажёг в комнате несколько свечей. В мерцающем полумраке он поставил на закопчённый примус кастрюльку с водой и ложкой выскреб в неё тушёнку. Вонючую духоту квартиры немного приукрасил запах мясного бульона. Стэн, полусидя на своей постели, перебирал отсыревшие сухари.

– Пенициллин у нас теперь не в таблетках? – он с улыбкой показал старику позеленевшую корочку. – А ты чего так долго сегодня, дед? Рейдеров встретил?

Матвеич поморщился:

– Какие они «рейдеры»! Обычная гопота, бандиты! Где ты слов-то этих нахватался?

В догнивающем мире уже, наверное, не осталось никаких границ и государств, но старик верил, что сохранит хотя бы частицу духа своего народа, если не станет засорять язык непонятными чужими словами. Он протянул парню миску с супом:

– Ешь и поправляйся. Пора нам новое место искать.

Стэн без аппетита заковырял ложкой.

– Дед, ты бы лампу зажёг. Тошно с этими свечами. Как будто хоронишь меня раньше времени...

У Матвеича неприятно сжалось в груди.

– Дурак! Керосин для примуса нужно беречь. Сам ещё меня хоронить будешь, мальчишка.

Снаружи, в паре километров отсюда, бандиты праздновали улов, доносились их пьяные вопли и нестройное пение. Под утро старика разбудили приглушённые звуки моторов – видимо, банда переезжала в другое место. Кое-кого, пожалуй, всё же стоило похоронить.


3


На улице было тихо. Покойник успешно справился с ролью приманки, и теперь его оттащили на обочину, чтобы не мешал проезду. Вороны ещё не тронули тело, и старик оторопел, глядя на юное красивое лицо мёртвой девушки.

В паре кварталов к югу микрорайон уступал место сосновому лесу. Пройдя немного вглубь, Матвеич, тяжело дыша, сложил со спины свою ношу. Немного отдышавшись, он разгрёб хвойное покрывало и начал копать. На душе было невыносимо тоскливо от банальной истины: когда умирают молодые – это неправильно. Ей бы ещё жить да жить. Лет двадцать назад старик бы добавил: «детей нарожать», но не теперь. Не в этом разрушенном мире.

Когда Матвеич закончил с похоронами, начинало темнеть. Накрапывал мелкий дождь, и, выйдя на опушку, старик с удовольствием подставил ему лицо. Чёрт с ней, с возможной радиацией, сейчас ему стало очень спокойно и тепло на душе, а давящая тоска сменилась светлой усталой грустью.

Люди не меняются, так всегда было и будет. Кто-то ломает мир под себя, ощетинившись всеми своими колючками, а кто-то, сломанный, крадётся переулками, подбирая объедки. И как бы вторые не грели себя своей человечностью, первые выживают куда успешнее.

Ветер донёс откуда-то неприятный запах гари. Старик захромал по пустынной улице между мусорными завалами, гадая, в скольких брошенных квартирах затаились прочие сломанные, такие же как Матвеич и Стэн. Всё лето они прожили в мёртвой деревеньке неподалёку, где парень выхаживал старика, угодившего в медвежий капкан. Ходил за водой, охотился в лесу, даже смог кое-что вырастить на убитой кислотными дождями почве. Оба решили, что зимовать лучше в городе, поэтому с началом осени перебрались в бывший районный центр. К зиме планировали добраться до областного, но приходилось сидеть на месте. Теперь уже старик выполнял роль сиделки, пока Стэна не отпускала непонятная лихорадка. В бреду он говорил что-то о гигантских крысах из подвала, и старый скептик ему почти верил – многое вокруг менялось на глазах, почему бы и крысам не вырасти с собаку?


Эпилог


Вторые похороны прошли быстрее, да и нести покойника было легче – от Стэна мало что осталось после пожара. Кто-то заявился в убежище, пока старик хоронил девушку, или парень сам запалил эту чёртову лампу – теперь уже не узнать. Матвеич, опираясь на лопату, молча смотрел на две свежие могилы посреди сосен. Слёзы давно высохли, оставив на чёрных от копоти щеках светлые дорожки.

Разбирая пепелище, он нашёл жестяную коробочку Стэна, в которой оказались оплавленная флешка, бесполезные документы, пара открыток и несколько фотографий. На одном фото были два рыбака – широко улыбающийся Стэн, совсем ещё мальчишка, и крепкий старик, похожий на него, держащий в руке две удочки, а другой обнимающий мальчика за плечи. Матвеич вдруг понял, что прозвище «дед», которым звал его Стэн, означало для парня «дедушка». Коробочка теперь покоилась в сосновом лесу вместе с последними надеждами старика на что-то хорошее.

С неба послышался нарастающий шум. Матвеич поднял глаза и увидел вертолёт, который разбрасывал над городом листовки. Пара из них прилетела прямо под ноги старику. С бумаги какой-то мультяшный дурачок, браво подмигивая, тянул вверх большой палец. Весь текст представлял собой череду штампов из серии «поднимем», «возродим», «вместе» и «надо постараться». Какие-то люди из-за океана убеждали, что они смогут заново отстроить цивилизацию, что «анархии и беззаконию – конец».

Матвеич был уверен, что «конец» уже давно наступил всему миру. Человечество, достигшее критической точки, должно было просто очистить планету каким-нибудь сверхмощным оружием. И это бы непременно произошло, однако ещё в прошлом веке лидеры государств договорились о полном отказе от ядерных программ...

Но, с бомбой или без, люди никогда не меняются. Цивилизация, как это бывало не раз, просто переварила саму себя и выплюнула под ноги природе, которая теперь потихоньку восстанавливалась от ран. Кровавые конфликты, делёжка территорий и ресурсов, загрязнение окружающей среды – всё это привело к полному хаосу, в котором теперь у Матвеича не осталось даже надежды.


/ноябрь 2018/


(Для конкурса "Воспоминания о будущем", раздел по вселенной Fallout, от сообщества Tesall)

Показать полностью
13

Предатель

1


БАХ!

Волна жара и обугленных щепок сбила Ра’Морда с лап и заставила позорно, совсем по-кошачьи взвизгнуть. Это орк, висевший на перилах со стрелой в голове, обломил гнилые деревяшки и всей своей тушей грохнулся в руну пламени на полу первого этажа. Когда в ушах перестало звенеть, каджит отряхнулся и продолжил обыскивать убитых разбойников.

– Эй, сюда! Мы тут, наверху!

Ра’Морда передёрнуло от очередного крика. Возможно, они звали наугад. А может, использовали Обнаружение Жизни. Хотя с этим заклинанием едва ли разбойники застали бы их врасплох. Пожалуй, стоило посмотреть на пленников, которые были обязаны каджиту освобождением.

В кладовой на втором этаже форта собралась пёстрая компания. У дальней стены на грязной соломе сидел тщедушный босмер. Он горько всхлипывал, бил себя кулачком по коленке и, в целом, выглядел невероятно жалко. Бурча и сквернословя, из угла в угол нервно ходила нордка в рваной фермерской одежде. Видимо, она была женой босмера, потому что иногда отпускала в его адрес особо грязное ругательство. Прямо напротив входа, у стола суетился серокожий красноглазый тип в фартуке кузнеца. Смешной колпак и завитая борода выдавали в нём большого поклонника двемеров. Он возился с непонятным механизмом, царапая руку о железяки и совсем не по-двемерски обзывая кого-то «н’вахом». На лавке посреди бочек и мешков пыталась медитировать старая каджитка. Ра’Морд двинулся было в её сторону, однако дорогу ему преградил дюжий редгард в широкополой шляпе, вооружённый арбалетом и традиционным кривым мечом. Темнокожий вояка изобразил самую искреннюю улыбку и рассыпался в благодарностях.

– Ты должен каджиту, – сухо оборвал Ра’Морд попытку навязать ему новых «самых верных друзей».

Мягко отодвинув предводителя неудачников, каджит подошёл к пожилой соотечественнице и заглянул в её мудрые ясные глаза. Их разговор на родном языке длился около часа. Из странных метафор и полунамёков Ра’Морд смог уяснить немногое. Кто заточил его в ледяную глыбу, кто и зачем растопил её спустя много лет, оставалось загадкой. Империя уже давно пребывала в руинах, но кто или что за это в ответе, ещё предстояло выяснить. Похоже, один из многочисленных отпрысков каджита смог уцелеть. С его поисков стоило начать новую жизнь в этом странном, разрушенном и чужом мире, больше похожем на планы Обливиона. На вопрос, откуда начинать поиски, старая провидица сказала что-то о больших изумрудах, попросила скумы и задремала.

Из задумчивости Ра’Морда вывел надоедливый сын пустыни. Он преданно заглядывал каджиту в глаза и просил о дальнейшей помощи «несчастным попавшим в беду поселенцам».


2


Вскарабкаться на крышу заброшенного храма Акатоша для каджита оказалось плёвым делом. Жаль было рисковать последней отмычкой ради прямого выхода из кладовой. С покосившегося шпиля Ра’Морд грациозно перепрыгнул на крышу форта. Глянув на люк, ведущий в кладовую, он довольно хмыкнул – железные петли покрывал едва заметный иней ледяной ловушки.

На крыше лежала мёртвая лошадь. В Скайриме это никого не удивило бы, учитывая способности нордских лошадей, с жеребячества приученных к бегу по пересечённой местности и скалолазанию. Но здесь…

У Ра’Морда вдруг неприятно сжалось в груди. А где это – «здесь»? Он только сейчас осознал, что после освобождения из ледяного плена был так ошеломлён изменившимся миром, что целый день бездумно ходил и осматривал руины поселения на берегу реки… И река, и посёлок потеряли свои имена под натиском эмоций или каких-то чар. А может, разум каджита повредился из-за долгого переохлаждения. И, кстати, насколько долгого? У смутно знакомой хижины он встретил механическое существо. Ра’Морд помнил, что видел подобные штуки когда-то давно, в странных руинах… Двемерских?.. Он помнил, что они агрессивны и, не дожидаясь нападения, швырнул тяжёлый булыжник. С анимункула слетела какая-то крышка, посыпались искры, он осел на землю грудой металлолома. Когда каджит подошёл, железяка проскрипела что-то удивительно дружелюбное, а потом свечение внутри механизма потухло. Возможно, стоило бы оставить эту штуку в рабочем состоянии и как следует расспросить. Ну ничего, теперь имелась старая прорицательница, и в следующий раз Ра’Морд обратится к ней с более осмысленными вопросами. Сейчас целью каджита был ещё один механизм, и он уже начинал чувствовать раздражение от такого количества механизмов в этом разрушенном мире.

Посреди крыши стоял двемерский центурион – огромный металлический воин, приводимый в движение механикой и магией, искусно сплетёнными воедино древним исчезнувшим народом. Махина не двигалась и не издавала звуков, но Ра’Морд предпочёл крадучись обойти её стороной. Если верить механику-данмеру, этим монстром можно управлять, каким-то образом оказавшись внутри. Разбойники, которых каджит перебил в старом форте, были крохотным отрядом охраны. Вот-вот должна была вернуться большая разбойничья армия вместе с главарём. И, похоже, уйти отсюда живыми можно было только заставив центуриона сражаться на своей стороне. Оставалось неясным, как это чудо инженерной мысли очутилось на крыше вместе с мёртвой лошадью.

Убедившись, что механический воин выключен, Ра’Морд осмотрел его со всех сторон. Единственным доступом внутрь без специальных инструментов была маленькая дверца на спине, за которой помещался тусклый тёмно-фиолетовый кристалл. Ра’Морд презрительно фыркнул:

– Каджит не механик, но каджит не глупец! Как можно оказаться внутри? Это ведь не повозка и не доспех! Пусть данмер поймает свою душу в камень, вот тогда каджит попробует…

За спиной послышался скрип открываемого люка. Кто-то завопил от боли, Ра’Морд почувствовал сильнейший ледяной удар в спину и, сбитый с ног, полетел вперёд, прямо на ржавого великана. Его последней мыслью было: «Всё-таки каджит глупец…»


3


– Или не глупец?..

Ра’Морд ощущал себя очень странно. Почти так же, как во время оттаивания из глыбы льда пару дней назад. Или прошла уже целая вечность, а мир снова изменился до неузнаваемости? Очень медленно и тягуче возвращались зрение и слух, но тела Ра’Морд по-прежнему не чувствовал. Первым делом, когда он сможет двигаться, каджит разорвёт когтями шею того, кто сунулся открывать защищённый магией люк!

ВЖУХ!

От неожиданности Ра’Морд чуть не подпрыгнул. Перед глазами мелькнула здоровенная жёлтая рука, стоило каджиту представить, как он царапает когтями. Вдруг он понял, что стоит на ногах, хотя не чувствует их. От страха и возбуждения его сердце должно было бешено заколотиться, а хвост жёсткой проволокой захлестать по бёдрам. Однако хвоста он не ощущал, а в груди, вместо привычной дроби, будто что-то завертелось с противным жужжанием. В пору было потерять сознание от безумной догадки, но мозги, как некий добротно смазанный механизм, продолжали исправно шевелиться. Онемевшее тело каким-то невероятным образом оказалось подвижным и послушным.

– Или не каджит…

Ра’Морд поднёс свои новые металлические руки к лицу, и долго пялился на них в немом оцепенении. Затем, шипя паровыми приводами, обернулся и посмотрел на лежащее у ног хвостатое безжизненное тело.

Компания пленников вздрогнула, услышав снаружи истошный вопль, словно искажённый металлическими трубами.

– Кошки что ли дерутся? – проворчала Марсильда, бинтуя обмороженную руку остроухому супругу, который выглядел теперь ещё более жалким.

Старая прорицательница грустно вздохнула:

– Или не кошки…


ЭПИЛОГ


Земля перестала дрожать, а поднятая пыль понемногу рассеивалась. Спрыгнув с крыши форта, центурион зашагал через разрушенный посёлок. Руины выглядели безжизненными, но тишину нарушали многочисленные шорохи, позвякивания и перешёптывания. Разбойники умели устраивать засады на караваны, но, впервые встретив такого грозного противника, чувствовали неуверенность и страх. Никто не решался напасть или убежать. Напряжение нарастало. Центурион, вопреки всем ожиданиям, заговорил.

С крыши форта темнокожий человек наблюдал, как из развалин трактира вышел могучий, хорошо экипированный орк. Вероятно, это был главарь разбойников. Он вразвалку подошёл к центуриону, поигрывая здоровенной секирой, явно маскируя страх под нарочитой бравадой. Они обменялись фразами, после чего железный великан махнул рукой на верхушку форта и показал разбойнику четыре пальца.

Редгард заскрипел зубами. Когда ухитрилась уйти старая глотательница скумы, и как об этом узнал оживший центурион, ему было неведомо. И почему он их бросил? Ведь так хорошо всё складывалось! Алик'рский воин в сердцах скомкал и швырнул с крыши использованный свиток Захвата Душ.

– Предатель! А ведь столько поселений нуждалось в твоей помощи!

К воротам форта короткими перебежками двинулся первый отряд разбойников. Немного поодаль центурион флегматично крутил в бараний рог выросшего словно из-под земли даэдрота.

Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!