Inshader

Inshader

пикабушник
Художник. www.inshader.ru
пол: мужской
поставил 89231 плюс и 20980 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
157К рейтинг 194 подписчика 21К комментариев 326 постов 51 в "горячем"
3 награды
номинант «Арт-пост года – 2018» 5 лет на Пикабу лучшее видео недели
1

Геральдический нашлемник

Увлекаюсь геральдикой. Даже пилил пост со своим собственным гербом, чем вызвал у непонятливых граждан недоумение, не смотря на мои разъяснения, что к аристократии это всё не имеет никакого отношения.


Теперь иной случай: на заказ нарисовал для одного подданного Британской Короны иллюстрацию, где отдельно изобразил нашлемник герба упомянутого гражданина. Рисовал в векторе (Adobe Illustrator), в гравюрном стиле.


В оригинале нашлемник выглядит так:

Геральдический нашлемник Герб, Геральдика, Иллюстрации, Гравюра, Бык, Длиннопост

(автор сего изображения мне неизвестен)


А вот моё творение (в трёх вариантах):

Геральдический нашлемник Герб, Геральдика, Иллюстрации, Гравюра, Бык, Длиннопост
Геральдический нашлемник Герб, Геральдика, Иллюстрации, Гравюра, Бык, Длиннопост
Геральдический нашлемник Герб, Геральдика, Иллюстрации, Гравюра, Бык, Длиннопост

Прошу пошлые комментарии оставлять при себе, ибо иногда раковина — это всего лишь раковина. Заранее спасибо.


Спасибо за внимание!

Показать полностью 3
-13

Облачное впечатление

Это самое величественное, что может существовать в этом мире! Под бесконечным лазурным куполом проплывают грандиозные необъятные сооружения из самого элементарного и повсеместного вещества на планете! Все эти пышные и невесомые кроны, слепящие своей белизной крутые склоны, вздымающиеся подобия башен мироздания, дворцы с безумной экспрессионистской архитектурой — всего лишь парящие бисеринки воды.


Морозные высоты и зазубренные ветра придают неосязаемым клубам причудливые формы, а вздымаемая пыль и изумительные закаты окрашивают всё это великолепие в не повторяющиеся оттенки. Даже осознавая реальные условия существования этой красоты, хочется верить в мягкость, плотность и уют скоплений кучевых облаков. Мечта детства — пройтись по белоснежному облачному ковру, меж невероятных небесных композиций и уснуть тут же, утонув в тёплых ватных стогах.


Пока что я гуляю по широкой светлой террасе на краю склона. За длинными крашенными перилами открывается синий вид на холмы и необъятное солнечное небо с колоссальными чистыми монументами. Тепло, ветрено и почти безлюдно. Наедине с собой восхищаюсь вечно меняющимся образам пухлых глыб.


Да, я видел это всё вблизи. Сквозь иллюминатор самолёта невероятные пейзажи превращались в скучный серый туман. Но всё ж ничто никогда не отнимет у меня этот яркий восторг!


— Нравится? — внезапно раздалось за моей спиной. Молодой человек с располагающей внешностью и проницательными мудрыми глазами приветливо улыбался. Он тут же добавил с нескрываемой гордостью, — Лучшее моё творение!


Меньше всего хотелось, чтобы это откровение оказалось фантазией сумасшедшего.


Дружелюбный незнакомец развернулся и беззаботной прогулочной походкой направился прочь, вдоль террасы. Странное дело, неведомая сила не позволяла мне не проронить ни слова, сдерживая весь мой поток закономерных вопросов.


«Может первый грех не такой уж и смертный?» — внезапно мелькнула крамольная мысль, глядя на самодовольного демиурга.


Создатель, не оборачиваясь и не сбавляя лёгкого шага, поднял вверх правую руку и потряс издалека указательным пальцем.

-18

Случайное рандеву

Скрипичные ноты весело оглушают светский раут, споря с флейтами. Белые свечи роняют на позолоту горячие слёзы. Благородные кавалеры в поклонах стряхивают пудру с париков. Не менее благородные дамы шуршат кринолином и непристойными сплетнями. Пожилые вельможи цокают языками и поглаживают тяжёлые трости. Во дворцовых залах душно от страсти и аромата жасмина.


Он — статный коммандер в алом парадном кителе. Она — нежная незнакомка в розовом, неумело скрывающая порочный взгляд.


Сдержанный танец в буре кружев и смеха слил их дыханья. Затем они покинули этот праздник высокомерия и реверансов, чтобы уединиться в собственном танце случайной страсти. Стыдливое утро застало моряка в неглиже и удовлетворённом одиночестве.


-


Громы и молнии сотрясают артиллеристскую бронзу. Солёные палубные щепки косят горячие тела. Уже давно гневная команда «На абордаж!» утонула в танце битвы.


Он несётся сквозь звон стали к чужой капитанской каюте, даже не пытаясь смахнуть кровавое запёкшееся знамя с щеки. Кремень резво выбивает острую искру пистоля, разя отважного боцмана у дубовых дверей. В полумраке каюты он не видит ничего, кроме испуганных глаз, некогда наполненных розовой порочностью. Три безумных года изменили всё, оставив нетронутой ту жасминовую ночь. Вот она — достойная награда за риск для отчаянного моряка!


Она узнала его, и на мгновение её взгляд озарился горячей страстью, но внезапно тут же похолодел, как ствол заряженного пистоля в женских руках. Искра, выстрел! Коммандер Королевского флота рухнул, поверженный коварной пиратской капитаншей.

1

Удар

Бордовые капли оросили рукав мужской рубашки. Разбитый нос уже не болел, но Ей всё ещё было нестерпимо обидно. Удар получился внезапным, как фейерверк. Она даже не пискнула. Длинные ресницы слиплись от тёплых слёз. Сквозь горькую пелену Она посмотрела в Его холодные серые глаза и пальцами зажала свои ноздри, стараясь остановить густую кровь. Это предсказуемо не помогло, и женщина запрокинула голову назад.


Он всё также, с лёгкой лукавой надменностью, оперевшись о выгоревшую стену, созерцал Её беспомощность.


— Сама виновата, — покорно пролепетала Она, наконец поднимаясь с прохладного паркета, — Дура.


В Его взгляде угадывалась согласие с этим утверждением.


— Сама ж вешала. Надо было взять крепёж потолще, — продолжала упрекать себя женщина, поднимая рухнувший портрет сероглазого мужчины надменной красоты.


Кровь уже унялась.

Отличная работа, все прочитано!