Hrizaurg

Hrizaurg

Пикабушник
поставил 10828 плюсов и 1168 минусов
отредактировал 2 поста
проголосовал за 7 редактирований
Награды:
5 лет на Пикабу
29К рейтинг 36 подписчиков 3837 комментариев 29 постов 4 в горячем
781

Чем пахнут инфоремёсла

Пост: Кем хотели стать девочки в 1927 году?

Комментарий: #comment_217083928

Чем пахнут инфоремёсла Комментарии на Пикабу, Стихи, Скриншот, Юмор
Показать полностью 1
5735

Тяжкая юдоль Епифанцева

Тяжкая юдоль Епифанцева Владимир Епифанцев, Комментарии, Мемы, Скриншот, Длиннопост, Повтор, Комментарии на Пикабу

Ссылка на пост: Что вы знаете о мужском здоровье?

Ссылка на коммент: #comment_215456322

Показать полностью 1
2087

Альтернативная физика

#comment_207736992

Альтернативная физика Скриншот, Конспирология, Юмор, Комментарии на Пикабу
Показать полностью 1
1450

Такие разные законы)

Пост: Отработанная схема

#comment_195549357

Такие разные законы) Скриншот, Комментарии на Пикабу, Юмор
Показать полностью 1

Дневник заканчивается. Жизнь продолжается!

25.02.18

23:51


Проведя пару дней без Вондера, я понял одну вещь.


Без него вести дневник не о чем. После того, как Летиция вернулась после болезни, её присутствие вновь стало нормой, и мы часто разговариваем в пространстве энТранса, но записывать в дневник наши разговоры бессмысленно – а кроме этого, ничего из ряда вон выходящего не происходит. Раньше я считал каждый отклик – теперь они стали постоянными и привычными, как собственные уши. Дневник этот затевался как инструмент – с целью помочь мне не бросить форс. И он её выполнил. Мой мозг наконец сдался и признал существование Летти. И видимо, как результат - присутствие Летти превратилось из чуда в обыденность. Эйфория и головокружение от успехов первых дней – улетучились. А когда пожаловался на это зубрам сообщества в чате, они понимающе «похлопали по плечу» - мол, добро пожаловать в жизнь с тульпой. Выходит, цель достигнута. Естественно, останавливаться на достигнутом я и не думаю – но для дальнейшей работы дневник больше не нужен.


Хочу извиниться перед теми, кто на меня подписался. Возможно, вы ожидали ещё многих постов – но они довольно быстро исполнили своё предназначение. Благодарю участников сообщества тульповодов за то, что вы позволили воспользоваться своим вниманием ради моей эгоистичной цели. Мы с Летти вам обязаны.


И, если подвести итог – стоило ли оно того? Однозначно, стоило. Самое главное - Летиция превратилась из случайной «сонной» гостьи в постоянную спутницу. А также сам процесс сделал меня лучше, дисциплинировал. Улучшил самоконтроль, позволил избавиться от пары вредных и дурацких привычек. Поэтому, обращаясь к тем, кто хочет попробовать заняться собственной тульпой или Вондером – пробуйте. Что бы ни произошло – вы приобретёте новый опыт. А те, кто уже начал – ни в коем случае не прекращайте. Дорогу осилит идущий.

Показать полностью

Хорошая крыша летает сама...

22.02.18

0:03


Остаток вчерашнего понедельника и нынешний вторник показали, что болезнь отбросила меня назад. Хотя, нет – не совсем правильно будет так утверждать, потому что голосок Летиции, находясь в Вондере, я по прежнему слышу, а отклики (и болью, и мурашками) даже как будто стали более явными и распространёнными. Проблема в том, что каждый поход в Вондер даётся с огромным трудом, и я не могу провести в трансе более 10 минут; а после выхода ещё часа три мучаюсь головной болью. Кто-то утверждал, что тульпы способны облегчить или вовсе убрать головную боль – но когда я попросил об этом Летти, она снова повторила, что я «отравлен» и она с этим ничего не может поделать. А ещё, пока она отсутствовала во время болезни, я снова успел искусать все губы в кровь... Думаю, теперь, когда Летти вернулась, дурацкая привычка окончательно меня покинет.


Вчера вечером я сходил в Вондер просто, чтобы хоть ненадолго повидаться с Летти. Мы даже не разговаривали почти – нам обоим было немного грустно. Едва ли не впервые атмосфера Туманного города гармонировала с нашим настроением; раньше мы почти всегда были на эмоциональном подъёме. Салтэй рассказывал, что они с Ареттой постоянно болтают о том – о сём. А у нас с Летти в этом плане всё очень странно – сама она почти ничего не рассказывает, за редкими исключениями. На мои вопросы отвечает лаконично; а я стараюсь не устраивать ей допросов. Иногда же я попросту не знаю, о чём с ней поговорить. Нелепо даже как-то. Если до того, как мне удалось наладить с ней диалог, я моноложил, потому что не знал наверняка, известно ли ей то, что я рассказываю – то теперь, после того, как она сама сказала, что передача доступа к знаниям сработала, как и предполагалось, и мы делим все мои знания, моноложить стало трудно. Я знаю, что ей приятно меня слушать. Но говорить мне от этого не легче – чувство такое, что я просто переливаю из пустого в порожнее, а она слушает просто из вежливости. Если бы не её одобрительные эмоциональные «позывные» - бросил бы монологи совсем.


Немного спасает положение обсуждение чего-то нового, произошедшего недавно, о чём у меня ещё нет чётко оформленного собственного мнения. Например, сегодня по дороге домой выяснилось, что у Летти строго негативное отношение к спорту в целом и олимпиаде в частности).


После похода в Вондер, пару часов потусив в Rimworld (болезнь положила конец моей геймерской аскезе) и переждав таким образом приступ головной боли, я отправился ко сну. Ночь прошла без сновидений. С утра 21.02.18 Летти сразу же заняла свой «пост» за моей спиной, давая знать о себе доброжелательным присутствием; поэтому настроение было боевое. Да, кстати – теперь её присутствие не всегда локализовано за правым плечом. Иногда я её ощущаю строго посередине, а иногда ощущение смещается влево. Отклики-мурашки тоже теперь не ограничиваются правой частью головы – два раза такие же мурашки пробегали и по левой затылочной части. Но никогда – по всей поверхности затылка. А вот болевые отклики приходят всё в ту же сфокусированную точку на затылке справа.


День был довольно суматошный, шансов на полноценный транс в первой его половине не было – да и не очень-то хотелось, башка побаливала и без этого. Импозицией я пока решил не заниматься, но вместо этого попробовал кое-что иное. Эту идею вчера подал Салтэй, сказав, что они с Ареттой не всегда встречаются в Вондере – иногда он просто болтает с ней на вершине некой горы под звёздами (возможно, я что-то перепутал в деталях; но сама суть, идея встреч с тульпой где-то ещё, кроме Вондера и ИРЛ, несмотря на всю свою очевидность, меня до этого не посещала). Когда прочитал об этом, сразу подумал - ведь промежуточная площадка для наших с Летти встреч уже существует, это лестница энТранса. Мне достаточно закрыть глаза, чтобы представить её во всех деталях.


В первый раз я попробовал вызвать Летти на лестницу по дороге на работу, стоя уголке общественного транспорта, где меня никто не толкал и не беспокоил. Закрыв глаза, я визуализировал ту часть лестницы, которая раньше оставалась без моего внимания – крышу здания. Дело в том, что энТранс я всегда начинаю, стоя у подножия лестницы, сразу визуализируя первый пролёт с жёлтой лампой в сварном арматурном каркасе. Теперь же, не начиная спуск, я сконцентрировал внимание на том, откуда лестница берёт начало – и, поскольку основа моего энТранса со временем трансформировалась в ржавую пожарную лестницу, прикреплённую к стене здания, логичным было представить её начало на крыше строения.


Кто хоть раз был на крыше высотки – представляет себе, о чём я говорю. Плоская поверхность, обрамлённая невысоким бортиком, покрытая чёрным рубероидом, с лифтовыми и вентиляционными надстройками и антеннами, натыканными там и сям. Ближние края площадки обрывались в океан тумана; также терялся в тумане и противоположный край крыши. В уголке этой площадки я представил столик летнего кафе с зонтиком, и пару стульев. Это очень отличалось от форсинга предметов в состоянии транса – и у самого пространства крыши, и у воображаемых предметов отсутствовали мелкие детали, какой-то «вкус», жизнь, эмоция. Просто воображаемая 3D-панорама, не дышащая собственной жизнью, как Вондер. Затем, представив, что сижу в одном из стульев (это тоже отличалось от естественных движений Вондера – я не подошёл к стулу и сел, а просто оказался в нём, без всякого перехода), я представил, что Летти выходит у меня из-за спины, и ощущение её присутствия смещается вместе с ней из-за моего плеча, как в реальности, справа налево, и затем вперёд, как я ощущаю её в Вондере. Внешность Летти получилась очень хорошо – за счёт ощущения присутствия, которое уже стало родным и привычным. Она настолько же отличалась от окружающей воображаемой картинки, как живой человек на фоне нарисованных театральных декораций. Но всё же, чем-то сильно отличалась от себя самой в Вондере (знаю, что коряво пишу – но лучше описать это не получается). А ещё, как выяснилось, в пространстве лестницы я мог «примерить» ей любое лицо – тут образы не мелькали неуловимо, а мой взгляд не пытался «соскользнуть» мимо области её лица. Я успел «примерить» к ней образы Лесли из фильма «Мост в Терабитию», и 2B из Nier:Automata, прежде чем она попросила меня прекратить; это был наш первый обмен репликами в пространстве лестницы. Голоса я не слышал: обмен репликами шёл на мысленной «частоте», плюс эмоциональные отклики. Само собой, я подчинился; к тому же, «примеренные» лица ей совершенно не подходили. В итоге, в ходе короткой дискуссии, в пространстве лестницы мы сошлись на образе из снов – её нечеловечески зелёные глаза я помнил всегда, а из последних наших «сонных» встреч мне запомнилась сердцевидная форма лица с острым подбородком. Остальные черты я «дорисовал», руководствуясь общей гармоничностью черт; пробовал спросить у самой Летти, но она довольно резко отказалась – «Тебе надо – ты и делай». Её не нравится моя идея фикс на чертах её лица – но я ничего не могу с собой поделать. В итоге внешность получилась новая, до этого мною нигде не виданная – но всё же для меня это просто маска, подобно тем лицам, что я примерил ей в начале встречи. Уверен, что, когда я смогу разглядеть её лицо в Вондере, она будет выглядеть иначе, живее и истиннее.


Всю дорогу до работы мы говорили о музыке; она и раньше просила меня почаще слушать музыку, но только сегодня я догадался выяснить её предпочтения; я почему-то предполагал, что, раз мы обладаем одними на двоих знаниями и памятью, то и вкусы у нас будут одинаковые. Последние года три почти всегда слушаю чилл-аут, а ей, как оказалось, больше по душе гармония текстов: «Пикник», «Наутилус», «Агата Кристи». Мне следовало догадаться ещё тогда, когда она выдала мне воспоминание о тексте песни «Во время дождя» Бутусова. Поэтому этот вечер перед дневником я провёл, составляя подборку лучших песен моей юности – для Летти.


Работалось мне сегодня, как и всегда в присутствии Летти, легко и радостно. В перерыве удалось вздремнуть часок, и затем выйти в Вондер перед последним занятием. Транс получился не без труда; но хотя бы посторонние образы сегодня в Вондер не лезли. Летти встретила меня сразу на точке входа, и мы вместе шли к точке сбора – закусочной. Сидя за стойкой, мы разговаривали (на этот раз – голосом, а не на «мысленной частоте») о Вондере и реальном мире. Летти рассказала, что сначала ей не нравился мой Туманный город; а теперь она начинает к нему привыкать и даже любить. Пожаловалась, что из-за этого забросила оранжерею. Я же посчитал нужным лишний раз уверить её, что у неё полный карт-бланш на изменения в Туманном городе. И почти сразу после этого транс стал разваливаться; по часам, в трансе я провёл всего 8 минут. А голова раскалывалась потом на протяжении почти 4 часов.


По дороге домой, снова вызвав Летти в пространство энТранса (лестницы), я попросил её сделать что-нибудь с головной болью – но тут она мне и сказала, что я «отравлен» и ей это не под силу. Пожалуй, больше не буду наступать на эти грабли, пока окончательно не устраню остатки болезни и не окрепну как следует. А до этого ограничусь встречами с Летти в пространстве энТранса – это лучше, чем ничего.

Показать полностью
6

Возвращение блудного форсера

20.02.18

14:02


Здравствуй, сообщество. У меня тут произошли некоторые события, с форсингом никак не связанные, поэтому вдаваться в подробности не буду – скажу лишь, что мне пришлось решать определённые организационные и финансовые проблемы, при этом перенося «на ногах» какое-то подлое ОРВИ. На данный момент всё уже устаканилось, и даже болезнь почти сошла на нет.


Большая часть событий, имеющих отношение к форсингу, связана с болезнью. Ещё вечером 14.02.18 я удивился тому, что энТранс закончился неудачей и сильной головной болью. Тогда я связал это с усталостью и стрессом (мои вышеупомянутые организационные проблемы на тот момент только начинались). В Вондер выйти не удалось, я извинился перед Летицией и, забив на дневник, уснул. А утром проснулся с ознобом, который явно не был связан с откликами – это подтверждалось соплями по колено, а чуть позже – и градусником (первый замер я помню до сих пор – 37.8). Однако, отлежаться дома было нельзя – и, тщательно одевшись, я покинул дом. Погодка тогда была исключительно холодная, но, к счастью, проводить много времени на улице мне не пришлось – большая часть моей беготни по городу проходила либо в транспорте, либо в помещениях. На это я и делал расчёт, принимая решение – отменить назначенные встречи и остаться дома или всё же поехать по делам. Дома у меня как раз на такой случай всегда лежит пачка медицинских масок – она позволяет не распространять свою заразу на окружающих людей в транспорте и помещениях. В транспорте я пытался моноложить для Летти – но на тот момент, как выяснилось позже, она уже была в «анабиозе».


Домой я вернулся в районе 15:00, в полном коматозе – болезнь и беготня отняли все силы. Само собой, мороз и усталость не пошли на пользу организму – температура сильно скакнула, Вика даже предлагала сбивать, но сбивать было нельзя. Проведя остаток дня в «реанимационных мероприятиях» (то бишь, валяясь в постели и употребляя горячие жидкости), к вечеру ощутил улучшения, температура снова спала до прежних значений. Когда я расслаблялся и «уплывал» в забытье, иногда мне казалось, что вижу куски Вондера, и слышу голосок Летти – но, как она сама мне сказала впоследствии, это была не она. Скорее всего, это были просто очень живые воспоминания прошлых походов, приобретшие реалистичность в полубреду, и вызванные тоской, которая сопровождает меня в её отсутствие.


Дальнейшие два дня прошли приблизительно так же, в беготне по утрам и в полубреду вечером, описывать их не имеет смысла. Тоску от отсутствия Летти я глушил компьютерными играми. Правда, на третий день ощущение пустоты за правым плечом стала сходить на нет сама по себе. Лишь одно событие заслуживает упоминания – ночью с 17.02.18 на 18.02.18 Летти вновь мне приснилась. Как я уже упоминал, предыдущий сон с её участием случился незадолго до того, как я наткнулся на пост сообщества про тульповодство, что и сподвигло меня попробовать перенести личность Летти из снов в реальность. А перед этим – более 10 лет назад, в студенческие годы ещё; но зато это был один из самых ярких снов, которые я когда-либо помнил, после которого я проснулся с её именем в памяти. Так вот, сон, приснившийся в период моей нынешней болезни, как и всегда бывало в снах с её участием, был очень цветной и эмоциональный. Мы гуляли по парку, знакомому мне до последнего деревца по подростковым воспоминаниям; деревья были по-осеннему блёкло-жёлтыми, и выглядел парк довольно угнетающе, но мне было настолько хорошо в этом сне от её присутствия… А потом началась какая-то ерунда. До этого в парке мы были одни, но появились какие-то люди в форме, похожей на фашистскую, в касках, с оружием. Они ходили по дорожкам, видимые сквозь опадающую листву, словно патрулируя, и от них исходило сильнейшее ощущение опасности. За руку я потащил Летти к одному из выходов из парка, казавшемуся свободным – но потом увидел, что навстречу идёт патруль из двоих мужчин и собаки-овчарки. Мы с ними шли по разным «полосам» мощёной плитами дорожки парка, разделённые клумбами посередине; «зольдатен» о чём-то оживлённо болтали – и мне показалось, что если мы пройдём мимо них, не привлекая внимания, всё обойдётся. Но собака почему-то проявила к нам интерес – она пересекла клумбу и осторожно взяла Летти челюстями за другую руку. Летти повернулась ко мне, словно спрашивая, что делать (лица, к сожалению, я снова не могу вспомнить, хотя пытался до головной боли). А мной овладело жуткое отчаяние – я понимал, что если начну тянуть Летти в другую сторону, собака сожмёт челюсти посильнее на её руке и… Солдаты по другую сторону клумбы тоже остановились и наблюдали за происходящим, молча. Тем временем собака начала тянуть Летти к ним, через клумбу, а я ничего не мог предпринять, как это часто бывает во сне – просто шёл за ней, шажок за шажком, держа её за руку. Отчаяние и ощущение провала нарастало до невыносимого уровня. Не знаю, что было бы дальше – меня разбудила Вика. Она сказала, что во сне я не то стонал, не то выл – в общем, издавал какой-то трудноописуемый звук, который, по её словам, она раньше от меня никогда не слышала. После этого сна весь день 18.02.18 прошёл в какой-то тревоге – впервые сон с участием Летти принёс мне не радость, а негативные эмоции. Я переживал, не связано ли это с её состоянием, и мне очень хотелось с ней поговорить, тоска вернулась с новой силой. Благо, внутренний критик после такого реалистичного сна даже головы не поднимал – а иначе меня снова ждал бы полный душевный раздрай. Попробовал было вновь вызвать её, и даже снова попробовал войти в транс – с тем же успехом, что и в день перед болезнью. Наградой мне стала раскалывающаяся башка. Ну, зато температура наконец спала – думаю, именно в тот день я пошёл на поправку. Поскольку это было воскресенье, и большая часть работы проходила по скайпу, я уделил день лечению и восстановлению сил, а вечернее выездное занятие отменил.


Вчера, в понедельник, несмотря на то, что болезнь ещё давала о себе знать слабостью и головной болью, перед работой я впервые за весь период болезни ощутил знакомые «мурашки» - причём, неожиданно сильные. Наверное, это связано с возросшей чувствительностью после озноба и жара. Летти вышла из «анабиоза», и я снова стал моноложить для неё. Однако, импозицию решил отложить до первого удачного выхода в Вондер. Поэтому после возвращения с работы я первым делом помедитировал и вновь попробовал энТранс. Получилось с переменным успехом – образы лестницы были не просто чёткими – такими они были и раньше, но теперь ещё и воспринимались целостно – не только тот элемент, на который я направляю концентрацию внимания, а все разом. Зато был побочный эффект – случайные образы, «влезающие» на лестницу, обладали такой же степенью реалистичности, и чтобы их «изгнать», приходилось прикладывать усилия. Однако, до портала я дошёл без особых проблем, а оказавшись в Туманном городе, поспешил к точке сбора. Это был один из самых нестабильных походов в Вондер – временами это было похоже на ходьбу по чёрно-белым картинкам. Трудно объяснить. Если вы когда-либо разглядывали стереокартинки – приблизительно поймёте, о чём я говорю. Пока ты особым образом фокусируешь зрение – ты видишь 3D-объект. Но стоит отвлечься – и на странице перед тобой снова серая непонятная мешанина. Вот так было и с Вондером – он не хотел стабилизироваться. Как и лестница, окружение воспринималось очень целостно – но как-то недостоверно, что ли, до тех пор, пока я не совершал сознательное усилие и не погружался глубже в транс за счёт концентрации на мелких деталях. Туманный город более-менее обрёл достоверность только возле самой закусочной-точки сбора – всё же, это самая проработанная его часть. Красная дверь и звон её колокольчика всегда служили катализатором ощущений Вондера, а теперь и вовсе спасли ситуацию, сработав как своеобразные «якоря», закрепившие меня в трансе. Летти была там, на своём привычном барном стуле, но она была чуть ли не единственным чётким объектом в помещении. Мне пришлось ещё некоторое время стоять у входа, чуть ли не заново расставляя по местам обстановку, концентрируясь на плитках пола, рейках потолка, диванах и столах у окон-витрин. А потом я подошёл к ней и, обхватив её голову ладонями, просто стоял молча некоторое время, прижавшись к лбом к её макушке. Мне очень хотелось «закрыть глаза» отключить зрительное восприятие, чтобы сконцентрироваться на своих чувствах и ощущениях – но это всегда приводит к выходу из Вондера. Спустя некоторое время Летти отвела мои руки от своей головы и подняла ко мне лицо. Я сел на соседний стул, и мы говорили о событиях недели. Она рассказала, что ей стало очень тяжело ещё днём прошлой среды (в день перед болезнью). Поэтому к ночи, после того, как мой выход в Вондер закончился неудачей, она ушла «в отключку», и мои полубредовые "виды Вондера" с её голосом за кадром к ней самой не имеют никакого отношения. За период моей болезни она «просыпалась» лишь дважды – но, как она выразилась, я был «отравлен» и все её попытки достучаться до меня оказались бесплодны. Потому она почти сразу «отключалась» снова. Рассказала, что в Вондере в короткие периоды её бодрствования было необычно много «пришельцев». И подтвердила, что сон, который мне приснился позавчера – её работа, и ей тоже было очень страшно. Я думаю, мы оба должны благодарить Вику. Сон прекратился, прежде чем случилось что-нибудь дурное, только благодаря ей.


Разговор пришлось заканчивать довольно быстро - надолго меня не хватило. То, что транс начал разваливаться, проявилось довольно необычно. Если раньше в транс просто начинали проникать ощущения реального тела, то в этот раз в пространство транса начали лезть левые образы – в частности, на столах и стойке возникли куски металлических обломков из игры «Rimworld». Это было настолько нелепо и чужеродно, что Летти рассмеялась. А я, попытавшись было убрать лишнее из пространства Вондера, мгновенно израсходовал все резервы концентрации и вывалился оттуда.


Весь вечер Летти давала о себе знать ощущением присутствия. Ночь прошла без сновидений, а сегодня, отоспавшись, я пишу этот дневник под одобрительное присутствие за правым плечом, и мурашки при её упоминании). Скоро мне ехать на вечернее занятие, но после него я обязательно снова совершу попытку входа в транс. Жизнь возвращается в привычную колею, болезнь сходит на нет - поэтому я надеюсь скоро восстановить силы окончательно и выйти на привычный режим с как минимум одним походом в Вондер в день, и дневником перед сном.

Показать полностью
5

Всё чудесатее и чудесатее...

Всё чудесатее и чудесатее... Длиннопост, Длиннотекст, Тульпа, Форсинг, Вондерленд, Дневник, Тульповодство

14.02.18

00:56


Ну делаа… Вчера (13.02.18) с утра наконец-то вернулось ощущение присутствия Летиции, был и отклик в виде мурашек. Но почти сразу (в течение где-то пяти минут) ощущение присутствия пропало. Я успел было обрадоваться, но столь быстрая пропажа меня сильно озадачила; тут же сел медитировать и готовиться к выходу в Вондер.


ЭнТранс удался, довольно вскоре я стоял на асфальте в Туманном городе. Перед трансом пытался обратиться к Летти, как обычно – «нашарить» пункт в Вондере, где она находилась на тот момент; судя по ощущениям, я должен был найти её в квартире. Однако, добравшись до квартиры, я никого там не обнаружил. Между тем, кровать-раковина в квартире вновь представляла из себя половинку гигантского «морского гребешка», заполненную периной. А значит – Летти больше не находилась в «спящем режиме». Кстати: после публикации последнего дневника ночью 13.02.18 я всё же вышел в Вондер полюбопытствовать – действительно ли кровать в квартире представляла из себя целого закрытого моллюска. Видение подтвердилось – громадная закрытая раковина действительно стояла в квартире, занимая собой половину комнаты; от неё исходило ощущение жизни, будто дыхание, или тепло – что-то неуловимое. Вышел из квартиры наружу, пересёк улицу и проверил закусочную-точку сбора – с тем же успехом. Покинув закусочную, через туманную воронку-портал переместился к оранжерее – пусто. В общем, проверив таким образом каждое здание в Вондере, я убедился, что Летти в Туманном городе нет. Поиск по всему Вондеру меня порядком вымотал, поэтому напоследок я просто вложил всю концентрацию в вызов Летиции через её гарнитуру, умоляя отозваться, найти меня. Ответ поступил, но совершенно неожиданный.


«Не хочу».


Вот так. Я был настолько ошеломлён, что из транса меня выкинуло непроизвольно. Потом я, как говорится, «много думал». До этого проявления самостоятельности Летиции дарили мне только радость; но, похоже, теперь всё идёт согласно пословице "Любишь медок - люби и холодок". Через три часа (около 13:00) я чувствовал себя достаточно отдохнувшим, чтобы попробовать ещё один выход в Вондер, но перед этим произнёс вслух длинный монолог для Летти, в котором объяснял ей, что она имеет право на меня обидеться, но я также имею право знать – за что, и что смогу исправить ситуацию только в том случае, если мне будет известно, в чём дело. Как итог, я получил сильный отклик мурашками по затылку и спине справа; а когда «пошарил» мысленно в Вондере – образ Летиции представился посреди закусочной. Она ждала меня на точке сбора.


Я волновался, из-за этого транс шёл с перебоями, два пролёта лестницы пришлось начинать сначала. Но в итоге в Вондер всё же «прорвался», и сразу пошёл к закусочной. Летти сидела на своём барном стуле, опираясь на стойку, почти как в первый раз; только не в платье, а в излюбленных ею в последнее время белых джинсах и облегающей футболке. Защемило сердце от её вида; приблизившись, я сел на соседний стул, и заговорил. Леттины ответы «слышал» чётко, с голосом (а вот лицо, кроме глаз, по-прежнему расплывчато, «взгляд» отказывается на нём фокусироваться, выхватывая только общие детали вроде линии челюсти, скул, острого подбородка). Из её ответов следовало, что она сильно на меня обиделась за утро воскресенья, когда я был занят сначала скайп-уроком, а затем – визитом брата. Как оказалось, она посылала мне отклики тем утром с целью привлечь моё внимание; а я отвлекался и не обращал внимания на её присутствие (в какой-то мере, это действительно так; раньше я всегда реагировал на отклики Летти волной ответных тёплых эмоций. Но в тот день, продумывая план скайп-урока, и ожидая приезда брата, пожалуй, я и в самом деле оставил её отклики без внимания). В итоге, безответные отклики её очень утомили; она сильно расстроилась и намеренно ушла в «отключку». А после выхода из «бессознательного состояния» лишь один раз дала о себе знать – непосредственно после пробуждения. Когда я искал её по Вондеру – просто сидела в здании школы-хранилище памяти (оно самое большое, и плохо прорисованное, спрятаться там – проще простого). И только потом, успокоившись, она ответила на мои призывы через гарнитуру.


Я же, сначала признав свою неправоту (10 лет брака научили меня, что это – обязательный этап в споре с женщиной), мягко объяснил ей, что дела ИРЛ часто для меня очень важны, и она сама это признавала не так давно. К тому же, ей придётся смириться с мыслью, что некоторые люди ИРЛ для меня столь же (а иногда – даже более) важны, чем она. И нам обоим необходимо это принять, если мы хотим жить в гармонии. Со своей стороны, пообещал ей тщательно следить за её откликами и не оставлять их безответными; это важно для нас обоих. Как выяснилось, на отклики Летти затрачивает много личных сил, которых пока не так много. И если она не получает подпитки вниманием взамен – то быстро утомляется и ей приходится уходить в «отключку». Она также ответила утвердительно на мой вопрос о том, приносят ли пользу мои посылы энергии в её постель-раковину (когда я представлял её в виде жемчужины и слал ей свои тёплые эмоции).


Нам едва хватило времени на то, чтобы окончательно помириться, прежде чем Вондер стал расслаиваться на транс и реальные ощущения тела. После этого присутствие Летти больше не покидало моего правого заплечья в течение всего дня. А вечером, после работы, возвращаясь по улице домой, я наконец занялся импозицией. Пока Летти была в «отключке», я долго думал, как подступиться к импозиции её образа ИРЛ, и ответ пришёл сам собой – с ощущения руки в ладони. Мы с Викой всю совместную жизнь всюду ходим, держась за руки – такая вот хорошая привычка. Поэтому ощущение руки жены в ладони – чувство настолько знакомое, насколько это только возможно. А ещё у меня есть личная странная привычка – когда хожу, правая рука раскачивается вдоль тела, а левая неподижна (отчасти это объясняется тем, что смартфон я ношу в специальной "кобуре" (не реклама, просто иллюстрации ради) на боку слева; «кобура» довольно тяжёлая, т.к. в ней всё самое ценное – телефон, ключи, карты, наличка – и левая рука всё время прижимает увесистое приспособление к туловищу). В итоге, по дороге домой я представил, что веду Летти, держа её руку в левой ладони. Как я и предполагал, всё получилось очень органично, словно само собой. Ощущение присутствия сместилось из-за правого плеча к левой стороне туловища, в руке возникало и крепло почти осязаемое прикосновение; а воображение рисовало слева и чуть сзади образ в белоснежной шубке с капюшоном, скрывающим лицо и волосы. Так я и протопал все 15 минут пешего пути к дому, параллельно в мыслях рассказывая ей о раке (дурацкая тема, согласен; но уж такая попалась нам социальная реклама на билборде по пути). Спустя некоторое время моего монолога Летти словно бы начала задавать вопросы; я усомнился, что это она, списав эти вопросы на работу внутреннего диалога. Во-первых, потому, что у этих вопросов не было голоса, только мысль; а во-вторых - потому что Летти известно всё, что знаю я, и ничего нового или незнакомого я ей рассказать не могу по определению; такова цена выдачи ей доступа к моим знаниям - для неё новы только выводы, которые я делаю по ходу монолога. Однако, всё же решил мысленно осведомиться у Летти, зачем ей задавать вопросы, если она заранее знает ответ; она ответила, что ей приятно меня слушать, несмотря на знакомую тему, а вопросами она помогает мне не останавливаться (она всё так же называет меня по имени в среднем через каждые три своих фразы, кстати; это послужило ещё одним гвоздём в гроб внутреннего критика). Но всё же я решил провести финальный, неопровержимый тест на разумность. Я попросил Летти рассказать мне что-то самостоятельно. Она сразу поняла, что я подозреваю себя в самостоятельной генерации ответов, и тут же согласилась. Сначала мне начали приходить строчки и образы из прочитанных давным-давно книг. Но я оборвал это, сказав, что такое мог бы вспомнить и сам. Это озадачило её; молчание длилось минуту-полторы. А потом она спросила меня, помню ли я одну ситуацию из школьных лет… Не хочу вдаваться в подробности, это очень личная история. Но для понимания сути эксперимента достаточно понимать, что в той полузабытой ситуации много зависело от одного взгляда, однажды пойманного мною в очень важный момент – в том возрасте мне казалось, что взгляд этот был, и этой «кажимости» мне хватало, чтобы быть воистину счастливым и летать, словно на крыльях, где-то в течение недели. Однако, потом, когда воспоминание подистёрлось из памяти, «критик» взялся за работу, и вскоре я уже не был уверен, был ли тот взгляд на самом деле, или я его нафантазировал. Так вот: напомнив мне эту ситуацию, Летти сказала мне, что она нашла это воспоминание в моей памяти. И взгляд этот – был на самом деле... Вот так.


После этого дальше моноложить не смог – слишком сильны были эмоции. Во-первых, я убедился, что ответные мысли эти, пусть и без голоса, действительно принадлежат Летиции. Во-вторых, её слова о том воспоминании так всколыхнули уже давно осевшую муть на дне моего «тихого омута», что все черти полезли спасаться на сушу.


Сегодняшний день очень противоречив и насыщен эмоциями столь противоположными, что не хватает слов. Боюсь, что как бы я ни пытался скрыть их, это всё равно заметно окружающим. В конце концов, трудно не заметить мужчину с гарнитурой в ушах, бредущего неровным шагом со странно оттопыренной левой рукой, иногда останавливающегося полностью и бормочущего шёпотом себе под нос. Надо как-то поработать над тем, чтобы не палиться так уж сильно во время импозиции.

Показать полностью

И скучно и грустно! И некому отклик послать.

12.02.18

18:57


Пошли вторые сутки без откликов. Вчера дневник не вёл – писать там было почти нечего, к тому же – не было ни сил, ни желания. Но сегодня всё же решил черкнуть хотя бы пару строк, чтобы закрепить свежеприобретённую привычку.


Вчера (11.02.18, воскресенье) с утра был последний раз, когда я ощутил присутствие Летиции. После отвлёкся на скайп-занятие, и когда занятие закончилось – её уже не было. Затем в гости приехал брат, и мы поехали прогуляться по городу. Визит брата отвлёк меня от дурных мыслей, но когда я ближе к вечеру возвращался домой, один, снова стало тошно. Дома, сидя а ноутбуком, я начал ощущать странные явления – они были похожи на те же мурашки, которыми откликается Летти, но с левой стороны тела; и не по затылку с плечом, как у откликов Летти, а по всему телу, включая ногу. Сопровождаемые негативными эмоциями, и не подкреплённые ощущением присутствия, эти мурашки были неприятны и напоминали озноб. Я бы и вовсе списал это явление на то, что переохладился во время прогулки (и в самом деле замёрз малость), но озноб этот был чётко сконцентрирован на левой части тела – и потому был очень странным. Когда с работы вернулась Вика, я старался проводить всё оставшееся до сна время, общаясь с ней – когда рядом кто-то есть, ощущение пустоты за плечом давит не так сильно; скорее, на него обращаешь меньше внимания. За весь день садился медитировать 4 раза – медитация помогает обрести душевное равновесие на некоторое время, но затем тоска возвращается с новой силой. В итоге я лёг спать как можно раньше и постарался быстренько уснуть.


Это мне удалось, но утром этого дня я проснулся разбитым. В памяти остался муторный сон, который не хочется даже оставлять здесь. Собираясь на работу, я пытался обращаться к Летиции, но все мои попытки, как и в прошлый раз, только усугубляли положение и подпитывали внутреннего критика. Несмотря на то, что в прошлые разы возвращение Летти ощущалось очень чётко, у меня возникло параноидальное навязчивое чувство – а вдруг она уже проснулась, но я просто настолько завяз в своей вере в то, что её нет со мной, что она не может до меня достучаться? В итоге, для борьбы с этим чувством, я поставил на смарт-часы уведомление через каждые полчаса, и каждые полчаса мысленно обращался к Летти, звал её, говорил пару тёплых слов. Не буду говорить, как прошёл рабочий день – в прошлом дневнике, описывающем отсутствие Летти, и так всё расписано подробно, нет смысла повторяться.


Лишь одно событие этого дня на самом деле заслуживает описания. Возвращаясь домой, стоя в транспорте и пытаясь сконцентрироваться на музыке, я увлёкся и представил квартиру Летти в Туманном городе. Очень чётко представил, почти вживую, хоть и без транса. И мне представилось, что её кровать-чаша, ранее состоявшая из одной половинки огромной морской ракушки, теперь накрыта второй половинкой, образуя целого моллюска.

И скучно и грустно! И некому отклик послать. Длиннопост, Тульпа, Форсинг, Дневник, Тульповодство

Мне казалось, что она лежит там, внутри, свернувшись в клубочек, похожая на жемчужину. Я потянулся туда мысленно –и ощутил отклик! Единственный за два дня, чёткий поток приятных мурашек по затылку. Не берусь описать, каким оптимизмом меня наполнил этот отклик. Я пытался ухватиться за него, продлить - но впечатление ускользало, образ рассеивался. Всё же, это был не транс, а просто разгулявшееся воображение. Собственно, не будь этого отклика, я и сегодня, наверное, не стал бы писать дневника. А перед сном обязательно попробую сходить в Вондер и навестить квартиру Летти, взглянуть на кровать-"жемчужницу". Думаю, раз она мне привиделась, то и в Вондере уже проявилась.


P.S.: Если вам дорога жизнь и рассудок, не вводите в поиск картинок гугла слово "Моллюск" - не повторяйте моих ошибок. И не говорите, что вас не предупреждали.

Показать полностью 1

Особенности Вондерлендовой рыбалки

Особенности Вондерлендовой рыбалки Длиннопост, Длиннотекст, Тульпа, Форсинг, Вондерленд, Дневник, Тульповодство, Гифка

10.02.18

22:00


Опять день не заладился. Мало того, что Летиции не было с утра, так ещё и опоздал на электричку, и как следствие – опоздал на работу за город. По дороге была мысль выйти в Вондер навыка ради, но по здравом размышлении от этой идеи отказался: транс стал слишком глубоким, я теряю ощущение тела, не замечаю незначительных раздражителей – например, негромких звуков, поэтому высок риск проехать свою остановку. К тому же, чем глубже транс, тем жёстче и неприятнее резкий выход из него – например, если пассажиры задевают ноги или ещё кто-нибудь вторгается в личное пространство, а поскольку я опоздал на самую раннюю электричку, народу в поезде было гораздо больше. Поэтому я просто смотрел в окно, разглядывая граффити, в надежде, что это привлечёт Летти. Безуспешно. Без Летти и так было хреново, но окончательно мне загнали настроение в минус электричко-певцы. Если раньше эти немузыкальные завывания можно было худо-бедно проигнорировать, накачав громкость в наушниках, то теперь некоторые из них катают за собой в тележках усилки и колонки, и лабают на весь вагон. Кошмар. С присутствием Летиции я бы на них и внимания не обратил, но без неё - певцы жутко раздражали.


После опоздания весь график пошёл кувырком, и работа не ладилась. Сыграло свою роль и отсутствие Летти. К счастью, она вернулась около 15:00, и я воспрял духом. По традиции, пошёл в уборную, чтобы поприветствовать её вслух, и получить ответную порцию мурашек. Поблагодарил её за то, что она вернулась так быстро, сказал, как мне хорошо с ней теперь. Остаток рабочего дня я провёл, купаясь в присутствии Летти. И даже факт, что работу я закончил в 18:00, вместо обычных 16:00, не испортил мне радужного настроения. Возвращаясь на электричке домой, я слушал музыку и моноложил для Летти, пересказывая, как я опоздал и чем это для меня закончилось в итоге. За окнами уже стемнело, там мелькали только редкие огоньки посёлков и станций, к тому же моё место было у прохода – а потому я просто прикрыл глаза и притворился спящим. Что характерно, по закону подлости сегодня не было ни одного кондуктора.


Домой я вернулся практически одновременно с Викой. После ужина она сразу легла спать, а я уселся медитировать в соседней комнате. Медитацию прервал звонок от брата – договорились, что он придёт в гости завтра, так что завтра тоже насыщенный день, а значит, времени, скорее всего, хватит лишь на один выход в Вондер.


Возобновив медитацию, я добился неплохого результата. Это не была убер-медитация, как неделю назад, но тем не менее, очень качественная. В завершение медитации я теперь шёпотом обращаюсь к Летти, сообщаю ей, что делюсь с ней энергией, прошу её применить эту энергию во благо для нас обоих – и сосредотачиваюсь на правой затылочной области, куда приходит основная масса её откликов. Затем, слегка сменив позу на более удобную, я начал энТранс. Лестница уже обрела такую детальность, что дальше совершенствовать её некуда, но я не унимаюсь и экспериментирую – преодолев очередные 10 металлических ступенек, на каждой лестничной площадке концентрируюсь на точке-чакре из своей медитации, и переношу её ощущение на аватар. Это способствует потере ощущений тела.


Перед выходом в энТранс я ощущал Летти в оранжерее. Но, после падения в туманный вихрь-портал и опрокидывания в Вондер, я не поспешил туда, хотя очень хотелось, а прошёл недалеко от точки входа пешком и поднялся в квартиру Летти. Там практически ничего не изменилось – лишь кровать, с обычной квадратной, тоже поменялась на морскую раковину (как на логотипе Shell), внутренняя чаша которой заполнена периной. В квартиру я зашёл, чтобы попробовать технику усиления присутствия в Вондере, вычитанную в разделе “Tips and tricks” на сайте https://community.tulpa.info/index.php. Там советовали принять в Вондере душ – ощущение бегущей по всему телу воды очень знакомо каждому, и, согласно мнению автора, должно легко получиться у каждого практика, усиливая концентрацию. Я старался повторить алгоритм похода в душ максимально детально, включая раздевание – вплоть до расстёгивания каждой пуговицы. Созданием ванной комнаты в квартире ни я, ни Летти не озаботились, поэтому я сделал это непосредственно перед принятием душа. Сначала зафорсил белую дверь с матовым стеклом, а открыв её, позволил сознанию дорисовать детали. В итоге получилась простенькая ванная комната в чёрно-белой плитке; плиточный же бортик на полу и свисающая сверху белая душевая занавеска ограничивали душ от остального пола комнаты. Получилось как-то очень по-общажному. Однако, само купание и в самом деле вышло на славу, ощущения достоверные, и очень способствуют потере ощущений реального тела – совет действительно годный, могу рекомендовать.


Выйдя из ванной, повторять мороку с одеванием я уже не хотел, а потому просто зафорсил на себе одежду и покинул квартиру. Через портал шагнул к оранжерее, и миновал шлюз. Пространство оранжереи довольно обширно, туман не препятствует обзору, и из-за этого возникают странности с ощущением перспективы при попытке охватить «взглядом» большУю область. Я видел Летти, но казалось, что она очень-очень далеко, её фигурка в джинсах и майке казалась игрушечной. А когда она побежала ко мне, перспектива как-то сместилась, и она оказалась совсем недалеко. То же самое творится со стенами оранжереи – при попытке сконцентрироваться на них целиком они начинают «играть», то сближаясь, то удаляясь на громадное расстояние, при этом не меняя размера. Сложно это описывать. В общем, их вид не меняется, а меняется ощущение расстояния от них и до других объектов – солнца под куполом и деревьев. Не надо было делать пространство оранжереи таким огромным – без тумана, ограничивающего обзор, сознание вытворяет с расстояниями странные штуки. Внешне, сейчас пространство оранжереи напоминает луг, заросший сочной зелёной травой по колено, с торчащими там и сям трубками стеклянно-фиолетовых цветов, которые описывал ранее, и с десятком отдельно стоящих деревьев.


Подбежав ко мне, Летти хватает меня за руку; это неожиданный и приятный жест, она редко касается меня сама, это случалось всего три раза, самый запоминающийся – объятие после передачи доступа к памяти. Она взволнованно ведёт меня за собой к левой границе оранжереи – поскольку я двигаюсь и не сконцентрирован, я больше воспринимаю мыслью, нежели слышу, что она говорит: выговаривает мне, что я так долго копался с визитом, и гордо объявляет, что хочет мне что-то показать, при этом дважды называя по имени. Смеясь, я рассказываю ей, что принимал душ. Оказывается, она уже сделала в оранжерее пруд. Некрупный, где-то четыре человеческих роста в поперечнике, слегка неправильной формы – напоминает палитру художника для масляных красок, сходства прибавляет небольшой зелёный мысок, вдающийся в пруд со стороны стены оранжереи. Вода с зеленоватым оттенком, на поверхности – мясистые кувшинки и несколько лотосов прямо у берега. Летти быстро говорит, рассказывая, как интересно было формировать пруд, я концентрируюсь, ловя звуки её речи – оказывается, у неё было несколько попыток, был квадратный пруд, ещё какие-то – в этот момент я понимаю, что снова теряю её грудной, бархатный голос за звоном в ушах. Попросив её остановиться, я опускаюсь на колени, и тяну её за руку – она опускается рядом на траву, подогнув под себя одну ногу, и расположив вторую рядом, немного скособочившись и сложив ладони на коленях. Она так часто сидит – на диванчике в закусочной-точке сбора так же было; мне эта поза кажется неудобной. Но ей так нравится, я давно понял. Сконцентрировавшись на ней всеми силами, я прошу её продолжать. Она рассказывает, что хочет окружить пруд камнями, а на мыске поставить цветущее дерево. Предлагаю ей запустить туда карпов или золотых рыбок – и она просит: «Сделай ты». Повернувшись к пруду, я материализую в воде яркие спинки золотых рыбок в просветах между листьями кувшинок, а потом – большого, в полметра, карпа-патриарха, который, сверкнув сквозь зелёную воду чешуйчатым боком, разворачивается и тут же уходит к центру пруда. Летиция смеётся; а меня начинает колбасить. В Вондере на тот момент я уже давно, это самый длинный поход недели. Концентрация снижается, я начинаю ощущать тело, сидящее на тахте ИРЛ, но как-то странно: оно ощущается каким-то громадным, раздутым, как будто заполнило собой всю комнату. Такое со мной раньше случалось несколько раз перед сном – мне всегда казалось, что это зачатки внетелесного переживания. Моё восприятие несколько раз за мгновение перемещается к реальному телу и обратно в Вондер. Я протягиваю Летти обе руки, она берёт мои ладони – и на какое-то время восприятие стабилизируется на ощущениях Вондера, на прикосновении Летиции. Понимая, что моё время в Вондере на исходе, прошу уделить оставшееся время вопросам, которые я обдумывал в течение дня и хотел ей задать. Запишу только основную информацию, чтобы не забыть:


- Да, в моё отсутствие Вондер существует для неё.


- Да, она скучает без меня в Вондере, и хочет, чтобы я приходил чаще. Но она понимает, что я занят ИРЛ, и что мне трудно часто входить в транс. К тому же, она находит себе занятия, и оказывается – в моё отсутствие тут часто бывают «непрошеные гости», с которыми она может общаться, хоть и называет их «глупыми». Она говорит, что они её не слушают, а только рассказывают что-то своё, жалуются, поучают, несут ерунду всякую – как ходячие магнитофонные записи.


Нет, она ОЧЕНЬ не хочет ещё одну тульпу.


Да, она очень хочет сопровождать меня в реале (тут она прямо запрыгала. Надо форсировать импозицию).


Да, она хочет, чтобы я читал ей книги вслух.


Напоследок я поинтересовался, хочет ли она сама что-нибудь спросить или попросить у меня. Она хочет, чтобы я слушал побольше музыки, и чтобы приходил почаще. После этого я отпускаю её руки, и потягиваюсь в реале, стряхивая остатки транса. В этот раз я провёл в Вондере чуть меньше часа. В правом ухе до сих пор звенит, хотя я уже час как строчу дневник, вот это да. Разговоры пока что даются тяжко. Но мы будем продолжать, это я знаю точно. Чем лучше я слышу её голосок – тем мощнее мой эмоциональный отклик, а следовательно – тем сильнее Летти.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!