Hooger

Hooger

пикабушник
пол: мужской
поставил 810 плюсов и 424 минуса
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
2142 рейтинг 82 подписчика 301 комментарий 16 постов 4 в "горячем"
377

Котенок ищет дом

Котенок ищет дом Кот, Котята, В добрые руки, Без рейтинга, Подольск

Всех приветствую. Подольск, М.О., может кто есть тут. На улице у работы постоянно тусуется вот такая малышня. Мамы и братьев/сестричек не замечено. Так бы я внимания особо и не обратил: из местных магазинов его прикармливают, но повадились цапать его местные авторитетные коты. Очень жалко, на вид два-три месяца, они его желают сильно разорвать на части. К себе взять не могу даже на передержку - у самого котяра, который даст ему на орехи не хуже дворовых. Может кто откликнется, очень ласковый, мурчит постоянно и ластится к прохожим. Всем добра!

Котенок ищет дом Кот, Котята, В добрые руки, Без рейтинга, Подольск

З.Ы. снимал на пакетик вискаса, звиняйте за качество

Показать полностью 1
-13

Про объявление

Решили с супругой избавиться от старого дивана, она поместила объявление "отдам даром диван" на один из предназначенных для этого ресурсов. Так как телефон указали её - уточнила чтоб не звонили, а только писали, ибо на работе разговоры по телефону не приветствуются.

Про объявление Текст, Объявление, Диван, Длиннопост

Естественно людям до одного места что там у кого, поэтому стабильно раз-два в день какие то особо внимательные личности звонили. После очередного пропущенного звонка и сообщения с вопросом о диване вышло вот что:

Про объявление Текст, Объявление, Диван, Длиннопост

Когда очень нужен диван :D

А если серьезно - поражает пофигизм людей. Написано не звонить - насрать. Или это невнимательность. Неуважение друг к другу в общем.

Спасибо за внимание, всем мягких диванов и хорошего настроения!)

Жена моя, диван мой, тег "моё".

Показать полностью 1
10

Помогите найти композицию

Всех приветствую! Давно ищу группу, которая играет этот отрывок. От шазама и прочих подобных приблуд толку ноль. Услышал ее черт знает когда в видео, где золотистый ретривер пытается поймать еду, но у него не шибко получается. Пост запилить сюда решил уже от отчаянья, авось кто то да и знает

163

Понеслась

Киев сообщил, что российские военные суда открыли огонь

по кораблям Украины.


«Поврежден малый бронированный артиллерийский катер «Бердянск». Катер потерял ход, есть раненый. Оружие применяется на поражение», — говорится в сообщении на официальном сайте ВМС Украины


http://news.lenta.ch/gVju

28

Шуберт для Софочки

Боже мой! Йося подрался! Он подрался руками по лицу! Теми собственными руками, которыми он играл на скрипке Шуберта! Слава богу этого не видит дедушка Самуил Моисеевич, потому что умер и спокойно лежит на кладбище, как ни в чем ни бывало!

Но зато это должна видеть бабушка Голда Давидовна! Видеть это все и держаться за сердце и надеяться пережить инфаркт здоровой!

— Голда Давидовна, я дико извиняюсь, но вы таки могли бы немножко закрыть рот и дать сделать доктору свое мнение? — доктор Шварц нахмурил лоб и постучал молотком по Йосиной коленке.

— Так я уже молчу, доктор Шварц! — взволнованно ответила Голда Давидовна.

— Вы молчите слишком громко, Голда Давидовна, а мне таки есть что сказать за вашего внука и его крепкое здоровье.

— Ну, так говорите, доктор Шварц, не тошните мне на нервы! Йося, Йося, почему ты дрался с этим босяком Сидоренко?! Он мог бы тебя убить насмерть, а у тебя завтра концерт в филармонии!

— Вы не даете мне сказать слов! А у меня их есть! — доктор Шварц был явно раздражен — У вашего внука ничего страшного, кроме синяка под глазом и царапины на спине. С этим живут и даже играют в филармонии. Всё, идите, не мешайте мне работать с другими больными людьми!

— Ну, так мы уже идем!

— Ну, так уже идите, и закройте двери, у меня от вас сквозняк!

Йося подрался. Мальчик Йося, это такой мальчик, который раньше не то, чтобы не дрался, но даже громко не говорил. А тут взял и подрался, как последний бендюжник! И не просто подрался, а подрался с самым главным босяком во дворе Сидоренко! А все знают, что Сидоренко плохо кончит. Он или когда-нибудь сядет в тюрьму или я не знаю!

Бабушка Голда Давидовна выпила весь карвалол в доме и еще одолжила у соседей.

А это все Софочка. Кто бы мог подумать?! Дочь приличной мамы и папы зуботехника!

Нет, Софочка хорошая девочка с толстыми косами и бледным лицом. У нее есть два красивых платья которые папа купил по блату у Эмика Шейнберга, все знают за то, за контрабандой надо обращаться к нему, но не многие могут себе позволить. Ну, так папа Софочки позволил.

И теперь она Ходит в двух импортных платьях. День в голубом с белым, день в белом с зеленым.

Ну, так и ходила бы себе дальше, кто ее просил вмешиваться в туда, в куда ее никто не просит?

Все знают, что Сидоренко босяк. Он таки босяк, но Йосю никогда даже пальцем нет тронул. Просто Йося всегд от него убегал, а Сидоренко кричал ему в след некрасивые слова и называл пархатой мордой.

Йося, едва увидев Сидоренко, прижимал скрипичный футляр и бежал в парадную, закрыв глаза и уши свободной рукой. Хотя руки ему на все и не хватало.

Ну, так никто от этого не умер! Подумаешь, Йося побегал! Мальчику это даже полезно, потому что это физкультура и спортивные упражнения! Главное, что Йосю никто не бил, и Йося ни с кем не дрался!

А сегодня эта Софочка взяла ив се испортила!

Мальчик Йося возвращался с репетиции, и этот босяк Сидоренко опять начал кричать в него разных слов, а Йося опять побежал.

Но тут из парадной вышла Софочка со своими толстыми косами, бледным лицом и голубым с белым платьем.

И Йося вместо бежать встал, как вкопанный и застеснялся.

— Почему он тебя назвал дураком?- спросила Софочка- Ты правда дурак или этот шмок говорит глупостей?

— Я не знаю- пожал плечами Йося и чуть не уронил скрипичный футляр.

— Ну, если ты не дурак, скажи, что ты не дурак — улыбнулась Софочка — Или ты будешь всегда бегать по двору, как чемпион на спартакиаде.

Йося, стоял открыв рот, держал скрипичный футляр и продолжал краснеть, как помидора на рыночном прилавке.

— Фу — сказала Софочка — Да ты и правда дурак!

— Я не дурак- тихо прошептал Йося.

— Что ты сказал? Я что-то не слышу!

— Я не дурак!- сказал Йося громче.

— Эй, Сидоренко! Ты слышал? Он не дурак! Ты сам дурак! — громко крикнула Софочка.

Сидоренко спрыгнул с пожарной лестнице, не спеша подошел к Йосе, сплюнул через зубы и спросил:

— Чо?

— Он не дурак! — ответила Софочка — Ты сам дурак!

И тут случилось такое, что боже мой! Йося бросил скрипичный футляр, который упал, раскрылся и изящная скрипка вывалилась из него в пыль. Сам Йося закричал и заплакал одновременно и бросился на Сидоренко. Он колотил по нему слабыми кулачками, но Сидоренко его побил, оставив на лице синяк и царапину.

Боже мой! Йося подрался! Он подрался руками по лицу! Теми собственными руками, которыми он играл на скрипке Шуберта!

Шлимазл!-причитала она, наливая внуку бульон в тарелку- И что из тебя вырастит? Босяк и разбойник? Ой вэй, хорошо твой дед, Самуил Моисеевич, уже давно на ладбище и не видит какой его внук вырос налетчик и бандит! Он бы умер второй раз, дай ему бог здоровья! Кушай, Йосечка, бульончик, это же здоровье, что за бульончик. Кстати, как ты играл сегодня Шульберта? Ты не рассказал бабушке, как ты сегодня сыграл Шульберта!

— Шуберта!

— Что такое, Йося?

— Шуберт, а не Шульберт, бабушка!- твердо повторил Йося.

— Азохэн вэй! Этот шейгец мне будет еще рассказывать за Шульберта! Кушай бульончик, Йосечка, кушай бульончик…

Говорят, что Сидоренко потом никогда больше Йосе не говорил разных слов.

А Софочка? А что Софочка? У нее толстые косы и бледное лицо. А еще ее папа зубной техник купил ей недавно еще одно платье, тоже белое, но с розовыми кружевами. Таки очень, очень красивое платье. Можете мне поверить.


Александр Гутин (с)

Показать полностью
56

Борька

Рахиль Абрамовна вернулась из эвакуации. Почти четыре года в далекой мордовской Рузаевке не прошли таки даром. У Рахиль Абрамовны обострился ревматизм. Жила она там не очень, это вам не дома. Сначала ее поселили в бараке при лесхозе, а потом подыскали более или менее приличное жилье, которое она честно делила с семьей Гриншпунов, эвакуированных из под Гомеля.

Семья Гриншпун это одноногий Мендель, который что-то там пытался даже зарабатывать, делая модельную обувь из кирзы и войлока, это жена его Броха, сын Додик и старик Исаак Хацелевич. Который вместо лежать на печке, делал всем больную голову и заставлял зажигать свечи по субботам.

-Слава Богу, завтра мой поезд и я больше никогда не увижу вашу мишугине мишпуху- сказала Рахиль Абрамовна и начала собирать чемодан.

Одноногий Мендель только пожал плечами и стал прикалачивать стельку к модельному валенку.

-Азохен вэй, такая потеря, что можно подумать! Еще не понятно кто будет дышать глубже- фыркнула Броха и стала перебирать гречку.

Маленький Додик вытер сопли рукавом и сел на корточки рядом с Рахиль Абрамовной смотреть, как она собирает чемодан.

За окном таял снег, была оттепель, и сосульки плакали прямо с карниза дома, словно расстроившись отъездом Рахили Абрамовны.

Нельзя сказать, что Рахиль Абрамовна так уж обрадовалась отъезду в родное местечко, кто ее там ждал? Муж ее умер за два года до войны, а Боречка, ее единственный сын пропал без вести где-то на их войне. Но мы знаем это их «пропал без вести». Единственная сестра и совсем старенькие родители, как говорят, расстреляны прямо там, в местечке. Они не успели эвакуироваться, Рахиль Абрамовна уехала первая с заводом, где работала бухгалтером, а они вот, не успели.

Но в любом случае, надо ехать. Здесь у нее ничего нет, кроме этих Гриншпунов, а там дом. Мамин и папин дом, в котором жила когда-то не очень большая, но дружная семья. Да и Боречка…Знаем мы эти их «пропал без вести».


От вокзала до дома Рахили Абрамовны близко, каких-то четверть часа небыстрого шага.

Ну, если так, то зачем ей извозчик? Да и вещей у нее полупустой чемодан и немного покушать в узелке. Тем более тепло и можно подышать воздухом. Городок почти не поменялся. Видимо, немцы тут ничего не бомбили. Да и что тут бомбить, это вам не Сталинград, это вам даже не Бердичев. Домики, домики и домики. Пожалуй, только здание вокзала и горсовета можно было бомбить, если им уж это так нравится. Но вокзал не тронут, видимо самим нужен был, а горсовет отсюда не виден.

А вот и дом Рахиль Абрамовны. Крыша немного обветшала за столько времени, но в целом нормально, жить можно не хуже людей. Ой вэй, эта нахлынувшая ностальгия по прошлому и по ушедшим людям, это же невозможно терпеть.

Калитка оказалась открытой. Во дворе дома Рахиль Абрамовна увидела женщину в ватнике и тяжелых мужских сапогах. Женщина вешала какие-то тряпки на веревку.

-Здрасьте вам, дама. И что вы тут вешаете свои кружевные панталоны, как будто у себя в Букенгемском дворце? Кто вам дал ордер на чужую жилплощадь?

-Ой, драсьте- испуганно обернулась женщина и уронила тряпку на грязную ступеньку крыльца.

-Я уже здоровалась, дама. Меня зовут Рахиль Абрамовна Спивак. и я так тут всю жизнь жила и собираюсь жить дальше. Что вы стоите, как вынутая мумия? Вы мне будете что-то говорить или уйдете молча?

— Перепрошую, жиночко, я тут из сином випадково оселилася, думла, що будинок покинутий…

-Это с какой такой радости он покинутый? А я вам, что? Тень отца Гамлета?

-Та що ви таке кажете, ви така вродлива жинка, и що нам тепер робити, уходити тепер, чи що?»

-Чи що, чи що…- Рахиль Абрамовна поставила чемодан на землю- Сын-то где твой?

-Синку, йди-но сюды швыдко, привитайся з тьотею!

Из-за сарая выкатился завернутый в шерстяной серый платок колобок. При ближайшем рассмотрении колобок оказался закутанным в какое-то тряпье и фуфайку худенький мальчишка с пронзительно серыми глазами и чумазой мордочкой:

-Драстуйте, тьотя- улыбнулся мальчишка.

-Ну и что мне теперь с вами делать? Откуда ты взялась на мою больную голову, вэйз мир…

-Ну, як звидки взялись? Оселилась ось… а що робити, ми з сынкою сами лишылися, чоловика вбили, а хату спалили.

-Кого убили?

-Ну, як…мужа, мужа убили.

-Немцы что ли?

-Ни, що Ви, якби-то нимци… партизаны вбили. Вин у мене, гад такий, у полицаи записався, трясця його батькови…

-Что, что? Куда записался? В полицаи? Ты что говоришь такое, дама? В полицаи записался?

-Так, у полыцаи, а що я могла зробити… вин хлиб приносив дитини…

Рахиль Абрамовна вдруг побледнела, пошатнулась, схватившись за перильца крыльца, но взяла себя в руки:

-Слушай сюда, шикса фашистская! Хлеб, говоришь, приносил детине твоему? Хлеб? А ну-ка взяла своего выблядка, свои бебехи и чтоб я тебя через минуту тут не видела, никейва матросская! Геть из моей хаты, я с тобой одним кислородом дышать не хочу!

Женщина вздрогнула, суетливо побросала бельишко в жестяной таз, вбежала в дом. Через несколько минут она с огромным узлом в одной руке и закутанным в фуфайку сыном в другой руке выходила из калитки на улицу.

-Ви нас пробачте, жинко…ви нас пробачте…

Рахиль Абрамовна ничего не сказала, только плюнула и ушла в дом.

Рахиль Абрамовне не спалось. Все в этом доме было таким родным, но в тоже время чужим, далеким, давящим, подкатывающим слезы к самому горлу, заставляющему думать, думать…о погибших родителях и сестре, о пропавшем без вести сыне, о ревматизме и о пронизывающем холоде барака в Рузаевке…

Рахиль Абрамовне стало невыносимо душно, не хватало воздуха, она встала с кровати, подошла к окну и широко распахнула его.

Прохлада ночного апреля озорно ворвалась в дом, и Рахиль Абрамовна громко, навзрыд разрыдалась…

Она плакала обо всем, что так не хватало ей, обо всем, что она безвозвратно потеряла, обо всем…

Рахиль Абрамовна давно так не плакала. Да что там, она никогда так не плакала.

Вдруг, под окнами что-то зашуршало и кто-то закашлялся, видимо ребенок.

-Кто тут?- испуганно сказала в темноту Рахиль Абрамовна.

-Це мы, жинко, куди ж ми пидемо вночи? Ми тут перечекаемо до ранку, а тоди на вокзал… ви плачте, плачте, ми вам не заважатимемо…

Рахиль Абрамовна тяжело опустилась на пол…

Теперь они сидели через стенку. На полу в доме Рахиль Абрамовна, а на земле под коном у дома жена полицая с уснувшим сыном на руках.

Почему-то злости не было. Не было вообще ничего. Лишь пустота и пьянящая легкость апрельского воздуха.

-Сколько ему?- спросила Рахель Абрамовна.

-Кому?

-Сыну твоему, кому…

-Три

А звать его как?

-Борькой назвала…

-Как??

-Борькой…

Рахиль Абрамовна встала, постояла, вглядываясь в темноту, словно пытаясь разглядеть что-то в тающих проталинах, укрытых ночной пеленой.

-А вас как зовут, дама?

-Уляна.

-Ты вот что, Уляна…Иди в дом, не морозь ребенка и майсы свои забудь. Не было у тебя мужа…Не было. Ты просто Уляна и у тебя есть сын Боря. В зале будете спать, не баре… И только не делайте мне беременную голову, особенно по утрам…


Рахиль Абрамовна вернулась из эвакуации. Почти четыре года в далекой мордовской Рузаевке не прошли таки даром. У Рахиль Абрамовны обострился ревматизм. Жила она там не очень, это вам не дома. Ну, так слава Богу, она уже вернулась. Один демобилизованный по ранению, вы его не знаете, он родственник Зямы Шустера с Зубовки, говорил, что лежал в госпитале с человеком, похожим на ее Боречку. Так кто его знает? Знаем мы эти их «пропал без вести». Все может быть.


©Александр Гутин

Показать полностью
27

Бусечка из коммунальной квартиры номер четыре (Длиннопост)

-И даже не говори мне никаких слов! Я скорее помру прямо сейчас, чем дальше буду слушать от тебя майсы за этот цорес из шапито!

-Ну, мама, если вы не согласитесь на этого бусечку, то прямо сейчас умру я.

-Не говори глупостей, все знают, что у меня сейчас будет инфаркт! Если ты не жалеешь маму и она тебе больше не нужна, как память, то я своими ногами пойду на первомайское кладбище и лягу рядом с твоим дедушкой Зямой, дай ему Бог здоровья, пусть покоится с миром.

В спор, не выдержав накала страстей, вмешалась Зина Хаскина, до этого времени выбиравшей чью сторону занять, а потому молчаливо и сосредоточенно стоявшая в углу кухни и теребившая руками полотенце в синюю клетку:

— Розалия Семеновна, можно подумать эта киса вас объест, у вас же под подушкой бриллианты! Вы боитесь за ваш холодец? Так оно еще до него не достанет.

-Зина Хаскина, если нам будет кого спросить за проблему, так это будете не вы! Замолчите свой рот и смотрите в сторону кастрюли, пока вам есть чем это делать!

-Ой, можно подумать, уж и сказать вам ничего нельзя! Насколько необразованные люди, это же надо! Азо хен вэй, можно подумать у вас диплом Сарбоны!

-Мама, ну давай оставим бусечку! Она не будет тебе какать!- продолжал ныть Лева, младший сын Розалии Семеновны.

-Да? А кому он будет какать? Пусть он ходит какать в апартамент Зины Хаскиной, и я тогда лично буду кормить его слабительным!

-Посмотрите на этих людей! Мало того, что они берут животное, так еще и пытаются им гадить честным людям!-запричитала Зина.

-Мы еще никого никуда не берем! И нам ли учить таких честных людей, что можно подумать, гадить?

-Мама, ну давай возьмем бусечку! Ну, давай возьмем бусечку!

Возле дверного проема с давным давно снятой с петель дверью кухни коммунальной квартиры номер четыре дома по Лесной, сидел маленький, худой и не очень красивый котенок невнятной раскраски и лакал из полиэтиленовой баночной крышки сметану.


К животным Розалия Семеновна относилась осторожно. Когда-то, еще когда был жив муж Вульф, у них два раза появлялась собачка. Но в первый раз, грустный спаниель Нахес, однажды ушел в неизвестном направлении и больше никогда не возвращался, а во второй раз блохастая дворняжка Кука устраивала такой лай и кипиш, что чуть не ушла в неизвестном направлении сама Розалия Семеновна. Спас ситуацию Вася Калюжный, разглядевший в Куке, похожей сразу на таксу, эрдельтерьера, сенбернара и жену доктора Шварца, настоящую легавую…

Он выпросил ее взять с собой на утиную охоту. С охоты Вася вернулся один, очень пьяный, а на вопрос где Кука, загадочно молчал и моргал глазами. Кука вернулась сама через неделю. Очень грязная и голодная. Но главное, что до самой своей естественной собачьей смерти она больше никогда так и не залаяла.

Розалия Семеновна с тех пор стала любить исключительно охотничьих собак.

Еще раз, ее старшему сыну Додику подарили черепаху. Черепаха два дня ползла от дверей до кровати, а потом, скрывшись в пыльной тишине подкроватья, исчезла навсегда.

Одним словом, животным Розалия Семеновна не то, чтобы не доверяла, но не испытывала большого трепета.

Точкой на «и» в отношениях Розалия Семеновна-звери, поставил случай, произошедший с Додиком в позапрошлом году.


Сразу за улицей Лесной, стоял банк. А за банком шла проселочная дорога к Солодовскому лесу, где у самой его опушки располагались выселки, так и называемые Солодовки. Там, в Солодовке, находился шестнадцатый вино-водочный, где, в отличие от аналогичных магазинов в центре города, всегда все было в наличии. А еще в Солодовке жил Йося Юдкевич. Так у того Йоси был целый настоящий бык. Зачем он был Йосе никто не знал, но Йося им очень сильно дорожил.

Каждый день он привязывал большого, как африканский слон, и белого, как арктический медведь, быка к колышку на вершине холма, по которому шла та самая проселочная дорога к вино-водочному магазину.

Бык таки был очень страшный. И вы знаете, вполне может быть, что то, что в шестнадцатом вино-водочном всегда все было, заслуга именно Йоси Юдкевича и его быка. А все потому, что некоторые, завидев прямо у обочины такое чудовище, немножко боялись и выбирали трезвость.

Но в тот самый день, Додику с сыном доктора Шварца, Гришей, таки было очень надо.

Дело в том, что доктор Шварц с женой уехали в Пицунду, а в освободившуюся жилплощадь они намеревались пригласить приезжих студенток из текстильного техникума, тех еще шикс. Ну, а не шикс приглашать в жилплощадь смысла не имело никакого.

Соответственно, нужно было идти в вино-водочный в Солодовках.

Был июль. Жарко было так, что хотелось снять с себя кожу и простирнуть ее без стирального порошка, желательно в ледяной воде. Солнце безжалостно светило так, что Гриша, сын доктора Шварца шел в одних плавках цвета интенсивного бордо, связав летние штаны и белую рубашку в узел, который нес в руках. Додик тоже снял с себя рубаху, но, оставшись в светлых брюках, выглядел менее радикально.

И вот, когда до вершины холма с пасущимся там белым быком оставалось всего метров сто, Додик, увидав животное и споткнувшись о небольшой булыжник, сказал:

-Ой, Гриша, что-то может не надо? Ты посмотри на этого бугая, он же нас съест вместе с бебехами, и что я потом скажу маме, Гриша?

-Не делай мне голову, Додик! Ты ведешь себя как бедный сапожник перед дверью в сберкассу, вроде уже дошел, а зайти не удобно. И что ты боишься этого быка? Так я тебе скажу одну вещь, Додик. Все эти майсы за их свирепость, всего лишь агрейсер лигн для тех, у кого лох ин дер копф. Я читал, что даже красный цвет они не понимают, как бы испанские пикадоры не дурили всем голову. Вот, смотри!

После этих слов, Гриша, сын доктора Шварца, поднял с земли какую-то кривую палку, и оглянувшись, чтобы удостовериться, что вокруг никого нет, стянул с себя плавки цвета интенсивный бордо, надел их на ту самую палку, и бесстрашно приблизившись к белому быку Йоси Юдкевича, стал решительно тыкать им его в нос. Животное неожиданно не взбрыкнуло, а продолжало щипать траву, вяло отворачиваясь от настойчиво тыкающихся ему в нос плавок.

-Вот, Додик, ты видишь, Додик?

Додику немного стало не по себе.

-Знаешь что, Гриша- сказал он- Я сейчас очень быстро пойду в сторону шестнадцатого вино-водочного, а ты, Гриша, когда этот слон поест травы и обратит внимания на твои, Гриша, трусики, а у тебя, Гриша, наконец проснется инстинкт любви к жизни и страх за собственное здоровье, и ты начнешь убегать, так у меня будет только одна просьба. Пожалуйста, Гриша, беги не в ту сторону, куда пошел я, а совсем в противоположную. До свидания, Гриша.

С этим словами Додик очень быстро направился вниз по склону холма напрямик к шестнадцатому вино-водочному.

Когда до магазина оставалось всего ничего, Додик почувствовал, что за спиной что-то происходит. Причем то, что происходит, совсем не то, что бы Додику хотелось, чтобы происходило. Одновременно ускорив шаг и оглянувшись назад, Додик увидел следующую картину:

Голый Гриша, сын доктора Шварца, бросив связанную узлом одежду, а также палку с плавками цвета интенсивный бордо, бежал прямо по направлению к Додику. Причем в черных глазах Гриши читался невероятный ужас, а раскрытый рот издавал такой дикий крик, что кровь застыла бы даже у насекомых. Но самое кошмарное было то, что прямо за ним, как бы нехотя, но тем ни менее наращивая темп с каждым шагом, бежал белый бык Йоси Юдкевича.

И тогда Додик побежал.

Надо сказать, что Додик был не слишком физкультурный человек. А проще сказать, совсем не физкультурный, потому что он играл на виолончели и у него было минус три в обоих глазах. Но тут Додик бросил все, забыл все семь нот, и побежал. Он бежал так, как не бежит ни один кенийский негр на Спартакиаде. Он бежал так, как никто и никогда не бежал до него. Да что там, никто и никогда не побежит. Его ноги почти не касались земли, а тело приняло такую обтекаемую форму, что он мог бы самостоятельно вращаться вокруг планеты Сатурн.

Влетев в шестнадцатый вино-водочный, Додик упал прямо к прилавку, где был подхвачен под руки скучающей продавщицей Людой Селивановой и уборщицей бабой Машей.

-Что случилось, сынок?- взволнованно спросила баба Машу белого, как стена, Додика.

-Дайте две бутылки водки, пожалуйста- ответил Додик.

Когда он вышел из магазина, на улице никого не было. Ни быка. Ни Гриши, сына доктора Шварца. Никого.

Осторожно сделав несколько шагов, Додик увидел Йосю Юдкевича, на веревке уводящего своего быка.

-Извините пожалуйста, вы не видели тут мальчика? -крикнул Додик.

Йося Юдкевич, обернулся и ответил вопросом:

-Какого мальчика?

-Ну, не совсем мальчика, конечно. Парня. Примерно моего возраста.

-А что, мне надо было кого-то видеть?- опять ответил вопросом Йося Юдкевич.

-Ну, может и не надо было кого-то видеть, но тут должен был быть еще кто-то, кроме вашего быка.

-Молодой человек, вы что, собрались делать мне беременную голову?- в третий раз вопросительно ответил Йося Юдкевич и повернувшись, отправился прочь.

Гриша, сын доктора Шварца, голый и грязный нашелся в кустах шиповника. Пришлось дать ему хотя бы брюки, чтобы добраться до брошенной им в грязи одежды.

Плавки у Додика, конечно, были не цвета интенсивный бордо, да и вообще были не плавками, а обычными синими семейными трусами, но не оставаться же Грише в шиповнике, тем более до прихода шикс из текстильного техникума оставалось всего ничего.


-Мам, ну давай возьмем бусечку! Ну, мам, ну давай возьмем бусечку!- не унимался Лева.

-Розалия Семеновна, вы либо возьмите кисю, либо замолчите уже своего Леву, а то меня увезут в амбулаторию от его криков- недовольно проворчала Зина Хаскина и стала снимать пенку с бульона специальной ложкой с дырками.

Розалия Семеновна молча встала с табуретки, подошла к дверному проему, где тощий и не очень красивый котенок неопределенной окраски доедал сметану прямо из полиэтиленовой баночной крышки.

Нагнувшись, она подняла его. Котенок взглянул на Розалию Семеновной слегка загноившимися зелеными глазами и облизнул испачканную сметаной мордочку.

-Лева, только если он насикает в мои выходные лодочки, я пришибу и его и тебя, и эту Зину Хаскину с ее бульоном.

Лева счастливо засмеялся и выхватив котенка из рук Розалии Семеновны, убежал в комнату.

Зина Хаскина ничего не ответила, лишь еле заметно улыбнулась, мелко нарезая луковицу для форшмака.


© Александр Гутин

Показать полностью
974

О чем мечтает еврейская бабушка? (Длиннопост)

Знаете, о чем мечтает каждая еврейская бабушка?

Я вам сейчас скажу о чем.

Она мечтает о том, чтобы все дети сидели за столом и кушали куриный суп. И чтоб это кушать суп никогда не кончалось. Ни суп, ни дети, ни кушать. Кто-то может скажет, что об этом мечтает не только еврейская бабушка, но и любая другая. Не знаю, спорить не буду. У меня не было других бабушек, только еврейские. Так получилось.

— Саша, майне пупочкес, чтоб ты был мне здоров, проходи, мой руки, бабушка даст тебе такого супа, что ты съешь пальцы по самый локоть!

— Бабушка, я уже кушал дома и не хочу.

— Зе востуцех, он кушал дома! Я тебя прошу, что ты там мог покушать! Это же не суп, это здоровье! Иди мой руки и не дури делай мне больную голову.

Почему-то бабушка всегда думает, что кушать дома у нас нечего. Спорить с бабушкой бесполезно и я кушаю. Бабушка стоит рядом, вытирает тарелки и ей хорошо.

В углу стоит швейная машинка «Зингер». Это замечательная штука. У машинки есть педаль, которую можно нажимать, и тогда коричневый кожаный ремень начинает крутить металлическое колесо. Но нажимать на педаль мне нельзя. Это, пожалуй, единственное, за что таки можно отхватить подзатыльник от дедушки Зелика, который в данный момент застегивает подтяжки и собирается идти играть в домино с дядей Борей Лифшицем и Васей Колюжным.

А я ем суп. Суп, вы не подумайте, очень вкусный, но я действительно поел дома и абсолютно не голоден.

Хорошо Моте Могилевскому, он такой человек, что может съесть не только суп, но и кастрюлю, этот Мотя.

Он живет в нашем доме вместе с мамой Брохой Пейсаховной и ему уже двадцать пять лет. Многие говорят, что Мотя дурак, с одной стороны это так. А кто-то говорит, что Мотя не так уж и прост. И я вам говорю, что это тоже так.

К примеру, в пятницу Броха Пейсаховна ходит на рынок и всегда берет с собой Мотю. На прошлой неделе она купила два десятка яиц и дала нести Моте. Этот Мотя и нес. Набрав полные руки яиц он шел за Брохой Пейсаховной, он шел за ней и как всегда хотел кушать.

— Мама, ну скоро вы? Купите уже скорее помидору и огурчики и пошлите домой, я уже голодный и болею.

— Дама, почем лук? — спрашивает Броха Пейсаховна у торговки в шерстяном платке на голове.

— Цыбуля по двенадцать,— отвечает торговка.

— Что такое? Какое по двенадцать? Да по двенадцать я могу купить себе графскую усадьбу со швейцаром и ночной вазой! Да вы хоть себе думайте, когда считаете людей за больных на голову!

— Цыбуля по двенадцать- отвечает торговка и зевает.

— Вы только посмотрите на ваш лук! Это же не лук, а одно волнение! Он маленький и не лузгается шкуркой!- Броха Пейсаховна пытается отодрать кусочек кожуры, но она, к несчастью, хорошо отходит.

— Цыбуля по двенадцать- отвечает торговка и забирает у Брохи Пейсаховны луковицу.

— Эта дама вытрепает мне все последние нервы, это не работник торговли, а какой-то гомельский налетчик, —вздыхает та. — Мотя, ну дай уже скорее кошелек, я буду брать этот прошлогодний лук за дорого, пусть она подавится.

Мотя, забыв, что в руках у него два десятка яиц, лезет в карман за кошельком. Яйца падают из рук Моти и весело бьются о землю, превращаясь в склизкую массу.

Так вот, Мотя очень любит кушать. Пожалуй, он ничего в жизни так не любит, как кушать. Мотина мама никогда не посылает его за хлебом в магазин, потому что Мотя если что-то и принесет домой, то это уже не хлеб, а половина горбушки.

Мотя никогда не объедается, он может съесть кастрюлю не разлитого холодца, поэтому Броха Пейсаховна никогда не отходит от кухни, когда его варит.

Но однажды Мотя таки почти объелся.

Случилось это прошлым летом, тогда Аркаша Серпик и лысый Паша Мазай поспорили с Мотей, что тот не съест большую кастрюлю манной каши.

Мотя хмыкнул и сказал:

— Аркаша Серпик, лысый Паша, вы имеете дело с профессионалом, мне жаль за вас и за ту бутылку настоящего французского коньяку, который вы мне прямо сейчас хотите проиграть. Идите варите свою манную кашу, я буду ждать вас тут, прямо во дворе, чтобы при свидетелях и судьях вы поняли, что не с тем связались.

После чего Мотя сел на лавочку и стал кушать куриную ножку, которую вынул из внутреннего кармана пиджака.

Аркаша Серпик и лысый Паша пошли варить целую кастрюлю манной каши, а слышавшая разговор Зина Хаскина стала рассказывать о пари всем по очень большому секрету.

— Ты только никому не говори- именно так заканчивала передачу информации Зина Хаскина и шла нести благую весть дальше.

Таким образом, когда каша была готова, во дворе дома на Зеленой собралось скорее очень много зрителей, чем не очень много.

Мотя поставил кастрюлю перед собой. Кастрюля была довольно большая, при желании уместившейся в ней манной кашей можно было накормить пару начальных классов средней школы номер два имени товарища Серго Орджоникидзе, той самой, что находится через два дома, тоже по Зеленой.

— Мне нужен реквизит, — сказал Мотя. — Мне нужен графин свежей воды и все.

Графин принесли, Мотя взялся за ложку и начал кушать манную кашу.

Первую четверть кастрюли Мотя кушал хорошо. Он улыбался, хвалил кашу и аппетитно отрыгыивал. Изредка Мотя запивал водой прямо из графина. Через какое-то время Мотя немного замедлил темп, но все равно был довольно бодр и оптимистичен.

Но чем больше Мотя кушал кашу, тем менее задорным он становился и тем больше ставок от зрителей перетекало в сторону того, что «Мотя таки не съест».

— Расстегните мне штаны- сказал Мотя и откинулся на спинку скамейки.

Аркаша Серпик и лысый Паша переглянулись, но просьбу выполнили.

Мотя теперь кушал с расстегнутыми штанами из неприлично вывернутой ширинки которой виднелись сатиновые трусы в желтый горошек.

— Оттяните мне трусы, — опять сказал Мотя.

Аркаша Серпик и лысый Паша переглянулись и оттягивать мотины трусы отказались.

Отказались это делать и все остальные, ссылаясь на то,ч то Мотя мухлюет и не надо тут рассказывать майсы и крутить левые гешефты, или кушай, Мотя, кашу или иди в продмаг за коньяком.

Мотя вздохнул и продолжал кушать.

Когда в кастрюле оставалось совсем немного каши, было видно, что Моте не хорошо. Мотя стал бледен, тяжело дышал и вообще выглядел чуть лучше, чем его собственный дедушка, который давно лежит на еврейском кладбище имени Первого Мая. Когда последняя ложка каши исчезла в его рту, Мотя откинулся на скамейке, закрыл глаза и больше не шевелился.

— Вэйз мир! Моте плохо! Моте нехорошо! Надо бежать за доктором Шварцем! — закричали сразу с разных сторон.

Доктор Шварц выслушал Аркашу Серпика и лысого Пашу, посмотрел на них через толстые линзы очков и спросил:

— И што ел Мотя?

— Мотя ел кашу.

— И какую кашу ел Мотя?

— Мотя ел манную кашу.

— Ну, так от манной каши еще никто не умирал. Идите, передайте Моте, что Мотя будет жив.

— Так он скушал много каши, этот Мотя.

— И сколько он мог скушать каши? Я вас умоляю.

— Кастрюльку каши мог скушать Мотя.

И Аркаша Серпик показал на пустую кастрюлю, которую все это время держал в руках лысый Паша.

— И что вот эту кастрюльку кушал Мотя?

— Вот эту кастрюльку скушал Мотя.

— Так Мотя может умереть от такой кастрюльки.

— Ну, так мы за вами пришли доктор Шварц, чтобы Мотя перестал умирать, и стал живой.

Промывание желудка Моте доктор Шварц сделал прямо во дворе, попросив отнести пострадавшего в кусты за гаражи.

Когда белый, как простыни мадам Гольдберг, Мотя на четвереньках выполз из-за гаражей, публика встречала его аплодисментами.

— Мотя, мы так за тебя боялись, что ты даже себе не думаешь как, — сказал лысый Паша.

— Мотя, ты так всех напугал, ты чуть не сделал нам инфаркт, чтоб ты был здоров, Мотя, — сказал Аркаша Серпик.

— Мотя, ахи эздерен копф, Мотя, — смахнула слезу Зина Хаскина.

— Где моя бутылка коньяка? — спросил Мотя. — И купите к ней что-нибудь покушать.


Знаете о чем мечтает еврейская бабушка? Я вам сейчас скажу о чем. Она мечтает о том, чтобы все дети сидели за столом и кушали куриный суп. И чтоб это кушать суп никогда не кончалось. Ни суп, ни дети, ни кушать. Только почему-то все когда-нибудь кончается. И суп в кастрюле, и дети становятся взрослыми, и наши милые, любимые, добрые бабушки когда-нибудь умирают. А мы остаемся, чтобы сказать своим внукам:

— Майне пупочкес, чтоб ты был мне здоров, проходи, мой руки, я дам тебе такого супа, что ты съешь пальцы по самый локоть!


Александр Гутин ©

Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!