Сохраненные посты
Hagarth
Hagarth
74

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Эпилог

Предыдущий пост Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 6


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Эпилог


2 сентября.


Поселок Кабардинка.


Последние километры до дома. Полчаса. Как же хочется и, одновременно не хочется ехать. Роман поправил визор шлема, и прибавил газ. Увидев машину, выезжающую из-за поворота, сначала не поверил своим глазам. Но она вполне реальная – старенький серый пикап с заваленным до верха кузовом. Его тоже заметили – моргнули несколько раз дальним. Сбросил скорость и остановился рядом. Из машины вылез невысокий крепкий мужчина с прибитыми сединой висками.


- Здравствуйте! – Мужчина протянул крепкую мозолистую ладонь. – Михаил Федорович, можно просто Миша или Федырыч.


- Рома.


- Давно выживших не видел. – Михаил располагающе улыбнулся.


- Я тоже, если не считать невменяемых.


- Куда путь держите?


- В Геленджик, родом оттуда. Из Москвы еду.


- А мы на море ехали, куда потеплее. Точнее я ехал, еще один был. Уже здесь радиосигнал поймал, с телевышки Новороссийской транслировали. Передавали из общины выживших, собирали людей. Приехал, а тут только руины.


- В смысле руины? – Переспросил Роман.


- Разбомбили. Судя по всему, залп из ракетного комплекса дали, не знаю, кто с кем чего не поделил. Жертв много было, останки повсюду.


- Обалдеть. Людей и так не осталось, а тут еще и бомбят.


- Ага. Вот катаемся, хороним. Несколько раз в неделю приезжаем. Негоже так под открытым небом телам лежать. Уже почти всех захоронили.


- А вы не один?


- Не один. Ирину встретил в Новороссийске, когда за продуктами ездил. Миру встретили позже, молодая совсем, чуть больше двадцати, бойкая девчушка.


- Повезло вам, в компании. Я два месяца, с самого начала эпидемии, один скитаюсь.


- К нам присоединится не хотите?


Рома осмотрелся по сторонам.


- А вы где обустроились?


- Да здесь недалеко, в Голубой бухте, домик нашли, генератор, скважина. Огород засадили. Корову нашли, курей. Обживаемся по чуть-чуть.


- Заманчивое предложение. Но мне сначала надо домой съездить. Гештальт закрыть, так сказать.


- Можем с вами проехать, если хотите.


- Я, пожалуй, один, не знаю, что буду чувствовать.


- Понимаю, понимаю.


- Как мне вас потом найти?


- Секундочку. – Михаил вернулся к машине, взял что-то из салона. – Вот держите рацию. Как свои дела сделаете, приезжайте в Голубую Бухту, там уже добивает. Вызовете, договоримся где, пересечемся. По адресу вряд ли найдете.


- Хорошо. Договорились.


- Удачи вам! Надеюсь, скоро увидимся. Рад встретить выжившего.


Федырыч улыбнулся и залез в пикап. С пассажирского сидения помахала рукой женщина лет сорока с короткой стрижкой, почти под мальчика. Машина завелась и уехала, на прощание посигналив.


Проводил взглядом, пока не скрылись за поворотом. В груди приятное чувство: наконец-то встретил хоть кого-то живого. От одиночества уже крыша ехать начинает. Даже настроение немного приподнялось, хоть и понимал, что ожидает впереди. Но теперь вероятность сгинуть в умершем мире одному свелась к нулю. И сразу трое! Причем две женщины. Скотина есть, овощи. В животе забурчало при мысли о горячей домашней еде из свежих продуктов. От консервов уже воротит. Вспомнил слова мужчины про общину и радиосигнал. Какой же дурак! Не додумался даже радио включить. Пережившие эпидемию первым делом должны группироваться для выживания, и как проще всего собрать людей? Конечно по радио! Вышка много энергии не требует, поставил генератор, включил запись по всем частотам и жди себе в точке сбора.

Завел мотоцикл и выехал с обочины. Проскочил через растащенную кем-то пробку на кольце у въезда в город. Скорее всего люди из общины постарались. Через двадцать минут уже катил по знакомой до боли улице. Бросилась в глаза блестящая на солнце цистерна бензовоза, стоящего возле дома Юлаевых. Подъехал к воротам соседей, поставил мотоцикл на подножку.


«Неужели кто-то из них выжил?»


Осторожно открыл калитку.


- Эй, есть кто живой?


Ни звука.


Здесь точно были выжившие или выживший. От бензовоза к дому идет шланг, явно в генератор топливо подавали. Похоже на старшего Юлаева - предусмотрительный мужик. Родители хорошо дружили, и частенько бывал здесь в гостях. Вспомнил их пацана – скромный, добрый, но сообразительный не по годам. Неужели есть шанс встретить кого-то из прошлой жизни? Поездка домой, вместо ожидаемой боли, подарила сразу и встречу с выжившими и надежду найти знакомых.


Обошел дом, не решаясь зайти внутрь. На заднем дворе увидел две могилы под плодовыми деревьями. На камнях, поставленных вместо памятников, две надписи: «Любимая» и «папа».


- Тимур. – Рома осмотрелся по сторонам, словно мог увидеть, где сейчас младший Юлаев. – И где же тебя теперь искать?


От автора.

Вот и подошел к концу первый том. Спасибо всем, кто прочитал. Буду рад любому отзыву и мнению, ведь пишу именно для вас, читателей. Уже работаю над вторым томом. Скоро начну публиковать. Пикабу останется единственной бесплатной площадкой, на АТ получил коммерческий статус и второй том будет платным. Но наше ламповое сообщество не брошу, буду публиковать здесь. Если кто хочет меня поддержать, могу написать как это сделать. Всем добра и хороших книг!

Показать полностью
54

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 6

Предыдущий пост Роман "Пурпурный Рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 5


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Глава 6. Эндшпиль.


8.07 по московскому времени


Поселок Кабардинка


База «Рассвет»


Марк еще раз обошел миномет и АГС. Подкрутил буссоль , сверившись с таблицей, которую выдал Воеводов. Разложил мины, зарядил ленту гранатомета. Вадим проинструктировал хорошо, главное не забыть весь порядок действий, теперь советов по рации не будет. Достал из кармана куртки оранжевую пилюлю и проглотил. Нужна ясная голова, жизнь друзей во многом зависит от него. Посмотрел на джип, пытаясь перебороть неуверенность. Справится ли? Никогда в жизни не водил, а тут такой бегемот на колесах. Хотя проехать надо всего ничего, но мандраж присутствовал.


Бросил взгляд на въезд. Дорога выходила на поляну между раскидистыми деревьями. Если кто заедет, то он почти сразу на виду. Очередь из автомата и все, поминай как звали.


- Нет, так дело не пойдет. – Сказал сам себе и отправился к джипу.


* * *


Стив не спускал глаз с базы. Позицию занял очень удачную – небольшой дом в двухстах метрах, терраса на втором этаже, огороженная парапетом из кирпича, хороший обзор и беспроводная сеть добивает. Пулемет поставил прямо на бортик, закрепив сошки. Расстояние не маленькое, но с такой плотностью огня попадет.


Старался сохранять спокойствие, но руки предательски дрожали. Так и промазать не долго. Решил отвлечься, переключив внимание на ноутбук. Пробежался по камерам базы. Суета. Люди собирают вещи, бегают. От былого спокойствия – ни следа. Еще раз посмотрел на Джавида с девочками. Вера проснулась, стояла у решетки, Женя и Кочарян спали.


Быстрее бы уже все началось, ожидание убивает больше всего. Вернулся к пулемету, проверил как пристегнут коробчатый магазин. На всякий пожарный выложил рядом несколько гранат – где-то рядом катается разыскивающий их отряд.


От нервов захотелось в туалет, но решил перетерпеть, в любой момент могут дать сигнал к началу. Вернулся к лэптопу, проверил, сможет ли отключить камеры. Все работает, как часы. Компьютеры - не люди, нет эмоций, нервов и переживаний, делают только то, что ты от них хочешь. Вспомнил свои мысли, в самом начале эпидемии, когда сетовал на свою профессию, думал, что никому не пригодится. А все вон как вышло. Без него бы и не сунулись, и не узнали бы почти ничего. Да и кладезь собранных знаний уже пригодился ни раз, и сколько еще пригодится. Недооценивал себя, как, в прочем, и всю жизнь. Только когда все накрылось медным тазом, понял, что не так уж он беспомощен. Да и храбрости, оказывается, не занимать. Решится штурмовать базу военных вчетвером – то еще сумасшествие!


- Стив ты подключён? – Раздался голос Князева в гарнитуре, отвлекая от размышлений.


- Конечно. Слышу вас громко и чисто.


* * *


Дождь мелкой пылью оседал на одежде и автомате. Земля чавкала под ногами. Князев с Юлаевым крались между домов, стараясь не выходить на прямой обзор с базы, лавировали по дворам, проулкам и дорожкам, подбираясь к задней стене. Как бы внешне оба не пытались сохранить самообладание, нервничали почти до состояния паники. Автомат в руках Саши подрагивал, тяжелый, зараза, еще и гранатомет за спиной. Шли не быстро, но дышать все равно тяжело. Перед смертью не надышишься - эта мысль так и крутилась в голове.


Обошли «Рассвет» с тыла, через небольшую полосу деревьев, отделяющую общину от обрыва. Под сенью куцего леска дождь усилился, капли собирались на листьях, и падали вниз увесистой плюхой, словно кто-то плюнул сверху. Подкравшись к полосе отчуждения, укрылись за густым кустарником. Князев достал бинокль, посмотрел на вышки.


- Смотри ка, караул даже днем поставили, когда реальная угроза появилась.


- Дай посмотрю. – Тимур приложил к глазам мокрые резинки двуглазки. – Слева – мой сосед. Справа не знаю кто. Гражданских поставили, знают, что стрелять в них не будем.


- Стив, ты подключен? – Спросил Саша в гарнитуру.


- Конечно. Слышу вас громко и чисто.


- Отлично. Что там творится?


- Усилили охрану. По территории ходит группа вооружённых, сейчас они почти в противоположном конце. Камеры вас не видят. Я готов начинать.


- Хорошо. Марк ты там как?


- Тоже готов. Не знаю только, может наводку чуть сбил. Вчера, когда снаряды подносил, ногой задел. Но вроде не сильно. Надо быстрее все заканчивать, начнут пробивать позиции, откуда могли стрелять, быстро вычислят. Хорошо хоть дождь следы смыл.


- Ну тогда погнали, чего ждать. Зажигайте!


- Первая пошла.


Князев замер. Через несколько секунд раздался взрыв с другой стороны базы.

- Сработало. Ломанулись к той стороне, на вышках дезориентированы. Видео отрубил. – Взволнованный голос Стива.


- Пошли. – Саша махнул рукой.



* * *


Окна в кабинете задрожали. Пимон подскочил, выглянул на улицу. На площади клубился дым над местом разрыва мины.


- Да что за нахрен!


Схватил рацию.


- Ефрем! Ефрем твою мать! – В динамике только шум помех.


Метнулся к монитору. Ни одна камера на базе не работает. Схватил внутренний телефон – сигнала в трубке нет. Слеп и глух. Еще один взрыв, стекла пронзительно зазвенели, грозя вот-вот лопнуть. Ничего не оставалось, накинув бронежилет и схватив автомат, выбежал в коридор. Спускаясь на первый этаж, столкнулся с Ефремом на лестнице.


- Что происходит? – Заорал, потеряв контроль.


- Херня полная! Все камеры вырубили, рации не работают и нас опять бомбят! Дроны легли, с внешними постами связаться не можем, с отрядом, уехавшим на поиски тоже! – Начальник безопасности еле дышал, и весь покрылся потом – бегать с прострелянной ногой не легкое занятие.


- Как это вообще возможно?


- Сеть могли взломать, у них америкашка спец, надо вышку попробовать отрубить. А вот рации – вообще без понятия. Должна быть глушилка на базе, но откуда у них такое оборудование?


- Рубите WiFi! Прорыв уже начался?


- Пока никого не видели. Могут напролом пойти. Знают, что мало бойцов осталось. Этот урод еще большую часть стволов попортил, гражданские бесполезны. Он по любому планировку базы изучил, мы тут как утки на озере - мочи, не хочу.


- К пленникам двоих отправить! Сам давай на передовую! Двоих к броневикам! Один на площадь, второй во внутренний двор. Выгнать народ из корпусов, пофиг что с нерабочими стволами. Пусть наводят хаос, по гражданским стрелять не решатся.


- У нас нет столько бойцов. Пятерых же отправили. На базе только Дима и еще четверо.


- Да блять! Давай сам в броневик! К пленникам одного на усиление! Диму с тремя бойцами распредели по огневым позициям, двоих на крышу, двоих по территории.


- Как я тебе без связи с прострелянной ногой все это сделаю!


Пимон зарычал от злости и сам рванул на улицу, перехватывая автомат.



* * *


Перемахнуть через забор оказалось непросто: снаряжение цеплялось, мокрая одежда сковывала движение, да и просто перелезть двухметровую стену по дереву нелегкое дело. Князев присел, водя автоматом из стороны в сторону. Рядом спрыгнул Тимур, выронив из рук оружие. С вышек даже не заметили, все внимание приковано к фронту базы, где уже затрещал пулемет Прайса. Пригнувшись, перебежали к знакомому дереву на поляне. Жутко воняет гарью и бензином. Прямо за площадью, задняя стена столовой, надо ее обогнуть, чтобы попасть еще на одну площадку, перед жилым блоком, а там уже и камера с пленниками недалеко. Прижимаясь к стене здания, побежал вперед, чтобы не высовываться на открытое место. Мимо оружейки, выгоревших боксов, до сих пор пышущих теплом.


Увидел движение справа, на ходу развернулся, поднимая автомат. Через площадь, к вышке WiFi бежал человек, гражданский.


«Сука, сейчас связь обрубит, и мы ослепнем.» - Метнулась мысль в голове, руки уже сами поднимали автомат.


Слева затрещал АК, и бегущий, споткнувшись, зарылся лицом в землю. Саша повернулся и посмотрел на Юлаева, убирающего палец со спускового.


«Молодец, не струхнул.»


- Стив, что по камерам? Работают?


- Да, все нормально. – Ответил Прайс в рацию, тяжело дыша. На пару секунд затрещал пулемет. – Двое на площадь рванули. Я не пойму, они как-то не организованны, словно связи нет, Пимон с Ефремом так команды раздавали.


- У них рации не работаю?


- По ходу. Это не я, у нас таких возможностей нет.


- Почему тогда наши работают?


-Ну ты спросил, я компьютерщик, а не связист. Скажи спасибо тому, кто это сделал.


- Марк, ты на связи?


- Конечно.


- Как Стив скомандует, вали их из гранатомета.


- Понял.


- Саш, осторожнее там. Двое на крышу бегут. В вашу сторону – Ефрем ковыляет. – Отдышавшись, сказал Прайс.


- У камеры сколько охранников?


- Пока один.


- Понял, держи в курсе.


- Хорошо, попробую одного достать. Он как раз с моего угла вылезет.


Дальше, вдоль забора, до столовой. Возле входа в жилой блок – гражданские. Увидели, закричали. Кто-то направил автомат. Инстинктивно рванул укрыться за Тигром, вжимая голову в плечи, но выстрелов не слышно. Вспомнил, что Вадим вывел из строя оружие. Спереди – дверь, ведущая к камерам. Подбежал и схватился за ручку.


- Стой. – Одернул Тимур.


Князев развернулся и вопросительно взглянул. Юлаев достал из кармана гранату.


- Ты с ума сошел? – Чуть не закричал Саша.


- Осветительно-шумовая. – Тимур выдернул кольцо. – Стив, охранник от двери далеко?


- Стоит почти напротив, смотрит в бок. Ребята дальше по коридору в камере.


Чуть приоткрыв дверь, Тимур закинул гранату, и отскочил в сторону, зажав уши. Саша последовал его примеру. Хлопнуло, пробив даже через ладони. В голове зазвенело. Князев развернулся и опять собрался заскочить внутрь.


- Да стой ты. – Тимур снял еще одну гранату, боевую, и забросил в помещение, не выдрав кольцо.


- Зачем? - Не понял маневра Саша.


- В кино видел – работает.


Забежали вдвоем. Охранник лежал на земле, закрыв голову руками, спасаясь от взрыва. Князев направил автомат и всадил одиночный, прямо в голову. Внутри ничего даже не дрогнуло. Поднял АК, выпавший у убитого. Быстрее, за поворот, спереди решетка. Прямо за ней стоит Джавид с сонным лицом и красными глазами, видно, что приглушен взрывом, держит на руках Женю, Вера рядом, ревет во все горло.


- Стив, открывай камеру.


Щелчок замка, и стальная решетка подалась вперед.


- Саня, Тимур! – Радостно завопил Кочарян.


- Времени нет. Держи. – Протянул трофейный автомат Джавиду.


Женя оторвала голову от плеча Кочаряна и, увидев Сашу, тут же кинулась ему на руки.


- Малая, подожди, мне руки нужны. – Но увернутся не удалось, девочка вцепилась крепко. - Давайте, на выход.


Ломанули обратно, перескочив на ходу через успевшую натечь лужу крови. Князев подбежал к двери первый и открыл. Автоматная очередь. Инстинктивно закрыл девочку собой, левой рукой стараясь закрыть вход. Предплечье обожгло острой болью, словно врубили топором.


- Сука!


- Не суйтесь! – Закричал в рацию Стив. – На площади Ефрем с бойцом, за углом жилого спрятались, к Тигру хотят пробиться.


- Если у них получится, они нас из пушки на фарш покромсают. – Сказал за спиной Юлаев.



* * *


«Все, с миномета можно уже не палить, тем более наводка сбилась, снаряды в дома за периметром уходят, можно и Стива снести.» - Подумал про себя Марк, осматривая площадь базы в бинокль.


- Марк, ты на связи? – Спросил по рации Князев.


- Конечно.


- Как Стив скомандует, вали их из гранатомета.


- Понял.


Подбежал к гранатомету, проверил прицел, чуть перенаправил, чтобы прямо по входу на площадь и снова прильнул к биноклю. Видно всплески асфальта от очередей Прайса. Появились, двое, бегут от штаба, прижимаясь к стене, если добегут до огневых позиций у вышек, откроют огонь по американцу.


- Марк, видишь их? – Голос Стива в гарнитуре.


- Как на ладони.


- Лупи.


Засел за АГС, уперев ноги в сошки. Еще раз посмотрел в прицел, через секунду будут в зоне поражения. Взялся за ручки и большими пальцами вдавил гашетку. Гранатомет с глухим «пух» начал харкаться снарядами, подпрыгивая при каждом выстреле. Через пару секунд донеслись разрывы ВОГов.


- Красава! Накрыл обоих. – Радостно закричал Стив.


Посмотрел в бинокль. Одного, скорее всего, осколками завалило, во второго почти прямо попадание – разворотило до неузнаваемости. Выдохнул. Теперь ребятам легче будет. На базе остались Пимон, Ефрем с бойцом, Дима и еще один, засевший на крыше. Звонкая очередь РПК разнеслась по всему поселку.


- Есть, еще один! – Стив не скрывал эмоций. – Как в «Колду» играю, блин.


Посмотрел в бинокль – на углу плоской крыши лежит тело в серой форме.


- Дмитрия не видел? – Спросил в рацию.


- Нет, скорее всего с другой стороны, отсюда не достать.


- Подожди. – Марк на секунду замолчал и прислушался. Точно, звук двигателя, где-то на дороге.


- Что там у тебя? – Спросил Стив.


- По ходу вычислили.


Бросил бинокль и побежал к недостроенному фундаменту, прихватив с собой пару гранат и АК. Шум мотора приближался. Как только перемахнул за бетонную ленту, за деревьями промелькнула морда внедорожника. Едет медленно, в машине четверо. Осматриваются, открыли окна, водят стволами автоматов. Сбрасывают скорость. На поляну выезжать не собираются, умные, сейчас остановятся и пойдут пешком.


- Ну здравствуйте. – С легкой улыбкой сказал вслух.


Раздался взрыв, снесший листву с близстоящих деревьев. Внедорожник подкинуло вверх, окутав облаком пыли. Машина со скрежет рухнула на землю, порубленная осколками. Шансов выжить – ноль.


- Что случилось? Марк? Ты цел? – Затараторил Стив.


- Все нормально. Я гостей встретил?


- Кого?


- Про поисковый отряд можете забыть.


- Это который за нами охотился? Тебя вычислили?


- Наверное. Траекторию спалили и прикатили. Как вы ушли, на всякий случай, мину на дороге прикопал, в машине лежали. Пригодилась.


- Молодец, догадался, я бы не сообразил. Все пятеро готовы?


- Их было пятеро?


- Да.


Марк приподнялся из-за фундамента и увидел легкое движение в кустах, рядом с минометом. Метров тридцать, не дальше. Взял одну гранату, взвесил в руке. Тяжелая, лишь бы докинуть. Да и опасно, вдруг мины заденет, тогда и фундамент может не спасти. Но выбора нет, в прямом бою не вывезет против опытного. Дернул за кольцо, но не смог вырвать – туго сидит.


«Как же они в фильмах так лихо дергают зубами?»


Разжал усики, потянул. Готово. Прицелился и, не поднимаясь из-за укрытия швырнул. Раз – два – три – чет… Взрыв. Засвистели осколки, несколько угодило прямо в фундамент. Из кустов донеслось сдавленный стон. Подумав с секунду, подготовил вторую и швырнул. Еще один взрыв. Больше никаких звуков. Выждав минуту, встал и направился к кустам, внимательно прислушиваясь. По базе больше не постреляешь, миномет упал, гранатомёт покорежило осколком. Рассветовца нашел в зарослях. Лежит на животе, скорее всего после первой гранаты упал, осколками пробило бок и голову.


Убедившись, что опасности больше нет, побежал к джипу. Внедорожник задело осколками, но не сильно, стекол и так половины не было, в двери дырка и задней стойке. Завелся.


- Стив, я к тебе.


- Понял, гони вниз по улице, дальше сориентирую.



* * *


Хоть Марк и сказал, что розыскного отряда больше нет, все равно на улицу высовываться было страшно. Прайс укрылся за забором, держа в руках пулемет. На базе тихо, ребят зажали в КПЗ, и стрельба на время прекратилась. С дороги донеслось рычание двигателя. Выглянул через калитку и увидел джип, за рулем Сахаров. Машина неуверенно приткнулась к бордюру

Попробовал быстро залезть на пассажирское, но не получилось – пулемет упирался сошками в стойку, пришлось закинуть назад.


- Ты как? Все норм? – Спросил у хмурого Марка.


- Больше за руль никогда не сяду, еле доехал. Давай за руль.


Поменялись местами, и Марк потащил пулемет с заднего сидения. Повозившись, водрузил его на капот, уперев приклад в плечо.


- Наших в КПЗ прижали - Ефрем с бойцом хотят к Тиграм пробиться. Если кто с гранатометом придет, то все – кранты. – Стив вдавил педаль газа и в лицо ударил тугой поток ветра с каплями дождя.


Через пару минут из-за поворота показались распахнутые и раскуроченные ворота общины, еще не успели восстановить после ночного подрыва. Прайс сбросил скорость, проезжая лабиринт бетонных блоков. На караульных вышках – никого. Гражданские без руководства и связи просто сбежали из-под обстрела. Площадь испещрена воронками от миномета. Пролетели штаб, распугав хаотично бегающих гражданских. Завидев машину, люди бросились в корпуса. Кто-то пытался выстрелить, не подразумевая, что оружие неисправно, кто-то просто бросал автомат и спешил укрыться.


Угол жилого блока. Две фигуры у края стены, сидят прижавшись и выглядывая. Стив ударил по тормозам. Марк перехватил пулемет удобнее, прижал приклад к плечу и нажал спусковой крючок. РПК загрохотал, засыпая салон гильзами. Уши моментально заложило. Ефрем, успевший обернутся на скрип тормозов, рванулся к углу и скрылся за стеной, прихрамывая на одну ногу. Второй рассветовец тоже было дернулся бежать, но понял, что не успевает, вскинул автомат в сторону машины и в этот момент его прошили первые пули. Марк не переставал палить, засыпая уже мертвого бойца крошкой штукатурки и бетона.


- Саша! Выход свободен, рвите к броневику! – Закричал Стив в рацию.



* * *


- Сильно больно? – Спросился Женя, глядя на замотанную наспех бинтом руку.


«Охренеть, как больно» - Подумал про себя, но вслух сказал лишь: - Ничего, потом пройдет.


Пуля пробила кость, раздробив ее на осколки. Левая кисть повисла, как тряпка, уже почти не чувствовал её. Кровь остановили жгутом на плече. Примотали шину из ножки стула и подвесили руку к груди на перевязи. Теперь стрелять мог только из пистолета, да и то, наверное, с трудом, каждое движение отдавалось болью.


- Давайте быстрее. – Процедил сквозь зубы, больше для себя, чем торопя друзей.


Тимур с Джавидом сидели рядом, успокаивали детей, сами сгорая от неизвестности – выберутся вообще отсюда или нет.


- Саша, Выход свободен, рвите к броневику! – Раздался голос Прайса в рации выводя из ступора.

Подскочил на ноги, кривясь от рези в руке.


- Малая, ты с Джавидом. – Девочка послушно кивнула. – Тимур, бери Верку и погнали.


Осторожно приоткрыл дверь, вроде все спокойно, никто не стреляет. Выставил перед собой Глок и и сделал шаг, каждую секунду ожидая услышать стрекот АК.


- Осторожно, Ефрем среди броневиков, но мы его не видим. – Сказал Стив через гарнитуру.


- Понял. – Саша повернулся к спутникам. – Джавид возьми детей, Тимур давай вперед, там этот мудак с зубочисткой зашкерился.


Юлаев кивнул, прижал к плечу автомат и пригнувшись выбежал из двери, Князев рванул следом, прикрывая выходящего Кочаряна с девочками. Тимур убежал вперед, не спуская глаз с бронемашин.


- Я его не вижу, вроде все чисто.


- Хорошо, идем. – Сказал Саша, и махнул Джавиду.


Почти добежав до Тигров, увидел потрепанный Хайлюкс, с торчащим спереди стволом пулемета. Стив помахал рукой с водительского и тут же затрещал РПК.


- Марк, ты что дебил? В нас палишь! – Закричал в рацию Князев, рухнув на бетон.


- Ефрем в броневике внутри, хотел к турели вылезти. Я по верху, чисто спугнуть.


- Предупреждать надо! Так и обосраться не долго. Смотри, что бы рикошет не зацепил.


- Давайте сюда, я возле машин, он пока не высунется, держу все окна на мушке, но и я к нему не полезу. – Сказал Юлаев.


Поднялись и пригнув головы, побежали к бронемашине. Тимур заранее открыл пассажирскую дверь. Саша с детьми залез назад, Джавид прыгнул за руль.


- Ничего сложного, справлюсь. – Кочарян осмотрел органы управления броневиком.


Ключи в замке зажигания, где они обычно и торчат, когда машина на боевом взводе. Заурчал двигатель.


- Сука! – Заскочил в салон Тимур.


- Что там? – Саша скривился от резкого импульса боли в руке.


- С крыши кто-то долбить начал.


- Там Дмитрий остался. - Сказал Стив в рацию.


- Эта хрень работает? – Спросил Юлаев, указав на пульт управлению пушки.


- Да вроде, сейчас секунду. – Кочарян пошерстил по панели и что-то включил. – Попробуй.


- Прямо как в звездных войнах. - Тимур сел за джойстики, включил монитор.


Наведя прицел на край крыши, выждал пока Дима высунется из-за края и всадил несколько выстрелов, разнеся край бетонной стены в крошку.


- Офигеть моща!


- Немедленно покиньте базу! – Зазвучал незнакомый голос в наушниках.


- Кто это? Вадим ты? – Спросил Князев.


- Не важно кто, у вас нет времени, срочно уезжайте!


- На Вадима не похоже, голос не его. – Прислушался к говорящему Марк.


- Немедленно! Сейчас базы не станет!



* * *


В бинокль хорошо видно, как откатился от края крыши Дмитрий и рванул к спуску. Успеет или нет? Вадим посмотрел на часы. Одна минута. Сейчас начнется. Ребят немного жалко, но сами поперлись. Свалили бы, и остались целы. Перевел бинокль на внутренний двор. Машина Прайса, внутри вроде кто-то есть, сзади не видно. Даже не подозревают ничего. Может предупредить? Хотя уже вряд ли успеют. Ладно, смысла нет. Останется только проконтролировать, чтобы ни Ефрем, ни Пимон, ни малолетняя сучка в живых не остались.


Сейчас начнется. Посмотрел вправо, в сторону Новороссийска в ожидании. Скорость полета ракеты из установки «Торнадо-Г» примерно семьсот метров в секунду. До полигона в Ревской, больше тридцати километров. Сорок пять секунд. Меньше минуты и от «Рассвета» останутся одни руины. Запуск не отменишь, не отложишь. Навел систему по координатам и поставил на автоматический пуск, включив программу самоуничтожения после отстрела. Незачем такой технике попадать «Рассветовцам» в руки. А то, что они не одни, уже не сомневался.


Из-за горы показались первые летящие огни. Началось.



* * *


Джавид вдавил педаль газа, направляя броневик к воротам. Стив с Марком ехали спереди.


- Мы же еще с этими не разобрались! – Закричал Тимур, стараясь перекрыть рокот двигателя.


- Мы не мстить приехали, а своих забрать. Тем более, слышал этого по рации? – Осадил его Князев, кривясь от боли.


- Блин, да мне пару залпов с пушки дать, хотя бы второй Тигр из строя выведем.


- Он, кстати, за нами едет. – Сказал Джавид, заглядывая в зеркало заднего вида.


Князев посмотрел в окошко и увидел, что второй броневик остановился возле дверей штаба из которых выбежал Пимон, крича и размахивая руками. Следом за ним выбежал Дмитрий, сжимая в руках СВД, за ним Лера.


- Джавид тормози. – Голос Тимура прозвучал очень холодно и жестко, настолько, что Кочарян невольно подчинился.


- Ребят, вы что отстали? - Спросил Прайс в рацию.


- Дело есть. – Ответил Юлаев и направил пушку. Уже был готов нажать на гашетку, как всю базу сотряс взрыв. Угол штабного здания расцвел огненным шаром, раскидывая осколки стен на десятки метров. Девочки завизжали, испугавшись грохота. Женя прижалась всем телом к целой руке Князева.


- Твою мать! Что это? – Саша прильнул к заднему стеклу. – Коча гони на хрен отсюда!


Джавид пригнулся к рулю, направляя броневик к воротам.


- Остановись за территорией, сейчас они поедут я их подстрелю. – Тимур не спускал руки с курка.


- Мы вперед, у нас брони нет, осколками порубит к чертям. – Закричал Прайс.


Следом за первым раздался второй взрыв, чуть дальше, где-то на задней части общины. Тимур посмотрел в монитор, и увидел, как Дмитрий с Лерой спешно сажают детей в броневик. Из здания во все стороны бросились люди. Человек двадцать побежали к воротам, надеясь спастись. Одна из ракет попала в угол забора, превратив стену в груду обломков и засыпав площадь смертельным градом осколков. Люди начали падать, кто-то сразу замертво, кому-то оторвало конечности.


Тигр Пимона завелся и начал отъезжать от штаба, как раз в тот момент, когда в центр здания попала ракета. Взрывы участились, хлопая с секундным интервалом. «Рассвет» почти скрылся в густой пелене дыма, огня и пыли. Броневик Эксархидиса показался у лабиринта блоков на выезде.


Тимур навел пушку прямо на заманчиво маячащий бронированный лоб. Пальцы так и чешутся нажать на гашетку, и изрешетить. Тридцатимиллиметровую пушку не выдержит. Вспомнил слова «воняет», холодный взгляд, мертвое тело Ларисы, накрытое пледом. Жажда мести затмевала трезвый рассудок и требовала крови, но где-то глубоко во все горло вопила совесть. Дети, в броневике – дети. Сглотнул и убрал руку от курка. Тигр пролетел мимо, набирая скорость.


- Поехали. – Крикнул Юлаев, убирая руку с кнопки огня.


Машина рванула с места, удаляясь на безопасное расстояние. База полностью скрылась за пеленой взрывов. Грохот слышно даже за бронированными стеклами.



* * *



Воеводов наблюдал за броневиками, покидающими превратившийся в филиал ада «Рассвет». Увидев, что броневик Пимона в целости и сохранности выехал за ворота и начал удалятся, запрыгнул на мотоцикл и выкрутил ручку газа, выкинув комья земли из-под заднего колеса.



* * *



Выждали полчаса после последнего взрыва. Джавид настоял вернуться к базе и поискать выживших. Подъехав, еще за квартал поняли, что затея обречена на провал. «Рассвет» стерло с лица земли. Бесформенные груды бетона и железа в облаках пыли и дыма. От зданий и забора ни осталось ничего. Дома, прилегающие к базе, сровняло с землей в радиусе пятисот метров.


- Охереть. Что вообще это было? – Спросил Князев, рассматривая обломки в окно.


- Не знаю, похоже на «Град», или что-то в этом духе. – Ответил Тимур.


- Кто мог такое устроить?


- А ты как думаешь? Я только одного спеца-вояку знаю, у кого были счеты с рассветовцами. – Тимур откинулся на кресле стрелка.


- Да он вообще кукухой двинулся. Сотня людей! Да, блин, мы были на базе! Если бы не предупредили, то все, кранты.


- Кстати, кто это был? – Джавид развернулся в салон.


- Эй, спаситель, ты на связи? – Князев поправил микрофон гарнитуры.


Никто не ответил.


- Что дальше делать то будем? – Спросил Тимур.


- Вам нужно убежище. Продиктую координаты, запишите. Там есть электричество, вода, еда. – Незнакомый голос в рации.


- Вы тоже его слышите? – Подключился Прайс.


- Ты кто? Спасибо за помощь, но я теперь как-то не очень людям доверяю. – Ответил Князев.


- Узнаете чуть позже. Пока уезжайте. Броневик надо бросить, в него встроен модуль Глонасс, вас отследят. Я скажу где его оставить, там найдете машину, на которую можно пересесть.

Записывайте координаты.


Джавид спешно вбил цифры в смартфон.


- Кто ты? Может скажешь? – Не унимался Саша.


Никто не ответил.


- Что будем делать, послушаем его?


- Я бы послушал. – Ответил через рацию Прайс. – Он нам жизнь спас. Я догадываюсь, что это тот человек, который следил за базой по секретному каналу, почистил за мной сеть и отрубил радиосвязь.


- Надеюсь ты прав. Ну давайте рискнем. Все равно мы в броне, просто так не выкурят.


- Интересно, куда Пимон с остальными рванул? – Тимур пересел из кресла стрелка, опустившись рядом с перепуганной Верой.


- Скорее всего в «Зарю», они же туда собирались людей везти. – Ответил Прайс.


- Сколько же у них таких баз? И как эти твари связанны с самой эпидемией? – Спросил Тимур.

- Меня вот тоже этот вопрос мучает. Если они причастны, то надо выводить их на чистую воду. Вы только представьте, сколько они соберут выживших, а люди вообще не в курсе их темных делишек. И еще не известно, чем это все обернётся. – Саша обнял Женю и пригладил волосы. Девочка подняла голову и на её заплаканном лице появилась улыбка.


- Я знаю, где можно подключится к сетевому кабелю. Если его не отрубят, то можно будет вычислить место положения «Зари». Часть инфы с компьютера Пимона еще не успел расшифровать. Как где-нибудь обоснуемся, займусь. Надеюсь, получим ответы на многие вопросы. – Обнадежил всех Прайс.


- Было бы шикарно, а то у меня от всех этих загадок уже башка болит. – Вздохнул Князев.


- А может мы к тебе домой поедем? - Обратилась к Тимуру молчавшая до этого Вера.


- Туда нельзя, могут приехать нехорошие люди. – Юлаев наклонился к девочке, стараясь сказать, как можно мягче.


- Приехать и убить нас? – Вера вздохнула, и пожала плечами. – Хорошо. А куда тогда?


- Нас тут пригласили в одно интересное место. – Князев осмотрел сидящих в броневике. – Примем приглашение?


Все молча кивнули.


- Ребят, давайте только сначала на поляну вернемся, пса заберем. – Сказал Сахаров в рацию.

Тигр и потрепанный внедорожник завелись и, шурша колесами по асфальту, покатили от разрушенной базы «Рассвет».

Показать полностью
60

Роман "Пурпурный Рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 5

Предыдущий пост Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 4


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Глава 5. Стив



9 июля.


5.20 по московскому времени



Поселок Кабардинка


Начинало светать. Сквозь плотную пелену серо-фиолетовых туч, еле пробивалось предрассветное зарево. Стив, сидящий на свернутом спальном мешке возле машины, наконец-то смог рассмотреть поляну. Небольшая, метров пятнадцать в диаметре, прямо на склоне горы. Слева, в дальнем конце, лента фундамента, начинали строить дом, только уже никогда не закончат. Поверх деревьев открывается вид на часть поселка, прижимающуюся к береговому обрыву. Община как на ладони. За небольшим кустарником – ящик мин, труба миномета и станковый гранатомёт. Рядом сидит потерянный Сахаров. Князева не видно. Почти три часа они сидят на поляне пытаясь связаться с Воеводовым. Прайс встал и решил размять затекшие ноги. Обошел машину и направился в сторону стройки. Издалека заметил фигуру Саши, сидящего рядом с паллетом газоблока. Князев рассматривал в оптический прицел базу. Осторожно подошел.


- Алекс?


- Чего тебе? – Бросил Князев, даже не поворачиваясь.


- Что высматриваешь?


- Куда они детей заперли хочу увидеть.


- Бесполезно. По любому в штабе или в зданиях где ни будь. Что там вообще происходит?


- Плохо видно. Суеты уже нет. Пожар потушили. Но досталось им знатно. А у тебя интернет не работает?


- Не интернет, а подключение к сети базы. Надо проверить. Они вышку только поставили, не знаю, какое там оборудование. Хотя могли направленные антенны поставить, и широкодиапазонные, чтобы к дальним постам подключаться.


- Блин, как она там, если её хоть кто-то пальцем тронет, порву нафиг. – Саша поерзал, сплюнул под ноги, не отрываясь от прицела. - Если подключишься, сможешь посмотреть по камерам? Убил бы, за то, чтобы увидеть её сейчас.


- Секундочку. – Стив достал из кармана смартфон, открыл галерею и нашел фотографию, сделанную ночью перед патрулем и протянул. – Вы так мило спали, я не удержался и сфоткал.

Князев молча взял телефон, посмотрел на фото. Отложив ствол в сторону, второй рукой увеличил изображение. Прайс готов был поклясться, что увидел проступившие слезы на глазах Саши.


- Что встал, иди быстрее, смотри. – Рявкнул Князев, стараясь скрыть эмоции.


Стив вернулся к машине. С замиранием сердце открыл рюкзак – пронесло, ноутбук не задели. Посмотрел на накрытое тело Ларисы, вздохнул и развернулся. Увидев перед собой крупное существо, испугался и выронил лэптоп.


- Fuck.


Алабай стоял, и рассматривал американца, без агрессии, с любопытством. Подошел тихо, трава скрадывала звуки шагов.


- Он и тебя тут оставил? Султан, да? – Стив протянул руку, но собака отшатнулась, чуть оскалив зубы. – Понял, понял, не лезу. Ты так больше не подкрадывайся.


- Что тут у вас? – Спросил подошедший Марк.


- Да вот, пес теперь тоже с нами.


- Я думал, он его забрал.


- Я тоже, они же, вообще, не расставались. – Прайс откопал в вещах бутылку колы и сделал несколько глотков. – Будешь? Мы хотим попробовать подключится к общине, может сигнал WiFi сюда добивает. Если они не обнаружили мою лазейку, смогу подключится к камерам и посмотреть, что там да как.


- А генераторы работают?


- Ну ночью свет же был у них, значит работают.


- Я бы на месте Вадима, в первую очередь их подорвал. Ни электричества, ни еды.


- Ага, и сотня человек сразу на грани смерти. Добрый ты.


Сахаров пожал плечами. Вместе направились к не меняющему позицию Князеву.


- Ничего не изменилось? – Стив сел рядом на кусок бетонного блока и открыл ноутбук.


- Все так же. – Князев на секунду отвернулся, посмотрел на Сахарова. – Привет, мертвец. Как ты?


- Нормально, на сколько это может быть.


- Офигеть, добивает сюда. – Удивился Прайс, обнаружив два деления сигнала. – Сейчас посмотрим.


- Что тут происходит и где мы вообще находимся? – Раздался хриплый голос и все трое разом подскочили. Князев повернулся вместе с оружием, и чуть было не выстрелил.


- Твою мать, Тимур! Я тебя чуть не завалил! – Саша сплюнул под ноги и убрал Сайгу. – Протрезвел? Это ж как надо было нажраться, чтобы все проспать.


- Бутылку вискаря на пустой желудок приговорил. Так вы мне объясните, что за херня происходит?


Стив с Князевым как могли коротко пересказали события вчерашней ночи. Юлаев с каждым словом, серел на глазах. Услышав про предательство Леры, замотал головой.


- Нет, этого не может быть. Вы ошиблись. Она – жертва. Её тоже схватили. Она не могла нас предать.


- Еще как смогла. Вон, пойди у Ларисы спроси. Хотя она тебе уже не расскажет. – Князев махнул рукой в сторону машины.


- Она здесь? Как она? – Юлаев подскочил, рванул в сторону джипа, открыл дверь и застыл возле накрытого тела. Осторожно приподнял плед.


- Зачем ты так? – Прайс посмотрел на Князева с укоризной.


- А не хрен бухать было. Я же не надрался, хоть по этой части - мастак. Глядишь, был бы трезв, по-другому все повернулось.


От машины донеслось рыдание. Тимур сидел на земле, загребая пыль ладонями и плакал навзрыд. Никто к нему не пошел, решили дать отойти самому.


- Так что там у тебя? Подключился? – Спросил Сахаров.


- Да. Перехватил сообщение, которое они отправили по внешнему каналу. Расшифровываю. Пара секунд. Все, готово, слушайте. «Девятого июля, в два часа ночи, на базе произошел теракт. Группа новоприбывших, во главе с Воеводовым, покинули территорию, уничтожив ангар с техникой, и произведя минометный обстрел. К такому повороту событий мы готовы не были. Знали, что они уйдут. Лера Колокольцева доложила днем, после разговора с Юлаевым. Был четкий план действий по перехвату беглецов, но пришлось импровизировать на ходу. В результате столкновения с покинувшей общину группой потеряли четверых человек, на территории базы - еще семерых. Из гражданских – двенадцать трупов. Есть ли жертвы среди беглецов, точно не знаем, скорее всего Юлия Халимова, подстреленная Ефремом, возможно Лариса Панченко – попала под пулеметный обстрел. Взяли в плен Кочаряна и двоих детей, находятся под охраной. В данное время община не пригодна для использования – повреждено холодильное оборудование, и высок риск повторной атаки. Планируем ближе к восьми вечера перевезти гражданских на объект «Заря». Необходимо прислать транспорт. На поимку беглецов отправлен отряд из шести человек во главе с Дмитрием. Гражданским события преподнесли согласно плану «Голдстейн». Ждем дальнейших распоряжений. Эксархидис.»


- Сука, за нами теперь еще и охотятся. – С досадой хлопнул себя по бедру Князев.


- То есть Лера реально нас предала? – Спросил подошедший Тимур.


- Ты слышал сообщение? – Повернулся к нему Стив.


- Да. Только верить не хочется. Втрескался, по самые уши. А Вадим где?


- Фиг его знает. Умотал куда-то. Тело Юли с собой забрал. Пытались выйти на связь – молчит. – Ответил за всех Князев.


- И что нам теперь делать? Мы здесь как на ладони, додумается кто-то в бинокль хороший посмотреть и все. Надо убираться отсюда.


- А куда не подскажешь? – Князев встал и перекинул через плечо Сайгу. – Где твой дом они знают, первым делом проверят. По любому будут патрулировать, далеко не уедешь. Вы, как хотите, а я малую там не оставлю. Еще не знаю, как, но вытащу её оттуда.


- Джавида тоже не брошу. – Сухо добавил Марк.


- Веру оставлять тоже нельзя. Надо по любому их вызволять. – Тимур обхватил голову руками и начал ходить вокруг.


- И сделать это надо сегодня, а то их увезут. – Стив закрыл ноутбук.


- Кстати, что за объект «Заря»? – Спроси Саша.


- Не знаю, или еще какой-нибудь пригодный для жизни правительственный объект, или другая община. Но если мы не вытащим наших, до того, как их увезут, то пиши пропало. – Стив посмотрел в сторону общины прикидывая, где могли разместить пленников.


- Если решили идти, то надо все спланировать. «Рассветовцев» больше, опытные вояки, вооруженные. А мы четыре сопляка, даже стрелять толком не умеем. –Тимур все так же ходил кругами.


- Мне пофиг, пусть шанс очень мизерный, но он есть. И надо им воспользоваться. Ты думаешь у Женьки с Веркой, и тем более у Джавида будет прекрасная жизнь в общине? Они их будут использовать как приманку, чтобы нас выманить или в расход пустят. – Князев крепче сжал карабин.


- Ну, не такие же они звери. – Засомневался Прайс, не отрывая взгляда от ноутбука.


- Саша прав. – Сказал молчавший Марк. – Джавида могут убить в любую секунду. А на счет зверей – они причастны к эпидемии, так что жизнь троих человек для них ничего стоит.


- Готово, нашел. – Стив поставил ноутбук, так чтобы видели все. – Рядом с жилым блоком, есть некое подобие КПЗ. Вот смотрите, одноэтажное строение, электронные замки на камерах. Вот дети, вот Джавид в одной камере, все спят. Один охранник на входе.


- Дай сюда. – Князев прильнул к монитору и пристально всмотрелся в изображение. Убедившись, что все живы и целы, расслаблено выдохнул. – Как зверей в клетку посадили, но, вроде, все целы.


- Теперь хоть знаем, где они. – Сахаров посмотрел на свернувшегося калачиком друга, лежащего на стальных нарах.


- Хорошо. Давайте подумаем, что у нас есть. Доступ к видеонаблюдению общины, это большой стратегический плюс. Эффект внезапности, они явно не ожидают, что мы нападем. На базе – переполох. Жильцы в панике, и помимо нас, нужно следить еще почти за сотней людей. Безопасников осталось не много, их и так было всего двадцать, не считая Ефрема с Пимоном. Еще они думают, что с нами Воеводов, а это плюс. После вчерашнего, явно будут опасаться. Надо продумать наступление, решить вопрос со связью и оружием. У нас три АК, одна Сайга и два пистолета, много не навоюешь.


- В машине Джавида оружие было, не знаю, успели его рассветовцы забрать, или нет.


- Ларису бы еще похоронить надо. Лопата есть?


- Короче. Сейчас мы со Стивом спустимся на место вчерашнего столкновения, немного полутаем, там трупы в экипе еще остались. Марк, у тебя ребро сломано, ты лучше Тимуру помоги, лопата вроде в багажнике была. Как вернемся, спланируем дальнейшие действия. – Сказал Саша, посмотрев в лица друзьям.


Все согласно кивнули. Князев взял у Тимура автомат, лучшее подходящий для обороны, чем Сайга, и отправился со Стивом к выходу с поляны. Начал моросить мелкий, противный дождь.



3.52 минуты по московскому времени


База «Рассвет»


- Кости целы? – Пимон посмотрел на костыль и перевязанную ногу Ефрема.


- Да, целы. Только мясо задело, артерию не зацепил.


- Как вы так обосрались?


- Кто же знал, что этот Воеводов такой псих. С виду вроде адекватный, такое вычудить.


- Как он смог организовать минометный обстрел?


- Вчера наши ребята в Новороссийск мотались. Он на мастер-классе советы по стрельбе давал. Так они, наслушавшись, решили за всякими плюшками для стволов поехать. Прихватили там тяжелого: гранатомёты, минометы. Привезли и оставили в грузовике. Ну он и пронюхал.


- Он что, с базы выезжал?


- Я смотрел записи с камер. Часов в пять. Сказал, что решил остаться и надо вещи из дома забрать. Его пропустили. Вернулся обратно через час, машину обыскали, ничего опасного не привез.


- Только никто не додумался, что он вывез. Дебилы. Во сколько Колокольцева все рассказала?


- Около шести.


- Мне донесли уже к семи. Что за стадо баранов? Я вроде давал команды обыскивать и выезжающих, и въезжающих. Совсем страх потеряли, расслабились гражданских пугать. Ну ничего получили, одиннадцать двухсотых, часть базы разнесли. Всего один, мать его, человек.


- Пим, ты же сам сказал, отпустить их, дать уйти.


- Да, сказал. Гражданским уже донесли, что это диверсанты из банды? Сейчас они это обмусолят, еще приукрасят. Потом, уже в «Заре», разнесут остальным. Теперь у нас не виртуальная банда, а реальная, которую видели. Только не должны были они уйти. Твоя задача была задержать колонну, взять пленных, и перебить остальных. Узников – прилюдно казнить, детей оставить. А ты мало того, что бойцов потерял, так еще и упустил. Теперь геморроя не оберешься.


-Воеводов – спец, каких у нас нет.


- Да мне хоть сам Джон Мэтрикс , вас было шесть человек. Шесть, сука, профессиональных вояк, специально отобранных и подготовленных для одной задачи с которой вы не справились! Против девки, двоих детей, поварихи, троих салабонов и одного бойца. Суть улавливаешь? Ты хоть представляешь, чем нам это грозит?


- Примерно. – Ефрем потупил взгляд в пол.


- Представляет он. Даже я не представляю. Своих мест точно лишимся. Будешь как эти, в земле ковыряться, как и все твое будущее потомство. Ладно, сейчас надо работать с тем, что есть. Этих – вычислить и завалить, трупы ко мне. Отправь пятерых, пусть берут гражданский джип, Тигры на базе нужны. Охрану усилить, всех гражданских, кто может держать ствол, вооружить. Расскажи, что перехватили сигнал о второй атаке. С пленников глаз не спускать, скоро за ними вернутся. Поднять дронов в небо, сеть теперь нормально покрывает. Следить за всеми подходами. И вообще, откуда эти твари что-то вынюхали.


- Понятия не имеем. Пиндоса к компу пускали, но наши потом проверили, все чисто, ничего не качал, лишний никто не подключался.


- Может кто сдал?


- Да кто, и зачем? Никому не охота перспектив лишится. Димка мог на девку повестись, но она видишь, на нашу сторону перескочила. – Ефрем устал стоять, и сел напротив.


- Короче, чтобы к вечеру решили этот вопрос, я пока буду думать, как мне наверх это преподнести.



7.31 по московскому времени


Поселок Кабардинка



Стив тащил на себе три АК двухсотой серии, сумку с магазинами и гранатами. Князев шел чуть позади, перекинув через плечо РПК и ручной гранатомет Барышева. Оружие конечно хорошо, но самое важное, что удалось раздобыть – гарнитуры для раций. Поддерживать связь во время боя, нажимая клавишу – нереально, а координировать действия без связи невозможно.

Дорога в гору Прайсу давалась с трудом, сказывалась недостача физических упражнений и сидячий образ жизни. Дышалось тяжело. Даже не смотря на дождь и ветер – душно, аж голова разболелась. Желудок сворачивало от голода. Последний раз ел вчера на ужин, времени вроде прошло немного, но, от нервов и напряжения, разыгрался аппетит.


Вышли на поляну. Марка с Тимуром не видно, лишь издалека доносится звук, втыкаемый в землю лопаты. Пошли на шум.


- Ох блин. – Только и сказал Князев, увидев ребят.


Оба раздетые по пояс, Сахаров с повязкой на ребрах, перемазанные раскисшей под дождем грязью. Уже закапывали. Лопата одна, поэтому работали по очереди. Марк сидит на примятой траве, по висящим сосульками волосам стекает вода. Тимур, тяжело дыша, перекидывает остатки земли на невысокий бугор свежей могилы.


- Вам хоть переодеться есть во что? – Спросил Стив, моментально остыв от одного вида друзей.

Марк молча кивнул.


- Готово. – Тимур откинул в сторону небольшую туристическую лопату. – Спи спокойно. – Сказав, закрыл глаза и опустил голову.


Остальные молча отошли от могилы, оставив Юлаева простится.


Собрались возле джипа. Пока Стив разворачивал ноутбук и прокрадывался в сеть «Рассвета», Саша с Марком нарыли консервов и две упаковки галет. Вскоре пришел и Тимур. Вдвоем с Сахаровым они обмылись технической водой из бочки на стройке, переоделись и принялись за еду. Разговаривать никто не хотел.


- Обалдеть. – Стив оторвался от экрана и посмотрел на остальных.


- Что там у тебя? – Князев запил тушенку водой, еле проговорив с набитым ртом.


- В сети «Рассвета» ни одного следа моего присутствия. Они шерстили все сервера и порты, но ничего не нашли, потому что кто-то все почистил за мной, оставив лазейку.


- Кто это мог сделать? Вадим?


- Нет, ты что. Он, конечно спец, но в компах несилен. У меня сейчас вообще админские права на всю их сеть. Могу обрубить все, что захочу, видеонаблюдение там, связь цифровую. И я не знаю откуда. Словно кто-то после меня зашел, и все это сделал.


- Даже идей нет?


- Судя по тому, как качественно и аккуратно все сделано, думаю, это тот же человек, чей канал я обнаружил но не смог расшифровать. Больше не кому.


- Интересно, кто же наш тайный благодетель. Не нравится мне это. Ладно, позже разберемся. Сейчас о другом. Я тут прикинул немного, сейчас вместе обсудим и решим, как лучше. – Князев прокашлялся, сделал еще глоток воды. – Нужно выходит прямо сейчас. Гарнитуры есть, связь будет. Стив, ты засядешь недалеко от базы с РПК, так чтобы мог прикрыть отступление, и будешь координировать нас по камерам. Марк, тебе бегать тяжко и с минометом умеешь обращаться, тем более они уже наведены, справишься?


Марк неуверенно кивнул.


- Я могу помочь, надо поискать, должна быть инфа по баллистике и наведению минометного огня. – Стив тут же подключил один из жестких дисков, и полез в свою «энциклопедию».


- Смотри, надо будет их чуть скорректировать. Миномет за территорию, его сложно перенаправить, а с гранатомета по площади на базе. Думаю, туда ломанутся, как начнем бомбить, и Стив еще с пулемета пару очередей даст, чтобы создать видимость нападения. В этот момент их накрыть, даже если парочку завалим, уже проще будет.


- Отлично. По сигналу, начинаешь бомбить. Стив, ты отрубишь им камеры, только так, чтобы сам смог смотреть. Надо найти хоть какой-то план базы, если он конечно есть, ну или место, где можно проникнуть внутрь с минимальным риском.


- Минут десять дадите - найду. Они даже не знают, что мы смотрим. – Не теряя времени, Прайс снова уткнулся в ноутбук и начал шерстить по базе через цифровые глаза.


- Вообще шикарно. Тимур, мы вдвоем, идем внутрь. Будет жарко. Людей уже убивал?


- Не приходилось. Повторим план Воеводова?


- А у тебя есть предложения получше? Его план сработал, может и сейчас прокатит, я не Ганнибал, что придумал – то придумал. И людей поубивать тебе придется. Ты же понимаешь, что, если там будет кто-то из простых людей в карауле, придется стрелять, иначе они тебя.


- Понимаю. – Юлаев отвернулся в сторону и скривился, будто съел горькое.


- Только я с тачкой не придумал. Думал пешком обратно отходить, но сейчас понимаю, что не вывезем.


- Смотри. – Стив развернул лэптоп. – Во дворе, два тигра и джип. На базе всего девять безопасников, кто-то ломанется на бомбежку, не думаю, что две машины уедут. Один тигр точно останется. Я читал про них, пока на базе сидели, там тридцатимиллиметровая пушка и крупнокалиберный пулемет, если вам удастся угнать один из них, вообще пофиг на все при отступлении будет.


- Идея не менее сумасшедшая, чем вся наша затея, но чем черт не шутит. Марк, ты как увидишь, что мы в броне, садишься в джип и за нами, надо только его проверить. Справишься? Там коробка автомат, не сложно, Стив потом тебя заменит за рулем, снарягу жалко бросать. Все запомнили, что им делать? Отлично. Сейчас разбираем стволы, гарнитуры, гранаты. Снаряжаем магазины. Оденьтесь получше, хоть дождь немного и стих, но может еще припустить. Что же, удачи нам, только она нам и поможет.

Показать полностью
61

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 4

Предыдущий пост Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 3


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


В последних главах присутствует мат, в меру необходимости.


Глава 4. Вадим.


9 июля.


2.13 по московскому времени


Поселок Кабардинка



Вадим выглянул из-за угла еще раз. Машина Джавида стоит, уткнувшись в бордюр, все двери нараспашку, из салона валит густой серый дым. Сам Кочарян, корчится рядом на асфальте, хватаясь руками то за лицо, то за горло. С другой стороны, лежит Юля, повторяя действия парня. Возле задних дверей – дети. Плачут, трут глаза. Над ними стоит Лера, в противогазе. Чуть позади нее – Ефрем и Дмитрий. Последний держит в руках РПК . Рядом с ними еще четверо бойцов в серой форме. Один «Тигр» и один гражданский джип.


- Сука. Даже не выстрелишь. Своих зацепим. – Процедил сквозь зубы Воеводов, больше себе самому.


- Да что там? – Не выдержал Князев и высунулся из-за угла.


Ефрем среагировал моментально. Вскинул автомат и выпалил два по три. Если бы не успел дернуть Сашу обратно, то первую тройку точно словил бы. Вторая выбила облака кирпичной пыли из стены здания.


- Дебил, куда прешь? Позицию спалил.


Пришлось опять подниматься, бежать, лезть через заборы. Нога взрывалась от каждого движения обжигающей болью в заживающей ране. В груди клокотала ярость. Перед глазами стояла Юля, слепая от слезоточивого газа, беспомощная.


«Твари, голыми руками удавлю. Пожалеют, что на свет родились!»


Сзади тяжело дышит Князев, не привык к таким пробежкам, еще и с оружием в руках. Угол дома, выглянул. До машины Кочаряна – тридцать метров, только на этот раз, с другой стороны. Но не подкрадешься, грамотные – обступили кольцом. Двое тащат детей в броневик.


- Саша! – Разнесся срывающийся в плач крик Жени.


Воеводов резко повернулся назад и в последний момент успел схватить подорвавшегося бежать Князева.


- Сиди! Завалят сразу!


- На хер иди! Как я сидеть буду! Ты слышал? – Саша побагровел от злости, сжимая челюсть до скрипа зубов.


- Слышал. Только если сдохнешь – ничем ей не поможешь.


- Да блять! – Князев с досады пнул ногой стену и откинул голову назад.


Воеводов еще раз осторожно выглянул из-за угла. Лера уже сняла противогаз, и стояла возле джипа, наблюдая, как грузят Джавида. Он дергался, вырывался, но тугие стяжки на щиколотках и запястьях держали хорошо. Один из бойцов пытался связать руки Юле, но та усердно отбивалась, хотя ничего не видела. Рассветовец наотмашь влепил ей пощечину, но даже это не сбило спесь девушки. Затряслись руки. Вадим представил, как размозжит кулаками череп этого ублюдка в кашу, за то, что он её тронул. Боец присел и поставил колено на живот Юле, стараясь ухватить ее за предплечья. Девушка на мгновение затихла. У Вадима замерло сердце. Уже был готов подскочить и побежать, забыв о безопасности. Но тут Юля ухватилась рукой за разгрузку нападавшего, пошарила и выдернула пистолет. Сначала не заметивший маневра Юли, безопасник попытался выхватить ствол, но не успел. Юла передернула затвор, и, направив в голову бойца, высадила пол обоймы. Уже мертвое тело завалилось и придавило девушку к асфальту.


На секунду в воздухе повисла полная тишина. Казалось, даже сердце перестало биться. Возле машины Кочаряна осталось трое бойцов. Ефрем успел отойти к броневику, держа автомат наготове. Время растянулось, как при замедленной съемке. Вдох. Резко встал и сделал шаг вперед. Ей нужна помощь, она на открытом месте. Можно стрелять. Юля скинула с себя тело и начала подниматься. Выдох. В эту же секунду всадил три пули в начавшего поворачиваться на звуки выстрелов бойца. Девушка вздрогнула, посмотрела в сторону хлопков и, увидев Вадима, начала вставать быстрее. Вдох.


- «Лежи! Дурочка!»


Следующие три в уже развернувшегося безопасника. Первая пуля – прямо в голову. Третий рассветовец, последний, навел ствол автомата на Юлю. Выдох. Перевел ствол на него. Но боец замер и начал поворачиваться назад. Из переулка выше по улице вылетел джип Прайса, перетянув все внимание на себя.


- «Молодец, американец».


Вдох. Вдавил спусковой. Все три в цель. Шея, лопатка и середина спины. Юля окончательно свалила с себя мертвое тело и уже почти встала. Сзади глухо захлопала Сайга Князева. Выдох. Перевел взгляд на «Тигра». Ефрем направил АК на поднимающуюся с асфальта девушку. Мозг взрывает тело требованием действовать быстрее, но мышцы не могут превзойти себя. В коллиматоре проплыл нос броневика, дверь и в тот момент, когда точка поймала силуэт, Ефрем открыл огонь. Автомат харкнул несколько вспышек огня. Вдох. Смотреть, попал ли он, нет времени. Останавливаться для стрельбы - тоже. Приклад толкнул в плечо. Раз-два. Ефрем откинулся к броне, но не упал. Попал только одной, и то в бедро. Выдох. Остановился и прицелился лучше. Не успел. Безопасник с зубочисткой успел заскочить в приоткрытую дверь броневика. С другой стороны «Тигра» застрекотал пулемет, засыпая подъезжающую машину Прайса. Вдох. Сзади догнал Князев, на ходу меняя магазин. Если бы не дети и Джавид в броне, гранату бы кинул. Еще половина магазина. Недолго думая, упал на землю, стараясь поймать в прицел ноги пулеметчика, мелькающие по ту сторону броневика, благо клиренс высокий. Выдох. Красная точка на голенище ботинка. Но опять не успел – Дмитрий заскочил в броневик. Взревел двигатель и «Тигр» рванул по улице в сторону базы. Саша начал палить по колесам, надеясь остановить бронемашину.


- Не трать патроны.


Князев ничего не ответил. Он вообще не способен сейчас членораздельно говорить. Лицо перекосило от ярости, дышит, как скаковая лошадь.


Вадим осмотрелся. Слева брошенный джип безопасников. Прямо – машина Кочаряна. Рядом с ним четыре трупа и Юля. Лежит, не двигается. Дальше за ней, внедорожник Прайса. В машине никого не видно – свет фар слепит. Не опуская автомата направился к девушке, моля всех богов, чтобы жива, чтобы по касательной. На ходу всадил по одной в головы лежащих «рассветовцев». Пошел дальше к девушке. Горло сдавило. Надежда таяла с каждым метром. Глаза распахнуты, взгляд в никуда, стеклянный, не живой. Рот открыт, словно она что-то говорит. Остановился прямо над ней, и зажмурился. Нет, молитвы не помогут. Слева под грудью выходное от сквозного, вошло сзади под правую лопатку по диагонали. Сердце. Умерла моментально. В носу засвербело, словно врезали. Сглотнул. Не помогло. Сглотнул еще раз. Нагнулся и взял ее на руки. Килограмм пятьдесят, не больше. Пистолет пулемет выпал из застывших ладоней, кепка слетела с головы, расплескав гриву волос. Почему-то вспомнил Султана, как он тыкался ей в бедро. Представил, как скажет ему, что она умерла и прорвало. По щекам потекли выедающие глаза слезы. Окружающий мир поплыл. Мимо пробежал Князев, что-то спросил, но не получив ответа, удалился в сторону машины Прайса. Дошел до угла и повернул к джипу, брошенному с открытыми дверями. Уложил Юлю на заднее сидение, не заморачиваясь что вся обивка испачкается кровью.



* * *



Саша подбежал к джипу, стараясь высмотреть хоть кого-то внутри. Лобовое стекло покрыто кляксами пулевых пробитий, левого пассажирского вообще нет. Дернул водительскую дверь на себя.


- Стив? Ты цел?


Прайс, свернувшийся в пространстве между сидением и рулем, поднял голову.


- Вроде да, только осколками посекло немного, вовремя вниз нырнул.

Князев обошел машину, открыл пассажирскую.


- Блядь!


- Что там? Лариса?


- Нет ее больше.


Женщина сидела, откинув голову назад. Руки так и застыли на замке ремня безопасности, не успела отстегнутся. Пуля вошла в левый висок, моментально оборвав жизнь. Посмотрел на Юлаева – весь залить кровью.


- Нет, ну хоть ты не умирай.


Пробрался через заднюю дверь, потрогал пульс – сердце бьется, дыхание тоже есть. Начал осматривать на ранения – ничего. Кровь не его. Потормошил за плечи, и Тимур начал невнятно мямлить.


- Охренеть ты надрался.


Из-за поворота раздался звук заведенного двигателя. Князев схватил рацию.


- Вадим? Ты куда? Меня подождать не хочешь?


В ответ тишина.


- Прайс, машина на ходу?


- Не знаю, сейчас проверим.


Американец выбрался, стряхнул с сидения осколки, стер с лица кровь и повернул ключ зажигания. Завелась.


- Погнали. – Сказал Саша. – Сейчас Воеводов свалит и одни тут останемся, куда ехать – хрен его знает.


Осторожно переложил тело Ларисы на заднее сидение, бесцеремонно спихнув ноги Тимура. Накрыл её пледом, лежащим на задней полке. Усевшись спереди, Князев выдавил лобовое ногами, из-за паутины трещин дороги вообще не видно. В лицо ударил холодный и злой ветер. Развернулись и въехали в узкий переулок, увидев спереди удаляющиеся габариты.


- Вадим, нас хоть подожди! – Саша не выпускал рацию из рук, но Воеводов молчал. – Стив, догоняй его, а то потеряем из виду и пиши пропало.


Джип прибавил скорость и нагнал машину Воеводова. Князев еще несколько раз вызвал его по рации, но ответа не добился. Оставалось только ехать следом, гадая, куда он повернет на следующем повороте. Спустя несколько минут, фары на машине спереди погасли, пришлось ехать почти в полной темноте, ориентируясь только по красным огням спереди.

Вскоре асфальт кончился, под колесами захрустел гравий и в свете габаритов заклубилось пыль, моментально попавшая в салон. Стало тяжело дышать, Саша прикрыл рот и нос рукой, стараясь хоть как-то защитится. Через пол километра машина Вадима остановилась. Прайс ударил по тормозам, чуть не въехав в зад джипа. Князев открыл дверь и вылез наружу, хватая ртом свежий воздух. Послышалось тяжелое дыхание и цокот когтей по земле. Глаза начали привыкать к темноте, и Саша различил силуэт алабая, подбежавшего встречать хозяина. Достал фанарик и включил, направив в землю.


- Выключи быстро! – Зашипел кто-то справа.


Осмотрелся, но никого не увидел.


- Марк ты? – Спросил из-за спины Прайс.


- Да. Вы как? Где Джавид, Тимур и девчонки?


На секунду повисла тишина.


- Тимур сзади лежит, бухой. Джавида, и детей схватили Рассветовцы. Юля… Там в машине у Вадима. Лариса здесь. – Князев открыл заднюю дверь и указал на накрытое тело.


- Что случилось? – Сглотнув, спросил Марк.


- Нас перехватили по пути. Как они остановили машину Джавида, я не знаю. – Прайс подошел ближе и оперся на крыло внедорожника.


- Лера сдала нас. – К разговаривающим подошел Воеводов.


- Как сдала? Что она сделала? – Не поверил услышанному Стив.


- Она зажгла в машине шашку слезоточивого, надев противогаз и Джавид остановился. Колесо, сто процентов, тоже она проколола. Скорее всего, у нее была рация с GPS маячком, и они знали где она.


- Но зачем?


- Уже неважно. – Веводов замолчал и, развернувшись ушел в сторону.


- Охренеть. А Юлаев почему напился? – Сахаров подошел к машине и посмотрел на бессознательного Тимура.


- А ты у него спроси, как в себя придет. Ты здесь что делал? – Князев осмотрелся по сторонам, но не увидел ничего в темноте.


- Там миномет стоит, и станковый гранатомёт. Днем установил вместе с Вадимом, он их навел на базу, вон видите. – Марк указал единственное светлое пятно на черной плоскости поселка. – По команде, начал обстрел. Все снаряды – не в здания, рядом, чтобы посеять панику.


- А как Вадим с базы выбрался? – Спросил Саша.


- Это вы у него спросите.



* * *



Воеводов отошел от разговаривающих ребят и остановился возле машины. Султан ткнулся в бедро и обнюхал ладонь. Посмотрел на пса, потрепал его по макушке. К джипу боялся подходить. Боялся, что опять не справится с эмоциями. Словно часть души умерла вместе с девушкой, последнее человеческое, что было внутри. Повернулся в сторону общины, подсвеченной пожаром в гараже. Подавил порыв развернуть миномет и разбомбить все к чертовой матери. Вся операция по вызволению спутников, стремление разобраться в замыслах руководства общины, вообще, весь смысл дальнейшего выживания умер вместе с Юлей. Внутри только пустота. Вспомнил маму, так и не забрал ее прах, да и где его искать. Что-то предпринимать, добиваться, выяснять – все к черту. Все на хрен. Он, реально, хотел, как лучше. Заботился. Оберегал. С самого начала твердил о людской натуре. А она не верила - гребанный оптимизм. И к чему это привело? К пуле в сердце. Дурочка, какая же дурочка. Слишком добрая и доверчивая для этого мира. Кем она стала для него за эти дни? Фиг его знает, сам не разобрался в своих чувствах, слишком боялся. А теперь уже все, поздно. Уже не к кому чувствовать. Пустота.

Подошел к внедорожнику и прислонился к стеклу, не решаясь открыть дверь. Глаза ей не закрыл. Такая беззащитная. Рассчитывала на него, надеялась. А он не успел, доли секунды не хватило.


Похоронить надо.


Воеводов стоял у машины, рассматривая мертвое тело Юли и думал. Пес крутился рядом с хозяином, пытался привлечь внимание, тыкал носом в сухую ладонь, но его не замечали. Через минуту Вадим обошел машину, сел за руль, с секунду подумав, завел двигатель и развернулся в обратном направлении.



* * *



- Куда это он собрался? – Князев обернулся на звук заведенного двигателя. – Эй, ты куда?

Джип Воеводова, крутанулся по поляне и направился к выезду. Саша в последний момент успел увернуться от машины.


- Ты охренел! – Закричал он скорее от беспомощности, чем от злости.


- И что нам теперь делать? – Спросил Стив, уставившись на поднятую пыль.


- Фиг его знает. Он нас вытащил, я думал у него все спланированно, а теперь мы, как выброшенные на улицу котята, за которыми охотится стая голодных псов.


- Вадим? Ты куда уехал? Нам что делать здесь? – Сахаров включил рацию и пытался связаться с Воеводовым, но в эфире только тишина.


- Он, что бросил нас? – Саша обхватил голову руками и начал нарезать круги вокруг машины. – Твою мать, твою мать, твою мать!



* * *



Свет фар выхватил из темноты дорожный знак «Бетта». Поселок погружен в темноту, ни малейшего намека хоть на какое-то освещение. Дорогу замело мусором. Как в западных фильмах про города призраки. Ни души. Возвращаться тяжело. Час, как выехал из дома в Геленджике – забирал необходимые вещи, а тяжелый осадок воспоминаний еще давит. И вот опять, только здесь еще хуже. Мама, встреча, начало эпидемии – все навалилось гуртом, добивая последние остатки самообладания.


Проехал до пятиэтажек, спугнув стаю собак, роющихся в мусорных баках. Остановился возле родного подъезда. Панелька, вылитый склеп. Серая, мрачная, угнетающая. Вообще любой населенный пункт сейчас – кладбище. Люди, почувствовав первые симптомы заболевания, делали тоже, что и обычно: постельный режим, обильное питье и лекарства. Сложно было отличить «Пурпурный рассвет» от обычного гриппа или ОРВИ, вот только к вечеру первого дня становилось намного хуже, иногда даже в обед. А на третий – смерть. И сейчас все квартиры, и частные дома – усыпальницы, личный мемориал каждого. Мертвые тела лежат в окружении собственных вещей, мебели и некому их похоронить. Из-за специфики вируса, даже мухи не интересуются трупами. Так они и будут лежать в постелях, пока не истлеют до костей, пока время не разрушит стены и фундаменты, упокоив останки в земле.


Взял уже начинающее остывать тело девушки на руки, достал из кармана рюкзака ключи от квартиры и пошел по лестнице наверх. В подъезде как всегда пахнет сыростью и плесенью, но теперь букет дополнял запах разложения. Тела умерших от «Пурпурного» почти не источали запахов, но домашние животные, умершие от голода, продукты в обесточенных холодильниках, наполнили лестничные пролеты ароматом смерти и тления.


Знакомая до боли дверь. В квартире тихо, затхлый воздух словно не хочет пускать внутрь, толкая в лицо спертой стеной. Дошел до спальни матери, положил Юлю на разложенный диван, на котором она спала. Закрыл глаза, и спрятал лицо, положив её любимую кепку. Отстегнул от «Кедра» магазин и положил пистолет пулемет в руки девушке.


Просидел молча минут тридцать, разглядывая мертвую девушку и решаясь сделать то, что задумал. Тяжело выдохнув, пошел к двери. Из машины забрал две канистры с бензином и фальшфейер. Поднялся обратно в квартиру и вылил все горючее на пол, особо уделив внимание дивану с телом. Открыл окна, чтобы избежать взрыва паров. С лестничной площадки бросил зажжённую сигнальную шашку и отстранился от жара загоревшегося бензина. Пламя обхватило квартиру в считанные секунды, с жадностью поглощая занавески, обои, треща от удовольствия. Посмотрел на скрывшуюся в алых языках Юлю и ушел.


Отогнав машину подальше от загоревшегося дома, залез на крышу приземистого барака напротив пятиэтажки. Наблюдал, как пламя выбило окна, и перекинулось на квартиру этажом выше. К утру половина подъезда выгорит. Достойное погребение. Все же лучше огонь, чем земля и черви.


Образ Юли не уходил из головы. Её вечный оптимизм, умение радоваться мелочам. Грядки посадила, планировала, надеялась, даже тогда, когда весь мир умер. Черт. В груди – словно вбили кол и вращают, накручивая на него внутренности, как спагетти на вилку. Вспомнил лицо Ефрема, хладнокровно наводящего ствол. По любому живой, бедро только зацепил. Хотя не должен, не должен. Счет теперь к нему есть. Поквитаться надо. Да и не только с ним, вообще со всей это братией рассветовской. Выбрали же себе название – «Рассвет», прямая аналогия с «Пурпурным», или настолько наглые, или просто поржать. А вместе со всеми ублюдками в серой форме, еще и малолетку эту, Леру. Тварь. Осталась бы просто в общине, но нет, мало того, что растрепала, так еще и помогла. Не должны такие люди жить. Что вообще за тупая закономерность: хорошие умирают, а мрази живут дольше всех. Надо вносить свои коррективы и переписывать правила. Исходя из тотального абзаца, произошедшего на Земле, Бога или нет, или ему глубоко плевать на человечество. Так что лишний десяток отправленный к праотцам ничего не изменит. Не в первой, давно уже перешагнул за сотню, и перестал считать тех, у кого жизнь отнял. Случайные жертвы? Как говорят: лес рубят, щепки летят. Тем более, кто? Безвольные бараны, готовые променять свою свободу на пищу и кров. Не способные самостоятельно решать и боящиеся ответственности, как огня. Что ценного в таком стаде? Ничего, банальная биомасса, способная днем работать, а ночью размножаться. И если несколько случайных человек попадет под жернова, не велика потеря.


Вспомнил Султана, но каких-либо эмоций не испытал. Пусть остается с пацанами, главное, чтобы они не сунулись обратно в «Рассвет». Иначе, лишних жертв будет больше, а этих ребят - жалко, может из них что-то толковое выйти. Нормальную селекцию прошли.


- Ну что, погнали. – Сказал сам себе, залез в машину и вдавил газ, поднимая облако пыли из-под колес.

Показать полностью
58

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 3

Предыдущий пост Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 2


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Глава 3. Александр



8 июля.


12.43 по московскому времени


Ферма под Крымском.


Князев сидел на поливной бочке, и наблюдал за тем, как трое человек лопатами перекапывали участок земли. Главный агроном «Рассвета» настоял на повторной высадке картофеля, скороплодные сорта успеют созреть, и запаса хватит на всю зиму. Вот только о нормальном рабочем процессе никто не озаботился. С утра вручили лопату и приказали копать от забора и до вечера. Другим – нормально, роешься себе, в обед кормят, отдохнуть можно, никто над душой не стоит. Вот только Саше все это претило. Даже несмотря на то, что выяснил Воеводов и американец, он все равно не мог смирится с такой кощунственной растратой рабочих сил и времени. Словно в средневековье опять оказались: лопаты, ручной труд. Хорошо, что Женю удалось оставить на базе. Никакие уговоры не помогали, девочка на отрез отказывалась идти играть с другими детьми. Вспомнил про мобильник её матери, и фотографии отца, которые она хотела посмотреть. Нашел подходящую зарядку, включил. Девочка первые пять минут листала фотографии спокойно. Затем на её глазах появились слезы. Лера взяла её на руки, что помогло Жене немного успокоится. Только после этого смог оставить её. Брать с собой на ферму было и опасно, и неудобно, девочка не дала бы спокойно работать.


- Эй, мажор, а ты что сидишь? – Разогнул спину один из рабочих.


- А тебе какая разница? Хочу и сижу.


- А мы тут за тебя горбатиться должны? Поднимай свою холеную жопу, бери лопату и давай сюда. Жрать потом все будут, и работать тоже все должны.


- Иди на хер, тебе сказали рыть, вот и рой. – Спрыгнул, плюнул под ноги и ушел в сторону ангара.

Неправильно это. Когда вокруг столько неиспользуемого и никому не нужного инвентаря, вот так пахать. Неправильно и не рационально. Никакой стратегии развития и распределения рабочих сил.


«Эх, сюда бы сейчас отца. Он бы здесь порядок навел. Вояки, со своей ржавой системой организации, годной лишь на жесткую дисциплинарную муштру рядового состава, никогда не способны нормально обустроить производство.»


Пока думал, дошел до широкого одноэтажного здания, явно использовавшегося для хозяйственных нужд. Ворота в строение закрыты, но замка на двери рядом нет. Зашел. Внутри прохладно, пахнет бензином, машинным маслом и мышами. В лучах, пробивающихся через запыленные окна, хорошо видно несколько сельхоз машин. Трактор колесный и гусеничный, мотоблоки, уборочные машины, поливальные, огромное количество всевозможных прицепов. Первым у ворот стоял трактор с пристегнутым прицепом. Обошел его по кругу, заглянул под щиты оборудования. Прицеп явно использовали для обработки земли, даже если ошибся, все равно можно проверить. Залез в кабину, подергал рычаги. Ключи на месте, управление замудренное, но сейчас нет автошколы, где можно обучиться, придется самому – методом проб и ошибок. Подергал рычаг коробки передач, стоит на нейтрали. Повернул ключ, стартер покрутился и ничего.


«Жаль интернет уже не работает, сейчас бы загуглил, и не ломал бы голову. Подожди-ка…»

Выбрался из машины и легким бегом направился к вагончику у въезда. Обычная бытовка: генератор, кулер с водой, две раскладушки и то, зачем пришел – рация, большая, антенна наружу выведена.


- База, база? А можно мне с человеком связаться?


- Кто на связи? Прием.


- С фермы, возле Крымска которая. Князев. Прием типа.


- Кто нужен? Что-то срочное? У вас там все нормально? Прием.


- Да, все путем. Нужен Стив, Прайс который. Американец, программист. Срочно нужен. Прием.


- Две минуты подожди. Отбой.


Набрал стакан воды, но как только поднес ко рту, увидел грязные стенки и вылил.


- На двадцать девятый канал переходите, эфир не засоряйте. Прием.


- Понял. Так что, юсовца нашли?


- Александр? Что-случилось? – Голос Прайса искажался до неузнаваемости.


- Сейчас. Канал поменять надо. Секунду. – Перещелкал кнопкой, пока на дисплее не отобразился нужный. – Ты тут.


- Да, тоже сменил. Так что ты хотел?


- Слышал от Джавида у тебя там википедия в кармане?


- Вот болтун. Есть немного. Тебе что-то конкретное нужно?


- Да, управление трактором. Ты можешь, как в «Матрице», загрузить, я секунду глазами поморгаю, и все, супертракторист.


- Очень смешно. Мне сейчас не до шуток. Что за трактор?


- А я тебе что, ударник механизатор? Откуда я знаю? Простой, четыре колеса и кабина.


- Ладно иди садись в него, попробуем разобраться.


Убили на разбор больше получаса. Долго определялись, что за модель. Выяснив, приступили к основам управления. Оказалось, не сложнее автомобиля, только запуск двигателя хитровыдуманный. Отпустив Прайса, отнес рацию обратно и снес замок с ворот кувалдой. Вырулили из ангара, оглашая всю округу треском выхлопа, и направился к возделываемому участку. Работники удивились появлению техники и, побросав лопаты, ожидали его дальнейших действий. Опустил почвообрабатывающую фрезу и поехал, оставляя за собой ровную разрыхленную землю. Спустя час весь участок был готов к посадке, лопатами бы копали еще не один день. Подогнал трактор к краю участка, заглушил и выбрался из кабины.


- Ну что, работнички, обратно все сровнять, чтобы ручками поработали?


- Ты где его достал? – Сказал мужик с виноватым видом - стыдно за сказанные ранее слова.


- Башкой думать просто надо, что я и сделал, а не холенной, как ты сказал, жопой. Там техники еще, весь край перекопать можно, а вы тут как в каменном веке, хорошо еще не палками землю роете.


- Управлять и раньше умел?


- Наобум натыкал и поехал. Что там дальше, «Мичурин» наш не говорил?


- Мичурин вообще-то яблоки и плодовые выращивал, тут скорее Лорх .


- Смотри-ка какие мы умные, так что дальше делать-то?


- Ничего он не говорил, нам копать еще дня три надо было, потом уже все остальное.


- Ну тогда отдыхаем до вечера, а там уже решим.


- Ты, это, с нами не хочешь? – Мужик замялся, как подросток, приглашающий на свидание девушку.


- Куда это с вами?


- Вчера у Машки-Рыжей бутыль коньяка взял, раньше дорогущий был, французский, Хэнесси. Будешь?


- Не, ребят, спасибо конечно. У меня дел по горло.


Мужик, с удивленным лицом, развернулся и ушел в сторону других рабочих. Князев сидел не менее удивленный: чтобы он, вот так легко, отказался от выпивки? Мир не только умер, но и сошел с ума.


Время до того, как за ними приедут, необходимо чем-то занять. Не найдя ничего лучше, побрел по ферме, осматривать имущество.



18.12 по московскому времени


База «Рассвет»


Поселок Кабардинка


Никто из работников раньше положенного на связь не выходил и не сообщал, что объем запланированной работы уже выполнен. С машиной, которая должна везти обратно, приехал и местный агроном, с удивлением посмотрел на трактор, а как увидел перепаханный участок, вообще забегал, как обезьяна по вольеру. После того, как сказали, кто додумался и, главное, управился с техникой, подбежал к Князеву, похлопал по плечу, и долго выспрашивал, где научился. Перед выездом агроном удалился минут на десять, затем вернулся и пригласил всех в машину. Работники жались на заднем сидении, стараясь спрятать перегар, Саша залипал в окно, рассматривая лес вдоль дороги.


На базе, сразу после приезда, вызвали на ковер к Эксархидису. Услышав, что его ожидает Пимон, Князев испугался. Сердце дёрнулось и забилось, громче двигателя трактора. Судорожно сглотнул. Перед глазами пролетел разговор под деревом.


«Может кто-то сдал? Других уже взяли, я последний. Сейчас в кабинете повяжут, и все. Сгину где-нибудь в подвале, или тупо застрелят. Женька… Где она? Что с ней?»


Внешне старался не выдать страх, хотя тело била мелкая дрожь. Может пронесет, и вызвали по другому поводу, но выяснится это только непосредственно на аудиенции.


Шел по коридору в сопровождении безопасника, как на эшафот. Дежавю. Последний раз так переживал, ожидая отца в обезьяннике, когда повязали с наркотой. Есть что-то схожее у Пимона с отцом. Ощущение абсолютного авторитета. Люди рядом с такой личностью рефлекторно вжимали голову в плечи, боясь показаться выше, и вели себя, как покорные овцы. И ведь им для этого даже ничего не надо делать, достаточно просто присутствия. Но когда растешь бок о бок с таким человеком, то покорность притупляется, разум словно закаляется, и перестает прогибаться. Со временем вырабатывается полный иммунитет, распространяющийся на все властные личности. Крепнешь, смелеешь и начинаешь противопоставлять свое личное мнение, демонстрируя невосприятие. Именно это всегда и делал Князев - шел против любого авторитета, несмотря на то, чем это могло для него обернутся. И сейчас свои привычки менять не собирался.

В кабинете кроме Эксархидиса никого, только клубы кальянного дыма в лучах света из окон.


- Александр, приветствую. Присаживайся. – Пимон указал на стул.


- Спасибо, постою.


- Твоя воля. – Эксархидис улыбнулся уголком рта. – Догадываешься, почему я тебя вызвал?


- В душе не ковырялся. – Прокрутил в голове все разговоры о действиях общины, дальнейшие планы, прикидывая, что уже могли узнать и, что за это будет.


- Уже наслышан о твоей сегодняшней инициативе. Похвально. Думал, с тобой будет больше проблем. А, оказалось, вон как.


- Ты о тракторе?


- А о чем же еще? С людьми, умеющими обращаться с техникой, не повезло. Не в почете это было до эпидемии. Сейчас любой технарь – на вес золота.


- Да я и не умею, так, наобум натыкал.


- Однако весь участок под посадку перекопал. Здесь главное не умение, а инициатива и стремление. – Пимон открыл бутылку Перье, налили стакан и протянул. – Значит есть в тебе что-то от отца. Карьерный рост интересует?


- До главного тракториста что ли? Ну нет уж, увольте. Не очень хочу каждые пять минут слышат слово «триста». – Саша взял стакан и опустился на стул.


- Заместитель начальника сельского хозяйства и продовольствия.


- Нифига себе должность. У вас тут прямо полный чиновничий аппарат, а в подчинении три калеки и собака?


- Ты всегда такой борзый? Умерло семь миллиардов, твои родители, друга убили сектанты, а ты язвишь, как подросток в пубертат.


- Уж какой есть. – Князев осмотрелся по сторонам, демонстрируя полное безразличие к беседе.


- Ты вообще задумывался, что будет дальше? Люди – очень живучий вид. Не первый раз природа пытается стереть человечество с лица земли, и каждый раз безрезультатно. Так будет и сейчас. Цивилизация снова поднимется из оставшихся крупиц. Но людям всегда нужно организующее начало, без него, они просто стадо баранов – без пастуха, ожидающее, когда придут волки. Наша община и есть одно из таких организующих начал. Мы собираем выживших, поднимаем производство. К нам буду стягиваться, как мотыльки на свет. Людям всегда нужно общество, от одиночества они сходят с ума. У тебя есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд власти. По тебе же видно, что ты привык к роскошной жизни и руками работать не для тебя, но и мозгов у тебя хватает. Так что лучше прислушайся к моему предложению.


- Я подумаю над этим, как раз в туалет собираюсь, пока буду сидеть – поразмышляю, где-то между чтением состава на освежителе воздуха и вытиранием задницы.


Князев встал, и вышел из кабинета «по английский».


Выдохнул, только когда оказался на улице. Воображение уже успело нарисовать сотни жутких картин пыток в подпольях общины. Облегчение подарило легкое чувство эйфории. Направился в столовую. Желудок жалобно урчал, присосавшись к диафрагме.


- Князев. – Кто-то схватил за руку.


Развернулся, готовый ударить или увернутся от удара. Воеводов.


- Ты больной, так пугать? Я тебе чуть не втащил.


- Сделай вид, что ищешь по карманам и слушай меня.


- Понял. – Саша захлопал себя по штанам.


- Сваливаем сегодня. Будь готов. Чуть позже получишь рацию. Девочку держи при себе. Сходи проверь свою машину. Бензин, колеса, все, чтобы сесть и уехать.


- Что-то случилось?


- Нарыли много нового, Прайс отличился. Потом введу в курс дела. Но сваливать нужно сегодня.


- Понял.


- Сделай вид, типа не нашел, и топай дальше.


Князев отрицательно помотал головой и развел руками. Воеводов скрылся так же быстро, как и появился.


- Ниндзя блин. – Сплюнул под ноги.


Аппетит как ветром сдуло, но курс не изменил. Взять воды, увидеть остальных. И просто быть на виду, чтобы не вызвать подозрений.


За уже привычным столиком всего несколько человек. Юля даже не сняла кепку, обхватив стакан двумя руками и не сводя глаз с пенки кофе. Джавид необычно молчалив. Стив лихорадочно крутит головой, выдавая крайнюю степень нервозности. С другого столика замахали руками – работники с фермы, явно подшофе, даже отсюда видно. Отмахнулся и направился к своим.


- Что кислые такие? – Опустился на свободный стул и забрал стакан у Стива, осушив до дна. Американец даже не обратил внимания.


- Ты еще не в курсе? – Джавид приподнял бровь.


- В курсе. Встретил нашего Ханта .


- И что? Вообще не очкуешь? – Спросил Кочарян.


- Тихо вы! – Шикнула Юля, выглядывая из-под козырька. – Сказали же, что слушают.


- Здесь нет микрофонов. – Успокоил Стив. – Слишком много фонового шума, а направленные не спрячешь. Но сильно лучше не болтать, может у них кто по губам читать умеет.


- Не очкую. – Князев откинулся на спинку и обвел сидящих взглядом. – После Краснодара очко - титановое. Только за девчонку переживаю, и все. Что с нами могут сделать? Убить? Если ад и существует, то там сейчас, все население земли, и стоит подумать, ад – там, или тут. На счет рая, не заикаюсь, праведных на этом свете не осталось.


Никто не нашел, что ответить, лишь молча покивали.


Стив нагнулся, порылся в рюкзаке, стоящем рядом со стулом, и подвинул в сторону Саши свернутую в рулон толстовку.


- Нафига? – Не понял жеста Князев.


- Внутри – рация. – Ответил Прайс, опустив лицо в пол. – Включишь в комнате. – Поднял голову, и обратился уже ко всем. – У себя, в жилом блоке, можете делать, что угодно. Видео с камер и запись с микрофонов я заменил на вчерашние, они даже не поймут подмены. Только шибко не орите, человек все равно услышит.


Надо забрать Женю, но сначала – машина. Вышел из столовой и свернул в сторону гаражей. Боксы открыты, рейдовые грузовики на приколе, облепленные механиками. Чуть дальше –дверь в отделение с машинами членов общины. Открыто. Внутри, между бетонными колоннами, не меньше пятидесяти авто. Его джип стоит одним из первых. Нажал брелок сигнализации и внедорожник послушно отозвался. Странно, но машину никто не трогал. Все вещи лежат ровно так, как он их оставил, даже несмотря на то, что нет половины стекол.


«Зачем запирал, фиг его знает.»


Сел на водительское, нажал кнопку запуска. Мотор завелся моментально. Больше всего боялся, что при обстреле зацепили что-нибудь важное. Бензина больше половины бака, свалить хватит. Вытряхнул с сидений осколки, застелил прострелянным спальным мешком. Запах спиртного еще не выветрился, но это не сильно важно. Оружие на месте, пистолет спрятал еще по приезду, Сайгу просто лень было с собой таскать. Хорошо, что скоропортящегося с собой не брал. Основной запас провианта сгорел в машине Эмиля.


Убедившись, что с машиной все в порядке и она готова к отъезду, направился в жилой блок. Толстовку, в которой Стив передал рацию, бросил в машине, само устройство спрятал в кармане, благо размер позволял.


Погода портилась. Ветер усиливался, принося с собой шум волн и запах моря. Небо заволокло тучами, такими же фиолетовыми. Из-за ненастья стемнело раньше обычного. Люди, сидящие в беседке, кутались в толстовки.


«Вот тебе и лето на море.» - Подумал про себя, поежившись, и пожалев о том, что оставил кофту.


Прайс сидит в комнате, не отрываясь от компьютера. Воеводова нет.


- Ты так весь день просидел?


- Ага. – Не поворачиваясь, ответил Стив.


- Нарыл что-то важное?


- Крышесносное. Но сказать пока не могу, Вадим запретил.


- Секретики-секретики. А где он сам, собственно?


- Не знаю. Его весь день было. Встретились пару часов назад, поделились информацией, он рации передал, и поставил ряд задач, вот, сижу выполняю.


- Что за задачи, смысла спрашивать нет?


- Нет, тоже запретил говорить.


- Какие вы зашифрованные. Ладно, пойду за Женькой схожу.


Спустившись на «женский» этаж, увидел девочку сразу за дверью, рядом со стойкой охранницы. Сидит на скамейке, прижимая к себе уже довольно потертую мамину сумку. Заметила, подскочила и побежала на встречу. Юркнув в дверь, кинулась на шею.


- Привет, малая. Как ты тут?


Женя ничего не ответила, уткнувшись лицом в плечо.


- Соскучилась?


Кивнула.


- В комнату пойдем?


Еще кивнула.


Попытался встать, чтобы повести ее за руку, но девочка крепко держалась за шею руками. Пришлось нести. Странно, первый раз она себя так ведет, словно чувствует надвигающуюся опасность, и не хочет отпускать.


Вернулись в комнату, и даже там не отпустила.


- Мне в туалет надо, ты со мной пойдешь?


Опять кивнула.


- Не, так не пойдет. Давай, ты тут подождешь. – Оттянул девочку от себя. Получилось немного грубо, не хотел так, но уж больно она крепко держала. Увидел её взгляд, и сразу пожалел, о том, что оторвал её от себя. – Ну, ты чего? – Неловко положил руку ей на плечо. – Я не на долго. Ты здесь не одна, вон видишь того задрота за компьютером? Он – хороший. Посидит с тобой. Так же? – Бросил через плечо Стиву.


- Посижу. – Прайс не хотя оторвался от монитора и повернулся к девочке. – Тебя Женя зовут?


- Ага. А вас – Задрот?


Саша прыснул и спешно удалился в душ под бурчание Стива.


Лежали вместе с Женей и смотрели «Холодное сердце», которое он ни разу не видел. Девочка засопела первая, он вырубился, когда тролли женили Кристофа на Анне. Рация затрещала ближе к десяти вечера. Не сразу понял, что так противно бубнит под ухом. Продрав глаза, еле разобрал голос Воеводова из динамика.


- Князев, блин? Ты, что, дрыхнешь там?


- Есть немного.


- Двигай на стрельбище.


Нехотя поднялся. Стива нет, компьютер выключен. Вспомнил про ветер, и натянул худи, кроссовки и спортивные штаны. Не спасло, как только вышел на улицу, сразу покрылся мурашками.


- Лето, мать вашу. В Москве и то теплее. – Пробубнил себе под нос.


На входе в оружейку, увидел тощего мужика, сидящего за защитной решеткой. Потягивая кофе из перепачканной кружки с надписью «boss», он не отрывал глаз от экрана ноутбука.


«Интересно, этот тип здесь живет что-ли?» - Подумал про себя.


- Чего хотел? – Мужчина поднял взгляд и посмотрел на вошедшего.


- Я…. Э-э-э…. – Замялся Князев, проклиная Вадима, за то, что не предупредил.


- К Воеводову на мастер-класс? Так топай, что встал. Я тебе не музейный экспонат, чтобы пялиться.


- Понял, удаляюсь.


В комнате подготовки уже собралась почти вся компания: Юля, старающаяся не смотреть в сторону Воеводова, Джавид, Стив, с ноутбуком под мышкой, Лариса, без поварского колпака узнал ее с трудом. Сладкой парочки Тимур-Лера нет. Вадим стоял возле стены в черных карго-брюках и разгрузке.


- Где Юлаев и его девушка? – Сухо спросил Воеводов.


- Лера еще с детками сидит, а Тимур… - Лариса замялась. – Он в комнате своей.


- Что он там делает? Почему не здесь?


- Он пьян в стельку. – Женщина потупила взгляд, словно виновата была она.


- Да твою же мать. – Вадим не сдержал эмоций, но быстро взял себя в руки, глубоко вдохнул и заговорил прежним спокойным голосом. – Ладно, немного переиграем. Что там с его девчонкой?


- Я с ней поговорила - все поняла, едет с нами. – Сказала Юля.


- Хоть эту проблему решили. Так, слушайте внимательно. Выдвигаемся в два часа ночи. Три машины. Дажавида, Князева и Прайса. Машину Юлаева и мою оставим, потому, что они пустые, а у ребят загружено все для выживания. Распределяемся так: Джавид с тобой Юля, дети и Лера, двигаешься в середине. Первым – Князев, замыкает Стив, с ним Лариса и Тимур, которого, по ходу, придется тащить.


- Но как мы сможем покинуть базу? Ведь, если мы правы, то нас завалят еще на подходе к гаражу? – Поинтересовался Джавид.


- Это оставьте мне. Скажу одно: времени будет не много, а точнее, вообще, не будет. Так что сидите на низком старте и по команде рвете когти к машинам. Будет много шума и суеты. Юля и Лера, на вас – дети. Они испугаются, так что придется не легко. Кто за рулем – несетесь к главным воротам, будет открыто. Князев, заберешь меня сразу за забором.


- А как же патрульные на вышках? – Вмешался Стив.


- Я же сказал – позабочусь.


- А Султана куда дел? Как мы его вывезем? - Юля посмотрела на Воеводова, вспоминая, как он позаботился о животных в сафари-парке.


- Султан уже в безопасном месте, за него не переживай.


- Как там Сахаров? – Спросил Джавид.


- Хорошо. Уже скоро его увидишь.


- Так ты не поделишься, что вы там интересного нарыли? – Не смог перебороть любопытство Князев.


Стив посмотрел на Воеводова, тот согласно кивнул.


- Мне удалость взломать внешний канал связи. Я еще не выяснил, с кем связываются, но община ведет подробный отчет о всех происходящих событиях, скидывает досье на каждого прибывшего. Перелопатил кучу информации, и самое страшное, что выяснил – группа безопасности и сам Эксархидис работают вместе уже давно, еще до эпидемии. Они имеют непосредственное отношение к ней. Нашел детальный дневник каждого дня пандемии. Они вели наблюдение. У них четкие инструкции на дальнейшее развитие общины. Сейчас период так называемого «пряника»: собирают выживших, дают им кров, защиту, еду. Дальше – хуже. Постепенно община перейдет в жесткую тоталитарную структуру, где люди будут работать за еду. Ресурсы и продукты – экспортироваться. Дам почитать свод правил и законов – у вас волосы дыбом встанут. Эти ребята – волки в овечьей шкуре. Под маской добродетели, собирают уцелевших, которые, по факту, попадают в рабство. Я только недавно прошел через, почти, тоже самое, и не хочу еще раз.


- Суки. – Бросил куда-то в сторону Джавид. – А Марка то за что?


- Он им неудобен. – Ответил за Прайса Вадим. – Проблемы с психикой, неуравновешенный, боялись реакции других жителей на него, и не знали, как им управлять. Решили устранить, заодно устроив еще один акт устрашения.


- Я еще не все сказал. – Стив встал, и оперся спиной на стол. Нервы не давали сидеть на месте. – Уже под конец работы, я обнаружил еще один канал – исходящий. Скрыт так, что нашел его по чистой случайности. За базой следит еще кто-то кроме нас.


- И кто же? - Поинтересовалась Юля.


- Я не знаю. – Развел руками Прайс. – Даже со всеми своими навыками, не смог ничего выяснить. Абсолютно не знакомый код бэкдора . Впервые такой вижу. Тот, кто его создал - просто гений.


- Ты потом извне это сможешь раскопать? – Спросил Воеводов.


- Надо будет повозиться. Сеть идет по кабелю, проследим точки, куда он ведет, подключусь, и там увидим.


- Хорошо. Ставим будильники на полвторого, собираем манатки и сидим готовые. Я сообщу по рациям, хотя и так услышите. Тимура постараться привести в чувство. Девушку его оповестить. Детей собрать. Сейчас берем стволы и в галерею, у нас же типа мастер-класс.

Вернулись по комнатам спустя час. Женя спала, свернувшись комочком на кровати. Стив, не теряя времени, начал собирать вещи, загружать технику в кейс. Последовал его примеру. Сложил две сумки, и поставил возле двери, чтобы сразу схватит на выходе. Сел на кровать, рядом со спящей девочкой.


Главное – свалить из этого «Гулага». Что дальше, это потом. Можно остаться с группой, вон Лера с детьми обращаться умеет, Лариса повар. Можно уговорить их двинуть на юг. Ну или самому. Выживших оказывается не так мало. В своих силах уверен уже больше. Когда бежал из горящей квартиры, чувствовал себя птенцом, выброшенным из гнезда. Сейчас понял, что что-то все же умеет, просто так не пропадет. Посмотрел на Женю. Сможет ли кому-то её отдать? Уж слишком сильно прикипел. Чтобы он когда-то поступился своим комфортом, а тем более, рискнул своей шкурой ради кого-то? Сказали бы месяц назад, что он так поступит, в лицо бы плюнул. Сколько уже чист? Больше двух недель? И ведь не тянет даже. Представил, что бы почувствовала девочка, увидев его обсаженного и испытал такую волну отвращения к себе прежнему.


- Ничего, малая, прорвемся. –Осторожно погладил её рукой по волосам.


До указанного времени так и не уснул. Стиву тоже не спалось, сидел за ноутбуком, словно, не замечая реальный мир.


- Ты где там копаешься? – Спросил шепотом.


- Все там же, по их серверам лазаю.


- Так ты же к сети не подключен, вон провод валяется. – Саша указал на вилку патч-корда, торчащую из-за стола.


- Офигеть, ты внимательный. А то, что я в тире в сети сидел, тебя не смутило? Ты во дворе у гаражей ничего нового не заметил?


- Да, вроде, нет. – Князев прокрутил в голове дорогу от столовой до боксов – ничего не замечал, чего до этого не видел.


- Yes, maybe, no - мозг взорвать можно. До сих пор не привык. Сегодня вышку WiFi поставили. Бьет на всю базу, в корпусах еще повторители стоят. Типа локальной сети замутили, очень вовремя.


- Нормально. То есть ты теперь можешь из любой точки базы подключится?


- Да, и возможно даже извне, на сколько далеко, только, не знаю. Скоро это очень поможет.


- Нервничаешь?


- Немного. Но то, что с нами Вадим, успокаивает. Да и после происшествия под Ростовом, как-то черствее стал, что ли.


- Все мы хлебанули за это время. Тебе вообще не позавидуешь – в чужой стране. Ты хоть знаешь, что там с твоими?


- Только с девушкой, с родителями связь потерял.


Князев посмотрел на Стива. Раньше для него он был бы очередным компьютерным заучкой, и максимум чего удостоился бы - презрительного взгляда. Ко всем, кто находился ниже по социальной лестнице, испытывал только презрение. Но сейчас, когда жизнь столкнула с такими людьми в непростых ситуациях, начал понимать, что ценить надо не цифры на банковском счету, а личностные качества каждого.


Затрещала рация.


- Все подорвались и бегом к гаражам. Будет громко. – Голос Вадима звучал сдавленно и хрипло.

Сразу после слов раздался оглушительный взрыв, сотрясший окна. Женя подскочила на кровати с широко распахнутыми глазами, не понимая, что происходит. Князев схватил девочку, прижал к себе и рванул к дверям. Стив закинул ноутбук в рюкзак и ломанулся следом.


В коридоре – полный хаос. Люди высыпали из комнат и недоуменно озирались по сторонам, кто в трусах, кто вообще в чем мать родила. Еще один хлопок. Где-то зазвенело выбитое окно. Саша и Князев, пригнув головы, бросились к лестнице, протискиваясь между заметавшихся в панике жильцов.


- Это банда!


- На нас напали!


- Бомбят!


- Мы всем умрем! – Доносились крики со всех сторон.


На лестнице – толпа народа. Бегают, орут, суетятся, кто-то забился под стену и плачет. Бегом, вниз. На втором этаже столкнулись с Юлей. Девушка пробивала путь для Ларисы и Леры, ведущей за руку Веру. Сверху догнал Джавид, почти волоком тащивший полубессознательного Юлаева. Князев со Стивом выбились вперед, как ледокол раздвигая толпу и освобождая дорогу остальным.


Как только вышли на улицу, обдало холодным ветром. Издалека доносится гул пожара. Еще один взрыв, совсем рядом, за забором. Низкие тучи осветило яркой вспышкой света. Сухо затрещал автомат.


- Бегом, к гаражам! – Закричал Князев, застывшим на месте спутникам.


- Они же нас по камерам увидят и перебьют всех! – Запричитала Лариса.


- Не увидят. – Стив дернул женщину за руку, и подхватил Тимура, помогая Кочаряну.


Мимо пролетел броневик, направляясь к центральным воротам. Следом за ним бежали трое в серой форме. На группу людей не обратили никакого внимания.


Столовая. Обогнули. Серая махина гаража спереди. Часть ворот уже открыта. В броневики и джипы загружаются бойцы, готовые отражать нападение. Нужный бокс, ворота приоткрыты. Юля рывком открыла полностью.


- Грузитесь быстрее и сваливайте оттуда! Времени нет! – Закричал из рации Воеводов.


Опять взрыв, на этот раз уже где-то на территории базы. Крики, плач, полный хаос.


Еле оторвал от себя Женю и передал ее Юле, уже усадившей в машину Веру. Кочарян за рулем, завел двигатель и подгонял девушек. Стив с Ларисой уложили на заднее сидение Юлаева и готовы к старту. Князев запрыгнул в джип, завел и выехал к воротам, клаксоном подав сигнал - готов. Помещение гаража огласил рокот трех двигателей. Джавид сзади моргнул фарами - можно выдвигаться.


- Отъехали? Сейчас будет шумно, берегите уши и глаза. – Голос Вадима из рации.


Яркая вспышка и оглушающий грохот за спиной. На несколько секунд заложило уши и дезориентировало. В последний момент увидел бетонную стену спереди и успел вырулить. Бросил взгляд в зеркало заднего вида. Из открытых боксов клубами валит черным дым, перемежаемый сполохами огня. Из чада выбежал человек, объятый пламенем, пробежал несколько шагов и рухнул на асфальт. Саша сглотнул и направился к воротам. Открыты. Броневика не видно.


- Вспышка справа. – Опять Воеводов на связи.


КПП расцвело шаром огня. Стекла вылетели, двери снесло с петель. Князев придавил на газ, инстинктивно прижимая голову от обдавшего машину жара. Как только выехал за ворота, запаниковал.


«Куда дальше? Где Воеводов? Нас сейчас здесь всех завалят!»


В дополнение к мыслям, с вышек затрещали автоматы. Схватил рацию.


- Куда дальше? Где ты?


- Двигайте прямо два квартала, потом сбросьте скорость. – Ответил Вадим.


Вдавил педаль в пол, не сильно переживая о скорости. Посмотрел назад – все машины на месте, никто не отстал. Проскочив второй перекресток, сбросил скорость и увидел две вспышки фонаря за деревом на тротуаре. Еще не успел остановиться, как открылась дверь и в машину запрыгнул Воеводов.


- Гони прямо, когда скажу, повернешь направо.


От Вадима несло порохом, гарью и бензином. Взгляд – стеклянный, отстраненный. На секунду задумался, сколько же человек сейчас погибло? Не только безопасников, но и простых выживших, стоявших в патруле.


- Все на месте? Все целы? – Отдышавшись, спросил Воеводов.


- Да. Тимура вытащили, бухой в сопли. Что ты устроил на базе?


- А что?


- Там народу дофига погибло.


- Не дофига, человек десять.


- Ты вообще псих? По нам стреляли, с вышек! Если бы кого убили?


- Не убили бы, у всех стволов, до которых добрался, затворы повытаскивал, у караульных на вышке – холостые.


- То есть они даже выстрелить не смогли бы?


- Именно.


- Как ты полбазы подорвал?


- Где-то заминировал, где-то Марк помог. – Вадим посмотрел в зеркало заднего вида. – Не понял, почему Стив вторым едет? – Воеводов взял рацию. – Джавид, почему отстали? Ты должен идти в середине колонны, все нормально?


Продолжение в комментах.

Показать полностью
51

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 2

Предыдущий пост Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 1


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Глава 2. Тимур


8 июля.


2.18 по московскому времени.


База «Рассвет»


Кабардинка


Проснулся от топота ног за дверью. Настроение ни к черту, весь вечер не мог найти Леру и изрядно психовал. Встретил её перед отбоем, на улице в беседке, сидела в телефоне, листала фотографии. На вопросы «где была», ответила, что готовила учебную программу для детей. Спать вместе отказалась, сильно устала, вдобавок от месячных болел живот. Вроде ничего криминального, но дурацкая интуиция подсказывала, что что-то не так. И голос девушки звучал прохладнее, и поцелуй вскользь, почти неподвижными губами. А теперь еще этот шум в коридоре, мешающий спать.


Нехотя выбрался из постели, в одних трусах. Босиком дошел до двери и выглянул. Много людей в форме и с оружием. Суетятся, поднимают народ.


- Что случилось? – Остановил одного за руку.


- На караул во внешнем периметре напали.


- Черт, жертвы есть?


- Да, говорят одного убили.


Повернулся уйти в комнату – что он сделает при нападении, и так вон народа сколько подняли.


- Эй, Тимур?


Кричал парнишка из новоприбывших, Джавид вроде, на бегу одевая футболку.


- Да?


- Ты в курсе, что случилось?


- Нет, только встал. Вроде сказали, что на наших напали.


- Тоже слышал, там Марк в секрете был.


- Бля…


- Ладно, сгоняю уточню. – Кочарян скрылся за поворотом коридора.


Сон отбило. Вернулся в комнату, натянул одежду и быстрыми шагами вышел из жилого блока.

На площади суета. Два броневика и четыре джипа с заведенными двигателями. Люди в форме бегают, рассаживаются на места. Первый внедорожник сорвался с места и скрылся за воротами. Много любопытствующих, кто в шлепках, кто, вообще, завернувшись в одеяло. Увидел Кочаряна с американцем, чуть в стороне.


- Ребят, узнали, что произошло?


- Неа, все молчат. – Ответил Джавид. – Знаю только, что напали на караульного, вроде погиб.

Стив молча всматривался в темноту поверх забора, словно пытался рассмотреть происходящее.


- Что столпились? Все по комнатам, завтра на работу, мы разберемся. – Прокричал кто-то из людей возле машин.


Народ нехотя побрел в жилой блок. Джавид с Прайсом двинулись мимо крыльца, в беседку. Тимур молча пошел за ними. Расселись по успевшим остыть от дневной жары лавочкам. Гомон потихоньку стих. В воздухе повисла тишина. Все трое молчали, стараясь не смотреть друг на друга. По резким и нервным движениям, Тимур понял, что ребята сильно переживают за товарища. Послышались шаги. Из темноты в свет фонаря вышел Князев с девочкой на руках.


- Народ, вы не в курсе, что произошло? – Спросил он, присаживаясь на лавку.


- А ты что не спишь? – Холодно бросил Джавид.


- Меня Женя разбудила, она от шума проснулась и не могла уснуть. Пытался уложить, ни в какую. Вот пошли прогуляться, и узнать, что да как.


- Понятно. – Ответил Джавид, встал и сделал круг по беседке. – На караул напали, не здесь, у них посты в поселке есть. Все бы ничего, но на одном из них сегодня Марк. Говорят, есть погибший.


- Не сказали, кто? Жив Сахаров? – Саша привстал, услышав новость.


- Нет, молчат, как рыбы. Вот мы тут и сидим, в ожидании новостей.


- Хреново. Хуже всего, находиться в неведении. – Князев сел обратно и погладил девочку по голове.


- Базаришь. – Сухо бросил Кочарян и, поставив руки на перила, посмотрел на жилой блок.


Абсолютно бесшумно, как призрак, на входе появилась фигура Воеводова. Князев открыло было рот, но Вадим жестом заставил замолчать.


- Ребят, мне помощь нужна, перетащить одну вещь. Вы не заняты? – Воеводов помахал рукой, предлагая всем покинуть беседку.


- Да без вопросов, к чему такая конспирация? – Джавид подскочил первым и направился к выходу.


Вадим приложил палец к губам, его выражения лица давало ясно понять, что лучше заткнуться.

Молча вышли за ним, и направились в сторону стрелкового тира. Султан, белым призраком, семенил рядом с хозяином. Не доходя пару десятков метров, свернули направо. Прошли мимо приземистого здания, за которым увидели тонущую в темноте лужайку с раскидистым деревом. Как только ступили в прохладную траву, температура воздуха упала, окутав приятной свежестью. Листья над головой шуршат как аплодисменты на далеком стадионе. Воеводов подошел к стволу, оперся на него спиной и повернулся.


- Так слушайте сюда. Здесь творится полная хрень. Марк жив, не переживайте. Мы с ним на связи, дал ему рацию. Когда днем сказали, что его в секрет отправят, я удивился. Позже он пришел в тир, дал ему урок стрельбы. Заодно проверил патроны в его оружии – холостые. Короче: его специально отправили в караул, чтобы устранить неугодный элемент и инсценировать очередное нападение.


- В смысле «инсценировать»? – Переспросил Прайс.


- В прямом. Нет никакой банды. Это сказка для лохов. Принцип устрашения. Создай угрозу извне, чтобы свои боялись и не задавали вопросов. Пока днем было время, осмотрел машины, на которых недавно типа «произвели нападение». Это машины простых людей, таких же, как мы. Они просто ехали на радиосообщение, в поисках убежища. – Вадим потрепал пса по загривку.


- Как ты это понял? – Спросил Князев.


- Во-первых: следы пуль, их расстреляли в упор с двух-трех метров, четыре человека одновременно. Во-вторых: внутри нет гильз, пороховой гари, ничего, что указывало бы на сопротивление. Я знаю, как выглядят машины из которых велся огонь, поверьте, в этой машине были простые люди. Это далеко не все. Вся группа безопасности, все двадцать человек знали друг друга до эпидемии. Слишком слаженно работают, отработанные схемы, позывные, команды. За две недели такое не наработаешь.


- Подожди, выжил лишь крошечный процент. Двадцать человек с иммунитетом, знающих друг друга, это нереально. – Тимур сжал кулаки от подступающей злости.


- Я о том же. Вывод только один: у них есть вакцина или они связанны с самой эпидемией.


- Вадим. – Прайс, стоявший до этого за Джавидом, вышел чуть вперед. – Я сегодня помогал в настройке их серверов. Нашел зашифрованный канал связи с каким-то объектом извне. Спрятан хорошо, но вояки не рассчитывали на мой уровень. Пока не выяснил, с кем конкретно они поддерживают контакт, занимаюсь этим.


- Будь осторожнее, если узнают – ты труп. Я пока не знаю их целей. Зачем они собирают людей и что вообще здесь происходит, но обязательно выясню. Один не справлюсь. С этого момента надо держаться вместе, и работать сообща. Извне мы ничего не выясним, надо остаться пока здесь, ненадолго. Потом свалим. Они явно не из благих намерений народ собирают. На базе не болтать, уверен – везде прослушка. Не мелькать и не выделятся. С Марком выйду с утра на связь, он укрылся на время. Надо осторожно предупредить девушек. И планировать, как свалить отсюда.


- Суки, у меня просто слов нет. – Тимур стоял, багровый от ярости, на шее проступили жилы, сжатые губы побелели. – Мои родители, друзья, вся жизнь…


- Остынь, пацан. Пока надо сидеть тихо. – Вадим осмотрелся по сторонам. – Как все выясним, я их сам перережу. Пока – тише воды, ниже травы, уходим по одному. Я сам буду сообщать новости. Меня не ищете, если увидите – не подходите.


Расходились по очереди. Первым ушел Князев с Женей, девочка уснула на руках во время разговора. Следом отправились Прайс с Кочаряном, изображая бурную беседу ни о чем. Под деревом остались Вадим с Тимуром. Юлаев достал сигарету из пачки и закурил. Последние дни почти забыл об этой привычке, не до этого было, но сейчас срочно требовалось успокоительное.


- Думаешь они реально связанны с «Пурпурным рассветом»? – Спросил Тимур.


- Пока ничего не могу сказать точно, но все указывает на это. – Вадим то и дело смотрел на экран GPS, отслеживая какую-то точку.


- Умерли миллиарды людей. Кто вообще мог пойти на такое? И как они это сделали?


- Я же сказал, не знаю! – Рявкнул Воеводов. Пес прижал обрезки ушей и с настороженностью посмотрел на хозяина. – Остынь. Сейчас нужна трезвая голова, топай спать. Своей девушке в комнате ничего не говори, только в безопасном и открытом месте, лучше всего, если будет много шума вокруг.


- Я весь день ее не видел. Спать легла в женском крыле, месячные и устала.


Вадим поднял голову и пристально посмотрел.


- Ты в ней вообще уверен?


Тимур на секунду задумался, но тут же отмел все сомнения, вспомнив ее взгляд и теплый ком, начинающий ворочаться в солнечном сплетении от каждого прикосновения её пальцев.


- Да, на сто процентов.


- Смотри. Одна ошибка, и мы не жильцы. Все иди, только не пори горячку.


Побрел в живой блок, медленно перебирая ногами, стараясь переварить полученную информацию. Внутри вскипал вулкан гнева.


«Гниды, конченные твари. Похер, как и зачем они это устроили. Если это действительно они, всех перебью, даже бровью не поведу. Мама, папа… Сотни миллионов людей! Да как вообще можно было пойти на такое? Собственноручно устроить геноцид человечества.»


Зашел в жилой блок. Мысли эхом отражались от стен и возвращались, усилившись в несколько раз. В комнате никого. Сосед, которого недавно подселили, скорее всего в карауле. Толстый и брюзжащий мужик, вечно ноющий о своей усталости. И слава Богу, что его нет. Рухнул на кровать, стараясь унять разбушевавшееся сердце. Где Лера, когда она так нужна? Сейчас обнял бы, уткнулся носом в копну её волос и сразу бы отпустило. Но её нет, только пустой потолок над головой и всепожирающая злость.


8 июля.


9.12 по московскому времени.


Встретил Леру за завтраком, в дверях столовой. Выглядела она не очень: заспанное и опухшее лицо, усталый вид.


- Привет.


Легкий поцелуй в щеку.


- Ты не побрился?


- Не в настроении сегодня. – Тимур посмотрел на девушку – не в настроении явно не он один.


- Опять курил?


- Я всегда курю. Словно только узнала.


- Ты электронные не пробовал? Воняет жутко. Прямо целовать противно. – Лера вытерла тыльной стороной ладони губы.


- Нам поговорить надо.


- Не потерпит? У меня живот жутко болит, сегодня весь день опять на ногах буду. Рыжая слегла, простыла под кондиционером, хотя я думаю, что у нее бадун. Видела вчера ее с одним из безопасников, с пакетом куда-то направлялись. Все дети теперь на нас троих.


- Нет. Срочно.


- Ну пошли в беседку, хотя я за чашку кофе готова убить. – Лера выдохнула и осмотрелась по сторонам.


- Нет. В беседку нельзя. Пойдем возьмем кофе и пройдемся. – Тимур пропустил девушку вперед и зашел следом в столовую.


Проходя мимо столиков, сразу увидел Князева с Женей за одним столиком с американцем и мулатом. Юля сидела с ними. Судя по её угрюмому виду, уже ввели в курс дел. Воеводова не видно, очень хочется встретится с ним, узнать, как там Сахаров. Прошли к раздаче, и сразу утонули в широкой улыбке Ларисы.


- Привет ребят! Как вы? Как Вера?


- Доброе утро. Нормально. Не выспались только. Вера тоже в порядке. – Ответил Тимур.


- Дело молодое. – Заговорщицки подмигнула женщина.


- Да не, из-за переполоха ночного. Всю общину на уши подняли.


- Ой, да, слышала. Говорят, погиб кто-то. Бедный парнишка. Не живется же людям, и так все Богу душу отдали, а они еще народ изводят. Голодные?


- Не очень, кофе только хочется.


- А что так? На завтрак омлет с сырниками. Перекусили бы. До обеда еще долго.


- Спасибо, но кусок в горло не лезет. – Тимур виновато улыбнулся и набрал два бумажных стакана растворимого кофе со сливками. Лера молча следовала за ним, ломая голову, о чем будет разговор.


Погода портилась. Ветер разгулялся. Шторм на море усилился, донося до базы запах водорослей. Юля, выйдя из столовой, поежилась, скрестив руки на груди и отхлебнув из стакана. Юлаев махнул рукой, приглашая за собой. Прошли уже знакомым ему маршрутом: мимо оружейки, невысокого здания к поляне с деревом. Крона переливалась волнами на ветру, листья шуршали так же, как и ночью. Девушка подошла к стволу и села на лужайку, поджав к себе колени. Тимур опустился рядом. Долго молчал, не зная с чего начать.


- Так, о чем ты хотел поговорит? – Не выдержала Лера.


- Слышала про вчерашнее?


- Конечно, все слышали.


- Знаешь, кто был на том посту, на который напали?


- Откуда мне знать? – Девушка говорила холодно и отстраненно, что еще сильнее портило настроение.


- Сахаров, Марк. – Тимур замолчал и посмотрел на округлившиеся глаза Леры.


- Это из тех ребят, что в море спасли? Он погиб?


- Живой. Только суть в другом – никакой банды нет, на него бойцы из безопасности напали.


- Подожди, как это они напали? С чего ты взял, что банды нет? Сказали же, что погиб. – Девушка помотала головой, отказываясь верить в услышанное.


- Живой. Вадим с ним на связи. Это он все рассказал. У него вчера появились сомнения, а он, как-никак, профессионал в разведке. Короче, все безопасники знали друг друга до эпидемии. У общины есть связь с кем-то извне, вчера Стив обнаружил на их сервере, сейчас выясняет с кем. Воеводов осмотрел машины, которые притащили после прошлого нападения, помнишь? Так вот, это машины простых людей. Марку дали оружие с холостыми патронами. Вадим это заметил, и понял, что живым он не вернется. Все случилось, как он и предугадал, только Сахаров уже был предупрежден, и успел смыться.


- Охренеть. Да не может быть такого! Нафига им все это нужно? Зачем они тогда вообще всех собирают, кормят, дают кров?


- Это сейчас и хотим выяснить. Воеводов сказал сидеть тихо. Он разбирается во всем. Стив выясняет, с кем община связывается. В помещениях говорить опасно – прослушка. Как во всем разберемся – свалим.


- Да вы гоните! У вас паранойя просто. Зачем им это все нужно? Только появился хоть какой-то намек на нормальную жизнь, а вы все похерить хотите? Сам посуди, они Ларису вылечили, дали нам всем работу, еду, жилье. Мужики просто хотят жить спокойно. А вы – теория заговора! Не сидится вам спокойно. Да вы просто с ума сходите. Что-ты, что Вадим. Сам сначала сомневался ехать или нет, теперь сказки выдумываешь, чтобы свалить отсюда, нашел себе соратника. – Девушка подскочила и быстрым шагом направилась в сторону жилого блока.


- Лера! Да подожди ты! – Тимур бросился за ней, догнал и повернул к себе. – Успокойся, пожалуйста. В первую очередь, я думаю о твоей безопасности, ну и Ларисы с Верой. Я за вас в ответе. Не позволю, чтобы с тобой, что-то случилось. Я люблю тебя.


Она посмотрела прямо в глаза. Внутри что-то звонко лопнуло и оборвалось. Взгляд у девушки злой и холодный.


- Пожалуйста, постарайся мне поверить. Мы еще сами во всем не разобрались. – Продолжил Тимур. – Если все не подтвердится, мы останемся здесь. Да блин, где угодно, лишь бы вместе. Если это все же правда, то уедем группой. Ты будешь в безопасности. Только никому ни слова. Представляешь, что с нами сделают, если это правда и они узнают, что мы знаем? И не пропадай, я очень переживаю.


Наклонился и поцеловал в губы. Лера на поцелуй не ответила, развернулась и молча ушла.



13.42 по московскому времени



Вылазок сегодня не планировалось. Вся бригада «рейдеров» сидела на базе. Машины загнали на тех обслуживание, лишь несколько человек на мотоциклах отправились в разведку, найти новые склады или магазины. Тимур сгорал от ожидания и нервов. Лучше бы весь день провели в разъездах, хоть немного отвлечься. За работой нет времени предаваться размышлениям и день пролетает быстрее. Сходил в тренажерный зал, потягал железо, чем раньше никогда не занимался. Быстро выдохся и лишь усугубил состояние. Смотреть, как другие тягают веса больше тебя в несколько раз, прилично подрывает самооценку. Нормально позаниматься не позволил и сломанный нос, постоянно возникало чувство, что сейчас пойдет кровь. Никого из ребят не видел, желание поговорить и обсудить происходящее разрывало сознание. Но приходилось молчать и делать вид, что ничего не происходит. С Ларисой решил поговорить вечером, после ужина, выловить её по пути из столовой.


От безделья решил побродить по территории. Сходить в гаражи, узнать, как идет обслуживание машин, сходить в тир, пострелять, может там встретится Вадим и хоть немного прольет свет на обстановку.


Жара спала. Небо затягивали тучи, предвещая дожди. Ветер усиливался, дул с берега, как его обычно называют местные – «моряк». Если через три дня не ляжет, то стоит ждать шторм и дожди на неделю. Обычный июль на Черном море. Хотя не совсем обычный, людей то нет вообще. Натянул кроссовки и спортивные штаны, шорты не любил и к жаре привык. За столовой свернул направо, к видневшимся воротам гаражей. Два грузовика на приколе, под ними механики в спецовках. Никого из бригады не видно. Заходить не стал, поговорить особо не с кем.


Направился к стрельбищу, благо любой из «рейдеров» может прийти и поупражняется, не возбранялось, а даже поощрялось.


- Эй, Тим.


Со стороны складов в столовую направлялись Юля с Джавидом.


- Привет. Вы как?


- А ты как думаешь? Леру видел, говорил с ней? – Джавид осмотрелся по сторонам, говорить можно, они по среди большой площадки, в гараже шумят двигателя, да и встреча трех друзей перед обедом ни у кого не вызовет подозрений.


- Да, она не верит, думает мы все придумали.


- Блин. Лишь бы чего лишнего никому не ляпнула.


- Я поговорю с ней. – Вступила в разговор Юля. – Вадим конечно тот еще фрукт, но в плане интуиции и безопасности, я доверяю ему на все сто. Попробую ей все объяснить. Её понять можно, не злись.


- Я не злюсь. Просто переживаю. Как там Марк? Есть новости?


- Вадим выходил с ним на связь утром. Он ему рацию дал, с GPS, отслеживает, где он находится. У него все нормально, только не спал всю ночь, добрался до… - Джавид замолчал, осмотрела и продолжил шёпотом. – Добрался до Гелендижка, и укрылся где-то на окраине, в частном доме. С едой вроде проблем нет. Сказал отоспится и выйдет вечером на связь.


- Хоть какие-то хорошие новости. – Тимур облегченно выдохнул. – Что-нибудь прояснилось?


- Пока нет. Воеводов работает над этим. Стив тоже матрицу взламывает. Остается сидеть и молчать. Князев укатил играть в «Ферму», девчонка с ним вроде. Не понимаю, что он её с другими детьми не оставит.


- Она убегает к нему всегда. Вообще от него не отходит. – Сказала Юля, поправив кепку.


- Так она же ему не родная, что так привязалась? – Спросил Джавид.


- Он ее спас. У девчонки мать на глазах наркоман какой-то зарезал, во время первой волны. Она фармацевтом работала, нарик забрел сырье раздобыть. Князев там случайно оказался, торчок и на него бросился, но не сдюжил, а Женя под стол спряталась, он ее забрал. – Юля постоянно осматривалась по сторонам, словно собиралась стащить что-то в магазине.


- Обалдеть. А по нему не скажешь. То на сектантов из-за нее в бой кинулся, то спас. А ты откуда все это знаешь? – Тимур удивился такой осведомленности.


- Он Рыжей рассказал, это главный педагог у детей, объяснил почему девочка от него не отходит, а та мне рассказала, мы живем в одной комнате.


- Ладно ребят. Двинем уже, что ли. А то стоим, как три тополя на Плющихе, подозрительно. – Джавид кивнул в сторону столовой и не дожидаясь ответа, зашагал сам.


Аппетита не было и не отпускала надежда встретить Воеводова в тире, поэтому с друзьями не пошел. Проводил их взглядом до угла здания, вздохнул и потопал к стрельбищу. За массивной стальной дверью окунулся в прохладу, пахнет бетоном и порохом. За решеткой с маленьким окном, тощий мужик залипает в окно ноутбука, судя по звукам, смотрит сериал. Увидев вошедшего, мужчина поднял голову и прокашлялся.


- Здаров, новобранец. Тебе чего?


- Привет. Потренироваться хотел. Можно?


- Даже нужно. Там в комнате у галереи стоит открытый цинк с маслятами. Только не борзей, не больше сотни.


- Хорошо. А ствол можно?


- Может тебе еще зарядить, курок нажать и жопу подтереть? Там же лежат тренировочные. Шуруй. – Небрежно махнув рукой, мужик уставился обратно в экран ноутбука.


Снарядив два магазина патронами, вышел в галерею с видавшим виды АК. У линии огня – никого, только наушники сиротливо лежат на столах для перезарядки. Разочарованно вздохнув, одел очки, больно надавившие на еще опухшую переносицу, поднял автомат и прицелился в грудную мишень. Раз-два. Три пули легли с разбросом в тридцать сантиметров. Уши заложило – поленился одеть защиту. Исправив оплошность, вернулся в позицию, и продолжил стрелять, стараясь напрячь руки, чтобы справиться с отдачей. Кто-то стянул с головы наушники.

- Руки расслабь, меньше кидать будет. Вообще, неправильно держишь.


Обернулся – Воеводов.


- Привет. Надеялся тебя здесь встретить. – Тимур повернулся и опустил автомат в пол.


- Ствол вверх подними и палец со спускового убери. Надо будет погонять тебя, если выживем конечно.


- Извини. - Юлаев отстегнул магазин, передернул затвор автомата и положил его на барьер. – Поговорим?


- Пошли, как раз хотел машину свои проверить, по дороге поболтаем.


Вышли из тира. В нос ударил свежий воздух, перенасыщенный запахом моря. С поляны под деревом прибежал волкодав и ткнулся в ногу хозяина мордой.


- Как там Сахаров? – Почти шепотом спросил Тимур, не сбавляя шаг и не поворачиваясь к Воеводову.


- Спит. Все нормально с ним. Крепкий пацан, любой другой на его месте, вряд ли бы так держался.


- Отлично. Удалось что-то выяснить?


- Еще нет. Работаю. Ты с девчонкой своей поговорил?


- Ага. Только она не поверила. Сказала, что мы все придумали, чтобы свалить отсюда.


- Глупая. Лишь бы болтать не начала.


- Юля сказала, что поговорит с ней, объяснит.


- Она уже в курсе? Молодцы. Юлька – девчонка не глупая, донесёт. Ты американца не видел?


- Еще нет. На обед не ходил, он, может, в столовой.


- Хорошо. Интересно, что он там накопал.


Зашли в открытый гаражный бокс, забитый машинами. Одним из первых стоял серый Патрол. Воеводов нажал кнопку сигнализации, джип послушно отозвался аварийкой и открыл двери.

- Надо же, никто не рылся.


- А что, должны были? – Спросил Тимур, заглядывая через плечо Вадима в салон машины.


- Я бы обыскал. Мало ли, заминирована, или химическое оружие какое. Да вообще, понять, чем живет человек. По одним шмоткам можно многое о нем рассказать. – Воеводов порылся в вещах, достал рюкзак, сложил в него что-то.


- Ваши тачка далеко?


- Нет, сегодня многие во двор выгнали, грузовики на техобслуживании. Моя там.


- Это хорошо.


- Скоро уедем?


- Не знаю. Но намного лучше, что они на виду и не в гараже. Ладно, можешь идти, лучше вдвоем не мелькать. Вечером, после ужина, найду.


Не дотерпел. Пришел на кухню раньше, чем планировал, в пять часов. Приготовление ужина шло полным ходом. Лариса с мужчиной-поваром, крутились по всей кухне, от котла к котлу, помешивая и переворачивая. Воздух насыщен запахами настолько, что они моментально впитались в волосы и одежду.


- О, Тимур. А ты что здесь делаешь?


- Хотел с вами поговорить. – Юлаев мялся у входа в нерешительности, не знал, как лучше все преподнести.


- Срочно?


Тимур кивнул головой.


- Хорошо. Коля посмотришь пять минут я ненадолго.


Женщина вышла из кухни, вытирая руки. Прошли через заготовочные цеха и морозильники, прямо к загрузочному пандусу. Достал сигарету, закурил и сразу вспомнил слова Леры: «воняет».


- Так, что ты хотел? – Лариса села на стопку поддонов.


Вкратце пересказ ситуацию, рассказ кто такой Воеводов, что обнаружил Стив, и реакцию Леры. Женщина слушала не перебивая, лишь хмурила брови с каждым новым фактом. Юлаев закончил, и ждал её реакции. Минуты на две повисла тишина.


- Эх Тимурка, вот это ты мне рассказал конечно. – Тяжело вздохнула Лариса. – Я этим людям обязана, жизнь мне спасли. Никогда не знала, что у меня аллергия на пенициллин, хотя должна была. Простофиля. Всю жизнь почки лечу, правда до острых приступов не запускала, и антибиотики принимать не приходилось. Если ты говоришь, что Вадим такой профессионал, поверим, врать ему незачем. Подождем, что выяснится, а дальше уже будем думать. Можешь передать, что на меня могут рассчитывать. Здесь конечно хорошо, но уж больно строго всё. Коля, повар второй, с неделю здесь уже. Недавно напился после смены. А кто бы не напился? У него жена и дочка с двумя внучатами на руках умерли. Так вот, его на сутки заперли. Синяки у него видела, сам не говорил, но чую - били его.


- Даже так?


- Утверждать не буду, точно не знаю, но вполне возможно. Я хоть и кажусь простушкой, жизнь не легкую прожила, и понимаю, когда мне врут. А ребята эти, в серой форме, явно темнят. Ну, поживем – увидим.


- Хорошо. Буду держать вас в курсе.


- Спасибо. И за то, что не бросили меня, больную, и за то, что сейчас переживаешь. Хороший ты парнишка, побольше бы таких, и жилось бы легче.


Тимур смущенно улыбнулся.


После разговора с Ларисой на душе стало легче, еще бы Лера так же отреагировала. Вся надежда на Юлю, все-таки девушкам проще найти общий язык. Кочарян и Прайс в курсе, Лариса тоже, Воеводов тем более, Юля поддержала догадки, Сахаров за периметром, дети подневольны, только Лера артачится, но ничего, поймет.


Внимания привлекла группа людей возле манипулятора с люлькой. Корзину подняли к новой вышке и монтировали антенны, похожие на антенны сотовых сетей.


За размышлением не заметил, как вернулся в жилой блок. Днем здесь царит полная тишина. Люди с ночных смен отсыпаются, остальные на работе. Дети на «женском» этаже, в дальней части здания, где оборудовали несколько помещений под учебные. Зашел в комнату, стянул кроссовки, разминая распаренные ступни и сел на кровать. Сердце колотилось в предчувствии.



* * *



Стив сидел за ноутбуком, полностью оторванный от реальности. Ушел с головой в цифровое пространство, пальцы летают по клавиатуре, взгляд прикован к монитору. Систему безопасности базы делали далеко не дураки, только они не рассчитывали, что её будет пытаться взломать один из программистов фирмы, имеющей непосредственное отношение к сетевой безопасности. Прайс знал все лазейки, ходы и дыры. С одной стороны не подкопаешь, с другой - точно выйдет. Соорудил целую цепочку, для безопасного взлома. Подключился к локальной сети, и заходил через  три компьютера персонала. И это при том, что система не рассчитана на защиту от взлома изнутри. Извне почти любая попытка пролезть была бы обречена на провал. Но он нашел, окольными путями, через неочевидные бреши, но нашел. И сейчас хозяйничал, получив доступ ко всем базам данных, каналам связи и системам безопасности.

Сделал бы запланированное раньше, если бы Князев не отвлекал. Когда постучали в дверь, чуть сердце не остановилось. Оказалось – просто вызвали по рации. Срочно понадобилась его база данных. Почти сорок минут провисели на связи. Затем снова вернулся к работе.


Ладони вспотели, кровь в ушах шумела громче кулера ноутбука. В любой момент могла распахнуться дверь от пинка людей в серой форме. В лучшем случае, его уложат мордой в пол, и будут долго пытать, выбивая информацию, на кого он работает. В худшем – просто пустят пулю в голову. Страх быть пойманным накачивал организм адреналином и заставлял работать с максимальной концентрацией.


Первым делом оставил лазейку, чтобы в любой момент можно было подключиться с ноутбука, никогда не будет лишним. Открыл систему видеонаблюдения и обомлел – в каждой жилой комнате, душе, туалете, в любом уголке базы понатыканы камеры высокого разрешения с микрофонами. Нашел свою комнату, и заменил каналом с другой, пустой. Нечего глазеть, чем он тут занимается. На всякий случай проверил поляну с деревом – чисто, никаких камер. Хотя если бы они там были, сейчас бы уже не сидел здесь. Скопировал папку с полным досье на каждого члена общины, лишним не будет.


Главное пришлось искать долго, даже с его уровнем знания и навыком. Когда нашел, удивился – двухсот пятидесяти шести битный алгоритм шифрования AES. Простые вещи так не прячут. Но если есть шифр, должен быть и ключ. Поиски продолжились. На удачу компьютер Пимона был включен и за ним никто не работает. Если есть ключ, то только у него. Точно. Программа дешифратор. Скачал. Двухминутное ожидание на открытие первого пакета данных. Открыл.

- Твою же мать! Срань господня!



* * *



В комнате долго просидеть не смог. Нервы не давали покоя. Изжога дополняла картину тотального дискомфорта. Ничего не помогало успокоится. Ни ноутбук, ни телефон, даже сигареты не спасали. Курил в открытое окно, забив на пожарную сигнализацию и предвкушая нытье соседа на запах. Ближе к вечеру, когда из-за трясущихся рук не смог подкурить с первого раза, посети шальная мысль.


Спустился на второй этаж и направился к двери в женскую часть. Слева, прямо как в отделении больницы, за стойкой сидела крепкая женщина. Пистолет-пулемет «Кедр» лежащий перед ней на столе, явно давал понять, что она здесь не чайком балуется.


- Чего хотел? – Голос грубый, почти мужской.


- Я к Лере.


- А! Ты Тимур? Слышала-слышала. Первая пара у нас на территории, ну, о которой я знаю.


- Ага, именно он. Вы её не видели?


- Неа, я недавно заступила. Можешь пойти, посмотреть. Последняя дверь направо, там детская. Только не шуми, дети больно нервные.


Вымученно улыбнувшись, зашагал по коридору. За указанной дверью слышался детский плач и песня из детского мультфильма. Осторожно потянул за ручку и открыл. Женщина лет сорока, сидела на ковре, и пытаясь успокоить трех летнего мальчишку, остальные дети занимались кто чем, не обращая внимания на включенный телевизор.


- Тимур! – Закричала Вера и с разбега кинулась обниматься, словно увидела родного человека.

Юлаев неловко обнял девочку и аккуратно отстранил.


- Привет. Как ты тут?


- Да так себе. Маленькие постоянно плачут. Мультики больше не интересны, а Лера куда-то ушла.


- Давно?


- Не знаю, я не следила. Попросила помочь Наташе с детьми. Вот и помогаю. Я тут как еще одна нянечка.


- Ну раз попросила, значит помогай. Ты девочка большая, умная, а людям сейчас нужна помощь.


- Хорошо. – Вера улыбнулась, словно получила заряд бодрости, и вернулась к детям, пытаясь их собрать вместе и чем-то увлечь.


- Она час назад ушла. – Сказала сидящая с ребенком воспитательница.


- Понятно. – Разочарованно выдохнул Тимур. – А Рыжей, вроде так её называют, тоже нет?


- Тоже, приболела. А что ты хотел?


- Да ничего. Ладно, пойду тогда.


- Подожди. – Женщина посадила девочку в кресло-мешок и подошла к шкафчику в углу. Недолго покопавшись, достала черный пакет и что-то в него положила.


- На держи.


Юлаев взял пакет, открыл и увидел внутри бутылку виски.


- Как вы догадались?


- Если кто-то ищет Машку, то явно за этим. Только она горячительным в общине барыжит. Только не спались.


- А что, разве нельзя?


Продолжение в комментах.

Показать полностью
48

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Глава 1

Предыдущий Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Пролог


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Глава 1. Марк


7 июля.


Кабардинка.


База «Рассвет».


10.41 по московскому времени


- Нормально вы прибарохлились. – Дмитрий крутил руль белого Хайлендера, отъезжая от яхт клуба. Следом за ними ехал второй джип, забитый до верха вещами Стива.


- Есть немного. – Ответил Марк, отвернувшись в окно.


- Ты всегда такой молчаливый?


- Не люблю болтать.


- Понятно. Ну сейчас для тебя самое то, болтать не с кем почти. Как ребра?


- Болят немного.


Дима почти всегда улыбался, даже без повода. Это раздражало, не смотря на действие таблеток. Сахаров старался не смотреть на смазливого безопасника, чтобы не провоцировать вспышки гнева.


Спокойное состояние начинало нравиться. Препараты творили волшебство – полный эмоциональный штиль. Ярость спала, словно ее посадили на цепь. Теперь мог её контролировать, и спускать только тогда, когда нужно. Но некоторые факторы все равно пробивали броню и начинали бесить, и улыбка Дмитрия была одним из таких.

Джавид со Стивом отправились на новые рабочие места, как и вся остальная компания. Сахарову оставалось лишь сидеть в комнате и ждать непонятно чего. Ребра почти не болели, или таблетки, или настолько привык к боли. Напрягала мысль, что вокруг опять много людей. Идея морского путешествия нравилась больше. Ощущение, словно приехал в гости, к чужим людям и вот-вот уедешь. Ближе к обеду за ним пришли, предложили вместе забрать машины из Новороссийска. Добрались быстро, минут пятнадцать стояли рядом с заведенными джипами, пока кондиционеры остужали раскаленные салоны. Даже этот внедорожник ощущался ближе и роднее чем комната в бетонной коробке за забором с колючей проволокой.


Открыл окно и поставил ладонь под тугой поток воздуха, перебирая пальцами. Посмотрел на небо, ставшее уже привычным. Пурпурный цвет ощущался вполне естественным. Мозг очень легко принял мысль о смерти человечества, так же, как и перемены небосвода. Просто безлюдно, пусто и тихо. На территории базы, где есть электричество, горячая вода и гомон людей, вообще создавалось чувство, что он в новой клинике, только без врачей и медперсонала. Изредка о произошедшем напоминали брошенные машины, покрытые гарью, закопченные окна домов. Казалось бы, он должен быть в ужасе и смятении, но мозг быстро адаптировался к происходящему, выдвигая на первое место только одну мысль – выжить.


Дмитрий вел себя, словно вообще ничего не произошло: перешучивался по рации с напарником во второй машине, подпевал под музыку, и постоянно улыбался, никак не походя на человека, пережившего конец света. Даже пытался вывести Марка на разговор, не смотря на молчание в ответ. Лишь демонстративно закрытее глаза прервали попытки завести диалог.


Вернувшись на базу, машины оставили в гараже. Крепкий мужчина в серой форме заверил, что все вещи останутся в целости и сохранности. В комнату идти не хотелось, не смотря на жару. Медленно побрел вокруг плеяды зданий, рассматривая асфальт под ногами. Солнце пекло, почти зажившие порезы на руках зачесались с новой силой. Шел вперед, игнорируя ощущения. Мимо гаража, гудящих генераторов в невысоком строении, складов и прочих непонятных построек. Из закрытого тира доносились глухие звуки выстрелов. Праздно шатающихся нет, все заняты делом. Лишь он один, неприкаянный.


За двухэтажным бетонным зданием приметил раскидистое дерево с приятной тенью, оглашаемой звонким стрекотом цикад. Хорошее место для уединения. Лежа в лечебнице, часто смотрел на парк за окном, и представлял, как будет гулять по траве, отдыхать под шепот листвы на ветру. Шагнул с асфальта на газон, и ступни сразу почувствовали прохладу. Опустился возле ствола, откинувшись спиной на грубую кору. Поднял голову наверх и начал рассматривать фиолетовое небо в прорехах зеленого покрова.


- Толковый спец, жаль у нас в подразделении таких инструкторов не было. – Раздался голос от угла здания.


Марк приподнялся и выглянул. Из-за стены показались двое в серой форме, с автоматами наперевес. Один расстегнул ширинку и направил струю на серую штукатурку, второй достал сигарету и закурил.


- Ага. Думал, все уже знаю в стрельбе, а оказывается – профан. Видел, как он двигается со стволом?


- Еще бы. Ты слышал, что Ефрем про него рассказал? Разведчик-диверсант, куча загран выездов, горячие точки. Там опыта – вагон и маленькая тележка.


- Надо теперь снарягу по его советам собрать. Давай завтра Колю зацепим и рванем в Новорос. Знаю там одно место, как раз с Кольком до всего туда по работе мотались, он тоже знает.

- Хорошо, я тоже с вами, не забудьте.


Продолжая разговор, мужчины скрылись за зданием. Сахаров снова оперся на дерево. Что-то в услышанном разговоре его зацепило, только еще не понимал, что.


- Эй!


Марк шел и разглядывал окна штабного здания, и не заметил, как с ним поравнялся один из приближенных Пимона, запомнил его по характерной зубочистке в зубах.


- Сахаров?


- Я.


- Ты что тут один бродишь? – Ефрем чуть обогнал и заглянул в лицо, жестом показав остановиться.


- Гуляю. В комнате скучно.


- Ясно. Я тебе полезное дело подыскал. Слышал, ты парень хладнокровный, с оружием обращаться умеешь?


- Курок нажимать умею, на этом все.


- Пойдешь к стрельбищу, там сейчас Воеводов и наш инструктор по стрельбе, они тебя немного поднатаскают.


- Для чего?


- Посовещались, решили тебя на внешний периметр в «секрет» ставить ночью.


- Это типа караула?


- Да именно. По поселку есть дома, в которых скрытые точки наблюдения организовали, чтобы заранее выявлять нападение. Находишься на посту всю ночь, с рацией, оружием, и провиантом. В случае чего – группа быстрого реагирования прилетит за пару минут. Самому в бой вступать не надо, только наблюдать. Как раз тебе подходит: лежишь один, никого нет, а днем спишь. Что скажешь?


Марк задумался.


- Это освобождает тебя от любой другой работы, днем можешь отдыхать и заниматься чем хочешь. Идеальное место, не многих на него берут.


- Хорошо, согласен.


- Отлично. Я тебя часов в восемь найду, выдам оружие и экипировку, далеко не пропадай.

Марк молча кивнул и проводил взглядом удаляющего мужчину.



* * *



- Здесь сервер и все сетевое оборудование, вот система видеонаблюдения и сигнализация. – Крепкий мужчина, лет сорока, никак не похожий на привычного айтишника, указал Стиву расположение главных цифровых узлов базы. – Три человека за этим следит, я, Виталий и Семен, они сейчас отдыхают, моя смена.


- Понятно. Хорошая аппаратура, новая.


- Вроде прямо перед эпидемией успели установить, тоже удивился, в своей части отродясь такого не видел.


- Вы тоже военный?


- Да, связист, тоже постоянно сервера, сети.


- Понятно, с этим уже разобрались?


- Почти, настроили безопасные каналы, притащили вышку, сегодня еще ребят дадут, установим и запустим Wi-Fi на всей территории. Для связи и работы некоторых камер, все на сеть завязано.


- Прикольно. Можно будет медиа-сервер сделать, с коллекцией фильмов и музыки, онлайн конференции сделать.


- Тоже об этом думал. Есть правда некоторые неполадки, здесь программное обеспечение все на английском, новое, еще не до конца разобрался, помочь сможешь? Иногда обрубает некоторые базы данных, конфликты какие-то есть.


- Хорошо, давайте посмотрю.


Стив придвинул стул и положил пальцы на клавиатуру, с легкой ностальгией запустив операционную систему. Окружающий мир отступил на задний план, разум полностью погрузился в цифровые дебри – родное и любимое пространство. Первая ошибка настройки – исправил, конфликты адресов в сети – исправил, наладил маршрутизацию. Мозг вцепился в знакомый процесс, как голодный пес в сочный шмат мяса. Думать почти не приходилось, на рефлексах лавировал в системе, выискивая изъяны. Глаз зацепился за несколько скрытых портов, через которое шел обмен данными. Что удивило, соединение происходило с внешней сетью. Проверил пакеты информации – зашифрованные, но канал поддерживался регулярно. На всякий случай открыл пару портов для доступа к серверу, и скрыл их, чтобы иметь возможность подключится удаленно, тайно от всех. С кем была связь у общины, оставалось только догадываться, или еще какой-то лагерь выживших, или внешние посты, но наличие развернутой сети удивило.

- Ну что тут? – Раздался за спиной голос местного айтишника.


- Вроде все поправил. Может остались какие неполадки, сходу не проверишь. Надо будет еще покопаться. – Стив с невозмутимым видом откатился от рабочего стола, хотя внутри все дрожало - чуть не поймали с поличным.


- Хорошо, я не против. На сегодня, думаю, хватит. Пойдем, еще с видеонаблюдением поможешь.

- Без вопросов. – Прайс закинул на плечо сумку с ноутбуком, и еще раз окинул взглядом серверную.


19.17 по московскому времени


Люди, приехавшие с рабочих мест, вереницей стягивались в столовую. Марк наблюдал за ними, сидя в беседке и потягивая сок через трубочку. Сам того не замечая, искал взглядом знакомое смуглое лицо среди проходящих. Увидел Князева, идущего во главе группы из шести человек, рядом с ним торопливо шагала Женя, сжимая в руках сумку.


- Привет! – Донеслось от входа в беседку. Опершись рукой на столб, внутрь заглядывал Тимур. – Ты Леру не видел? Девочка, с которой я вчера сидел.


- Нет, не видел. Почти весь день в комнате был.


- Ясно, жалко. А тебя что, никуда не распределили?


- Распределили.


Юлаев подождал объяснения, куда распределили, не дождавшись, пожал плечами и удалился.

Ни Джавида ни Стива не видно. Просидел еще десять минут, пока поток людей почти не иссяк, решил вернуться в комнату. Не смотря на вечер, еще довольно душно, тянуло окунутся в прохладу.


- Опа, а ты что тут сидишь, как неприкаянный? – Раздался знакомый голос из-за спины.

Джавид широко улыбался, сложив руки на перила беседки, за ним стояли Стив и Юля.


- Вы откуда? – Марк непроизвольно улыбнулся, увидев друга.


- Я на складе весь день погрузчиком палеты тягал, Юля там на компьютере учет вела. Наш американский друг «Большого Брата» на складах настраивал. Закончили и потопали ужинать. А ты что весь день делал?


- Да ничего, гулял.


- Как себя чувствуешь? Дышишь нормально?


- Не жалуюсь.


- Тебя никуда не назначили?


- Да вроде, ночью в секрете на внешнем периметре буду.


- Офигеть, а они не побоялись тебе ствол доверять?


- Ну, как видишь.


- Ладно, потом подробнее расскажешь, жрать хочу – умираю.


Зашли в столовую. Пустых столиков мало, только ряд возле раздачи пустует. Набрав еды: рис с тушенной говядиной и овощное рагу, заняли самый дальний, у окна. Джавид накинулся на ужин, словно не ел месяц. Разговор никто не начинал, усердно работая ложками.


- Привет рабочему классу. – Молчание нарушил Князев, подошедший с подносом, девочка, как хвостик, стояла рядом с ним и смотрела. – Присоединюсь, не против?


- Падай, - сказал Джавид с набитым ртом. – А что от своих ушел?


- Своих? Я их первый день знаю. Рабочий из ближнего зарубежья, автомойщик, водитель мусоровоза, посудомойка и официантка. О чем с ними говорить? И так весь день говно в коровнике месили.


- Какой же ты все-таки мудак. – Произнес Джавид с улыбкой, и это не прозвучало оскорблением. – Судишь о людях по профессии? Вон Марк вообще студент, не работал, я большую часть грузчиком, и что? Мы дебилы по-твоему?


- Да это я так, просто возмущаюсь, надо же негатив выплескивать. – Саша на удивление не отреагировал на оскорбление агрессией, наоборот, сменил тон на более спокойный. – Ребята они не плохие, но больно туго соображающие. И это не оскорбление, а факт. Хотел сегодня повысить коэффициент полезного действия работы, обязанности там распределить, как-то механизировать труд, так нет, они не понимают, и делают, как сами хотят.


- Ну а с чего они тебя слушать должны то? Привык, что положение и деньги дают статус, а теперь всё! Надо самому положения и авторитета добиватся. Ты примером покажи, а не словами. – Джавид покончил с рагу и мерно потягивал чай.


- Тут ты прав, даже не возразишь. – Князев выдохнул и принялся есть. Увидев кого-то в зале, помахал рукой. – Давай-давай, топай сюда, не меньжуйся.


К столику подошел Тимур, помахав приветственно рукой.


- Ребят, сейчас вернусь, на кухню зайду.


Князев удивленно вскинул брови и проводил Юлаева взглядом. Тимур улыбнулся кому-то на кухне. К нему подошла женщина в поварской форме, и они о чем-то заговорили. Вернулся Юлаев через три минуты.


- Угощайтесь. – Тимур протянул поднос с чизкейками, украшенными свежей малиной.


- Нифига себе. У тебя подвязки на кухне? – Джавид взял десерт и принялся уплетать.


- Это Лариса, фактически, из-за нее сюда попали. Встретил их троих, когда в город ехал. Потом она заболела, почки, лекарства не помогали. Думали – умрет. Но Вера услышала по радио сигнал из общины. Тут её и вылечили.


- Повезло. – Юля опустила взгляд в тарелку, ковыряя еду вилкой.


- Блюдешь главную армейское правило: «держись подальше от начальства, и поближе к кухне». Как нос кстати, не сильно болит? – Голос Саши на последних словах прозвучал виновато.


- Уже лучше, вправили, хорошо, что без смещения, красивый только. – Тимур потер опухшую переносицу пальцами.


- Ты извиняй. Я не со зла. Сам понимаешь, ситуация такая была.


- Честно – сначала завалить тебя хотел. – Спокойным голосом ответил Юлаев. – Но потом, когда узнал, за кем ты так рвался, и что с другом твоим случилось – остыл. Забыли. Тебе тоже не сладко пришлось.


Князев поник, сглотнул и посмотрел на Женю, уплетающую чизкейк. Марк готов был поклясться, что заметил слезы в его глазах.


- А где ты Джульетту свою потерял? – Нарушил неловкую паузу Джавид.


- Может с детьми задержалась, не знаю. Она же педагогом теперь.


- Так у вас все серьезно? – Кочарян покончил с десертом высматривал на столе, что еще можно съесть.


- Вроде да, а тебе какая разница? Подкатить хотел?


- Не, ты что? Просто интересуюсь. Совет вам, да любовь. Она у тебя та еще бой-баба.


- Ребят, – перебил разговор Стив. – Я сегодня их сеть лечил, странность одну увидел.


Сидящие за столом одновременно повернулись к американцу.


- Что за странность? Сервер с порнухой? – Съязвил Джавид.


- Община с кем-то извне поддерживает связь, скорее всего по проводному каналу, зашифрованному. Он тщательно скрыт, но я все равно оставил лазейку. Вечером покопаюсь, может пойму с кем.


- Обалдеть? Есть еще общины? Они так быстро наладили связь? – Юля забыла о еде и привстала на стуле.


- Я пока ничего не знаю. Постараюсь раскопать, но не обещаю.


- Мы в тебя верим, Митник , давай, не поведи. Потом расскажешь.



20.14 по московскому времени.



- Ну что, готов? – Спросил Ефрем, покусывая изрядно пожеванную зубочистку.


- А что, надо как-то специально готовиться? – Ответил Марк, застегивая серый китель.


- Здоровье позволит? Слышал, у тебя перелом ребра.


- Там же сидеть надо, а не бегать.


- Ясно. В рюкзаке рация, пользоваться умеешь? – Сахаров кивнул. – Хорошо. Там же прибор ночного видения, одна кнопка, нажал – смотришь, ничего сложного. Тепловизор, почти тоже самое. Если что, на месте Дмитрий расскажет. Паек на ночь, термос с кофе. Оружие в оружейке получишь. Знаешь где?


- Это где тир? Там, где днем стреляли?


- Ага. Придешь – выдадут. Если что, можешь пострелять там, для уверенности. Хотя, стрелять тебе вряд ли придется. Тепло оделся?


- Как видишь.


- Отлично. Ночью хоть и тепло, но от долгой неподвижности, может быть прохладно. В туалет сходил?


- А это важно?


- Поссать можно и на месте, ребята для этого бутылку берут и никаких проблем. Если приспичит по большому, это будет сложнее: точку покидать нельзя, придется рядом и потом нюхать всю ночь.


- Понял.


- Хорошо. Топай в оружейку, потом в гараж, Дима уже ждет.


Ефрем вытащил зубочистку, сплюнул отгрызенный кусочек и ушел в сторону штаба, общаясь с кем-то по рации.


В оружейной встретил худой, похожий на грифа, мужчина, в кителе, перепачканном маслом.


- Что стоишь? Подходи, я не кусаюсь.


- Меня Ефрем прислал. За оружием.


- Да знаю я. Сейчас. – Мужчина повернулся взял стоящий рядом Калашников с коллиматором и тактическим фонарем. – На держи, вот еще три рожка. Это на разгрузку повесишь, гранаты ф1, или фенюшки, смотри перед собой не кидай, только из-за укрытия, осколками на фарш порубит. Вот пара мин, ребята покажут, как подход к точке заминировать.


- Прямо, как на войну.


- А у нас тут и есть война. Вонь сколько народу положили. Стрелял с автомата?


- Не приходилось.


- Ептеть, вот это они исполняют, зелень, не обстрелянную, по секретам сжать. Ладно, топай в тир, там бойцы стреляют, подскажут.


Марк взял в руки увесистый АК, покрутил и повесил на плечо. За стальной дверью справа глухо трещали выстрелы. Толкнул дверь и на секунду оглох от грохота. В стрелковой галерее тренировались пять человек, отделенные друг от друга щитами.


- Наушники одень!


- Что? – Марк с трудом расслышал обращенный к нему крик из-за спины.


- Я говорю наушники одень, оглохнешь! – Подошел Воеводов и протянул защитные наушники. – Стрелять умеешь?


- Не приходилось, но справлюсь. – Прокричал в ответ Марк.


- Пойдем. – Вадим махнул рукой, приглашая идти за ним.


Зашли в помещение за стальной дверью. Судя по маркерной доске, стульям – учебный класс.


- Реально никогда не стрелял? – Спросил Воеводов.


- Нет. – Марк снял наушники и помассировал уши.


- Дебилы, они бы еще детей в секреты отправили. Не сказали, почему именно ты?


- Сказали, мол, чтобы меньше с другими контактировал и днем был свободен. Учли особенности моего психического состояния.


- Ясно. Дай сюда. – Вадим забрал автомат, осмотрел, отстегнул магазин и убрал. – Это предохранитель и селектор режима стрельбы одновременно, как будешь на месте – переведёшь вот сюда, по одному выстрелу, очереди тебе не нужны, сильная отдача и магазин в небо выпалишь. Палец на спусковой крючок, только тогда, когда собираешься стрелять. Остальное время здесь, на защитной скобе. Считаешь выстрелы, магазин на тридцать патронов. Ствол направляешь только на того, кого собираешься убить. Прицел хороший – коллиматорный, второй глаз не закрываешь, там точка, ее на цель наводишь, на стенде покажу. Сейчас еще ремень тебе поменяем, такой не очень удобный, лучше петля, автомат всегда на боку под рукой. Пойдем, постреляем.


Вернулись в стрелковую галерею. Воеводов объяснил, как правильно ставить ноги, наклонять корпус, держать автомат. Отстреляли два магазина из специальных для обучения. Каждый выстрел отдавал болью в сломанном ребре, но Марк не подавал вида. Вадим остался доволен, сказал: «в человека с пятидесяти метров попадешь, это главное». Сахаров поблагодарил и вышел на улицу.


- Марк, подожди. – Окликнул Воеводов.


- Что случилось?


- На, возьми. – Вадим протянул устройство похожее на рацию и смартфон одновременно. – Это рация с GPS модулем. Будешь на связи со мной.


- Зачем?


- Да так, предчувствие какое-то. Для перестраховки. Если что, вот кнопка, я всегда отвечу. Вот еще. – Воеводов протянул магазин для автомата, более длинный, чем полученные в оружейке. – Этот пристегни, тут патронов больше. Волнуешься?


- Нет.


- Таблетки так действуют?


- Может быть, почти ничего не чувствую.


- Тебя на посту не накроет? Оружие в руках, как никак.


- Нет, приступов давно не было. Лекарство помогает. Да и происходящее все.


- Понятно. – Воеводов осмотрелся по сторонам и громко вздохнул. – Как тебе в общине?


- Люди раздражают.


- Не тебя одного. Ты там поосторожнее, на рожон не лезь.


- Постараюсь. Откуда узнал, что я в секрет?


- Весь день на стрельбище провел. У них инструктора здесь - такое себе. Вечером сказали, что новенького отправят на внешний периметр. Сразу сообразил - кто-то из нашей компашки. Вызвался проинструктировать, и тут ты появился.


- Ясно. А ты что, военный?


- Типа того. Ладно, топай, тебя ждут уже. Про рацию не забывай.


Марк махнул рукой на прощание, удивленный такой внезапной заботе. Возле гаражей стоял броневик и гражданский джип серого цвета. Рядом с машинами человек десять в серой форме, бронежилетах, с оружием. Навстречу вышел Дмитрий, с которым утром ездили забирать джипы из Новороссийска.


- Привет еще раз, ну что готов?


- Ага.


- Садись на заднее. Доедем почти до места. Потом с километр пешком, соблюдая маскировку. На месте все объясню. Ничего сложного – сидишь себе, кофеёк попиваешь, в ночник смотришь, если что – по рации сообщаешь.


- Зачем тогда оружие и гранаты выдали?


- На всякий пожарный. Не переживай, мы рядом курсировать будем на броневиках, чуть что, сразу подскочим. Ладно, по коням.


Сахаров с трудом залез в машину, автомат, разгрузка и ранец мешали. Кроме него в салоне сидели трое, все в серой форме, молчали. Ехали не долго, от силы пару километров. Остановились на начинающей погружаться в сумрак улице. Двух и трехэтажные частные дома, пустые, и мрачные. Света нигде нет.


- Марк, пойдем, наша остановка. – Дмитрий выбрался из машины и поправил автомат на плече.

Последовал за ним. Выбираться из прохлады кондиционера не хотелось, не смотря на наступающую ночь, воздух тягучий и жаркий, как смола. Автомат неприятно хлопает по бедру.


- Идем тихо, следом за мной. Вот так, - Дима поднял согнутую руку с прямой ладонью, - значит стоять. Махну – идти за мной. Вот так, присесть.


- От кого прячемся?


- Эти уроды могли свои секреты расставить, следить за нами, поэтому нужно быть на чеку. Пошли, только без болтовни.


Чуть пригнувшись, двинулись вдоль забора. Ходьба в такой позе сразу же напомнила о сломанном ребре. Дмитрий вскинул автомат, и обводил им проемы домов. Щагал он тихо, не смотря на внушительный рост и обилие экипировки. Проследил за тем как он ставит стопу: плавно опускает на внешний край, и накатом переваливает на всю подошву. Звука вообще нет. Попробовал повторить – неудобно, нога так и норовит привычно встать на пятку.

Через два квартала свернули направо. Улица пошла в горку. Сумерки сгущались, уже приходилось напрягать зрение, чтобы рассмотреть окружающие дома. Через пятьсот метров Дима поднял руку. Марк присел и прижался к стене, вскинув автомат. Спутник включил тепловизор, осмотрел окрестности и махнул, нырнув в приоткрытую калитку. Ничем не примечательный двухэтажный дом из кирпича. Со стороны улицы на втором этаже широкое, в три проема, окно, занавешенное плотными шторами. Дверь на первом этаже открыта, Дмитрий проверил на наличие растяжек и пропустил внутрь. На втором этаже в спальне воняет мочой, из мебели только кресло и табуретка.


- Ну и вонь. – Скривился Марк.


- Бутылки не всегда на ночь хватает. Кстати, ты взял?


- Ага, предупредили.


- Дом не покидай, в окно не высовывайся, смотришь с расстояния. Наблюдаешь за сектором, от вон той улицы, до тех домов. Смотришь в тепловизор, если кого замечаешь, то в ночник рассмотреть легко. Перекличка каждые десять минут. Если кто атакует, то в бой не вступай, мы успеем.


- Понял. Мне две мины дали, сказали, здесь подскажут.


- Давай сюда, я установлю. Сам из дома не выходи. Когда приедем забирать, сниму растяжки. Еще вопросы есть?


- Вроде нет.


Отлично, тогда все, я погнал. На связи.


Дима скрылся за дверью и еще минут пять шумел на первом этаже, устанавливая мины. Марк подошел к окну и осмотрел погружающийся в темноту поселок. Цемесская бухта почти полностью скрылась в темноте. Вспомнил, как рассекали ее на яхте, даже не подозревая, что это первый и последний выход в море.


«Интересно, чем сейчас Джавид со Стивом занимаются? Даже не знаю, как их назвать. Друзья? Возможно. Непривычное слово. И чувство. Даже не помню, когда еще хоть за кого переживал, вообще думал о ком-то. Спасли мне жизнь, тогда в воде. Реально же переживали. И Вадим, интересно, к чему он все это говорил, и что у него за предчувствие?»


Придвинул кресло чуть ближе к окну и уселся, положив ноги на табуретку. Хотелось снять автомат, плечо оттягивал, но решил потерпеть, оружие успокаивало. Тяжелое, прохладное, не смотря на духоту. Поднял Калашников перед собой и покрутил. Красивый, есть в нем какая-то эстетика. Изгибы кожуха и затаившаяся мощь. Оружие не страшное, лишь послушный инструмент. Не опаснее ножа или топора. Само не выстрелит, у него нет чувств, эмоций, нет разума. Оно, как послушный пес, лишь ждет команды. Страшен лишь человек, который держит его в руках. Если он захочет убить, то сделает это, даже без автомата, с огнестрельным всего лишь проще и быстрее. Раньше он бы ликовал, получив в руки такое орудие, но сейчас - абсолютно спокоен. Может таблетки, а может другое. Даже не эпидемия и вымершее человечество. Начал подозревать, что в этом заслуга людей, которые внезапно появились в его жизни. Братья и родители тоже хорошо относились к нему, заботились, оберегали. Но каждый раз, когда он видел их, сразу вспоминал Миру, вспоминал дни до её смерти и сознание отказывалось воспринимать реальность, ввергая в пучину безумия. Накрыло чувство стыда. Представил себя на месте братьев, которые находили время и силы ухаживать, несмотря на то, что дома ждали жены и дети. Носились с больным, тратили кучу денег, и не потому, что должны, а потому, что любили. Как по-другому объяснить их опеку, когда не известно, поправится он вообще, или нет? Только братьев уже нет, как и родителей, и сестры. А он жив, сидит в воняющей мочой комнате с автоматом на берегу моря.


Открыл термос и сделал несколько глотков, чтобы смыть ком, подступивший к горлу. Встал, обошел комнату по кругу. Похрустел костяшками. Злость разлилась по всему телу, но злость необычная. Она не искала объект ненависти вне, он злился на себя. Впервые за бесконечность. Пять лет сожжённых слепой яростью, горем и сумасшествием. Неужели он настолько слаб, что позволил взять верх над собой? Даже не пытался бороться, упивался страданием, уходил с головой в пучину гнева. Каждый раз, когда накатывал приступ, просто отдавался ему, не сопротивляясь. Не видел то тепло и любовь, которое дарили братья. И только когда потерял вообще все, даже не успев попрощаться, понял. Отдал бы все сейчас, лишь бы увидеть Альберта и Германа, обнять поблагодарить. У них же дети были, его племянники и племянницы. Сколько их не видел, и видел ли вообще. Вспышкой перед глазами встал образ родителей. Если мама умерла сразу после сестры, то в смерти отца виноват он сам. Если бы не сдался, если бы хоть как-то пытался вернуться к нормальной жизни, возможно он бы пережил весь тот кошмар. С папой тоже не попрощался, лежал в психушке. Герман сказал лишь спустя месяц, боясь окончательно разрушить психику.


Из глаз побежали слезы. Сел на пол возле стены, обхватив колени. В себя привел только резкий запах мочи. Справа на обоях мокрое пятно, распространяющее зловоние. Встал, вытер лицо рукавом и подошёл к окну. Стараясь хоть как-то отвлечься от мыслей, включил тепловизор и начал рассматривать окна домов.


- Сахар. Пчела на связи. Как обстановка. Прием. – Затрещала рация.


- Очень остроумно. Все в порядке. – Прокашлявшись, сказал Марк.


- Не нарушай порядок радиообмена. В конце слов, говори – прием. Прием.


- Обстановка спокойная. Прием.


- Ты на месте? Прием.


- А где мне еще быть? Прием.


- Ясно. Дом не покидай, демаскируешь секрет. И про растяжки не забывай. Контрольная связь, через десять минут. Отбой. – Рация замолкла.


Продолжение в комментах

Показать полностью
50

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Пролог

Предыдущий пост Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 5. Глава 4


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Пролог.



2 сентября.


Трасса Дон- М4


Слева за горой показалась мачта Новороссийской телебашни. Похожая на Останкинскую, только поменьше. Резко выделятся на фоне покатых и зеленых гор.


«Интересно, сколько она простоит без человека. Эпично рухнет. Застану я это, или она меня переживет?»


Прибавил газ, проезжая цементный завод в Верхнебаканской, издалека похожий на космодром. Вдоль дороги десятки брошенных цементовозов, прибитые пылью, часть уже на спущенных колесах. Справа машина наполовину в канаве, с истлевшей мумией за рулем. Уже не обращаешь внимание на трупы, они стали чем-то обыденным и привычным. Как мусор на тротуарах, бычки сигарет на газонах или пивные бутылки в канавах.


Почти дома. До Геленджика, если придавить, час-полтора езды. И чем ближе к родному городу, тем сильнее стучит сердце и потеют ладони. Москва – Воронеж – Ростов – Краснодар. Все города вымерли, но в них апокалипсис ощущался чем-то чужим, неестественным, не принимался близко к сердцу. На малой родине ощущения будут иные. Каждая улочка, каждый дом, магазинчик, дерево будут возвращать в детство, обжигая болью необратимости. Только увидев вымершие дома знакомых и друзей, до конца познаешь масштабы катастрофы и столкнешься с мыслью – «ничего уже не вернуть». Все былые проблемы станут тленом. Что скрывать, уходя в пучину терзаний, во время очередного жизненного кризиса, ни раз допускал мысль о глобальном «абзаце». Представлял, как-то или иное бедствие подорвет устои общества, и все проблемы решатся разом без его участия. Только не думал, что это повлечет за собой – потерю всех, кого любил. Полное разрушение жизни. Смысл выживать каждый день, если не с кем поговорить, разделить переживания и эмоции. Больше не будет новых фильмов, музыки, картин. Ничего. Глобальная пустота.


Только сейчас понял, какой тупой и мазохистской идеей было вернуться домой. Но преодолев почти весть путь, возвращаться назад глупо. Да и куда возвращаться? В вымершую Москву? Где вот-вот наступит зима и укроет землю белым почти на полгода. Верная смерть. Но сможет ли жить здесь, где все ввергает в ностальгическую меланхолию? Так недолго и с рассудком попрощаться.


Чтобы хоть как-то оттянуть время, заехал на набережную Новороссийска. Мотоцикл остановил прямо возле парапета, снял шлем и спустился к морю. Теплое. Лежит как стекло, поглаживая камни, как волосы любимой. Вода чистая. Теперь и в Цемесской бухте можно купаться. Часть кораблей уже выкинуло на берег, часть дрейфуют. Еще несколько лет и от них останутся только остовы на дне, как ржавые кости исполинского киборга. В Геленджике бухта тоже очистится в кой то веки. Каждый год с конца июня ни один местный не залезет купаться в черте города – ротовирснуя инфекция гарантирована. А теперь чистота и пустота. Природа смыла людей вирусом, как жир с тарелки смывается лавандовым фейри.

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 6. Пролог Самиздат, Постапокалипсис, Фантастика, Эпидемия, Вирус, Пандемия, Длиннопост
Показать полностью 1
53

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 5. Глава 4

Предыдущий пост Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 5. Глава 3


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Глава 4.


6 июля.


15.42 по московскому времени



Кабардинка. База «Рассвет»

«Шестое июля. Четырнадцатый день с начала эпидемии. Долго не писал, не было времени. Слишком много событий произошло за эти дни. В двух словах не рассказать. Облажался по полной. План добраться домой по морю, рухнул еще на этапе подготовки. Яхту жалко, вряд ли такую еще найду. Самое обидное, что разбил судно, фактически, не по своей вине. Да, не досмотрел, но кто мог увидеть дрейфующий в море грузовой контейнер. Хорошо, что большую часть вещей оставил в машине. Ребят чуть не угробил. Совсем забыл, про них еще не писал, как и о том, что было до крушения. По пути из Москвы в Новороссийск проколол колеса, как тогда думал - случайно, потом выяснилось, что это было спланированно. В результате попал в рабство к двум отмороженным маньякам. В плену были еще несколько человек, и парни, и девушки. Узурпаторы накачивали наркотой и возбудителями, устраивали каждый вечер садистские оргии. Были жертвы: одну девушку задушил Тафар во время секса, взбунтовавшегося парня убили в подвале. Почти таким же образом, как и я в рабстве оказались еще двое. Мулат Джавид и Марк, с психическими проблемами. Благодаря им удалось вырваться из заточения. При освобождении, оба маньяка и их сподручный погибли. Джавид и Марк изъявили желание присоединиться ко мне в путешествии до моря, они направлялись на юг, в Турцию. Вместе нашли яхту, решили испытать. Чем это испытание закончилось написал выше. На нашу фантастическую удачу, в море рыбачили члены общины «Рассвет», которые и подобрали нас с контейнера. Сейчас у них на базе, в поселке Кабардинка. Место хорошо укреплено, провели экскурсию, рассказали, показали. База раньше принадлежала спецслужбам и не требовала больших изменений для жизни. Поражает, как быстро они смогли организоваться, наладить быт, охрану. Рыболовное судно видел сам, по рассказу занимаются сельским хозяйством, выращивают овощи, есть коровы, куры, свиньи. Пытаются восстановить ГЭС. В «Рассвете» уже не меньше сотни человек. Меня поселили в комнате с Вадимом и Александром. Первый – угрюмый здоровяк, почти всегда молчит, напоминает наших лесорубов: большой, мускулистый, бородатый, с татуировкой на плече, только бейсболки и клетчатой рубашки не хватает. Второй - словно только что сошел с рекламного билборда. Высокий, худощавый, модельной внешности. Только, в отличии от Вадима, много говорит и вечно всем недоволен. Судя по замашкам, до пандемии в деньгах не нуждался и привык к привилегированному положению в обществе.


Я соскучился по людям. Только сейчас, когда вокруг опять голоса, суета и течет жизнь, начал понимать это. Всё-таки человек – социальное существо, без сородичей быстро приходит в упадническое состояние. Решил взять паузу в путешествии, побыть в общине, прийти в себя. Надеюсь записаться в команду рыболовецкого судна, набраться опыта. И к ребятам прикепел, Марку и Джавиду. Жизнь спасли как никак. Поймал себя на сомнении: стоит ли вообще возвращаться. Не знаю, что меня там ждет. Возможно, только смерть близких и тяжелая депрессия. Возможно, что, добравшись, начну сильно жалеть, о том, что покину «Рассвет» и новых друзей. Это сомнение пугает. Выезжая из Москвы, был уверен на сто процентов, а сейчас уже не сомневаюсь. Надеюсь, что в ближайшее время определюсь, и развею сомнения.

Пол дня сижу в комнате. Прохладный кондиционированный воздух, сытный обед, голова, разгруженная от мыслей, подтолкнули к размышлению. Я ведь даже не задумывался, что могло стать причиной эпидемии. Уже известно, что вирус, но откуда он мог взяться? И как он мог распространиться с такой скоростью, что заразил все человечество за один день? Сломал всю голову. Пришел пока только к одной более-менее логичной мысли, но уж больно она фантастическая. Вирус мог попасть в атмосферу из космоса. Как не знаю, может хвост кометы, или облако газа, я не астроном и это только догадки, но другого объяснения не вижу.»


- Эй, ты че там по клавишам стучишь?


Стив обернулся. В дверях стоял Саша, держа за руку маленькую девочку. Даже простая туристическая одежда: карго брюки и футболка, выглядели на нем, словно на модели на подиуме. Девочка прижималась к руке и опасливо осматривалась по сторонам.


- Да так, записи веду.


- У тебя там мультиков каких-нибудь нет?


- Надо поискать, может на жестких дисках что-то есть.


- Отлично. – Князев подошел ближе и дружески положил руку на плечо. – А то она с другими детьми сидеть не хочет.


- А что у тебя там еще есть? На дисках твоих? – С кровати поднялся Вадим и Стив инстинктивно вжал голову в плечи. Здоровяк, как и его собака, пугали, чувствовалась в нем скрытая мощь и готовность к действию в любую секунду.


- Да так, просто коллекция видео, фоток, статей разных.


- Видно сильно ценных для тебя, если ты все сохранил и таскаешь с собой в защищённом кейсе. – Воеводов потер лицо ладонями и подошел к окну, потянувшись.


- У тебя планшет есть, или телефон? – Стив повернулся к нависшему над ним Саше.


- Есть, сейчас достану.


- Некоторые мультфильмы только на английском, ничего страшного?


- Да пофиг, уж лучше хоть что-то, чем ничего.


Через десять минут Князев вручил девочке мобильник с мультфильмами. Женя устроилась на кровать, подобрав под себя ноги и уткнулась в смартфон.


В семь спустились на ужин, утомленные ожиданием. Звон посуды, людской гомон, запахи еды, все как в старые добрые времена. В столовой, забитой до отказа, встретил Марка и Джавида. Ребята уже сидели за столиком, мулат вел эмоциональный монолог, Сахаров лениво ковырялся в тарелке вилкой. Прайс молча поставил поднос сел рядом. Разговор не вязался, чувствовалась нервозность и обеспокоенность. Если Стив привык к обществу людей, и явно по нему скучал, то друзья ощущали себя дискомфортно. Марк замкнулся, осматриваясь по сторонам взглядом запертого в клетке волка. Джавид пытался отшучиваться, маскируя свое состояние.


После ужина, на выходе их встретил мужчина с зубочисткой во рту, представился Ефремом, по манере вести диалог угадывалось высокое положение в иерархии общины.


- Пойдем, шеф ждет.


Молча проследовали в здание штаба. Интерьер отличался от жилого блока. Тяжелые двери, явно бронированные, решетки на окнах и вооруженная охрана. У кабинета сидели Воеводов и Князев, ожидая аудиенции, волкодав послушно лежал в ногах хозяина.


- О, сосед, тоже на распределение? – Саша, закинув ногу на ногу, вальяжно откинулся на спинку скамьи и наградил надменным взглядом. – А ты что весь изрезанный, с газонокосилкой трахался?


Прайс обернулся к Марку, опасаясь увидеть огонь сумасшедший ярости в глазах друга. Перед внутренним взором до сих пор стояли кадры, как в поставленном на паузу фильме, с какой легкостью и упоением этот тощий парень способен переступить через грань «не убий». Но в глазах Сахарова читалось только презрение.


Ефрем открыл ничем не отличающуюся от других дверь и жестом пригласил войти. В кабинете прохладно, пахнет раскуренным кальяном, навевая ассоциации с восточными странами. За столом из полированного дерева, выпуская струю дыма из рта, сидит мужчина. Невысокий, смуглый как торговец кукурузой на пляже. Он нагнулся, положил мундштук на стол, блеснув лысиной в лучах солнца.


- Проходите, присаживайтесь. – Бас мужчины наполнил помещение, как звук сабвуфера.

Расселись по стульям, Стив выбрал самое нейтральное место – по середине, Марк с Джавидом самые дальние. Князев, демонстрируя свое пренебрежение авторитетами, сел напротив, вальяжно развалившись на стуле. Воеводов осмотрелся, и занял место, с которого полностью видно всю комнату и вход, пес послушно лег рядом с хозяином, так, чтобы можно было наблюдать за присутствующими. Ефрем встал у дверей, скрестив руки на груди, словно охраняя выход.


- Меня зовут Пимон Эксархидис, я здесь за главного. Думаю, вам это уже сказали. – Мужчина опер руки на стол, скрестив пальцы. – С вами я заочно знаком. Эти здания раньше принадлежали ФСБ, так что остался доступ к некоторым базам. И так, начнем. Александр Князев.


- Есть такой.


- Двадцать пять лет. Сын Юрия Князева, известного промышленника и владельца международного холдинга. Университет, отсутствие постоянного места работы, два замятых уголовных дела по статье о распространении наркотиков, лечение в реабилитационной клинике. Интересная у вас биография, молодой человек, насыщенная. – Пимон посмотрел на сидящего напротив и оскалился, улыбкой это выражение лица никак не назовешь.


- Стремился познать все грани бытия. – Князев ухмыльнулся в ответ, не в первой он общался с властными людьми и тушеваться не привык. – А у вас тут что, конкурсный отбор в команду светлого будущего?


- Проверяем всех, чтобы знать, от кого что ожидать. Сразу скажу: гонор можешь поумерить. Твой статус и власть денег умерли вместе с человечеством. Не важно, голубых кровей или из низов общества, теперь мы все равны, и работать придется так же, как и всем.


- Со «все равны», ты прямо загнул. Сам в кабинете сидишь, команды раздаешь, начальник. Так что не все отголоски былого скончались. Я вот и сейчас на тебе ментовские погоны вижу.


- Короче, – Эксархидис резко опустил ладони на стол. – Ты приписан к команде сельхозников. Поработаешь в поле, или за скотиной поухаживаешь, спесь слетит.


- А если я не хочу?


В кабинете повисла напряженная пауза. Стив осмотрел присутствующих. Все ждали реакции начальника. Каждый понимал, что его дальнейшие слова покажут стержень, на котором держится община.


- В таком случае тебя здесь никто не держит, выход знаешь где. – Пимон натужно улыбнулся. – Если все же решишь спустится со своего Олимпа, то возвращайся в комнату, завтра утром отправишься на рабочее место. Друга уже кремировал?


- Да. - Князев моментально поник.


- Пришлось запускать печь в крематории. Теперь хоть знаем, что работает. Так следующий, Джавид Кочарян.


- Ага. – Растерянным голос сказал Джавид.


- Двадцать два года. Жил один, работал с шестнадцати лет. Послужной список богатый: грузчик, ночной сторож, кладовщик, оператор погрузчика, и так далее. Смотрю, физического труда не боишьcя?


- Выживать надо было. Образования нет, родителей тоже. Все ручками-ручками.


- При этом - абсолютно чист, ни одного привода. Ни разу не привлекался.


- Как ангел! Не люблю привлекать внимание.


- Похвально. В бригаду АХО на базе пойдешь? – Эксархидис постучал пальцами по лакированной поверхности.


- Да не вопрос, главное - кормите нормально.


- Отлично. Так, следующий. Марк Сахаров. – Пимон поднял взгляд на сидящего в дальнем конце кабинете. Никакой реакции. Марк сидел, опустив глаза в пол и безучастно рассматривал узоры ламината.


- Двадцать три года, сын выдающегося кардиохирурга Сергея Сахарова. Двойное убийство, совершенное в состоянии аффекта, три года лечения в психиатрической клинике.

Вадим с Сашей одновременно повернулись к безразлично сидящему в углу Марку. Худой, заросший парень с изрезанными руками и отрешенным взглядом никак не выглядел хладнокровным убийцей. Эксархидис поймал их взгляд, и поспешил разрядить напрягшуюся обстановку.


- Должен уточнить, что это был самосуд. Отомстил за сестру-близнеца. Я бы поступил так же. Сейчас как себя чувствуешь?


- Да нормально он себя чувствует, таблетки главное пить. Все с ним хорошо. – Ответил за молчащего друга Джавид.


- Я у него спрашиваю, а не у тебя. Марк?


Сахаров медленно поднял взгляд, безучастно, словно на стены, посмотрел на всех сидящих. Повернулся на монотонный стук пальцев Пимона по столу.


- Если вы боитесь, что я начну бросаться на людей, то напрасно. Но я бы предпочел минимизировать контакты с другими. И, вообще, задумываюсь, о том, стоит ли мне здесь находиться.


- Понял. Тебе следует пройти к врачу. После осмотра определимся. Итак, дальше, Стив Прайс.


- Я здесь.


- В России полтора года, командировка по обмену кадров. Высшее образование по сетевой безопасности, несколько международных сертификатов по программированию, знаешь четыре языка. Впечатляет.


Стив чуть улыбнулся и опустил взгляд. С детства стеснялся, когда его хвалили, и даже сейчас, после смерти человечества, не мог избавиться от этого.


- Вы с какой целью в море были? Хотели домой вернуться?


- Да. Делали пробный выход в море, и напоролись на плавающий контейнер.


- Сейчас их много в море, как и дрейфующих кораблей. Так что плавание превратилось в еще более сложную задачу, тем более для неопытного морехода. В «Рассвете» остаться не хотите? Хотя бы на время, подучить наших специалистов. С программистами сейчас туго, не очень приспособленный к выживанию народ.


- А в команду рыболовецкого судна можно записаться?


- Хочешь опыта набраться? Я поговорю с капитаном, придумаем что-нибудь. Но более полезен будешь здесь на базе. Скорее всего будешь пару раз с ними в море выходить, остальное время – здесь. Так устроит?


- Думаю да. – Стив потер руками колени.


- Итак, попрошу всех вернутся в комнаты.


Прайс встал первым. Князев, с довольной ухмылкой, поднял мундштук со стола и затянулся кальянным дымом, и, опередив американца, вышел из кабинета. Джавид с Марком нехотя поднялись и направились к выходу, оборачиваясь на Вадима.


- Воеводов, вас попрошу остаться.


Дверь захлопнулась. Эксархидис встал, медленным шагом подошел к окну, скрестив руки на груди.


- Вадим, я был очень удивлен, когда увидел ваше личное дело.


- Что же вас так удивило?


- Первое, гриф секретности. Не ожидал. Дальше – интереснее. Двадцать вторая бригада спецназа ГРУ, разведчик-диверсант, Чечня, Сирия, Южная Осетия и еще более двадцать заграничных командировок, которые даже для нас засекречены. Последние несколько лет живешь с матерью, работаешь матросом-спасателем и не высовываешься. Сразу возникает два вопроса: почему ушел из спецслужб, и почему засел в глуши?


- Это так важно? – Вадим откинулся на спинку стула и заложил руки за голову.


- Так, любопытство.


- Удовлетворяй его с молодежью.


- А ты немногословен. – Пимон вернулся за стол и открыл толстую папку с фотографией Вадима на обложке.


- Болтун – находка для шпиона.


- Кандидат в мастера спорта по армейскому рукопашному бою, эксперт по тактической стрельбе и стратегическому планированию. Орден за отвагу, за заслуги перед отечеством третьей степени. Был приставлен к званию Героя России после последней операции, но отказался и покинул ряды Вооруженных сил. У тебя была такая карьера, что случилось?


- Какая разница? Уже нет ни России, ни Вооруженных сил.


- Хочу понять твою мотивацию: редко кто, отдав столько службе, соскакивает, отказавшись от всех привилегий.


- Ну вот такой я необычный, что поделаешь.


- В общину зачем приехал?


- Так уже лучше, сразу в лоб. Врач нужен, ранен в ногу, и осмотреться хотел, может останусь. – Воевод набрал воды из графина и сделал несколько глотков.


- Сам обработать не смог? Сомневаюсь. Где заработал?


- Трое урок в гости наведались. Больно им девчонка приглянулась. Пришлось объяснить им по-человечески, что девушка не хочет.


- Завалил?


- Завалил.


- Откуда они были? Только трое? Логово нашел? – Эксархидис чуть прищурился, словно старался рассмотреть картины произошедшего в памяти Вадима.


- Хрен их знает, откуда, с колонии какой-то, бесед с ними не вел. Только трое, в Геленджике дом облюбовали, недалеко от моего.


- Ясно. Сейчас можешь пойти к врачу. Вообще, нам бы твои навыки пригодились. Ребята есть обстрелянные, но по большей части в стычках с ОПГ и антитеррор. У тебя более подходящая специализация. Поднатаскал бы бойцов.


- А вы что, воюете?


- Не без этого. Потом введу в курс дела. Людоед твоей проблем не доставит?


- Султан его зовут, туркменский волкодав, посмышленее многих будет.


- Ладно можешь идти. Завтра утром на планерке все расскажу. Осваивайтесь.


Вадим поднялся и зашагал к выходу.


- Секунду, чуть не забыл. Ночь в патруль разбудят, мужчин не так много, ставим всех по расписанию, чтобы смены короче сделать. Ничего необычного, вышка, караул, все как в армии.

- Понял. – Бросил через плечо Воеводов и вышел из кабинета.



***



Стив опустился в кресло, открыл ноутбук и только собрался запустить базу, как в комнату зашел Князев.


- Американец, а ты оказывается башковитый. Только кому теперь твои знания нужны?


- Может, никому. – Закрыл лэптоп, не хотелось мелькать своими трудами, хотя вряд ли бы этот напыщенный оценил их важность.


- Вот и я о том же. Придется тебе, как и всем, или в земле копаться и говно коровье выносить, или мотаться по складам, в поисках полезностей.


- Я работы руками не чураюсь.


- Посмотрим, посмотрим, все вы такие, пока в дерьмо по уши не залезете.


- А тебе то откуда знать? – Раздался от двери голос Вадима. – Отстань от парня, пусть своим делом занимается.


Увидев вошедшего, Саша поутих, сел на кровать и залип в потолок. В комнате воцарилась тишина, только кондиционер мерно гудел под потолком и тяжело дышал пес.


Работать дальше не было желания. Комната угнетала. Стив чувствовал себя, как в клетке. Закинув на плечо рюкзак вышел в коридор, в надежде встретить друзей. В жилом блоке тихо. Народ отдыхал после трудового дня. Шумела вода в душевых, в комнатах негромко разговаривали. Вышел на улицу. Солнце уже село, с море дул бриз, наполняя воздух запахом соленой воды и прохладой. Асфальт под ногами дышал теплом, накопленным за день. В беседке между зданиями оживленно. Разглядел активно жестикулирующего Джавида в компании незнакомых людей.


- …В воду навернулся. Вообще не понял, что за фигня случилась. Смотрю - яхта тонет. Американец Марку помог в воду прыгнуть. О, вот кстати и он!


Прайс зашел в беседку и сидящее повернулись в его сторону. Неловко улыбнулся и как можно быстрее сел на лавочку, подальше от центра внимания. Помимо Кочаряна, в беседке сидели две девушки, одна постарше, в бейсболке, с хвостом каштановых волос, вторая – совсем молодая, с черными как смоль волосами, сидела в обнимку со смуглым невысоким парнем. Его переносица распухла, превратив и без того восточные глаза в две щели.


- Так вот, - продолжил монолог Джавид. – В воде мы уже заметили, что напоролись на контейнер. Кто же знал, что эта хреновина может в море плавать. Если бы не рыбаки из общины, фиг знает, где бы мы сейчас были. Блин! Вспомнил!


- Что такое? – Спросил Стив, увидев на лице друга явное беспокойство.


- Машины наши со всем барахлом. Мы же их в яхт-клубе бросили.


- Не переживай, я с Ефремом говорил. Пообещали завтра отвезти нас, забрать. Ничего с ними не будет.


- Фух, успокоил. Кстати, знакомься. Это Тимур и Лера, они вместе, так что клинья не подбивай, меня уже осадили. Это Юля, она с Вадимом приехала, к ней лучше вообще не подкатывать, ты же видел этого громилу.


- Мы с ним не вместе, просто друзья. – Поспешила уточнить девушка.


- Стив Прайс, рад знакомству.


- Приятно. Ты действительно американец? Неплохо на русском говоришь.


- Да, самый что ни на есть, родом из Техаса. В университете интересовался языками, учил русский, пара однокашников были из России, практиковал. А где Марк?


- В медпункте. – Ответил Джавид, присев на лавку. Ребра осмотрят, и голову, как этот Эксар… Эскарх… короче Пимон сказал.


- Вы у него были? – Вступил в разговор Тимур, подавшись вперед.


- Ага, впятером. Мы трое и Вадим с Князевым.


- А этот утырок, что там делал? – Услышав фамилию Саши, Лера привстала.


- А он тут популярен. Чем тебе успел наслоить? Подкатывал? – Поинтересовался Джавид.


- Он мне нос сломал, а она ему за это по яйцам прописала. – Ответил за девушку молчавший до этого Тимур.


- А что не поделили то? – Не унимался Кочарян.


- Долгая история. – Тимур помассировал переносицу, говорил он гундосо, словно страдал от насморка.


- Так у нас времени теперь хоть отбавляй. Давай трави, хоть как-то развлечемся.


- Короче, на базу приехали двое, рассказали про сектантов в Краснодаре. Людей в плену держали, жертвы приносили, крышу сорвало на фоне конца света. Пимон отправил группу на устранение, я и еще восемь человек.


- Извини что перебиваю, а ты каким боком? На бойца не сильно похож. - Джавид в своем репертуаре, тактичностью не блистал.


- Он только из армии, там начало «Пурпурного» застал. – Огрызнулась Лера.


- Сорян, зря наехал. Продолжай.


- Мы сначала разведали обстановку, с темнотой пошли на штурм. И напоролись на Князева. Он на крыше здания сидел, со стволом и тоже в бой ломанулся. Пересеклись. Наши его повязали, не знали кто он и что хочет. Меня сторожить оставили. Ну он меня и уработал, вырвался и ломанулся к сектантам. Там девочку, которая с ним, Женя вроде, в плену держали. Друга его, Эмиля, на кресте распяли. Опоздали, он к тому, как психов перебили, уже мертв был.


- Хрена себе… - Протянул Джавид.


Стив сидел молча, переваривая информацию. Болтливый и наглый Князев предстал перед ним совсем в другом свете. Он думал, что этот высокомерный тип – апофеоз эгоизма и цинизма, но оказалось, что это лишь маска, за которой скрывался человек, готовый пожертвовать собой ради ребенка и друга.



***



- Здесь болит?


Холодные пальцы врача прикоснулись к ребрам, надавили. Марк почувствовал легкий укол боли, не сильный, даже не поморщился.


- Смотря с чем сравнивать.


- По десятибалльной шкале.


- На двоечку.


- Ясно. Ребра целые. Ушиб, но переломов и трещин нет. Наложим тугую повязку, для фиксации. Походите с ней некоторое время, и все будет нормально. Старайтесь вдыхать не полностью, чтобы минимизировать боль. Теперь, о вашем психическом состоянии. Принимаете лекарства?


- Да. – Марк натянул футболку и сделал неглубокий вдох.


- Можно поинтересоваться, что за препарат?


- Я не знаю. У меня только блистеры без названия.


- Дадите мне пару таблеток на проверку? Хорошо помогает?


- Ну, раз я не хочу перегрызть вам горло, значит хорошо.


- Все настолько плохо? – Врач с опаской посмотрел на сидящего на кушетке пациента.


- Как бы вам описать? Представляете себе злющую собаку, готовую рвать и метать все что движется? Так вот, лекарство – сытная еда. Собака наелась, и лежит. Ярость в ней не угасла, но она слишком сыта, чтобы кидаться. Вот что-то типа этого.


- Примерно понял. А так вообще, какие эмоции испытываете?


- Сейчас почти никаких, иногда раздражение. Недавно даже весело стало.


- Приступов агрессии не было?


Марк прокрутил в голове события в доме Тафара, но говорить о них не стал, мало ли как могу воспринять произошедшее.


- Вроде нет, держу себя в руках.


- Хорошо. Я передам руководству результаты осмотра. Можете идти.



***



- Я не видела, что там было, в комнате сидела с ружьем, когда спустилась, только кровь на полу и у него ранение в ногу. – Услышал Марк слова девушки в кепке, когда подошел к беседке. Джавид со Стивом и еще один парень с девушкой в обнимку, внимательно слушали говорившую и не заметили его. – Я не знаю, как он с тремя сразу справился. Вы бы видели его лицо, сразу как не живое стало: холодный, отстраненный, расчетливый. Потом еще раз такое видела, когда на нас львы напали.


- Кто? Львы? – Джавид привстал с лавки, не поверив своим ушам и заметил Марка. – О, бро, ты уже пришел. Заходи, мы тут историями делимся. Юля про Вадима рассказывает. Народ знакомьтесь. Это Марк.


Сидящие по очереди представились. Сахаров прошел в дальний угол беседки и опустился на скамью, осматривая лица. Парень со сломанным носом, молодая девушка, обнимающая его за плечи и еще одна, в кепке, как раз продолжившая свою историю.


- Да, львы, точнее львицы. В городе свет вырубили, и они смогли вырваться из вольеров в Сафари-парке. От голода совсем с ума сошли. Мы выехали прогуляться по набережной, от четырех стен уже крыша ехала. Там они на нас и набросились, хорошо рядом кафе было. Отстрелялись. Я думала, что все, конец. До сих пор в себя не пришла, ночами снится как меня сжирают.


- Дерутся мишки! Я бы на твоем месте в штаны наложил! Офигеть. Рассказал бы кто-нибудь об этом месяц назад, я медаль за самую тупую брехню в мире вручил бы. – Джавид от перевозбуждения встал и начал ходить из стороны в сторону. – А Вадим, вообще, темная лошадка. Его Пимон одного в кабинете оставил, и говорил с глазу на глаз.


- Он бывший военный. Из разговоров поняла, что был на войне, но никогда не говорит где и когда. Очень скрытный. Разбирается в оружии и военных делах очень хорошо. Стрелять меня учил. К нам трое зэков зашли, выследили нас. Так Вадим заранее знал, что они вернутся. Подготовился. И завалил троих. Его как раз тогда в ногу ранили. Но он даже без оружия был, меня с винтовкой в комнате оставил,


- Ясен пень, разбирается. Рембо русского разлива, блин. Из-за чего ты сама то сюда уехала? Почему разбежались? – Джавид озвучил вопрос, который мучал всех.


- Мы искали хозяйство, ну курей там, корову. Наткнулись на работников из общины, так и узнали про «Рассвет». Я уговаривала Вадима поехать посмотреть, но он ни в какую. В людей вообще не верит, очень осторожный и недоверчивый. Я переживала, что из парка другие хищники выберутся. Там их много осталось: тигры, медведи, волки, леопарды, пумы. Рассказала ему, что боюсь, что лучше примкнуть к общине, с людьми безопаснее, тем более он ранен уже был. Так он поехал в парк и перебил всех. Хладнокровно, как забойщик на скотобойне. Меня это напугало. Увидела его с другой стороны. Как можно так хладнокровно убить животных? Мне показалось, что у него полностью отсутствует эмпатия. Поругались. И решила ехать сама. Кое как с управлением справилась, водить почти не умею, на второй передаче всю дорогу катила со скоростью сорок километров в час. Боялась, что что-нибудь сломается, но доехала. А он следом за мной приехал, через полчаса где-то. Но сейчас не общаемся.


- Зря ты испугалась. – Вступил в разговор Стив, молчавший до этого. – Он правильно поступил. Вот подумай: там животные, выросшие в неволе, привыкшие к тому, что их кормят и ухаживают за ними. И вот кормление прекращается, ведь все люди умерли. Они были обречены на страшную смерть от голода. Ну или как львы, выбрались из вольеров и отправились на добычу пропитания. То, что он сделал, это акт милосердия, эвтаназия.


- Не знаю. – Юля опустила взгляд в пол. – Все равно жутко.


- Тимур, вы же получается из нас первые сюда приехали? Как тебе здесь вообще? – Решил сменить напряженную тему Джавид.


- Да вроде нормально. Кормят хорошо. Меня к команде «рейдеров» приписали. Ездим по складам, магазинам, таскаем всё, что может быть полезным. Ларису выходили, завтра уже выпустят из медблока, острый пиелонефрит был. Вера под присмотром, с другими детьми занимается. Лера как раз в команде педагогов, она до «Пурпурного» вожатой в лагере была. Вроде все нормально, если бы не стычки ночные.


- Стычки? – Переспросил Стив.


- Ага. Вы еще не слышали? Рядом какая-то банда есть, не знаю, кто они и откуда. Но регулярно на базу нападают. Я как-то ночью в патруле застал перестрелку, их на подъезде перехватили. Утром притянули расстрелянные машины. Люди после эпидемии совсем помешались. Все говно из них полезло. Здесь, в «Рассвете», работают, стараются что-то воссоздать, выращивать. А этим только бы грабить, самим работать не охота.


- Чем дальше в лес, тем грибы веселее. Они там случайно не на постапокалиптических машинах ездят в кожаной броне с черепами? – Джавид закинул руки за голову и продолжал расхаживать по беседке.


- Нет, самые простые машины. Ну завтра сами услышите на утреннем построении.


- Тут еще и утренние построения? Велкам ту зе армия, мать вашу. Ладно, потопал я спать, мне впечатлений на сегодня хватит. Рубит уже. Марк, ты как, пойдешь? – Кочарян зевнул.


- Ага, ребра до сих пор ноют и не спали почти. – Сахаров поднялся и направился вслед за другом.


- Я тоже пойду. Действительно глаза слипаются. – Стив встал, потянулся и махнув оставшимся догнал друзей.


В жилом блоке разбрелись по комнатам. Князева и Воеводова не было. Не включая свет, Стив опустился на стул перед ноутбуком и откинул голову назад. День выдался слишком насыщенным и мозг не справлялся с объемом полученной информации. Надо заканчивать базу, но нет никакого желания садиться за компьютер. Да и не пойдет работа, слишком рассеян и не сосредоточен. Вспомнил истории Тимура и Юли. Каждый, кто прибыл в «Рассвет» успел хлебнуть после начала эпидемии по полной. И собственные злоключения уже не казались из ряда вон выходящими. Вера в то, что сможет добраться до дома таяла с каждой минутой. Почти полностью отбросил вариант морского перехода. Оставался путь по суше, но пока доберётся до Берингова пролива – начнется зима, а климат в тех местах - суровый. Да и кто вообще знает, как там обстоят дела с транспортом и дорогами. Та еще затея. С другой стороны, община «Рассвет». Люди, питание, защита и новые друзья. Уезжать в неизвестность никак не хотелось. Спасательных служб больше нет, и если что-то случится в дороге, то он просто сгинет в глухомани, никто даже не узнает.


От раздумий разболелась голова. Стянув обувь и футболку, улегся на прохладное постельное белье. Потолок в комнате ровный и белый, глазу не за что зацепиться. Усталость быстро дала о себе знать, затягиваю в пучину вязкого и беспокойного сна, в котором опять переживал крушение яхты.



****



Кто-то теребил за плечо. Продрал слипшиеся глаза, выбираясь из остатков сна, до конца не понимая, будят его в реальности или нет. Над ним навис Воеводов.


- Стив, вставай.


- Что? Что случилось?


- Ничего. Ночной караул, тебя не предупредили?


- Да говорили, забыл совсем.


- Ясно, вставай, кофту накинь, там ветер.


Прайс поднялся с постели, на автомате добрался до шкафа, вспомнил, что вещи еще в джипе на парковке яхт-клуба. Тяжело вздохнул, мерзнуть точно не хотелось. Князев сопел во сне, на стуле рядом с кроватью висела его кофта, сначала чуть не поддался искушению одолжить, но в последний момент передумал. Еще раз посмотрел на Сашу и увидел необычный горб под одеялом, словно спящий обнимал подушку. Подошел ближе присмотрелся и увидел Женю, маленькую девочку, которая везде ходила за Князевым, как хвост. Она спала, свернувшись клубком и прижимая к груди черную сумку из кожзама. Эта картина пробрала почти до слез. Он не знал, кем приходились они друг другу, какая история их связывала, но знал, что Саша готов умереть за этого ребенка. А сейчас она спит у него под боком. Не удержался, сделал фото на телефон, как напоминание для себя, что осталась еще человечность в этом мире и вышел из комнаты.


Продолжение в комментах

Показать полностью
42

Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 5. Глава 3

Предыдущий пост Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 5. Глава 2


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


Глава 3. Вадим.


2 июня. 21.34 по московскому времени


Геленджик, Тонкий мыс


Вадим спустился со второго этажа, придерживаясь за стену и прошел на кухню. Как он и думал, на ране разошлись три шва. Зашивать заново не стал, уже начало заживать и швы лишь повредили бы. Наложил тугую повязку, остановил кровотечение и выпил обезболивающее. Не на шутку разыгрался аппетит. Стычка со львами выбила из колеи, заставила понервничать и почувствовать свою уязвимость. Будь нога цела, с хищниками расправился бы намного быстрее, не подвергая девушку опасности.


На кухне горит свет. Тихо играет музыка из телефона, лежащего на столе. Юля сидит на стуле, высоко задрав ноги и наливает вино в бокал. Судя по почти пустой бутылке, сидит уже давно. Глаза блестят, щеки и шея покрыты хмельным румянцем.


- Как ты?


- Норм.


- Сильно не налегай, потом хреново будет.


- Хреновее чем днем, уже не будет. – Юля сделала большой глоток и закусила сыром. – Меня чуть лев не сожрал.


- Хм, что-то ты вообще расклеилась. – Опустился рядом, набрав стакан апельсинового сока. – Ты более стойко саму эпидемию пережила.


- Тук такое дело. Эпидемия, понимаешь, это штука, конечно, поганая. Но блин, ты просто заболел и умер. Люди болеют. Люди умирают. Мы готовы к этому, знаем, чего ожидать. Как бы это сейчас тупо не прозвучало, эпидемия – это нормально. В пределах допустимого. Да, конечно, масштаб сейчас просто офигеть какой. Умерли почти все. Но у нас разве был выбор? Мы просто выжили и все. И если бы я впала в депрессию, то вскоре присоединилась бы к умершим. Тут либо старайся выжить, задушив в себе боль об утрате, либо лучше сразу пустить пулю в лоб. – Девушка сделала еще несколько глотков и вытерла губы тыльной стороной руки. – Но к тому, что тебя могут сожрать львы, ты никак не можешь быть готов. Это из разряда фантастики или упоротых снов. Ты просто представь, что чувствует жертва хищника, когда ее едят. Она же не умирает моментально, ощущает, как от нее отрывают куски и жрут прямо на глазах. И я это сегодня чуть на себе не испытала. Вот мало нам впечатлений было, теперь еще думать о том, чтобы нас не сожрали. Кто говоришь там еще были? Ну, в сафари-парке?


- Они сюда вряд ли придут. – Вадим посмотрел на Юлю, стараясь понять, говорит ли в ней алкоголь, или просто развязался язык, и она решила высказаться.


- Откуда ты знаешь? Ты мог себе представить, что мы будем от львов отбиваться? Я еще от зэков не отошла, как на тебе, еще одна фобия в копилочку.


- Смотри. – Вадим достал телефон из кармана и открыл карту Геленджика, скачанную в память заранее. – Вот сафари-парк, вот место где мы их встретили. Видишь? Это самое ближайшее место, куда они могли прийти. Сюда они не попрутся, еще пара недель, и они перемрут с голоду, если там еще кто-то остался.


- Да пофиг вообще. Я поняла, что мир теперь не такой дружелюбный, как был раньше. Надо быть готовой к тому, что тебя либо сожрут, либо какие-нибудь ублюдки возьмут в рабство, пока не затрахают до смерти. – Юля осушила стакан и вылила остатки вина из бутылки. – Блин, кончилось. У нас больше нет?


- Тебе не хватит?


- Имею право.


Парой глотков, она осушила бокал, запрокинула голову назад и громко вздохнула. Вадим встал со стула, подошел к холодильнику и посмотрел, есть ли минералка. Две зеленые бутылки лежали на верхней полке.


- Ничего, завтра просплюсь и все. – Продолжила Юля. – Как думаешь, много людей вообще выжило?


- Судя по информации из интернета - один на десять тысяч. В Геленджике жило примерно сто пятьдесят, отдыхающих еще тысяч триста. Человек сорок пять должно было выжить.

- Почему мы еще никого не встретили?


- Следы людей мы видели. Помнишь пробку на кольце? А так, предполагаю, что часть выживших свела счеты с жизнью, не выдержав груза потери. Кто-то уехал. Да и в городе просто легко затеряться. А что?


- Почему выжившие не собираются вместе? Ведь так намного легче.


- Не знаю. Я не люблю всякие группы и коллективы. Как-то проще одному.


- И сейчас?


- А что сейчас? – Вадим повернулся к девушке, которая встала из-за стола и начала осматривать полки на наличие алкоголя.


- Тебе ногу прострелили. Вдруг у тебя заражение начнется или заживет неправильно? Или сейчас нагрянет кто-то пострашнее этих зэков. О, вискарик! – Юля достала с верхней полки полулитровую бутылку шотландского виски. – Точно не хочешь?


- Нет. Юль, я знаю, как залечивать раны и сепсис мне не грозит. Безопасность мы себе уже обеспечили. Даже если кто-то и явится, даже до дома не дойдет.


- Но в группе все равно легче. Там могут быть врачи. Можно распределить обязанности и работать сообща. – Девушка налила янтарный напиток прямо в бокал из-под вина, сделала глоток и поморщилась. – Крепкий, зараза.


- Сейчас намешаешь, потом помирать будешь.


- Не учи меня пить, сам же говорил, что не пил никогда.


Вадим закатил глаза и громко вздохнул. Понимал, что, Юля просто ищет способ избавиться от стресса, но представлял себе последствия такого коктейля. Ничего, завтра сама поймет свою ошибку.


- Ты просто представь, если люди с иммунитетом соберутся в анклав, поселятся вместе. Там и охрана будет, и медицина. Хоть какой-то намек на цивилизацию.


- Представляю. И прекрасно знаю одно: любой социум, даже анклав выживших, это система, которая подчиняется власти. У этого анклава, по любому, будет лидер, который будет гнуть свою политику, и куда она приведет со временем, никто не знает.


- Слишком много умных слов, для слишком пьяной меня. – Юля налила еще виски, выпила и закусила. – Я просто хочу увидеть еще людей. Знать, что мы не одни. И все. А какая-то там власть и политики меня мало беспокоят.


- Хорошо. – Вадим взял бутылку и закрыл. – Но я точно уверен, что тебе хватит.



3 июня.


00.14 по московскому времени.



- Прости. – С трудом проговорила Юля, между порывами рвоты.


Вадим ничего не ответил, придерживая волосы девушки, пока ее выворачивало над унитазом. Освободив желудок, она села на кафельный пол и опустила голову.


- Прости. Мне так стыдно.


- Со всеми бывает.


Помог ей встать, умыться и отвел в спальню, поставив рядом с кроватью тазик на всякий случай. Притащил из холодильника бутылку минералки, аспирин и оставил на тумбочке.



12.46 по московскому времени



Султан бродил по новой для него территории. Обнюхивал каждый сантиметр, изучал каждый предмет. Вадим наблюдал за ним, сидя на крыльце. Болеутоляющие работали хорошо, настолько, что даже позволил себе немного потренироваться. Упражнения только на верхнюю часть тела, чтобы не беспокоить рану. Юля спала. Не стал будить, пусть придет в себя. Приготовил нехитрый завтрак из яичницы и сосисок, обошел дом, проверил окна, двери, прогулялся по двору, остальное время потратил на монтаж автоматической системы полива. Ей понравится. Нажал кнопку и с установленным интервалом включилась автоматика, орошая всходящие растения чистой водой из скважины. Чем занять себя дальше не знал. Уехать из дома не мог, не бросать же одну.


Юля спустилась ближе к трем часам дня. Минеральная вода закончилась, и она направилась к холодильнику, превозмогая головную боль за новой бутылкой. От одного запаха еды ее опять замутило.


- Привет. – Сказал Вадим, застав ее у открытого холодильника.


- Привет.


- Ты как?


- Лучше бы я умерла.


- А я тебя вчера предупреждал.


- Надо было просто забрать бутылку и не давать пить.


- У тебя был такой вид – «посягнешь на мое право напиться, я тебе глаза выцарапаю». – Вадим опустился на стул, наблюдая за Юлей.


- Надо было игнорировать, повозникала бы немного, и успокоилась. Зато сейчас не помирала бы.


- К вечеру отойдешь.


- Дожить бы еще до этого вечера. – Девушка наконец-то откопала минералку, открыла и сделала несколько глотков прямо из горлышка. – Меня не рвало?


- А ты не помнишь?


- Последнее, что я помню, это первый бокал виски.


- Рвало.


- Блин, тебя хоть рядом не было?


- Ну, как сказать.


- А-а-а-а… - Юля запрокинула голову назад. – Почему всегда так хорошо, когда ты пьяный, и так фигово, когда протрезвел.


- Вот поэтому я и не пью. Не голодная?


- Про еду лучше молчи, меня до сих пор выворачивает.


- Ладно. Иди тогда, поспи еще. Вечером легче станет.



4 июля.


09.44 по московскому времени.


Вадим загнал джип во двор, и принялся к детальному изучению автомобиля. Состояние агрегатов говорило о полном тюнинге, который так и не успели обкатать на бездорожье. Он не верил своей удаче: найти такой джип и до эпидемии в хорошем состоянии было проблемой, а сейчас, это сродни выигрышу в лотерею. Высокий клиренс, оснастка и японская надежность. Этот танк проедет по любой грязи и снегу, и прослужит не одну сотню тысяч километров. Довольный, вернулся в дом.


Прошлый вечер провел за изучением карт местности. Надеялся найти ближайшее сельское хозяйство. Домой живность тащить не хотел. Жить рядом с выводком куриц и коров не лучшая затея. Тем более для того, чтобы держать птиц и скотину придется переделать половину двора под хозяйственные постройки, а к затяжной стройке он не готов. Намного проще найти уже действующее, и ухаживать, приезжая, как на работу. Несколько мест заинтересовали, отметил их координаты. Юля так и не спустилась, или чувствовала себя неважно, или просто отдыхала. Беспокоить её не стал, занимаясь своими делами. Султан освоился, выбрал себе место на крыльце, с которого открывался хороший обзор на подход к дому, и лежал, прячась от солнца.

Обед решил приготовить сам, все что было, уже съели. Вдаваться в кулинарные изыски не решился, ограничившись макаронами по-флотски. Сварить, обжарить овощи с тушенкой и смешать не показалось таким уж замудренным занятием, но заняло немного больше времени, чем планировал. Когда приговорил больше половины тарелки, услышал шаги на лестнице. Юля спустилась и прошла на кухню, вдохнув аромат еды. Выглядела она отдохнувшей и свежей, ни следа похмелья.


- Пахнет аппетитно.


- На вкус тоже ничего вышло. – Вадим встал со стула и подошел к плите. – Голодная?


- Очень. Два дня почти ничего не ела.


- Кофе, чай?


- А холодного ничего нет?


- Минералка.


- Отлично. Давай я сама положу, а то не съем все, ты обидишься. – Юля забрала ложку и набрала половину тарелки. – Как твоя нога?


- Уже лучше, кровоточить перестала.


- Отлично.


Они сели за стол. Вадим набрал стакан газировки и подвинул девушке.


- Прости за тот вечер. Я перебрала. Обычно нормально на алкоголь реагирую. – Юля опустила глаза в стол.


- Ты уже извинилась. Все нормально. Это стресс и нервы. Я понимаю. У тебя купальник есть?


- А ты как думаешь? Я же на юг приехала, и ты вообще-то меня видел в купальнике, когда я в теплице ковырялась.


- Точно, совсем забыл. Купаться поедем?


Девушка застыла с недонесенной до рта ложкой.


- На море? Ты серьезно?


- Да, вполне. Надо же хоть немного отдыхать.


- С огромным удовольствием! – В её глазах загорелись огоньки радости. - Сегодня?


- Ага.


- Круто. Подожди, а нога твоя? Тебе можно купаться?


- Нужно, морская вода помогает заживлению. Тем более она сейчас чистая.


- А когда поедем?


- Я уже готов, как ты скажешь, так и поедем.


Через полтора часа заехали на пляж в Голубой Бухте, расположенный по побережью севернее Тонкого мыса, и остановились почти у кромки воды. Местные жители Геленджика летом не купались в городской акватории, предпочитая менее популярные у отдыхающих места: Дивноморск, Джанхот, ту же Голубую Бухту. Вода чище, людей меньше, и нет риска подхватить ротовирсную инфекцию – бич общественных пляжей в разгар сезона.


Море лежит, как вода в стакане. Легкий бриз гонит свежий соленый воздух. Небо градиентом от зенита к горизонту меняет насыщенность фиолетового цвета. Пейзаж успокаивает. Вспомнились времена до эпидемии, вечерние посиделки с блокнотом и карандашом на обрыве, зарисовки заката. Вадим понял, что скучает по прошлой жизни, хотя тогда ее не любил. Руки зачесались по карандашу и татуировочной машинке. Неужели жизнь приходит в русло, и его творческая натура снова дает о себе знать?


Как только открылась дверь, Султан выскочил из машины и, со всех ног, ломанулся к воде. Влетел, подняв сонм брызг, отплыл на несколько метров и, развернувшись, посмотрел на стоящих у машины людей с застывшим на морде выражением – «а вы чего ждете?».

Юля стянула майку, шорты и поспешила присоединится к псу.


- Вода обалденная! – Крикнула она, вынырнув и раскидав вокруг себя мириады брызг. – Давай к нам!


Вадим разделся и осторожно вошел в воду. Повязка на ноге быстро пропиталась и рану защипало. Нырнул, проплыл несколько метров и вернулся к берегу, наблюдать за тем, как резвятся Юля с алабаем.


Послушался гул, низкий и доносящийся из далека. Присмотрелся и увидел рыбацкий траулер, выплывающий из-за мыса. Девушка, плескающаяся с собакой, замерла, закрутила головой по сторонам и тоже увидела корабль.


- Вадим!


- Я вижу. – Старался всмотреться в судно и увидеть людей на палубе, но пока никого не различал.


- Это же люди! Там, на корабле!


- Ну не сам же он плывет.


- Это выжившие! Куда они направляются?


- Не знаю, это рыболовецкий корабль.


- Мы можем как-нибудь с ними связаться?


- Сомневаюсь, да и зачем?


- Как зачем? – Юля удивленно раскрыла глаза. – Ты что, мы же хотели найти еще выживших!


- Это ты хотела. Откуда ты знаешь, кто там на борту? Сколько их, вооружены они или нет, есть ли среди них женщины? Ты про зеков забыла?


Девушка на секунду замерла, думая, но затем начала прыгать и махать руками.


- Эй! На корабле! Мы здесь!


- Что ты делаешь?


- Привлекаю внимание! Может они из какой-то группы. Ты сам говорил, что зэки работать не будут, а эти с целым кораблем справились.


- Угомонись. Они все равно тебя не услышат, и не увидят, если только в бинокль берег не рассматривают. До корабля километр минимум.


Девушка, остановилась и опустила руки.


- Надо подать хоть какой-нибудь знак, как-то связаться! Ты что вообще не хочешь с людьми контактировать?


- Я им не доверяю. Мне тебя охранять надо.


Юля вышла из воды, вытерла волосы, не спуская глаз с проплывающего судна и несколько раз махнула полотенцем, стараясь привлечь внимание.


- А если они нормальные? Из-за твоей паранойи мы так и будем вдвоем куковать.


- Если бы не моя паранойя, ты бы сейчас троих утырков обслуживала.


Девушка стрельнула глазами на Вадима, натянула футболку и села в машину, хлопнув дверью. Султан послушно запрыгнул в багажник.


Обратно ехали молча. Юля смотрела в окно, насупившись и не разговаривая. Дома демонстративно ушла наверх, игнорируя попытку Вадима заговорить и обсудить ситуацию. Обедал в компании Султана, все теми же макаронами. Девушка спустилась, только услышав шум заведенного двигателя.


- Ты куда? – Спросила она, выйдя на крыльцо и смотря на машину.


- Хочу осмотреть ферму, там скотина еще живая должна быть. Мясо, молоко, яйца.


- А почему меня не позвал?


- Так ты же молча ушла.


- Мог бы все равно сказать. Одну собирался оставить?


- Почему одну? С Султаном. И стрелять ты уже умеешь, дома оружия на каждом углу. – Вадим взял автомат, и положил между сидениями.


- Я с тобой. – Юля скрылась ненадолго в доме, вышла с «Кедром», в кепке, и очках. Молча села на пассажирское и закрыла дверь.


До въезда в Новороссийск ехали опять молча. Девушка словно ждала, что он начнет разговор, но Вадим не спешил вступать в диалог, так как чувствовал свою правоту. Наивность девушки и вера в людей, даже послы случая с зеками, подбешивала.


- Как ты думаешь? Мы точно животных больше не встретим? – Юля, не дождавшись от него ни слова, решила взять инициативу на себя.


- Каких животных?


- Которые хотят нас сожрать.


- Я тебе уже говорил: если кто и остался в Сафари-парке, то они или друг друга слопали, или померли от голода.


- Откуда ты знаешь? Львы же смогли выбраться. Может они в другую часть города ушли, и теперь ходят, и охотятся. Или там в парке засели, пока там есть кого жрать, а как всех съедят, за нами придут.


- Тебе поменьше фильмов ужасов смотреть надо было. Не придут. Тех, на набережной, случайно занесло.


- Почему ты так уверен? Ты же не зоолог.


- Юль, это просто животные, для них город – чужеродное. Они скорее в лес уйдут, там и живность есть, и сфера обитания более привычная. Что ты так на этом зациклилась?


- До сих пор не могу отойти. Ночью просыпаюсь, днем от каждой тени шарахаюсь, везде мерещатся эти львицы. Постоянно думаю, что там еще целый парк разных хищников, которые от голода уже с ума сошли.


Вадим ничего не ответил, девушка продолжать разговор тоже не стала. Новороссийск проскочили довольно быстро по уже проторённому маршруту. С прошлого раза в городе ничего не изменилось, только прибавилось мусора на дорогах, и стаи собак начали вести себя наглее, выбегая прямо на проезжую часть и лая на машину. На посту за городом свернули влево, в сторону Раевской. Через семь километров въехали в поселок. По частным домам не заметна заброшенность, но полное отсутствие людей и машин напоминали о глобальной катастрофе. Воеводов свернул с главной дороги и, по памяти, поехал по узким улочкам, до нужной точки.

Подъехав к ферме, остановился у ворот и удивленно посмотрел на военный броневик «Тигр» и стоявшего возле него мужчину в серой форме с оружием на груди. Автомат не из простых, такой в оружейке не найдешь: Калашников двухсотой серии, с коллиматором, лазерным целеуказателем, и подствольным фонариком.


- Вадим, кто это? – Юля схватила его за руку и подняла пистолет-пулемет.


- Сейчас узнаем.


Вылез из машины с поднятыми руками, демонстрируя мирные намерения. Стоявший у броневика мужчина смерил взглядом и положил руку на оружие.


- Какие-то вопросы? – Спросил мужчина, готовый в любой момент подать сигнал по рации.


- Здравствуйте. Меня Вадим зовут, я из Геленджика, искал хозяйство по картам, нашел это. – Кивнул в сторону забора. – Хотел приехать проверить, не вся ли скотина еще померла.


- Понятно. В машине кто?


- Со мной девушка, Юля. Больше никого.


Сзади раздался хлопок закрытой двери и звуки шагов. Юля подошла и встала рядом, демонстративно держа оружие на готове. Из ворот фермы вышел еще один в форме, с РПК , посмотрел на напарника и поднял ствол оружия на приезжих.


- Опусти ствол. – Прошипел Вадим на девушку. – Ребят, мы без злого умысла, если ферма занята, другую поищем.


- А вы кто? - Спросила Юля, убирая пистолет-пулемет за спину.


Мужчины переглянулись, стоявший возле джипа кивнул второму, тот опустил ствол пулемета в землю и ушел за ворота.


- Мы из «Рассвета» - общины выживших в Кабардинке. Ферму в порядок привели уже дня три-четыре назад, так что извините, придется поискать другую.


- В Кабардинке? А много вас там? – Оживилась девушка.


- Уже под сотню, собираем всех желающих. По радио вещание ведем, по рации, так по дорогам катаемся.


Юля посмотрела на Вадима с нескрываемой радостью.


- А техника военная откуда? – Спросил Воеводов. Люди в форме без опознавательных знаков, на военных броневиках, с навороченным оружием не вызывали у него доверия.


- Мы расположились на бывшей базе ФСБ, многое там было, что-то с воинских частей притащили, по-разному.


- А сами – военные? – Он подметил это сразу, по тому как стоял незнакомец, как держал автомат, по реакции на появившихся. Такие повадки не появляются за две недели - годы тренировок и не один боевой конфликт за спиной.


- Ага. – Неохотно ответил мужчина. – У нас костяк из бывших силовиков, человек двадцать. Поэтому так быстро организовались.


- Спасибо. Мы поедем. – Вадим кивнул, и сделал несколько шагов назад лицом вперед, увлекая за собой девушку. Юля сначала воспротивилась, но затем пошла следом. В машину садился осторожно, без резких движений, не спуская глаз с человека возле броневика.


- Почему мы уезжаем? Почему ты их не расспросил? Там же люди, целая община?


- Ты их амуницию видела? Технику? Не понравились они мне. Шкурой чую, что-то не так с этими ребятами.


- Ты прямо экстрасенс! Будь они хоть немного такими, как те зэки, нас бы не отпустили.


- Ты, вообще, зэков в гости пустить хотела. В людях совсем не разбираешься. Наивная, как первоклассница.


- Может и наивная, но хоть во что-то хорошее верю, а ты закостенелый пессимист.


- Хватит, уже надоело. – Вадим прибавил газ и открыл окно, наполнив салон шумом врывающегося воздуха.


- Почему ты так не хочешь присоединится к выжившим? Что если в парке остались еще хищники, и они придут в дом? Если их будет больше чем три. Ты ранен. Мы не сможем себя защитить!

Воеводов ничего не ответил на тираду, давая понять, что разговаривать дальше не желает.

Доехав до дома, машину загонять не стал, чем удивил Юлю. Зашел в дом, взял дробовик, пистолет и еще один АК. Обвешанный стволами, вернулся в машину, оставив Султана на охране.


- Куда мы едем? Зачем тебе столько оружия? – Спросила девушка.


Он промолчал, смотря лишь на дорогу. Выехали на объездную, мимо пробки на кольце. Проскочили импровизированное стрельбище у «Горного воздуха». Юля опешила, когда свернули возле указателя «Сафари Парк».


- Зачем мы сюда приехали? Что ты собрался делать?


- Сиди в машине. – Коротко бросил Вадим.


Он вышел, проверил оружие, надел разгрузку с магазинами и направился в сторону входа. Юля видела только его спину, пока он не скрылся за турникетом. Через минуту раздались выстрелы. Девушка вздрогнула и схватилась за рукоять пистолета-пулемёта. Стрельба не прекращалась, перемежаясь криками животных, надрывными, страшными. Юля в панике заметалась по машине. Мозг рисовал жуткие картины: Тигр нападает на Вадима со спины, разрывая шею когтями, она остается одна в машине, ждет, но его все нет и нет. Что делать дальше она не знала, водить не умела. Перспектива остаться одной, запертой в машине, рядом с десятком голодных хищников приводила в ужас.


Ждать пришлось долго, не меньше часа. Сколько точно прошло времени, не знала. На часы не посмотрела, все мысли заняты происходящим в Сафари-парке. Она ждала выстрелов, опасаясь, что они прекратятся, и в то же время вздрагивала при каждом хлопке. Наступила тишина. Долгая и томительная. Когда уже была готова выбежать из машины и отправиться в парк самой, через турникет вышел Вадим. Одежда покрыта бурыми пятнами, лицо и руки в грязи. Он шел, прихрамывая на раненную ногу. Но что напугало ее больше всего – взгляд. Это не взгляд приятного парня, к которому она уже привыкла. Холодный, отрешенный. Взгляд человека для которого отнять жизнь, как щелкнуть пальцами. Как у робота. Он сел в машину, сложил оружие на заднее сидение и завел двигатель. Салон наполнился запахом горелого пороха, крови и пота.

- Что ты сделал? – Юля хотела сказать, как можно жестче, но голос дрожал.


- Можешь больше не бояться хищников. – Голос подобен взгляду – глухой и отстраненный.


- В смысле? Ты всех перестрелял?


- Да.


Юля отвернулась и уставилась на дорогу. Когда джип выехал с парковки парка, она осознала, что у них за спиной остались десятки убитых животных. Хладнокровно застреленных. Вадим сидит рядом, без тени сожаления на лице. Словно он разбил десяток яиц на омлет, а не расстрелял. Вспомнила, как он был спокоен, после расправы с зэками. Тогда не придала этому значения, но сейчас поняла, что для этого человека давно нет моральной и психологической границы отнять жизнь. Он сделает это не моргнув глазом.


- «Где же он воевал, и через что ему пришлось пройти, чтобы стать таким?» - Она украдкой посмотрела на его лицо, спокойное и сосредоточенное.



19.26 по московскому времени.



Юля сидела в ванной. Струи воды били по эмалированной поверхности прямо перед ней, забрызгивая ноги. Она безучастно наблюдала, как капли стекают по стенкам и думала.


После того, как добрались до дома, она поднялась к себе в комнату и не выходила. Не могла разобраться в эмоциях.


Вадим ей нравился, как человек. Может, даже, как мужчина, но она не готова была дать волю этим чувствам, боль от потери любимого человека была еще слишком свежей. Ей нравилась рассудительность, спокойствие и мужественность Вадима. Чувствовала себя защищенной рядом с ним. Впервые в жизни ощутила, что ей не надо решать все самой, тащить лямку и брать инициативу. Может она перегибала с опасениями по поводу хищников, но таков уж был её максимализм. Если мысль возникала в голове, то её сознание само раскручивало её до вавилонских масштабов и не давало думать ни о чем другом. Но даже не смотря на ситуации, с которыми они столкнулись, а может и благодаря им, знала, что она в относительной безопасности. Ей просто необходимо знать, что она не одна думает об всем. Старая привычка. Вова был единственным мужчиной, с которым она жила, и ее восприятие противоположного пола строилось на опыте отношений с ним. А его никак нельзя было назвать предусмотрительным, скорее безалаберным. Заботливый, любящий, забавный, милый, но никак не решительный и ответственный. Зачастую, ей приходилось брать на себя эту роль, напоминать, подсказывать, принимать решение. Он постоянно забывал, ленился или просто отлынивал, предпочитая пустить ситуацию на самотек. Характер Вадима было сложно угадать, слишком молчаливый, слишком хорошо скрывает эмоции. Может поэтому и высказывала ему про свои опасения, не зная, переживает он об этом или нет. И это его слепое неверие. Везде видеть обман и подвох. Не могла она так. Пессимизм шел в разрез с её восприятием мира. А сегодня она увидела другую сторону его характера. Холодную, жестокую и беспощадную. Если львов, напавших на них, было жалко, но не очень, напали первые – самозащита. То сидящих в вольерах Сафари-парка жалко до слез. Запертые, умирают с голода, а приходит человек и хладнокровно расстреливает. Что-то не так в его голове, что-то сломано, нельзя так просто взять, и отнять жизнь. Юля поняла, что внутри поселился страх. Не смотря на все положительные чувства к Вадиму, начала его бояться.


21.44 по московскому времени


Вадим сидел на кухне, накалывая разогретые макароны на вилку и отправляя в рот. Изучал карту Кабардинки, пытаясь найти расположение бывшей базы ФСБ. Объект стратегический, на общих картах его нет. Но найти его расположение необходимо, дабы в дальнейшем свести контакты с общиной к минимуму. Слишком близко. Всего несколько километров. Хорошо вооружены, обучены, на бронированной технике. Сто процентов в самые кратчайшие сроки приберут к рукам все ресурсы, до которых смогут дотянуться. Рыболовецкий корабль явно принадлежал им же. Шансы найти ферму или хозяйство стремительно катились к нулю. Выход только один: искать новое жилище, как можно дальше, и уже там обустраиваться, обзаводится скотиной. Но как уговорить Юлю? Глупая. Видит только то, что хочет, даже не старается посмотреть с другой точки зрения. Какова вероятность того, что два десятка профессиональных вояк выживут в эпидемии, соберутся в одной точке, вооружатся и так быстро организуются? Такое бывает только в кино. А она видит сплоченную группу людей, безопасность и какой-никакой, а социум. Почему люди всегда стремятся загнать себя в рамки механизма общества, превратиться в безликую шестеренку, которую приводит в действие руководство сверху? Тем более, цели этого руководства туманны. Гуманность и желание помочь? Увольте. Слишком хорошо он знал людскую натуру, и понимал, что проявление добродетелей скорее редкое исключение, чем закономерность. И, тем более, ждать такой праведности от бывших силовиков, все равно, что ждать снега летом.


От размышлений отвлекла Юля, зашедшая в кухню. Девушка прошла к плите, набрала еды и села за стол. Ела молча, даже не поднимая глаза. Вадим отодвинул тарелку в сторону, и наблюдал за ней. Хотелось поговорить, но опасение нарваться на стену непонимания и очередную ссору останавливали. Юля молча доела, закинула тарелку в раковину и ушла наверх. Кожей ощутил напряжение, электризующее воздух и вгоняющее в тревогу.

- «Завтра надо поговорить, несмотря ни на что. Объяснить, зачем убил животных. Она же не понимает. Для нее я в изверга превратился. Ей лучше - оставить их все живыми. А то, что они умрут в мучениях от голода, она не подумала. Зверь, выросший в клетке, не способен пропитаться на воле. Нет у него инстинкта охотника. То, что сделал – эвтаназия. Они умерли быстро и без мучений. Многие уже обезумели от голода и начали жрать сородичей. Стали опасны. Может потом поймет, когда отойдет, остынет.»


Поднялся в спальню и попытался уснуть. Не вышло. Голову не покидали картины мертвых животных: волки, лисы, медведи, пумы. Старался стрелять в голову, чтобы наверняка, без мучений. Рысь, забравшаяся в загон птиц, сумела увернуться и напала со спины. Поцарапала не глубоко, вовремя кувыркнулся вперед. Стрелял на лету и снес кошке передние лапы. До сих пор в ушах стоял её жалобный крик. Вадим любил животных, намного больше чем людей. Человеческие жизни обрывал легко, совесть давно покрылась панцирем и онемела. Но убивать животных, не на охоте, а вот так - тяжело. Грудь давило, забытое чувство копошилось внутри - чувство вины за отнятую жизнь. Но выбора не было. Пытался успокоить себя тем, что поступил правильно, что живность была обречена на гибель, но совесть не унималась.

Легкая дрема одолела только ближе к рассвету. Полноценным сном это не было. Зыбкое ощущение полуреальности, когда видишь сновидения до конца, не отключившись и слышишь любой шорох вокруг. Покемарил недолго, звуки шагов за дверью разбудили. Скорее всего, тоже не смогла уснуть. Шаги по лестнице. Перестал вслушиваться, пусть побудет одна, ей полезно может отойдет быстрее. Усталость опять взяла свое и в этот раз отключился полностью, за секунду, провалившись в глухое ничто.


Звук заведенной машины ударил по ушам как оглобля. Подскочил на кровати, на секунду забыв о ноге и тут же об этом пожалел, швы обожгли натянувшуюся кожу. Не одеваясь, в одних трусах побежал вниз, схватив по пути стоящий у лестницы карабин Remington. Выскочил на крыльцо, ожидая увидеть бронированные «Тигры», но увидел удаляющийся зад своего джипа.


- Твою мать.


Вернулся в дом. Султан забежал следом, встревоженный. Поднялся наверх и зашел в спальню Юли. Пусто. Ни вещей, ни девушки. Даже записку не оставила.


- Вот дура. – Злость накрыла волной, снося плотину самоконтроля. – Идиотка.


Спустился вниз. В голове роем мечутся мысли.


- «Ехать искать? Да нафиг искать, ясно же, что к людям сорвалась. Приеду туда и что? Обратно она не поедет. Силой не заставишь. Надо по-другому.»


Продолжение в комментах.


Роман "Пурпурный рассвет. Эпидемия" Часть 5. Глава 3 Самиздат, Постапокалипсис, Фантастика, Эпидемия, Пандемия, Вирус, Длиннопост, Рассказ
Показать полностью 1
Ни одной истории не найдено :(