Filinalex

Filinalex

на Пикабу
поставил 5 плюсов и 0 минусов
303 рейтинг 9 подписчиков 2 комментария 4 поста 2 в горячем
6

Дни забытого будущего.  Глава 1

Часть 1. Бурф.

Сквозь темную пелену пробивалась еле слышная мелодия. Она ласково дотягивалась до сознания, поднимая мягкими лапками тяжёлое одеяло забвения. 

Бурф, спящий несколько сотен лет, встрепенулся и открыл глаза, услышав тянущийся откуда-то очень слабый, едва слышный зов.

- Фффыррфф! - вздохнул он, хохотнул, щёлкнул пальцами и рванул, разрывая и рассеивая тьму на встречу с Хранителем.

Зов привел Бурфа в маленькую, наполовину заросшую камышом речку с отравленной чем-то водой, от которой кожа и жабры начали нещадно болеть, а глаза слезиться. Он нахмурился, встряхнул хвостом, щелкнул пальцами, изменил пространство, очистил от отравы тихую заводь, а после, зависнув в толще теперь уже чистой воды, долго работал жабрами.

Надышавшись, он тихонько вынырнул среди камышей и увидел юную Хранительницу, совсем еще девочку, в странном одеянии. Она сидела на берегу заросшей заводи, а где-то далеко за ее спиной раздавались странные, неприятные, лязгающие звуки неведомых чудищ.

Воздух, который вдохнул Бурф носом, отключив жабры, был пропитан той же отравой, что и вода, однако, Хранительницу ничего не смущало. Она спокойно сидела на берегу и смотрела в необыкновенный светящийся предмет, который держала в руках. Бурф поднял взгляд выше, огляделся, обшарив взглядом странные уродливые, сильно фонящие отравой даже на расстоянии гигантские кубы, расположенные далеко за спиной Хранительницы, но ни за, ни перед кубами, ни в высоко затянутом белыми облаками небе он не увидел сверкания ясных звезд Мидгарда. Это сильно озадачило Бурфа, а Хранительница подняла голову, посмотрела куда-то вдаль и тихо, но очень отчетливо повторила зов.

Больше Бурф уже не мог ожидать и осматриваться. Он фыркнул, хлопнул в ладоши и предстал перед ней, по плечи высовываясь из воды. Канал связи оказался заблокирован и Бурфу пришлось произнести слова приветствия на эрендарском, учтиво приложив руку к плечу.

Девочка сосредоточенно смотрела на него, сдвинув брови, потом что-то произнесла вопросительным тоном, странно растягивая звуки.

Бурф старательно повторил обращение, выделяя каждое слово, однако девочка-Хранительница наклонила голову к своему странному светящемуся предмету и начала водить по нему пальцами, быстро говоря на непонятном языке и постоянно посматривая на Бурфа напряженным взглядом.

А он всей кожей почувствовал, как водные обитатели постепенно собираются вокруг него. Измученные отравой они спешили в чистую заводь и, обнаружив там Бурфа, восторженно кружились рядом. Особенно обалдевший сом, приглашая покататься, тыкал тупой мордой Бурфу куда-то в бок и ласково терся об руку, опущенную в воду, а мимо сновали рыбки, лягушки, головастики.

- Соскучились, - с улыбкой думал Бурф, - сейчас, отпустит Хранитель и поплаваем, порезвимся, проверим окрестные водоемы.

Речных обитателей около Бурфа становилась все больше и больше, а юная Хранительница, как будто и не замечала, как тяжело ему оставаться на месте. Продолжая гладить светящийся предмет пальцами и, нашептывать заклинания, девочка совсем перестала поднимать взгляд, совершая какой-то магический ритуал.

Бурф повертел головой, погладил сома, цыкнул на лягушек и увидел, как к берегу реки быстрым бегом приближается запыхавшийся юный Повелитель Зверей, из кармана у которого высовывалась хитрая мордочка белого крысенка.

Повелитель Зверей подбежал к Хранителю. Какое-то время они смотрели на Бурфа, что-то обсуждая на непонятном языке, а после, оба начали колдовать с помощью светящихся предметов, изредка посматривая на него и переговариваясь.

Бурф фыркнул. Булькнул. Щёлкнул. Подпрыгнул. Он вспомнил прекрасные песни хоров Эрендара! Одним щелчком пальцев выстроил на краю берега в стройную линию томящихся лягушек. Другим - вызвал из кармана Повелителя Зверей крысенка. И третьим щелчком, весело хохотнув, устроил небольшой концерт, в котором крысёнок, под аккомпанемент лягушек, с выражением и красивыми театральными жестами, запел на языке Хранителя, старательно переводя текст Бурфа.

Бррррф. Крысёнок пел хорошо, а хор был вообще выше всех похвал. Он взглянул на Хранителя и оторопел. Взгляд её остекленел, рот приоткрылся, магический предмет выпал на траву. Не может быть. Брффффбльбльбль. Ей не понравилось.

Бурф уныло перевёл взгляд на Повелителя в надежде на его поддержку, но увидел, как из - за холма, медленно и неизбежно к ним приближается женщина из рода перерожденных кощеев. Несмотря на то, что сила кощейки была очень слабой, гораздо ниже, чем у Хранителя, или Повелителя, Бурф решил не рисковать. Щёлкнув пальцами, он замаскировался и начал выжидать.


Часть 2. Танюшка.


На берегу маленькой речки, совсем недалеко от города, сидела печальная Танюшка.

Печальная, потому что родители опять уехали в командировку, оставив их с братом в самом начале летних каникул на попечении их высококвалифицированной няни с прекрасными рекомендациями, как любила говорить мама самым серьезным тоном.

Танюшка вздохнула и, смотря на часы в телефоне, стала вспоминать распорядок дня, утвержденный на сегодня. Их няня, худощавая и строгая женщина неопределенного возраста с блеклыми волосами, затянутыми в пучок на затылке больше всего на свете обожала режим, порядок и беспрекословное подчинение правилам.

Танюшка ещё раз вздохнула и начала тихонько напевать красивую мелодию, настойчиво крутившуюся у неё в голове последнее время. На слух мотив показался ей очень красивым и она, недолго помолчав, снова повторила мелодию, только чуть громче.

Совсем неожиданно прямо перед ней непонятно откуда, появился веселый дедушка, который картинно приложил руку к плечу и произнес приблизительно следующее:

- Акифрр пёрст стояти бльбль азм супротивфррр тя, юница бльбльбльбльбль.

- Что-чтооо? - проговорила Танюшка сосредоточенно вспоминала свои школьные познания в иностранных языках.

Иностранец повторил:

- Аки. Пёрст. Стояти. Азм. Супротив. Тя. Юница. Бльбльбльбльбль.

Танюшка решила позвать брата. Всё-таки он старше и сможет, скорее всего, перевести слова загадочного дедули. "Вдруг, помощь какая-то нужна!", - с этой мыслью она открыла приложение и начала писать Семёну сообщение, изредка поглядывая на иностранца. А тот вел себя очень странно. Подмигивая, улыбаясь и что-то бормоча, он так взбаламутил воду, что речка, рядом с ним, стала мутной от поднявшегося со дна песка и ила.

Через несколько минут, задыхаясь от быстрого бега, к Танюшке подбежал Семён:

- Где иностранец?

- Вон, в воде, - Танюшка показала рукой на необычного дедулю.

Семён пристально посмотрел на мутную воду и сидящего в ней постоянно двигающегося, улыбающегося дедулю, погладил рукой высовывающегося из кармана Фунтика и начал длинную речь о том, что нельзя вот так наедине оставаться с каким-то непонятным человеком, что необходимо было сразу бежать домой. Семён распалялся, отчитывая Танюшку за её постоянную доброту и доверчивость, и продолжал бы ещё очень долго, если бы не Фунтик, его белый крысенок, постоянно сидящий в кармане.

Он вылез из кармана, быстро спустился на землю, подбежал к самой кромке воды. Потом встал на задние лапки, а передние приложил к груди театральным жестом. На берег позади него синхронно выпрыгнули лягушки и выстроились в стройные ряды.

Фунтик покашлял, прочищая горло, взмахнул лапками и запел тоненьким голоском под ритмичное подквакивание:


- Прибыл по зову твоему водяно - ой,

Ква - кваквакваква – кваква.

Спал он долго в толще земно - ой,

Ква - кваквакваква – кваква.

Будете, как раньше, мирно жииить,

Ква - кваквакваква - кваква

Природу охранять и ей служииить.


Во время пения Фунтик жестикулировал: прикладывал лапки к груди, протягивал их в сторону Танюшки, и немного пританцовывал, а после изящно поклонился и, быстрее прыгающих в воду лягушек, ловко взбираясь по одежде Семёна, шмыркнул обратно в карман.

От неожиданности Танюшка выронила на траву смартфон, повернулась к брату и шепотом произнесла:

- Ты это видел?

- Мммм, да, видел. А где этот, иностранец?

- Не знаю, он куда-то пропал.

На месте, где несколько минут назад, подмигивая и хихикая, стоял незнакомец, из воды торчал большой пенёк во мхе и сучках.

Семён был ошеломлён. Он достал из кармана попискивающего Фунтика и, ласково сжимая его в ладони и гладя пальцами по голове, смеясь и запинаясь от нахлынувших чувств, начал бормотать приблизительно следующее:

- Фунтик, ну.. ну что ты...ну не убегай, ну, скажи что-нибудь, ну спой, Фунтик, ну куда ты? - Крысенок же делал вид, что ничего не произошло. Как обычно ползал он по руке, шевеля розовым носом и посматривая на Семёна глазами бусинками.

- Чудеса, - Прошептала Танюшка и, оглянувшись, увидела, как к ним, медленно переступая, направляется их няня, Антонина Денисовна.



Продолжение следует.

Показать полностью
84

Рекорд

Эксперимент успешно продолжался четвертые сутки. В присутствии двух наблюдателей из книги Гиннесса, профессора медицины, навешавшего на него кучи датчиков и Маринки, Жорик продолжал не спать. Он удобно устроился за компьютером и азартно играл в игры, установленные на его «железо» в преддверии эксперимента. Третья ночь прошла очень легко и Жорик ещё больше уверился, в том, что он всё-таки попадет в книгу Гиннесса.  Удача как будто отвернулась от него, не давая осуществить задуманное. Прошлая попытка побить рекорд самого долгого пребывания под водой сорвалась из-за рыбы, запутавшейся в проводах. Позапрошлая тоже не получилась. Помешала молния. Но теперь точно всё выйдет! Да и нужно-то всего лишь не спать!

- Молодой человек, как вы себя чувствуете? – профессор, следящий за монитором, отражающим работу внутренних органов Жорика плавно подошел к нему и заботливо заглянул в лицо. Глаза его, наполненные вековой усталостью смотрели с удивлением.

- Нормас, - Жорик только что выполнил сложнейший квест, над которым бился всю прошедшую ночь, и сердце его наполнилось ликованием:

- Мало того, что рекорд побью, так еще и аккаунт прокачаю. Вообще все супер, Иван Сергеевич! - Жорик сочувственно посмотрел на профессора и добавил:

- вы поспите, а то вид у вас что-то не очень, - если со мной что не так, то Маринка или эти, - он кивнул головой в сторону наблюдателей, - сразу вас разбудят.

- Что вы сказали? – Иван Сергеевич снял очки, потёр усталые, красные глаза и продолжил:

- Поспать, говорите? Наверное, вы правы, это необходимо. Я, пожалуй, вздремну. Георгий, я еще раз вынужден вас предупредить, что после третьих суток без сна у человека обычно начинаются последствия, часть которых могут стать необратимыми, в том числе слуховые и визуальные галлюцинации, тремор, неконтролируемые движения. На седьмые сутки возможен летальный исход...

- Да знаю я, Иван Сергеевич, вы тысячу раз мне все это рассказывали, - Жорик досадливо перебил профессора и вновь повернулся к экрану. – Идите уже спать, у меня игра начинается.

Иван Сергеевич недоуменно пожал плечами, еще раз коснулся взглядом мониторов и датчиков и, удостоверившись, что с Жориком действительно все в полном порядке, отправился на одну из освободившихся кушеток. Вскоре со стороны профессора раздался равномерный храп, разбудивший прикорнувшую в кресле Маринку.

- Ну как ты, Гоша? – спросила она тихим голосом, глядя на него восхищенным голубым взглядом.

- Нормас, - Жорик, чувствовавший легкое головокружение, под её взглядом приосанился и вновь окунулся в игру. Но усталость начала сказываться.  Движения стали заторможенными, глаза слезились, а в руках ощущалась едва заметная дрожь. Слив несколько игр подряд, он подвёл промежуточный итог, бормоча себе под нос:

- Играя, без особых проблем, удалось продержаться больше трёх суток. Отличный результат! Я ожидал, что всё будет гораздо сложнее. Спать, конечно, теперь хочется нещадно, но сейчас взбодрюсь, - Жорик даже ухмыльнулся, - Ой, как взбодрюсь! – повернувшись к экрану, он начал запуск одной из подготовленных игр в жанре хоррор.

Минут через пятнадцать игра начала брать своё. Жорик совершенно забыл про сон, стараясь сильно не вздрагивать от большого количества «скримеров», выскакивающих в глубине темного экрана. Игры были подобраны со знанием дела. По настоящему страшные, заживо берущие яркими персонажами и реалистичностью событий.

Обычно избегавший такой вид развлечений Жорик окунулся в страшный виртуальный мир с лёгким торжеством:

- Теперь-то точно не усну! – размышлял он, подскакивая от очередного монстра, неожиданно появившегося на экране, - Теперь точно!

Несмотря на хоррор, Жорику, чтобы не заснуть, несколько раз пришлось воспользоваться своим «секретным оружием». В ботинке, где-то в районе пятки была вшита канцелярская кнопка. В случае сильного нажатия ногой, остриё так впивалось в ступню, вызывая резкую боль, что сон опять отступал к его полному ликованию.

Время полетело с невиданной скоростью, перепрыгивая дни и ночи. Жорик машинально ел, пил, отвечал на вопросы проснувшегося Ивана Сергеевича, ловил взгляды Маринки, смотрел, как делают записи сменяющиеся наблюдатели и снова окунался в экран. Он не имел представления, сколько прошло времени, чувства притупились, в глазах стоял белый туман, а в голове тихий звон.


Оторвавшись от экрана, чтобы что-то съесть, Жорик огляделся и почувствовал, как волосы у него на голове зашевелились от ужаса.

По соседней стене очень медленно и неизбежно ползло ужасное создание. Огромная, чёрная, с большой открытой пастью, сверкающей острыми зубами, красным взглядом глаз, устремленных на Жорика и горящих бесконечной ненавистью, тварь тихо приближалась, перебирая паучьими лапами.

Осмотревшись и протерев глаза, Жорик в панике осознал, что все люди, находящиеся в комнате, спят в самых неестественных позах. Маринка свесилась со стула, Иван Сергеевич похрапывал, уткнувшись лбом в монитор, а наблюдатели развалились прямо на полу.

Усилием воли, Жорик отвернулся от твари и начал сильно давить на пятку, морщась от боли, причиненной впившейся кнопкой:

- Это сон! Сон! Я заснул и это мне снится! Переиграл в страшилки! Или глюк! Иван Сергеевич говорил про галлюцинации! Точно глюк! Теперь, когда я понял, она исчезнет, исчезнет!

Обернувшись, Жорик обнаружил, что тварь не просто никуда не делась, а заметно приблизилась. Набрав полные легкие воздуха, чтобы закричать, забиться в истерике, разбудить, собрать всех, Жорик обнаружил, что горло его схвачено спазмом, который превратил громкий вопль в беспомощный хрип. Расширенными глазами, обессиленный от бессонницы Жорик, пригвождённый к креслу ужасом, сковавшим конечности, хрипя сжавшимся горлом, наблюдал, как, не спуская с него сатанинских глаз, подкрадывается тварь, капая на пол свисающей слюной.

- Близко, совсем близко. Мне конец, - Пронеслось у Гоши в голове. Он зажмурился, когда тварь, положив несколько лап ему на плечи, распахнула пасть.

Дохнув в лицо Жорику зловонным дыханием, адская бестия зашипела, капая слюной:

- Шшшшпииии, шшшшпиии, если хочешшшшшь жжжжжить! Я жжжжду. Шшшшшпиии, шшшкотина!


Всхлипывая, дрожа и клацая от страха зубами, Жорик захрипел:

- Да, да, конечно, сейчас, обещаю, засну. Уйди только, уйди, пожалуйста.

- Хорошшшшооо, буду жжждать. Не ушнёшшшь – шшмерть, шшшшмерть.

В одно мгновение тварь оказалась на противоположной стене, продолжая сверлить Жорика, красным взглядом.

Положив голову на стол и закрыв глаза, Жорик прошептал, проваливаясь в сон:

- Кто ты? Что тебе надо? Зачем? Зачем нужно, чтобы я спал?


После того, как он уснул, тварь устало вздохнула и прошипела, меняя форму:


- Шшшшпииии, шшшпиии, ушшштал я шшш тобой, шшшил никаких нет! У вшшшех подопешшшные, как подопешшшные. У меня жжжже ужжжашшш какой-то! Никакого покоя! То в вожжждухе тебя шшпашшшаю, то в воде. Шшшпи, вшштретимшя ещщё!

Я – твой ангел хранитель!

Показать полностью
101

Коты против!

Это предложение показалось мне просто прекрасным. Необходимо донастроить новейшую систему умных домов на кормление домашних животных в отсутствии хозяев. То есть, в определенное время, автоматически включается голос хозяина, зовущий питомца, холодильник открывается и оттуда на специальный коврик выскакивает порция еды. Животное питается, уходит, потом робот пылесос быстро все убирает и дезинфицирует.

Запихнув в сумку-переноску упирающегося Мурзика, запас кошачьей еды на ближайшую неделю, я отправился на работу.

Охранники с подозрением смотрели на сумку с моим серым и полосатым котом, но, после нескольких звонков руководству, нас сфотографировали. Меня - поставив у специальной стены, а пытающегося сбежать Мурзика - в открытой сумке, выписали пропуска и на меня и на кота и проводили на место работы.


Первый день.


Кошачий пропуск лежал на столе у клавиатуры и веселил меня весь следующий день, пока я настраивал холодильник и робот - пылесос. Мурзик же прекрасно освоился и возлежал на умном диване. Ночью, лёжа в кровати, я мечтал о том, как всю работу сделаю за два, нет, за полтора дня, получу гонорар и рвану куда-нибудь в Турцию, к тёплому морю.


Второй день


Проблемы начались, когда Мурзик с наглым видом проигнорировал мой зовущий голос, раздающийся с кухни и записанный специально для него.

На кухне голос, управляемый мною с компа, повторял:

- Кс-кс-кс, Мурзик, иди есть, - открывалась специальная дверка, еда выдавалась холодильником, а кот спокойно вылизывал шерстку и поглядывал на меня голодными глазами, причем, когда я шел на кухню, Мурзик бежал, путаясь под ногами, всем своим видом показывая, что хочет есть.

Я решил взять его измором:

"Весь день не кормить и тогда, как миленький, побежит на кухню и слопает то, что ему выдаст холодильник".

Противостояние началось и кончилось моим разгромным поражением. Он не только не бежал на записанный голос, но и категорически отказался есть из автоматического раздатчика. В том случае, если я его звал с кухни сам, он прибегал, скользя от скорости на поворотах, но есть был готов только если я при нем делал вид, что это мною была поставлена еда. В противном случае кошан подходил к автораздатчику, нюхал и брезгливо отворачивал нос.

Половину ночи, лёжа в умной кровати с подогревом и лёгким укачиванием, я не мог уснуть, размышляя над особенностями интеллекта моего кота, а Мурзик бегал по дому, с голодухи пытаясь поймать несуществующих мышей и игнорируя еду в автоподатчике.


Третий день.


Охранники смотрели на меня с подозрением, когда я после часового отсутствия, вернулся на территорию работодателя с кошачьей сумкой, в которой сидел другой кот. Сфотографировали второго кота, выдали на него пропуск, который теперь уже меня совсем не смешил и пропустили в умный дом.

Мурзик встретил новенького по-хозяйски: выгнув спину, взъерошив шерсть и шипя, но кот, которого я нашел на улице и назвал Васькой, быстро вошёл к Мурзику в доверие.

Вид у Васьки был голодный и я, хваля себя за изобретательность, включил голосовой призыв. Кот резко вскочил, но потом, взглянув на спокойно вылизывающегося Мурзика, улёгся обратно, сверля меня голодными глазами.

На кухне история повторилась. Ощущение, что мой кот обучает дворового, что есть из раздатчика нельзя, а из рук хозяина можно, было таким сильным, что я вышел и несколько раз обошел вокруг дома, а когда вернулся, еда была нетронутой, а коты разбрелись по дому в поисках мышей.

Всю ночь я ворочался. Укачивание и подогрев кровати совсем не помогали уснуть, бросая меня между сном и явью.


Четвертый день.


Сейчас уже смешно вспоминать, но откуда-то у меня в голове появилась эта мысль:

- Если хочешь, понять, как думает противник, стань им, думай так же, как и он, - почему я решил применить ее к котам, не знаю, наверное, сказалось нервное напряжение и практически бессонная ночь.

Следующим утром, я зашёл в гостинную на четвереньках, громко мяукая. Коты смотрели на меня, не отрываясь. Для полноты картины не хватало только открытых от удивления ртов. Возникла немая сцена с сидящими на диване котами и ползающим мяукающим человеком. Через некоторое время они успокоились, как я понял, приняли меня за своего, и начали укладываться на диван. Этого я и ждал! Со своего смартфона я подал команду из кухни с призывом обедать:

- Кс-кс-кс, Мурзик, иди есть, - зазвучала запись, я на четвереньках понёсся на кухню, а коты переглянулись и остались спокойно лежать на диване. Мне показалось, что за моей спиной раздалось мерзкое хихиканье, но я отогнал эту мысль у себя из головы и весь следующий день я лежал с ними на диване, ходил по дому в поисках мышей, снова и снова запускал запись кошачьего призыва с кухни, нёсся сломя голову на зов, показывая наглым животным пример и, в конце дня, совершенно измочаленный вынужденной дрессировкой самого себя, сдался.


Пятый день.


Я вышел в гостиную. Васька с Мурзиком, как ни в чем не бывало, лежали на диване. Я привычно включил призыв, они, как обычно, не отреагировали. Меня не покидало ощущение, что за моей спиной они переглядываются и хихикают. И тут меня осенило!!!

Я рванул из дома и вернулся уже вечером. Всю ночь и половину следующего дня я перенастраивал технику. Котов не кормил и сам не ел, чтобы все сполна прочувствовали муки голода.


Шестой день.


Как только настройки были завершены, я, немного нервничая, включил новый призыв. И, к моему полному триумфу, сначала Мурзик, а за ним и Васька, дождавшись, когда откроется дверь, стремглав помчались на кухню, а там устроили драку за еду в автораздатчике.

Ликование мое не знало предела! Я смог перехитрить двух котов.

Принцип нового призыва был следующим:

Сначала заблокировался выход из помещения, где были животные, потом раздавался звук открывающейся входной двери. Из динамиков в прихожей раздавался голос моей мамы, громко объявляющий, что она пришла. Звук шагов следовал на кухню, потом следовал звук открывающегося холодильника и громкое:

- Кс-кс-кс, котики, смотрите, что я вам принесла, - Маминым голосом.

Следом шаги отправлялись в прихожую, следовал звук закрывающейся двери и разблокировался выход из комнаты с животными.

Весь вечер я снова и снова запускал систему, а сердце мое переполняло ликование при виде бежавших наперегонки котов.


Седьмой день


Я сдал работу, получил гонорар и даже премию за выполненную работу.

На подписание акта приема передачи пришел директор и несколько замов. Он долго тряс мою руку и смеялся, переглядываясь с хихикающими замами.

Оказывается, через камеры наблюдения, установленные в гостиной сначала охрана, а потом весь офис наблюдал за моими попытками дрессировки котов. По утверждению директора, это было одно из лучших зрелищ в жизни офиса. А я, помимо гонорара, заполучил бесценный опыт, пылающие щеки и второго питомца.

С тех пор прошло много времени, но, могу Вам поклясться, что слышу, как иногда, за моей спиной раздается противное кошачье хихиканье.

Показать полностью
15

Рассказ. Самая лучшая реализация

Самая лучшая реализация



- Смотри, совсем недалеко отсюда есть заброшенный дом, усадьба, или замок какого-то сумасшедшего купца, или дворянина. Давай поработаем там! – Наташка была полна энтузиазма. Она потрепала за плечо Андрея, лениво развалившегося в джакузи, показывая в телефоне фотографии заброшенной усадьбы, - Ну, смотри же, смотри, дом заброшен, там никого нет, а купец, или дворянин очень богатым был! Вдруг, припрятал где-то там шкатулочку. Ну, Андрюша, хватит расслабляться! Деньги почти что закончились, - продолжала Наташка, и Андрей спросил, лениво открыв глаза:

- Где это находится?

- Да прямо здесь, смотри, недалеко от города. Поехали.

- Нет смысла, там уже все излазили и по кирпичику проверили: - Андрей поднялся из джакузи, одел халат и подошел к Наташке, - Может быть, бросим всё это и устроимся на работу? Понимаешь, чёрный копатель, это не так уж и здорово. Подумай, кем бы ты хотела стать? Какое у тебя образование?

- А вот и не проверили! Точнее не всё! Смотри, что мне удалось найти в твоем электронном архиве! Чертежи и план подвалов этого замка, - Наташка быстро перелистывала страницы в телефоне, - и еще, по слухам, там водится целая куча привидений, так что не каждый туда и сунется.

- Ну, я даже не знаю, есть ли смысл. Ехать туда, время тратить, еще этот бред про привидения. Не нравится мне все это, - он потянулся и зевнул,- Ты думаешь, народ с металлоискателями в подвалы не пробрался, что ли?

Наташка сверкнула красивыми серыми глазами, уперла кулаки в свою стройную талию и обрушила на Андрея гневную тираду, в которой умудрилась соединить лень Андрея, личные Наташкины пожелания по покупке шубы, отсутствие денег на оплату приличной гостиницы, последнюю удачную находку на берегу озера, за счет которой они жили уже несколько недель и категорическое желание получить всё и сразу.

Андрей засмеялся, притянул ее к себе, и, зарывшись лицом в длинные русые пряди, как всегда, пообещал обязательно все исполнить.


***


Тяжелые сумерки опустились на старую усадьбу. Мелкий противный дождь моросил из низких туч, стекая по старым облезшим стенам. Дом возвышался сразу за низкими кустами и смотрел на них темными пятнами окон.

- Как-то мне не по себе, - Андрей поежился и тоскливо посмотрел на Наташку, - Давай уедем отсюда прямо сейчас малыш, уедем куда-нибудь далеко-далеко, туда, где нас никто не найдет, - он держался за руль и смотрел из машины на усадьбу с каким-то странным выражением.

- Андрюша, котик, боишься? Мы ехали сюда три часа и если бы ты быстрее собирался, не останавливался в каждой придорожной забегаловке, приехали бы еще до обеда, а теперь придется ковыряться в темноте, нет, давай, конечно, уедем, но чем мы будем оплачивать гостиницу, или ты предлагаешь переехать в какой-нибудь дешевый клоповник? Пойми, я больше бедно жить не хочу. И работать – это тоже не для меня, - Наташа с решительным видом одела на капюшон специальный фонарик и вышла из машины, поёживаясь от холодного ветра и мелкого дождя.

Андрей вышел следом, достал из багажника металлоискатель, чемоданчик с оборудованием, и большую пачку чертежей, которые заставила взять Наташка. Старательно обходя лужи, они медленно подходили к высоченной темной громадине.

Наташа шла впереди, освещая путь фонарем. Темнота сгущалась, и острый луч прожектора выхватывал части медленно надвигающегося унылого здания. Пятно света метнулось вверх, задергалось и остановилось вместе с замершей Наташей. Андрей догнал ее и встал рядом, тяжело опустив на землю оборудование:

- Ну, что случилось, почему стоим? - Он обнял ее за плечи и повернул к себе.

- Я что-то там видела, на втором этаже, - голос у Наташи был тихим, а зрачки расширились от ужаса.

- Призраков, наверное, - Андрей нервно засмеялся, - Кто мне всю неделю долбил про эту усадьбу и хорохорился, что ничего не боится? Хотя, если хочешь, можем бросить всё это к собачьим чертям и уехать.

- Андрей, я говорю, что что-то видела, - голос у Наташи начал срываться. Она сильно схватила Андрея за рукав, - Пожалуйста, Андрей, послушай, там, на втором этаже кто-то есть. Может быть и не призраки, но лучше захватить какое-нибудь оружие.

- Тогда подожди в машине, я сейчас, пару часиков поработаю, и поедем в гостиницу.

- Нет! - Наташа решительно потянула его за рукав в сторону особняка.

- Пошли, - он уверенно подхватил тяжёлое оборудование и медленно пошел к заброшенному дому, - вся его обычная нерешительность, мягкость и несобранность, так раздражающая Наташку, куда-то испарилась, взгляд и поступки наполнились решимостью и Наташа, дрожа и поскальзываясь на мокрой грязной тропинке, покорно пошла за ним.

Андрей умело подцепил замок ломиком и тяжёлая, массивная дверь открылась, наполняя округу громким и пронзительным скрипом.

Острый луч фонаря прыгал по стенам, выхватывая картины запустения и разрухи. От бывшего великолепия усадьбы остались только высокие сводчатые потолки и огромные помещения, в пустоте которых даже обычные звуки шагов казались неестественными.

Андрей наклонился и открыл сумку с оборудованием:

- Дай фонарь, ни черта не видно, - ловкими движениями он доставал запчасти металлоискателя. Лоб его покрылся маленькими бусинками пота, а руки немного дрожали.

- Боишься, всё-таки, - злорадно подумала Наташа, глядя на него сверху. Ужас, охвативший её на улице, отступил. Теперь ей, обычно отличавшейся смелостью, стало стыдно за несколько минут паники. Начало казаться, что то страшное лицо, смотревшее за ней огромными темными глазницами со второго этажа ей просто померещилось. Неожиданно свет фонаря потух. Темнота обрушилась, заставив Наташу вздрогнуть и вытянуть руки вперёд. Услышав шум борьбы и чьё-то свистящее дыхание рядом с собой, она пронзительно закричала, сделала несколько шагов в сторону и провалилась, ломая прогнившие доски, раздирая одежду и кожу, куда-то глубоко вниз.


***


- Больно, почему так больно? И холодно, или нет, не холодно, просто как-то странно. И больно. - Мысли, как осенние мухи, сонно ползали в голове у Наташки. - Что случилось? - Сознание вернулось и Наташа, с трудом разлепляя слипшиеся от ресницы, открыла глаза.

Она лежала на чём-то твердом с туго перетянутыми ремнями шеей, руками и ногами. Одежды на ней была залита чем-то липким. Всё тело болело и ныло, а в голове монотонно пульсировала боль, не давая мыслям выстроиться в стройные ряды.

Осторожно, чтобы не потревожить боль, хозяйничавшую в голове, она повернулась и бросила взгляд на место, в котором находилась.

В темном помещении, освещаемом тусклыми лампами, на высоких, длинных стеллажах, расположенных по всему помещению, лежали человеческие тела. Некоторые - с неестественно вздутыми, трепещущими животами.

Женщины.

К горлу подкатила рвота, затуманив заметавшееся в испуге сознание.

Совсем рядом, на соседнем стеллаже лежала девушка с черными волосами, длинными прядями, свисающими до пола. Глаза её были закрыты, а на губах, появляясь и исчезая, жила лёгкая улыбка. Прямо над ней, висели какие-то предметы непонятного назначения. Живот у соседней девушки был просто огромным. Внутри него что-то постоянно двигалось, заставляя кожу натягиваться и опадать.

Наташа закричала, забилась, порываясь встать, но изо рта её вырвался едва слышный хрип, а крепкие ремни не дали возможности пошевелиться. Всё тело охватила боль, и Наташа потеряла сознание.

Сознание вернулось вместе с болью, и Наташа снова открыла глаза. Девушка с темными волосами лежала в той же позе и улыбалась, сверкая белыми зубами. Живот сильно уменьшился, а по полу, оставляя за собой кровавый след и странно попискивая, уползало существо, отдаленно напоминающее ребенка.

Где-то загремела открывающаяся дверь и в помещение, опираясь на передние конечности, вошли два уродливых создания. Одно из них подхватило пищащее существо и куда-то пропало, а второе начало медленно подходить к Наташе, глядя на нее огромными тёмными глазами. Наташу мучительно вырвало, мочевой пузырь опорожнился, обливая ноги горячими струями, и она снова потеряла сознание.


***


- Подруга, подруга, ты как? Живая?

Наташа открыла глаза и посмотрела на темноволосую девушку, настойчиво толкающую её в плечо.

- Очнулась? А то я уж подумала, всё, не проснешься, - девушка звонко захохотала, наполняя помещение причудливым эхом. Некоторые женщины, лежавшие на стеллажах, зашевелились, но из небытия так и не вышли.

В голове у Наташи лениво переплетались слова и вопросы. Она посмотрела на девушку через туман в глазах, потом разжала пересохшие губы и произнесла тихим шепотом:

- Ты кто?

- Я? Графиня Анабель Грюндик, - девушка села на своем месте, приняв аристократическую позу, - очень приятно, с вами познакомиться. Род моего супруга - один из самых знатных и берет свое начало от короля Артура.

Наташа с ужасом посмотрела на соседку.

- Сумасшедшая, - пронеслось у нее в голове.

- А ты кто? Как зовут? - соседка приняла непринуждённую позу.

- Наташа.

- Нет, не здесь, там ты кто?

- Где там?

Девушка перестала улыбаться, подошла ближе, потрогала ремни, стягивающие конечности, серьезно посмотрела на Наташу и спросила тихим голосом:

- Ты новенькая, что ли? Неоплодотворенная? А я очнулась, смотрю, моют тебя, ну и подумала, что ты, как я, а ты новенькая, у тебя всё впереди ещё. Не повезло мне, - девушка вздохнула, - Даже поболтать не с кем, пока я в этой дыре. Скорей бы уже морколы пришли, и обратно, в Англию.

Наташа облизала пересохшие губы и зашептала:

- Слушай, графиня, не запомнила, как тебя, развяжи меня, пожалуйста. Ремни сильно давят.

- Марина. Здесь я Марина, а там графиня Грюндик. Но скоро я навсегда останусь там. Здесь довольно уныло и скучно. Одно радует, недолго ещё мучиться, - девушка Марина зевнула, прищурила глаза и продолжила: - А развязывать не буду. Мало ли, что тебе в голову придет.

Наташа прикрыла глаза. Всё тело начало нещадно болеть:

- Марина, где мы, что происходит? - спросила она у девушки, стараясь говорить спокойно, чтобы не испугать бедную сумасшедшую.

- Мы - в самом лучшем месте в мире. В месте, где сбываются самые смелые мечты! Ты скоро все сама поймёшь, Наташа. Скоро тебя оплодотворят, и ты станешь тем, кем захочешь. Я уже была певицей, знаменитой актрисой. Сейчас я - графиня.

В другом конце помещения что-то зашумело, зашуршало и откуда-то из темноты выдвинулось несколько фигур, медленно приближающихся к ним. Марина заулыбалась, легла на своё ложе, и зашептала:

- Давайте, морколы, поскорее, я уже хочу обратно.

Силуэты приблизились к девушкам. Морколы. Наташа сильно сжала зубы, чтобы не закричать. Они были отвратительны. Огромные черные глаза на уродливых лысых головах, вжатые в череп носы и непропорциональные челюсти напоминали ужасную карикатуру на человека. Неестественно длинные руки морколов касались пола, поддерживая горбатые фигуры. Именно это существо видела Наташа тогда, на улице.

- Господи, когда же это было. Очень давно, наверное. Андрей! - пронеслось у нее в голове, - Он спасет меня! Обязательно спасет! Если он выжил, то будет меня искать! И спасет! Если выжил... Эти твари могли его убить.

Морколы медленно подошли к соседской девушке, лежащей на стеллаже. Один из них начал ощупывать ее живот и что-то бормотать, а второй пристально смотрел на Марину, которая не переставала болтать:

- Как рано? Вообще не рано! Уже давно пора. Это точно. Да что вы мне говорите. Я себя прекрасно чувствую. Только через двадцать четыре часа. Да знаю, знаю. Ну ладно.

Наташа прикрыла глаза и дрожа от страха и отвращения, сквозь ресницы наблюдала за уродливыми фигурами, склонившимися над Мариной. Слушая бред сумасшедшей девушки, она с ужасом поняла, что потерять рассудок это, наверное, наилучший выход. Или смерть. Все тело предательски болело, ремни сильно давили конечности, а морколы продолжали что-то делать с бедной сумасшедшей.

Услышав необычный шум в другом конце помещения, Наташа осторожно повернула голову и увидела, что морколами наполнилось практически все помещение. По двое - трое стояли они над каждым женским телом и производили какие-то манипуляции с висящими над каждой лежанкой приборами.

Она сильно зажмурила глаза и большим усилием сдержала набежавшее рыдание, когда почувствовала холодное прикосновение мерзких пальцев к больной лодыжке. По всему телу пробежала волна отвращения. Наташа широко открыла глаза, увидела рядом со своими ногами двух мерзких созданий и набрала полные лёгкие воздуха, чтобы закричать, но вместо крика из ее горла вырвался еле слышный хрип и сдерживаемый плач.

Сквозь Слезы, обильно потекшие из глаз, Наташа увидела приблизившийся темный силуэт и, что-то почувствовав, натолкнулась взглядом на ужасные черные глаза моркола. Мир закружился, и сознание Наташи провалилось в темную и липкую вату небытия.


***


Наташа услышала тихую речь и смех. Приятные женские голоса что-то обсуждали. Она осторожно пошевелила конечностями и поняла, что боль практически отступила, оставив ее тело. Ремни продолжали стягивать конечности, но стали более свободными. На звук голосов Наталья повернула голову и увидела, что на соседнем ложе бедной сумасшедшей девушки сидит женщина старшего возраста, задорно шепчась и переговариваясь с Мариной.

- Графиня, то есть, Марина, - позвала Наташа.

Собеседницы повернулись и посмотрели на Наталью. Женщина постарше смотрела с явным любопытством.

- Ну что тебе? - спросила Марина с лёгким раздражением.

- Развяжите меня, пожалуйста. Ну, пожалуйста. Давайте уйдем отсюда. Или дайте мне уйти.

- Да ни за что. Я же говорила, не развяжу. Подожди, скоро тебе ремни не понадобятся. Морколы ждут, когда у тебя раны заживут. Они мне сами сказали. И вообще, не лезь, дай с человеком поговорить. Это очень знаменитая писательница. Когда я ещё смогу с ней вот так встретиться? И что дальше, в следующей главе? Что сказала Эсмеральда Леониду? - тон у Марины сменился с раздражённого на приветливый, когда она повернулась к собеседнице.

- Подожди, Мариночка, это новенькая, что-ли?

- Ну да, лежит, ноет. Смотреть противно.

Женщина медленно подошла к Наташиной лежанке и села на краю, укоризненно пожурив Марину добрым голосом:

- Эх, Мариночка, молодая ты ещё совсем, не жалостливая. А мне эта девочка дочку старшую напоминает, - она погладила Наташу по голове, - Тебя, Мариночка, сразу оплодотворили, после того, как привел Андрей?

- Ну да, - буркнула Марина.

- А когда ты проснулась здесь, после того, как первый младенец вышел, тебе все объяснили морколы? - продолжала женщина.

- Ну.

- И у меня также. А девочка вообще ничего не понимает. Я ей сейчас все объясню.

Наташа вцепилась взглядом в Марину:

- Тебя Андрей привел?

- Ну да, сейчас он всех приводит.

- Как Андрей? Мой Андрей? Как он выглядит? Как фамилия?

- Высокий, широкоплечий, красивый такой парень. Глаза серые, волосы русые. Иванов Андрей, - проворчала в ответ Марина.

Потрясение свалилось на Наташу, ударив куда-то в сердце:

- Не может быть. Он все подстроил. И специально меня сюда привёл, - проносились тяжёлые мысли в её голове, - Как он мог? За что?

Женщина опять погладила Наташу по голове:

- Да ты не злись на него, не нужно. Ему тоже знаешь, как тяжело. Задача сложная, непростая, ошибаться нельзя. Если ошибся, морколы сразу поймут и накажут. Не любят они этого. И Андрей до последнего вести сюда обычно не хочет, уговаривает.

- Я ничего не понимаю, - Слёзы начали литься из глаз Наташи, горячими полосками пробегая по щекам. - Почему он меня привел? Что здесь происходит? Отпустите меня, пожалуйста. Развяжите, я сама уйду, - Взгляд Наташи бегал по темному помещению, наталкиваясь на стеллажи с лежащими телами с вздутыми животами, на участливый взгляд женщины и высокомерную фигуру Марины.

- Да что ты с ней возишься? Давай морколов позовём, пусть успокоят дуру эту, - Процедила Марина сквозь зубы.

Наташа проглотила застрявший в горле комок, мешающий дышать, вздохнула и прошептала, глядя на женщину:

- Не надо никого звать. Объясните мне всё, пожалуйста.

- Ну, хорошо, хорошо. Не будем звать, хотя, конечно, чем быстрее оплодотворят, тем проще тебе будет. Ну, слушай. Мариночка, хватит фыркать. Тоже послушай, эти морколы занятнейшие существа.


***


- Когда-то давно раса морколов жила на поверхности нашей планеты вместе с другими нациями. Народ этот - очень талантливые изобретатели, обладающие даром телепатии, ну, это мысли передавать и читать, если ты не знаешь. Потом случилась какая-то катастрофа. Последний раз, когда я спрашивала, что произошло, моркол мне скинул образ, чем-то напоминающий атомные взрывы. И, после этого, они все сильно заболели, он показывал мне, как они просто сотнями вымирали. Им пришлось поселиться в подземных тоннелях. Потом начались мутации и через какое-то время, морколы очень сильно изменились внешне. А самое страшное, у них постепенно совершенно перестали рождаться девочки и вымерли все женщины. Морколам грозило вымирание. Женщина встала, потянулась к какому-то прибору над головой у Наташи, вытянула оттуда длинный прозрачный шланг, из которого вскоре потекла прозрачная вода, - Будешь? - Протянула она шланг Наташе.

- Нет, продолжайте.

Женщина напилась и продолжила:

- И тогда они придумали оплодотворять генетически совместимых женщин с поверхности. Первое время была надежда, что начнут рождаться девочки, но этого так и не случилось. На свет появляются одни мальчики морколы.

- Так как морколы - существа справедливые, они сразу придумали, как можно отблагодарить женщин - матерей. С помощью каких-то приборов они настраивают пространство так, что во время всей беременности, с первого и до последнего дня, женщина, находящаяся в положении проживает другую жизнь, причем любую, какую только себе пожелает. Я, например, сначала захотела быть миллионершей. И, сразу после оплодотворения перенеслась в мир, где я успешная бизнес леди с огромными деньгами. Причем, я совершенно не помню этой своей жизни и осознаю мельчайшие подробности той. А когда проснулась здесь, после выхода плода, не только сразу вспомнила эту свою жизнь, но и ту не забыла.

- Потом ещё много лет я была в жизни этой миллионерши, пока не надоело. А теперь я перезагрузилась и стала успешной писательницей. В этой реализации у меня муж, трое детей, дочка старшая на тебя похожа. Книги пишу сериями. И удовольствие испытываю от этого гораздо большее, чем в жизни миллионерши.

- А я сначала певицей стала. Целые стадионы собирала, потом надоело - мечтательным голосом добавила Марина, со скучающим видом, лежащая на стеллаже, - Теперь я - графиня, жена наследника очень древнего рода. Скорее бы уже обратно. Мерзко здесь. У меня приём запланирован а ля фуршет.

Наташа слушала, переводя испуганные глаза с одной сумасшедшей на другую.

- Вы что, не понимаете? Никуда вы не перемещаетесь! Это сон! Вы просто спите и вам это снится! Они вас просто усыпляют и всё. Посмотрите на вон тех несчастных, - Наташа говорила тихо и проникновенно! Боже! Как эти твари морколы их обманывают! Усыпляют и вкалывают, наверное, какие-то наркотики. А они думают, что и правда, куда-то перемещаются! - Вы точно также лежите здесь с огромными животами и спите!

Женщина снисходительно улыбнулась и продолжила:

- Это ты, девочка, ничего не понимаешь. Тела наши лежат здесь, а дух переносится в другую жизнь, которую мы абсолютно реально проживаем. В той жизни я до малейших подробностей помню свое детство, которое прошло там. И сейчас точно могу определить, в каком месте моя жизнь здесь и там расходятся. Это произошло, когда я в институт пошла! Здесь я пошла на экономический, а в той жизни, где я писатель, поступила на филологический факультет. Замуж вышла за однокурсника и сразу книги начала писать. А здесь, да что рассказывать, - женщина печально махнула рукой, - Сюда, в инкубатор, просто так не попадают.

Наташа слушала, сжав пальцы на руках.

- Что значит: просто так не попадают? - спросила она резко охрипшим голосом, - кто такой Андрей?

Женщина посмотрела на Наташу с сочувствием и продолжила:

- Андрей и ему подобные специально ищет девушек, которые ради лёгких денег и наживы ничем не гнушаются. Которые хотят всё получить сразу: стать знаменитой певицей, не взяв ни одного урока музыки, миллионершей - ничего не понимая в бизнесе и финансах, выйти замуж за графа, не имея представления о любви. Мне морколы всё объяснили. По их логике, они нам всё это и дают, совершая доброе дело. Перемещают наш дух туда, где мы этого уже достигли своим трудом. Мы можем прожить любую свою судьбу и понять, какая же ничтожная наша реализация в этой жизни. Поняла, девочка моя? - и женщина снова сочувственно погладила Наташу по голове.

- Я не такая! Я здесь по ошибке, - шептала Наташа, моргая полными слёз ресницами.

- Такая - такая, - отозвалась со своего места Марина, морколы тебя просканировали еще, когда Андрей тебя к входу подводил, я вчера у них спрашивала, Сказали, что вполне подходишь. Если бы не провалилась в какой-то погреб, не поранилась бы, жила бы себе в самой лучшей своей реализации. А теперь они ждут, когда все раны у тебя заживут. Жалеют. Добрые они очень.

Наташа попробовала освободиться, но ремни держали очень крепко. Она начала биться на своем ложе и кричать, хрипеть, стонать, заполняя помещение причудливым эхом:

- Отпустите меня! Я не хочу! Я не хочу здесь находиться! Я домой хочу! Не надо меня трогать! Вы ошиблись! Я не такая!

Когда силы оставили её, она заметила, что со всех сторон её и Маринино ложе, окружали морколы, подготавливающие какие-то приборы, а женщины, рассказывающей ей истории, нигде не видно.

- Ну, наконец-то, заждалась я уже, - услышала она звонкий голос Марины. Из пересохших и потрескавшихся губ Наташи вырвался тихий шепот:

- Нет, пожалуйста, нет! Не надо! Нет!

Глава 6. Оплодотворение

Наташа с ужасом наблюдала за приготовлениями морколов. В полной тишине они ощупывали живот, и настраивали какие-то приборы над ее головой. Сил на крик уже не было, а сознание металось между явью и забытьём.

Случайно подняв объятый ужасом взгляд на ближайшего моркола, сознание ее утонуло в огромных темных глазах на жутком лысом черепе.

Всё куда-то провалилось, а в голове раздался тихий и спокойный голос:

- Ничего не бойся, это совсем не больно.

- Не надо, пожалуйста, не надо, нет! Отпустите меня! - Мысли метались в голове легко и спокойно, как июньские бабочки. Ужас пропал и Наташа, не ощущая времени и своего тела, как молитву повторяла:

- Нет, не нужно, отпустите меня, вы ошиблись.

Спокойный голос прозвучал в голове, отзываясь эхом:

- Не бойся, подумай о том, кем бы ты хотела стать, задай любую реальность. Мы можем осуществить практически любую твою реализацию в этом мире. Это не больно и не страшно. Потом ты сможешь навсегда переместиться в тот мир, оставив здесь это тело. Можешь менять миры и прожить тысячу прекрасных жизней. Разве это не то, о чем ты мечтала? Жить и ни о чём не думать!

- Нет, я не хочу, верните меня, отпустите, пожалуйста. Нет!

- Время пришло, тебя ждёт новая жизнь, - После этих слов голос куда-то пропал, а Наташа почувствовала странные ощущения внизу живота.


***

- Эй, просыпайся, мы приехали, - Андрей тряс ее за плечо. Наташа открыла сонные глаза и огляделась. Они сидели в машине, а перед ними темной громадиной возвышался старинный особняк.

Тяжелые сумерки опустились на старую усадьбу. Мелкий противный дождь моросил из низких туч, стекая по старым облезшим стенам. Где-то пронзительно и заунывно завыла собака, выводя низкие печальные ноты.

- Как-то мне не по себе,- Андрей поежился и тоскливо посмотрел на Наташку,- Давай уедем отсюда прямо сейчас малыш, уедем куда-нибудь далеко-далеко, туда, где нас никто не найдет,- он держался за руль и смотрел из машины на усадьбу с каким-то странным выражением.

Чувство свободы захватило, захлестнуло Наташу:

- Да, Андрей, разворачивай машину. Уезжаем. Ты знаешь, я всегда мечтала стать дизайнером.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!