Eaururis

Eaururis

пикабушник
Админ Лиги геологов. На лицо не ссу, спорить люблю, детей не ем. А, ну и по традиции: 49,5
пол: мужской
поставил 13933 плюса и 5914 минусов
отредактировал 4 поста
проголосовал за 14 редактирований
11К рейтинг 684 комментария 45 постов 21 в "горячем"
2 награды
За вклад в развитие Пикабу5 лет на Пикабу
513

Заметки геолога. Жёлтый пистолет.

В профессиональной деятельности геологи используют весьма специфические инструменты и приборы: радиометры, промывочные лотки, геологические компасы и многое-многое другое. Даже молотки у геологов не совсем обычные.


Сегодня хочу рассказать вам про хитрую приблуду, которая помогает прямо в полевых условиях оценить содержание тех или иных полезных компонентов в породе. Итак, представляю вам портативный XRF-спектрометр (картинка из сети).

Заметки геолога. Жёлтый пистолет. Геологи, Геология, Спектрометр, Измерительные приборы, Длиннопост

Благодаря своим форме и цвету, он получил у нас название «Жёлтый пистолет» или же просто – ЖП (студенты даже придумали глагол «жепить» - использовать прибор по прямому назначению). Используется эта штуковина не только в геологии, но и, например, в металлургии, и стоит как хороший автомобиль. Не буду вдаваться в принцип работы, опишу лишь сам процесс измерения. Прибор подносится вплотную к исследуемому образцу, оператор нажимает на «курок» и ждёт, пока произойдёт замер (30 – 90 секунд в зависимости от настроек). Затем на экране прибора появляется список химических элементов и их содержания в граммах на тонну или в процентах. Получаемые результаты, на самом деле, являются весьма приблизительными, и доверять в полной мере им не стоит. Однако, чтобы понять, имеем мы дело с рудной зоной или с пустой породой, вполне достаточно и этих цифр. Есть способ повысить точность измерений – установить прибор на специальный стенд и проводить измерение не куска горной породы, а перетёртого до состояния пудры камня. Но в полевых условиях нам, мягко говоря, не до того, чтобы вручную перетирать булыжники.

Заметки геолога. Жёлтый пистолет. Геологи, Геология, Спектрометр, Измерительные приборы, Длиннопост

Транспортировать ЖП предполагается в специальном ударопрочном кейсе внушительных размеров (говорят, что его и болгаркой не распилить, но я лично не пробовал). И вот с этим кейсом связано несколько забавных ситуаций.

Заметки геолога. Жёлтый пистолет. Геологи, Геология, Спектрометр, Измерительные приборы, Длиннопост
Заметки геолога. Жёлтый пистолет. Геологи, Геология, Спектрометр, Измерительные приборы, Длиннопост
Заметки геолога. Жёлтый пистолет. Геологи, Геология, Спектрометр, Измерительные приборы, Длиннопост

Ситуация первая. Возвращаюсь с полевых работ, в городе меня встречают девушка и её отец на автомобиле. Я загружаю своё барахло в машину, отец девушки берёт в руки кейс с ЖП ставит его в багажник и спрашивает:


– Ничего, если я его на бок положу?


– Ничего страшного, – отвечаю я. И тут в разговор вклинивается девушка:


– Eaururis, а в кейсе ЖП?


– Да.


– Понятно, – и поворачивается к отцу. – Паааап, ты всё же поосторожней с чемоданчиком: он дороже нашей машины.


Ситуация вторая. Большой чёрный кейс неизменно вызывает интерес у сотрудников аэропортов. Так было и в этот раз в аэропорту города Нерюнгри. Кладу кейс с прибором на ленту. Оператор просматривает содержимое на своём экране и недоумённо спрашивает:


– Молодой человек, а что у вас в чемодане такое странное?


– Портативный рентгено-флюоресцентный спектрометр, – на одном дыхании выпалил я.

– А-а-а-а… Ну тогда ладно, проходите.


Ситуация третья. На входе в аэропорт Внуково. Ставлю кейс на ленту, прохожу через рамку.


– Молодой человек! – окликнул меня сотрудник воздушной гавани. – Что в кейсе?


– Аналитический прибор, – отвечаю я.


– Доставайте, посмотрим, что у вас за прибор такой.


Делать нечего. Достаю ЖП, показываю сотруднику, попутно отвечая на его вопросы о назначении прибора. И тут его взгляд утыкается в надпись на рукояти «X-RAY» (предупреждает о наличии рентгеновской трубки в приборе). Глаза округляются.


– Это что? Рентген? Он излучает?


– Да, но только если объект находится на расстоянии не более сантиметра от прибора. Если больше – срабатывает датчик и прибор отключается.


Дальше он не слушал. Схватил телефон и начал кому-то звонить.


– Лена! Леночка, тут в аэропорт рентгеновский аппарат пытаются протащить! Да не, маленький такой, на дрель похож. Говорит, что химический состав камней определяет. То есть как можно? Лена, ты не поняла, он от аккумуляторов работает! Да? Ну ладно, пусть сами тогда разбираются, – отдаёт мне ЖП и отпускает.


С тех пор решил, что, если кто-то ещё увидит надпись «X-RAY», буду говорить, что это диагност для новой Lada X-RAY.

Ситуация четвёртая. И снова в аэропорту Внуково. Решили мы кейс сдать в багаж, а сам ЖП повезти в моём рюкзачке в ручной клади. Но отдавать в багаж пустой кейс нецелесообразно, поэтому было решено забить его пакетиками с сухариками Воронцовскими, которых у меня перед отъездом оказалось аж две большие коробки (не спрашивайте откуда, долго объяснять). Сказано – сделано. Сотрудница на стойке регистрации, принимая багаж, спросила, что же такое лежит в большом чёрном кейсе с двумя навесными замками?


– Сухари, – честно ответил я.


– Ну да! Вы из меня дуру-то не делайте! Открывайте.


Ну я и открыл.

Видели бы вы её глаза.


P.S. Справедливости ради, существуют и другие портативные XRF-спектрометры от разных производителей и разных цветов. Так что пистолет не обязательно должен быть жёлтым.

Показать полностью 4
26

Заметки геолога. В краю ветров.

Для полного понимания рекомендуется к прочтению:

https://pikabu.ru/story/zametki_geologa_volshebnik_ne_prilet...
https://pikabu.ru/story/zametki_geologa_sledyi_ushedshey_yep...

Мышиная охота


Ветер ударил с новой силой, и палатка покосилась сильнее прежнего. Я схватился за опасно накренившийся каркас, удерживая его от падения. Буря бушевала уже третий час: вспышки молний, раскаты грома и бешеные порывы ветра не давали уснуть. Казалось, что само небо вот-вот обрушится на маленький палаточный лагерь, разбитый посреди неприветливой якутской тайги. Ветер был здесь полноправным хозяином вне зависимости от времени суток и года. Он мог ласкать тебя, мог рвать на тебе одежду, мог заставить дрожать или захотеть летать. Для человека, оказавшегося в его, ветра, власти, было важно только одно: когда ветер стихнет.


Внезапно буря прекратилась, и я услышал такое привычное журчание воды реки Нирэчи. «Ну наконец-то!» - подумал я. Но это был не единственный звук, разносившийся над тайгой: в полутора метрах от меня храпел Хо Ши Мин. Я обречённо вздохнул. Ни завывания ветра, ни молнии и раскаты грома не могли нарушить крепкий сон моего товарища. Порой мне казалось, что, если вдруг рядом с палаткой будет проходить бразильский фестиваль, он даже не поморщится, продолжит храпеть и всё пропустит. Воистину богатырским сном спал Хо Ши Мин!

Так бы продолжалось и дальше, но в один день привычный порядок вещей был нарушен. В нашей палатке хранился запас сухарей для всего отряда. Оказалось, что не только мы любим погрызть сушёный хлеб: в палатку стали наведываться лемминги. Очень милые внешне существа, похожие одновременно на мышь и на хомяка, по сути своей были грязными воришками. Стоило нам выйти из палатки или просто полежать неподвижно в спальниках, как эти маленькие пушистики предпринимали попытки завладеть нашими сухарями. Иногда скрытно, в темноте, двигаясь под брезентовым полом палатки, а иногда и внаглую, невозмутимо перепрыгивая через разбросанные вещи, подбирались они к заветному мешку.

Заметки геолога. В краю ветров. Якутия, Геология, Геологи, 2018, Рассказ, Длиннопост

У Хо Ши Мина были особые отношения с едой в принципе и с сухарями, в частности. Позволить конкурентам в лице леммингов завладеть его сухарями он никак не мог. Едва заметив грызуна, он кидался в него камнями, пару раз хватался за топор, а один раз даже придавил рукой ползущего под полом диверсанта. Как начальник отряда, я спокойно относился к маленькой войне своего коллеги, потому что сухарями мы пожертвовать не могли. Но каково же было моё изумление, когда я понял, что Хо Ши Мин не может уснуть, если рядом находится лемминг.

Был самый обычный вечер. Ветер привычно трепал «крылья» палатки, в печи потрескивали дрова, а справа похрапывал спящий Хо Ши Мин. Я уже засыпал, когда моё внимание привлекли шебуршания крадущегося лемминга. «Ну и фиг с ним», - подумал я, погружаясь в сон. Мне было плевать на лемминга – мешок с сухарями мы подняли на недосягаемую для них высоту.


Неожиданно сквозь веки резанул луч света, а за ним рёв Хо Ши Мина: «Где эта тварь! Я её прибью ща на хрен!» Сон как рукой сняло. Я пялился на выскочившего из спальника коллегу, сжимающего в одной руке топор, а в другой фонарь. В глазах его горели какие-то дьявольские огоньки. «Ну давай, только выползи, сучёныш!» - приговаривал Хо Ши Мин, шаря лучом фонаря по рюкзакам и мешкам с пробами.


- Ты чего это? – спросил обалдевший я.


- Да из-за этих тварей уснуть невозможно!


- Ты ж только что храпел тут в обе ноздри!


- Пока не изгоню этих маленьких демонов – не усну! – грозно заявил Хо Ши Мин и перехватил топор поудобнее.


Война Хо Ши Мина и леммингов продолжалась до самого конца полевого сезона. Почему его не будили раскаты грома, но мешали спать маленькие грызуны, я так до конца и не понял.

Заметки геолога. В краю ветров. Якутия, Геология, Геологи, 2018, Рассказ, Длиннопост

Послание


Люди, побывавшие в тайге, всегда оставляют за собой определённые следы: спиленные деревья, кострища, брошенную технику и тому подобные вещи. Это неизбежно и к этому все привыкли. В этот раз мы решили оставить после себя что-то более значимое.


- Слушай, мы же последний год тут работаем, – сказал я Хо Ши Мину.


- Ну? – буркнул он в ответ.


- Давай записку в бутылке оставим!


- А чего бы и нет? – оживился мой друг, и мы вместе стали сочинять послание потомкам, которое в итоге написали на топографической карте и засунули в пустую стеклянную бутылку. Бутылку мы привесили на одной из избушек, которые возвели в тайге геологи, работавшие здесь в начале 70-х годов.

Заметки геолога. В краю ветров. Якутия, Геология, Геологи, 2018, Рассказ, Длиннопост

Если на фото плохо видно – расшифровка в комментариях.


P.S. Конструктивная критика приветствуется. На вопросы стараюсь отвечать.

Показать полностью 3
52

Рассказы геолога. Славик.

Заранее предупреждаю, получилось очень многобукв.


Славик довольно прищурился, глядя на полуденное солнце. Лучи с трудом пробивались через паутину замшелых ветвей, раскинувшихся где-то над головой. Жизнь была прекрасна. Физические нагрузки, здоровое питание, свежий воздух, дух приключений – всё это Славик испытывал каждый день благодаря своему дяде. И почему он раньше не соглашался поработать с ним? Дядя ведь (целый начальник геологической партии, между прочим) делал предложения поехать в глухую якутскую тайгу каждый год, но Славик постоянно отмазывался: другие планы, девушка не пустит, неинтересно.


В этот раз он согласился исключительно из-за денег, которые были остро нужны на ремонт любимой «девятки». И только оказавшись среди молчаливых гор, заливистых ручьёв и звенящего комарья, Славик понял, от чего отказывался все эти годы. Работать с геологами было реально прикольно! Каждый день он открывал для себя что-то новое, будь то дикорастущий лук (кто вообще мог подумать, что лук растёт не на грядках!) или внезапно пришедший в лагерь мишка, которого геологи почему-то сильно испугались и сразу же прогнали дикими воплями и выстрелами в воздух. А сколько кайфа доставляло пение под гитару у костра и распитие чая со спиртом – ммм… Словами не передать.


Славик каждый день снимал по несколько гигабайт видео на свою экшн-камеру и вёл записи в небольшом блокноте о том, через какие трудности ему пришлось пройти, чтобы выжить в суровых условиях тайги. Он уже ярко себе представлял, как будет набирать кучу просмотров на ютубе и как будет рассказывать своим друганам, какие они лохи, что сидят в своём мегаполисе и настоящей жизни не видали. Особенно всё это хотелось рассказать и показать Катюхе, которая работала невзрачной офисной мышью в салоне сотовой связи. Тогда она точно оценит его по достоинству и поймёт, от кого отказывалась все эти месяцы. Да, Слава чувствовал себя по-настоящему крутым и непобедимым покорителем целины. Хотя геологи что-то и говорили на тему того, что здесь уже работали их предшественники сорок лет назад, а до них ещё и какие-то картографы, молодой человек был уверен, что это всё ерунда и настоящий первопроходец тут именно он – мужчина в самом расцвете сил (двадцать три года как-никак), самый настоящий, с бородой, и не торчащей клочьями, как у некоторых, а красивой, ухоженной.


Не нравились Славику только три вещи. Во-первых, ему всегда поручали самую тяжёлую и неинтеллектуальную работу: наколоть дрова, сходить по воду, разжечь костёр и приготовить что-нибудь. С одной стороны, он понимал, что его взяли обычным работягой, с другой – нельзя же человека, тем более человека с высшим образованием, рекламщика, постоянно нагружать всякой ерундой. Он ведь неглупый и запросто смог бы сам вести маршрутную группу через леса, болота и горы: есть карты, GPS-навигатор, компас – ничего сложного.


Во-вторых, Славик искренне возненавидел радиометр – хитрую приблуду, которая измеряла радиационный фон. Зачем она нужна геологам, Славик так и не понял, вроде не в Чернобыле работают. Но тем не менее, ему приходилось таскать эту бандуру у себя на шее, слушать монотонный треск в единственном наушнике и сообщать напарнику-геологу показания с циферблата по первому требованию. Ремень натирал шею, одна рука была всё время занята, провод, соединяющий разные блоки радиометра, постоянно цеплялся за ветки. Работать с этой штукой было неприятно и неудобно, о чём Славик каждый день напоминал своему напарнику в надежде, что тот смилуется и разрешит убрать ненавистный прибор в рюкзак. Но напарник был непреклонен и отдавал долгожданное приказание только у самого лагеря.


В общем-то, как раз напарник и был третьим элементом, который не нравился Славику.


Звали напарника Кирилл. Он был грузным серьёзным мужчиной немного старше самого Славика. Улыбался или шутил Кирилл только со своими коллегами-геологами, а на Славика как будто и внимания не обращал. Тот неоднократно пытался наладить с ним дружеский контакт, но безуспешно. На все классные и задорные идеи (такие как бросить газовый баллон в костёр, покурить припасённой на всякий пожарный травки или нырнуть под водопад) Кирилл реагировал крайне бурно и совсем не так, как ожидал Славик. Геолог делал страшные глаза и начинал живо объяснять, чем может закончиться такое ухарство, как важно соблюдать технику безопасности и всё в таком духе. Ну не зануда ли? А когда Славик случайно нажал на кнопку SOS на спутниковом телефоне, геолог вообще разорался, покрыл его отборным матом и принялся судорожно кому-то звонить, чтобы сообщить о ложном вызове. А ещё Кирилла раздражала музыка, игравшая у Славика из портативной колонки в течение всего маршрута. Он постоянно просил сделать потише, а то и вовсе выключить обалденные тайские рейвы или шедевральные ремиксы на Ласковый май от Степаныча Адского. Похоже, что в искусстве Кирилл понимал столько же, сколько Славик в геологии, то есть нисколько.


Сейчас, пока Кирилл был занят отколачиванием очередного камня, Славик сидел рядом и с удовольствием курил. Половина геологосъёмочного маршрута была уже пройдена и усталость потихоньку давала о себе знать. Сладкий момент отдыха был грубо прерван появившейся прямо перед носом рукой геолога, сжимавшей очередной булыжник.

– На, себе убери, – сказал Кирилл.


– А чё снова мне? Ты себе-то вообще камни берёшь? У меня спина скоро сломается! – справедливо возмутился Славик.


– У нас одинаковые по весу рюкзаки.


– Ну да, ну да!


– Не веришь – сравни, – предложил геолог своему радиометристу.


Славик нехотя встал, с недоверием глянул на Кирилла и взял в руки оба рюкзака. Рюкзаки были почти одинаковые. Славик чувствовал, что где-то тут подвох, но где – понять не мог.


– Убедился? Потопали, – сказал Кирилл, закинул свой рюкзак за спину и тяжёлой походкой зашагал вверх по склону очередной сопки.


Слава затушил окурок о подошву сапога, поправил ремень радиометра и поплёлся за геологом, тихо матерясь на залетевшую в ухо мошку.


Они шли то вверх, то вниз, следуя причудливым изгибам горного хребта. На вершинах кутались в штормовки от пронизывающего ветра, в распадках изнывали от жары и вездесущих насекомых. Перепрыгивали через ручьи, перелезали через буреломы, продирались через стланик. Кусты стланика росли на склонах сопок сплошным ковром. Внешне милое хвойное растение с длинными мягкими иголочками обладало крайне скверным характером: упругие ветки было тяжело согнуть и невозможно сломать, твёрдые зелёные шишки больно били прямо по лбу (а то и по затылку, если неудачно отогнуть ветку), стволы сочились липкой смолой. А ещё, находясь в кустах стланика невозможно было увидеть что-либо на расстоянии больше двух метров. Славик частенько терял из виду Кирилла в этом лабиринте. Он начинал звать его, геолог откликался, и молодой покоритель тайги шёл на голос напарника, обнаруживая его прямо перед собой буквально в трёх шагах.


Провод от радиометра очередной раз зацепился за ветку стланика. Слава чертыхнулся и принялся высвобождать ненавистный прибор. Вдруг где-то впереди раздался вскрик Кирилла и шорох осыпающихся камней. Славик замер и громко спросил:


– Э, Кирюх, всё в порядке? Ты где?


– Здесь я! Иди сюда! Только очень осторожно! – ответил Кирилл. Голос напарника звучал как-то приглушённо. Осторожно отводя в сторону гибкие ветви Славик двинулся через кусты. Через несколько метров, поднырнув под очередное сплетение ветвей, радиометрист схватился за ближайшую ветку и выдал непечатную тираду. Он едва не свалился с каменистого обрыва – прямо перед ним была огромная яма глубиной в дюжину метров и раза в четыре больше в диаметре. Внизу поблёскивало озерцо голубовато-зелёной воды. Славик слышал, что геологи называли такие провалы карстовыми воронками, но сам ни разу их не видел. Посередине между ним и озерцом на склоне лежал Кирилл и тяжело дышал.


– Ты как там? Живой? – спросил Славик.


– Да вроде, – ответил Кирилл и начал вставать. Однако, только поднявшись на ноги, он вскрикнул и тут же повалился обратно на каменную осыпь.


–Твою мать! Кажись, стопу вывихнул, – взвыл Кирилл. – Ползком придётся.


Кирилл встал на коленки и пополз наверх, но почти сразу же понял бесполезность своих действий: камни под ним осыпались и с шумом падали в озерцо. Выбраться самому было невозможно.


– Погоди, я сейчас, – в голосе Славы слышалось волнение, – только радиометр сниму и спущусь.


– Нет! Не вздумай! – резко выкрикнул геолог. – Спустишься – оба пропадём! Тут осыпь «живая»!


– И что делать? – Славик был растерян и напуган. К такому его жизнь не готовила. Он сейчас предельно ясно осознал, что понятия не имеет в какой стороне лагерь, куда идти и как позвать на помощь. И тут его осенило:


– Ты же можешь лагерь по рации вызвать! Они придут и помогут! – радостно воскликнул Славик.


– Да если бы. Я ж в яме, рация отсюда не возьмёт. Но попробовать стоит, – ответил Кирилл и достал небольшую рацию, с помощью которой обычно осуществлялась связь дежурных по лагерю и маршрутных групп.


– База, ответь Кириллу, приём! База, как слышишь меня, приём? – несколько раз повторил геолог, но в ответ из рации не донеслось ни звука. – Не, бесполезно. Надо что-то думать. Блин, была бы верёвка.


Слава сразу начал вспоминать, как в таких ситуациях поступали герои фильмов. Связать верёвку из одежды? Нет, длины не хватит. Может как-то сплести между собой ветви стланика? Нет, тоже отпадает. Да что же делать? Слава обхватил голову руками. По щеке чирканул браслет из паракорда – троса из синтетики, который ему подарил дядя. «На всякий случай, вдруг пригодится» – сказал он тогда. Слава же решил, что это просто забавная фенечка и носил его просто так, по приколу. В голове родилась обнадёживающая мысль:


– Киря, а паракорд крепкий?


– Да, очень, – ответил Кирилл. – Точно! Твой браслет! Расплетай, длины должно хватить!


Славик принялся расплетать дядин подарок. По итогу получилась верёвка около семи метров длиной. Слава даже удивился – браслетик-то был совсем небольшой, а вон сколько на него материала понадобилось!

Привязав к концу троса небольшой камень, Слава кинул его в сторону Кирилла. Тот упал рядом с его покалеченной ногой и сразу стало ясно, что длины верёвки хватает более чем.


- Молодец! – похвалил напарника геолог и начал обвязывать себя тросом. – Тяни!


Слава напрягся и стал тащить Кирилла наверх. Сам Кирилл как мог помогал радиометристу: встав на четвереньки, он полз вверх, вгрызаясь молотком в склон, как будто это был альпинистский ледоруб. Через несколько минут оба, взмокшие и уставшие, сидели на краю воронки и тяжело дышали.


– Дай закурить, – попросил Кирилл.


– Ты же не куришь, – ответил Слава, но всё же протянул геологу сигарету, после чего закурил сам.


– В таких случаях курю, – отрезал Кирилл и затянулся горьким дымом дешёвой сигареты. Его потихонечку отпускало, руки уже почти не тряслись. Сегодня ему стало по-настоящему страшно. Он очень любил жизнь и совсем не спешил с ней расставаться. Более того, страшно ему было ещё и за Славика, за которого он отвечал как ведущий маршрутной пары. Не окажись у радиометриста спасительного браслета, он сам так бы и остался лежать на склоне воронки с вывихнутой ногой, а Слава благополучно бы заблудился по пути к лагерю и сгинул в этих гнилых дремучих лесах. Конечно, их бы начали искать, вызвали бы вертолёт МЧС, но какова вероятность найти двух маленьких людей в «зелёном море тайги»?


– Возьми мою ногу и резко потяни на себя и направо, – сказал геолог Славику.


– Ты уверен? Это же больно!


– Не впервой.


– Ладно, попробую, – Слава встал, обхватил руками сапог Кирилла и резко дёрнул.


– Аааааа, твою ж мать! – Кирилл сморщился от боли, но через несколько секунд облегчённо выдохнул. – Спасибо, друг! Справился!


Слава удивлённо смотрел то на свои руки, то на напарника. У него действительно получилось, он смог спасти человека и даже вылечить его! И теперь этот человек назвал его «другом»! Кто бы мог подумать?


Эх, жаль камеру не догадался включить.

Рассказы геолога. Славик. Якутия, Рассказ, Геология, Геологи, Длиннопост

P.S. Конструктивная критика приветствуется.

Показать полностью 1
39

Рассказы геолога. Проба пера.

Доброго времени суток, уважаемые подписчики и случайные читатели! Сегодня я представляю вам новую серию постов, в которых будут именно художественные рассказы, а не путевые заметки. В основе рассказов - реальные события, все персонажи имеют реальный прототип. Опыта написания подобных произведений у меня немного, поэтому надеюсь на вашу помощь: критикуйте! Чем больше конструктивной критики, тем лучше будет следующий рассказ. Итак, в путь!

Рассказы геолога. Проба пера. Геологи, Геология, Рассказ, Тайга, Длиннопост

Дыхание уже стало ровным, ноги сами наступали на неподвижные камни курума, поросшего разноцветным мхом. Серый и колючий, зелёный и мягкий, красный, росший неправильными кругами, – мох покрывал каждый камень, лежавший на поверхности, скрывая под собой истинный облик серых холодных гор. Мыслей в голове почти не было: за годы, проведённые «в полях», уже выработался рефлекс отмечать для себя направление и придерживаться его, не отвлекаясь на компас или навигатор. Ну как годы. Точнее сказать, короткие летние месяцы, которые и летними-то иногда с трудом назовёшь, сложившиеся в итоге в годы.


Рюкзак за спиной уже не казался тяжёлым. Гнус, ещё час назад серым бесконечным облаком висевший в душном воздухе, забивавший уши, нос и глаза, теперь спрятался в этот самый мох, спасаясь от ночного холода. Геолог шёл домой. Домом он привык называть любое место, где собирался заночевать. В текущий момент это был небольшой палаточный лагерь, разбитый на берегу мелкой горной речушки, которую и на карте-то с трудом можно разглядеть, не говоря о спутниковых снимках. Так было проще: чем меньше привязанностей осталось на большой земле, тем больше можно сосредоточиться на работе. А работа сейчас была для него всем, стала образом жизни, таким непонятным для большинства обычных людей, будь то бездарный артист провинциального театра, непросыхающий слесарь Вася или надменный топ-менеджер мега-корпорации. От этого, правда, работа становилась ещё более привлекательной и родной, не давала заснуть по ночам, позволяла ощутить себя значимым.


Идти приходилось вдоль склона сопки, постоянно при этом спускаясь к лесу, чего Геолог очень не любил. Вроде идёшь себе прямо, но незаметно становишься ниже и ниже, и вот уже когда-то далёкие мелкие лиственницы вырастали лохматыми скрюченными великанами, а заходящее солнце скрывала за собой угрюмая и непроницаемая громада сопки. Всё это напоминало Геологу его жизнь между полевыми сезонами: он так же шёл и шёл вперёд по ставшей вдруг наклонной линии судьбы, опускаясь всё ближе к социальному дну и теряя себя, но из последних сил пытаясь повернуть обратно, к светлому…


Очередной камень покачнулся под ногой, заставив неловко взмахнуть руками и отвлечься от мрачных размышлений. Рабочий за спиной остановился, поправил рюкзак и спросил:


– Покурим, может?


– Да, давай, – ответил Геолог, тяжело опускаясь на холодные камни.


Они затянулись горьким дымом дешёвых сигарет (других в геологической партии не водилось). Геолог сверился с навигатором, убедившись, что движется в правильном направлении. Лес был совсем рядом и в свете уходящего дня казался ещё более тёмным, чем на самом деле. За пару часов должны дойти. Странники молча докурили, не сговариваясь встали и двинулись навстречу лесному мраку. Они вообще настолько сработались, что многие вещи делали, предварительно не обговаривая.


Лес был вполне проходимым даже в темноте. Разумеется, ноги цеплялись за паутину карликовой берёзки, утопали во мшистых болотах и проваливались в невидимые бочажины. Но в целом было терпимо. Где-то над головами прокричала кедровка.


– Уйди, поганка! – заорал на неё Рабочий. – Не хватало ещё, чтоб лохматого привлекла!


Птица, продолжая мерзко орать, всё же спрыгнула с ветки, в падении расправила крылья и умчалась прочь, напуганная не слышанным ранее голосом человека.


Темнота действовала на нервы: за каждым стволом, в каждом сплетении стланика чудился косматый голодный медведь. Внезапно вышли к извилистому каменистому ручью. Ледяная вода текла быстро, но почти бесшумно. Рабочий подошёл к Геологу, привычным движением расстегнул карман рюкзака и достал потрёпанную походную кружку. Наклонился, набрал воды и протянул Геологу. Он всегда протягивал кружку сначала Геологу, а потом уже пил сам вне зависимости от того, чем та была наполнена: чаем, спиртом или обычной водой.


У этих людей сложились странные отношения. В поле они были лучшими друзьями, всегда приходили друг другу на выручку, вместе шутили, вместе выпивали. При этом они всегда помнили, кто из них кто: простой русский работяга из глухого таёжного посёлка и кандидат наук из мегаполиса. Однако по возвращении в цивилизацию всё менялось. Былая преданность друг дружке куда-то улетучивалась, и они становились просто приятелями, которым есть что вспомнить. Они даже не созванивались, в лучшем случае писали друг другу поздравления с новым годом. Почему так получалось – было ясно, но оба предпочитали эту тему не обсуждать и жить сегодняшним днём.


Геолог сделал большой глоток. Вода свела зубы, ледяным комом провалилась в желудок, заставив Геолога сначала поморщиться, а затем облегчённо выдохнуть. Запасы воды кончились ещё три часа назад, на вершине горного хребта, и с тех пор приходилось идти «насухую», сглатывая ставшую липкой слюну. Геолог протянул кружку Рабочему, тот утолил жажду, и они двинулись дальше.


Вокруг была Тайга – огромная, непостижимая, красивая и уродливая одновременно. Именно Тайга определяла здесь судьбу человека. Она могла заставить сердце замирать как от страха, так и от восхищения, могла показать свои богатства случайному прохожему и могла спрятать их от самого пытливого искателя, могла казнить и могла миловать. Если где-то здесь и был Бог, то он совершенно точно не вмешивался в ход вещей, предоставляя Тайге самой решать, кого поощрить, а кого жестоко наказать. Тайга всегда отличалась непостоянством: сегодня ты её любимчик и легко проходишь через самый непролазный лес, по пути тебе удаётся подстрелить оленя, рыба в реке бросается на наживку сразу как закинул. А завтра не хватает сил забраться даже на небольшую сопку, тебя поливает дождь и засыпает град, костёр задувает ветром, который заодно и палатку пытается разорвать в клочья.


Геолог пробирался через лес и думал, что сегодня он явно не в фаворе у Тайги: возвращаться ночью он терпеть не мог. Более того, он очень этого боялся. Страх опутывал каждую клеточку тела, проникал в самые закрытые закоулки подсознания, вызывая в голове образы давно позабытых ночных кошмаров. Но страх же заставлял и быстрее двигаться вперёд, к уютному покою лагеря. Однако, Геолог ошибался, полагая, что ему сегодня не повезло.


В какой-то момент он понял, что уже довольно долго идёт, никуда не сворачивая, не перепрыгивая упавшие деревья и не продираясь через кусты. Что-то было не так. Геолог осмотрелся. В сине-зелёном мраке ночного леса под ногами едва угадывалась звериная тропа. Ходили по ней олени или лоси, было неизвестно, да и не так важно. Важно было другое – тропа вела чётко на лагерь. Геолог был уверен, что утром, когда он с пустым рюкзаком и полный сил уходил в маршрут этим же самым путём, никакой тропы не было. А сейчас была.


– Рабочий, ты тропу видишь? – спросил Геолог напарника.


– Ага, минут двадцать её топчем уже. Это классно, что ты их даже в темноте находишь. А как, кстати?


Геолог не ответил. Он понял, что Тайга сама указывает ему безопасный путь. Сопротивляться такой удаче было глупо, да и бесполезно – противиться воле Тайги себе дороже. Он продолжил путь сквозь ночь. Тропа слегка петляла, огибая гиблые места, но направление на лагерь сохраняла.


Геолог не засекал, сколько времени прошло, но шёл так довольно долго, как вдруг под ногами захлюпало – тропа завела их в гнилую болотину. В душе что-то ёкнуло – Тайга их всё-таки обманула. Огорчение накрыло горячей волной, к горлу подкатил ком. В такую подлость со стороны Тайги верить решительно не хотелось. Но Геолог опять оказался не прав. Тайга всё-таки провела его, позволила прожить ещё один бесконечный день: через несколько секунд среди тёмных деревьев он увидел дрожащие всполохи лагерного костра. Он всё-таки дошёл. Он вернулся домой.

Рассказы геолога. Проба пера. Геологи, Геология, Рассказ, Тайга, Длиннопост
Показать полностью 1
103

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи.

Минутка ухарства. Уже третий день мы зачищали старую горнопроходческую канаву, пробитую ещё советскими геологами в толще кембрийских доломитов. Я выбрался из канавы и в который раз с удовольствием огляделся. На западе серыми молчаливыми громадами врывались в тучи три пика гольца Гигантеус, на одном из склонов которого мы и работали. На севере и востоке взгляд утопал в зелени равнинной тайги, на юге земля вздыбилась кряжами Алдано-Учурского хребта.

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост

Работалось на удивление легко, несмотря на то, что весь наш труд сводился пока что к взмахам лопат, кирки и молотка. Возможно, причиной этого служило сладкое предвкушение обнаружения золота – рудное тело двухметровой мощности прекрасно выделялось на фоне серых доломитов, и канавы обещали дать хорошие содержания.

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост

Наконец, закончили с зачисткой и приступили к радиометрическим исследованиям.


- Денис, бери радиометр и вперёд. Хо Ши Мин и Володя, пока можете покурить, - дал указания я своим подчинённым.


Денис монотонно диктовал показания с прибора, я вёл записи, Хо Ши Мин курил рядом, а Володька… А вот Володька нас знатно повеселил. Он тоже закурил, но не остался с нами у канавы, а отошёл куда-то в сторону. Ну мало ли зачем отошёл – дрова собрать или в туалет, например. Через пару минут в таёжную тишину ворвался громкий металлический лязг, затихший где-то вдали секунд через двадцать, а за ним Володькин крик: «Хо Ши Ми-и-и-и-ин! Пойдём бочки с обрыва ката-а-а-ать!» Мы в голос заржали: Володино ухарство неизменно застигало нас врасплох, но почти всегда радовало.


Через пять минут мы уже выбирали каждый себе бочку из тех, что оказались разбросаны по склону. При этом только мне попалась наполовину заполненная бочка, которая, набрав хорошую скорость, укатилась метров на четыреста, проделав в ковре стланника неплохую просеку.

В бочках, вероятнее всего, хранилась солярка для генератора, от которого когда-то питалась старая буровая. Буровой станок СБА-500 шестьдесят девятого года выпуска мы обнаружили ещё в первый день чуть выше по склону. Состояние буровой удивляло: было ощущение, что её чуть-чуть оттереть от ржавчины - и она снова заработает. В ней было цело, на первый взгляд, всё, даже масло в коробке осталось. Различные узлы крутились, рычаги шевелились, коробка с новенькими буровыми коронками стояла в двух шагах. Работы здесь были завершены в 1974 году, то есть этот агрегат простоял под дождями, снегопадами и ветрами сорок четыре года, и только слегка заржавел. «Да-а-а, умели раньше вещи делать!» - подумали мы с Хо Ши Мином и полезли фоткаться на память.

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост
Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост

Вообще, нам везло на находки старой техники в этом году: вертолёт (см.здесь: https://pikabu.ru/story/zametki_geologa_volshebnik_ne_prilet...), две буровых и запчасти к ним. А ещё мы нашли….



С монтировкой по тайге. С утра казалось, что день не задался. В маршрут собирались дольше обычного, как только вышли - вспомнили, что забыли провизию, пришлось возвращаться. Придя на первую точку, понял, что оставил в лагере и молоток. Но возвращаться уже было поздно, да и молоток вещь, безусловно, удобная, но не необходимая. В итоге пробы отколачивал методом «камень о камень».


Выбравшись на плоскую вершину сопки, мы сразу увидели какой-то металлический объект, который при ближайшем рассмотрении оказался старым вездеходом. Очевидно, что вездеход использовался как донор – с него было снято всё, что можно было снять, и только двигатель ржавел в паре метров от кабины.

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост

Как раз в тот момент, когда мы забрались посмотреть, а что же осталось в кузове, ожила рация:


- Левша, ответь Хо Ши Мину, приём!


- Левша на связи, приём.


- Как у вас дела? – задал стандартный для таких сеансов связи вопрос коллега.


- Нормально всё, маршрутим. А ещё мы старый вездеход нашли, - похвастался я.


Несколько секунд рация молчала, а потом донёсся обиженный крик Хо Ши Мина:


- Блин, ну вот почему вам так везёт!? И вертолёт у вас, и вездеход! Я тоже хочу вездеход найти!


- Больше в маршруты ходить надо! До связи, - отрезал я и выключил рацию.


Володька тем временем залез в недра вездехода и чем-то там громыхал. Через минуту он протянул мне небольшую монтировку:


- Держи. Не молоток, конечно, но всяко лучше, чем камнями.


Я не стал возражать, и весь дальнейший путь проделал с монтировкой в руке.


Ближе к обеду мы обнаружили интересное обнажение доломитов, разбитых сетью глубоких трещин. Не сговариваясь, мы с напарником полезли в эти природные катакомбы – ухарство в наших душах никуда не девалось с годами.

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост

Вернувшись из маршрута, мы позабавились удивлённому лицу Хо Ши Мина, который не отрывал взгляда от монтировки в моей руке, - он даже не заметил, что я оставил свой молоток прямо у входа в палатку.


Продолжение следует…

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост

P.S. Пожелания и замечания приветствуются.

P.S.S. Если кто-нибудь подскажет, как выгружать видео на ютуб без потери качества, буду очень благодарен (а то обидно, что видео в ФулХД так пережимает).

Показать полностью 6 3
342

Заметки геолога. Волшебник не прилетит.

Огромный паук лениво заворачивал в кокон не менее огромного овода в десяти сантиметрах от моего лица. Овод как будто и сам был не против медленной смерти. Создавалось впечатление, что животным тоже не хватает воздуха. Где-то на границе сознания вертелись строчки из песни Наутилуса «Дыхание». Я закрыл глаза. А ведь только вчера мы проснулись в уютном лагере на берегу живописной горной реки и были полны сил и желания совершать подвиги.

Заметки геолога. Волшебник не прилетит. Якутия, Геология, Геологи, 2018, Видео, Длиннопост

То, что многодневка будет непростой, мы поняли почти сразу, как только влезли в болото. Болото, которое оказалось бесконечным. Кочкарник сменялся сухой марью, та – янгой, за янгой снова шла кочка и так на протяжении всего маршрута. Исключением стал только участок, заросший молодой листвянкой. Мы прошли уже половину пути, когда перед нами выросла серая тёмная стена. «Это ж штакетник, натурально!» - сказал Вовка за моей спиной. В ответ я только вздохнул и полез пробивать нам дорогу. Вариантов у нас не было: справа ревел Гыным, бешено закручиваясь на порогах и срываясь водопадами, слева – всё то же бескрайнее болото. Штакетник приходилось буквально продавливать телом, чтобы хоть как-то двигаться вперёд. Пенка, притороченная к рюкзаку, то и дело застревала между хилых стволов болотной лиственницы, и тогда Володька спешил мне на выручку, освобождая из хвойного капкана. Сколько мы так прошли – не знаю, но закончился штакетник так же неожиданно, как и начался, и мы оказались в более-менее приличном по местным меркам лесу. Гыным по правую руку уже особо не буянил, а спокойно растекалася широким раздувом с многочисленными осерёдками и островами. На одном из осерёдков лежал вертолёт. Мы в момент забыли про усталость и уставились на доказательство того, что где-то там, далеко-далеко, существует другой мир без болот, мошки, где есть другие люди. Вертолёт лежал на левом борту и был сильно искорежен. Самое странное, что он не выглядел инородным для этих мест, как будто за десятилетия, что он тут пролежал, он уже стал частью тайги. Что стало причиной аварии, мы никогда не узнаем, но было ясно, что пилот до последнего пытался исправить ситуацию и смог аккуратно уронить машину в реку, а не на пики деревьев или скалы. А ещё вертолёт был голубой, прямо как в песне из мультика. Я смотрел на него и думал, что волшебник уже точно не прилетит.

Заметки геолога. Волшебник не прилетит. Якутия, Геология, Геологи, 2018, Видео, Длиннопост

Вот и сейчас, задыхаясь от дикой духоты и болотных испарений, лёжа на склоне безымянной сопки на второй день многодневного маршрута, я вспомнил этот вертолёт и искренне возжелал чуда от того самого волшебника. Но чудо решило немного задержаться, наверное, тоже продиралось сквозь стену из лиственниц.


- Я, кажется, на муравейник лёг, – сказал Вовка, но даже и не подумал отползти чуть в сторону.


Шевелиться не хотелось, но необходимость выполнить маршрут не давала и полноценно расслабиться. Первым не выдержал Вовка: он кое-как встал и принялся собирать хворост на костёр. Через минуту я к нему присоединился. Крепкий чай и банка тушёнки придали сил и мы поползли дальше, на вершину сопки. Спускались к Гыныму, когда солнце уже окрасило тайгу в оранжевые тона, а комары удвоили свою активность. И вот тут неожиданно свершилось чудо, которого я так ждал, – мы вошли в идеальный лес. Нас окружали высокие ровные сосны, под ногами была абсолютно ровная твёрдая поверхность, поросшая мелкими кустиками шикши, в воздухе не было вездесущих насекомых, так что я даже снял накомарник и с удовольствием вдохнул прохладный вечерний воздух, наполненный запахом хвои.


- Мы, похоже, вошли в какой-то парк, - сказал я, - Сейчас из-за сосны выедет девочка на роликах или мальчишка с вэйпом и на гироскутере.


- Или мы всё ещё лежим на склоне и галлюцинируем от нехватки кислорода, - мрачно отшутился Володя.


Вишенкой на торте уходящего дня стали заброшенные эвенкийские стойбища, обнаруженные в каком-то километре от нашего временного пристанища. Покосившиеся ограждения загонов, остатки срубов, ржавые печки и чайники – всё это создавало лирическое настроение «а ведь когда-то и тут люди жили». В лабазе обнаружились лекарства девяносто второго года выпуска и какие-то непонятные склянки. Было ясно, что стойбища заброшены навсегда.

Измученные, но несломленные мы доползли до временного лагеря и провалились в глубокий сон без сновидений. Впереди был долгий путь домой, повторное продирание через штакетник и неисчислимые орды мошки. Но путь домой всегда легче, не так ли?


Продолжение следует…


P.S. Пожелания и замечания приветствуются, на вопросы стараюсь отвечать.

P.P.S. Буду благодарен, если кто-нибудь подскажет как выгружать видео на ютуб без потери качества.

Показать полностью 1 1
624

Заметки геолога. За полярным кругом.

Сегодняшний пост будет немного отличаться от предыдущих. Это будет не рассказ, а скорее фотоотчёт с небольшой предысторией и комментариями.



12 февраля 2018 года.


Леонидыч ворвался в кабинет, плюхнулся на стул и уставился на меня с хитрым прищуром.


- Тебе уже сообщили, что ты уезжаешь?


- Нет. Куда?


- В Депутатский. А то ты здесь засиделся, зачах совсем. Вот, поедешь, поработаешь не головой, а руками. У нас там вездеход сломанный остался, надо починить. Едешь вместе с Игорем, – сказал Леонидыч и, хихикая над моей обалдевшей физиономией, покинул кабинет.


Для справки: посёлок городского типа Депутатский находится на севере Якутии, в 230 км к югу от Северного Ледовитого океана.

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост

Градообразующим предприятием в посёлке был горно-обогатительный комбинат, но после развала Союза ГОК закрыли и люди стали разъезжаться кто куда. В итоге от пятнадцати тысяч осталось всего три тысячи жителей. Добраться до посёлка можно только самолётом либо по зимнику. Чем там живут местные жители, я так и не понял. Знаю только, что многие промышляют мамонтовой костью (нелегально, само собой).


Перспектива оказаться зимой в забытом Богом посёлке на крайнем севере меня совершенно не радовала. Но приказы, как говорится, не обсуждаются, и я в спешке начал искать вещи для экстремальных температур.


Первым сильным впечатлением стал самолёт АН-24, который должен был доставить нас из Якутска в Депутатский. Старый дребезжащий самолётик - по салону катались какие-то гайки, а из двигателей периодически вырывались вспышки пламени - отапливался только во время полёта. То есть загружались мы в заледеневшую на якутских морозах консервную банку (фото из сети).

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост

В самом посёлке жили в большом гараже на несколько боксов, один из которых был переоборудован под жилое помещение (то есть температура там была выше нуля и можно было ходить без шапки).

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост
Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост

Гараж этот находился на некотором удалении от жилой части посёлка в окружении огромного количества пустых покосившихся хибарок. Однако убогость брошенного посёлка становилась совершенно незначимой на фоне заснеженных величественных сопок и северного сияния по ночам.

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост
Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост

Хозяин гаража оказался человеком весьма гостеприимным и щедро угощал нас строганиной, лосятиной и самогонкой. На масленицу к нему пришли гости и устроили настоящий праздник: были и блины с икрой (которую ели ложками), и сожжение чучела.

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост
Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост
Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост

Вездеход чинили долго и упорно (сломались две полуоси и кардан) всё в том же гараже.

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост
Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост

А ещё я встретил там собаку мечты по кличке Абрек. Такой густой шерсти я не видел ни разу, он совершенно спокойно спал на снегу на лютом холоде.

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост
Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост

Ну и в заключение симпатичное фото из Якутска. Всем добра!

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост

P.S. Конструктивная критика и пожелания приветствуются. На вопросы стараюсь отвечать.

Показать полностью 13
263

Заметки геолога. Огненный плен.

2014 год. Южная Якутия


День начался как обычно. Все бегали, суетились, собираясь в маршрут. Спокойным был только Леонидыч, остававшийся на лагере. Я подошёл к нему с картой, чтобы уточнить детали и внести правки, как вдруг заметил, что по долине реки к нам довольно быстро приближается какое-то животное.


- Медведь, - сказал я. Леонидыч оторвал взгляд от карты и над тайгой разнеслось: «МУЖИКИ! К ОРУЖИЮ!!!»


Народ бросил все свои дела и похватал стволы. А было у нас три двухстволочки, один «Вепрь» и пугач типа «Осы».


Мишка приблизился и остановился метрах в семидесяти. Вблизи оказалось, что это не грозный хозяин тайги, а чёрный гималайский медведь, и мы слегка расслабились. Крики, свист и выстрелы в воздух мишку не отгоняли: он всё так же стоял поодаль и с любопытством смотрел на внезапно оказавшийся в лесу цирк.


- Валить его надо, - сквозь зубы прорычал Леонидыч. Медведь как будто понял его слова, тут же развернулся и с завидной скоростью ломанулся в лесную чащобу. «Фух, пронесло», - подумали мы. Но день только начинался.


В этом маршруте моей парой-радиометристом стала девушка-студентка, с которой я раньше не ходил. Через полкилометра маршрута выяснилось, что она забыла зарядить аккумулятор радиометра. "Прекрасно! - подумал я – Мало того, что все камни самому тащить, так ещё и прибор бесполезен». Когда мы уже поднялись на вершину сопки, совершенно неожиданно налетели тучи и пошёл сильный ливень, быстро перешедший в град. Градины диаметром в пару сантиметров били весьма ощутимо, а спрятаться можно было только под чахлым кустиком стланника. В итоге вымокли до нитки и получили несколько ссадин. До конца дня было ещё далеко.


Выполнив большую часть маршрута, на одном из перекуров я заметил дикорастущий лук. Сорвал, съел и почувствовал на себе взгляд напарницы.


- Что случилось? – спросил я.


- Зачем ты ешь траву? – вопросом ответила Аня.


- Это не трава, это – дикий лук, - объяснил я.


- Что ты несёшь!? Лук на грядках растёт, а не в тайге!


- А ты попробуй, - предложил я. Но Аня замотала головой и посмотрела на меня так, будто я предлагаю ей съесть живого паука.


- Смотри, тут ещё и чеснок есть, - я отошёл на пару метров и выкопал маленькую дикую чесночину, - Видишь? Он вполне себе съедобен, попробуй, - протянул девушке головку чеснока. Аня взяла растение, понюхала и осторожно откусила маленький кусочек. Глаза её округлились.


- Это же чеснок! – изумлённо воскликнула она.


- А по-твоему, я тебя обманываю, что ли? Тут, если поискать, можно найти к ужину и лук, и чеснок дикорастущие.


- Прикольно! А кто их здесь посадил?


?!?!?!...


По дороге к лагерю мы увидели столб густого дыма. В голове завыла сирена: «Лагерь горит! А там же Леонидыч! Совсем один!» Мы ломанулись через лес. Вскоре выяснилось, что горит не лагерь, а тайга, но легче от этого не стало. До этого я думал, что лесные пожары распространяются стремительно быстро, а тут ещё и ветер дует. Но огонь неспешно переползал от дерева к дереву, лениво пожирая кусты стланника и мох, и выглядел весьма безобидным, если не сказать дружелюбным. В общем, через пожар прошли без каких-либо трудностей и через пятнадцать минут вышли к лагерю.

- Ребята! Я здесь! – услышали мы голос начальника партии. Леонидыч спускался по склону ближайшей сопки с какой-то тряпкой в руках и перемазанный в копоти. Подойдя, он рассказал, что на склоне ни с того ни с сего вспыхнуло пламя, и он отправился его тушить.


Ещё через час пришли две маршрутные группы, сообщившие, что не смогли закончить маршрут, потому что их пытался сожрать здоровый бурый медведь. Они отпугивали его выстрелами, но это не сильно помогало. Медведь скрывался в кустах и шёл параллельным с ними курсом. В итоге нервы не выдержали, и они вернулись в лагерь.


Утром следующего дня дымом было затянуто всё, стало проблематично дышать. Мы в срочном порядке вызвали вертолёт и свернули лагерь. Из вертушки мы увидели множество очагов пожаров по всей округе. Жаркие погожие деньки принесли свои плоды.



P.S. Замечания и пожелания приветствуются, на вопросы стараюсь отвечать.


P.P.S. Любители "классической шутки" про геологов, ИДИТЕ ЛЕСОМ!!! Не все геологи такие как тот несознательный гражданин.

Показать полностью 1
80

Заметки геолога. Мистическое.

Путеводная тропа. От более опытных коллег слышал множество историй со сказочным характером. Про духов тайги и прочих леших. Чаще всего мне приходилось слышать про Байаная - якутского духа-покровителя охотников, которого вспоминали по поводу и без. Мне со странностями в лесу приходилось сталкиваться дважды, да и то не в Якутии, а в Архангельской области (здесь подробнее: https://pikabu.ru/story/zametki_geologa_maugli_i_balu_318543... ).

Солнце клонилось к закату и верхушки деревьев окрасились в нежно-розовые цвета. Безумно долгий маршрут подходил к концу: мы только что спустились с горного хребта и теперь сидели на рюкзаках и курили. Я прикидывал, что до лагеря идти ещё четыре километра через лес, и до наступления темноты мы никак не успеем. Лес в этих местах был довольно прозрачным, трудности представляли только небольшие заболоченные участки. Несмотря на усталость, шагалось легко: очень уж хотелось поскорее прийти в светлый лагерь, выпить кружечку крепкого чая и наконец залезть в спальник.
Через полчаса пути стемнело настолько, что деревья и кусты превратились в размазанные серо-синие силуэты. Я старался идти по едва угадываемой в ночном сумраке звериной тропке, как вдруг меня осенило: мы шли по ней чётко на лагерь уже два километра. Тропа никуда ни разу не свернула, не потерялась из виду, что было очень и очень странно. А дальше началась совсем чертовщина: я несколько раз осознанно сходил с тропы и всякий раз она возвращалась мне под ноги, возникая буквально из ниоткуда. Возникло стойкое чувство, что нас ведут. Тропа оборвалась в болоте в 50 метрах от лагеря.

Через пару дней мы вновь отправились в маршрут в том же направлении, но никакой тропы так и не нашли. Я не исключаю, что свою роль в этом происшествии сыграли усталость, темнота и разыгравшееся воображение, вот только Вовка, который шёл за мной, видел всё то же самое.

Заметки геолога. Мистическое. Геологи, Геология, Якутия, 2017, Тайга, Видео, Длиннопост
Заметки геолога. Мистическое. Геологи, Геология, Якутия, 2017, Тайга, Видео, Длиннопост

Кубы Хеопса. Мы частенько находим в тайге следы человеческой деятельности: эвенкийские стойбища, старые горные выработки, места стоянок геологов прошлого, ящики из-под взрывчатки, тригопункты и т.п. Всё это, как правило, старое и обветшалое, пригодное разве что на дрова. Иногда находим небольшие, меньше полуметра, пирамидки из камней, которые наши предшественники строили, чтобы отметить какое-то важное для них место, или просто ради забавы. Однако в этот раз мы нашли нечто, прежде не виданное.
Основная часть маршрута по кембрийским доломитам была пройдена, и я уже собирался спускаться с хребта вниз, как вдруг моё внимание привлекли какие-то строения на вершине.

- Пойдём глянем, – предложил я Вовке. Напарник кивнул в ответ.

Вблизи мы увидели правильной формы кубы, сложенные из камней. Три аккуратные постройки были размером в полтора человеческих роста. При этом один куб был явно больше остальных, что придавало этой архитектурной композиции сходство с египетскими пирамидами. Предназначение кубов осталось для нас совершенно неясным: для какого-нибудь маркера они были слишком сложны и велики, о подобного рода захоронениях слышать тоже не приходилось, для строительства «по приколу» на них требовалось слишком много времени и сил. Мы засняли всё увиденное и продолжили маршрут. Впоследствии, кого бы мы не спросили, никто не мог ответить, что же это за строения.

Заметки геолога. Мистическое. Геологи, Геология, Якутия, 2017, Тайга, Видео, Длиннопост

P.S. Конструктивная критика приветствуется. На вопросы стараюсь отвечать.
P.P.S. Любители "классической шутки" про геологов, ИДИТЕ ЛЕСОМ!!! Не все геологи такие как тот несознательный гражданин.
P.P.P.S. Буду благодарен если кто-нибудь подскажет как выгружать видео на ютуб без потери качества.

Показать полностью 2 1
719

Заметки геолога. Рогатые коты.

Как и обещал, продолжение истории про оленеводов. Начало здесь: https://pikabu.ru/story/zametki_geologa_nezhdannaya_vstrecha...


Часто в новостных сюжетах или документальных фильмах коренные народы российского севера нам показывают в национальных костюмах, со всякими фенечками, бубнами и в юртах/чумах. Примерно так:

Заметки геолога. Рогатые коты. Геология, Геологи, Якутия, 2017, Тайга, Олень, Длиннопост

Безусловно, где-то есть и такие, но встреченные нами эвенки никак не походили на героев из телевизора.

Гриша пришёл к нам на следующий день. Одет он был в лёгкую куртку со светоотражателями, спортивные брюки и резиновые сапоги. Мы быстренько накрыли стол и началась увлекательная беседа. Вот что мы узнали от Гриши.

Живёт он в небольшом посёлке в южной части Якутии. В тайгу уходит в начале марта и возвращается в конце декабря. Всё это время он не занимается ничем, кроме выпаса оленей. Стадо у него, к слову, совсем небольшое – «тридцать с чем-то голов» (точного количества он и сам не знает). Как мы поняли, в обязанности оленевода входит только открывание загона вечером и закрывание утром: олени сами уходят на выпас и сами возвращаются. У Гриши на выделенной ему территории (довольно большой, кстати) есть несколько стойбищ и в течение сезона он кочует от одного к другому. На жизнь он зарабатывает благодаря продаже оленины в торговые сети и рестораны, плюс дотации от государства. Гриша, так же как и мы, совсем не чурается благ цивилизации: в тайге спрятаны парочка снегоходов, на некоторых стойбищах можно обнаружить спутниковые ТВ тарелки, есть DVD-плеер и солнечные батареи. С большой землёй и другими оленеводами связывается по рации. У него есть жена и трое детей, которые живут самой обычной жизнью и в тайгу не ходят. Русский язык он прекрасно понимает, но говорит с сильным акцентом, иногда путая падежи. Когда Гриша узнал, что у нас нет никакого оружия, он без раздумий отдал нам свой карабин. Сказал, что перед нашим отлётом заберёт, а у него ещё есть стволы (мы насчитали как минимум четыре единицы оружия). Гриша живо интересовался нашей работой и сам задавал кучу вопросов. Как выяснилось, он хорошо разбирается в картах: сразу смог показать, где у него есть стойбища, в которых мы можем жить в любое время года, он, мол, не против. В тайге он себя чувствует как рыба в воде: сразу замечает любой след, любую тропку, ставит ловушки на медведей, ходит на охоту и рыбалку, собирает грибы и ягоды. Говорит, что, конечно, очень скучно заниматься оленеводством, особенно летом. Вот осенью – другое дело: начинается сезон охоты и к нему приезжают родственники. А сейчас вся его компания – наёмные Миша и Вика, кошка, две собаки и «тридцать с чем-то» оленей.

Заметки геолога. Рогатые коты. Геология, Геологи, Якутия, 2017, Тайга, Олень, Длиннопост

Не обошли мы стороной и коммерческие вопросы. Эвенки остро нуждались в продуктах с большой земли. Обычно к ним прилетает небольшой вертолётик из города Алдана – привозит необходимое в обмен на свежее мясо. Но в последний раз что-то пошло не так и вертушка не пришла. В первый раз мы дали им тушёнки-сгущёнки-макарон-муки-сигарет в рамках гуманитарной помощи, а в дальнейшем тоже обменивали на оленину.
Были в нашем общении и курьёзные моменты. Как-то раз Гриша попросил у нас спутниковый телефон, чтобы позвонить своему вертолётчику и выяснить, куда он подевался.

- Вы не пугайтесь: я сейчас ругаться буду. По-эвенкийски, - предупредил нас Гриша.

- Дышбышлым курылбек нинтрупок! Ё* ВАШУ МАТЬ! Келырмен сутканайз! – кричал Гриша в трубку. Мы сложились пополам от хохота.

Первый раз, когда Гриша принёс нам мясо он пришёл вместе с оленем, на которого и были навьючены мешки с мясом. Было в этом что-то символично-фаталичное: живой олень вёз мёртвого. Гриша привязал животное и мы отправились в палатку чаёвничать. Внезапно я услышал звук, напоминающий нечто среднее между жужжанием далёкого мотора и мурчанием сердитого кота. «Показалось», - подумал я. Но звук и не думал прекращаться.

- Тссссс! – оборвал я беседу. – Что это за звук?

- Может, Гришин вертолёт летит? – предположил Хо Ши Мин.

- Да не, на вертолёт не похоже, – ответил я. – Больше на мурчание. Гриша, ты с собой кота что ли взял?

- Не, это олень мурчит, - как ни в чём не бывало ответил Гриша. Мы уставились на него с выпученными глазами, а после всем отрядом выбежали из палатки убедиться, что Гриша нас не подкалывает. Олень беспечно лежал в траве и невозмутимо мурчал. Серьёзно, он натурально мурчал, как рассерженный кот!

Заметки геолога. Рогатые коты. Геология, Геологи, Якутия, 2017, Тайга, Олень, Длиннопост
Заметки геолога. Рогатые коты. Геология, Геологи, Якутия, 2017, Тайга, Олень, Длиннопост

Гриша тоже подошёл к нам и объяснил, что это абсолютно нормально и они часто издают этот звук. На олене было деревянное седло.
- Гриш, а можно нам на нём покататься? – робко спросил Ухарь.

- Да не вопрос, - ответил эвенк, - Только вы, русские, слишком тяжёлые. Вас он может и не увезти.

- Ну, хотя бы залезть на него, чтобы сфоткаться, – сказал Ухарь.

Мы по очереди стали залезать на оленя. Учитывая его невысокий рост, это было довольно просто. Меня, Вовку и Ухаря олень выдержал спокойно, хотя было видно, что ему тяжело. И тут настала очередь Хо Ши Мина – парня, который весил немного больше, чем любой из нас. Олень под Хо Ши Мином просел, как Приора на Кавказе, и стал медленно крениться вправо. Разумеется, Хо Ши Мин не удержался и улетел в кусты, хотя сам он до сих пор утверждает, что сделал это специально, чтобы спасти от падения оленя. Гриша от хохота не смог устоять на ногах и сел в траву, мы последовали его примеру.

Заметки геолога. Рогатые коты. Геология, Геологи, Якутия, 2017, Тайга, Олень, Длиннопост
Заметки геолога. Рогатые коты. Геология, Геологи, Якутия, 2017, Тайга, Олень, Длиннопост

В день нашего перелёта на другой лагерь к нам пришли Гриша и Миша с тремя оленями, чтобы забрать передачку с большой земли. При этом Гриша восседал на большом белом олене с ветвистыми рогами.
- Бык! – пояснил Миша.

- А он не бодается? – спросил Ухарь.

- Не, олени вообще спокойные животные, - ответил Миша, - Вот только когда гон, лучше к нему не подходить – насмерть зашибить может.

Заметки геолога. Рогатые коты. Геология, Геологи, Якутия, 2017, Тайга, Олень, Длиннопост

На прощание Гриша подарил нам по медвежьему зубу и отдал старенькое одноствольное ружьё.
- Где вы будете стоять, я знаю. Когда улетите, оставьте ружьё где-нибудь на видном месте, а я его зимой заберу на снегоходе. Только не поломайте, это ружьё мне от бати досталось.

Мы от всей души поблагодарили щедрого эвенка и запрыгнули в вертолёт.

Не знаю, сведёт ли нас ещё когда-нибудь жизнь, но приятно осознавать, что где-то в глухой тайге за тысячи километров от дома у тебя есть такой друг.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Заметки геолога. Рогатые коты. Геология, Геологи, Якутия, 2017, Тайга, Олень, Длиннопост

P.S. Конструктивная критика приветствуется. На вопросы стараюсь отвечать.
P.P.S. Любители "классической шутки" про геологов, ИДИТЕ ЛЕСОМ! Не все геологи такие, как тот несознательный гражданин

Показать полностью 7
Отличная работа, все прочитано!