Dima2376

пикабушник
поставил 1 плюс и 0 минусов
262 рейтинг 2 подписчика 3 комментария 4 поста 1 в "горячем"
13

Отказывался лечится

В США умер мужчина в возрасте 74 лет который сознательно с 16 лет отказывался от лечение себя как у врачей так и самостоятельно он опровергал любой метод вмешательства, вакцинацию, лекарства. Вел при этом здоровый образ жизни, бег, плавание, питался обычно не злоупотребляя фастфудом. Больше всего боялся периода зубных болей, поэтому старался не есть сладкое и чистить зубы после каждой еды признавался он в интервью. Однако перенес 17 кариесов и к 50 годам потерял 19 коренных зубов. В 27 сломал палец на руке, тот в итоге не правильно сросся. Умер от непроходимости кишечника до последнего отказываясь лечится

Отказывался лечится Здравоохранение, Жизнь в США
10

Отрывок из романа

Глава 1 В БАКУ, В БАКУ.

В некотором царстве, в некотором государстве, а точнее в императорской Австро – Венгрии, жил - был сто лет назад чех по имени Людвиг и по фамилии Воспрель. Был он молод и весел. Получил хорошую по тем временам специальность… слесаря. Но в Чехии не остался. Империей правили немцы, а чехи, словаки, венгры, цыгане и прочие были людьми второго сорта. Немцев Людвиг не любил: «У – у - у, проклятые швабы!» и человеком второго сорта быть не хотел. Распрощался с родителями и подался в Россию. Русский язык он знал. Многие чехи говорят по-русски. Обосновался в белорусском городе Слуцке. Принял православие. Был он не религиозен, большой роли вера в его жизни не играла. Получил имя Николай. Женился на симпатичной молоденькой белорусочке с редким по нынешним временам именем Марфа. Нашел работу, построил дом, детишки у них завелись: Анечка, Манечка и Борис.

Жили они между собой ладно. Марфа была женщина спокойная, основательная, вкусно готовила, вела домашнее хозяйство твердой рукой. Была она малообразованна, но выучила самоучкой три языка. Помимо белорусского говорила на русском, польском и еврейском.

Жили экономно, каждую копейку считали. Заработанные деньги раскладывали стопочками: Анечке на пальто, Манечке на платье, Борику на ботинки, но были сыты и одеты. А на праздники даже позволяли себе купить ящик пива и пригласить гостей.

Так бы они и шли потихоньку к своему маленькому благополучию, но началась Первая мировая война. Фронт подошел к Слуцку. Веселый чех бросил свой трудом и потом нажитый дом и уехал с семьёй в город Камышин. Там он работал недолго механиком на мельнице, но разошелся с хозяином во взглядах на жизнь и остался без места.

Работы в Камышине не было, а были разговоры, что надо ехать в Баку. Там теплое море, много работы на нефтепромыслах, город богатый, но там «персюки режут православных христиан». Людвиг персюков не испугался. В Камышине и без персюков православные христиане по пьянке регулярно резали друг – друга. Оставил семью на попечение знакомых, сел в поезд и вышел через пару дней на бакинском вокзале.

Город оказался большим, шумным. Высокие каменные дома из серого известняка, улицы, заполненные лавками и пестрым народом. Местное население - азербайджанцы - в основной массе очень бедны, многодетны и заняты заработком на пропитание. А вот работы в Баку не было. День за днём ходил Людвиг на нефтепромыслы, с одного переходил на другой, безрезультатно. Ни слесари, ни механики нигде не требовались. Каждое утро у ворот промыслов выстраивалась очередь из нескольких десятков человек, а брали на работу - двух, трех. Очередь расходилась до следующего утра. Требовались чернорабочие, нефтяники, грузчики. Они в Баку назывались амбалами. Но даже на эту тяжелую грязную и вредную работу желающих на одно место были сотни.

Людвиг стал потихоньку впадать в отчаяние, Спал он на вокзале. Каждый день проделывал многокилометровый путь от центра города до поселка Баилов, где находились нефтепромыслы. Всё было безрезультатно. Деньги кончились и силы были на исходе, Но вдруг ему повезло.

Как-то утром, после очередной переклички, закончившейся ничем, из ворот конторы вышли два добротно одетых господина. Они шли и разговаривали между собой по-чешски. Людвиг подошел и представился. Господа оказались инженерами на зубаловском нефтепромысле. Они были приятно удивлены, встретив земляка. Пообещали устроить его на работу и слово сдержали, нашли ему место механика.

Зубаловы среди других бакинских нефтепромышленников славились благотворительностью и либерализмом. Каждый зубаловский рабочий, нуждающийся в жилье, получал место в бараке и железную кровать. Она состояла из двух спинок и рамы, на которую укладывались доски. Механик на промысле был пусть небольшим, но начальством. Поэтому Людвиг получил не место в бараке, а комнату в одноэтажном каменном доме. К комнате примыкала маленькая кухонька с печкой, топившейся дровами, она же прихожая. А вот туалета, канализации, водопровода в доме не было. За домами была вырыта сточная канава - неглубокий цементированный желобок. Сюда выливалось содержимое ночных горшков и вёдер. Фекалии катились вниз вдоль улицы по этому желобку в железную трубу, забранную решеткой, а оттуда в Каспийское море.

Кровать с выкованной надписью «Зубаловъ» Людвиг тоже получил. Телеграммой вызвал семью из Камышина. Изумлённые Воспрели, выехавшие со средней Волги, где уже лежал снег, попали из зимы в лето. Дело было осенью. Осенний Баку великолепен. На улицах благодать, теплынь, уже нет изнуряющей летней жары, солнце греет ласково, свежий ветер с моря несет прохладу. Фруктов и овощей на лотках горы и все довольно дешево. На извозчике добрались до Баилова и зажили не хуже прежнего.

На западе огромной империи шла война, а в Баку все было тихо. Людвиг работал на промысле, Марфа вела хозяйство и присматривала за детьми. Комнату с помощью двух шкафов разделили на две половины: взрослую и детскую. Забором отгородили маленький дворик, в котором посадили тутовое деревце. И даже серая курица во дворе появилась. Яиц она не несла, но хозяина очень любила. С кудахтаньем вспрыгивала к нему на плечо, когда он возвращался с работы. Много раз Марфа собиралась эту курицу зарезать, но Людвиг не давал. Он всякий раз предлагал жене пари. Ловил курицу посреди двора, клал её на пол и говорил: «Попадёт головой на порог сам ей голову отрублю, ну, а если хвостом на пороге окажется, останется жива.” И начиналось перемещение курицы к порогу: хвост - голова, хвост - голова. В итоге на пороге неизменно оказывался хвост. «Везёт же этой курице» - Людвиг беспомощно разводил руками. Судя по всему, игры с курицей супругам нравились. В конце концов, Марфа оставила попытки сварить из мужней любимицы суп. Курица пережила своего хозяина.

По воскресеньям Людвиг уходил гулять. В компаньоны ему неизменно набивалась подросшая старшая дочь Аня. Не успел отец переступить порог, а дочь, принаряжённая, уже стоит возле калитки. «Ну, куда мне тебя?» - говорит отец, - была бы ты мальчишкой…», но берет в свою руку её протянутую ладошку. Куда они только вдвоём ни ходили: на Баиловскую косу, на Шихов маяк, гуляли по старому городу, спрятавшемуся за высокой крепостной стеной, и даже до Чёрного города доходили. Походы неизменно заканчивались в кофейне. Людвиг брал себе бутылку пива, дочери – кофе с молоком и пирожное. Они садились за столик и отдыхали. Прийдя домой, дочь докладывала матери: «А в кафе наш папа разговаривал с официанткой и улыбался, и она ему тоже улыбалась». «Ах ты, предательница, - говорил отец, - больше никогда тебя с собой не возьму». Но в следующий выходной всё повторялось.

Людвиг Воспрель – мой прадед, Анечка, его дочь – моя бабушка. Она часто рассказывала мне эту историю, снабжая её каждый раз новыми подробностями. Мне даже кажется иногда, что я сам был участником этих событий.

Началась революция. Возникла Бакинская коммуна, которая просуществовала недолго. В результате столкновений между мусаватистами, эсерами и большевиками на улицах Баку погибли многие сотни людей. Баку оказался блокирован с суши турецкими и германскими войсками. В городе вспыхнула эпидемия тифа. Людвиг, бежавший от войны с запада на юг огромной страны, свою семью, возможно спас, но сам не уберёгся. Он потерял сознание на улице и умер в больнице от тифа. Семья безуспешно искала его. И только через несколько дней Марфе удалось узнать, что человек, приметы которого она описывала, погребен на окраине города вместе с другими тифозниками. Умерших сложили в яму, залили известью и засыпали землёй. Автор Юрий Колесников

Отрывок из романа Мемуары, История, Рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
235

Реальные выписки из журнала происшествий поста охраны:

11.10.07 Погнулся Шлагбаум, потому что я на нем сидел, так как на посту не было стула.

23.11.07 на пост прибыл сержант Иванов из отдела вневедомственной охраны МВД с проверкой, я ему в вежливой форме объяснил, что данную проверку может проводить только сотрудник ЛРО ОВД, сержант послал меня нах@й и все равно произвёл проверку.

В ночь с 31.12.07 на 1.01.08 на охраняемый объект проник дед мороз. Мы задержали, сняли бороду, оказалось, что это глав бух предприятия, забыл на работе очки, проник с целью их забрать. Почему в костюме деда мороза он объяснять отказался, после беседы отпустили. В милицию сообщать не стали

25.07.12 поступило распоряжение открывать жалюзи на окне на втором этаже для прохода посетителей в туалет на первом этаже.

30.11.12 Вечерело, я услышал как капельки дождя стучат по навесному потолку, спустя пол часа, скопившияся вода медленно потекла по стенам. Я расстроился, опять ночь без отдыха.

24.01.13 Во время исполнения мною служебных обязанностей, в мой адрес были высказаны словесные угрозы физической расправы со стороны работницы ООО Тандем + по имени Даша по её словам физ расправа будет произведена в отношении меня после работы. На улице в тёмное время суток её другом и рядом неустановленных лиц. Доложил оперативному дежурному Вечером приехала вневедомственная, проводить меня до дома.

10

Таракан

Жил в некоторой «системе» курсант, и звали его Дима Лызин. В эту «систему» он попал из другого ВВМУ, разогнанного при обретении суверенитета одной из прикаспийских республик бывшего СССР.


Что за «система», где располагалась? На Балтике, скажем так. Командовал «системой» добрый и славный человек, бывший «лодочный комдив», при взгляде на которого становилось непонятно, а как собственно, при таких своих личных качествах ему удалось в нашем ВМФ дослужиться до комдива. Был он невысокий, плотный, седенький, носил очки, сквозь которые поглядывал весело на местных «ахиллов» и «аяксов», «ломающих копья» в пререкании друг с другом на советах училища. Он вмешивался в их споры и конфликты минимально, точечно, позволяя родиться истине, и не допуская «выплескивания ребенка» вместе с грязной водой.


При нем училище пустело после 17.00., курсанты с третьего по пятый курс уходили в увольнение, офицеры «смывались» вслед за ними. И всем было хорошо.


В это трудно сейчас поверить, но продукты, полагающиеся старшекурсникам в ужин, не разворовывались в МТО и на камбузе, а выдавались курсантам в конце месяца по их желанию сухим пайком или деньгами. Выгоднее было брать сухим пайком, продукты в городских магазинах были дороги, и старшекурсники в конце каждого месяца уходили в увольнение к своим матерям, женам, тещам и подругам с вещевыми мешками, в которых весело позвякивали тушенка, сгущенка и рыбные консервы. Курсанты начальника любили, называли его ласково «дедом», «ахиллы» и «аяксы» - недолюбливали, величая презрительно – снисходительно «пластилиновым мишкой».


А Дима Лызин «в ус себе не дул», учился он хорошо, вниманием девушек не был обделен, в увольнение ходил регулярно, и жизнь казалась конфетой.


Но подул неожиданно холодный ветер и сдул «пластилинового мишку».


Началось все с одного «экстремала» в курсантских рядах. Делая постоянно приборку в тире, увидел он своим сметливым глазом, что пистолеты Макарова, используемые для выполнения стрелковых упражнений, убираются затем в сейф, открыть который умному человеку, вроде него, ну как «раз плюнуть».


Пропали пистолеты из сейфа, громкое вышло дело, в Москву пришлось докладывать. Приехавшие из «конторы» «особые ребята», надо отдать им должное, быстро нашли и пистолеты и «ухаря».


«Зачем ты это сделал?» - спросили они его, любопытные.


«Хотел проверить на прочность «систему», и нашу, и вообще» - ответил он им, обнаженно правдивый.


«А-а-а» - сказали «особые ребята» - « ну теперь понятно».


Может быть, вследствие этих нелепых событий, а, может быть, потому, что «возраст подошел», наш горячо любимый «дед», без помпы и почестей уволился в отставку и переместился на должность кадровика в городскую мерию. У нас появился новый начальник. Его послужной список озвучили на очередном совете училища: все должности от «групмана» до командира крейсера и пом. командующего по строевой. Внешность запоминающаяся: грудь колесом, холодные голубые глаза навыкате, сивые запорожские усы.


И сказал он на совете училища: «Есть поговорка о том, что армия баранов, которой руководит лев, сильнее армии львов, которую возглавляет баран.


Надеюсь, что вы позволите мне быть львом?» В зале стало тихо. Все потрясенно «переваривали» услышанное. Нам предлагалось стать баранами.


И пошло, и поехало…В считанные дни он превратил «систему» в крейсер, поставленный на рейд. Всех посадили на карантин, потом на оргпериод. Дискотеки в училище были отменены «раз и навсегда». Увольнения из правила превратились в исключение из правил. Деревянный крашеный заборчик, ограждающий училище со стороны пустыря, он в одночасье снес и заменил трехметровой бетонной стеной. Над ее сооружением работяги, не покладая рук, трудились неделю. Курсанты его дружно возненавидели. Училищные нижних и средних чинов мужи, при упоминании о нем в разговорах, вертели у виска пальцем. «Аяксы» с «ахиллами», синхронно присев на корточки, изобразили «КУ», аналогично «пацакам» из «Кин-дза-дза» и превратились в баранов с колокольчиками.


Кончилась вольница с самостоятельными спортивными занятиями старшекурсников в спортгородке вместо физзарядки. С пятого по первый курс все бегали строем, нарезая круги от КПП училища до росшего возле учебного корпуса «баобаба», и опять до КПП, и опять до «баобаба», и так семь раз. У направляющего каждой роты на груди висела тряпичная бирка, завязывающаяся с помощью лямок. На ней был указан номер роты. Командиры рот, дежурная служба училища и факультетов, растянувшиеся в цепочку для контроля на всем протяжении пробега, довершали картину. А он со своего балкончика созерцал этот театр абсурда.


Первыми на открытое сопротивление решились пятикурсники. О том, что готовится «акция», я узнал от Димы Лызина. Курсанты пятого курса, все, как один, написали рапорта о том, что в соответствии со статьями Закона о воинской службе№№…и статьями Устава Внутренней службы№№…им, как контрактникам, положено ежедневное увольнение, которое они требуют предоставить. Еще они потребовали встречи с начальником. Встреча состоялась. «Так вы, что же, служить не хотите? Зачем тогда сюда шли?» - сказал им он. «Увольнений не будет, так и передайте своим мамочкам и дамочкам. В Законе, видите, сказано: «График увольнений – по согласованию с командованием училища. По согласованию, ясно вам? Кому не ясно?» Всем стало ясно. «Кормят вас, говорите, плохо? Не хватает?» - продолжил он – «неправда, позавчера сам лично приказал выбрать с флотских складов всю наличность по перловке, сухой картошке, китайской тушенке, комбижиру и яичному порошку». «Сахара вам не дают? И не будет сахара. Заменим галетами и сухофруктами». «Творожок в буфете некачественный? Да, действительно, покупал я его своей собачке, жрать не стала. Берите пример.» Больше вопросов уже ни у кого не возникло. После собрания пятикурсники сказали четверокурсникам: «Нам полгода осталось, потерпим как-нибудь. А вы е…тесь с ним, как хотите». Рассказывающий мне все это Лызин дрожал от возмущения.


Я достал с полки «Тараканище» Чуковского (младшему сыну на ночь читаю) и процитировал Диме: «Ехали медведи на велосипеде, а за ними кот – задом наперед…волки на кобыле, псы – в автомобиле, зайчики в трамвайчике,


жаба на метле. Едут и смеются, пряники жуют». Это курсанты идут в увольнение при старом начальнике училища, пояснил я Лызину, Дима начал нервно хихикать.


«Вдруг из подворотни – страшный великан, рыжий и усатый ТА-РА-КАН»


(Новый начальник- обладатель тараканьих усов) – продолжаю я цитировать Чуковского, - «Звери задрожали, в обморок упали…бедный крокодил жабу проглотил…а слониха, вся дрожа, так и села на ежа…а он между ними похаживает, золоченое брюхо поглаживает». Хохочем с Димкой. «Да, говорит, похоже на наше совещание. Вот тебе и детская книжка!» Отбирает у меня «Тараканище» и сам читает вслух: «Бедные, бедные звери, плачут, рыдают, ревут! В каждой берлоге, на каждом факультете злого урода клянут». Про факультеты он ввернул от себя и про урода – тоже.


К уроду мы привыкли. К нему бесполезно ходить с каким-то своим вопросом. И вопрос не решишь, и на неприятность нарвешься. Все старались обходить его стороной, а он, похоже, именно этого и добивался.


Так уж совпало, что в этот период времени на страну в целом и на «систему», как ее часть, обрушилось дикое безденежье. Задолженность по зарплате достигла трех месяцев. Курсантам проще, тем, у кого «ни детей, ни плетей». А женатым как быть? Одного такого вынули из петли. Как быть офицерам? У них семьи, и нет другого источника дохода, кроме службы. Помереть голодной смертью не давали, подкидывали то паек, то квартирные, то квартальную премию, а зарплату не платили. Кто-то жил «с огорода», кто-то распродавал имущество, кому-то помогали родители, кто-то подсаживался за стол к курсантам. Некоторые ходили в приемную, заламывали руки, кричали, что у них дети, пока не поняли бесполезность попыток.


Сам он деньги получал регулярно, «подкидывал» «аяксам» с «ахиллами», а остальным говорил на совещаниях и построениях: «Не устраивают условия службы? Пишите рапорта. Здесь никто никого насильно не держит». То же самое нам каждый день кричал начфак, но у него хоть рожа краснела. И было видно, что ему стыдно.


А в учебном корпусе открылись сразу три магазинчика. В них много чего было, в том числе свежий творожок, которого не побрезговала бы отведать собачка. Я даже порадовался за рост нашего училищного сервиса, пока не сообщили на ушко, чьи это торговые точки. Две принадлежали непосредственно ему, третья – одному из «аяксов».


Таракану понадобилась квартира. У него была, правда, трехкомнатная в военном порту, но ездить было далековато. Квартиру он отдал зятю и получил четырехкомнатную в городе, в новом доме, на себя, жену и собачку. Очередь из многодетных, больных и увечных была отодвинута в сторонку. Недели две наше МТО делало в этой квартире ремонт, столярная мастерская лоджию остекляла. Но тут подвернулась вообще сказочная квартира на проспекте, в суперэлитном доме и мичман из жилкомиссии стал бегать по очередникам с предложением перебираться в отремонтированную адмиральскую, с условием выплатить Хозяину две тысячи баксов за «евроремонт». Таких среди льготников не нашлось, все без копейки сидели.


Далее по нарастающей…понятно, чья дочка, не имеющая к училищу никакого отношения, стала кататься в Москву и Питер по своим делам, но по училищным воинским перевозочным документам, за счет государства, то есть.


Два отставных полковника «за долю малую» писали «большому ученому»


кандидатскую диссертацию. Машинописное бюро ее печатало, а чертежное – рисовало чертежи и схемы. Приезжавшего на отдых из Москвы научного руководителя парили в баньке в дивизионе учебных катеров, устраивали ему катерные прогулки по акватории, возили на острова, где жарились шашлыки, проливались коньяки и провозглашались тосты.


В те поры встал вопрос обучения в училище на четвертом факультете не то


внуков адмирала Плешанова, не то племянников адмирала Саканотова. Но четвертый факультет образован недавно и размещен в наспех отремонтированном старом здании, освободившемся после сокращения первого факультета. Негоже высокородным отпрыскам жить в старых помещениях с осыпающейся на голову штукатуркой и с фановыми системами, периодически освежающими потолки и стены, а также подвернувшихся обитателей находящейся в них субстанцией.


Принятое решение было проникнуто ублажением «тараканов» и презрением к «муравьям», которых в какой муравейник ни пересели, они продолжат в нем копошиться. Отличное, недавно выстроенное и обустроенное несколькими выпусками курсантов третьего факультета, жилое помещение красовалось в центре училища. Надо было только выкинуть оттуда хозяев. И началось великое свершение. Таракану предлагали подождать до лета, когда пятые курсы выпустятся, четвертые в плановом порядке переселятся из казарм в общежитие, а в остальных ротах командиры подготовят документы и просто передадут друг другу по актам помещения и имущество. Но у тараканов своя логика. На три дня остановили учебный процесс и началась таскотня кроватей, тумбочек, шкафов и прочего барахла из кандеек и баталерок двумя встречными потоками. Сколько при этом разбили, потеряли и уворовали всякой всячины, об этом ни в сказке сказать, ни пером описать. В двух корпусах курсанты рвали со стен фотообои, купленные за свои деньги, и наклеенные своими руками, вытаскивали замки из дверей и вырывали розетки «с мясом». На третьем факультете озлобление было всеобщим. Курсанты объявили голодовку.


Начфак-3, жилое помещение которого считалось лучшим в училище и факультет – лучшим, смахивая рукавом шинели скупую мужскую слезу, умоляя, упрашивая, взывая к здравому смыслу, переходил в столовой от роты к роте и просил голодовку прекратить. Знал он, что бесполезно жаловаться на тараканов тараканам. И еще знал он, что «здесь никто никому не нужен, и, если потребуется, всех выставят за ворота и новых наберут». Начфак-3, человек авторитетный среди курсантов, голодовку прекратил. А таракан, полный великих дум, наблюдал движение муравейника, похаживая по балкончику перед своим кабинетом. Однажды ночью ему побили стекла. Он снял дежурного по училищу, установил жалюзи на окна и выставил под балконом охрану из ДП и ПП. Переселение закончилось в срок. Бодрый доклад в Москву о готовности к принятию элитных детишек прозвучал, но приезд не состоялся. Они осчастливили собой другое ВВМУ. Труд тараканий, тем не менее, не пропал даром. Стали поговаривать о переводе великого флотоводца в Москву, в аппарат Зам. ГК ВМФ.


Надвигалось новое свершение – дальний поход с участием этого самого Зам. ГК. Это был великий поход. По продолжительности и количеству заходов в иностранные порты он, пожалуй, не знает себе равных: Англия, Франция, Испания, Португалия, Дакар, Кейптаун, Абу-Даби. Все только завистливо вздыхали, узнавая подробности заходов. Денег истрачено и сожжено топлива было столько, что два года ни о каких походах во вмуз-овской системе не было слышно. Курсанты «дальние походы» в училище на плацу «отрабатывали».


Поход закончился. Было ясное майское утро, когда, золоченое брюхо поглаживая, насекомое появилось на торжественном построении училища. Подобострастно изгибаясь, зам. по науке (не то Булкин, не то Крендель, не помню уже) вручил таракану удостоверение кандидата военных наук. «Пригодится» - усмехнулось чудище, запихивая удостоверение в карман. Не пригодилось.


Финал этой фантастической истории у Чуковского описан так: «Из далеких из полей прилетает воробей…взял и клюнул таракана, вот и нету великана. Поделом таракану досталося, и усов от него не осталося». Не знаю, какая птица его клюнула, но крепкого пятидесятилетнего мужчину с холодной улыбкой и наглыми глазами навыкате скрутило в пару месяцев. Рак горла его задушил. Не помогла ни химиотерапия, ни облучение, ни какие-то привезенные зарубежные лекарства. Почерневший, лежал он в своей новой квартире, откуда так и не успел переехать в новейшую, и с кровати пытался руководить училищем, требуя к себе то кадровика, то начмеда, то начфина. Все это тянулось, тянулось и оборвалось.


Похороны были необычайно торжественными и пышными. Съехалось столько «волг», белых и черных, что все пространство между учебным корпусом и столовой было ими заставлено. Мне выпало постоять десять минут с повязкой на руке возле гроба с телом. Смотрел в лица курсантов, шеренгой проходящих мимо и видел в них удовлетворение.


Рассказ закончен. Старожилы училища подтвердят, что все, о чем здесь написано, примерно так и было. Может быть, даже добавят несколько сочных деталей, мною упущенных. Некоторые скажут: « Зачем так о покойнике? О них или хорошо, или ничего». Но изложенные факты сами по себе ни хороши, ни плохи, а только в нашей оценке. Любой опытный администратор без труда докажет, что черное является на самом деле белым и наоборот. Так пусть лучше будет «много хорошего», чем «ничего» в жизнеописаниях тараканов. Надо их…описывать, как они того заслужили. Да, забыл сказать, на похоронах встретил бывшего начальника училища, нашего «деда». Он, в старом адмиральском плаще без погон, в кожаной кепке, прогуливался возле столовой. Мы поздоровались, и он улыбнулся через очки заговорщически.


А Дима Лызин благополучно выпустился, служил на ЧФ, теперь на Балтике служит.


11 января 2008г. Автор Юрий Колесников

Показать полностью

9 нескучных сайтов для самообразования

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Учиться всегда полезно. Одни тянутся к знаниям, чтобы быстрее подниматься по карьерной лестнице, другим просто любопытно. Мотивация и цели у каждого свои, но у всех, кто учится новому, есть кое-что общее: все они становятся более интересными людьми. В этом посте вы найдете подборку сайтов для самообразования, и, кто знает, возможно, один из этих ресурсов изменит вашу жизнь!


Arzamas

Русский просветительский проект об истории и искусстве


Авторы проекта собирают специалистов из различных областей гуманитарного знания, общаются с ними и формируют курсы. Нередко в формате аудио и видеоподкастов. За четыре года существования «Арзамас» накопил целую коллекцию уникальных ликбезов и лекций на самые разные темы – от русского авангарда до антропологии коммуналки.


У сайта есть редакция и онлайн-журнал, где публикуются статьи, тесты и спецпроекты. Например, как читать «Гарри Поттера» или что писали и рисовали на стенах древние люди. Один из самых популярных спецпроектов создан совместно с «Яндексом» – «Русский язык от “гой еси” до “лол кек”», где доступно рассказывают про сленг, мат и речевые особенности языка.


Впитывать информацию удобно и с компьютера, и с экрана смартфона. А еще у проекта есть свое мобильное аудиоприложение «Радио Arzamas».

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Горький

Проект о книгах и чтении


Редакция «Горького» не ограничивает себя определенными жанрами литературы и пишет про все — от русской классики до рок-поэзии и комиксов.


На сайте есть статьи для читателей с разным уровнем подготовки – значит, можно учиться и расти. Открываете материал про дружбу в комиксах Marvel, следом переключаетесь на разбор «Улисса» Джеймса Джойса, а потом знакомитесь с подборкой отечественной научной фантастики.


Среди популярных форматов – интервью, репортажи, новости и обзоры, но интереснее всего, конечно, рецензии.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Постнаука

Сайт про науку и ученых


«Постнаука» включает в себя познавательные статьи, сборник авторских курсов и насыщенный контентом YouTube-канал. В отличие от «Арзамаса» и «Горького», материалы «Постнауки» охватывают сразу гуманитарные, общественные и точные науки – в одном месте можно почитать про Big Data, Первую мировую, «химию» мозга и многое другое. Авторы проекта делают упор на прямую речь ученых, которые отвечают на вопросы, проводят ликбезы, обсуждают открытия и делятся информацией из первых рук.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

N+1

Научно-популярное СМИ


Новости из мира науки и технологий, адаптированные под формат развлекательного сайта. Редакция пишет о важном, но не разжевывает каждый термин для неподготовленного читателя. Тем, кто хочет использовать сайт N+1 для самообразования, придется вооружиться словарями и справочниками.


В издании понимают, что некоторые материалы тяжело читать без соответствующей подготовки, поэтому сделали шкалу сложности. Сложность текста выставляется авторами. Сопоставив тему статьи и баллы по шкале сложности, вы можете сориентироваться, стоит разбираться с этой темой сейчас или лучше пока отложить.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Универсариум

Курсы от лучших вузов России


На сайте в открытом доступе представлены курсы по разным темам и специальностям. Часть из них создана при участии крупных компаний. И при отличном прохождении курса можно попытаться сразу устроиться на работу! Например, «Основы тестирования программного обеспечения» от Mail.Ru Group – неплохой способ потренироваться и попасть в игровую индустрию тестировщиком.


Программа курса содержит лекции, тесты и самостоятельные проекты. Если записываться на целую обучающую программу и выполнять тесты сейчас неудобно, на сайте есть много открытых лекций, которые помогут с пользой провести вечер. Обратите внимание на лекции по «Истории кино».

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

SoloLearn

Введение в программирование


Интерактивная онлайн-платформа для изучения языков программирования, где можно читать образовательные материалы и сразу начинать практиковаться. Важная особенность проекта – формат социальной сети. Во время обучения вы пишете собственной код, который можно загружать на форум для обсуждения с другими пользователями.


Создатели SoloLearn добавляют в обучение элементы игры: каждый урок — это миссия, за выполнение которой вы продвигаетесь дальше по сайту и получаете опыт. Для занятий не обязательно находиться у компьютера – у SoloLearn есть мобильное приложение.


Только часть курсов представлена на русском языке, все остальное – на английском. С одной стороны, это минус. С другой – английский и программирование всегда идут вместе.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Histography

Залипательная история


Интерактивная таймлайн, охватывающий 14 миллиардов лет истории – от Большого взрыва до 2015 года. Все данные подгружаются из «Википедии» и отображаются на графике. Благодаря ежедневному обновлению базы все материалы, датированные до 2015 года, попадают на Histography.


С помощью приятного в использовании интерфейса можно отрегулировать таймлайн в соответствии вашим интересам и отобразить исторические события во временном промежутке от десятилетия до миллионов лет. Фильтр по темам делает изучение еще удобнее: можно отобразить на странице только войны или, например, великие изобретения.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Learning Music

Основы создания музыки


Интерактивный учебник, который поможет изучить основы создания музыки – ритмы, мелодии, басовые линии, аккорды и структуру песни. Теоретический материал на английском языке подкрепляется практикой прямо в браузере. С помощью несложного инструментария уже за первые несколько минут вы сможете написать простой бит.


Создаваемые в Learning Music композиции вы можете выгрузить на компьютер и продолжать работать над ними с помощью профессионального программного обеспечения.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

HumanProgress

Статистические данные


Сайт HumanProgress – отличная опора для студентов, потому что здесь собраны эмпирические данные из исследований на самые разные темы. Для простоты восприятия много статистических данных адаптировано для неподготовленного пользователя. Например, прямо на карте мира можно посмотреть, какой процент суши занимают леса.


К сожалению, без знания английского языка на сайте делать нечего – сложно будет даже со словарем.

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Бонус

Два простых лайфхака


1. Когда нужно что-то быстро узнать, проверить, подготовиться, мы идем в поисковики. И нередко в первых строчках выдачи «Гугла» или «Яндекса» будет поджидать «Википедия» – общедоступная интернет-энциклопедия, которую не примет в качестве надежного источника информации ни один вузовский преподаватель. И правильно сделает. А вот источники, по которым написана статья на «Википедии», могут оказаться полезны (они перечислены в самом конце страницы). «Википедия» в таком случае выступает ориентиром, по которому вы можете найти интересующую вас информацию в более авторитетном источнике.


2. Еще один неожиданный гость в этом посте – YouTube. Универсальная образовательная площадка, где после недолгих поисков вы можете составить свою учебную программу в практически любой области знаний. Вот, например, полный курс по основам программирования Гарвардского университета на русском языке, чтение 2015 года. Или учебный курс с Биологического факультета МГУ. На YouTube хранится огромное количество образовательного контента, вам осталось лишь вбить нужный запрос в строке поиска.


Еще немного важной информации. Вы можете выиграть классный монитор LG UltraWide 29WK600-W в рамках месяца учебы на Пикабу. Вот такой:

9 нескучных сайтов для самообразования Длиннопост

Для этого нужно в сентябре написать авторский пост на Пикабу по теме месяца, поставить тег #учеба или #образование и метку [моё]. Лучшие посты попадут в голосование, а дальше судьба монитора – в руках пикабушников и пикабушниц.


Текст: Григорий Бабич

Показать полностью 10
Отличная работа, все прочитано!