Dakla

Dakla

пикабушник
пол: мужской
поставил 147 плюсов и 157 минусов
сообщества:
329 рейтинг 0 подписчиков 42 комментария 10 постов 0 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
-6

Наталья Васильевна Азовская

Пост не честно взят с сайта irk.cu
Дорогие читатели, в преддверии Дня Победы мы хотим вспомнить о тех, кто был участником далеких событий Великой Отечественной. Мы публикуем фотографии и рассказы о свидетелях той страшной войны. Историю своей соседки, труженицы тыла, нам рассказала Марисоль.

Наталья Васильевна Азовская

Ранним утром дверь подъезда открывает моя соседка. В любую погоду она уже на дежурстве, провожает всех соседей в путь добрыми словами, а может еще и ватрушками горячими с утра побаловать. На мой вопрос: «Откуда у вас столько сил?», она всегда с улыбкой отвечает: «Я крепче любого мороза». В этом году ей исполнился 91 год (родилась 8 апреля 1923 года в селе Орловка Красноярского края), она ветеран тыла. Наталья Васильевна часто рассказывала мне о непростом времени ее молодости.

— В Иркутск я приехала, когда я училась в четвертом классе. Панкратий, двоюродный брат моей мамы жил здесь и после смерти нашего отца меня и еще четверых моих сестер и братьев вместе с мамой перевез сюда. Годы в то время были очень трудные, 1937-й самый голодный был.

Когда началась война и всеобщая мобилизация, мне было 16 лет. Я взяла газету и прочитала, что на 540-й патронный завод требуется работники моего возраста. Я написала заявление и пришла работать. Все военные годы я на нем проработала. Как сейчас помню, цеха нашего завода были разбросаны по всему городу, в разных зданиях, основной и административный блоки находились в авиационном техникуме, еще один цех — в Марата. Рабочий день был по 12 часов, с 8:00 до 20:00, ночью мы не работали, а если нас и оставляли в ночь, это время называли казарменным положением.

Телефонов и других средств связи не было, поэтому мама знала, что если я не пришла после работы, то опять ввели казарменное положение. У нас в цехе было больше десяти видов станков. Я начинала с осмотра гильзы — проверяла, чтобы не было брака, трещинки, никакого пятнышка и других повреждений.

Работали на производстве одни женщины, разных возрастов, совсем юные и зрелые, мужчины ушли защищать нашу Родину. Мы жили одной победой, думали о том, что непременно победим.

Для нас не было сложно или легко, мы знали, что должны работать и все.
Питание было по карточкам, в столовой завода, каждая карточка была расписана по датам. Для дома давали тоже карточки, где была указана ежемесячная норма хлеба, сахара, крупы и других продуктов. Давали в общем расчете на семью: 650 граммов хлеба — пока идешь из магазина, от него уже ничего не осталось, а столько нам полагалось на шестерых.

Печь не из чего было, с детства нас приучали не отчаиваться, если даже нет еды. Моя мама перенесла две операции, она не в состоянии была работать, поэтому работали мы, дети. Младшая сестра Дуся — в Военном госпитале, еще одна — на секретном военном объекте, до сих пор не знаю, что это был за объект. Мы все расписывались за военную тайну и многие не знают, где работали их родные.

Победа жила внутри нас, мы ждали ее, и вера в нее укрепляла наш дух. Домой приходили, помогали матери, стиральных машинок не было, да и вообще все делали своими руками. Во время войны мы редко слушали сводки, было некогда и негде слушать и смотреть.

Я помню, как сейчас, то утро, когда заходим мы во двор к восьми часам на работу, а на крыльце стоит начальник всего завода и говорит: «Ну, мои хорошие, поздравляю вас с окончанием войны, но работу мы не прекращаем!»

Люди плакали и обнимались от этой новости. Мы очень радовались, но продолжали работать.
Ведь через какой-то небольшой промежуток началась война с Японией, завод был необходим стране. 9 мая 1945 года в Иркутске не было парада Победы, но каждый радовался и ждал возвращения своих близких с фронта.

С моим мужем Алексеем я познакомилась после войны — увидела его на демонстрации на площади Декабристов. Позже случайно встретились еще раз, он спросил, где я живу, и я показала ему дом, где мы жили, во дворе Ремесленного училища в бараке. Потом встречались 6 месяцев, не было ни одного дня, чтобы мы не виделись. Он обязательно скажет: «Я приду тогда-то», и приходил, всегда сдерживал свое слово. Со дня регистрации мы прожили с ним 50 лет.

У нас двое сыновей. Супруг прошел всю войну, получил два тяжелых ранения, но прожил до 85 лет, и если бы не военные раны, жил бы еще. После войны мы вшестером жили в одной комнатке, стояли одни кровати, потом барак снесли, и нам дали жилье. Был большой дефицит всего, вот это пальто я шила себе сама, а отрез ткани мне подарил сын, уже когда работал. Ношу его до сих пор.

Я всем желаю и молюсь с утра до вечера, только бы больше не было такого, что пережили мы. Мне бы очень хотелось, чтобы наше правительство не забывало тех, кто работал в тылу и прилагал все усилия для Победы в Великой Отечественной войне.

***

Давно уже ветерана не навещали со стороны нашей администрации, а хотелось бы. Мы, соседи, оказываем внимание, но людям того времени важно знать, что они когда-то вкладывались ради нашего государство и оно не забывает их.
Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!