BuTterBrod3213

BuTterBrod3213

пикабушник
Что то иногда пишу. Если хочешь побеседовать со мной, вот моя страничка: https://vk.com/abutterbrod
поставил 30 плюсов и 6 минусов
проголосовал за 0 редактирований
2597 рейтинг 261 подписчик 309 комментариев 53 поста 20 в горячем
22

Кира

Перед прочтением этого рассказа, рекомендуется прочитать рассказ Старый друг


Смерть матери Кира переносила тяжело. В квартире было особенно тихо. Взятый на работе отпуск никак не помогал отвлечься, даже напротив. Девушка уже пару дней вела себя будто она сомнамбула. Почти все ее малочисленные движения были механическими. Окружающая реальность уже не была серой, она стала просто никакой. Под глазами появились следы недосыпа. Кире не снились кошмары, но она все равно боялась спать. В грезах она видела моменты того времени, когда все было хорошо. Пробуждение после такого и осознание что все это было лишь сном и сейчас все по-другому, было крайне мерзким. В эти моменты на девушку накатывала сильнейшая душевная боль, которая пронизывала весь мозг целиком.

Своего отца Кира не помнила. Он ушел из семьи, когда ей было три года. По сути, у Киры была только мать – Евгения Петровна, которая очень любила свою единственную дочку. На 49 году жизни у Евгении Петровны диагностировали рак легкого. За год женщина сгорела на глазах у дочери: сильно похудела, постоянно кашляла, иногда даже кровью, или гноем, пневмония нередко давала о себе знать. Но при виде Киры, женщина всегда старалась улыбаться и успокаивать дочь. До своего пятого юбилея она не дожила. Похороны прошли второго октября тысяча девятьсот восемьдесят третьего года.

Евгении Петровне поначалу не говорили диагноз, но работающая в клинике подруга все-таки проговорилась. Кира узнала о раке матери не сразу, женщина не хотела расстраивать дочку, но ближе к концу все и так стало понятно.

На поминках собралось немало человек. Кира не узнавала почти никого. Какой-то родственник Евгении Петровны устроил небольшой банкет. Ветер на кладбище был теплым, успокаивающим. Девушка из-за всех сил старалась держать маску спокойствия, подперев голову одной рукой и разглядывая текстуру деревянного стола, чтобы не разрыдаться.

В наследство девушке досталась трехкомнатная квартира, а вместе с ней и бесконечная тоска, тоска, разъедающая абсолютно все. Во время отпуска Кира почти не слезала с кровати. Просто смотрела в потолок, изредка проходя на кухню и готовя еду, купленную заранее. Иногда, когда тишина становилась невыносимой, она включала радиоприемник, из него доносился приятный голос ведущего радиостанции «Маяк». Что он говорил было неважно, главное, что создавалось впечатление, что в квартире не так уж одиноко.

Смотря в свое отражение Кире на ум, приходила фарфоровая кукла с трещинами на лице. Изо рта, носа, пустых глазниц, трещин лились горесть, уныние, грусть в самом чистом виде – черной вязкой жидкости. Кира была готова поспорить, что она мало чем отличается от этой выдуманной куклы, будто еще чуть-чуть и девушка увидит ее в отражении, заместо себя.

∗ ∗ ∗

В какой день все изменилось? Кира не могла ответить на этот вопрос сама. Дни смешались в кашу.

Одним утром она заметила в раковине таракана. Членистоногое нагло сидело на одной из грязных тарелок и неспешно покачивал длинными усами. Когда девушка неспешно подошла к нему, усач скрылся в горе немытой посуды. После тщетных попыток найти насекомое в раковине, Кира осознала, как запустила квартиру за время своей апатии. Чтобы снова не погрузиться в пучину безнадеги, она решила провести уборку в квартире, чтобы хоть как-то отвлечься.

Уборка заняла весь день. Ранее грязная квартира уже начинала приобретать приличный вид. С полок, столов, подоконников, батарей пропала пыль, посуда в серванте стала более чистой, белье кипятилось в банках, грязь с плиты исчезла, разбросанные приправы были убраны в разные шкафчики, окна стали чистыми, трельяж был приведен в порядок. Удалось раздавить четырех тараканов, но найти гнездо ползучих тварей не получилось: вероятно, они перебрались из какой-нибудь соседской квартиры.

Уже под вечер, стоя на табурете и разгребая банки на антресолях, Кира нашла далеко заброшенную тетрадь.

Тетрадь была в твердом черном переплете, исписанная вдоль и поперек. Девушка, разглядывая потрепанную обложку, вдруг вспомнила, что видела ее раньше. Воспоминание было очень старым, оттого мутным и не полным. В нем мать сидела за столом, держа эту тетрадь в руках и с кем-то разговаривала.

- Главное представляешь, урвала последнюю такую, и главное почти задаром! Страниц много, не раз пригождалась, можно сказать по акции досталась!

К кому обращалась Евгения Петровна, вспомнить не получалось: все было как будто в дымке. Когда же это было, лет двадцать назад? Кире тогда было около двух лет, наверное. В шоке девушка, не шевелясь, разглядывала обложку, наверное, несколько минут. После того, как она потеряла мать, а потом нашла ранее неизвестную частичку прошлого, она ощущала себя странно. После ни к чему не приведших попыток понять, что это за тетрадь, Кира тихонько слезла со стула и заглянула в книгу.

Осознать, что ей попало в руки, девушка смогла не с разу. Через несколько минут она вспомнила, что еще во времена студенчества, ее мать занималась этнографией, благодаря чему объездила почти весь советский союз. Когда Кира была еще маленькой, Евгения Петровна рассказывала ей очень интересные сказки собственного сочинения, не похожие на те, которые девушка читала в книжках. От нахлынувших воспоминаний о детстве, на лице девушки появились слезы.

На страницах найденной книги были зарисованы и детально описаны различные фольклорные персонажи. Домовые, лешие, русалки и многие другие были там. Странным было то, что некоторые страницы были испачканы в каких-то чернилах, учитывая, что записи и зарисовки были сделаны либо простым карандашом, либо синей шариковой ручкой, черные кляксы вызывали вопросы. Сорвавшаяся с щеки слеза упала прямиком на одно такое пятно.

Кира с жадностью начала читать, в некоторые моменты грустно улыбаясь. С момента написания того текста, речь Евгении Петровны претерпели лишь малейшие изменения. В тексте иногда проскальзывали размышления матери о жизни, о мечтах, также иногда присутствовали записи в стиле ежедневника.

В конце книги было вырвано несколько страниц, около двадцати, может тридцати – трудно было сказать. На последней сохранившейся странице было описание волотов – великанов, способных вырывать голыми руками деревья из земли, которые в итоге стали холмами-курганами. А вот на обратной стороне листа было что-то странное.

Если все остальные персонажи были нарисованы в виде персонажей славянских легенд, коими они и являлись, то последняя зарисовка была другой. На ней был изображен человек, одетый в, по всей видимости, в костюм тройку и шляпу, на месте лица страница была испачкана черной субстанцией, пальцы рук походили больше на острые черные когти, нежели на привычные фаланги. Снизу была надпись – «Йорт». Дальше, скорее всего, шел доклад об этом «Йорте», но страницы были вырваны. Удивление даже перебороло тоску. В один момент Кире даже показалось, что может различить улыбку на замазанном лице, которое будто смеялось над недоумением девушки, но после того, как она моргнула, различить улыбку уже не получилось.

Кире было тоскливо от того, что последние страницы своеобразного дневника утеряны. Она несколько раз проверила антресоли, шкафы, полки, но страниц конечно же не было - на что она еще надеялась? На тех страницах ведь могли быть нерассказанные истории из жизни Евгении Петровны, утерянные теперь навсегда.

В конце концов, уставшая и вымотанная Кира добралась до кровати и провалилась в небытие. Ей снились какие-то гротескные образы, застывшие в кромешной темноте, мимо которых она тихо кралась, что-то ища.

∗ ∗ ∗

Проснулась Кира нехотя. Сон тут-же испарился из ее головы, оставив странный осадок после себя. На часах было около двенадцати дня. Взглянув на календарь, девушка поняла, что нужно потихоньку приводить себя в порядок: до конца отпуска оставалось три дня.

Пообедав свежеприготовленной яичницей, она уже было направилась к недавно найденной тетради, чтобы снова перечитать записи, понять не пропустила ли она чего, но в дверь позвонили.

Кира замерла. Как же давно она не слышала этот звук. Кто это мог быть? Ошиблись дверью?

Перед тем, как открыть дверь, девушка, на всякий случай спрятала тетрадь матери себе в сумку. За время, проведенное в одиночестве и депрессии, по всей видимости у нее начала развиваться паранойя.

В дверной глазок ничего не было видно, Кира осторожно открыла дверь.

За порогом стоял незнакомый мужчина. На вид ему было около сорока лет. Одет в серое пальто, шляпу, темные брюки и мужские туфли. Кожа бледная, глаза серые, нос прямой, сам человек ростом чуть выше Киры. Вся одежда чуть ли не блестела.

- Вы кто? – Негромко, с удивлением, спросила девушка.

- Здравствуй, Кира. Прими мои соболезнования по поводу твоей матери. – Голос был низким, с едва заметной хрипотцой. – Я – двоюродный брат Евгении - Павел. Приехал, как только смог, можно войти?

- Проходите. – Вздохнула девушка и отошла в сторону.

Пройдя в квартиру, Павел с порога осмотрелся, будто хотел что-то найти. Взгляд проскользил по потолку, стенам, полу, приоткрытому шкафу, в конце концов остановившись на Кире.

- Давайте я заварю чай. – Попыталась сгладить неловкое молчание девушка – У меня только черный, будете?

- Буду. – Немного помедлив сказал мужчина.

Повесив пальто на вешалку, вместе со шляпой и разувшись, он проследовал за ней на кухню. Под верхней одеждой скрывался черный деловой пиджак.

- Вы откуда приехали? – Спросила Кира разливая заварку.

- Я из посёлка «Воронцово» — это в Якутии. Как только телеграмма о смерти сестры пришла, так я сразу на поезд и вот я тут.

- А вещи ваши где?

- В гостинице, в которой поселился. Тут, недалеко, в паре километрах, не помню название, но потом могу показать.

- Понятно. Раньше не приезжали, потому что времени не было?

- Не совсем, скорее поводов не было. – Павел ничуть не изменился в лице.

- А сейчас какой повод появился?

Мужчина опустил взгляд на пару секунд, помолчал, не найдя что сказать, потом снова уставился на Киру и ответил.

- Кир, мой близкий родственник умер, как я мог не приехать? Я, по всей видимости опоздал на похороны, так схожу хотя бы на могилу, отнесу цветы.

- Ясно. – Девушка нахмурилась.

- Слушай, а вот такой вопрос… Моя сестра давно вела что-то вроде записной книжки. Я, еще помню, там некоторые страницы были вымазаны в… Черных пятнах… - Киру как будто током ударило - Ты его случаем не находила?

- Какая записная книжка? – Девушка шокировано уставилась на Павла.

- Ну в твердом переплете такая.

- Нет, впервые слышу.

- Хм, досада какая… В период студенчества моя двоюродная сестра вела тетрадку, в которую записывала фольклор, мы ей еще немного помогли тогда. Она еще страницы тогда испачкала.

- Я не понимаю, о чем вы.

- Я не думаю, что она ее выкинула. Эта тетрадь очень интересная, давай сейчас поищем ее вместе, тебе она понравится.

- Павел, вы меня пугаете, мне кажется вам пора.

- Почему же? Что я не так сказал?

- А, я, кажется, стала вас узнавать… - Она наконец вспомнила – Ваша мать – Тамара Алексеевна? Такая, раньше бигуди носила.

- Ну конечно! Вспомнила меня?

- Как тут не вспомнишь! Я сейчас в магазин ближайший сбегаю, за печеньем, вернусь и мы вместе поищем эту вашу книжку, хорошо?

- Не вопрос! Я тебя тогда здесь подожду.

- Ага.

Кира надела осеннюю одежду, взяла сумку и выбежала за дверь. Она вспомнила, что у ее матери никогда не было ни двоюродных, ни троюродных родственников.

∗ ∗ ∗

Октябрь на улице чувствовался повсюду: редкие лужи, золотые листья тут и там, некоторые деревья и кусты стояли уже совсем голыми, другие же, напротив, были окутанными листвой огненных цветов, воздух был уже прохладен. Солнце неспешно подкатывалось к горизонту, окрашивая все в еще более красочные тона.

По дорогам разъезжал советский автопром, во дворах игрались дети, на соседней улице, высунувшаяся из окна пятого этажа, женщина звала какого-то Петю домой. Взрослые люди возвращались домой с рабочей смены. Из этой обыденной картины мира выбивалась испуганная девушка вышедшая, практически выбежавшая из подъезда.

В ее голове крутились несколько тревожных мыслей: не показалось ли ей, что, когда она выходила из квартиры, тот мужчина, смотря ей в след, как-то странно вывернул шею? Он несколько раз подносил чашку чая ко рту, но вроде бы он его не отпивал, просто притворялся? Моргал ли он? Конечно же все это показалось, сейчас была проблема посущественнее глупых вопросов – у нее в квартире находится незнакомый человек, который откуда то знает ее, ее мать и то, что она нашла книгу с вырванными страницами! Откуда и зачем она ему нужна? Нужно что-то делать, нужно…

-Девушка, с вами все хорошо? – Раздался откуда-то сбоку чей-то голос, вырвавший ее из размышлений. Кира наконец пришла в себя и поняла, что стоит примерно в сотне метрах от своего дома по щиколотку в листьях. Пока она пыталась тщетно найти объяснение всему происходящему, ее ноги сами понесли ее в определенном направлении. – Вы в порядке?

Кира посмотрела в сторону голоса – он принадлежал мужчине лет тридцати на вид. Голубоглазый, одетый в пальто с меховым воротником, шарфом, среднего роста, в руке держал портфель темно-зеленого цвета, смотрел на нее с непониманием. Девушка, молча, с побледневшим от испуга лицом смотрела на незнакомца, чуть-ли не плача.

- Вас как зовут? Меня – Алексей, может вам скорая нужна? – Вопрошал он.

- Не нужно скорую… - с трудом выдавила она, выходя на тропинку. – меня зовут Кира.

- Кира, вы выглядите нездоровой, с вами точно ничего не случилось?

Девушка поколебалась немного, после чего сквозь плач рассказала все. Постоянный стресс и незнакомец в квартире сделали свое дело – она была готова выговориться первому встречному, лишь бы ее выслушали, что она и сделала.

Алексей слушал молча и внимательно. Когда Кира закончила свой рассказ, он спросил.

- Получается этот непонятный тип сейчас в вашей квартире?

- Да.

- Вы в милицию позвонили? От соседей, например?

- Нет, вышла из квартиры и дальше ничего не помню.

Алексей задумался на пару секунд, после чего изрёк:

- Здесь неподалеку есть участковый пункт, знаете где это?

- Нет.

- Давайте я вас провожу до него, там вы расскажете о том, что произошло и вам помогут, хорошо?

- Да, хорошо. Спасибо. – Девушка почувствовала, как дрожь ее потихоньку отпускает.

По пути Алексей спросил зачем эта записная книжка нужна незнакомцу – не знаю, - ответила Кира – но я не хочу отдавать ему ее, это часть прошлого моей матери. – Алексей еще задал пару вопросов насчет внешнего вида тетради, после чего шел молча, задумавшись.

Дошли до участкового пункта быстро, он находился действительно недалеко. Алексей спросил может ли он еще чем-нибудь помочь, девушка поблагодарила и ответила отказом. Участковый оказался среднего возраста, звали Сергеем Владимировичем после пересказа событий от Киры он без лишних промедлений отправился вместе с девушкой в ее квартиру. По прибытию перед Кирой предстала ужасная картина. Ее не было всего около получаса, может сорока минут, а вся квартира была перевернута с ног на голову. Дверцы всех шкафов были открыты нараспашку, на полу валялось все то, что ранее лежало на полках, кровати были отодвинуты в стороны, матрасы, подушки будто вспарывали ножом, даже фотокарточки, на которых была изображена Евгения Петровна с дочерью были скинуты на пол. Было определенно ясно – незнакомец что-то искал. От этих мыслей Кира неосознанно прижала к себе сумку с тетрадью.

В квартире никого не было. Видимо незнакомец, не найдя искомое просто ушел. Участковый порасспрашивал соседей. Соседка с первого этажа сказала, что днем к ней в дверь постучал человек, представился Георгием, спросил не живет ли здесь Евгения Петровна, та ответила, что Евгения скончалась, а жила в той-то квартире, где сейчас живет ее дочка. Человек, не поблагодаривши отправился к нужной ему квартире. Рассказывая, как выглядел «Георгий», старушка описала внешность Павла. Позднее выяснилось, что никто не видел, как странный человек заходил в подъезд, или наоборот выходил из него.

Перед тем как уйти, Сергей Владимирович вкратце объяснил Кире как будет действовать МВД и что нужно делать ей. Девушка записала дату, когда ей нужно будет прийти в милицейский участок, после чего участковый ушел попрощавшись, оставив Киру одну.

Ночь просачивалась в квартиру Киры сквозь приоткрытые окна. Свет был включен во всех комнатах. Ей было страшно, она не понимала кто этот человек пришедший к ней сегодня, как он узнал про тетрадь и зачем она ему. А если он вернется и отомстит? Он же ушел незадолго до появления участкового. Кем нужно быть, чтобы привести чужую квартиру в такое состояние ради дневника бедной женщины, умершей в страшных муках?

Спать не хотелось совершенно, тем более не хотелось выключать свет: в темноте ей мерещились силуэты. Погруженная в свои размышления девушка почти машинально прибиралась. Она уже подмела вылетевший из подушек пух, подобрала сброшенные на пол предметы, дисковый телефон пришлось выкинуть: трубка была оторвана. В один момент неповрежденное радио, стоящее в дальней комнате на подоконнике и вещающее какую-то музыку, затихло.

– Сломалось что ли? – Промелькнула мысль в голове Киры. Девушка с опаской пошла проверять. Тишина в квартире резко контрастировала с шумом улицы. Там, за окном раздавался редкий шум машин, шелест листвы деревьев, иногда голоса прохожих. Тут же, в квартире, лишь медленные тихие шаги Киры.

Добравшись до двери в комнату, в которой только недавно работало радио, она испытала странное чувство. Какой-то голосок внутри нее отговаривал ее: «Ты уверена, что хочешь этого, открыть дверь? Не делай этого, уходи, пока не поздно.». Сомневаясь, она обхватила дверную ручку, медленно провернула ее и толкнула дверь.

Она вскрикнула. Холодный, безжизненный взгляд серый глаз уставился на нее. Он стоял в центре комнаты, прямо под люстрой, одетый все в то же пальто, шляпу, туфли. Девушка ничего не понимала, ведь он же ушел, не было его в квартире, как он тут оказался, как?!

- Кира! – С усмешкой и наигранным умилением произнес он, будто ребенок, нашедший первого января подарок под елкой.

Не оглядываясь, она побежала к входной двери. По пути, пробегая мимо прихожей схватила сумку, в ней лежали ключи. Сейчас было самое главное сбежать от него, все остальное не имело значения. Ключи лежали прямо под записной книгой Евгении Петровны, которая на половину вылетела вслед за ключами, когда она их резко рванула из сумки.

- О, ты нашла ее! – Раздалось сзади. – Я-то уже думал…

Оставалось лишь открыть нижний замок двумя оборотами и верхний тремя. Обернувшись Кира поняла, что не успеет это сделать, неизвестно откуда взявшийся человек шел за ней и был всего в паре метрах от нее. Ключи полетели на пол. Девушка резко завернула на кухню захлопнув за собой дверь. Сумку она кинула к стене, сама взяла кухонный нож. В дверь постучали.

- Кир, ты там? – Спросил ехидный голос из-за двери, хихкнув. Она ничего не ответила, стук сердца отдавался у нее в голове, лоб взмок от пота.

Спустя пару секунд тишины дверь резко распахнулась, за мгновение он нашел взглядом сумку, отброшенную к стене, тут же рванул к ней, сильно оттолкнув девушку. Кира сильно приложилась спиной об стену, несколько секунд любое ее движение отдавалось мощной болью, нож отлетел в коридор.

Мужчина, назвавшийся ей Павлом, не прилагая усилий одним быстрым движением рук разорвал сумку, на пол упала та самая записная книжка. Он схватил ее с каким-то странным стрекотанием. Его глаза стали полностью белыми, веки куда-то исчезли, рот открылся в несколько раз шире, чем это может сделать человек, сам он увеличился в размерах в несколько раз, из-под одежды показались новые конечности, кожа в некоторых местах лопнула, шея вытянулась раза в три, теперь он был похож на какое то перекрученное насекомое. За этими метаморфозами Кира наблюдала не в силах пошевелиться, или произнести что-либо.

Двумя руками оно открыло книгу, пролистало, откуда-то взявшаяся третья рука вырвала одну из страниц и запихала в глотку существу, после чего действие повторилось снова и снова.

Терпя боль, Кира нащупала на столике позади себя что-то - неприметная стеклянная баночка, с каким-то порошком имеющий резкий запах. Эта баночка стояла здесь все время, сколько себя помнила Кира, мать не говорила ей что это, но запрещала трогать. С возрастом Кира как-то привыкла и перестала придавать внимание этой безделушке.

Еще ни один раз после этой ночи она будет задаваться этим вопросом – зачем она эта сделала, на что надеялась – но ответа дать так и не сможет. Девушка замахнулась и кинула баночку в существо, поедающее книгу. Банка, разбившись, угодила прямо в морду чудовища. То с визгом отбросило то, что осталось от книги на пол. Его морда дымилась, само отродье начало плавиться, будто было сделано из пластилина. Всеми конечностями, напоминающими руки, оно пыталось закрыть голову, которая уже была похожа на череп, но дым от этого валил только сильнее. В один момент оно завалилось набок, оторвав руки от лица, которое уже прилипло к ним. С криком, оно пробежало по стене кухни, выбежало в коридор, где и рухнуло замертво.

Кира всю оставшуюся ночь просидела, забившись в угол кухни, не смея двигаться, изредка всхлипывая. Утром, найдя в себе силы, она вышла в коридор, там тела твари не было. На полу лежало пальто с шляпой, под которыми был солидный слой, непонятно откуда взявшейся паутины.

∗ ∗ ∗

Она навела уборку в квартире, выкинула порванные матрасы с подушками, сожгла за городом пальто и шляпу твари, собрала оставшиеся записи матери – пять помятых страниц. Ей повезло, в течении месяца она смогла найти того, кто был готов купить ее квартиру. Сама девушка решила переехать во Владивосток: она с детства хотела там побывать. На работе одобрили ее перевод. Собрала вещи, в том числе и те, которые напоминали ей о матери, нашла там подходящее жилье – двухкомнатная квартира, хороший район, недалеко от работы, относительно дешево выходит, купила билет в один конец и отправилась в далекую поездку.

После того, как Кира получила ключи от новой квартиры она наконец за долгое время смогла искренне улыбнуться: этот кошмар наконец закончился.


Автор: Андрей Бутерброд

Показать полностью
20

Проект "Город"

Эта статья довольно нестандартна. Для удобства я разбил ее на несколько подтем: легенда, что было якобы на самом деле, к каким выводам я пришел. Наткнулся я на эту тему достаточно случайно, а именно увидел пару фотографий, которые еще будут фигурировать в дальнейшем. Заинтересовавшись для чего, они были сделаны, я провел небольшое расследование, благодаря которому я, вроде разобрался что все это из себя представляет.

Изначально я думал, что материала наберется немного, но набралось достаточно. Сейчас вы узнаете, что представляет из себя некий проект Город.


Легенда


В далеком 2010 году группа неизвестных часто продвигала в интернете криповые картинки, непонятные предложения, что-то типа «ВЫЛЕЧNИМ» «БОL%НОN СБЕSHАЛ» и т.д. Все эти шизофазические проявления связывала около-больничная тематика, только врачи выступали в роли мучителей. Было решительно непонятно кто это все делает и зачем. Позже информация потихоньку расширялась. Неизвестные называли себя сектой «Город», или проектом «Город». Стало известно, что сектанты настроены решительно. Они считали, что человечество больно и нуждалось в лечении. Было выявлено, что они проводили некие омерзительные ритуалы, вплоть чуть ли не до жертвоприношения и препарирования живых животных, а может быть даже и людей. Известен номер лечебницы, в которой приводились ритуалы, она находится в Харькове. Некоторые источники утверждают, что фанатики поклоняются городу, как огромному искусственному идеальному богу.

В один момент секта «Город» просто исчезла. Неясно что случилось с ее участниками. Спустя десятилетие почти вся информация потерялась в глубинах интернета. Что это было мы, по всей видимости никогда не узнаем…

Проект "Город" Расследование, Секта, Ужасы, Мат, Длиннопост

Приблизительная расшифровка текста:
Мой больной похож на тебя. Врач. Госпиталь № 41, помни. Через восемь часов после процедуры:
Отсутствует позвоночник.
Опустошены глазницы.
Продолжил. Была после ампутации ещё жива. Её ждёт боль. Через сутки исчезла. Они пришли в неё.
Нашёл своего больного в тебе.
Госпиталь № 41 - выписка журнала.
Туманный город.

Проект "Город" Расследование, Секта, Ужасы, Мат, Длиннопост

Приблизительная расшифровка текста:
Ненужный и бесполезный врач госпиталя №41, помни - туманный город закрыт навсегда.
Сегодня видел, как спишь.
Доведем до конца то, что начали.
Ночь под воздействием их душ причиняет сильную боль.
Во сне видел вечность.
То, что они утаили от других, вернет вам ваш палач.

Что якобы было на самом деле


11 января 2018 года аноним создал тред на Дваче, в котором поднимал вопрос помнит ли кто-нибудь проект «Город». На тред откликнулись многие, в том числе и анон, который якобы являлся человеком, который был одним из главных в проекте Город.

Он рассказал, что проект должен был представлять из себя что-то типа большой шутки. По его словам, он с другими анонами собирался создать фейковую секту. То, что секта фейковая должны были знать только одни из первых ее участников, по совместительству главнокомандующем верхушка. Они собирались вербовать людей через интернет, ничего особо не объяснять и приказывать совершать то, что выглядело бы как проявление реальной опасной секты, хоть на деле это было бы и не так. В конце концов из-за лени ничего не срослось. Ограничилось лишь сообщениями на дваче, несколькими картинками и тем, что один из адептов сшил костюм чумного доктора, но использовать его так и не получилось.

Сам по себе подход к подобной шутке не самый лучший. Непонятно что собирались делать главнокомандующие с реально верующими людьми, уже после того, как все бы закончилось. К тому же внутри псевдо-секты легко мог произойти раскол (с учетом того, что верхушка ничего не рассказывает мог бы объявится кто то, кто давал бы ответы на вопросы и большинство пошло бы с ним), в ходе которого некая часть псевдо-секты могла превратиться уже в реальную секту.


Короче, если ты про эту хуйню
https://web.archive.org/web/20200820102208/https://netstalking.fandom.com/ru/wiki/Проект_"Город"
То там все по делу до лечебницы в Харькове, потом начинается типичная нетсралкинговая попобава.
Целью было массово и невозбаранно затролить целый ряд городов, в идеале довядя до массового сранья кирпичами по всей стране.
Суть токова: планировалось имитировать деятельность некоего секретного общества/апокалиптического культа, который исповедовал неведомую ебаную хуйню и сулил ад и погибель. Никакой конкретики не было; был только сеттинг и общая направленность, отраженная в пикчах - чума, мор, болезни и больницы. Соответственно - общество состояло из врачей (остановились на чумных докторах с масками клювами), которые то ли эту хуйню лечили, то ли сами ее и создали - точно так и не придумали (или придумали, когда меня уже не было), да это и не надо было, т.к. нужна была атмосфера таинственности и ЯННП, а не какая-то слаженная легенда.
Распространять предполагалось, помимо очевидного сранья пастами в интернете, вылазками в ИРЛ по ночам и распространением листовок, граффити и различных подозрительных следов деятельности. Планировалась так же манифестация чумных докторов в масках из папье маше, но от этого в последствии отказались, как от слишком рискованного на предмет получения пизды от напуганных обывателей или ментов. Вместо этого решили, что несколько членов проекта должны встречаться в пустынном месте, например на той же заброшенной больнице и делать какую-нибудь хуйню, которая выглядела бы как какой-то ритуал или какие-то манипуляции над "пациентом" (играемым одним из нас) и все это должно было сниматься, якобы тайком с перспективы мимокрокодила, который случайно на это все действо наткнулся и впоследствии вкинул видос куда надо.
Естественно, нихуя из этого сделано не было, вплоть до того, что за месяц никто так и не распечатал листовки. Один чувак запилил костюм доктора, но применять его было некуда, т.к. челиков в "высшем эшелоне" было недостаточно, а очевидно, чтобы снять видос нужно было бы как минимум человека четыре посвященных.
Под посвященными имеются ввиду юзеры, набранные в первой волне. Предполагалось, что знать, что к чему должны были только мы - у нас был свой раздел форума, к которому не имели доступа ньфаги, которые должны были думать, что все это взаправду, т.е. они реально должны были верить, что они часть какой-то охуевшей секты. Им планировалось поручать мелкую рутинную хуйню, типа распространения агит-материалов.
До этого, офк, тоже не дошло, т.к. ньфагов тупо было недостаточно. Нужно было хотя бы по паре челов на город, с поправкой на то, что реально пойдут разбрасывать меньше половины, но вышло так, что не хватило бы даже если бы разбрасывали все и, короче, со временем все это заглохло и народ стал разбредаться.
Впрочем, сайт был сделан довольно грамотно, админ был маладца, так что не удивлюсь, если он потом решил просто сдвинуть все в онлайн или запилить похожей проект в ключе нетсталкинга. Может даже вики, на которой эта статья - его проект, хуй его знает.
Такие дела.

Мм, таки-да. А попытки поклоняться городу как высшему существу - это был туман для
непосвященных, или одно из направлений секты?

Скорее всего, это хуйня, которую выдумали "исследователи" восстанавливающие картину по кул сторям из б и крипи-пикчам 8 лет спустя.
Непосвященным вообще не полагалось ничего говорить и объяснять, т.к. если дать им слишком много хинтов, они могли бы заметить бессвязность и отсутствие системы, ведь нам было самим влом что-то сочинять.
Планировалось начать действовать и провести ряд рейдов ирл, до появления результатов, потом посмотреть на реакцию и либо начать развивать сюжет исходя из появившихся теорий кукаретиков в соц. сетях либо просто продолжать срать бессвязными акциями и позволить быдлу додумать самому.
Так что то что ты говоришь - это либо хуйня из жопы, либо это уже другой прожект, который появился после обосрамса с первым.

К каким выводам я пришел


Как оказалось, с этой историей не все так однозначно. Первое упоминание об этом проекте, которое мне удалось найти, является статьей про этот феномен на 4stor, в котором автор рассказывает о неких странных сообщениях на дваче и призывах в секту Город. Статья была выложена 20 марта 2013 года. В статье, помимо проекта Город описывается «Тихий дом».

В статье автор утверждает, что «Сам проект проводился в старой заброшенной лечебнице в городе "Харьков, Украина"» и приводит открытку, на которой изображен госпиталь, явно сделанный еще в царские времена. Но как оказалось, госпиталь, изображенный на открытке, был действительно разрушен, но вскоре перестроен и используется и по сей день и никаких сектантов там конечно же не было.

Проблема в том, что поиск на архиваче, по ключевым словам, вообще ничего не дает. Первые сообщения на дваче, связанные с проектом Город, начали появляться примерно в 2015 году, и они являлись копипастой статьи с 4stor. (Одно из первых, если не первое упоминание секты на дваче)

Таким образом, я считаю, что анон с двача, который поведал истину проекта Город в 2018 просто соврал, так как первые упоминания о Городе, до статьи на 4stor найти не удалось. Автор статьи не предоставил ссылки на посты, в которых якобы были загадочные сообщения, так что проверить не получится, поэтому я считаю, что он и является автором городской легенды о секте Город. Есть упоминания проекта Город в соцсети Вконтакте за 2014 год, но никак не за 2010, или 2011.

Найти источники фотографий с изуродованными врачами не удалось. По всей видимости автор статьи либо сам сделал эти фотографии, либо на их основе выдумал концепцию проекта.

Сама секта Город является некой солянкой из других крипи-явлений. Сектанты – врачи списаны с сектантов клуба Немостор. Различные надписи типа «больн%й похж» - БЕЗНОГNМ. Изуродованные врачи на фото – ZALGO.

Проект "Город" Расследование, Секта, Ужасы, Мат, Длиннопост
Открытка, на которой изображен упоминаемый Госпиталь

Автор статьи - Андрей Бутерброд

Показать полностью 3
55

Старый друг

Эта история является своего рода спинофом другой истории. Желательно ознакомиться для начала с ней - Байки нашего города



Для начала оговорю несколько вещей. Я ни в коим случае не хочу сказать, что данный текст может дать достоверную картину произошедших событий. Все, что вы тут прочтете — это всего лишь череда вроде бы несвязанных между собой событий и мои размышления по этому поводу.

Все произошедшее сложилось в единую картину не сразу, по отдельности эти случаи ничто, частички несобранного пазла. Изначально я себе не ставил цели разобраться в случившемся, ибо не видел связи и не понимал, что к чему. Мне всегда было интересно узнавать о тех или иных случаях внутри моего города и области. О большинстве деталей этой истории я знал давно, читал про них вперемешку с другими новостями, но из-за того, что читал давненько и все позабылось, пришлось искать инфу снова.

Мои поиски информации начались случайно. Несколько месяцев назад я начал изучать дела серийных маньяков (всякие Александры Спесивцевы, Эдмунды Кемперы и т.д.) и ради интереса решил разузнать о подобных личностях моего города. Это было отправной точкой долгого расследования. В гугле я ничего не нашел. Чуть позже, в ходе беседы с другом, я поднял эту тему, и он пообещал разузнать что-то подобное (у него очень много родственников, связанных с правоохранительными органами). Через пару дней он мне скинул инфу по интересующему меня вопросу. Не скажу, что она была засекречена, просто я не то искал.

Это была небольшая предыстория, которая была нужна, чтобы вы понимали с какого рода текстом столкнулись. Все «эпизоды» я буду приводить в хронологическом порядке, так, как они происходили, ниже объясню, как они связаны по моему мнению.


Вырытое


Я узнал об этом событии гораздо позже остальных. Так получилось, что оно никогда особо не афишировалось. Пара газетных статеек в эпоху телевизоров и зарождения интернета, описывающих вкратце, что произошло, и больше ничего. Тут я обязан своему другу, который через своих родственников, работающих где-то в МВД, поднял архивы и более детально описал произошедшее.

Так получилось, что в 90-е мой город был чуть ли не самым неспокойным. Без преувеличения скажу, что у нас развернулась самая настоящая криминальная война: то машину чью-то расстреляют вместе с ее владельцем, то кто-то на свадьбе найдет труп своего друга лежащим на боку, перевернет его, а у трупа подмышкой граната без чеки, которая незамедлительно выпадает и разорвет жениха на куски, ну и вы поняли. Короче отгрохали целое кладбище для братков, которое чуть ли не самое большое в городе, я не преувеличиваю. Ну и родственники погибших на похоронах не экономили естественно. Все бы ничего, стояло бы это кладбище и дальше нетронутым, пока не настало 25 апреля 2005 года.

Тем утром в райотдел местного МВД пришла, а вернее, прибежала, одна девушка цыганской внешности. Прибежала вымотанная, в слезах. По ее словам, близ того кладбища некий шайтан поубивал весь их табор или типа того. Ну приехали проверять. Кладбище было за городом, к нему вела одна единственная дорога, которая у кладбища и заканчивалась. Не знаю как раньше, но на тот момент, судя по имеющимся фотографиям, та дорога уже начала разваливаться, а кусты и разные деревья, растущие у обочины, медленно поглощали ее. Короче не знающий маршрута человек случайно не забредет.

Приехали. Девка ехать показывать отказалась наотрез, поэтому место убийств пришлось искать по ее ориентирам. Тащить ее никто не собирался с собой, ибо в ее состоянии она все равно мало бы что сумела показать. Чтобы не ебать долго мозги, решили расспросить местного сторожа, мало ли, он слышал что-то подозрительное. Сторожа нигде не нашли. Ну решили, что пох, позже с ним разберутся. А вот что вызвало подозрения – на некоторых могилах земля уложена не так: будто недавно их выкапывали.

То кладбище, после 90х, как вы поняли, пришло в упадок. Из-за того, что почти все кореша тех, кто лежал под землей либо лежали неподалёку, либо сели, а родственники погибших куда-то уехали, посещаемость этого места резко упала. На кладбище вообще редко захаживали, в лучшем случае один человек за полгода. Но кладбище не числилось заброшенным (хотя по факту таковым и являлось), поэтому сторожа одного прикрепили. Дед лет 60, которому и так делать нечего было. Никто не следил, приходил ли он на пост или нет. Всем было пох как-то, жалоб-то не поступало.

Решив, что могилы могут немного подождать, они продвинулись дальше (описываемое место было в нескольких десятках метров за кладбищем). Продравшись сквозь заросли различных кустов и деревьев, они вышли на поляну. На поляне был, откровенно говоря, пиздец. По всюду кровища, земля прям черная от крови, по всюду разбросаны цыганские тряпки. Что странно – тел нигде не было, удалось найти всего одну ногу, которую отделили от тазовой кости. Мужская. Причем нашли на дереве, как она там оказалась – непонятно. Судя по одежде, человек там было около 15-ти. Тела до сих пор не нашли.

Единственной зацепкой была нога, которую нашли на дереве, и то сомнительной. Судя по рваным ранам, ее отпилили какой-то пилой. Все. Больше узнать не получилось ничего.

Также на той поляне был овраг глубиной метра два, в котором валялось раскрытое подобие гроба. Коряво собранный из каких-то полусгнивших досок параллелепипед где-то 2 метра в длину, 0,6 метра в ширину и 0,4 метра в высоту, как-то так. Неподалеку валялось что-то, напоминающее крест, собранный также, как и гроб, сикось-накось. На кресте было чем-то выцарапано (вероятно, ножом) «Покойся с миром. Мир больше не нуждается в тебе». Внутри самого гроба не было никаких признаков, что там когда то, кого хоронили. А вот что следует запомнить – судя по фотографиям следователей того места, неподалеку от захоронения росли красные розы.

Ну поняли, что теперь нужно по любому искать сторожа, мало ли он как-то к этому причастен (про раскопанные могилы к тому моменту как-то забыли, всех больше волновало то, что на одной полянке распидорасило дюжину людей). Искали его недолго, нашли у себя дома. Он пользовался тем, что на работе в случае чего его не спохватятся и пробухивал недавно полученный аванс.

Короче, из сведений, полученных из этих двоих (сторожа и цыганки, которая прибежала в участок в слезах) происходило следующее:

Кладбищенский сторож нередко прогуливал свою рабочую смену, из-за того никто ничего не проверял. Об этом прознали цыгане (как выяснилось в последствии, они с ним еще своего рода сотрудничали). И у них созрел гениальный план, надежный, блядь, как швейцарские часы. Они решили обогатиться, раскапывая могилы и снимая цацки с братков. Учитывая то, что кладбище было за три пизды от города и туда крайне редко захаживали, их бы никто не спалил.

На всякий случай договорились со сторожем, на что-то типа 30% ему, или типа того. Сторож согласился, но поставил условие - копать ночью: на всякий случай, чтобы уж точно никто не спалил.

Ну эта схема работала. До утра 25 апреля 2005 года.

Тогда, возвращаясь с ночных раскопок, эти недо-археологи решили пойти не по обычному пути, а через ту поляну, которая потом будет вся в крови. Там они случайно нашли в овраге крест, воткнутый в землю с той надписью «Покойся с миром. Мир больше не нуждается в тебе», и, видимо пустившись во все тяжкие, решили и эту могилу вскрыть заодно. Откопали гроб, вскрыли его, а из него вырвался шайтан и поубивал их всех, а девке удалось сбежать.

Было очевидно, что девка невменяема, сначала как-то пробовали расследовать, но в конце концов, из-за недостатка улик обвинили диких животных – что-то типа «Стая медведей порвала на куски», а то, что медведей у нас никогда и не было всем было пох. Но тут непонятно, как минимум, кто закинул ногу на дерево, но про это решили не вспоминать.

Что стало со сторожем, узнать не получилось, но цыганке впаяли статью за надругательство над телами умерших и местами их захоронения. Арестовали ее на 6 месяцев, а потом сдали в дурку, ибо к тому моменту она стала совсем невменяемой. Скончалась 6 февраля 2012 года, самоубийство.


Пропажа


1 июня 2005 года местный журнал «Призраки НЛО Вампиры» опубликовал большую статью про промзону близ нашего города. Журнал выходил до 2007 года, вроде, и публиковал в основном статьи, из разряда нынешнего Рен-тв, но эта статья отличалась от других. Обычно подобные статейки были выдумками сумасшедших стариков, которые к тому же нельзя было никак проверить. Ну… эта статья, скажу прямо, была немного другой.

Выпуски газеты (в дальнейшем я буду называть ее по аббревиатуре «ПНВ», не путать с прибором ночного видения) выходили раз в месяц, таким образом, события происходили примерно в начале мая, закончились в середине, и написали про них в конце. Статья получила название «заводская нечисть» и повествовала о буднях тамошних работяг.

Стоит сначала пояснить, что из себя представляет эта промзона. Если смотреть по карте – это большой прямоугольник с соотношением сторон примерно два к пяти, причем малая в длину больше километра. Там много складов, цехов и т.д. На ночь это предприятие не закрывается, просто людей с дневной сменой заменяют люди с ночной. Я не совсем разбираюсь, что там именно делают, но это и не имеет особого значения.

Если верить газетной статье, странные происшествия начались в ночь с второго мая на третье. Рабочие, которые находились на одном складе с восточной стороны промзоны, примерно в 2 ночи услышали странный звук, будто кто снаружи со всей силы бьет кувалдой об стену склада. Охрана пошла проверять, вышла на улицу, подошла к нужной стене – никого. Искали дебила, бьющего стены долго, но не нашли. Вот только с той ночи начало происходить что-то непонятное.

То вещи оказывались не на своих местах, то слышали всякое. Один раз вообще нашли на потолке (6 метров, на минуточку) черные отпечатки каких то копыт будто их обладатель наступил то ли в мазут, то ли хрен знает во что. Один охранник рассказал, что решил выйти на улицу ночью на перекур, а там видит – метрах в семи от него стоит высокий, худой, перекрученный силуэт, видны только очертания и широкая улыбка, чуть ли не оскал на голове «этого», зубы кривые, желтые. Как только охранник увидел «это», оно через пару секунд, показавшимися вечностью, растворилось в воздухе. Также по всей промзоне стало многовато ворон, их можно было встретить даже в довольно шумных участках.

Ну на все это смотрели как на некое стихийное бедствие. Ну творится что-то странное, работать же не мешает, к тому же никак толком не вредит. Да и говорить в рабочем коллективе о чертовщине никому особо не хотелось.

Тринадцатого мая, примерно в 3 утра, ночная смена в одном цеху услышала громкое ржание лошади, которое продолжалось с полминуты будто на улице пасся табор лошадей, которого на улице конечно же не было. Источник звука найти так и не удалось.

Короче говоря, приличное количество людей поставило ультиматум: либо вызывают «бригаду священников» - (цитата), либо увольняются нахрен. Начальство поломалось немного, но в итоге согласилось на одного священника, и то на пол часа максимум, под ответственность сопровождающих его рабочих и со штрафом 10% зарплаты и, разумеется, чтобы никто не спалил.

По итогу согласилось зря.

Шестнадцатого мая в час дня в промзону приперся отец Федор. Вот хрен знает, как рабочие его через КПП протащили так, чтобы никто не заметил, но у них это получилось. Я до сих пор слабо понимаю, как вся эта схема выглядела, там все друзья Оушена в сторонке нервно курят по сравнению с тем, как священника на промзону протаскивали. В принципе это не стратегический объект, по идее ничего страшного бы не произошло, я думаю, если бы отца Федора заметили, но это было для подстраховки, чтобы тем, кто разрешил, не прилетело по голове.

Выдали святому Отцу сопровождение в количестве трех рабочих, которые направляли его и не давали, к примеру, залить какой-нибудь трансформатор святой водой. Ну Федор ходил, читал негромко молитвы, делал свои дела (Один интервьюент сообщал, что в этот момент слышал откуда-то еле слышимые фырчание, будто кошка от шерсти отплевывается, причем слышал, несмотря на работающие станки), как в один момент в цеху, где был Федор и в близлежащих отрубилось электричество.

Не до конца понятно, что именно сломалось, может подстанция накернилась, может еще что, но вырубилось все к хуям. Важно не то, почему электричество вырубилось, а что было дальше – поп пропал с концами. Вот вроде читает свои молитвы, а тут бац, темно стало вокруг и замолк тут же. Искали его долго, усердно, но отец Федор как в воду канул.

Ну тут началось… Голов послетало немало, пропажа человека на территории завода — это не хухры-мухры. Там вплоть до уголовной ответственности дошло. Священник по сей день числится пропавшим без вести, никаких следов не оставил.

Короче шумиха поднялась огромная, такая, что никто даже и не заметил, как вся чертовщина прекратилась и ворон на территории промзоны стало гораздо меньше.


Миграция


В паре километрах от промзоны лежит Тополиное шоссе, вдоль которого находится лесополоса из берез, тополей (в честь них и названа видимо дорога) и других деревьев. На этой дороге редко можно заметить много машин. Примечательны события, связанные с этим шоссе.

Восемнадцатого мая некий Ф.Я. Караськин, возраста 17 лет, проживающий в селе Любановка, к которому ведет вышеупомянутое шоссе, решил покататься на отцовском жигуле с друзьями ночью, к подругам на тусу в соседнюю деревню – Губино (скорее всего, тут нет никакой мистической подоплеки, по всей видимости название пошло от слова «губы», а не глагола «губить»), к которой, чтобы добраться, нужно было проехать некоторое расстояние по Тополиному шоссе.

И вот что-то у них пошло не так. К девкам они не приехали, те подумали, что пацаны просто забыли или не смогли. Машину нашли утром, пустую, с распахнутыми дверьми, практически врезавшуюся в одно дерево в лесополосе. Ребят нигде не было, домой они так и не вернулись. Следствие обнаружило следы резкого торможения на дороге, перед тем как машину выкинуло на обочину, видимо из-за того, что водитель не справился с управлением. Никаких следов пацанов найти не удалось. На ремне безопасности водителя были найдены засечки, оставленные ножом, которых, по утверждениям хозяина машины, отца Ф.Я. Караськина, раньше не было. Видимо Ф.Я. Караськин либо в панике, либо в наркотическом, алкогольном опьянении, забыл, что достаточно нажать на кнопку для освобождения, и решил ножом перерезать ремень. Но, будучи бухими, под наркотой, навряд ли им удалось бы не оставить ни одного следа, складывалось впечатление, будто они в буквальном смысле просто испарились. Следствие зашло в тупик.

Немного позже появилась еще одна новость, которая связана с этой историей. В том же выпуске ПНВ, в котором рассказывалось про чертовщину на промзоне, была заметка, посвященная Тополиному шоссе, оставленную человеком, который пожелал сохранить анонимность. Я приведу ее полностью, ничего не меняя:


«19 мая сего года я столкнулся с настоящим привидением. В тот день я гостил у своей сестры в Любановке. День выдался неплохим, ничего не предвещало беды, сидеть на веранде и наслаждаться прохладным ветерком было самым настоящим наслаждением. Как бы то ни было, время было уже позднее, я понял, что засиделся и меня уже ждет моя жена в городе. Попрощавшись с сестрой, я сел за руль своего УАЗа и поехал. Подъезжая к Тополиному шоссе, я увидел, что солнце уже скрылось за горизонтом, вокруг была темень. На трассе я был один. Тихонько ехал я себе, слушал местную радиостанцию, как вдруг вижу: в свете фар, вдалеке бредет человек в сторону города. Идет неспеша. Я хотел подбросить полуночного пешехода, но эта мысль ко мне пришла с опозданием, видимо, голова совсем уже не варит. Я его обогнал метров на десять, останавливаюсь. Выхожу из машины с фонариком, свечу туда, где был пешеход – никого. Думаю: ну все, глюки начались. Не мог же он в лесополосу так быстро нырнуть, да и зачем это ему? Перекрестился и поехал дальше. Метров через триста-пятьсот в свете фар опять он появляется – все также идет. Ну тут у меня челюсть отпала, думаю – точно нечистая сила! Проехал не останавливаясь. Кое-как доехал до города, еще пару раз, встретив этого попутчика. До сих пор не знаю, как рассудок сохранил тогда. Больше никогда не рискну ехать ночью по тому проклятому месту, ибо чувствую, если встречу эту темную фигуру с белыми руками – сойду с ума!»


20 мая запечатлелось в истории моего города с, мягко говоря, не очень хорошей стороны. Исчезли сразу восемь человек. Во время пропаж были далеко друг от друга, возрастом от 17 лет, до 42. Время исчезновений – примерно с 2:00, до 3:30. Вокруг не было никого, кроме исчезнувших. Интересной особенностью тут было то, что если отметить на карте те месте, где пропавших видели в последний раз (продавщица круглосуточного ларька, бабки из окон и т.д.), то вырисовывалось что-то вроде маршрута, да и примерное время пропаж не противоречило этой теории.

Была версия, что это кто-то похищал людей, действуя спонтанно, но похититель сработал аккуратно, ни оставив никаких зацепок. Мать рассказывала, что еще примерно полтора месяца тогда крутили фотографии этих людей, с просьбами, если кто-то видел их немедленно сообщить куда-то. До сих пор нет никаких зацепок по этому делу. Мне удалось довольно быстро найти фотографии пропавших и на душе стало как-то тяжко. Там они еще веселые, живые, находятся в компании родственников или друзей. Боюсь даже представить, что испытывали близкие им люди.


А.Н Афанаськин


После 20 мая 2005 года загадочные пропажи в моем городе закончились. Но вот что-то оставалось незаконченным, будто упущенным из виду – маленькая, вроде незначительная деталька пазла, без которой все остальное – ничто. 26 мая 2005 она нашлась.

В этот день жильцы дома 38 (улицу не скажу, чтобы этот дом не терроризировали любопытные) пожаловались на невыносимую вонь из 30 квартиры. Жилец никак не реагировал на стуки и требования открыть дверь. МЧС (или кто-то в этом роде) было принято решение спилить дверь нахрен.

Спилили. Проходят внутрь квартиры, а там – парашютист. Низенький дедок 64 лет, худой, седые волосы, на носу очки, одет в светлый свитер и темные треники. Он открыл дверь ванной и туалета, на них сверху положил где-то найденную доску, а к ней привязал петлю, на которой и повесился. По паспорту деда звали - Афанаськин Алексей Никитич. Местный городской сумасшедший. Видел везде паранормальщину, отправлял пару раз письма в редакцию журнала ПНВ, одно даже опубликовали на первых страницах. Почитал я это, там сплошная чушь.

Родственников нет, друзей тоже. В 1998 году был сын, возрастом 21 год, но он умер из-за врожденного порока сердца, после этого старичок и двинулся.

Стол был накрыт на две персоны. В кармане у покойника была записка «Во всем этом виноват я, не думал, что так получится. Простите. Он больше так не будет, но с чувством вины жить не могу» Удалось определить, когда Афанаськин повесился: примерно 20 мая, ближе к утру. Окно было распахнуто, поэтому запах обнаружился не сразу. На подоконнике валялось много упаковок с семенами роз

По случайности, 20 числа, во дворе 38 дома находилась компания людей, которые сообщили, что видели странного человека, заходившего примерно в 4 часа утра в подъезд. Его походка была странной, будто он ковылял. Темные прямые волосы. Одет в черные брюки, черную жилетку и белую рубашку, правый рукав которой был разорван до локтя, одежда была испачкана чем-то. Подходить компания не решилась, предпочитая наблюдать с расстояния, да и незачем было. Каким-то образом незнакомец, не напрягаясь, без ключа, открыл дверь в подъезд, хоть на ней и стоял домофон.

Фоторобот ничего не дал, не удалось даже выяснить кто этот мужчина.

Объяснить такой повышенный интерес у следователей к персоне незнакомца я могу только тем, что у них не оставалось никаких других вариантов, а теория, что незнакомец побывал в гостях у А.Н. Афанаськина и он – виновник пропажи людей, хоть и была сшита белыми нитками, но других вариантов не было.


Итоги


Ну а теперь я попытаюсь привести свою версию событий.

Сторож кладбища, которого я упоминал выше, рассказывая, что на кладбище почти никто не приходит описал Афанаськина в контексте что-то типа «Сюда никто никогда не ходит. Видел пару раз одного старичка, и то тот проходит мимо кладбища.», к тому же, семена роз, лежащих на подоконнике у покойного по чистому совпадению, являются семенами, как минимум очень похожих на те, которые росли у самодельной могилы. По этим признакам я могу сказать, что Афанаськин Алексей Никитич что-то знал о происходящем.

Я специально проверил, сын Афанаськина похоронен в совершенно другом месте, так что в самодельном гробу был кто-то другой. Непонятно что означала надпись: «Покойся с миром. Мир больше не нуждается в тебе».

По всей видимости цыгане пробудили ту нечисть, что находилась в гробу, за что их и порубали. Судя по показаниям выжившей цыганки, где она упоминает «шайтана», вылезшее слабо напоминало человека, если я правильно понял. Интересно то, что в самом гробу не нашли никаких следов, вообще.

Потом, вероятно, в блужданиях, нечисть наткнулась на промзону, где и поселилась на некоторое время, причем, судя по рассказам рабочих, проявлять она себя может самыми различными способами. Наверное, приход попа хоть и спугнул нечисть, но также и разозлил. Если мы будем считать, что все описанное выше – проявление одной сущности, то нельзя не заметить, что до появления священника, она действовала безобидно (цыгане могли как-то спровоцировать).

Чтобы попасть в город с промзоны нужно выйти на Тополинное шоссе, так что то, что там могло побывать то, что ушло с завода – вполне логично. Если судить по почерку – исчезновению людей без следов, то пропажа школоты на батином жигуле – дело рук все той же нечистой силы. Учитывая отсутствие прав, юный водитель, вместе со своими жигулями мог наехать на нечистую силу, за что и поплатился. В пользу этой теории говорят следы резкого торможения и то, что водитель был несколько взволнован, судя по следам на ремне.

Также эту нечисть видел человек, отправивший письмо в журнал ПНВ, с новостью о том, что видел на Тополином шоссе. Скорее всего письмо было немного сокращено редакторами газеты, потому что смена обсуждения приезда в гости резко меняется на описание дороги, поэтому возможно вырезали и что-то еще, что могло бы добавить деталей в эту загадку, но за это я не ручаюсь. Под фразой «темная фигура с белыми руками» отправитель письма мог иметь то, что человек был в темной одежде со светлыми рукавами. Почему этот водитель остался жив – хз, может он проявил добродушие и из-за этого оно его не тронуло?

20 мая, ночью НЕХ видимо пришло в город. Из-за чего пропали те восемь человек – сказать не могу, потому что у меня нет сведений о их поступках по отношении к той нечисти. Но, из-за описания внешности НЕХ случайных свидетелей около 38 дома – порванный рукав рубашки, грязная одежда, ковыляющая походка (кстати не исключено, что все это появилось после того, как нечисть сбили школьники). – можно предположить, что пропавшие приняли паранормального хипстера за бомжа и как-то показали свое неуважение, за что и поплатились.

Как я говорил раньше, если отметить пропажи восьмерых человек на карте, то получится, что похититель шел к дому Афанаськина А.Н. потому, что след заканчивается в соседнем дворе от его дома. Возможно, у следствия были какие-то неупомянутые факты, которые не косвенно указывали на человека в рваной рубашке, что объяснило бы, с чего это МВД заинтересовалось именно им, но таковых я не нашел.

Сам же Афанаськин определенно как-то связан с пришедшим к нему. То, что незнакомец пришел именно к нему у меня не вызывает вопросов, слишком уж много совпадений, указывающих, на как минимум их знакомство. Тем не менее, я не понимаю куда делась эта нечисть, после того как побывала в квартире Афанаськина. О чем они разговаривали – накрытый стол намекает на это. Кем являлся этот незнакомец – вампиром, призраком, ожившим трупом? Но больше всего меня интересует кем он приходился одинокому пенсионеру. Скорее всего я никогда не узнаю ответы на эти и другие вопросы.

∗ ∗ ∗

Многим справедливо может показаться, что я натягиваю сову на глобус и, по сути, они будут правы. Я не ручаюсь за то, что все описываемое выше происходило именно так, как я сейчас толкую, это всего лишь мое размышление на данную тему.

Недавно, я выделил себе пару дней и съездил на поиски того оврага, в котором лежал гроб, с которого все и началось 15 лет назад. Там все поросло бурьяном, найти было достаточно трудно, но я справился. Конечно, там ничего не было, разве увидел пару вороньих гнезд на ветвях растущих там дубов. Так же разузнал, где похоронен Афанаськин Алексей Никитич. Не знаю почему, но решил съездить и к нему, пока было свободное время.

И вот знаете, возможно это совпадение, но у его могилы лежали две увядшие розы.


Автор - Андрей Бутерброд

Показать полностью
43

Клякса

Я заранее извиняюсь за возможные неточности и скудные описания. Описываемые события происходили очень давно и потихоньку стираются из моей памяти. По этой же причине, эта история не получится длинной. Началось все с неприятного события.

Если мне не изменяет память, тогда был конец апреля. Мне было девять лет. Вроде бы это произошло после уроков. Я с некоторыми одноклассниками пошел на ближайшую детскую площадку, чтобы поиграть в догонялки, туки-туки (что-то среднее между прятками и догонялками, некоторые еще называли их московскими прятками) и хрен знает во что еще.

В один момент, наигравшись, мы начали просто разговаривать о чем-то. Тогда мне стало скучно, и я решил выебнуться и привлечь к себе внимание. Рядом росли высокие деревья, мною было принято решение залезть на верхушку одного из них. Веток было много, поэтому с поднятием наверх проблем не было. Забрался я на высоту примерно второго-третьего этажа и в какой-то момент то ли наступил, то ли схватился за какую-то трухлявую ветку, но сорвался я вниз. Приземлившись, я ничего не чувствовал, ко мне сбегались оставшиеся на площадке одноклассники. Я решил подняться, но не получилось. Как только я пошевелил левой рукой, я взвыл от боли. Как оказалось, я приземлился кистью левой руки, и от падения она согнулась таким образом, что тыльная сторона ладони без проблем касалась предплечья. Крови не было. Я до сих пор слабо понимаю, как это все смотрелось, ибо с моего ракурса рука выглядела вполне нормальной, а все вокруг ахуевали. Помню, как проходящий мимо мужик глянул, сказал, что до свадьбы заживет и пошел дальше. Помню, как не сломанной рукой, лежа на земле, звонил матери по кнопочному телефону и говорил, что походу сломал руку; крайне нелепая ситуация была, особенно, если учесть, что после, наверное, пятого повторения что я не шучу мне уже стало смешно. Также помню, как мой лучший друг носил мне попить воды и говорил, что руку мне разрежут циркуляркой, переставят кости и зашьют обратно, очень воодушевляющая речь.

Ну вот как-то так я и оказался в больничке.

Насколько мне известно, это была детская хирургическая больница, ну или что-то подобное, где я пробыл около недели. Руку мне циркуляркой не резали, как я понял из разговора матери с врачом, мне ее то ли вправят, то ли еще что-нибудь сделают, но ничего не разрезая.

Проспав около суток из-за наркоза, я очнулся с гипсом, который начинался у плеча и заканчивался у кончиков пальцев. Первое время использовать только одну руку в повседневной и отчасти самостоятельной жизни (почти каждый день ко мне на несколько часов приходили мама с папой, или дедушка с бабушкой, или вообще все вместе и всячески мне помогали существовать одному) было проблематично, но вскоре я освоился.

Сначала меня хотели определить в общую, но мать с отцом вроде бы договорились с лечащим врачом, или кем-то подобным, и я стал жить в двухместной палате. Всю неделю, которую я там проживал, у меня не было соседа. В моей палате было две кровати, две тумбочки, один шкаф и окно у изголовья моей постели. Проживал я не на первом этаже, а кажется на третьем, или четвертом.

С местными детьми я знаком не был: пересекался с ними крайне редко, например на раздаче еды (там не было столовой, в которой можно было поесть, была одна комнатка, в дверном проеме стоял столик, на котором была здоровая кастрюля с едой, из которой местная работница накладывала большим черпаком нам еду в тарелки и мы шли по своим палатам трапезничать.) и то я ни с кем не разговаривал. В основном сидел у себя и смотрел мультики по-маленькому DVD плееру, записанные еще на диски.

Произошло то событие в предпоследний день моего пребывания в той больнице.

Примерно во второй половине дня местная медсестра позвала меня в другое крыло больницы на перевязку. Я очень хорошо помню ощущение, когда достал руку из этого гипса: будто левая рука стала раз в десять легче правой, это было очень странное чувство. И вот когда я уже выходил из перевязочной, мимо меня прошли две медсестры, которые болтали о чем-то своими и в один момент до меня донеслась от них одна фраза. Может я ее как-то не так расслышал, но запомнил ее так: «Сил уже никаких нет с этой падлой возиться, она опять появляться начала! Вчера во втором корпусе побывала!».

Я тогда думал о чем-то своем и понял смысл фразы только после того, как еще раз прокрутил ее у себя в голове. Немного подумав, я пришел к выводу, что они разговаривают о чем-то своем, недоступном детскому мышлению, поэтому забил и вернулся к себе в палату, досматривать мультик.

Отбой у нас был вроде в девять-десять вечера, точно не помню. Моя палата была крайней в крыле, к слову, благодаря этому я первее всех оказывался на раздаче еды, так как это помещение было рядышком. Во всем крыле по ночам свет выключали, и он горел только вдалеке, у двери в наше крыло. Эта информация может показаться ненужной и несвязанной между собой, но сейчас вы поймете к чему я это описал.

В ту самую предпоследнюю ночь мне не спалось. Я и так, и сяк пробовал уснуть, но безрезультатно. И в один момент я уловил странный приторный запах. Запах сырой земли и чего-то еще. Я старался не обращать внимания, но он только усиливался. В один момент я понял, что меня сейчас начнет подташнивать. Подумав, что запах идет с окна я встал закрыть окно, но оказалось, что оно и так закрыто.

Тогда я решил пойти посмотреть откуда этот запах. Тихонечко открыв дверь палаты и выглянув в коридор я вгляделся в темноту, чтобы понять спалят меня медперсонал, или нет. И вот тут я ахуел.

Я не сразу понял, что я вижу. Как я говорил, по ночам в коридоре работала всего лишь одна лампочка, которая была у входа в крыло, так вот, обычно она освещала несколько метров, но в тот день ее было видно.

Когда я всмотрелся, я понял, что какая то хуйня вдали перекрывала собой ВЕСЬ коридор практически до потолка, причем, учитывая, что лампочка за ней то появлялась, то пропадала, эта хрень еще и как-то двигалась. Я не знаю с чем ее сравнить, тогда мне представилась она как какое-то бесформенная клякса, которая еще и медленно двигалась по коридору в мою сторону.

Тут я мигом залетел обратно в свою родную палату, в панике закрыл дверь, несмотря на гипс, схватил обеими руками тумбочку, что стояла рядом, рывком рванул ее к двери, из-за того, что неправильно ухватился тумбочка упала на мою ногу, завыв от боли я всеми силами начал толкать тумбочку к двери, пытаясь построить своего рода баррикаду.

Дотащив, я уперся всем телом к двери, запах усилился, в дверь ударили, потом еще и еще, я слышал за дверью какое-то бурление. А потом я не помню, что было.

Очнулся утром, лежащим около тумбочки, меня разбудила медсестра. Она, не задавая вопросов помогла собрать мне мои вещи, не спрашивала про упавшую в некоторых местах штукатурку и вывела к родителям, они приехали рано за мной.

∗ ∗ ∗

Гипс сняли через неделю после приезда домой. С рукой все в порядке, будто и не ломал ее.

Иногда я прокручиваю те дни у себя в голове, но никогда не могу объяснить себе, что это было. Это точно не был сон, тот запах был чересчур реальным. Никаких схожих с моей историей городских легенд про ту больницу я не слышал.

И все-таки мне кажется, что медперсонал что-то знал насчет той кляксы.


Автор - Андрей Бутерброд

Показать полностью
137

Мимолётное

Пару месяцев назад прочитал историю, в которой автор уверял, что собрал реальные истории своих друзей, когда они сталкивались с какой-то крипотой в реальной жизни. Тогда я решил сделать нечто подобное и пораспрашивал своих знакомых на эту тему. Таким образом получился этот минисборник. Возможно, в будущем, эта статья дополнится.


Большая часть этих историй ни столько страшные, сколько странные и происходили в основном достаточно быстро, поэтому эта паста и получила название «Мимолетное».


К каждой истории я прилагаю реальное имя рассказчика.


Ярослав


Ну как мне кажется, это была слуховая галлюцинация, но все равно, достаточно крипово. Значит, одной ночью (не помню точно, когда это было), лежу я в кровати и пытаюсь уснуть. Вокруг темно, окна зашторены, невидно вообще ничего.


В один момент, я вроде бы начинаю потихоньку дремать, но тут произошло то, что заставило меня резко подскочить.


Я услышал, как позади меня, прямо над моим ухом кто-то довольно отчётливо быстро вдохнул и выдохнул два раза.


Я сразу включил свет, но никого в комнате не было. Домашних животных у меня нет и никогда не было, поэтому я предпочитаю думать, что это был сонный паралич, или что-то подобное, но я хз: эти вдохи и выдохи звучали прямо очень реалистично.


«Стоит добавить, что спустя пару месяцев, один пользователь Пикабу @Seten рассказал свою историю, которая очень сильно напоминает случай, произошедший с Ярославом.»


Егор


Ну смотри, на эту тему у меня есть пара историй.


1


Как-то раз, поехал я со своим дядей к одному писателю картин в его каттеджик, была зима, холодно. Ну приехали мы к нему, они (дядя с художником) что-то отмечали, веселились, а я – мне на тот момент было лет четырнадцать, может пятнадцать – не знал, чем мне заняться и к тому-же, на тот момент я уже курил, ну, скажем так, баловался сигаретами.


Ну и вот, я тогда захотел покурить, и думаю – скажу им, что пойду прогуляюсь. Ну я пошел, вышел за участок, покурил и думаю: «А что мне там еще делать?». Решил я чем-то заняться, а я всегда любил наводить порядок, своего рода перфекционист. Нашел лопату и решил прочистить от снега дорогу от коттеджа до бани.


Начал чистить, почистил примерно метр участка, два, три, четыре, оборачиваюсь и вижу в окне дома они стоят. Очертания одного из мужчин очень хорошо запомнились: пожилой, лет пятидесяти, в белой водолазке и черных джинсах, а второй был одет во что-то черное, уже не помню. И один из них махал мне рукой.


Ну я не придал этому значения: вдруг они там обсуждают какой я молодец, то, что сам решил почистить тропинку от снега. Ну дочистил я ее, захожу в дом и спрашиваю дядю с художником: «А чего вы мне махали?». Они ответили вопросом на вопрос: «В смысле мы тебе махали?».

И вот после того, как я обратил внимание на их одежду, я ахуел, потому что я смотрю: ни на ком нет белой водолазки, и вообще черной одежды на них почти нет, только если штаны. На художнике была надета легкая майка, а на моем дяде, была оранжевая кофта. Я до сих пор не понимаю что произошло, и кто эти люди в окне.


2


Недавно я решил заняться спортом. Даже не для того, чтобы привести свое тело в порядок, а чтобы бросить курить. Ну на прошлой неделе, одним вечером мне было скучно и часиков в одиннадцать ночи, я пошел бегать. Пошел за свой дом, у меня там есть небольшая баскетбольная площадка, вот там вот я и бегал. К слову, тогда был полный штиль, вот прямо вообще.


Когда подходил к баскетбольной площадке (в нескольких метрах от баскетбольной площадки есть детская площадка) – смотрю качель качается. Смотрю по сторонам – ни у подъездов людей нету, ни на лавочках, ни на самой площадке никого вообще.


Я думал, что может кто-то просто встал с качелей и убежал от них, а качелька продолжила качаться по инерции. Ну короче не придал этому особого значения.


Я уже зашел на баскетбольную площадку, разминаюсь, смотрю – качель вроде в том же темпе качается. Я думаю: «Это как так? По законам физики она должна была уже остановиться». Я думаю: ну окей.


Бегу. Первый круг пробежал, второй, останавливаюсь. Ветер за все это время не появился, даже слабого ветерка нет, смотрю – а качель все в том же темпе качается. Я начал понимать, что тут все-таки что-то не так.


Ну побежал еще один круг, второй, третий. Бегу и в какой-то момент эта качель меня достала. Я остановился, пошел к ней. Я ее остановил, думаю: «Ну сейчас вроде все хорошо должно быть.». Пошел опять на баскетбольную площадку, оборачиваюсь – качель вроде стоит. Знаешь, я бы ахуел еще больше, если бы она снова начала качаться, но этого вроде не произошло.


Никита


Ну в этой истории, наверное, нет мистики, можно списать на глюки, сквозняки и т.д. Но для меня история эта достаточно криповая до сих пор.


Мне тогда было лет одиннадцать, наверное.


Если я правильно помню, тогда была толи весна, толи осень. В тот день, вернее в ту ночь, я остался один дома. Мать ушла с моей сестрой в гости к бабушке, а отец гулял со своими друзьями допоздна.


Поздно вечером, когда я выходил из ванной, вырубился свет в квартире. Сначала я не понял, что произошло, но после того, как я несколько раз попытался включить-выключить свет в доме, то до меня дошло.


Ну я решил при таком раскладе пойти к себя в комнату и попытаться заснуть. А в моей комнате был балкон, ну и вот, когда я зашел в комнату, то увидел в балконном окне чей-то силуэт, а жил я не на первом и даже не на втором этаже, как ты знаешь. С этого я ахуел, и как только заметил силуэт, моментально развернулся и побежал на кухню. Там я нашел небольшой фонарик на батарейках и включил его. Светил он тускло.


И в какой-то момент я услышал, как в моей комнате, балконная дверь как пизданет об стену, будто ее кто-то с размаху открыл. Дверь и окна там были не старые, поэтому просто так дверь открыться не могла.


Я в тишине сижу на кухне и через несколько секунд слышу еще один удар: на этот раз дверь другой комнаты уже захлопнулась. Короче я так и уснул на кухне с этим фонариком. Часа в 3-4 ночи пришел батя и достаточно удивился, когда увидел своего сына спящим на кухне, да еще и с фонариком.


Ну, как мне кажется, силуэт мне все-таки показался, ведь смотрел я на него не больше секунды, а двери открывались/закрывались из-за сквозняка, видимо балконная дверь немного приоткрыта, хотя хз. В любом случае, думаю тебе это подойдет.


Андрей


Ну и собственно моя история.


Случилось это в феврале этого года.


Я лежал у себя на диване, никого не трогал, читал что-то по телефону. В квартире кроме меня никого не было.


В один момент, я отчетливо слышу два стука в коридоре. Пару секунд я думаю, что это может быть, потом открываю дверь и выхожу проверить. В центре коридора валялся мой сдутый баскетбольный мяч, который всегда лежал в кладовке, под грудой разного хлама. Несколько секунд я стою в ахуе и смотрю на мяч, думаю, как он тут мог оказаться, потом закидываю его в кладовку обратно.


Все бы ничего, вот только, чуть позже, я провел эксперимент, чтобы узнать откуда мог упасть сдутый баскетбольный мяч, чтобы тот отпрыгнул один раз и выкатился на центр коридора. Как оказалось, высота должна быть не меньше, чем 2 метра. И вот как мяч, который всегда лежал на полу, под различными пакетами и вообще хрен знает чем, поднялся на такую высоту я до сих пор не знаю.


К слову, раньше, примерно в декабре-ноябре 2019 года, проходя ночью на кухню мимо открытой кладовки, мне в ней часто мерещилась всякая бледная херня, но при включении света, или более детальном рассматривании, там, конечно, ничего не было. Именно это и легло в основу моего рассказа «Мошки»


Очевидцы произошедших историй - Ярослав, Егор, Никита, Андрей Бутерброд

Показать полностью
36

Вопросы

Я никогда не видел снов. Так уж получилось, что я с детства их не вижу. Каждую ночь, я на протяжении уже многих лет закрываю глаза и открываю их уже утром. Я мог бы вполне сказать, что это походит на моргание, если бы запоминал момент, когда засыпал.
В последнее время меня сильно заинтересовала вся эта тема сновидений, я много времени убил на то, чтобы найти что-то похожее, что произошло с моим другом, в интернете, но безуспешно. Любой другой на моем месте, наверное, давно уже забил бы и остановился на самой банальной версии, но в произошедшем есть что-то крайне странное, но об этом позже.
История эта произошла примерно полгода назад. Тогда моя жизнь была размеренной и довольно спокойной. До одного вечера.
У меня есть ежедневник, в который я записываю примечательные события с датами, поэтому я точно могу сказать, что моя спокойная жизнь пошатнулась тринадцатого декабря 2019 года. Довольно интересным совпадением является то, что этот день был пятницей. Тогда я еще жил один - моя девушка переедет ко мне спустя несколько месяцев, после того эпизода – в честь пятницы я купил два литра Чешского, чипсы, что-то еще и решил посмотреть какой-то фильм. Но все нарушил звонок с незнакомого номера.
Отвечать на звонок не хотелось. Что-то внутри меня говорило, что лучше сбросить вызов, но интерес взял вверх. Я не подумал, что это могут быть надоедливые спам звонки, не знаю почему, может уставший был. В трубке молчали. Лишь после моего неуверенного «Ало», я услышал голос собеседника.
Речь была быстрой, голос слегка дрожал. Сначала понять кто звонит у меня не получилось, даже после того, как собеседник представился, я не понял с кем разговариваю. Лишь потом до меня дошло кто это.
∗ ∗ ∗
Володя. Своего рода призрак прошлого. Раньше был моим лучшим другом. Дружили с первого по одиннадцатый класс. Ближе к концу одиннадцатого класса стали меньше общаться друг с другом: изменились слишком сильно. Финальным аккордом стал его скандал с нашей директрисой, ближе к выпускному, на тему, связанную толи с сигаретами, толи с наркотиками; я как-то не разбирался. Его отчислили. Наверное, после этого он пошел в колледж. К тому моменту мне было настолько все равно, что я даже не интересовался этой темой, потом от других узнал другие факты о нем, которые его не красили. Короче с того момента мы не общались и не виделись. Господи, сколько же лет прошло…
Он сказал, что произошло нечто серьезное и нам нужно встретиться, как можно скорее. Спросил, можно ли зайти ко мне – разумеется я ответил отрицательно. Но мне стало интересно что у него случилось такого, что он решил столько лет вспомнить мой номер, поэтому я предложил встретиться на следующий день в одном кафе днем. Он согласился.
В кафе я нашел его с трудом: он слишком сильно изменился, пришлось звонить ему два раза, чтобы понять, где он. Мне было почти физически больно смотреть на того, кем стал мой друг детства, с коим мы пережили столько различных приключений. Володя был одет в какой-то мятый свитер, под его глазами были здоровенные синяки и мешки. Лицо сильно исхудало, волосы были не мытыми, взгляд уставшим. Я в какой-то момент даже подумал, что слухи о его отчислении из-за наркотиков были правдивыми.
Сперва разговор не клеился, зачем я ему понадобился, Володя не говорил. Поначалу. В какой-то момент, он начал осторожно рассказывать произошедшее с ним. Чем он больше рассказывал, тем больше у меня было желание уйти.
По его словам, он не притрагивался никогда к наркотикам, не пьет с того момента, как эта история начала происходить, а до этого пил немного и редко.
Как он сказал, началось все со снов. Какое-то время у него была бессонница. По его словам, ему удавалось спать в лучшем случае, чуть ли не раз в два дня и часов по пять, а то и хуже. Володя не знал из-за чего это началось. На него страшно было тогда смотреть. Когда его на работе увидел начальник, то без лишних слов отправил домой на пару дней: вид у Володи был ужасный.
Вот, в предпоследний день своеобразного больничного, уставший Владимир отрубился и проспал чуть ли не двенадцать часов.
По его словам, Володе приснился очень реалистичный сон. Ему снилось, будто он стоит на какой-то гранитной платформе, которая парит в воздухе. Под платформой был холодный хвойный лес, простирающийся вдоль до горизонта, слабый ветер тихонько колыхал верхушки елей. На дальнем конце, на граните кто-то сидел, свесив ноги вниз. Володя подошел к незнакомцу и сел рядом.
«Человек» по всей видимости смотрел вдаль, не обращая внимания на Володю. Незнакомца можно было назвать человека с натяжкой из-за одной особенности. Это был натуральный силуэт, тень, если хотите. Из-за однородной черноты, казалось, что он двумерный, единственной выделяющейся деталью на нем были только его волосы – они были длинные и ярко-белые, будто состояли только из этого белого цвета. Посидев в тишине какое-то время, силуэт повернул свою голову к Володе, тогда выявилась еще одна деталь незнакомца. Его левый глаз, а вернее радужка была такой же белой, как волосы, но правого видно не было. Причем раз радужка была видна полностью, тень смотрела на моего знакомого с широко распахнутым глазом.
Они какое-то время смотрели друг на друга молча, прежде чем силуэт разрушил тишину.
— Что ты здесь делаешь? Тебя здесь не место. Здесь должен быть только я. — Голос был похож на шелест листьев, мягкий, едва слышимый, в нем не было укора, скорее удивление – он прозвучал отовсюду, но Володя был уверен, что это говорит тень, хоть ее челюсть и не сдвинулась с места.
Володя промолчал.
— Тебе пора. Уходи. – Фигура осталась неподвижной, но Володя почувствовал, что его кто-то столкнул с гранитной платформы и он полетел вниз.
Не долетев до земли, Володя проснулся. Тогда он не придал значения сну, только он никак не выходил из его головы. Проснулся он с долгожданным чувством, что он выспался. Владимир был крайне этому рад, что не придется опять весь день ходить сонным. Но на следующую ночь все повторилось.
На этот раз фигура не сидела на краю, силуэт стоял в паре метрах от Володи. Он был чуть выше знакомого. Белоснежные волосы трепал усилившийся ветер, по-прежнему одна радужка, не моргая наблюдала за Владимиром. Только тогда Володя увидел, что незнакомец одет в какую-то одежду, которая тоже колыхалась от ветра: кажется, какая-то футболка и брюки, обуви вроде бы не было: трудно было разобрать из-за того, что она сливалась с телом.
Незнакомец также постоял какое-то время молча, после чего начал.
— Ты вернулся. Снова. – Пронеслось ото всюду – Можешь спросить все что угодно. Всего лишь один раз.
Озадаченный Владимир спросил то, что первым пришло в голову.
— Что ты тут делаешь?
— Наблюдаю. Мне нравится это место. Оно прекрасное, как многие звезды. И такое же древнее.
После этих слов Володя посмотрел хотел спросить что-то еще, но тень оборвала его.
— Я ответил на твой вопрос. Теперь ты ответь на мой. Почему небо меняет свой цвет, когда часы начинают идти в обратную сторону? – В голосе можно было уловить нотки искреннего, детского интереса.
Володя только пожал плечами. После чего незнакомец проговорил:
— Это неправильно. Уходи. Подумай. Потом ответишь. — После этого Володя проснулся, на этот раз его никто не скидывал, но перед пробуждением он заметил кое-что, отчего поежился. Он увидел, как белоснежная радужка поднимается вверх и исчезает в черноте, будто этот некто закатил глаз.
Больше ему не снилось ничего. На этом история могла бы и закончится: мало ли что может присниться, но нет. Дальше Володя начал рассказывать то, из-за чего я засомневался в его адекватности.
По его словам, спустя неделю, покупая буханку хлеба, он услышал вопрос, который задал силуэт от кассирши, вместо суммы, которую нужно заплатить. Когда Владимир переспросил что сказала продавщица, та сказала, что буханка стоит 25 рублей.
И началось. Каждый второй, к кому обращался Володя, задавал ему вопрос про небо, а потом говорил, что не спрашивал про это.
На мой вопрос что ему от меня надо, Володя сказал, что влияние этой «сущности» начало расти и уже мало людей разговаривают с ним по человечески, а не требуют от него ответа на тот бредовый вопрос, а я один из тех, «кто ведет себя по человечески», по его словам, все, кому он звонил кроме меня спрашивали про небо и часы, к тому же я всегда умел находить выход из самых абсурдных ситуаций.
Тогда я пожелал ему завязать с наркотиками и ушел. Вот так просто. Володя тогда остался сидеть в том кафе, в удрученном состоянии. Он не пытался меня остановить, просто спокойно попросил не уходить. Я Мне никак не верилось в его историю с мистическими силуэтами, кто-бы на моем месте поверил? А если бы и поверил, то, что бы я мог сделать? В любом случае произошло то, что произошло.
∗ ∗ ∗
Через несколько дней, в паблике своего города я прочитал новость о том, что Володю задержали. На улице он убил какого-то парня. Пырнул его в живот ножом. Лишил семью отца. Очевидцы заявляли, что он орал что-то про ответы на вопросы.
Насколько я помню, Володя надолго загремел в психушку.
Вот знаете, конечно, более, чем наверняка, Володя реально был наркоманом и заслуженно угодил в дурку, но все же иногда меня терзают смутные сомнения. Кода я сидел в том кафе мне показалось, что многие как-то странно смотрят на Володю, но скорее всего мне тогда действительно это показалось. С того случая я нередко долго не могу заснуть ночью, и вот тогда меня и посещает эта мысль: ну вот, а вдруг...


Автор - Андрей Бутерброд

Показать полностью
22

Жара

Сразу оговорю две вещи.

Первая - возможно, этот текст покажется вам самым странным из тех, которые вы, когда-либо читали. Я и сам с трудом верю в фантасмагоричность произошедшего, но что-то внутри меня подсказывает, что все это было.

Вторая – Я никогда в жизни не принимал наркотики. Пью алкоголь исключительно по праздникам и то немного. Психическими расстройствами никогда не страдал, так что списать произошедшее на помешательство навряд ли удаться.

Я до сих пор не понимаю, что именно произошло и не думаю, что мне, или кому-нибудь еще удаться правильно ответить на этот вопрос. Это за гранью моего понимания.

Началась череда произошедших событий с того, что мне нужно было зайти в строительный магазин, который находился в другом районе моего города. Идти я собирался теплым днем и от нечего делать позвал с собой своего друга – Дениса, тот был не против. Насколько я понял, он поставил дома скачиваться какую-то игру, которая весила очень много и должна была скачаться через 4-5 часов, так что делать ему было нечего.

В моем городе районы разделяет небольшой лес, в ширину километра четыре, наверное, или пять, но не суть важно. Решили не огибать лес, а идти через него, чтобы не тратить уж чересчур много времени и сил. По идее, весь наш минималистический поход туда и обратно, должен был занять часа три, если не будем останавливаться. Этот вариант нас вполне устраивал.

Денис взял с собой рюкзак, в него положил булавк бутылку воды, которую приобрел в одном магазине. День был жаркий, поэтому от воды я не хотел отказываться. Я был в шортах и футболке, Денис же вышел в темных штанах, черной футболке с каким-то красным принтом и обвязанной вокруг пояса легкой серой ветровкой. Внятно объяснить зачем ему ветровка, Денис не смог, но вроде он взял просто для красоты.

Собирались идти по одной широкой лесной дороге, по которой часто проезжали машины. Дошли до нее быстро, все-таки она находилась неподалеку от нашего с Денисом места встречи.

Небо было безоблачным, жарко было даже мне, хоть я и был легко одет, я не говорю о Денисе, у которого на спине свисал черный рюкзак, а на поясе ветровка. Было слышно, как где-то вдалеке стучит дятел и чирикает какая-то птица. В траве, рядом с дорогой, по которой мы шли, бегала всякая живность. На удивление, по пути мы не встретили ни одного человека, или машину, хоть по этой дороге довольно часто добирались люди до соседнего района.

Пройдя, наверное, километра два, или три – то есть половину пути – я стал замечать, что Денис стал иногда оглядываться назад. Как мне показалось, он пытался скрывать свою встревоженность от меня, но это у него не очень хорошо получалось. Сначала я старался не обращать внимание на странное поведение друга, аргументируя тем, что это у него такие тараканы в голове, а если будет что-то важное, то он меня окликнет.

В какой-то момент я устал в одиночку поддерживать беседу и по сути, разговаривать с самим собой, тогда я остановился и спросил Дениса, что за хрень происходит и кого он боится, что озирается назад каждые двадцать-тридцать метров. Денис же сказал, что все нормально, и спросил не замечаю ли я чего-то странного. После того, как я ничего не ответил и начал смотреть на друга удивленным взглядом, тот, видимо пытаясь перевести тему, попросил понести его рюкзак, аргументируя, что его плечи затекли.

В тот момент я списал странности в поведении Дениса на его усталость. Дальше шли молча. Головного убора у меня не было и Солнце уже начинало напекать голову: дорога, по которой мы шли была под открытым небом, деревья росли по бокам. Я собирался посмотреть по навигатору сколько нам еще примерно идти, но оказалось, что мой телефон был вне зоны доступа сети. Это было довольно странно, потому что телефон был новый, аккумулятор держал заряд не меньше суток, а когда мы заходили внутрь леса телефон был заряжен примерно на восемьдесят процентов. Удивлённый, я хотел попросить Дениса посмотреть по его телефону сколько нам еще идти, но сделать этого у меня не получилось.

В тот момент, когда я обеспокоился нашим местоположением мы шли по песку в гору и так получилось, что я шел впереди. Решив обернуться к другу, я понял, что позади меня его не было.

Сначала я подумал, что Дениса настиг солнечный удар, но эту мысль я быстро отмел. Во-первых, звук падающего тела позади себя я бы услышал, во-вторых, мы шли по песку в гору, благодаря чему, наши следы были отчетливо видны на песке. Проблема была в том, что шаги Дениса просто прерывались в паре метров от меня, причем никаких других следов видно не было. Складывалось впечатление, что друг просто исчез. Я излазил абсолютно все, в попытках найти хотя бы что-нибудь, что указывало на то, куда делся мой друг, но тщетно.

В какой-то момент, уставший, я сел посреди дороги. Я ни о чем не думал, видимо я впал в состояние шока. Я не знаю сколько прошло времени. Хоть у меня и были механические часы на руке, я, когда поднялся, не посмотрел на них. Механически сняв с себя рюкзак Дениса, я расстегнул его, достал бутылку воды и немного отпил. В тот момент, мной, на сколько позволяло мое тогдашнее психическое состояние, было принято самое адекватное решение: выйти из леса и прийти с помощью. Мне тогда показалось, что я уже прошел половину пути и быстрее будет продолжить идти, нежели развернуться, поэтому я пошел вперед.

Солнце пекло нещадно, на небе не было ни единого облачка. Постепенно дорога начала сужаться, пока я вовсе не пришел к развилке.

Я много раз ходил по той дороге, но никогда не замечал на ней развилку. Передо мной было поваленное дерево, на котором не было коры, что было само по себе странно. Я не заметил следов, что бы ее сдирали, все было сделано вроде аккуратно, впрочем, я был занят совсем не разглядыванием этого дерева: не до того мне было. За деревом была развилка. Две небольших, еле заметных тропинки, поросших травой, по которым видимо давно никто не ходил, встретили меня. Одна вела вперед и вправо, другая вперед и влево. Я никогда ранее не видел этих тропинок и не знал куда идти. Лес был маленьким, я об этом уже говорил, но заблудится в нем можно было, хоть и с трудом. Я задумался. Солнце палило нещадно, казалось, температура воздуха поднялась до тридцати пяти, а то и выше, вода хоть и была с собой, но было ее немного, и она уже успела согреться. Я пошел направо, думая, что в случае чего смогу всегда вернуться и пойти налево.

Я шел минут десять, тропинка начала расширяться. Я брел ни о чем не думая. Я несколько раз пытался вспомнить, когда я увидел его, но у меня не получалось. Каждый раз в памяти я могу вернуться только к тому моменту, когда я уже смотрел на него, а он, вероятно на меня.

По всей видимости, в очередной раз, когда я посмотрел вперед я заметил вдалеке человека. Примерно в 50 метрах от меня, может в 100 стоял некто. Стоял не на тропинке, а рядом с деревьями. Человек был в одежде Дениса и по всей видимости это был он. Обрадовавшись, я побежал к «другу», но на полпути у меня как будто стрельнуло в голове. Я хоть и в легкой одежде и то потом изливался, а он стоял полностью одетый, да еще и свою ветровку надел с капюшоном. Я сбавил шаг, начал присматриваться. У меня с детства было хорошее зрение, поэтому подойдя, наверное, на 20 метров, я смог заметить это. Капюшон был направлен в мою сторону и подойдя на близкое расстояние, я заметил, что у «Дениса» нет лица. Нет, это был не слендер, это было нечто похуже. Из капюшона, наверное, до груди свешивалась грязная черная шерсть, которая, по всей видимости росла по всему лицу. Будто бороду деда мороза покрасили в черный и натянули на лоб. «Денис» стоял и не двигался. Я мог различить почти каждый грязный волос этой херни, я уверен, что она мне не примерещилась. Тогда я почувствовал, как мое волосы по всему телу встают дыбом. Я просто стоял в оцепенении и не мог сдвинуться с места, пока херня просто не исчезла.

У вас, бывало, такое, когда вы куда-то торопитесь и случайно налетаете на какой-то предмет, который вы не заметили? Помните это ощущение, как будто предмет взялся из ниоткуда? Вот это было что-то похожее, но наоборот. Херня просто за мгновение исчезла, как будто я ее резко развидел, я не знаю, как это еще объяснить. Мне было страшно, но палящее Солнце, которое не сдвинулось со своего места ни на сантиметр, заставляло идти дальше. Я не знаю откуда у этой херни одежда Дениса и, если честно, не хочу даже знать.

Не буду скрывать, все-таки пишу анонимно, я тогда расплакался от страха, но продолжил идти, благо я уже видел, что примерно через 200 метров от меня лес заканчивается. Когда я это увидел я побежал, в надежде, что наконец выберусь из этого ебаного леса. Зря.

Там была большая поляна. В центре было несколько деревянных избушек. Там неправильно было все, вплоть до воздуха. Я сейчас это пишу с трудом, мои пальцы дрожат. Несколько деревянных крыш были пробиты, из одной дыры торчало что-то механическое, будто механизм пробил крышу, в некоторых местах оно светилось белым светом. Вся поляна была в высушенных белых ветках, пепле и проводах. Толстые кабели червями пронизывали поляну. А еще на земле лежала… Блядь, я знаю, вам это нахер не интересно знать, но это мне нужно, я сейчас отходил и скурил почти всю пачку сигарет и выпил всю имеющуюся у меня бутылку ликера, я не могу иначе продолжать. На земле, там, в пепле, лежала одежда. Ее было много. Лежала она не в куче, а создавая некие силуэты, будто кто-то наглухо ебнутый выкладывал куртки к штанам и ботинкам, причем так, чтобы можно было понять, что вот этот комплект куда-то тянется, другой закрывает голову, третий еще что-то делает. Вся одежда была выцветшей, будто пролежала под солнцем не одну неделю. Я не хотел думать о том, что хозяева будто в буквальном смысле испарились, или, что еще хуже, кто-то бережно выкладывал одежду в силуэты. Тогда я почувствовал, как весь лес смотрит на меня, в буквальном смысле почувствовал, это было невыносимо. У нас в лесу никогда не было и нет подобных сраных полян, нет и точка!

Я, сомневаясь в своем рассудке, тогда еще быстро сфотографировал эти сраные избушки. Примерно после этого я заметил странные следы, недалеко от меня. Я не видел их хозяина, я видел только следы, которые сами собой появлялись на пепле, идущие в мою сторону. Никогда не видел ни о одного животного чего-то подобного. Я побежал обратно. Уже не думая ни о чем. Просто блядь побежал. Бежал, наверное, километр, нее встретил никакой развилки с поваленным деревом, просто выбежал из леса, причем гораздо быстрее, чем это возможно, ведь я вроде в самой чаще был. Пока бежал, на периферии видел мелькающий силуэт в одежде Дениса, тогда я просто заорал и побежал с закрытыми глазами.

В заключение, наверное, хочется сказать, что, когда я выбежал из леса, на улице шел дождь, а время было за полночь. Дениса ищут до сих пор, но я знаю, что его не найдут, вполне возможно, что на той поляне появится еще один комплект одежды, если не уже. Снимок у меня сохранился, но на нем ничего почти не видно, почему то все в лютых шумах, прикрепляю его к записи на всякий случай. Что же, я, наверное, никогда не узнаю, что это за место, в котором все посыпано пеплом и вечная жара, что за провода торчат там из земли, что-за механизм пробил крышу одного дома, кто невидимый направлялся ко мне, но это меня не волнует.

Пожалуй, больше всего, на ряду с вопросом «Где сейчас хотя бы тело Дениса?», меня интересует куда вела та левая тропинка, которая была на развилке. Куда бы я попал, если бы пошел по ней?

Не думаю, что я когда-нибудь смогу ответить на это.


Автор - Андрей Бутерброд

Жара Лес, Страшные истории, Паранормальное, Мат, Длиннопост
Показать полностью 1
147

Соседство

Даже не знаю, как начать, ни с чем подобным я никогда не сталкивался, может хоть тут объяснят, как реагировать на это.

История произошла не со мной, а с моим знакомым, который жил в квартире сверху. Не хочу раскрывать имя знакомого, поэтому буду называть его просто N. N жил на седьмом этаже один в небольшой двушке. Иногда приводил, конечно, к себе разных девок, но по большей части жил один. Являлся в прошлом одногруппником и товарищем, иногда становился моим собутыльником. Работал он на градообразующем предприятии, сколько я его знал, ничего странного с ним не происходило.

Также стоит добавить, что соседей по тамбуру у N не было. Почему так сложилось – я не знаю, хотя сейчас пытаюсь раскопать почему квартира пустовала. Не хочу быть сторонником заговоров, но мне почему-то кажется, что с этим вопросом все не так просто, как может показаться на первый взгляд.

С чего все, собственно, началось. В прошлую субботу, проснувшись рано утром (занавески на окнах забыл закрыть), я обнаружил на своем телефоне несколько пропущенных звонков от N и еще больше сообщений от него во вконтаче. Суть сообщений была такова, что знакомый сначала пытался выяснить что мне от него нужно, а потом просто просил прийти к нему.

Потупив в телефон минут пять, я ничего не понимая перезвонил N, чтобы удостовериться, что тот не спит и к нему можно зайти. Трубку взяли почти сразу, ответил N. Он уставшим голосом попросил к нему. Голос не отражал никаких эмоций у говорящего. Нацепив на себя легкую одежду, которую смог найти я отправился к квартире знакомого.

Дверь он не открыл. Позвонив ему еще раз он сказал, что сам дверь не откроет. Попросил выйти на улицу, под предлогом того, что скинет мне ключи и я сам открою дверь. Тут я вообще ничего не понял. Девяти утра нет, а я какой-то херней страдаю. Я мог развернуться и пойти обратно в квартиру, но мне стало интересно почему мой товарищ устраивает подобный квест, вместо того чтобы открыть дверь самому.

Когда я подобрал ключи и вернулся к N, тихонько матеря его по телефону на протяжении всего процесса, я отпер замок его двери, в этот момент мой знакомый рывком втащил меня в квартиру и захлопнул дверь. Не помню насчет того, была ли открыта соседская по тамбуру дверь (в тамбуре было темно), когда уходил от N, но, когда я зашел в тамбур, она вроде была немножко приоткрыта.

Нихило ахуев со всего, что произошло я начал расспрашивать N к чему это все было. Видок, к слову, у него был своеобразный. Он, как и его голос не выражали почти никаких эмоций, было видно, что он вымотался. Знакомый сказал, что кидал ключи, чтобы удостовериться, что это я. Пройдя на кухню, он достал из одного шкафчика коньяк, и начал рассказывать.

По его словам, придя поздним вечером домой с работы, N решил устроить для себя вечер сериалов, которые до этого скачал на флешку. Ради этого N по пути домой зашел в круглосуточный магазин и купил там два не маленьких мешка попкорна, несколько пачек чипсов и что-то по мелочи. Вроде бы ничего такого, ламповая обстановочка: мягкая кровать с пледом и несколькими подушками, в том числе акулой из Икеи, плазма напротив, приглушенный свет от ночника, мягкий ковер на полу украшает комнату, за окном еле слышно воет метель – красота, одним словом. Так в принципе и было до одного момента, пока не вырубилось электричество. Хоть время и было уже позднее, но фильм хотелось досмотреть, поэтому N отправился проверять что случилось с пробками.

Подсвечивая себе путь фонариком телефона, в трусах и майке, мой товарищ кое как доковылял до входной двери, хотел уже открыть, но что-то его насторожило. Слабый, еле отчетливый звук. Дверь N была обита кож-замом и было такое впечатление, что некто с той стороны аккуратно прикладывает и убирает ладони к этому самому кож-заму. Дверь тамбура заперта серьезным таким замком, соседская квартира пустовала, кто это мог бы быть – непонятно. В глазок не видно нихера.

N уже хотел списать это на глюки, но ситуация ему показалась довольно криповой, поэтому перед тем, как выйти, он рявкнул «Кто там? » не открывая дверь.

Звук исчез, но практически тут же появился новый, будто кож-зам кто-то царапает чем-то. Это было слышно немного более отчетливее. N рявкнул вопрос еще раз, царапанье не исчезло, но с той стороны двери мой товарищ услышал мой голос, который был каким то отстраненным и механическим, получился подобный диалог:

- Кто там?!

- А?.. Кто здесь?

- Женя?

- Слушай, я дверь чего-то открыть не могу, откроешь?

- А ты как через дверь тамбура прошел?

- А?

- Ну что ты тут вообще делаешь, время блядь за полночь!

- У тебя часы сбились, открой. – Тут в дверь начали стучать.

- Ты че делаешь?!

- Кто?

- Блядь, сука, кто ты? И как тут оказался… оказалось?!

- Кто?.. Я – Женя… Открой.

После этого некто за дверью отвечать перестал, но стук не прекращался еще как минимум час. N в состоянии аффекта поначалу писал мне с вопросами что мне от него надо, но потом N осознал глупость сообщений, когда стук стих, N снова стал писать мне, но на этот раз с просьбами прийти, ибо я живу буквально в минуте от его квартиры, поскольку сам обосрался люто.

С N мы вышли в тамбур, проверили предохранители в щитке. Да, по всей видимости был скачок напряжения, или типа того и пробки в квартире знакомого выбило. Но в тамбур по большему счету мы вышли не за этим.

Когда я заходил в тамбур к N, видимо, из-за сонливости и темноты я не заметил, что его кож-зам в некоторых местах исцарапан прямо конкретно. Изначально я думал, что N поймал белку и навыдумывал себе все это, но знакомый пил редко, алкоголем от него не несло в тот день, да и не думаю, что это он исцарапал ТАК свою дверь.

Насколько я понял, позвал он меня тогда, что бы я помог ему наладить проблемы с электричеством, поскольку N сам боялся выходить в тамбур. По его словам, он собирался начать поиски жилья, куда можно было бы съехать, но его планам не суждено было сбыться.

Утром воскресенья, на следующий день его тело обнаружили лежащим на улице. N выпрыгнул из своего окна.

Я почти не знаю никаких подробностей его смерти, я до сих пор в шоке от всего произошедшего. Я знаю лишь одно.

Его входная дверь была открыта.


Автор - Андрей Бутерброд

Показать полностью
42

Внутренности (Ч.2)

Перед прочтением настоятельно рекомендую прочитать это


Рябиныча разбудил стук — методичный, настойчивый. Казалось, кто-то ходит по крыше, ищет в ней слабые места. Или через окна заколоченные подаёт сигналы. Только кто?

Старики бы не стали, да ещё ночью. Участковый? Он бы взял ключ у Борисовой, местной старосты, сам открыл. Дурачок Мишка? Так этот постучит и уйдёт. Наверное.

Он поднялся, прислушался. Старый сельский клуб вот уже лет пять пустовал. Никто за ним не следил, не ухаживал. Поэтому старое здание будто бы само просыпалось изредка, деревянные кости размять. Скрипели половицы, скреблось что-то в тёмных углах. Падали книги с полок в библиотеке, портреты вождей в коридоре едва слышно хлопали по стенам. Порой это даже придавало уюта. Но не сейчас.

Проклятие, а дверь-то он запер? Последние два дня превратились у него в карусель из призрачных лиц и грязного неба. Всё из-за палёного самогона! Это все Борисова толкала отраву. Вот и не помнил он последних дней. Голова трещит, руки дрожат, внутри точно бомбу подорвали. Но ничего, нутро-то у него крепкое, так просто Рябиныча не убьёшь, не отравишь!

Что-то ударилось в стену. Жалобно скрипнули окна у переднего крыльца. Ничего, там ведь заколочено. А вот задняя дверь, закрыта ли она? Даже если закрыта, замок выломать несложно. Чёрт, да невозможно сидеть одному в темноте, слушать стоны и скрипы! Надо к Борисовой, срочно к ней, взять ещё пол-литра, в долг, потом отработать или болтом своим отдать, она это любит, хоть и морщится.

Кто-то хихикнул за тонкой перегородкой. Может, и ветер, только Рябиныч не выдержал — вскочил, натянул сапоги, долго шарил по стене в поисках тулупа. Сквозь доски на окнах просунули что-то тонкое, блестящее. Это ещё чего? Шампур для мяса? Точно, Мишка бесится.

Рябиныч натянул второпях тулуп. Стараясь не шуметь, пошёл прочь из комнаты. Как назло, заскрипели под сапогами старые половицы. И каждый их «Хрэ-эть» казался раскатом грома. Лица вождей в коридоре стали чёрными провалами, того и гляди, затянут в темноту, высосут досуха.

Нет, это не белая горячка — иначе тот, кто снаружи, сейчас бесновался бы внутри. Не в самогоне дело, просто кто-то пошутить решил, наказать нищего сторожа-выпивоху. За то, что дом свой по пьяни спалил, и жену Нинку бил когда-то. Мстили ему до сих пор за то, что чужое добро по пьяни воровал, да на кладбище закапывал, чтобы не нашли, не отобрали.

— Падлы проклятые, — Рябиныч погрозил передней двери, которая стонала от чьих-то ударов. — Я вас, падло, всех переживу! Не напугаете! У меня нервы крепкие, нутро ко всему привыкшее!

Распахнул заднюю дверь, вывалился в ночь. Закружило голову от морозного воздуха, еле на ногах устоял. Мокрые снежинки лицо залепили, как мухи. Проснулся голод в животе, зарычал неспокойно. Скорее к Борисовой, там самогон, там картошечка с лучком, кости бараньи, тепло и сухо, и весело.

Побежал, даже клуб не запер. Спугнул ворон на яблонях, разогнал сон и покой спящей деревеньки. Тени у забора отскочили испуганно, в стороны разбежались. А потом одна, большая и любопытная, в чёрной телогрейке, последовала за ним.

∗ ∗ ∗

Вечером к Лесе не приехала сменщица. Это и злило, и пугало одновременно. От недосыпа болели глаза, тошнило от дешёвого кофе. Благо, машин на заправке мало. Редкие дальнобойщики и заезжие гости из других регионов. Можно до утра, конечно, подремать, но вдруг Зинка и завтра не придёт?

Леся докурила на заднем дворе, затушила окурок, пошла открывать торговый зал. Часы над стойкой показывали три ночи. Самое раздолье для нечисти, как любил говорить отец. Может, и так. Вчера в это же время Болотниково на том берегу реки проснулось, да так странно: в домах поочерёдно загорался свет. Вспыхивали жёлтым окна, крохотные маячки в чёрном океане. Горели минут десять-пятнадцать, а после гасли. Дом погружался в сон, но следом просыпался соседний. И так в каждом из двух десятков стареньких домов. Уж не воры ли наведались в Болотниково? Только что там брать? Деревня эта — образец нищеты и разрухи. Когда совхоз закрыли, какое добро осталось, всё растащили. Да и наглость это несусветная, по всем домам-то лазить. Ведь в некоторых еще старики живут, они б шум подняли. Хотя кто знает? Сегодня, когда темнота придавила деревеньку на том берегу, света ни в одном окне не появилось.

Сама Леся уже год жила в посёлке, в тридцати километрах от Болотниково. Копила на свою квартиру, подрабатывала, как могла. Там, за рекой, остался бабушкин домик, осталось её детство, такое близкое и в то же время недоступное, беззаботное, пахнущее шаньгами и спелой смородиной. Давно хотели бабушкин домик продать, отец обещал на днях разобрать завалы на чердаке и на веранде. Утром обещал: как примет зачёты у студентов, так на электричку сядет, приедет. Он-то жил в городе, с новой женой, потому Леся от него (а больше — от неё) и сбежала.

Не отложил ли, он, как обычно, на завтра поездку? Но если всё-таки приехал, то чем сейчас занимается? Никак не выходила из головы вчерашняя чертовщина. На звонки отец, как назло, не отвечал. Вне зоны действия. Наверное, приехал все-таки. Но свет в их домике не загорался ни разу. Она и сейчас могла разглядеть бабушкин дом на откосе, окружённый деревьями, похожими на гнутые гвозди. Через два дома жила Зинка, её сменщица, полноватая тётка с заячьей губой и несуразной причёской-гнездом на голове. Бестолковая баба, но работящая. Не могла она так просто прогулять. Или заболела, или... Или что?..

Как назло, телевизор в подсобке только нагонял страху. Чаще всего после двенадцати крутили мистические шоу в духе «мы поехали туда-то, но ничего не обнаружили». Только сегодня привычную студию с книжными стеллажами сменила убогая квартирка с гнилыми стенами и щербатым столом. За ним сидели двое с длинными, как у гусей, шеями, шипели из-за того, что портился телевизионный сигнал. Над головами их гудела грязная лампа, стонал кто-то за кадром. А эти двое, как пьяные, качались взад-вперёд и перекидывались странными фразами.

— Необычное время, так и скажи. Время перемен, которые не сулят ничего хорошего, — прошелестел тот, что сидел слева. Темнота скрывала его лицо, а чудилось, что и нет у него лица.

— Ну почему же, для кого-то они как раз хорошие, — ответил его собеседник, чьи щёки украшали целые узоры из ожогов и рубцов. — Пойми, планета наша насчитывает миллионы лет, миллионы сюрпризов таит в себе. Никто до конца не знает, какие существа очень давно жили в наших краях, а теперь спят глубоко под землёй по своей, а, может, по чужой воле. Ждут какого-то особенного часа для пробуждения. Того самого времени перемен.

— Хорошо, вопрос такой, — шея того, который без лица, вытягивалась куда-то вверх, хотя это, скорее, телевизор чудил. — Для чего им пробуждаться?

— Чтобы менять.

— И что же они будут менять?

— Да всё. Но не это меня беспокоит. Найдётся ли нам место в этом изменённом мире?

— Может, найдётся, — пробормотал тот, который без лица. — Но в какой роли? И в каком виде?

Хлопнула входная дверь. Леся выглянула в зал. Никого. Гудел сонно автомат с кофе в углу. Шумел холодильник у стены. Колонки снаружи блестели в свете фонаря. Чернела пустая дорога, на другой её стороне каменным наростом маячила пустая остановка. Ветер гонял по воздуху крупицы снега и грязные пакеты. Ни-ко-го.

Только вот кажется, что в кустах, за границей света, кто-то бродит, высматривает, ждёт, пока Леся успокоится..

Она вскрикнула, когда из мусорных баков вывалилось нечто огромное, косматое и мокрое. Потом выдохнула облегчённо. Рябиныч, похоже, алкаш из Болотниково. Опять будет денег просить в долг. Ну, уж нет! Она нащупала ключи под стойкой, запахнула куртку, побежала к дверям.

Фигура, будто подгоняемая ветром, побежала тоже. Мягко так, едва касаясь земли, будто хищный зверь. Леся только вставила ключ, повернула его в замке, как это нечто ударилось в дверь, отскочило. Лампа над входом высветила серое лицо. Леся отпрянула, едва сдержав крик.

К замотанной чулками голове было приклеено фото. Лицо старика, смутно знакомого по учебникам. Кустистые брови, строгий взгляд, полноватые чёрные губы. Какой-то советский политик. Мертвец, как говорил ей в детстве Рябиныч, тыча на портреты в старом деревенском клубе. Нет, не он это, не старый алкаш, и не дурачок Мишка. Это даже не человек!

— Уходи, — завопила Леся. — Уходи!

Оно прильнуло к стеклу, жадно разглядывая её нарисованными глазами.

— Жирненька? — услышала она голос, приглушённый стеклом. — Сладенька и жирненька?

Ей показалось, что оно копирует её голос.

— Я сейчас полицию вызову! Уходи! У меня ружьё!

Оно отпрянуло. Ноги его в больших сапогах заплетались, тело в пояснице сгибалось под разными углами. Не может так человек, не может!

Оно снова ударилось о стекло. Принялось ползать по нему, пытаясь за что-то ухватиться, нащупать слабое место, чтобы пролезть внутрь. Повторяло: «Жирненька-жирненька-жирненька», стучало руками и ногами. Леся отползла вглубь зала, достала из куртки телефон, трясущимися руками набрала номер участкового, уже включила вызов, когда на заправку свернула машина, осветив торговый зал яркими фарами.

Существо отлепилось от стекла, побежало в чёрные заросли, быстро, по-паучьи. Всего секунда — и нет его. Осталось только лицо старика, серым пятном прилипшее к двери.

Леся так и сидела — ни жива, ни мёртва. Не слышала, как у колонки припарковалась полицейская «Нива», как в дверь колотил участковый, кричал в трубку телефона. Потом он вошёл через задние двери. Долго тряс её за плечи, спрашивал чего-то. А она сидела на полу, повторяла:

— Жирненькая... жирненькая...

И только звонкие пощёчины привели её в чувство.

— На нём... Зинкина куртка... Куртка Зинкина была на нём!

Слёзы появились как-то сами собой. Но облегчения не принесли.

∗ ∗ ∗

Выпитая самогонка согревала. Отгоняла все печали. И холод. Он брёл по улице, присыпанной снегом, шлёпал по лужам, даже петь пытался. И ничего не страшился.

Один за другим забывались вопросы, ещё час назад кусавшие его изнутри. Почему во многих домах двери нараспашку? Куда подевалась Борисова, откуда у неё на кухне дырища в полу, а в комнатах — жуткий бардак, будто рылся кто по шкафам, искал ценности? Что заставило хозяйку посреди ночи уйти из дома, оставить в углу бутыли с самогоном, да ещё и со стола ужин не убрать? Не похоже на Борисову, не похоже, не...

...Не важно это всё! В руках у него початая бутылка, ещё одна такая же булькает внутри, переваривается вместе с жареной картошечкой, греет, зараза. И совсем не грызёт. Нутро у него крепкое, его так просто не погубишь, не прожжёшь.

Куда он, ёлки, шёл? В клуб? Тогда какого беса вырулил к недостроенной церкви? Зайти, может? Ветер-то кусается, а тулуп на Рябиныче тонкий совсем. Пошатываясь, двинулся вперёд, в утробу церковную заглянул, плюнул туда для устрашения.

Как только внутри оказался, оборвались все звуки. И ветер пропал, и шум реки. Только тяжёлое его дыхание разгоняло тишину. Странно здесь. Года три назад заезжий богач пытался на этом месте возвести церквушку, а рядом коттедж отгрохать, вон, и фундамент еще видно в бурьяне. Дом-то не успел начать, а вот церковь почти достроил, даже освятил, батюшку на джипе привозил. Только не помогло это божьему делу. Говорят, убили того богача в городе, а церквушка так и стоит на откосе, пялится пустыми глазницами на Болотниково. Раньше тут стройматериалы пылились у стен, кирпичи, трубы железные. Давно растащили, да он сам и выносил, на пузыри выменивал...

Пока бродил по мёртвой церкви, кончилась бутылка. А силы остались. Вот уж правду говорили, что Борисова стала своё пойло разбавлять. Раньше с одной убивало, а теперь и две нипочём. Сходить бы ещё за третьей. Да ну, честь тоже надо знать. Ещё и жалеть будет с утра, когда похмелье накроет. Лучше в клуб — отлежаться, отоспаться, ничего не бояться.

На обратном пути он угодил в яму, упал на колени, вымазался в глине.

— Бу-ыть ты неладна, — процедил сквозь зубы, икнув.

Яма была небольшая, но глубокая. И таких он, поводя взглядом, насчитал десяток, а то и больше. Удивительно, что раньше не попал в них. Вот же, голова пьяная, да задница счастливая. Кто нарыл-то? Раньше, когда дети в деревне были, копали здесь глину, лепили из неё чертиков. Да только в деревне уже лет двадцать мелких нет. Одни старики, дураки и пьяницы.

Стоило выйти наружу — снова ветер вцепился, как сука голодная. Дома у дурачка Мишки хлопала калитка, будто мешок с костями. И там двери распахнуты, даже с петель сорваны, а изнутри скалится темнота громадным ртом. Он погрозил ей кулаком, рыгнул, потопал обратно.

Черёмуха в палисаднике затрещала, снег облетел с веток, спрыгнул кто-то на землю, мягко приземлился. Рябиныч прищурился.

— Мишка, сукин выродок! Это ты? Пошто шасташь?

Дурачок поднялся, не отряхнувшись, побежал к нему псом послушным. Только ушей и хвоста не хватает. И куртка-то на нём новая, с подкладкой, в одном всего месте порвана. А голову-то, блаженный, зачем запеленал себе чулками вонючими?

— Мишка, чё калитку не закрываешь? — рявкнул Рябиныч, — Придут ведь черти в гости, все рёбра тебе поломают!

Дурачок то ли прохрипел чего, то ли прокашлялся. Прильнул к нему, приобнял. Распахнул тулуп, одной холодной культёй под кофту залез, дёрнул волосы на животе. Другую в штаны запустил, хихикнул.

— Сдурел, штоли?! — возмутился Рябиныч. — Я тебе башку-то мигом проломлю, питарасня! Пшёл отсюда, бегом!

Мишка хихикнул, вторя его голосу, проскрипел ехидно:

— Хорошеньки... толстеньки... крепеньки...

Рябиныч рот так и разинул.

— Ты эт брось, Мишка. Ступай, ы-ык, домой! Добром грю! Ну!

Сам развернулся, дальше пошёл.

— Обмотался ишо, как юродивы-ык! Мамка бы жива была, в дурку тбя положла... там само место.

С горы идти легче, ноги сами несут. Главное, затормозить вовремя. Уже бочина старого клуба маячит за поворотом...

Рябиныча мягко похлопали по плечу. У дурачка в культе, затянутой в жёлтую резиновую перчатку, булькала в грязной бутыли самогонка.

— Воруешь, с-сука? — прохрипел Рябиныч, выхватил у него бутыль.

Тот на шаг отступил, замотал головой.

— Чё? Ишо скажи, Борисова сама дала?

Дурачок кивнул. В темноте грязные чулки походили на лоскуты чёрной кожи, под курткой была видна фуфайка, а под ней ещё одна. На кой бубен он столько одежды-то нацепил?

— Мож, знашь, куда сама Борисова запрпастилсь?

Дурачок хихикнул, махнул куда-то за огороды. Шевельнулось в мозгу у Рябиныча что-то призрачное, непонятное. Вопрос, наверное: откуда у Мишки такие руки длиннющие, как у обезьяны? Но все ростки подозрительности затопила самогонка из откупоренной бутылки.

— Чё она там длы... — язык заплетался, словно к нёбу приклеивался. — Кз... кза убжала?

— Ага, — кивнул дурачок, взял его под локоть, повёл. — Айда.

Рябиныч особо не сопротивлялся, дал себя увести. Заволакивал сознание туман, и ночь плясала, тёрлась о лицо своим холодным задом, плевалась в глаза мокрым снегом. Мишка вёл осторожно, обходил лужи и грязь, даже приобнял его за талию, залез под тулуп, гладил по коже, как бабу. Он и не сопротивлялся особо, ноги слабели с каждым шагом, слипались ресницы. А Мишка знай, к губам бутыль подставляет, заливает в него проклятое пойло.

Как-то незаметно выросли из-за пригорка очертания теплиц, присыпанных снегом. Дурачок легонько увёл Рябиныча с дороги, взял курс к покосившимся дверям.

— Брсва? — пролепетал он, сам ничего не понял. — Чго она тым длать?

Дурачок только быстрее зашагал, чего-то нашёптывая.

В теплице — хоть глаз выколи. Сквозь дыры в потолке сыплются снежинки, грязь и глина застыла на стенах уродливой коростой. В глубине, среди разрытых клумб, лежит непонятная масса, перемазанная в чём-то блестящем, скверно пахнущем. Стоит прищуриться, как накатывает тошнота и не покидает чувство, что масса эта обретает человеческую форму, только больше, гораздо больше. Она то вытягивается в несколько метров, то раздаётся вширь. И рога — неужто? — к ней приделаны большие, как коромысла... Деревянные рога?..

Рябиныч уже и на ногах не стоял, тонуло сознание во мраке. Дурачок его придерживал. Подвёл к этой отвратной массе.

— Крепеньки, — зашептал в ухо его же пропитым голосом, — жирненьки, буде те место под хвостом...

Уложил аккуратно, прямо в эту массу, мокрую, но тёплую. Ударил в нос запах дерьма. Рябиныч пошевелил руками, только вымарался, прилипли к пальцам то ли кишки, то ли ещё чего похуже.

Дурачок вернулся, блеснуло в руках острие топорика. Рядом с собой он положил лопатку, каким сахар нагребают из мешка. Тут же ведро, в красных сгустках перепачканное. Сам взял за ноги Рябиныча, подальше протолкнул.

— Тш-ш-ш, — прошипел чуть слышно. — Тш-ш-ш...

Закрыл ему глаза, медленно, аккуратно, будто игрушечной кукле. Рябиныч и не противился особо. Икнул разок, засопел, вконец самогоном ослабленный. Уснул.

И не почувствовал, как брюхо его вспороли острым топориком.

∗ ∗ ∗

В Болотниково вела только одна дорога — через реку, через мост. Ехали медленно, боясь в грязи увязнуть или в овраг слететь. В салоне воняло бензином. Докучаев, местный участковый, пока второпях заправлял, облил себе и руки, и штаны, и куртку немного. Теперь мутило от резкого запаха, зато спать не хотелось — уже хорошо.

На пассажирском кресле сидела полноватая Леся, шмыгала носом. Докучаев так и не понял толком, кто напал на неё. Сказала: вылез страхолюд из кустов, начал на двери кидаться, кричать. Чёрте что. Из деревенских на такую глупость способен только дурачок Мишка, но чтобы ночью, да ещё так нагло? Надо его припугнуть.

— Сначала к папе з...заедем? — робко спросила Леся.

Он кивнул. Заедем, заедем. Проверим, раз уж просит. Надо было к Борисовой заскочить, собственно, к ней и ехал, забрать откат за самогонный «бизнес». Специально затемно выехал, но раз такое дело, придётся дополнительную остановку сделать.

Мост через реку походил на выгнутый хребет доисторического ящера. Дворники за стеклом неистово боролись с ветром, который кидался снегом. Ржавое полотно под колёсами стонало, как больное проказой. Каждый раз Докучаев проезжал тут и боялся, что не выдержит мост, и «Нива» рухнет в воду, утонет вместе с водителем. Старался быстрее проскочить опасный участок.

Сейчас автомобиль плёлся кое-как. Фары выхватили груду камней, наваленную посреди дороги. Пришлось убирать. Ещё и досок накидали, шельмы! В темноте наскочишь на гвоздь — и прощай колесо.

Когда в деревню въехали, небо на востоке начало светлеть.

— Это дом бабки твоей?

Леся кивнула, утёрлась рукавом.

Оставил машину у дороги. Велел девке запереться, от греха подальше. С собой взял фонарь, оружие проверил. На снег посветил: следов нет. Поводил лучом по воротам. Никак, заперто? Пришлось возвращаться к машине, благо, у Леськи ключи были с собой.

Во дворе тоже ничего подозрительного. Дров куча навалена, чьей-то лохматой шкурой прикрыта. Так, ещё замок. В сенях вёдра опрокинуты, половики сгружены, а в огород дверь распахнута. Докучаев достал пистолет, фонарём по стенам пошарил. На секунду почудилось: дёрнулся кто в углу, на веранде. Но это лишь сквозняк шевелил старые плащи.

— Есть кто? — позвал он. — Хозяева?

И не знает — чего больше бояться? Того, что никто не отзовётся? Или отзовётся, но кто-то другой...

На чердаке зашуршало, запищало. В луче фонаря мышиная тень скользнула между коробок. Докучаев заглянул внутрь, потом шагнул на порог. Увидел огромную дыру в полу, чуть не упал, за косяк дверной ухватился. Подождал, пока сердце уймётся, посветил вниз фонариком.

— Папа там? — спросила Леся, когда он вернулся в машину.

— Нет его. И не было, похоже.

Про дыру говорить не стал. Хотя отлично понимал: кто-то забрался внутрь, похозяйничал, посуду побил, одежду разбросал, пол зачем-то снял. Но одного не мог понять — зачем? Брать же нечего, никакого добра, одно старьё, что с него получишь? Нет, не похоже на ограбление. Скорее, вандализм. Или хулиганство. Надо всё-таки к Борисовой — может, она видела чего, расскажет.

Темнота ленивой гусеницей уползала из деревни. Рябые деревья прикрывались худыми лапами, как могли. Докучаев заглушил мотор, не сворачивая к воротам. С дороги уже приметил дверь, сорванную с петель. В окнах серым брюхом отражалось небо.

— Не нравится мне это, — сказал он то ли себе, то ли девке. Она кивнула, вжалась в сидение. Дурочка.

У палисадника было натоптано. Одну цепочку следов уже примело. Какая-то она неровная, подумал Докучаев, точно пьяный шёл. Шёл-шёл, да куда-то ушёл. Другие следы напоминали лапищи. Не собачьи, не козлиные, чьи-то ещё. Вели они в сторону кладбища, прямо за огород Борисовой. Имелись ещё одни следы. Эти какими-то зигзагами расходились во все стороны, в спирали закручивались. Напоминали символы бесовские. Караулили здесь кого-то?

— Эй, Борисова? — позвал с крыльца. — Это участковый! Не спишь?

«Ну, что за идиотизм?» Сам себя обругал, пристыдил. Но пистолет достал: мало ли? В полумраке сеней споткнулся о банки с кастрюлями, загремел, всю нечисть в доме, поди, перебудил.

И здесь увидел дыру в полу — большую, округлой формы, с неровными краями. Будто хищная глотка. Посветил фонарём. Пусто. И на кухне пусто. Разбросана одежда, порванные цветастые платья, панталоны серые. У стены целый узел с вещами, будто кто-то его старательно собирал, да забыл впопыхах.

Грязь, бардак, холод. А к стенам тени липнут. И тишина.

Он уже полез за телефоном, но вспомнил, что здесь связи нет. Надо выехать на дорогу, позвонить в посёлок, чтобы кого-нибудь прислали. Одному всю эту чертовщину в Болотниково не разобрать. Не сталкивался он никогда с таким, странным, пугающим. Это тебе не алкаши, не сельские драки, не кражи бытовые.

Тут целая деревня точно... вымерла.

Тут что-то отвлекло участкового от тягостных мыслей. Звук. Родился далеко, на самой границе слышимости, засел в дребезжащих окнах. Докучаев выскочил в сени, снова о кастрюли споткнулся. На крыльце застыл, обратился в слух.

Кричали за огородами. И до того был противный голос, прям зудело от него под кожей. Словно гвоздём скребли по листу жести.

— Ишка... ишка...

Дурачок. С кладбища, оттуда кричит.

Он побежал через конюшню, через грядки, по огороду. Ноги вязли в сырой земле, как в трясине. А голос звал и звал. И была в нём печаль, радость и что-то ещё. Какая-то первобытная угроза.

Оградка кладбища завалилась, а где-то и вовсе упала. Между сосен сновал силуэт, едва различимый в предрассветных сумерках.

— Эй! Ну-ка стой! Слышишь? Стрелять буду!

Того как ветром сдуло. Р-раз — и нет. Растворился. А что с могилами-то, что с могилами?! Матерь честная...

Десятка два разрыто, кресты повалены, кругом камни, земля, гнилая труха. Кому и зачем понадобилось разрывать? Что они там найти надеялись? Кости? Кости...

Застонали рядом, в могиле. Докучаев заглянул осторожно в яму, поводил фонарём по чёрному днищу.

— Мишка, сучёнок! Какого... Чего тут творится у вас? Где все?

Дурачок всхлипнул. Лицо в саже. Сам полуголый, в крови, обмотан каким-то тряпьём.

— Дядька... он нас режет...

Как достать его оттуда? Большой же, тяжёлый, как конь. Хоть бы лестницу где найти...

— Дядька, — всхлипнул дурачок. — Спаси... Он всё в деревне собирает... А нас на внутренности, я видел... Он там, в теплице, для себя большого делает...

Кого? Совсем у паренька кукушку сорвало.

— Погоди, найду, как выбраться. Кто тебя... вас... режет-то?

— Чучело, — отозвался дурачок, — чучело, чучело, чучело! Из нас по частям большое чучело лепит... Внутренности забирает... И лепит...

Точно, рехнулся дурак. За верёвкой придётся в машину сбегать.

— Сиди, — велел Докучаев. — Я сейчас.

Мишка завопил, заплакал, заметался в могиле.

Ничего, не сбежит, потерпит. Неужели кто-то всю деревню, как скот, порезал? Десятка полтора стариков же! Это какими надо быть зверюгами? Людина такое не способны, только животные. Или...

Закричали на дороге. Утренний покой взорвал сигнал клаксона.

За огородами рухнуло что-то. Звук был такой, будто огромная скорлупа треснула. Там же совхоз брошенный, поля и теплицы, их, что ли поломать вздумали?

Клаксон призывал. Теплица на другом конце деревни рушилась. Звуки смешивались в голове, бурлил в крови адреналин, холодный воздух щипал лёгкие. Докучаев бежал и бежал, только во дворе остановился, перевёл дух, выглянул за ворота, глазам не поверил. В машине кричала Леська — давила на руль, по окнам стучала. А на капоте безобразной медузой распласталось... чучело. Руки обнимали кабину, голова, замотанная чулками, прижалась к переднему стеклу.

— Эй, — прицелился в него Докучаев. — Пошёл вон!

Существо не пошевелилось. Оно вообще живое?

— Эй, — позвал снова. — Да прекрати сигналить, овца!

Леська испуганно замерла. Закрыла лицо руками. А чучело так и лежало, обнимая полицейскую «Ниву». Он подошёл ближе, ткнул сапогом. Оно сползло — мягкое, податливое, будто ватой набитое.

Докучаев ухватился за штанину, стащил его с машины, перевернул. И вправду — чучело какое-то. Ни лица, ни рук. Только одежды на нём — тьма тьмущая. Господи, да в нём и соломы нет: одни фуфайки, тулупы да кофты. Как капуста. А в груди — дырища, словно туда что-то залезло. Или вылезло.

— Сжечь, — пробормотала, приоткрыв дверь, Леська. — Сожгите его, сожгите! Оно же опять встанет, оно сильное! Оно чуть машину не подняло!

— Это чучело! Как оно... Ты чё мелешь? Успокойся.

Сам-то к нему спиной встал, и сразу мурашки побежали. Лучше в самом деле сжечь, от греха подальше. Какая-то часть сознания уже твёрдо верила во всю чертовщину, что наплёл дурачок...

— Спички есть? Зажигалка?

Леська замотала головой. Никакой пользы от дуры, разозлился Докучаев. Пошарил по карманам. А если у чучела в его фуфайках поискать?

От того несло дерьмом, самогоном, гнилью. Участковому аж дурно стало. Но ничего, тошноту победил, похлопал по одежде. Есть что-то. Никак, зажигалочка? Она, родимая.

Шум донёсся со стороны леса. Там бесновалось вороньё, качались деревья, словно ходил между ними великан, тряс вековые стволы, просыпался. Большое, сказал Мишка. Большое чучело. Блин, дурачок же там, забрать надо его...

Только он чиркнул колёсиком, как за огородами рухнула вторая теплица. Исчезла, сложилась карточным домиком. Он выронил зажигалку, когда пламя охватило пропитанную бензином куртку, лизнуло рукав, за густые волосы на руке ухватилось.

Докучаев закричал, упал в лужу, затушил кое-как огонь. Кожа покраснела, волдырями пошла. Чучело так и лежало в стороне, в машине сигналила Леська, тыкала пальцем в сторону дома. Там опасно накренилась конюшня с сараем, затрещали старые доски.

Ему хватило секунды, чтобы забыть про зажигалку, про дурачка, прыгнуть в машину, завести её. Рука пульсировала от боли, кровь била в голову. Он ударил по газам, переехал чучело. Тут же рухнула конюшня, закачались яблони около дома Борисовой.

— Перемены, начались перемены, — повторяла Леська, — проснулись, вылезли, будут менять, перестраивать... Переделывать...

Пластинку у неё, что ли, заело? Докучаев глянул в зеркало: косматая тень бесновалась во дворах, раздутая, как пузырь, увенчанная деревянными рогами.

— Для костей себе сараи ломает, а нас — на внутренности, глиной скрепит, — девка бубнила и бубнила, как сумасшедшая, — найдётся нам место, в паху у нечистого...

Он отвесил ей пощёчину. Леська вскрикнула, замолчала. Лишь бы мост переехать, только бы успеть, в горку забраться. А там связь. Помощь. Они уедут, с подмогой вернутся. Их много, а он... Оно одно! Они этого рогатого ещё сами на запчасти разберут.

А откуда знать, что оно одно?

В последний момент Докучаев затормозил, неведомые твари опять дорогу закидали камнями. Начал объезжать, колёса в грязи увязли. Забуксовал, чуть в воду не улетел. Вывернул кое-как на мост, заскрипел ржавый хребет под колёсами.

— Надо взорвать тут всё, сжечь, — всхлипнула Леська. — Я видела: оно маленькое, с щупальцами, с зубами и с хвостом. Фиолетовое! Из чучела вылезло...

Докучаев стиснул зубы, в зеркало посмотрел. Вроде никто не гонится.

Пока. Ломает себе или другим на запчасти уже целую деревню. Чтобы ещё больше себя сделать. Сколько же ему, или им понадобится людей на внутренности?

Мысль, до этого призрачная и неуловимая, оформилась, наконец, в вопрос, короткий, но пугающий. А вдруг оно не одно? Что если где-то ещё другое... Или другие?

Чучело лепило себе другое тело?..

Поток мыслей оборвал нарастающий шум. Что-то ударилось снизу в старый мост.

— Кто это? — простонала Леся. — Там кто-то ещ...

Договорить она не успела.

Пассажирскую дверь вскрыли, как консервную банку, Леську уволокло в воду что-то огромное, фиолетовое, шипастое. Незаконченная фраза застыла в воздухе, рассыпалась через секунду стеклянным дождём.

На другом берегу Докучаев увидел их. Чучела.

Большие чучела.

Нас много, но и их тоже много...

Одно, два, три, пять, семь...

Запоздалая мысль о спасении затерялась, сгинула под натиском огромной фиолетовой твари, которая появилась из воды, смахнула «Ниву» с моста.

Когда машина рухнула в реку, он досчитал до двенадцати.

А потом в салон полилась ледяная вода.


Автор - Сергей Королев

Первоисточник - https://vk.com/redrum_mag



От автора: «Изначально рассказ был придуман для конкурса „Чёртова Дюжина“. Задача — напугать читателей и участников. Использовать для этого все возможные средства. Когда закончил, ужаснулся сам. Простая страшилка о припозднившемся путнике оказалась жутким деревенским хоррором с несчастливым концом... для всего человечества!»

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!