Bokaverde

Bokaverde

пикабушник
пол: мужской
поставил 2016 плюсов и 2272 минуса
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
60К рейтинг 130 подписчиков 985 комментариев 193 поста 50 в "горячем"
2 награды
лучший длиннопост недели лучший авторский пост недели
20

Лучшее обоснование для создания данной группы.

Ветеранам локальных войн...

http://pikabu.ru/community/localwar

Спасибо @Braklowsky

Цитата, над которой стоит задуматься:

Те, кого не коснулась война. Понимаете, мы живем в параллельных реальностях. Все мы. Вы и мы. Вам судить только по фильмам, репортажам, рассказам. А мы это переживаем заново в своих воспоминаниях. Для нас это было в реальности, для вас - в вашем воображении. Всего лишь в этом разница. Я не в упрек вам, пытаюсь лишь объяснить.

Лучшее обоснование для создания данной группы. Война, Чечня, Сообщество, Текст
33

Ад. Грозный. 1995 г. Чистилище.

По этим документальным кадрам впоследствии был снят фильм А. Невзорова "Чистилище"...

Чисто моё мнение - немного преувеличил Невзоров в своём фильме, но не критично. Если чего-то я не видел, то не значит ,что этого не было...

И вечная память всем пацанам...

8

Туман...

«Туман» — русская песня композитора Александра Колкера и поэта Кима Рыжова о буднях фронтовой авиации в годы Великой Отечественной войны, впервые прозвучавшая в исполнении Станислава Пожлакова в советском кинофильме 1967 года «Хроника пикирующего бомбардировщика».

«Туман» занял важное место в репертуаре рок-музыканта Егора Летова (незначительно изменён текст). «Туман» «оказался настолько подходящим по духу, да и вообще настолько близким ко всему тому, чем мы жили в то время, что было решено вставить его без изменений сюда».

1

Боль...

Отравленные войной...

© Автор

Взорванное дыхание пугает тишину спальни. Рывком отброшенное одеяло слетает на мягкий ковролит. Липкий, холодный пот струится по спине, дрожащие от напряжения пальцы всё ещё сжимают нагревшуюся от солнца и стрельбы древесину цевья.... Где я? Кто я? Тот, кто сидит, судорожно дыша, в тишине спальни, или тот, кто только сейчас пытался вжаться в сухую землю, сливаясь с ней, пытаясь укрыться за вереницей красно-выжженных солнцем камней? Чёртова яма, чёрная яма сна, в который проваливаются, казалось бы, безвозвратно. Чёрная яма, не оставляющая снов, которые можно вспомнить, о которых можно лишь только догадываться по трясущей всё тело дрожи и скрюченному, всё ещё давящему на спусковой крючок, указательному пальцу. Чёрт бы побрал эти сны...

Пошатываясь, выхожу в зал. Жена улыбается, мол, читал книгу и заснул. Нет, я не спал. Я вообще не был здесь. Я был далеко отсюда, там, в чёрной яме сна без снов, на выжженной земле под палящим солнцем. Я был там, где всегда. Откуда никак не могу вернуться...


Сын увлечённо смотрит телевизор. Мужественный Шварцнегер носится по экрану, спасая очередной оплот цивилизации. Какой фильм? "Вспомнить всё"? Нет, не буду смотреть. Мне нужен другой фильм. "Забыть всё". Забыть. К чёртовой матери. Почти прыжок на балкон, пальцы, раздирающие измятую пачку сигарет. Зажигалка пляшет в дрожащих пальцах, дым разливается по лёгким, словно неся в себе какое-то успокоение. Последняя... надо сходить. Да, я за сигаретами, скоро буду! Нет, сказал - скоро!



Город, живущий своей, обычной, плюющей на всё и всех, жизнью. Старая улочка запружена постоянным "художественным" базаром - картины, портреты, значки, сувениры. Припозднившиеся торговцы современным "антиквариатом" делают последние попытки продать хоть что-то из своих запасов. Медленно прохожу мимо расстеленных на каменном парапете кусочков материала с разложенными на них всевозможными бусами, брошками, значками. Вдруг, как вспышкой в мозг бьёт вид лежащей на материале среди значков и бусинок чёрной фигурки человека с ружьём, навечно застывшего на звёздном рубине. "Звёздочка"... у Витьки была такая же... ещё "оттуда".... Он пришёл оттуда с ней, живой, для того, чтобы остаться здесь. Она так и осталась навечно на его груди, там, в глубине гранитного обелиска, которого я никогда не видел. Липкая дрожь сжимает пальцы, словно обхватывая рычаг запала, руку тянет к кольцу. Гранату... этих гадов не стрелять... только гранатой... Видимо, что-то заметив в моих глазах, продавец прикрывает выставку платочком и спешно начинает собирать своё хозяйство. Чёрт, опять вдруг чуть не сорвался. Надо быть спокойней, надо с этим как-то жить.


Надо снять напряжение, нервозность. Бреду знакомой дорогой в шашлычную. Здравствуй, Мамед, давай, без предисловий - сто и огурчик. Тепло... нервы затихают, дрожь становится незаметной, боль неслышной, сны ушедшими.... Что, Мамед, вытаращился на меня? Бледный? Не загорал ещё просто. Давай, повтори, ещё разок соточку.... Какая же ты всё-таки скотина, Мамед. Сам отмазался, сына отмазал, справку ему сделал, мол, ненормальный. Падаль ты, Мамед, хоть я и хожу в твой гадюшник. Ну, давай ещё разок соточку, предпоследний. Не бойся, так как было в прошлый раз - не будет. Дёрнул тогда чёрт кого-то за язык, рассуждать о том, кто победил, кто проиграл в этом дерьме.... Нет, сегодня я спокойный. Как всегда. Не бойся, давай, наливай...


Выхожу, пошатываясь. Устал, наверное. Прислоняюсь отдохнуть к известняковому углу здания. Рядом старушка, воркующая над вёдрами с неказистыми, похожими на полевые, пятнами цветов. "Молодой человек, купите цветы своей девушке!" Зачем, бабушка... нет у меня никакой девушки, ...да и зачем им, девушкам, цветы. Как её звали - Нара... Зара...забыл... да, ту самую, из палаточного городка беженцев под Соганлы.... Зачем ей нужны были твои цветы, бабушка? Ей нужны были только консервы, две банки тушёнки за каждый раз. И она платила за эти консервы грязной, потной, давно не мытой любовью нам - небритым, пахнущим водкой и анашой, усталым мужикам в вытертых, сожжённых солнцем и потом камуфляжках. А потом несла эту тушёнку домой, к себе, в саманную полуземлянку, где под бумажно-гнилым гуманитарным иранским одеялом её ждали мать и маленькие сёстры... Нужны были ей твои цветы, бабушка? А эта... Зинка... Зинаида Михайловна... наша старая как мумия и страшная как лошадь фельдшерица... нужны были ей твои цветы? Тогда, ночью, она перетаскала к себе, в свою воняющую хлоркой медпалатку, всю нашу группу. Всех, немногих оставшихся, из нашей штурмовой группы, которым всё-таки удалось прорваться к своим через этот проклятый хребет. И здесь, в вони хлорки и мази Вишневского, она отдавалась каждому по очереди и плакала, жалея нас, словно платя какую-то страшную, нелепую, нечеловеческую плату Судьбе, пощадившей наши молодые и непутёвые жизни... зачем ей твои цветы, старушка?


Куда я такой иду? К друзьям, бабушка... когда я такой, я всегда иду к друзьям. Нет, спасибо, им тоже не надо цветов. У них есть цветы... много цветов... Гюлистан - это "Страна цветов". Они там, под Гюлистаном. Там. И из них растут цветы. Маленькие, мерзко-фиолетового цвета, с мохнатыми толстыми листьями.... Нет, не говори так, бабушка, неправда, они не смотрят на нас с неба. Для таких, как мы, нет неба. Они в земле. Я знаю. Я точно знаю. Я сам рыл для них эту землю, ковыряя её обломком ножа, ногтями выкарабкивая из неё острые красные камни. Мы не могли их вытащить. Мы не могли их вынести. Поэтому нужно было только дать им покой, чтоб их не тревожили палящим днём зелёные жирные мухи, чтобы ночью им не мешали плачущие из-за камней тоскливо-детскими голосами шакалы. Что им твои цветы, старушка...


А вот и лавочка. Сигареты... мне нужны сигареты, много сигарет, чтобы хватило на ночь, долгую, длинную, бессонную ночь. Ночь, в которой я буду сидеть на балконе, курить и ждать того момента, когда усталость всё-таки заставит меня лечь, закрыть глаза, и бросит меня обратно, в чёрную яму моих снов. Ты слышишь, мне нужно много сигарет. Ну и что, что чуть-чуть не хватает денег, плевал я на это! Помнишь, я вытаскивал пачку уже не нужных ему сигарет из чужого кармана? А потом мы курили их, вонючие, сыроватые, со следами чьей-то, чужой, крови. Не помнишь? Да откуда тебе помнить, торгаш? Что ты помнишь, что ты можешь вспомнить кроме своей комиссионки.... Ярость плещет через край, в туго соображающей голове вертится только одна мысль - сколько секунд пришлось бы жать на курок, чтоб на землю поползла красно-сине-зелёная жижа кишок из его трясущегося жирного брюха...


Чёрт побери, да что же всё-таки со мной? Что со всеми нами? Какая отрава заползла в наши умы, в наши души? Отрава, заставляющая нас не спать ночами, поглощая литрами никотин из прикуриваемых одна от другой сигарет. Отрава, бьющая нервы тягостной, липкой дрожью, пугающая наши семьи резкими вспышками беспричинной ярости и злобы. Отрава, заставляющая нас смотреть на всех с прищуром, словно плавно совмещая мушку с прорезью в прицельной планке, делящая всех для нас на "своих" и "чужих". Отрава, кидающая нас в чёрный провал сна без снов, возвращающая нас туда, куда нам больше не вернуться. Мы пили эту отраву, ели её, вдыхали её с пылью земли, впитывали её с кровью друзей. И от неё нет спасения, нет противоядия. Только сны. Сны, которые невозможно вспомнить. Сны, которые нас ждут. В чёрной яме сна без снов.

Показать полностью
-6

Грязь...

© Автор

...Я по ночам долго не сплю. А потом ложусь и засыпаю. И мне опять снится...



"6. И увидел я другого ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Писание, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену и народу;


7. И говорил он громким голосом: Убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его;"


Грязь... засасывающая, липкая, лезущая в шнуровку берцев... Черт бы побрал этих химиков... были ведь хорошие костюмы защитные... попропивали, пораспродали... хотя... в этих чулках особо не побродишь... отопреет все... а оно еще пригодится.


Черт... чуть не поскользнулся... хорош буду перед своими... морда в грязи, мокрый как крыса. Чертова чернота... дороги, и то сделать не могут... какая на хрен им еще независимость, пусть научатся вовремя свои сортиры убирать...


Серега! Возьми Мымру, и погляди вон тот домик. Что? Нет... хватит и вас... ну ладно, возьми еще двоих, для полного спокойствия... Осторожничает, правильно, понимаю... через неделю все... домой... это нам тут еще... Взводный! Блин... как зовут-то тебя, интеллигент... какой черт занес тебя в эту грязь... с голодухи, небось. Сидел бы дома в комнатных тапках и детям книжки бы читал. Читать, наверное, любишь, взводный? Вон, очки какие... Ты что думаешь, ты один читать умеешь? "Черви" читал? А "Нагие и мертвые"? Нет? А что ж ты читал-то? Что? Это кто ж такая? Ну, такой, какая разница... тоже, что ль про войну? Во, блин, умный... Это ж надо было так судьбе распорядиться, шпак гражданский... кого только не понаносило на нашу голову... Ладно, не обижайся... вона, как губы-то надул. Со мной пойдешь. Только не высовывайся, у меня вас и так мало, а ты еще этот, как его... культурный генофонд... вот... Ладно, все, не красней, пошли! Сержант! Передай Василичу - роту берет на себя. А я тут вон в том домишке пошарю. Не нравится он мне. Совсем не нравится. Возьми зольда два, догонишь. Только покрепче бери, мне тут взводного-профессора хватает. Все, вперед!


Шикарный дворик... а... догнал, сержант? Отлично. Шикарный, говорю, дворик... Не бедный... Винограда - вон сколько... ты это, взводный, особо из-за забора не высовывайся. На днях Витька-Мамонта увезли... говорили ведь - надевай каску... довыеживался... Ну и что, что в каске?! Убери башку, говорю, профессор! Повезло же мне с тобой... Что? Ну, попросись... попросись... да куда хочешь, хоть во вторую роту, хоть к черту на кулички, сначала только обратно вернуться надо... Сержант! Ты вдоль сарайчика с зольдами, а я с этим Архимедом по винограднику. Встретимся у входа. Заодно пригляди - как там, спокойно? Вперед, Эйнштейн!


Ну как, сержант, чисто? И у меня, вроде... Ну что, как обычно? Дверь прикладом, покрошить потолок для спокойствия и входим? Нет, гранату не будем... братва из спецов кассеты классные передала... только слушать особо не на чем, может здесь что найдем приличное, лайбу какую-нибудь. А гранатой покрошим все на хрен. Да вряд ли здесь кто, они ведь все заранее знают, уходят... чутье, как собачье, звери, одно слово...


Черт... что там за пальба? Сержант, запроси Серегу, это оттуда... неужели напоролись? Что? Двое черных? Всего-то... А шуму-то поднял, не настрелялся, видать еще, Рембо засратый... и ведь кроме ручника больше ничего не таскает, нравится он ему, говорит - домой с собой повезу, все равно трофейный... И повезет ведь... Ну что там, сержант? Притихли, вроде... Все, говорит? Ну ладно, тем лучше, пора и нам за дело! Так... подходим... пошел!


Никого, вроде... Эх богато живут... правильно, нас грабят, на нашей беде жируют, а мы ведь их кормили столько лет... Сержант! Зольды у дверей, я проверю вон ту комнатку, ты пошарь на кухне. Эй, взводный! Циолковский! Стой, где стоишь, больше толку будет.


Что случилось, сержант? Вот черт... Не успела смыться, наверное... Молоденькая. Глазки, погляди, как горят, аж прожигает всего... не, ну ты погляди, сержант, как они нас ненавидят. Да что мы им сделали-то? Мы ж к ним с миром.... А гляди, симпатичная. Вылазь, вылазь из-под стола, чернушка! Сержант, а грудки у нее, гляди, уже в самом соку. Ух ты симпатяшка....


Черт, сегодня день сюрпризов. А ты, старая, откуда? Ньютон чертов! Ты что там, заснул, на какого беса я тебя в той комнате оставил?! Да не голоси, старая, не трогали мы твою швабру малолетнюю, сержант только за грудь хотел подержаться, ничего интересного. Все равно орет, да и не понимает ничего по-нашему, видать. Да не ори ты... Пошла вон, говорю! Не трогай автомат, скотина! Уйди, говорю, не трогай!.. А ч-черт!..


Черт... кто ее просил за автомат хвататься... Взводный, Кибальчич... ты что скрючился? Гляди, сержант, блюет... Да что с тобой, профессор? Ревешь, что ли? Вот, блин, мужики пошли... "Ротный... ротный..." Ну ротный, а что толку? Да что ты трясешься, сам же видел, она первая. Не фиг было за автомат мой хвататься, уложила бы нас всех... Чертова интеллигенция, да что ж с тобой-то делать.... Так, короче, сержант, зольды тащат этого хлюпика к ветеринарам, пусть скажут - мол, блюет, обосрался, дизентерия, наверное. Дней десять поваляется в изоляторе, очухается. Есть? Молодчага... ну а у нас еще здесь дела. Так это оставлять нельзя, шуму будет... слышь, сержант, я там во дворе, в сарайчике, мотоцикл видел. Пошарь-ка, там в баке случайно бензина не осталось?



...Грязь... Она всюду... Липкая жирная грязь, лезущая в шнуровку берцов, залезающая за воротник, ослепляющая глаза, выжигающая душу... Никуда от этой грязи не деться. Черт... кто придумал эти ботинки... сапоги бы... Сержант! Погляди, по-моему, вон в том доме кто-то есть! Осторожно! Возьми с собой Шланга и проверь!



...Грязь...



"9. И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели;


10. И возвопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка святой и истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?


11 .И даны были каждому белые одежды, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их которые будут убиты, как и они дополнят число;..."



...Не отмыться... Чертова грязь...

Показать полностью
14

Сделка.

Летом 1984 года для меня наступило очень интересное время. Дивизия ушла на Пандшер, а на усиление к нам прислали полк Кировобадской дивизии ВДВ. Расположились они в палатках, за артскладами и заняты были с утра до вечера боевой учебой, окопы рыли и в атаки бегали с криком "Ура-а-а!!!". Однажды сидели, завтракали, как белые люди, картошка жареная, тушеночка, сало тонкими ломтиками, сами посолили. Вокруг простор, внизу долина. На горе мы сидим, Ходжи-Роваш называется, господствующая вершина над Кабулом. Рядом со столом, на котором мы завтракаем, стоит турник на растяжках. Вдруг в одну из растяжек щелкает и рикошетирует пуля. Ни фига себе! Никого, кроме бравых вояк из Кировобада, которые внизу атаки отрабатывали, не наблюдается. Значит, нужно им показать, что место, куда они лезут уже занято, и не просто занято, а сидит там взвод дивизионной разведроты. Да и минные поля обозначить тоже не помешает, а то там не только сигналки стоят! Главное не задеть никого. Ну, за это можно не беспокоиться, на то у нас виртуоз-пулеметчик есть. Он однажды орла в небе короткой очередью снял, чтобы народ зазря в небо не палил и после караула не мешал ему отсыпаться.

Народ оптикой вооружился, к краю обрыва подполз, лежит и ухмыляется в предвкушении....


Сначала трассерами над головами, чтобы привлечь внимание, затем края минных полей длинной очередью обозначить. Все! Кировобадцы уяснили инструкции и быстренько скатились к подножию горы.


Скучновато, конечно на вершине горы, вот ребята и развлекаются, как могут. Они вообще тут постоянную засаду на вороваек устроили. Сгрузили два ящика консервов у дороги и ждут когда очередная отара овец по долине пойдет. Стадо обычно несколько человек сопровождают, бачата всегда на велосипедах крутятся, все замечают и ящики бесхозные на раз срисовывают. Выдавали нам тогда рыбные консервы, "Треска в томате" назывались. Есть их без риска для здоровья невозможно, мы их звали "Красная рыба с синей мордой", такой сюжет был на банке нарисован. Тащить на гору этот кулинарный бред никто и не думал, оставляли, как приманку для вороватых маленьких афганцев.


Срисует взглядом абориген эти коробки, оглядится кругом и никого не увидев, привяжет эти коробки к багажнику своего транспортного средства. Не знает дурашка, что в трехстах метрах выше, за ним внимательно следят десять пар глаз. Когда жертва самообмана начинает уезжать и подставляет под выстрел коробки с добычей, настает очередь нашего пулеметчика. Обычно пары коротких очередей хватало, чтобы разнести коробки за спиной велосипедиста в хлам. Консервы, то с томатом были, поэтому разлетались очень эффектно. Воровайка падал и в панике убегал, за велосипедом потом, кто-нибудь из взрослых приходил и забирал. Жаль только, что цирк такой быстро кончился, видимо разболтали друг другу, что воровать нехорошо, по крайней мере, в этом месте.


Вообще в разведку набирались настоящие уникумы, ниже КМСа по силовым видам спорта, как, то бег, бокс, борьба, никого не было. По "молодухе" их еще довольно жестко дрессировали, так бойцы со смехом рассказывали, что еду и груз они наверх таскали не по обходной дорожке, которая "серпантином" заползала вверх, а по вертикальной стенке, и попробуй опоздать, не уложившись по времени....


Наша корректировочная группа в течении месяца сидела с этим взводом на горке. Ожидался артналет "духов" по аэродрому, мы должны были засечь место запуска ракет и скорректировать огонь артиллерии. Днем сидели, скучали, а ночью в темноту пялились. Потом, нашему взводному, прапорщику Тулупову, надоело это разлагающее личный состав времяпрепровождение, и он каждый день стал мотаться в часть, смотреть очередную серию "Вечного зова". Однажды ночью, на посту, один из бойцов-разведчиков, поправляя накинутый на АГС-17 бушлат, случайно выстрелил в сторону кишлака. Граната улетела и разорвалась где-то на задворках. Ну, улетела и улетела, не первый раз. Утром ребята пожаловались, что у них закончились "трассера", я пообещал привезти ящичек, если получится. С этим намерением и отбыл с прапорщиком на просмотр очередной серии. Смотреть, правда, я ничего не стал, а отправился на артсклад, к своему земляку Сереге Барсукову. Попросил у него пару ящиков, просить всегда нужно в два раза больше, чем надеешься получить. Как ни странно, он мне их без проблем вручил, наверное, хотел посмотреть, как я буду ковылять с грузом по разбитой дороге. Невероятно, но его ожидания на клоунаду оправдались.... Когда я шел по бровке, между двух разбитых и глубоких канав, которые продавили грузовики, налетел неожиданный ливень. Какое-то время я шел, балансируя тяжелыми ящиками, надеясь добраться до конца колеи, но не срослось. Глина под ногами мгновенно раскисла, я поскользнулся и рухнул в грязь, которой заполнилась колея. Бли-и-н!!! Через час БТР пойдет к горе, а я как чушка, грязный! Все-таки успел помыться и постираться, только мокрое на себя все одел. Замерз на ветру, как цуцик.


Подъезжаем к горе, а навстречу нам целая кавалькада. Странно! Не к добру это! Поднялись на вершину, мужики грустные ходят....


-Привет! Я тут трассеров достал!


-Привет! Все! Отстрелялись!


-Что случилось?


-Старуху какую-то, вчера ночью убили. АГС когда пнули, по гашетке попали, граната в огород и залетела, а там бабка была. Глава семьи утром поехал в город и нажаловался, мол, шурави на горе его дом из миномета обстреляли. Приехала комиссия с комендантом города, еле отбрехались, миномета-то у нас нет! Они тут все излазили, весь день нас допрашивали. Ничего не нашли, но стрельбу по ночам запретили. Так что, не пригодятся теперь трассеры, назад свой дефицит вези.


-Да, ладно тебе! Время пройдет, и снова, как прежде будет! Пусть лежат.


День этот, видимо все-таки особенный был, неприятности, как пылесосом притягивал. Я ночью отстоял свои два часа на посту и только прикорнул в землянке на нарах, как был разбужен громким треском в небе. Звук такой, будто у тебя под ухом кусок брезента рвут, но раз в несколько громче! Это "духи", все-таки отработали по аэродрому. Стреляли из оврага за кишлаком, мы место определили, но по кишлаку артиллерия работать не стала, отстрелялись по окраинам вдалеке, но по моему в пустую. Хотя, кто его знает. Я однажды ночью, зашел в полковую канцелярию и застал не слабый ажиотаж. Один из секретчиков сидел у какого-то прибора связи, типа планшета и передавал на гаубичную батарею координаты. Похоже, была раскинута сеть датчиков сейсмоактивности, и если ночью определенный датчик активировался, значит, вокруг него кто-то топает. Чем сильнее топают, тем больше в этом месте народу передвигается, тем сигнал мощнее, а значит, артиллеристы должны туда гостинцы отправить. Меня, конечно, быстренько выставили, пока офицер, руководивший всем этим действием, не вернулся, но общий принцип был понятен.


На следующий день нас с горки сняли, видимо, ввиду бесполезности. Разведчики остались, а мы на горку больше не поднимались.


Была у меня одна мечта, из породы "несбыточных мечт", хотел я заиметь свой фотоаппарат, неважно какой, но чтобы можно было на память кадр сделать. Пленку достать можно было, а фотоаппараты были запрещены. В дукане наверное можно было бы найти, но денег ни каких бы не хватило, так, что даже простенькая "Смена-8М" была бы сокровищем.


Однажды я познакомился с одним сержантом-кировобадцем. Он оказался, таким же хитрофилейным бойцом, как и наш "Пинц". Шарился по нашей части, как у себя дома, предлагал нужные перед дембелем вещи, в основном значки, комплектами и под заказ. Пришел он как-то ко мне в каптерку, и предложил найти ему электронные часы с калькулятором. В обмен предложил фотоаппарат ФЭД. Цена таких часов в дукане, где-то 600 - 800 афганей, на наши деньги, чеков сорок - пятьдесят, беда в том, что таких денег у меня не было. Облизнулся я, да и предложил придержать товар, мол, найду покупателя....


Прошла неделя, за которую произошло несколько событий, которые скомпоновались в очередную авантюру....


Пока сидели на горке, мой прапорщик привык играть со мной в шахматы. Играл он хорошо, но мне иногда удавалось у него выиграть. Больше всего его раздражало мое мерзкое, как он говорил, хихиканье. Вот, после выигрыша, он начал крутить нунчаки у меня перед лицом, типа шутка такая. Мне это фехтование надоело, и я схватил со спинки кровати такой же спортивный снаряд и ..., короче, любимые часы моего прапорщика разлетелись на три части. Браслет и две половинки корпуса часов были разбросаны по всей комнате. Соединили части в одно целое, оказалось, что все работает, даже калькулятор. Только вот незадача, плохо все вместе держится, разваливается при неосторожном движении, а так, часы как часы. Пытался прапорщик вменить мне некий убыток, чтобы купил я у него часы за полную стоимость, пришлось мягко его послать. Тем же вечером случайно узнал, что кировобадцы через неделю снимаются и уходят назад в Союз. Интересно! Проглядывают варианты!


Для начала, нашел коробейника с фотоаппаратом. Товар на месте, значит пошел договариваться с прапорщиком. Тулупов уперся, но я в течении трех дней уговорил его снизить цену в пять раз. Купил часы с калькулятором за десять чеков. Часы шли, немножко подшаманил и они даже стали не сразу разваливаться. Договорился с мужиками, о взаимодействии, чтобы не говорили, где меня искать, а сами не теряли. Договорился с кировобадцем о встрече поздно вечером, за столовой. Шпионские игры.... Блин!


Ночью, после ужина сержант с друзьями ждал меня у столовой. Показал им часы, не выпуская их из рук. Кнопки понажимали, все работает. Вытащили фотоаппарат, показали, что затвор щелкает. Пора разбегаться. Одной рукой забрал фотоаппарат, другой отдал злополучные часы. Все, ходу! Быстро в каптерку. Меня с улицы закрывают на висячий замок, а ключ передают в окошко, если нужно будет уйти, попрошу кого-нибудь, дам ключ - откроют. Все! На двое суток залег на матрасы. На следующий день понеслось! Коробейник бегал как угорелый. Ломился в закрытую дверь каптерки, бегал проверять караул, просто рыскал по части, матеря меня сквозь сжатые зубы. Колька Кривошей, который был в курсе моей авантюры, приходил, курил под окошком и рассказывал новости. На второй день последний кировобадец покинул Кабул, наверное, это был мой кинутый сержант.


На радостях отснял несколько пленок, даже на один из выходов брал. Самое интересное выяснилось, когда проявили пленки. Почти все кадры были засвечены. Оказалось, что у фотоаппарата неремонтируемый дефект - протерлись до дыр шторки затвора. Вот и думаю я, кто кого кинул?



Автор: Кузнецов И.Н.

Показать полностью
34

Редкие кадры войны в Чечне.

Видео было снято в августе 1996 года...

Видеосъёмка подполковника Колосова С.Г.

После гор город кажется ниже…

Тесно дома

И страшно мне:

Получается, что я выжил

На неведомой тут войне.

(с) Сергей Рядченко.

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Наш дикий конкурс открыток продолжается! Поздравили друзей, босса и любимую учительницу, а потом не помедлили и прислали свое творение нам? Все правильно сделали. Потому что до конца конкурса, в котором мы разыгрываем оригинальные подарочные наборы, осталось меньше 10 дней.


А чтобы поймать музу, вот порция открыток от пользователей Пикабу, которые они сделали в нашем конструкторе. Главное, не стесняйтесь!

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Как поучаствовать в конкурсе:

1. Заходите на страницу конструктора.

2. Выбирайте тему: День интернета, День работников леса или 3 сентября (никогда не поздно).

3. Делайте открытку и не забудьте ее сохранить.

4. Отправляйте свою работу в приложении Сбербанк Онлайн (никаких платежей, все бесплатно).

Отличная работа, все прочитано!