Blumenstahl
Пикабушник
поставил 0 плюсов и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
1627 рейтинг 3 подписчика 32 комментария 6 постов 4 в горячем
641

Занимательная кристаллохимия

Кристаллы хлорида натрия, выросшие в старой канистре с гипохлоритом натрия.


За годы стояния в тепле и без движения гипохлорит (NaClO) превратился в насыщенный раствор хлорида натрия (NaCl), из которого и выросли кристаллы.

И да, это их природная форма, дно у канистры было округлым)

Занимательная кристаллохимия Кристаллы, Химия, Соль
404

Магия металлов

Недавно я решил посмотреть, как соли различных металлов (и бор) окрашивают чистое воздушно-ацетиленовое пламя.


Для эксперимента я приготовил 15 растворов разных солей и поочерёдно вводил их в пробоотборник. Не совсем целевое использование атомно-абсорбционного спектрометра, но того стоило)


Фоновый трек: Adrian Berenguer - Still Life

352

Как я в научной роте служил

Всем привет, народ!

Это мой первый пост на Пикабу, постараюсь изложить всё по-человечески)

Итак, предыстория.

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Летом 2016-го я заканчивал магистратуру томского Политеха по направлению «Химическая технология», и ясное дело, что Родина всё настойчивее звонила в набат напоминала о возврате ей долга. И тут пустить бы мне всё на самотёк, но вдруг услышал я про какие-то научные роты, которые вроде бы и роты, но всё же научные, а это звучит всё ж поприличнее. Недолго думая, распечатал я своё резюме (писал его как-то для прохождения практики) и отправил томскому военкому в Мордор военкомат. Вскоре мне позвонили и позвали поговорить.


Миновав симпатичную прям очень секретаршу, я оказался у военкома в кабинете.

– Присаживайся, – сказал он и взглянул в моё резюме. – Хм, ну с таким резюме от службы обычно бегают, а тут сам пришёл...


(К слову сказать, ничего особенного там не было, просто публикации и один раз дали правительственную стипендию, но её тогда почти всей группе дали).


– В общем, такое дело. В научные роты нам нужны узкие специалисты с баллом больше 4,3, но мы не можем их набрать. Вызываем из вузов выпускников, а они то хромые, то кривые, то косые... Служить некому, одни инвалиды. Хочешь прямо сейчас в Краснодар? Мы туда партию отправляем. Или приходи осенью, тогда пошлём в Сергиев Посад, там тоже научная рота есть. Ядерная, в Интернете почитай.


Я выбрал второй вариант, ибо терять последнее лето мне очень не хотелось. Как чувствовал, что жизнь потом вся изменится... Так что пообещал военкому прийти осенью по повестке и отправился восвояси, размышляя о том, нафига козе баян зачем ядерной роте химик.

А в декабре меня забрали.


Дорога в армию.

В посадскую роту кроме меня отобрали ещё двух парней, а третьего направили в Красногорск, тоже в научную роту, так что ехали мы все месте. Но вначале нас вместе с толпой «обычных» призывников пять дней мурыжили на сборном пункте в томской деревне Борики, где под нас арендовали детский лагерь, закрытый на зиму. Охраняли нас там (очевидно, от нас самих) дерзкие срочники из Юрги, которые только и делали, что орали на нас или спали во всех креслах лагеря.


Пять дней тянулись мучительно, я впервые испытал информационный голод, но во всём лагере не было даже одной задрипанной книжки! Смартфон я с собой сразу не взял, а с кнопочным сильно не разгуляешься. В общем, сидели мы всей толпой в зале с жёсткими лавками (лежать на них запрещалось) и до посинения смотрели кино. В зале был проектор и миллион дисков для детей. Каким-то боком в них попала «Бригада», которую мы посмотрели всю дважды.


Наконец, за нами приехали «покупатели» и в два дня всех разобрали. За нами троими из Посада прибыли два офицера – маленький хитрый старлей и огромных размеров майор с невозмутимым лицом. Людьми они оказались нормальными, и вскоре мы уже залезали в поезд «Томск-Москва». Ехать предстояло три дня, поэтому каждому из нас выдали по три сухпайка на человека и ящик бутилированной воды. Я со своими новыми знакомыми перебрался в пустующий отсек плацкарта прямо за стенкой с офицерами, где мы и просидели три дня, прожирая дегустируя сухпайки. Весьма неплохо, кстати, за дорогу я набрал пару кило)


Ну а потом Москва, пересадка на электричку, полтора часа до Сергиева Посада, где нас почему-то посадили в полуживой армейский УАЗик и повезли в лес. «В смысле? – думал я. – А на кой мы из Посада-то уезжаем? Обещали ж Посад!». Так недоумевал я и второй мой товарищ, а третий этими вопросами не терзался, поскольку ему места в салоне не хватило, и его посадили в багажник на канистры с бензином.


Вскоре мы въехали в какую-то воинскую часть с квадратными сугробами, и за нами закрылись двойные ворота. Пути назад не было, с этого дня я стал ещё одной каплей в зелёном океане военных.


Служба.

О службе в армии можно рассказывать много дичи, поэтому ограничусь распорядком дня и комментариями к нему.


6:00 – доброе утро, котята подъём.

Потом построение, термометрия, полчаса зарядки на улице (обычно бег, но иногда упражнения на плацу или турниках), возвращение потных и злых в казарму, умывание и поход на завтрак в столовую.


Вышло так, что казарма для нашей научной роты ещё только строилась, поэтому нас на весь год разместили в пустующей казарме обычной воинской части в посёлке Шарапово в 10 км от Посада. Местные солдатики нас, понятное дело, сразу невзлюбили, но жить не мешали, потому как встречались мы с ними только в столовой или на плацу.

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Собственно, казарма.


7:20 – завтрак.

Всю часть кормили отвратно (рота-то хоть и научная, но часть-то самая обычная). Лучший завтрак выпадал на вторник, когда давали некое подобие плова со следами курицы, худший – на четверг и субботу, известные «пельменные» дни. Эти пельмени я обычно ел задерживая дыхание, чтоб они не вернулись обратно. Вместо молока давали что-то разведённое в тёплой воде, плюс 15 граммов масла и четыре печеньки. Да, ещё одно варёное яйцо, которое я весь год менял на масло или печенье.


09:00-17:00 – работа в Институте.

После завтрака рота возвращалась в казарму, брала офисные кейсы (подписанные, как и всё в армии) и дула колонной на ожидавший за КПП автобус. Ехать приходилось на головах друг у друга, а ехали мы в Посад, где нас ждал закрытый Институт, бывший монастырь, сохранивший от былого величия только стены. Вот там уже начиналась настоящая наука... или, если иными словами, я никогда не таскал столько сейфов и шкафов, как в Институте) Скилл грузчика был прокачен до золотого скина.

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Стена Института


Вообще же за каждым из нас закреплялся свой научный руководитель (обычно офицер, хотя бывали и гражданские), с которым ты вёл свою тему. В конце года работы условно защищались и сдавались на хранение. Темы были разные, все теоретические, работали мы за компами в трёх кабинетах (по числу взводов). На самом деле, если в теме ты шаришь, то тебе будет интересно. Парни в роте решали вполне занятные задачи, на скуку они не жаловались.


Почти вся работа заключалась в программировании, и вот тут я понял, что, наверное, от большого отчаяния томский военком взял химика в эту роту... Весь год я был белой вороной среди прогеров и математиков. Программировать я, конечно, так и не научился (да и не хотел), но как-то сумел сымитировать деятельность, заполняя её тем, что умел. А умел я фотать и обрабатывать, из-за чего меня сразу назначили ротным фотографом и с чего-то дизайнером, так что безделья я не знал. Должность непростая, но с привилегиями.


Научные роты – это эдакие фотовойска, где фотают каждый шаг, чтобы отправить снимки в Москву на проверку. Вы когда-нибудь снимали инсценировку перелома мизинца в казарменном туалете? А я снимал. За год я сделал три тысячи снимков, но больше всего, конечно, на вольную тематику. Пацанам было что забрать домой на память) Служебная зеркалка выработала себя чуть более, чем полностью.


В час дня нас автобус отвозил нас обратно в часть на обед, где нас ждала т.н. «подошва» – куски мяса внеземного неизвестного происхождения. Тонкие, мягкие, серого цвета с фиолетово-зелёным отливом. Вкус мерзотный, старался их не есть. А к ним жидкий суп, хлеб, немного салата и стакан какого-то разведённого напитка типа Yupi. Ходили потом с цветными языками. А что поделать, всю часть кормили этим, что научную роту, что автомобильную...


После обеда мы ехали обратно в Институт, так что за день между Посадом и Шарапово выходило покатушек километров на пятьдесят. Плохо, что ли? Хорошо: ПАЗик трясётся, служба идёт)


В общем, почти до вечера мы работали в Институте за компами, а также мыли там толчки с коридорами и возвращались в Шарапово. Газетами, кстати, реально хорошо отмываются зеркала, это я в институтском сортире понял*.


* За чистоту в Институте отвечала какая-то нанятая компания, но однажды с ней расторгли контракт и обратили внимание на роту срочников. А вы найдите в армию силу дешевле)


17:50-19:00 – спортмасс или лекции

Тут всё просто: три раза в неделю мы занимались физухой в казарме или на улице (бег, волейбол, турники), а два раза (в понедельник и четверг) – слушали унылые лекции о государственном строе и прочей вкуснятине. Некоторые как я засыпали на табуретках, но если офицера в роте не было, то нужно можно было и чаю накатить. Есть хотелось постоянно, но в роте стоял шкаф, в котором допускалось хранить немного своей еды. Главное, чтобы не скоропорт, иначе командир выкинет или заставит потребить до отбоя. Что ж, однажды парням пришлось съесть ведёрко мёда за вечер, чтобы не выкидывать...


С голода в армии я открыл для себя комбинацию «сушки+халва», потому что реально калорийно и с чаем самое оно. Из минусов: до сих пор тошнит от халвы.

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Вечерний спортмасс


19:10-19:30 – ужин

Рыба. Весь год на ужин была жареная рыба с рисом или тушёной капустой. Питание, достойное паблика «40 кг») Но тут впервые за день появлялся горячий напиток – нереально сладкий чай, по которому можно было калибровать глюкометры. Но первый горячий напиток за день – это кайф, поэтому ужины я любил.


После ужина наступало свободное время время для личных потребностей, а потребностей всегда было много. Постирать носки или нательное бельё (третьего срока носки, уже притёртое и подписанное предшественниками), почистить берцы, выполнить задание по «профессии» (а там у всех есть своя временная «профессия» – один писарь, другой каптёр, третий на командира рота в канцелярии пашет, всё как в любой приличной роте).

Короче, полтора часа якобы свободного времени пролетали мгновенно.


21:15-22:00 – вечерняя прогулка, поверка и телесный осмотр

С обычной прогулкой армейская имеет мало общего. Ты просто кружишься в строю по плацу и изо всех сил орёшь боевую песню. А когда на плац выходили все четыре роты части и начинали петь одновременно... В общем, к концу года я уже просто выкрикивал отдельные слоги и тянул пару слов из припева. Бэк-вокал освоил на пятёрку.


После прогулки священный воинский ритуал – поверка, т.е. перекличка, а потом все раздевались до трусов, и офицер осматривал каждого спереди и сзади на предмет повреждений. Ну а вдруг тебя тут бьют... но если об сейф ударился, то не считается, пиши в объяснительной, что поскользнулся на спортмассе) Сейфа ты не должен был касаться, не ври.

В 22:00 – отбой и восемь часов чего-то действительно твоего.


Итоги

В целом, служба в научной роте во многом такая же, что и в обычной воинской части, только четыре дня в неделю ты «двигаешь науку», а пятница отводится на боевую подготовку (стрельбы там, сборка-разборка автомата, чистка оружия). Ну и нередко поездки в Институт отменялись ради тренировок по РХБЗ или сдачи нормативов. Хреновые наукозаменители, но совсем уж без этого не бывает. В костюм химзащиты я к концу службы вкидывался на ура, хотя и ненавидел его всем сердцем. Стрелять из АК-74М понравилось, не понравилось собирать потом за собой гильзы и сдавать их под счёт. Маразм какой-то.

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Сдача нормативов по грёбаному РХБЗ

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Мужественная фотка с полей)


Из плюсов: адекватные сослуживцы, неплохие командиры (50/50 – и совсем «с изюминкой» есть, и реально чёткие), возможность нагружать мозг. А мозг в армии сильно тупеет: я свою химию год не вспоминал, зато усвоил много нюансов заправки кровати.


Некоторые парни учили английский по самоучителю, кто-то осваивал гитару, все чем-то занимались. Лично мне с избытком хватило материала, чтобы провести после дембеля фотовыставку на родине (я часто до армии выставлялся, а тут сам Бог велел).

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Сердце Посада

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Первое увольнение (в Лавре)


В чём мне действительно повезло, так это в том, что во время моей службы смартфоны ещё худо-бедно допускались. Сейчас можно только кнопочные и так во всей армии. Ясень пень, что исключений хоть отбавляй, но общая тенденция именно такова, какова она есть, и больше никакова.


Из минусов: ну тут уж говорить нечего, все минусы универсальны для всей российской армии. Но дедовщины не было и близко, все были слишком взрослыми, чтобы заниматься этой хренью.

Сейчас, кстати, многих призывников в научные роты отправляют в Анапу в технополис «ЭРА», где житуха почти вольная: по 2-3 человека в кубрике (у нас было 8 душ на кубрик), всё чисто, цивильно, море рядом. В эту «ЭРУ» стянули несколько научных рот, поэтому народу там дохренища предостаточно.


Общее впечатление. Пока служил, ненавидел службу, а потом вернулся и... изменил мнение кардинально. На самом деле, было здорово. До сих пор полно товарищей, прокачал многие навыки, пострелял из «калаша», увидел жизнь с другой стороны. О себе кое-что узнал. Про "науку" не вспоминаю, не в ней была ценность, а в опыте и впечатлениях. Ради них одних сходить туда стоит, но поймётся это не сразу. Часто снится, что вернулся назад.

Как я в научной роте служил Армия, Научная рота, Служба, Длиннопост

Вручение оружия молодому призыву (не путать с присягой, она прошла раньше)


Надеюсь, не утомил объёмами)


P.S. Если кому-то интересны критические статьи обо всё на свете, то приглашаю в свой паблик «ZwischenZeit». Ссылочка: https://vk.com/zwischen_zeit


Всем бобра)



Фото взяты из открытых источников

Показать полностью 8
71

Культурный код россиянина

Ты узнаешь его из тысячи

Культурный код россиянина Обивка, АвтоВАЗ, Жигули, Потолок
38

Моя родина

Поездка на родину (г. Асино, Томская обл.), но уже в качестве гостя


Instagram: blumenstahl

Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Моя родина Родина, Асино, Томская область, Поездка, Ностальгия, Длиннопост
Показать полностью 10

Химия абстракционизма

Три капли раствора метиленового синего после попадания в стакан воды.


Метиленовый синий - краситель, реактив, противоядие, антисептик.

Химия абстракционизма Химия, Абстракционизм, Синий
Отличная работа, все прочитано!