Bearcub7

на Пикабу
поставил 18319 плюсов и 298 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
21К рейтинг 139 подписчиков 2126 комментариев 26 постов 19 в горячем
36

Наша старшая

Картинка из интернета, скачать не получилось, вставила как сумела

Наша старшая Медсестры, Больничный лист, Медицина, Медики, Мат, Длиннопост

Старшая медсестра - фигура ответственная. Для тех, кто не знает, получение препаратов в отделении, составление табелей, графиков отпусков, выдача больничных пациентам, организация медсестренской работы в отделении, наркотики - это всё на ней. Но когда кто-то начинает жаловаться, что старшая что-то профукала, я всегда рассказываю про нашу. Одновременно с нашей старшей у нас в то время работала очень суровая зам главврача по КЭР, она же председатель врачебной комиссии(та, с которой согласуются продления больничных и прочие операции с больничными типа выдачи дубликатов и прочее), и у старшей с ней частенько были рамсы, то ли по причине бескомпромиссности первой, то ли по причине безалаберности второй. И был период, когда старшая подряд получила несколько серьезных замечаний и с председательницей ВК была в жестких контрах. Ну, надо сказать, иногда она получала и незаслуженно, так как чисто из-за самодурства предВК просто иногда любила прикопаться и выслужиться перед начальством служебочкой; конфликты, которые можно было решить за две минуты, искусственно разжигала, тем самым сделала себе репутацию весьма гадкую, а старшая, хоть и косячила иногда, всегда была человеком честным и открытым.
Часто председательница требовала, мягко говоря, поменять старшую, но старшая всегда оставалась на свое месте несмотря ни на что.
Имена изменены, лексика сохранена.
Прихожу к старшей. Я просто врач отделения.
- Анастасия Игоревна, пациент Н. выписывается, надо больничный выдать с 22.01 по сегодня.
- Садитесь.
Сажусь. Игоревна занята другой работой, но берет чистый бланк, историю, откладывает свои дела в сторонку и начинает выписывать листок.
Листки она заполняет от руки машинально быстро и, как правило, без ошибок, и начинает вслух жаловаться:
- Опять от Иваненко пиздюлей получила, не, ну это ж надо, а! Сколько можно-то? Опять, говорит, премии лишу! Да я уже не мечтаю о своей премии, не видать мне её, говорю да лишайте залишайтесь!
*Пишет*
Я молчу. Стараюсь не мешать. Лишь бы писала.
- Да нахуй мне это надо? Я блять разрываюсь тут: это самое.... Аптеку получи, в пищеблок позвони, а есть ли у нас калоприёмники, эта из декрета выходит, а я табель уже подала, а тут ещё и Иваненко со своим депремированием. Да пошла она в сраку!
Немая пауза, она остановилась, смотрит на листок.
Ошибка.
- Да ебить твоё налево! Ёп вашу мать! Ну всё, пизда мне. Иваненко меня кончит.
На лице проступают красные пятна, в глазах тревога, я сижу молчу и слушаю этот монолог.
-Да ладно, хрен с ним, все равно уже без премии.
Смотрит на листок снова. Прикилывает в воздухе, как цифру 2 аккуратно изменить на 4, понимает, что никак, и листок все равно испорчен.
Набирает на телефоне номер Иваненко. В руках листок.
-Алло, Марья Ивановна?
-Да, Анастасия Игоревна, что случилось?
- Ну Вы представляете что? Я выписала листок нетрудоспособности, отдала пациенту, он ушёл. Возвращается вот сейчас и говорит, что пошёл он из отделения, собрал свои вещи, толкал-толкал свой листок в сумку..... И порвал! Я уж не знаю что делать, я так устала уже дубликаты писать, ну что, нельзя чтоли аккуратнее быть! *Голос чуть не плачущий*
- Ну.... Анастасия Игоревна, (успокаивающе) не расстраивйтесь, всё хорошо. Главное - чтобы был целым номер листка, и всё!
-Дак в том-то и дело! Что как раз через номер и порвал! (рвёт листок пополам через номер).
- Что ж делать-то, выдавайте тогда дубликат. Всё бывает, Вы главное не расстраивайтесь, Вы ни в чем не виноваты. Выпишите пациенту новый листок и не забудьте дать файлик, чтоб больше не рвал документы.
И вот в таком духе заканчивается диалог, старшая благополучно выдает дубликат и избегает очередных пиздюлей от председателя ВК, пациент получает больничный в файлике.


Второй случай. Во избежание ошибок при выдаче больничных начальство распорядилось печатать их на принтере. Начало то же: Анастасия Игоревна, перекрестясь, суёт синий бланк в лоток принтера, проверяет, что он "вниз лицом, ногами на выход", крестит принтер, говорит " с богом!" и нажимает "печать".
Листок распечатался, но информационная система откуда-то подтянула информацию о месте работы пациента с ошибкой в одной букве.
Приношу листок опять к ней. Опять матерится, сокрушается насчёт премии, а я жду, что дальше.
Звонит председательнице ВК.
- Марья Ивановна! Проблема с больничным . Я выдавала листок, и принтер его зажевал!
- Анастасия Игоревна, и что, совсем зажевал? Может позовете программиста, вытащит?
- Позвала уже, по кусочкам достал его оттуда. Мне дубликат выдавать? *скомкивает больничный, расправляет и разрывает напополам*
-Выдавайте, только не расстраивайтесь, всё нормально, только протокол составить не забудьте.

Надеюсь, некоторым старшим медсестрам будет полезно 🤭

Показать полностью
1832

Диалоги с пациентами #2

И грустные, и забавные.


Заходит мужчина 73 лет, одет в белоснежную атласную рубашку с коротким рукавом с принтом в виде больших золотых драконов. Белые брюки, туфли, сильно надушен.
- Вы такой праздничный! У Вас какое-то торжественное событие?
- Я к Вам на приём пришёл, а к врачу надо ходить опрятным.
Поблагодарила, так как такое отношение очень приятно.


- Какие-то сопутствующие заболевания у вас есть? Состоите на учёте у других специалистов?
- Нет. Мне надо после приёма зайти за направлением в кабинет.... Какой это кабинет? (Рисует пальцем в воздухе цифры)
- Четыреста три?
- Да, четыреста три!
-Ясно. Насчёт анализов вам позвонят, скажут, когдасдавать и где.
-Пусть звонят по телефону дочери, я писать не умею.
Оказалось , несколько лет назад был ишемический инсульт, после чего пациентка разучилась писать, не понимает написанное. Но в поликлинику ходит без сопровождения.


Женщина из другого региона приехала на консультацию.
- Запишу Вас на госпитализацию через 10 дней. Успеете сдать анализы?
- Да.
И робко так:
- Можно вопрос?
- Да.
- Сколько будет стоить лечение?
- По полису - бесплатно.
- Кааак? Так быстро?


На консультации пациентка, ранее лечившаяся в федеральном НИИ. Рак молочной железы, основное все лечение закончено, осталась гормонотерапия.
Обратилась, чтоб продолжить лечение у нас.
- А почему вы решили больше не лечиться в НИИ?
- Дома "печатный станок сломался". Не могу уже больше так, там куда ни сунься, везде отстёгивай.
- Хорошо. Вам сейчас нужно будет к химиотерапевту, чтобы вам оформили льготу на лекарства, будете получать по рецепту гормонотерапию. Бесплатно.
- А как же обследоваться перед этим? Мне же сперва нужно сдать анализы на гормоны.
- Нет, у вас и без анализов на гормоны есть все показания для назначения. Гормоночувствительная опухоль, и у вас уже стойкая менопауза, этого знать достаточно.
- Ну а вдруг надо что-то другое??? Дайте мне направление.
- Эти анализы ни на что не повлияют, согласно рекомендациям Минздрава эти исследования не нужны. Гормонтерапия показана вам 100%.
- Дайте, пожалуйста, направление.
- В рамках ОМС бы обследуем только по установленному алгоритму. Очень хотите ненужные анализы - сдавайте сами платно.
- НУ ВОТ! и у вас везде платить!!!!


- Доктор, меня интересует вопрос. После лучевой терапии можно будет половой жизнью жить?
- Можно.
- Доктор, а курс лечения как долго занимает?
- Около 2 месяцев.
- А во время лучевой терапии половой жизнью жить можно?
- Можно.
-Ух, ну слава богу, а то совсем радости никакой нет.
Странно, но вопросы о половой жизни задают, наверное, 1 из 100. Мне даже интересно, почему остальные не задают - стесняются?


Жена сопровождает мужа, у которого опухоль головного мозга. Уже после операции, удалена добрая часть правой доли. Сопровождает жена везде: на анализы, на консультации, на каждый сеанс лечения. Спрашивает, какие возможны последствия терапии, как будет проходить химиотерапия - в общем, всячески участвует и производит впечатление заинтересованности. И вдруг у мужа наметилось ухудшение, и речь идет о прогрессировании заболевания на фоне лечения. Нейрохирург назначил МРТ, иду договариваюсь на МРТ, чтобы сделали срочно, даю жене пациента направление на завтра, на что жена говорит: "Ой, мы не сможем, мы едем в гости".
Спас положение сам пациент: "Давайте направление. Что там, говорите, во сколько приехать"?
Можно не иметь части мозга, но быть с мозгами, а можно иметь весь мозг, при том быть без мозгов.


Женщина 70 лет, рак шейки матки I стадии После операции нужен коротенький курс лучевой терапии. Она не настроена и в результат лечения не верит. Попутно спрашиваю :
- Какие ещё заболевания у вас есть?
- Дисбактериоз кишечника. Как я устала уже с этой диетой, вы не представляете! Сколько уже можно эти бифидоки пить! Три месяца! А так всего хочется!
- Знаете, в лечение Вашего рака я верю больше , чем в лечение Вашего дисбактериоза. Пролечитесь - и всё, а с бифидоками песня долгая.
Вместе посмеялись. Она, видимо, ожидала от меня чего угодно, кроме обычной, простой шутки, которая в чем-то совпала с её представлениями. Согласилась.


На приёме мужчина внешности Эйнштейна: кудрявая копна седых волос, усы, бодрый, с живым заинтересованным взглядом. В конце приёма:
- У Вас остались ещё какие-то вопросы?
- Да! - достаёт листок, свернутый в трубочку, как свиток,из кармана, - Что такое эс-би-эр-ти?
Да уж, думаю, человек хорошо подготовился. Ваш Кэп: он задал очень узкоспециализированный вопрос, который пациенты обычно не задают.


-Доктор, а после лучевой терапии я на рамке звенеть не буду?
(Спрашивают про рамку в аэропорту, а так же рамку при проезде в закрытый город).
Или:
- А мне с внуками общаться можно?


Умиляют семейные пары на приёме. Как правило, это те случаи, когда болеет муж, а жена берет на себя контроль за его лечением и за ним самим, а то не дай бог он не то сделает, но, судя по общению, в таких парах часто муж адекватнее, чем жена.
Пришёл мужчина с опухолью мочевого пузыря на приём. С женой. В его ситуации обычно делается операция, но записи хирурга в этом плане в карточке нет. Говорит, что у хирурга-уролога не был, этот вопрос не обсуждал.
- Вам нужно проконсультироваться у хирурга, потому что лучевую проводят в данном случае, если операция невозможна.
Жена:
- Дааа, нам лучше б операцию, конечно же.
Я:
- Во-первых, не вам, а мужу. А во-вторых, нет "лучше" и "хуже", у кажого метода лечения свои показания и противопоказания, последствия. По эффективности примерно одно и то же, но....
- Нет, мы на лучевую терапию не согласимся.
Гляжу на пациента, он мне подмигивает, мол, пишите что надо, я всё понял.


Мужчина из села нашей области, при поступлении в стационар и опросе об истории заболевания много шутит и каламбурит. О том, как сидел "на толчке" со сменяющимися запорами и поносами, о том как его попа лишилась девственности на колоноскопии, и как повторно прошёл это "унижение" ещё два раза. О том, как с его бульканием в животе стыдно будет в палате, и как будет скучать по домашней еде. Выслушала, говорю, мол, давайте теперь, кроме шуток, обсудим, как важно соблюдать режим. Серьёзно. Таблетки пить в 8-00 и в 20-00, лечение не пропускать....
- Да куда уже серьёзнее....
Тут он сменился в лице, и глаза стали мокрыми.
- В соседнем отделении - химиотерапии, дочь лечится.


Сломался аппарат. Всем лечение переносится на время ремонта. Без стука во время приёма заходит дама.
- Объясните мне пожалуйста, почему меня не лечат.
- Сломался аппарат, мы всех будем обзванивать, как только починят.
Смотрит на меня многозначительно.
- А вы знаете, чего я боюсь???
*Наверное думает, что не знаю*
- Что мне теперь, умирать чтоли? Я-то пришла вовремя!
- Я могу направить Ваши документы в *другой город* на консультацию. Петербург, Москва, Новосибирск. Выбирайте.
- Нет, никуда я не поеду, буду лечиться здесь. Так когда???
- Вы можете задать этот вопрос начальству, 204 кабинет, этот вопрос контролируют они и знают сроки ремонта.
- И почему я должна ходить по кабинетам??
... Вот и что в такой ситуации говорить?


Молодая девушка 34 лет, у неё саркома матки, высокоагрессивная. Две операции, химиотерапия, опухоль растёт и растёт. Худенькая, симпатичная, хрупкая, и на вопросы сама практически не отвечает. Говорит, что болит живот. В основном задаёт вопросы сестра.
- Как так получилось, молодая, не пьёт, не курит, а такая опухоль....?
- К сожалению, у молодых опухоли возникают "случайно", без видимых причин, и протекают агрессивно. У пожилых людей раки "нажитые", протекают медленнее, лечатся успешнее, а у молодых - нет.
Тут девушка оживляется и спрашивает:
- Это что, получается, в старости мне будет уже не о чем переживать?
Тут уже я сама чуть не расплакалась.


Пациентка, ВИЧ, около года назад выставили ей рак шейки матки, но её инфекция цвела пышным цветом, СD-4 клеток всего 86, гемоглобин 65, и спецлечение рака было строго противопоказано, и операция только по жизненным показаниям. За год она лечение ВИЧ-инфекции принимала чисто по настроению, и когда клетки кое-как поднялись к уровню 200 за год, она пришла снова решать вопрос лечения. Ремарка: рак стадируется один раз. Ей выставили стадию I, и по правилам онкологии рядом со стадией ставится год постановки, и что бы в дальнейшем ни присходило - прогрессирование, метастазирование, это просто указывается следом, но стадия формально остаётся та же. Иногда её пересматривают после операции, но это уже другая история.
Ясно понятно, что за год опухоль выросла, и операция уже стала невозможна по причине её распространенности, хотя стадия по-прежнему стояла "I" . Пациентка пришла на лучевую терапию.
- Мне интересно, почему меня направили сюда, а не на операцию.
- Потому что операция уже невозможна. Лучевая терапия даст тот же эффект, это рекомендованная альтернатива.
- Нет, я не согласна. Полтора месяца ходить сюда! Девченки говорят, потом от вашей терапии аж волосы на лобке не растут, всё выжигаете. Это гестапо какое-то! Скажите, это всё потому что у меня ВИЧ? Вы поэтому так ко мне относитесь? Это неуважение! И с гемоглобином этим прицепились, раньше не оперировали. Да у меня всю жизнь он низкий!
Объясняю ей ситуацию подробно. Говорю, проходите на кресло на осмотр.
- Хватит уже лазить мне туда, сколько можно-то? *Плачет*. Отпустите меня, я пойду к хирургу, говорить насчет операции. А вы фашисты, людей тут мучаете только.
Как положено, "по протоколу", всё объяснила ей ещё раз и отпустила. ВИЧ-энцефалопатия?


Пациенту 67 лет, первично рак лёгких, пролечен, в лёгких стабилизация, в головном мозге появились метастазы. Нейрохирурги сказали, неоперабельны, направили ко мне.
- bearcub7, я не буду лечиться.
- Почему?
- Да сколько будет отпущено, столько и будет. Что мне уж трепыхаться, пожил уже. Дети выросли, внуки большие. Хватит мне. Что бог дал - так пусть и будет.
- *Иван Иваныч*, да если б всё так просто было. Никого из наших больных бог без мук не забирает. Все равно пациенты возвращаются, когда опухоль страдания начинает причинять, а сделать ничего не можем уже. Метастазы в замкнутом пространстве не могут бесконечно расти, это ж вам не пятка, а черепная коробка. Плохо будет очень, пока уйдёте. Да и бог вам не только жизнь дал, но и медицину, которая помочь может.
- Да всё равно, хочу не по больницам скитаться, а у себя на даче на солнышко смотреть.
- Ну тогда нужно подписать отказ. Так на словах не могу с вашим решением вас отпустить.
- Давайте.
Дала бланк, он своей рукой под диктовку написал, что ознакомлен со всеми осложнениями, перечислил их, и отдал мне. Пожелал хорошего дня и счастья. Искренне.

Показать полностью
127

Хочу сбежать...

Длиннопост врачебного нытья. Кидайте минусы за негатив на развлекательном портале, но я не знаю, где мне ещё пожаловаться, кому рассказать.
Простите меня , мои подписчики, которые подписались после онкологических историй. Сегодня будет не это.
С начала этого года происходят на работе события, при которых каждый день думаешь: "Всё, дно пробито", но нет, на следующий день мы падаем ещё глубже.
Не хочу быть раскрытой, поэтому буду писать без частностей. Возможно, это убавит правдивости истории, но так тому и быть. Не хочу проблем. Если кто узнает о чем речь - прошу, не выдавайте.
Мы - областной онкодиспансер.
С коронавирусной суетой поток пациентов в онкологии не сокращался, помощь оказывалась в обычном объёме, но.
Маски. Нехватка масок была выявлена сразу же. Сотрудники купили себе многоразовые. Несколько мерлевых выдали, их надо стирать каждый день. Один и сотрудников пожаловался в минздрав, после чего от начальства получил вопрос: "Сколько тебе заплатили?".
В мае раздали по 1штуке респираторов ФФП-3 каждому в руки. При рассмотрении вблизи оказалось, что у некоторых упаковки вскрыты, на одном - следы тонального крема. На следующий день сказали респираторы сдать обратно, мол, они нужны на случай, если придёт больной с ковидом. На вопрос, где нам их искать, когда придёт больной с ковидом, и предупредит ли он нас о ковиде, ответа нет.
Весной сломалось оборудование для лучевой терапии. Из-за ковида к нам не летел инженер из Москвы, так как по прилёту его бы посадили в обсерватор. Простояли без работы 4 месяца. Пациенты трубили во все инстанции, мы просили разрешить приехать инженеру, но исключений никаких нет. Кто-то не дождался. Кто-то уехал в другие города, кто мог себе это позволить. Когда таки приехал инженер, он починил аппарат, а вечером сказал:"Ну все, я запчасти снимаю, еду обратно". За запчасти не заплатили, поэтому он не мог их оставить. В общем, в срочном порядке начальство как-то уговорило его оставить запчасти. Через два месяца аппарат встал снова и стоит до сих пор. Опять ждем инженера, запчасти...
Весной выясняется, что у учреждения огромные долги. Увольняются главврач, главбух. Кроме причин, которые мне неизвестны подлинно, одна из них - то, что ОМС не оплачивает сочетанное лечение: химиотерапию и лучевую терапию, если они проводятся в одну госпитализацию, а и то и то стоят очень дорого. Соответственно, если пациентке во время лучевой терапии нужны, условно, деносумаб и фазлодекс, то лучевую оплатят, а их - нет, а это, например, 60 тысяч. Трастузумаб эмтанзин стоит больше 100 тысяч, пембролизумаб 250 тысяч. Ну вы поняли. Руководство предложило лечить всех подешевле, по-старинке, мол, лечили же раньше, и все было ок - не назначайте дорогие препараты вместе с лучевой. Врачи возмутились: это ведь наша ответственность. Мы люди государевы. Есть стандарт - мы обязаны его выполнить. Нам ответили, что раз не хотите - будем покрывать долги из фонда заработной платы. Кому-то зарплату уже срезали. Все, наверное, имеют на слуху истории, когда в онкоцентрах лечат дорогими таргетными препаратыми, иммунопрепаратами платно, хотя вроде как есть квоты. Так вот, друзья, квота не всегда покрывает стоимость самого лекарства, не говоря уже о затратах на оплату труда и госпитализации. По этим причинам учреждение либо работает себе в ущерб, назначая эти препараты, как это происходит у нас, либо пациент покупает их за свой счёт. Цена препарата порой составляет сотни тысяч. На один месяц. Так это происходит в центрах покрупнее.
В прошлом месяце поступила в стационар больная, получающая гормонотерапию по льготным рецептам. В стационаре, по правилам, я должна ей выписать эти же таблетки, чтобы она получала их у нас. Их не оказалось. Я написала ходатайство на приобретение, но ходатайство не подписало руководство: таблеток нет, закупать не будем, пациентка должна была по рецепту получить запас заранее (нет). Я его порвала и выбросила. Через месяцок, когда пациентке уже покупал таблетки сын, от них поступила жалоба в минздрав, почему не даём таблетки, с меня потребовали объяснения. Я рассказала, как было, но ходатайство давно в мусорке, доказать ничего не смогла. И тут же в аптеке препарат нашелся. Целые залежи. Выдали лекарства, пациентка удовлетврена, но за нагоняй обидно.
Исчезли из кабинетов бумажные полотенца и туаетная бумага из туалетов для пациентов. Туалетная бумага есть в нескольких служебных туалетах, от которых у сотрудников есть ключи. . Если закрываем на ключ - её туда кладут санитарочки. Если туалет не будем закрывать - они не будут её класть. Чтобы "посторонние не расходовали". Ну а история с бумажными полотенцами в пандемию - это сами понимаете. Надо мыть руки и почаще, но вытирать их нечем. Покупаем полотенца сами.
Болеет персонал. Один сотрудник заболел ковидом. В ФСС по телефону сказали, что для выплаты надо только больничный да заключение врача, и каке-то ещё документы, которые несложно достать. На работе же его заставили самостоятельно проводить расследование своего заболевания, и привести информацию, от кого он мог заразиться. Он просматривал по базе данных всех пациентов, которые у него были в период возможного заражения, о каждом из пациентов, которые болели потом ковидом, писал инфу о его болезни, и всё это в виде служебки передавал начальству. Выплату получил, но месяц он собирал бумажки и что-то доказывал. Заболела ещё женщина из отдела, который не работает с пациентами. Думаю, ей выплата не светит, хотя наверняка она могла заразиться по пути на работу, в транспорте, то есть все равно в связи с необходимостью выполнять служебные обязанности в учреждении здравоохранения. Но тут уже ничего не докажешь.
Сейчас аппарат опять сломан. Лечим в три смены на том, что остался. На месте ровно половина обычного штата, остальная половина отсутствует: уволились, на учёбе, болеют. Третья смена работает до последнего пациента. Иногда это 21-00, иногда 2:00. На неделе мне сказали, что я должна выйти в 3-ю смену, и если я не выйду, то кому-то другому придется выходить 2раза в неделю. У меня вечерами на работе муж, и обычно вечерами я остаюсь с 2-летней дочерью, то есть остаться в 3-ю смену - это проблема. Чтобы не подставлять коллег, я всё-таки вышла на смену, попросила мужа отпроситься и остаться дома. На работу опоздала, пришла только в 17-30, вместо 16 часов, потому что попала в вечерние пробки, а ехать 30км. Конкретно отругали: из-за опоздания не выработала рабочее время, так как последний пациент прошёл в 20:00. Я говорю, что хотела как лучше, согласилась выйти, чтобы не подставлять кого-то другого, и что отделение не стояло без врача: у нас есть те, кто работает до 17-30, они прикрыли. А мне говорят: "Раз вышла, то будь добра работай как в договоре написано. А там написано, что график скользящий".
Это у меня вызвало кучу вопросов. Как я могу предугадать, во сколько будет последний пациент, чтобы уж наверняка выработать часы? Время моего прихода на работу мало того, что не оговаривалось, так и даже при моем желании прийти раньше я встала в пробке. Пришла домой, подняла договор. В 2015 году я пришла устроилась на работу, график был с 8:00 до 14:30. Потом я устроилась внутренним совместителем ещё на 0,25. И в новом трудовом договоре график работы указан "Согласно расписания". Вот и как это понимать? Могут ли они привлекать меня к работе в 3-ю смену, смещать рабочие часы, если у меня 2-летний ребенок, которого некуда деть? Или их требования правомерны, и я действительно должна определиться между семьёй и работой?
Работает у нас девушка-администратор. Заболела, взяла больничный. Заменить некем - и, имея больничный, она приходит на работу. Один раз, когда она сама была в поликлинике, опоздала на час. Жалоба от пациентов. Вроде и жалоба правомерная, и администратор не виновата, но что делать? Начальство забило на решение проблем, все дыры затыкают за счет интенсивности труда простых сотрудников и нарвшения их прав.
В сентябре моя дочь была контактной по ковиду в детском саду, пришлось брать больничный и сидеть с ней дома. За то время на моих малочисленных коллег легли мои обязанности, дополнительно к и так существующей колоссальной перегрузке. Были ошибки в документации, невовремя продленные больничные листы. Кто в теме, тот знает, что это чревато санкциями. В протоколах ВК так и написано: "По вине врача *Иванова* листок нетрудоспособности не подан на ВК вовремя. Продлить за прошедший период....". И каждый раз председатель всё: санкции, санкции, ваша зарплата....
Я устала. Это отличная тактика со стороны начальства, чтобы сэкономить на зарплатах: завалить всех работой, не платить за переработки, и начать наказывать за ошибки, в то время как ошибки здесь - не халатность, не лень, а закономерный итог.
К врачам у заведующей тоже отношение неравное. Кто-то, работая на 1,5 ставки, ведёт 10-11 пациентов по отделению, а я на ставку 26. Поступает 27-й, и я хочу плакать. Почему его дают именно мне? Как всё успеть, чтоб потом опять получать клизмы за опечатки в документации и упущенные больничные листы?
Уволиться - скажу честно, хоть по моему мнению мне и не доплачивают, все равно моя заралата выше средней, и если я не врач, то... То я продавец или уборщица. Я больше ничего не умею. Я училась 8.5 лет, стремилась, хотела нести в мир доброе, светлое, прекрасное, спасать людей. И я хочу делать полезную, творческую работу, с высокими целями. Но это как в легенде о Данко: мое сердце раздавлено и втоптано в грязь. Меня ещё немного держат деньги, но долго так продолжаться не может. Я уже готова есть хлеб с солью, лишь бы не плакать и спать спокойно . Не хочу жаловаться, отстаивать свои права - нет сил. Нет сил, нет желания унижаться, просить. Поддерживают пациенты, которые говорят "спасибо за ваш труд", но с такой политикой начальства жалоб тоже много, и каждая жалоба вырывает частичку души. Уйти досиживать декрет ещё год? Как вариант, но куда потом выходить? Спасибо за это не скажут, и скорее всего после этого - все равно увольнение.
Но я больше так не могу. Завтра приду на работу и опять будут претензии, замечания. Сбежать, сбежать, сбежать....

Показать полностью
676

Диалоги с пациентами

Всем тем, кто подписался на меня ранее, привет! И остальным тоже привет!
Сегодня собрала немного диалогов из практики.
Хоть в этих диалогах смешного на самом деле ничего нет, подумать есть о чём. Это как короткие рассказы, смысл которых за пределами текста. Да и просто, не перестаю удивляться, насколько разнообразны люди.
В общем, слушайте.

На амбулаторном приёме:


Женщина 50 лет, со стрижкой-каре, откидывает волосы, на коже виска под волосами - незаживающая мокрая язва размером 5х4. Рак кожи, базальноклеточный. Говорит, 15 лет назад появился "прыщичек", сейчас стал быстро расти.
Говорит :"Направили на лучевую, а я не хочу, это ж какая проплешина потом будет!"
- У вас и так проплешина.
-... (смеется) Нееет, это другое!
Написала отказ. Мы ещё увидимся, это точно.


Пришёл мужчина 50 лет, откровенно худой. Опухоль нёбной миндалины, рот открывается на пару сантиметров, говорить может, но питается мелкими кусочками и пищей из блендера.
Карточка толстая, с везде отказы, отказы, отказы от лечения.
Спрашиваю, что привело.
- Доктор, я лечусь сам. Лечусь голодом, но знаете, два дня голодаю, получается, а на третий, ну никак не могу больше, срываюсь!
Объяснила, что такие мучения не нужны, можно и нужно кушать как раньше. Обещал прийти на лечение.


- Операции были какие-нибудь в течение жизни?
- Кесарево сечение.
- В каком году?
- То ли в 87-м, то ли в 89-м.
Больше на эту тему спрашивать не стала.


У мужчины опухоль кишки, 56 лет, редкая профессия. Подробности сообщать не буду, дабы он сам себя не узнал, если вдруг прочитает.
- Мне надо с Вами поговорить. Мне сказали на работе, что если в августе не выйду на работу, то меня сократят. У меня ипотека. Как мне быть, чтобы после лучевой терапии у меня уже не было ни химиотерапии, ни операции? Мне нужно выехать на вахту. А то где я потом работу по специальности найду?
- Вам сейчас лечение назначено по максиму, "сильнее" некуда. И дальше наверняка надо лечиться долго. Мы вам будем больничный лист продлять сколько надо, потом оформляйте инвалидность. На предложение "уволиться по собственному" "собственного" не изъявляйте, потому что, если проведем лечение полностью, есть шанс выздороветь, если нет - все вернется на свои места.
На химиотерапию не остался, уехал.
И что уехал очень жалко, и понять его могу. Очень грустно, что так выходит, и он такой не один, как ни печально.


Женщина 78 лет. Рак шейки матки III стадии, пролеченный в 2003. Сейчас подозрение на рецидив.
- Знаете, я считаю, что рака у меня и не было.
- Почему?
- Ну во-первых, я читала, что при раке есть вонь, а у меня всё всегда было чисто. А во-вторых, разве ж я прожила бы с раком третьей стадии 17 лет?
У неё правда был рак, но в успех лечения люди не верят даже испытав его на себе. Стереотипы сильнее.


Ещё один вопрос я слышу практически каждый день.
- Скажите, а это лечение для меня обязательно? Может, стоит заняться собой, поднять иммунитет, и все пройдёт?


На лечение записала женщину, которой оно уже "горит", надо начинать прямо вот-вот сейчас и поскорее, ситуацию объяснила. Получила клизму от врача поликлиники за то, что она в такой короткий срок не может её обследовать к госпитализации - вся запись забита, и чтоб я в следующий раз давала им побольше времени.
Пациентка местная, живет рядом, и вместо того, чтобы лечиться амбулаторно, настояла на госпитализации:
-Где ж мне взять денег на автобус, разве тут накатаешься? Я пенсионерка.
Жалко пенсионерку.
В день госпитализации не пришла. Звонит медсестра ей, спрашивает о причине:
- А Вы видели что за окном??? (там ливень как из ведра) У меня зонта нет, кто мне зонт купит???


- В течение жизни операции были какие-нибудь?
- Нет, не было.
- МРТ малого таза Вам делали?
- Нет, мне нельзя, у меня кардиостимулятор.
- Вы же сказали, у Вас не было операций.
- Я думал, Вы про живот спрашиваете. На животе не было, а так были.


Удивительно, но редкий курильщик верит, что его рак лёгкого - из-за курения.
- Доктор, а эта шишка у меня почему появилась, не скажете?
- Вероятнее всего из-за курения в течение 50 лет.
-Да ну нееее *смеется*. Не может такого быть. Мой отец тоже курил 50 лет, но рака не было.
- А от чего умер?
- А кто ж знает? Жили в деревне, болел долго, потом умер.


- Что вас беспокоит, жалобы есть?
- Нету.
- Как вы спите ночью? Встаете в туалет?
- Уууу! Конечно!
- Сколько раз за ночь?
- Раза три!
- Ну вот, а говорите, не беспокоит.
- Так меня и не беспокоит! Все равно ж покурить просыпаюсь.


На сегодня истории все. Кстати, кто знает, скажите пожалуйста, является ли стойкая утрата трудоспособности (инвалидность) страховым случаем при ипотеке? Может, в следующий раз я смогу использовать этот аргумент.

Показать полностью
99

Один день из жизни студента-медика

Слабонервным и людям с тонкой душевной организацией не читать.

Когда я была на 1 курсе, одно из занятий по анатомии было посвящено препарированию. Препарирование - это по сути превращение трупа в учебный материал для студентов, так как мышцы, например, для их изучения, должны быть обнажены, как и нервы, и сосуды. То есть мы, студенты, заканчивающие первый курс, должны были сделать учебное пособие для наших преемников.
Для полноты картины опишу нашу "анатомку". Здание ново-анатомического корпуса почему-то называлось ново-анатомическим, хотя было во всем университете одним из старейших, построено, кажется, в 1906 году, а более современное - советской постройки - было "старо-анатомическим", при том анатомию там не преподавали вообще. Правое и левое крыло были зеркально одинаковы, и там, и там была лестница, объединяющая этажи, и в правом крыле был именно секционный зал. Это был реально ЗАЛ. Знаете, бывает тронный, бывает концертный, а тут секционный - масштабы те же, а назначение другое. Размеры я не знаю, метров 30 на 10 или другие - сложно сказать, но он был огромен. Две из стен были торцевыми, и в них были огромные арочные окна. Поистине, в царские времена строили по-царски. Под окнами стояли ящики метра 2 на 1, закрытые на замки, и что это за ящики - мы не знали до описываемого дня. Мы на них складывали вещи, садились, и даже обедали - тоже на них, в общем, пользовались ими как мебелью. Еду мы покупали в буфете на входе. Там продавали жаренные пирожки и жирную пиццу с кетчунезом, пили кофе 3в1 в пластиковых стаканчиках. В попытках согреться в ледяной секционке мы это все скупали с удовольствием. Кстати, вход в корпус был совершенно свободным. Не было ни турникетов, ни охраны, лишь гардеробщица, буфетчица да лаборант в окошке выдачи препаратов. Некоторые желающие впечатлить друзей водили их поглазеть.
Из окон секционный зал освещён был дневным светом всегда, но так как здание было старым, ремонт там делался лет 30 или 40 назад, окна ужасно сквозили. Стоял холод и свистел сквозняк, голоса отдавались эхо. В холодное время года мы там сидели в куртках. Да чего уж говорить, и летом, в жару, там почему-то тоже было ужасно холодно. В перерывах мы бегали на улицу, грелись на солнце и заходили обратно, или открывали окно, садились на подоконник боком, чтобы один бок грело солнце, а с другого бока был стол с препаратом и товарищи, и учили.
В самом зале стоял с десяток секционных столов. Это сейчас они уже заменены на металлические, а тогда они были каменные (и ремонт уже сделали, и окна поменяли) . У столов есть примерно 0.5-сантиметровый бортик, на поверхности - желобки, объединяющиеся в один желоб, и в месте предполагаемого расположения ног трупа - ямка, ну типа слива в раковине. Вниз под стол идёт труба. Атмосферненько, в общем.

Вот в день "икс" преподавательница нас собрала в классе и повела в зал. Назначила двух "добровольцев" , открыла ключом один из "ящиков" под окном и сказала: "Доставайте".
Ящик оказался ванной с формалином. Это всё были ванны с формалином, в которых лежал "учебный материал". На занятия нам обычно давали всё из лаборантской, там хранились определенные наборы органов, сложенные по темам занятий. Здесь же, в ваннах, хранилось все остальное.
Достать нужно было тело женщины. Женщина лет 50, небольшого роста. Волосы седые. Не полная. Руки, как обычно у покойников, связаны веревочкой. Засунуть руку по предплечье в ванну с мутным желтоватым и едким формалином, чтобы хотя бы за руки подтянуть труп к поверхности, решился наш будущий хирург, парнишка не из робкого десятка. Другие подхватили усопшую за лодыжки и под плечи. Парнишка, который подхватил под плечи, тут же её уронил: оказалось, с этим телом уже поработали наши предшественники, и на спине не было кожи. Руки соскользнули по жировой клетчатке,тело плюхнулось назад в ванну.
Не без труда тело наконец извлекли, положили на стол. Преподавательница сказала, что оно здесь со времен СССР, возможно, это тело оказалось не востребованным (не забрали родственники), или она была заключенной в одной из тюрем. Теперь уже не известно. Но в начале 2000-х трупы перестали передавать университетам, и в них был дефицит. Нам, если можно так сказать, "повезло".
Наша задача была убрать кожу, жировую клетчатку и оставить мышцы. Препарат должен был быть мышечным.
Как оказалось, задача это была непростая. Запах стоял очень едкий, лились слёзы, формалин разъедал глаза. Кожа была плотная, застывшая, холодная. Мы и так продрогли до костей, а ещё и руки в холоде. Было ли страшно, мерзко, противно - именно тогда - нет. Мы как-то на адреналине выполняли задание и не задумывались. Мы относились к этому как к задачке, которую надо решить, и не ударить в грязь лицом перед преподавателем. На первом курсе преподы вообще часто любили шутить, мол, сейчас-то мы и проверим, кто из вас в меде оказался случайно, и мы боялись оплошать.
Когда пара подошла к концу, кожу, жир, все сложили в тазы и вёдра, куда их дели потом - не видела. Нам выдали бутылку "Фейри", мы пошли отмывать скальпели и пинцеты.


Когда мы разошлись домой, в носу стоял запах формалина. Он въелся в волосы, в халат, обувь. Я никак не могла понять, что он мне напоминает, и только когда пришла домой, я поняла что.
Говяжий бульон.
Сейчас я уже понимаю, что сходство очень даже неочевидное, по крайней мере, у моих одногруппников такой ассоциации не возникло. Может быть, желтоватый прозрачный постный бульон был похож на этот формалин в ванне больше внешне, чем по запаху. Не знаю. Но я тогда едва ли не стала вегетерианкой.

Показать полностью
1636

Когда подарок врачу не в радость

Сегодня моя приятельница спросила, как лучше отблагодарить врача, и я вспомнила одного своего пациента.
Был у меня пациент с немецкой фамилией ***ман, который имел статус несовершеннолетнего узника концлагерей, что приравняно к ветеранам ВОВ. С этого он начинал любое знакомство. В любые двери любых учреждений сперва входили его корочки, а следом он сам.
Во время нашей первой встречи, при поступлении в стационар, он очень настойчиво дал мне удостовериться в их подлинности:"Вот, посмотрите".
Родился он в 1944 году. На момент поступления ему был 71 год. Рак предстательной железы, Глисон 5, что означает, что в данном случае лучевая терапия или операция могут быть отложены. Проявления заболевания минимальны, рост опухоли очень медленный. Такая выжидательная тактика с регулярным наблюдением даёт 50% шанс вообще избежать какого-либо лечения и умереть от других причин, не познав "радостей" в виде побочек, сохранив качество жизни. Но как же можно отказать несовершеннолетнему узнику концлагерей? Попытка доктора, который принимал его в поликлинике, объяснить, что он может долго и счастливо жить дальше, получая лишь лекарства, вызвала негодование. Как так?? Рак и не лечить??
В общем, попал он ко мне на радиотерапию. Сперва вроде честь по чести, вежливый, обходительный. Но потом начались выступления.
Пациенты все имели назначенное время сеансов и плюс-минус 10 минут все точно шли по графику. Но только не он. Он сразу с улицы направлялся в пультовую аппарата (это комната проходная к самому аппарату, там работают операторы, и их нельзя отвлекать, они управляют линейным ускорителем), и говорил: "***ман пришёл." Садился на любое свободное кресло и ждал, когда закончится текущий сеанс, чтоб зайти следующим. Ему говорили: "Выйдите. Здесь нельзя находиться посторонним. Мы вас пригласим". Он лишь в ответ твердил, что он ветеран ВОВ, и что он имеет право зайти без очереди. Ему отвечали снова и снова, что его возьмут без очереди, но ждать надо в холле. Он был упрям, называл медсестёр соплячками и молодухами, которые пороху не нюхали.
Каждый божий день он приходил и напоминал, что "18-го мне укол надо ставить" (он получал ежемесячные инъекции бусерелина), только до 18-го было ещё недели две, и так он мне плешь проел с этими каждодневными напоминаниями, что я как-то чисто машинально ответила: "Давайте доживём до 18-го, что вы мне каждый день напоминаете, ещё две недели до него". Был скандал, жалоба: как так, в онкологическом учреждении говорят "Давайте доживём".
Каждый его визит с редким исключением сопровождался концертами. Он обижал не только персонал, но однажды чуть не подрался с мужчиной из очереди, который не захотел терпеть его хамство. Он сопровождал жену, и ***ман вломился в пультовую как раз тогда, когда она там лечилась, естественно, голая, а через камеру виднонаблюдения в пультовую транслировался сеанс лечения (это в целях безопасности, так как пациент находится во время сеанса в помещении один). Разняли другие мужчины в коридоре.
Два раза пришёл с запахом алкоголя. Замяли, не выписали, побоялись скандала, что узника концлагеря лечения лишают.
Как-то раз не пришёл, звоню ему, берет трубку жена. Говорит, приболел, придёт завтра, мол, "скорую" вызывали. Ага, думаю, гляну сейчас в информационной системе, что там с ним было. А был у него похмельный синдром.
Когда он закончил лечение, я отдала выписку, и он демонстративно поставил мне на стол пакет, дескать, вот вам подарок. "Спасибо," - говорю, но не нужно.
Он ушёл. Мне было так тошно от того, что он все отделение терроризировал, скандалил, а потом спокойно просто поставил пакет с довольно дорогим угощением (и коньяком, кстати, хотя я думала, женщинам коньяк не дарят) и ушёл, внутренне для себя, видимо, очистив совесть. Не извинился, не сказал никаких слов одобрения. Всё свое поведение он считал правильным. Подарок я домой не понесла, раздала другим.
Как в душу плюнул.

Кто-то скажет, котолампа. Нет, не котолампа. Были у нас и Ветераны ВОВ, и труженики тыла на лечении. Не "приравнянные", а те самые, что "пороху нюхнули". Самые терпеливые, самые спокойные люди, мудрые, добрые и очень скромные. О себе и о своём прошлом не рассказывали, и уж тем более им не гордились, не выпячивали грудь.

И я сказала своей приятельнице, что если она скажет искреннее "Спасибо" и от сердца поблагодарит доктора на словах, или напишет благодарность в книгу отзывов, этого будет абсолютно достаточно.

Показать полностью
377

Головная боль

Недавно произошла история, с которой бомбит до сих пор. Для тех, кто подписался на меня после истории Пациент-школьник, эта история из того же разряда. Я это называю "почему у доктора болит голова".

У каждого на слуху есть рассказы от знакомых, а может, и личный опыт, когда онкобольным говорят:"Лечение уже не показано", "Возможности исчерпаны" . Ну или когда тяжёлым, умирающим пациентам отказывают в госпитализации, они умирают дома. Приятного мало, неправда ли? И, закономерно, обычно люди пытаются найти выход из ситуации, пристроить больного куда-нибудь, да как-нибудь ещё полечить, использовать все шансы, не опустить руки, разве может быть как-то иначе? Я считала, что это настолько естественно, настолько нормально, что должно быть понятно любому без объяснений.
Была у меня пациентка Ягодкина (фамилия изменена) в стационаре с опухолью мозга, после операции. При поступлении её сопровождала дочь, приехала специально из какой-то своей деревни из области. Сама пациентка городская, живёт одна. На вопросы она отвечала адекватно, по существу, и все расстройства в основном были двигательные: передвигается с дополнительной опорой - по стеночке. Со слов дочери, когда ходит по дому, может упасть.
Поступила она с больничным листом, про профессии - рабочая, то есть буквально за какие-то два месяца она превратилась из автивно трудящегося человека в старушку с шаткой походкой. Назвала мне все препараты, которые принимает, с дозировкой, рассказала анамнез болезни. Ок, госпитализируем, будем лечить, на процедуры попросим водить санитарочку.

На следующий день из доклада дежурной смены узнаём: пациентка пошла в туалет на этаже, и хотя там есть поручни, перепачкалась сама, перепачкала штаны. Всё с себя сняла, стала стирать, не простирала, развешала в палате. Была однократная рвота. В палате вонь, соседки весь остаток вечера провели в коридоре и в холле, спать пошла только когда совсем срубило. Просят принять меры.
А какие меры тут примешь? Стационар переполнен, в отдельную палату её не положишь. Мыться-стираться ей помогают санитарочки, но организовывать круглосуточный пост около неё - невозможно, санитарочки в дефиците.
Ищу контакты дочери, чтобы помогли с уходом, а её телефона нигде нет. Мой косяк , косяк регистратора, который сидел на приёме, но имеем, что имеем. Прошу пациентку позвонить дочери приехать, но дочь ни разу не объявилась за все время - далеко ехать, и жить в городе здесь ей негде.
Так вот, стою я однажды на посту, пишу назначения, и подходит ко мне соседка моей Ягодкиной и тихонько начинает диалог:
- Извините, Вы же врач Ягодкиной?
- Да.
- Выпишите её пожалуйста, а то мы от неё так уже устали...
Вот здесь-то у меня и бомбануло. Ягодкина лежит третий день. Я всё понимаю. Понимаю, что она пачкается и пахнет, но её моют, одежду стирать помогают. Но говорили бы вы такое, будь она вашей дочерью, мамой? Хотели бы вы сами себе отказа в лечении только потому что не можете чисто в туалет ходить? Рассердилась я знатно и сразу сказала, что у нас не гостиница, а больница, и что Ягодкина здесь находится, потому что болеет, и она будет получать положенное ей лечение, независимо от того, что думают об этом соседки. Отвечает:
- Да я не за себя прошу, я-то старая, я за молодых соседок прошу, они в основном недовольны.
- Какая разница? Это стационар, а не санаторий, и здесь больные люди, в том числе "тяжёлые".

Быть может, я слишком близко приняла это к сердцу, или ещё не обросла панцирем жёсткости и цинизма, но этот разговор до сих пор не выходит у меня из головы, и моя вера в людей несколько угасла.
Мне всегда казалось, что уж кто-кто, а онкобольные, могут понимать недуг друг друга, могут осознавать, что сами-то они от прогрессирования не застрахованы, и будь в такой ситуации они сами, или их дети - они бы всеми правдами и неправдами держались за этот стационар, лишь бы полечили, лишь бы облегчили состояние, но оказалось, что нет. Оказалось, своя рубашка настолько ближе к телу, что можно без зазрений совести подойти к врачу и попросить его выписать твоего соседа.
Ягодкина долечилась, я её выписала по окончанию курса. За время лечения ей стало лучше, она стала лучше справляться с туалетом. Я это связывала с лечением, а пациенты - с матюками соседок, мол, не найдя поддержки в моем лице, оттаскали её хорошенечко, она и перестала прикидываться.
Ну и как всегда, морали нет, чукча не писатель, персонажи вымышлены, события - нет.

Показать полностью
754

Как я решилась на второго ребёнка, имея ребёнка-аутиста

Длиннопост.
Ответ на комментарий: #comment_158224904
Спорная тема, но, быть может, мой опыт поможет кому-то принять решение.
Моё решение созревало долго, и я, как и все родители детей-инвалидов, стояла перед дилеммой. С одной стороны, есть шанс, что аутизм повторится, и есть ребёнок, требующий огромных ресурсов семьи.. С другой стороны -... А с другой стороны, я расскажу, что такое жизнь родителей ребёнка-аутиста.

Когда твой долгожданный и любимый ребёнок после года резко меняется в сторону регресса, это страшно. Исчезает речь. Он начинает негативно реагировать на телесный контакт, кричать, когда его трогают. Он боится звуков. Он предпочитает одиночество, складывает однородные предметы в ряды. Собирает из мозаики однотипный орнамент, в течение часов, и это в полтора года.
Надо сказать, мой сын был не просто первым моим ребёнком, но и в принципе первым ребёнком, воспитания которого я коснулась. У меня не было младших братьев и сестёр, не было племянников, и когда моя мама приходила помочь, понянчиться, она замечала, что ребёнок истеричный, капризный, неадекватный, и все это объяснялось тем, что я неправильно его воспитываю. Что мы с мужем к нему слишком строги, что уделяем мало внимания и мало с ним занимаемся. "Ведь поначалу-то все было хорошо, а сейчас вы пожинаете плоды своих трудов" - так говорили. И мы верили - они опытные, ошибаться не могут.
В два года я впервые обратилась к психологу с ним. Он меня отчитал за то, что я с ним "не занимаюсь" и рекомендовал арт-терапию, музыкотерапию, подвижные игры. Обратилась к другому психологу, прошла занятия с психологом о валеологии, и о том, как я сама программирую ребёнка на вотэтовсё.
К психиатру попали в 2,4, врач сказал, что "ребёнок умный, и он не наш клиент".
Вот так и получалось, что виноваты во всем были только я и муж. Чувство вины с каждым визитом к специалисту, с каждым походом в гости, где есть другие дети, углублялось и укреплялось: он не такой. Мы делали что-то не так, или наоборот, не делали чего-то. Что мы такого НЕ делали для ребёнка, что делали наши родители, наши бабушки, и у них все получалось? Что делают родители в других семьях, чего не делаю я, что их дети развиваются нормально? Как я должна заниматься с моим ребёнком, если он меня не слышит, не слушает, и на мои вмешательства в его игру впадает в истерику? Ответов на эти вопросы не было ни у кого. Все уклончиво говорили: "Занимайтесь".
В три года он пошёл в сад. Играл в основном один в палатке, никому не мешал, поэтому жалоб не было.
Далее я посещала с ним логопеда, потому что не было речи. Логопед сказал, что все дело в том, что он амбидекстр (пользуется и правой, и левой рукой) , и это - корень всех проблем.
Посещали ещё раз психиатра, уже другого. Результат тот же: не наш клиент.
Потом, в 3,5 года нас уже направил сад к психиатру, и дали свою характеристику. Так мы попали к районному психиатру, и, наконец, был выставлен диагноз и назначена терапия. На тот момент сыну было почти 4 года, и это поздно.

До 4 лет я искала вину в себе. Это была не просто вина, а осознание собственной несостоятельности, ущербности. Ведь родительству не учат в школе, не учат в институте, это - базовый инстинкт, что-ли. И у меня вот этого базового умения быть мамой нет. Я всегда считала, что ребёнку нужна любовь, внимание, но, оказывается, этого мало. Все это подтверждалось тем, что, когда я хотела сына обнять, поцеловать, погладить, он начинал рычать: ему не нужна была я, не нужны были мои прикосновения. Я плохой родитель, и сын меня не любит. И я не знала, как мне быть.
Я очень боялась, что уйдёт муж. Нет, он надёжный и сильный человек, но в большинстве семей с детьми-инвалидами мамы растят их одни. Мужчины покидают эти семьи. Мужчинам нужен сын-победитель, нужна гордость, нужны футбол и хоккейные клюшки. А этого не было.
Я часто не могла проводить с ребёнком досуг не только дома, но и на улице. Он мог выйти и испугаться яркого солнца, шума дождя, или того, что пачкаются ботинки, и впасть в истерику. Мы в 90% случаев не уходили дальше скамейки у подъезда. Я завидовала мамам, которые гуляют с детьми в песочнице и беззаботно щебечут: мой ребёнок, если дошёл до песочницы, истерил, забивался в угол с игрушкой и разве что не кусался. Часами пересыпал песок лопаткой, на него смотрели с опаской, на меня - с немым вопросом во взгляде, мол, как я такая спокойная. А вот так: это моя повседневная жизнь. Родственники говорили: ты не такая, и ребёнок у тебя не такой. И я так и думала.
У нас не стало практически друзей, и я их понимаю: они приходили в гости со своими детьми, у моего случалось истерика, что на его территорию вторгся чужак, и (о ужас!) переставляет его игрушки с их привычных мест.
Конечно, я подозревала, что здесь есть реальное заболевание, но пока не увидела запись с диагнозом на бумаге, оставался лучик надежды, и я просто делала что должна, жила, как живется. Когда я узнала, что это аутизм, мир рухнул. Сказать, что я была во фрустрации - ничего не сказать. Мы с мужем прошли все стадии принятия горя. С одной стороны, я знала, что это инвалидность и туманные перспективы. С другой стороны - болезнь все объясняла, и мне стало легче, упал камень с плеч. Родственники перестали меня винить, даже посочувствовали.
Я, естественно, в то время отклонила важные предложения, и сейчас работаю обычным врачом. А тогда собиралась заняться наукой.
Инвалидность в 4 года ещё не дали, и в условиях ограниченных средств мы сделали ставку хоть и на дорогой метод реабилитации - АВА-терапию, но на единственный с доказанной эффективностью, и не прогадали. Мы прошли сами курсы Юлии Эрц. Постепенно проблемы находили решение: истерики мы убрали, нежелательно поведение откорректировали, стали появляться первые успехи.
Наша жизнь до 6-летнего возраста сына была одной сплошной борьбой, а информация вокруг нас всегда была так или иначе об аутизме. Всё, что бы мы ни читали - об аутизме. Занятия - для аутистов. Праздники - в сообществе с аутистами. Появляющиеся знакомства - с родителями детей-аутистов. Разговоры - о детях-аутистах. Каждодневная рутина: 3 дня в неделю 4-часовые занятия в центре АВА, занятия дома, и мы пытались водить его на обычные кружки - бассейн, логопед. В сад ходил с криками, из сада тоже. Часто мне приходилось его, 4-летнего, тащить до дома на себе, потому что сам он идти домой не хотел: ложился на землю и лежал.
Родители других детей, по пути из сада, спрашивали ребятишек, что было нового, как у них дела. Для меня это было фантастикой: мой не просто не говорил, он и не слушал, и не понимал.
Родственники помогать не рвались: они не знали, как. Мы были с мужем вдвоём в этой битве с болезнью, и за годы значительно истощились.
Мы не могли сходить в кино, в кафе, как это делают обычные пары, потому что найти няню ребёнку аутисту - трудно, отчасти и из-за недоверия, и даже поездка куда-либо не представлялась возможным: если мы не можем выйти из подъезда, то что будет в самолёте, в другой стране?
И о втором ребенке не шло даже речи. Стыдно было признать, но лет до 4 я вообще не ощущала никакой радости родительства. В то время как все делятся перлами своих малышей, их первыми успехами, радуются, мне поделиться было нечем. Душевные силы были на нуле.
К 6 годам, в результате упорного труда, сын стал более-менее адекватным ребёнком, в основном благодаря АВА и его каким-то собственным качествам: он все схватывал на лету, имел хороший навык имитации. Да, он имел странности, но в целом был очень успешен. Когда он годам к пяти сказал не стереотипную фразу в конце чтения книги "Давай ещё посмотрим", я не сдержалась и расплакалась от счастья. Это была целая победа.
Я вышла на работу, появилось больше денег. Мы оставляли сына на лето свекрови, а сами отдыхали. Появились силы, положительные эмоции, и стал вопрос о втором ребенке.
Мы решились и родили.

Что я получила, когда родился второй, нормотипичный, ребёнок, это сложно описать. У меня нет больше чувства вины. "Я такая, я как все, и у меня здоровый ребёнок. Я ни в чем не виновата." Муж расцвёл, я узнаю его с другой стороны. Вижу, он чувствует то же, что и я.
Уже сейчас, с оглядкой назад, я понимаю, что сын был "другим" ещё с младенчества, но я этого не понимала в силу неопытности. Маленькая моя дочка с полугода меня стала узнавать и радоваться мне. Радоваться мне! Ей было приятно лежать со мной и нежиться. Она сама приходит сейчас ко мне и садится рядом, прислоняется. Она не боится музыки, она под неё танцует; не боится фейерверков - мы вместе их смотрим. Мне стало легче с той стороны, что теперь я спокойно могу гулять на площадке и быть как все: спокойно смотреть на игру детей и не делать вид "меня тут нет" , не отвечать на глупые вопросы, не слышать шушуканья. Мой ребёнок, моя дочка, радуется мне, когда я прихожу домой, и я могу брать её на руки, обнимать, валяться, кружиться, и она будет весело хохотать. Она не закатит истерику, когда я захочу поиграть с ней. Она будет рада, когда я предложу ей новую яркую игрушку. Её легко учить чему-либо, и это ощущения общности с ребёнком, что вы на одной волне - оно непередаваемо! Старший сын стал гораздо серьёзнее и ответственные с рождением младшей сестры. Взял над ней шефство, опекает. Он знает свой круг обязанностей, может меня разгрузить, понянчиться с сестрой, поиграть с ней. А дочь имеет перед глазами пример. Со старшим общение тоже наладилось, и хотя есть ещё чудаковатость, он вполне адаптирован. Кто не знает о его прошлых бедах - не догадываются.
Мы теперь обычные родители.
Окружающие люди, не сталкивающиеся с инвалидностью детей (и слава богу) не осознают своего счастья! Каждый маленький шажочек, каждая улыбка, каждый привет, каждое объятие во сто крат дороже, если знаешь, как оно бывает иначе.

Решиться на второго ребёнка было сложно, так как аутизм повторяется у братьев и сестёр с вероятностью, если не ошибаюсь, 7%. Но мы для себя решили, что даже если это будет так, то старший сын практически уже не отличается от сверстников, ему сняли диагноз, сняли инвалидность, и поэтому, имея положительный опыт, мы смогли бы помочь дочери. А если бы мы и не были готовы к этой вероятности и решили не рожать, то всерьёз обсудили бы возможность усыновления.
И, наконец, второй аспект, зачем нужен второй ребёнок, материальный. За это меня некоторые осуждают, но я все равно поделюсь.
Я не представляю себе, как останется мой сын один, когда нас не станет. Близких родственников у нас нет. Будет ли у него семья или не будет, будут ли хорошие друзья или нет - я не знаю. Мне не всё равно, как он будет жить, когда не станет меня и мужа. Сейчас его легко обмануть, он слишком прямолинеен, не понимает хитрости. Возможно, он таким будет всегда. Возможен такой вариант, что его порядочностью и прямотой воспользуются нечестные люди, отберут средства, жилье, и он останется на улице.
Я согласна с тем, что нельзя рожать второго ребёнка и делать из него няньку для старшего, поэтому мой святой долг - адаптировать сына максимально к жизни в социуме, дать ему навыки самостоятельности, заработок, дом. А брат или сестра должны позаботиться о том, чтобы старший просто жил, вёл свое хозяйство, и был под присмотром. Чтобы ему кто-то позвонил и спросил, не нужны ли ему лекарства. Чтобы, если он слёг, нанял сиделку. К сожалению, в моей жизни есть такой пример, когда мужчина с ДЦП, не имея братьев и сестёр, остался без родителей, и у него случился инсульт. Соцработник приходил к нему совсем не каждый день, стоял ужасный смрад в квартире, грязь, и он так и провел остатки своих дней.
Так же родственники нужны, чтобы защитить его права, если они грубо нарушены. Будет ли младший ущемлен в этом случае? Отнюдь, я считаю, сострадание и умение поддержать - важные качества для каждого из нас.
Как поступать - решать только вам. Но что я совершенно точно для себя решила - это что нет единственно верного решения. Можно понять родителей, которые не решаются на второго ребёнка, так как это риск. Возможно, если бы старший мой сын не выкарабкался, я бы не стала рожать, и мы правда усыновили здорового малыша. Но второй ребёнок, я считаю, должен быть однозначно, так как люди с ограниченными возможностями не имеют другой поддержки, кроме как от семьи, они очень уязвимы. А родители ребёнка-инвалида с появлением второго, здорового ребёнка могут избавиться от отчужденности и чувства вины, и почувствовать, какое это счастье - быть обычным родителем обычного ребёнка.

Показать полностью
1589

Пациент-школьник

Работаю онкологом. Очень часто хочется поделиться историями из практики, но они: 1)не весёлые. Не знаю, уместно ли их писать на развлекательном портале 2)пациент может узнать себя, если прочтёт. И если даже я не укажу персональных данных, будет ли это этично? Хм... В общем... Эту историю расскажу в свете последних постов про лечение рака.
Волей судеб я недавно прошла профпереподготовку на радиотерапевта, и теперь среди пациентов появилась категория больных лимфомой Ходжкина, а контингент это, как правило, молодой.

И вот пришёл как-то парень 17 лет, ученик выпускного класса. На приёме один, по общению открытый, местами фамильярничает. Судя по поведению, явно не из отличников, и я просто и доступно, без науковатости, на пальцах объяснила ему суть лечения, какой при этом надо соблюдать режим, не пропускать сеансы, и что по всем проблемам, связанным с его здоровьем, нам нужно поддерживать диалог. Что не нужно бояться подходить, говорить, спрашивать, мы люди открытые, пациентам во всем стараемся идти навстречу. Хочешь удобное время лечения - обсудим, потому что школу пропускать нельзя, экзамены на носу. В общем, "правила игры" были растолкованы, он все выслушал, подписал согласие на лечение, сходил на томографию, и мы попрощались на два дня, пока идут расчёты дозиметрического плана.
Ну вот, план готов, я звоню ему на сотовый с рабочего телефона, чтобы пригласить на первый сеанс . Гудки идут, трубку не берет. Звонила весь день. Когда рабочий день подошел к концу, со своего сотового отправляю ему смс с текстом:"Завтра начало лечения во столько-то, приходить туда-то".
Он пришёл в назначенный день вовремя, видимо, прочёл смс, и мы благополучно начали курс.
На следующий день он не явился.
И на следующий тоже.
Телефон был включён, шли гудки, но трубку никто не брал и не перезванивал.
Обрисую, что я чувствовала в этот момент.
Пациент числится в дневном стационаре, а значит, по идее, я должна его выписать за нарушение режима, ведь я по сути не знаю, где он. А вдруг его сбила машина? Что, если он заболел чем-то сопутствующим, и я не в курсе, а ему нужна госпитализация в другое учреждение? Что мне делать с начатым курсом лечения? Если у него ухудшилось состояние, он дома, а я и не знаю? Может быть, нужно его переводить на круглосуточное отделение? Как мне обосновать его госпитализацию в то время, как он не получает терапию?
Телефон родителей он не указывал, сведения о состоянии здоровья, написал, "никому не доверяю".
В общем, по правилам, если пациент, находясь в стационаре, потерялся, я должна его выписать.
Но как я могу просто так взять и прекратить лечение больного злокачественным заболеванием подростка?
Это была для меня этическая дилемма. С одной стороны, очень жаль. Жаль рубить с плеча, а вдруг я тороплюсь? В то же время оставить его в стационаре означало сочинять обоснование, почему пропущены сеансы, а это подлог. Писать несуществующие явления ОРВИ, температуру и диарею из-за погрешностей в диете (да-да, страховые компании блюдят за койко-днями). Вызванивать его, когда он в очередной раз не пришёл, и писать смс-ки, что завтра его ждём на сеанс во столько-то (кстати, судя по всему, смс он читал исправно, так как, когда приходил, то в чётко обозначенные в них время).
На следующий день он явился, извинялся, сказал, что просто не успевал после учёбы на сеансы, и больше так не будет. Мы ему объяснили ещё раз, что кабинет работает с 8-00 до 20-00, и он может приходить как сможет.
Потом он снова пропустил сеанс, и снова извинялся. Потом ещё. И в итоге, за две недели он получил три сеанса из 10 возможных (а всего было запланировано 18).
Надо сказать, что лучевая терапия требует соблюдения режима. В его случае нужны были ежедневные сеансы с примерно одинаковым интервалом в 24 часа, и пропускать их нельзя. Данная особенность продиктована радиобиологией опухолей, и это архиважно. Бывают форс-мажоры, и за время курса люди пропускают сеанс - два. Не смертельно. Но здесь это стало традицией. Поэтому, когда он пришёл на четвёртый сеанс на третьей неделе, его пролечили, я отдала выписку со словами о прекращении такого лечения. Объяснила, что лучевая терапия - это не игрушки, и его курс завершается. Он изумился:
- И что мне теперь, умирать что-ли???
Мне на момент показалось, что он был ошарашен тем, что то, о чем его предупреждали -выписка - свершилось, но не расстроен по сути дела. Да, предупреждали сто раз, что нельзя не ходить, иначе лечение закончим. Но он, кажется, думал, что это очередная страшилка от взрослых, которые просто строжатся, и что она никогда не воплотится. Что мы как родители, которые будут бегать за ним с уговорами, или что это больше нам надо? Действительно ли он расстроился? Мне показалось, что нет. Слова его были громкие, но упираться он не стал. Не просил продолжить, не просил не выписывать. Через секунду живенько собрался, сказал "Ну ладно" и ушёл.
В выписке я оставила рекомендацию, что при согласии пациента на курс лучевой терапии, он может обратиться повторно.
Он не пришёл. К сожалению, его судьба мне не известна, но есть основания полагать, что всё обошлось. В его случае лучевая терапия - не главный метод лечения. Надеюсь, у него все хорошо.
Жаль, что так бывает, а ведь кто-то подолгу ждёт очередь на лечение, в то время как мы занимаемся вот такой работой, которая никому потом не нужна.

Показать полностью
13

Как я научилась всегда выключать фары

Прочла Про фары не забудь, и вот моя история о невыключенных фарах

Случилось это в тот злополучный год, когда всё шло не по плану. Очень тяжелый год выдался, а я была в положении. Муж болел.
Меня пригласила в гости подруга, собиравшаяся уезжать из страны насовсем, она продавала квартиру и очень кстати предложила детские вещи. Их было немало, я взяла машину и поехала к ней.
Приехала, мы вместе пообедали, поболтали, посмеялись, подруга сама перенесла коробки к машине, так как я уже была с животом, сложила мне в багажник, я вставляю ключ в зажигание, и... Машина не заводится, даже стартер не крутит. Ни одного контроллера не загорается. В общем, я не выключила фары, и аккумулятор сел в ноль.
Звоню мужу, он говорит, что так как я уехала далеко, и ждать долго, могу пока попытаться остановить кого-нибудь и попросить прикурить, но так же сказал, что аккумулятор будет заряжаться минут 10-15, надо подождать.
Так и сделала. Взяла провода в руки, стою во дворе у машины, помахала рукой, остановился мужчина.
- Здравствуйте, не могли бы Вы помочь? Аккумулятор разрядился.
- Прокладку между рулем и сиденьем сменить надо просто.
Я, честно говоря, опешила, но взяла себя в руки и отвечаю:
- Я вам не хамила. Поезжайте тогда дальше, а я кого-нибудь другого попрошу.
- Да нет, раз остановился, то уж подзаряжу.
- А Вы никогда сами не забывали выключить фары?
- Забывал, было такое...

Когда через пять минут машина так и не завелась, он сказал:"Вызывай эвакуатор, я поехал. Дело не в аккумуляторе. Нужно в сервис."
Я говорю:
- Заряжать надо минут 10-15, точно знаю, потому что раньше был уже случай.
Но он смотрит на меня, мол, какая-то беременная баба будет ещё меня учить. Языком поцокал и уехал.
Больше мимо никто не проезжал, был день, видимо, все на работе. А потом, где-то через минут 40, приехал брат мужа (муж попросил его, сам болел) на своей машине, да ещё и с товарищем. Развеселили меня, поболтали, пошутили, и через пять минут машина завелась. Ещё пять минут, Карл!

Зато теперь не забываю выключать фары. Вспоминаю того мужика, "помощника". Ну и кто из нас двоих ещё прокладка между рулем и сиденьем?

Отличная работа, все прочитано!