Assantel

Assantel

пикабушница
пол: женский
поставилa 11459 плюсов и 56 минусов
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 0 редактирований
9969 рейтинг 72 подписчика 389 комментариев 111 постов 31 в "горячем"
146

Исполняя мечту

Римка мне не нравилась с первого дня первого курса. Почему она меня безмерно раздражала, я не могла сказать ни тогда, ни сейчас. Вроде бы обыкновенная девчонка. Средний рост, тёмные волосы, глаза невразумительного болотного цвета, обычная фигура без каких-то выдающихся особенностей. Единственное, пожалуй, что отличало её от других студенток нашего курса, это спокойное достоинство. Её поведение не было самоуверенным или высокомерным. Она не хамила, не вела себя вызывающе. Но отчего-то рядом с ней всегда остро ощущалась собственная недалёкость и невоспитанность, и это было невыносимо. Наверное, поэтому у неё не было подруг.

Два года я не обращала особого внимания на неприятную однокурсницу... Тем более, мы учились в разных группах.
А после летних каникул на третьем курсе в общаге меня поджидал сюрприз. Мою соседку по комнате Фатиму по горским обычаям похитил из отчего дома жених, она скоропостижно вышла замуж и бросила учёбу. Не успела я обидеться на Фатиму за то, что она мне даже не позвонила, как пришёл комендант и сообщил, что у меня будет новая соседка. Римка.

Про себя я, конечно, возмутилась. А кто бы не возмутился, зная, что у Римки нет необходимости в общежитии, потому что она живёт с родителями недалеко от универа.

Потом уже я узнала, что не с родителями – их у неё не было с 14 лет. С бабушкой и дядькой. Бабушка умерла зимой. Дядька погиб летом перед самыми каникулами. Чтоб было на что жить, Римка сдала квартиру, а сама перебралась в общежитие.
Вопреки опасениям, её присутствие меня не напрягало. Бардак в нашей комнате возникал исключительно по моей инициативе, с разговорами она не лезла, она вообще мало говорила. После занятий она приходила, быстро обедала и уходила в библиотеку, по вечерам занималась бытовыми делами – готовкой или там стиркой-глажкой, по выходным куда-то уходила почти на весь день. Так что, можно сказать, с соседкой мне повезло. Вернее, учитывая последующие события, очень повезло.

27 октября вечером позвонила тётя Галя, подруга мамы, и рассказала, что мама в больнице, в реанимации, с серьёзными травмами. На улице на неё кто-то напал, сильно избил. Полиция занимается расследованием, но пока результаты неизвестны. Потом я ревела, сидя на кровати, и пыталась придумать, как добраться домой – денег у меня почти не было, мама пополняла мою карту в начале месяца, когда получала зарплату. Занять не у кого - все мои приятели такие же студенты, в конце месяца мы все на мели.
Пришла Римка, спросила, что случилось, и я, сама не ожидая, вывалила ей всё – и про маму, и про деньги. Римка послушала, взяла телефон, спустя минуту от неё на мою карту упала сумма, достаточная для перелёта туда и обратно.

- Спасибо, - шёпотом сказала я ей, - но я не смогу быстро вернуть.
- Вернёшь, когда сможешь, - спокойно сказала Римка.

Пока я бронировала билет на утренний рейс, она заварила чай и поставила передо мной дымящуюся кружку. И вот этот обжигающий чай растопил моё прежнее, прямо скажем, не слишком дружелюбное отношение к Римке. Мы проговорили почти всю ночь, и всю эту ночь я испытывала попеременно - то удивление от того, что с ней, оказывается, интересно, то жгучий стыд за свои прошлые негативные мысли об этом человеке.

Я вернулась через пять дней. Маму перевели в обычную палату, её самочувствие не внушало опасений. Она буквально выгоняла меня, требовала, чтобы я возвращалась к учёбе и за неё не волновалась. Так что я с относительно лёгким сердцем оставила её на попечении тёть Гали и уехала.

- Хочу устроиться на работу, - сказала Римке по приезду, - не могу на материной шее сидеть, ей самой деньги нужны.
Она улыбнулась, кивнула и ушла, как обычно по субботам.
А я пошла трудоустраиваться, и в тот же день меня приняли официанткой в приличное кафе в соседнем квартале. На транспорт не тратиться, смена два через два, с "16" до "23", ужин за счет заведения, плюс чаевые. Мечта, а не работа!

Я звонила маме каждый день, надеясь услышать новости о расследовании.
- Я так хочу, чтобы этого ублюдка нашли! – однажды зло сказала я Римке. – Из-за него моя мама может стать инвалидом.
Она внимательно посмотрела на меня.
- Найдут. Всё будет хорошо.

В очередную субботу она, как обычно, куда-то ушла. Странно, что я ни разу не поинтересовалась, куда она ходит. Спрошу, когда вернётся.
- В бильярдный зал, - спокойно ответила она на вопрос.
О бильярде я знала только то, что там кучу шаров нужно загонять длинной палкой в специальные дырки на краю стола. Мне это не казалось таким уж увлекательным, но на вкус и цвет все фломастеры разные, раз ей нравится, то почему нет.
В среду позвонила тётя Галя. Его нашли. Он признался и в этом, и в других преступлениях. Маму скоро выпишут, но первое время ей будут нужны костыли.

- Сволочь, - шипела я, - чтоб ты сдох, мразь.
Римка отвлеклась от пришивания пуговицы, прищурилась.
- Ты действительно этого хочешь? Чтобы он умер?
- Хочу! Он урод. Он столько всего совершил. Насиловал и убивал. Если есть справедливость, то он не должен жить.
Она побледнела, но ничего не сказала.
В следующий вторник я узнала новость – этот гад повесился в камере.
В начале декабря я жестоко влюбилась. Совершенно безответно, а потому безнадёжно. Он сын министра, а я кто… официантка…
На работе было ещё терпимо, беготня с подносами отвлекала от романтических мыслей, но в общаге становилось невыносимо. Всё, чего я хотела, это отвернуться к стене и, закрыв глаза, представлять жизнь с объектом моих чувств – идеальную жизнь, которой у меня не будет. В этот период я, определённо, стала для Римки совершенно невыносимой, потому что в те моменты, когда мы с ней общались, я хотела говорить только о нём и ни о чём больше.

- Ты уверена, что он тот, с кем тебе было бы хорошо? – спросила мудрая Римка. – А если он совсем не такой, каким ты его намечтала? Ты же его совсем не знаешь.
- Не знаю, - согласилась я, - но очень хочу узнать. Откуда я знаю, тот он или не тот, если вижу его только на лекциях и ни разу с ним даже не разговаривала?
Римка задумчиво смотрела на меня.
- А что ты будешь делать, если он тебя разочарует?
- Ну… не знаю. Но топиться или глотать таблетки уж точно не буду, - беспечно сказала я, и Римка улыбнулась в ответ.

Моя смена выпала на понедельник. И надо ж такому случиться – в этот день он пришёл в наше кафе с компанией таких же хорошо одетых холёных парней и девушек с надменными лицами. Они брезгливо осматривали кресла, прежде чем сесть, демонстративно морщились, ставя запястья на край столика. Я отнесла им меню и карту вин, через три минуты подошла, чтобы принять заказ.
- Где-то я тебя видел, - вальяжно сказал он, глядя на меня.
- Мы вместе учимся, - улыбнулась я.
- Геночка, ты учишься на официанта? – кукольно протянула одна из девиц, выпятив губы уточкой.
- Похоже, придётся взять академ, пока и меня не выучили на халдея, – успел сказать он до того, как вся компания грохнула визгливым гоготом.

Нет, я не убежала. И даже не заплакала. Только заложило уши от обиды, и карандаш в руке задрожал. Это нестрашно. Каракули получились разборчивыми. Посетители остались довольны. А расчёт со столика по моей просьбе получил другой официант.
Вечером зашла в комнату, молча стала переодеваться. Римка тоже молча смотрела на меня и будто чего-то ждала.
- Ты была права. Он не тот. Всё, проехали, живём дальше.
Она вздохнула и снова уткнулась в учебник.

В пятницу по дороге в кафе увидела в витрине магазина платье своей мечты, именно такое, как хотела. Я не смогла удержаться и зашла в этот магазин и примерила платье. Оно было идеальным. Но стоило оно столько, что я просто не могла его купить. Или могла, но потом пришлось бы до конца месяца жить в долг, а ведь скоро Новый год… Всю смену я механически выполняла свои обязанности, а перед глазами стояло платье.

- Представляешь, – рассказывала я Римке, - здесь складочки, вот тут защипчики, рукава — вот так, вырез – вот так, длина вот такая! А цвет! А ткань! Как же я его хочу!
Римка смеялась, глядя на мои ужимки, когда я пыталась объяснить великолепие платья.
А в субботу случилось чудо! Выдали премию! Хватило на платье и даже ещё осталось, как раз на чудный шарфик в подарок Римке.
Назойливая реклама на каждом углу. В воскресенье единственный концерт моего любимого певца. Конечно, я хотела пойти! Сайт зависал, и я, наплевав на лекции, поехала в кассу. Билетов уже не было.

Возмущённо поведала соседке о своём невезении. И снова чудо! Одногруппница поругалась со своим парнем накануне концерта и предложила мне пойти с ней.
Зачётная неделя. Голова закипает от количества информации, которую нужно запомнить.
В понедельник самый страшный зачёт, за все годы обучения. Не сплю ночами, зубрю, учу, но толку чуть – не доходит и не укладывается.
- Рим! Ну помоги мне. Я знаю… ты можешь… Я очень хочу получить этот зачёт.
Римка отвернулась и продолжила собираться.
- Рим! Ну пожалуйста! Я сойду с ума, но не запомню весь этот бред.
- Нет, - глухо сказала она, – на учёбу я повлиять не могу, тут всё зависит только от тебя самой.
Она ушла, а я осталась сидеть за столом, оглушённая верностью моего предположения.
Зачёты сданы, Новый год отпразднован, сессия позади, зимние каникулы закончились.

Римка неуловимо изменилась, но в чём именно, объяснить было бы трудно. Пожалуй, она стала печальной. Но на мои вопросы о причинах этого... она, и до этого немногословная, отделывалась общими фразами.
В моей жизни по-прежнему периодически происходили чудеса по мелочам, для этого при Римке нужно было только сказать «хочу» - волшебное слово, от которого будто срабатывал спусковой механизм, и в течение нескольких дней желаемое исполнялось непредсказуемым образом.
Как она это делала? Я сгорала от любопытства. Однажды я решила схитрить.

- Я хочу знать, как у тебя получается исполнять желания.
Римка посмотрела на меня долгим взглядом и улыбнулась.
- Я всё тебе расскажу. Позже, ещё не время.
Я обрадовалась. Если бы я только знала…

На майские праздники я взяла отпуск и, как многие иногородние студенты, поехала домой, к маме. Она уже совсем поправилась. Слушала мой восторженный рассказ о соседке по комнате, радовалась и предлагала летом после экзаменов приехать вместе с Римкой.
По приезду выяснилось, что Римка в больнице. Стояла в палате, смотрела на неё, бледную, лежащую на белой кровати, на исхудавшие руки поверх простыни, на исколотые капельницами вены.
Она увидела меня, улыбнулась.
- Ты пришла! Мне много нужно тебе сказать…
- Рим! Не надо. Тебе, наверное, тяжело говорить.
- Мне нормально. Слушай внимательно. Есть одна легенда… Её рассказал мне мой отец, когда я всерьёз увлеклась бильярдом и стала делать заметные успехи. Видишь ли, бильярдные шары не всегда были такими как сейчас. Вернее, они всегда были круглыми и гладкими, но это достигалось очень большими усилиями. Шары для одного набора делались из бивней двух индийских слоних – именно слоних, потому что строение их костей, в отличие от костей слонов, позволяло добиться идеальной балансировки. Вырезались и полировались они вручную. Самыми лучшими считались шары, сделанные лондонским мастером Хью Рэдслером. Они были идеальны, все 16 – одинакового веса и размера с уникально ровным балансом. Наборы этого мастера снискали славу исполнителей желаний, но каждый набор действовал по-разному. Играя одним, для исполнения желания нужно было загонять свои шары строго по возрастанию номеров, другим – по убыванию, третьим – только в угловые лузы. Стопроцентный способ исполнить мечту. Такой набор можно узнать по клейму на чёрном шаре – внутри цифры "8" в обоих кружочках есть по три точки строго в ряд - в одном по горизонтали, в другом – по вертикали. Я считала эту легенду просто сказкой, пока не нашла такой набор в бильярдном зале, где постоянно играю. Как и когда он там оказался – непонятно. Несмотря на то, что шарам в этом наборе больше ста лет, они отлично сохранились, наверное, ими редко играли. Долгое время я пыталась подобрать алгоритм игры, при котором будет достигнут нужный результат. Нашла. Доставай ручку и записывай.

Я послушно достала из рюкзака тетрадь и ручку. Римка уселась поудобнее, на щеках появился слабый румянец.
- Один-девять накат, два-десять клапштос, три-одиннадцать левый винт, четыре-двенадцать абриколь, пять-тринадцать оттяжка, шесть-четырнадцать дуплет, семь-пятнадцать правый винт, восемь эффе. Только в этой последовательности, никак иначе. Записала?
- Рим, это интересно, конечно, но я играть не умею, даже палку для бильярда ни разу не держала.
Римка засмеялась и в конце концов закашлялась.
- Палка называется «кий». Научиться играть совсем не сложно, если захотеть. Придёшь в зал, найдёшь Виктора, он научит. Пиши адрес.
Она назвала адрес, я возмутилась:
- Рим, зачем ты мне всё это рассказала? Это был только твой секрет. У меня такое чувство, что ты со мной прощаешься.
Римка перестала улыбаться.
- На всякий случай. Вдруг тебе когда-нибудь понадобится совершить чудо.
- Я лучше тебя попрошу, поиграешь-наколдуешь.
Взгляд подруги погрустнел.
- Ещё важное. Пиши. Первое. Не желай благ без усилий, желай сил для усилий.
- Это к вопросу о зачёте?
- К нему самому. И второе. Не желай смерти. Смерть за смерть.
- Что это значит, Рим?

Она не ответила, отвернулась к окну и тоскливо смотрела на небо.
- Рим? Ты меня пугаешь. Ты что, умираешь?
Она кивнула.
- Это из-за того маньяка, да? Я хотела, чтобы он умер, и ты исполнила мое желание.
- Нет. Его жизнь уже ничего бы не изменила.
- Ты до него кому-то желала смерти?
Римка резко повернулась и посмотрела мне прямо в глаза.
- Я убила свою бабушку. Она мучилась от боли и молилась перед сном о том, чтобы не проснуться. А потом я убила своего дядьку. Я больше не могла терпеть.
И тут Римка – всегда спокойная и невозмутимая Римка, разрыдалась.
Я в смятении смотрела на неё и не знала, что делать.
Когда она более-менее успокоилась, я сказала:
- Рим, я больше не буду тебя доставать. Только один вопрос – почему я? Почему ты выбрала меня? На курсе полно девчонок, половина из них живёт в общежитии. Но ты выбрала меня.
Римка посмотрела на меня как-то особенно, непередаваемо странно, и ничего не ответила.

Её не стало в последний день весны. Необычная... обычная девчонка навсегда заняла уголок в моей памяти и моём сердце. В дождливый день похорон мокрые лица присутствующих оставляли надежду, что не только мне не всё равно, что её больше нет.
Мне не хватает её до сих пор, правда не хватает. И, да, я учусь играть… Когда-нибудь я сыграю так, как нужно, чтобы исполнилось то, чего я хочу… чтобы она вернулась…

Автор: Ранега

Найдено на просторах Интернета.

Показать полностью
21

Ищу крипипасту!

Уважаемые обитатели Книжной лиги! В этот раз обращаю к вам, т.к. в "Creepy story" помочь не смогли. Я ищу одну крипипасту, поиск в Интернете не даёт результатов, не могу найти уже несколько лет. Читала ее ооооочень давно, в боте ICQ. Сюжет примерно таков. Девушка живет одна, внезапно она замечает что в ванной (или в прихожей, точно не помню), постоянно мигает лампочка, а затем быстро перегорает. Вызов электрика ничем не помогает, лампочки все равно мигают и перегорают. Что было дальше не помню, но в конце она подняла глаза к потолку и увидела странное существо, вроде бы похожее на паука, но его лапы заканчивались ладонями.
Может кто-нибудь помнит такую.
Заранее спасибо!

26

Ищу рассказы!

Всем привет! Нужна помощь в поиске двух рассказов.

1.Особо сюжет не помню, но дело происходило в советское время. Мальчик поехал учиться в школу то ли в соседний город, то ли в деревню. Был ещё эпизод, где ему прислали посылку, мальчик подумал, что от матери, открыл ее, а там были макароны и яблоки, он начал есть макароны, потом подумал, что мать не смогла бы достать их, разгреб до конца посылку, увидел гематоген и окончательно убедился в том, что посылку прислала ему не мать. Он догадался, что это сделала учительница, тогда мальчик, обратно отнес ей посылку. Был ещё такой эпизод. Мальчик играл в школе, игра заключалась в том, что бы послать монетку по полу к стене, у кого дальше отскочит монетка от стены, тот победил. Мальчик играл один. Тут зашла учительница, посмотрела, как он играет и сказала, что в её детстве эта игра называлась по-другому. Она начала играть с мальчиком, увлеклись так, что не заметили директора, который потом уволил учительницу за азартные игры. Это все что я помню.
(Найдено! Рассказ называется "Уроки французского")

2. Второй рассказ не помню совсем. Только то что ГГ звали Тигран и у него была на пальцах татуировка с его именем. Его вроде бы не любили особо в городе. Город, кажется стоял на берегу моря. Больше ничего не помню.

Заранее спасибо!

91

Коммуналка

Эта запутанная история с элементами хоррора тянется у моих хороших знакомых с мая нынешнего года. А началось всё с покупки комнаты в питерской коммуналке…

Знакомые мои – родители вчерашней выпускницы-отличницы Виктории, Вики. И теперешней студентки первого курса Санкт-Петербургского госунивера. Для того, чтобы дочь сразу начала учёбу в привычных домашних условиях, а не мыкалась по студенческим общагам, заботливые предки раскошелились на собственные квадратные метры в центре северной столицы. На полноценную «однушку» денег не наскребли, к сожалению, но на просторную комнату в небольшой коммунальной квартире хватило. В старом доме, всего в паре шагов от станции метро «Площадь Восстания». И до места учёбы близко и большинство культурных питерских ценностей, так сказать, под рукой.

Размер комнаты приличный – под 30 квадратов. Плюс подведён водопровод. Правда, без канализации (но это дело поправимое). И соседей трёх других комнат коммуналки не видно и не слышно. Полное спокойствие. Риэлторша сообщила, что у остальной площади вообще вроде как один хозяин.

Да и с ценой, по счастливому стечению обстоятельств, повезло. Продавец торопился и сделал приличную скидку.


После завершения всех юридических формальностей, хозяйственные родители, не теряя времени, приступили к ремонту жилища. Фронт работ предстоял немалый. Комната, хотя и была жилой до последнего времени, имела очень запущенный вид. К тому же, вскоре выяснилось, что затхлый запах, на который не обратили внимание при первичных осмотрах объекта покупки, никак не выветривается, хотя оба окна постоянно держали открытыми. Стоило только закрыть их, как застарелое амбре вновь окутывало комнату.

До продажи здесь проживала старенькая бабушка, несколько лет назад схоронившая мужа, а в марте текущего года и сама почившая. Освободившуюся недвижимость продавал сын-наследник за ненадобностью. Так объяснила риэлторша. Самим покупателям поговорить и что-то разузнать поподробнее у собственника об истории коммуналки не удалось. Виделись они с этим неразговорчивым молодым мужчиной всего-то пару раз. Ну, не получилось и не получилось. Воодушевлённые удачной покупкой, мои знакомые взялись за ремонт.

Первоначально надо было освободить жильё от старого барахла и вещей бабульки-покойницы, потому что сын на эту тему не заморачивался и оставил здесь всё, как было ещё при живой матери. Разве что драгоценности прибрал (если таковые были). А всё шмотьё, вплоть до тапочек и потёртой зубной щётки в стакане со вставной челюстью, так и стояло на своих местах.

Дня за два муж с женой разгребли основной хлам, оставив только пару допотопных, но ещё крепких винтажных кресел 60-х годов, огромный двустворчатый платяной шкаф с мутноватым зеркалом на дверце и буфет.

Оглядевшись в ставшей, казалось, вдвое более просторной комнате, поняли, что это ещё не всё. Периметр жилища имел неправильную форму. А именно: в дальнем углу обнаружился аппендикс в виде ниши шириной сантиметров 80 и глубиной метра два. Что-то вроде узкой и длинной кладовой. Да ещё с верхней самодельной антресолью на досках-тридцатках.

Наталья, жена, забралась на стремянку и длинной рейкой с вбитым мужем Александром гвоздём стала подтягивать из недр тёмной антресоли старинное барахло, которое, похоже, пылилось там со времён Петра. Муж снизу принимал всё это в свои крепкие руки и складировал у входных дверей, чтобы вынести позже на помойку.

…Съеденные молью валенки, закопчённый огромный казан с ручками, старинные настенные часы в деревянном корпусе со стеклом. И даже ведёрный латунный самовар под угли!..

Разбирая антресольные завалы, шутили, дескать, зря переживали, что из-за своих уборочно-строительных работ и в Эрмитаж некогда сходить. Вот же – раритеты ничуть не хуже, чем в музее!..

Но весёлый разговор супругов внезапно прервался истошным воплем жены. В следующее мгновение тело женщины обмякло и кулём повалилось вниз. Хорошо, Саша стоял рядом и успел подхватить на руки свою вторую половину. Хотя не удержал и вместе с обморочной Натальей рухнул на пол…

Когда в результате усиленных манипуляций мужа Наталья пришла в чувство, то поведала невообразимое. Что в какой-то момент жердина с гвоздём зацепилась за что-то мягкое в тёмной глубине антресоли и застряла. Ни туда, ни сюда. Подумала было, что куча старой одежды спрессовалась. Но тут вдруг жердь из её рук будто кто-то дёрнул внутрь! Да с такой силой, что она выскользнула из рук. А в следующий миг из темноты на карачках выскочила старушонка с искажённым злобой морщинистым лицом!!! Наталья вскрикнула и потеряла сознание. Дальше ничего, конечно, не помнила…

Изумлённый Саша взирал на супругу, как на ненормальную. Хотя раньше похожих игр разума за ней не наблюдалось за всё долгое время их законного совместного проживания. Чтобы проверить такую фантастическую версию и успокоить дрожащую от стресса супружницу, залез с фонариком на стремянку. Обшарил лучом света все укромные уголки длиннющей антресоли (благо там почти всё уже было освобождено от хлама), но ничего напоминающего странное живое существо, о котором с ужасом рассказывала Наталья, или даже просто кучу старого тряпья, не обнаружил.

- Может, всё это тебе показалось? Нанюхалась исторической пыли, вот и померещилось невесть что!..
- Ничего не померещилось!!! До сих пор перед глазами эта кошмарная злобная старуха! И я всё ещё ощущаю, как она выдёргивает палку из моих рук!..

Судя по истерике и слезам жены, Александр понял, что та говорит на полном серьёзе. Замазав йодом ссадины от падения, супруги свернули строительные работы и уехали ночевать к родственникам на Васильевский остров. За ночь Наталья так и не смогла сомкнуть глаз, а утром, сославшись на отвратительное самочувствие, от продолжения уборки и ремонта отказалась. Александр отправился один в злополучную комнату.

Прибыв на место, взялся за разбор старой половой доски. И вскоре в дальнем углу, как раз возле ниши с антресолью, под снятыми досками с отвращением обнаружил источник тяжёлого запаха, который витал в помещении с первого дня их появления. Это оказалась засохшая лужа какой-то мерзкой жидкости. Александр извёл вёдер десять воды и выбросил не одну тряпку, прежде чем отдраил въевшееся в цемент пятно.

Но едва покончив с этим делом и присев перекурить, тут же подскочил снова. С потолка на него сначала закапала, а потом и вовсе струёй полилась вода. Соседи сверху топят!

Мужик бегом поднялся на третий этаж и принялся колотить в обшарпанную дверь. На его набат створ открыла сумасшедшего вида тётка лет шестидесяти. Как позже оказалось, у неё, и в самом деле, были не все дома, в смысле, в голове. Но человеческую речь она пока понимала и спустилась за разгневанным Александром вниз, чтобы убедиться в том, что по тревоге поднята не зря.

С опаской зайдя в комнату и оглядевшись, согласилась, что немного накосячила. Но тут же зло оговорилась:
- Эту халупу не то что затопить, сжечь мало!..
- С чего бы это?! – опешил Саня.
- Да с того, что не будет здесь житья ни вам, ни вообще никому!

И поведала следующее.

Оказывается, прежняя хозяйка, бабуля, померла не просто так, а просидела мёртвая в своём кресле около месяца. Пока доносившаяся из-под двери в общий коридор вонь не вынудила соседей по лестничной площадке обратиться в полицию. Хозяин других комнат (им оказался мужик не славянской наружности) шум не поднимал, так как имел какие-то проблемы с документами и регистрацией, что ли, и не хотел якобы из-за того иметь никаких дел с полицейскими. Да и вообще здесь показывался редко. Так что бабушка жила последний год практически в полном одиночестве в четырёхкомнатной коммунальной квартире.

Сын-наследыш про маманю тоже вспоминал не чаще раза в месяц. А тут и вовсе оказался в неподходящее время в турпоездке по Европам. Так что комнату с мёртвой бабкой вскрывали с полицией и свидетелями из соседей, в число которых попала и душевно нездоровая тётушка сверху.

- Вон как раз в том углу и стояло кресло с трупом, - указала женщина на только что отмытое Сашкой место. - Она, видать, только пришла со двора, потому что сидела в шубе своей чёрной кроличьей и шапке зимней. Наверное, плохо стало. Присела в кресло и уже не поднялась…

С тем соседка и удалилась восвояси, оставив неприятный осадок в душе мужика. Ну, да ладно, дело забытое. Сейчас надо быстрее с ремонтом начинать и заканчивать…

Но на жену Наталью пересказанная новость оказала куда более сильное впечатление. Сперва хотела даже из храма батюшку пригласить, дабы обряд очищения комнаты провести. Но, встретив отчаянный протест мужа, ограничилась собственным проведением ритуала. Отыскала в интернете нужные молитвы, запаслась церковными свечами со святой водой и прошлась несколько раз, окропляя стены да пришёптывая, по всем углам. На том супруги и успокоились. А вскоре с ремонтом и новой обстановкой закончили.

Повторюсь, дело было в мае. Я как раз находился в Питере, поэтому летопись всех событий получал из первых уст и в прямом эфире. В те дни ещё хотел положить этот случай на бумагу, но не до того летом, сами понимаете. Да и не особо верилось в фантасмагорию, пересказанную Натальей. Ладно бы, там поскрипывало себе привидение по углам, никого особо не беспокоя, как и положено. Но чтобы выдёргивать из рук человеческих инструмент, да ещё при этом скакать на четвереньках средь бела дня – это уже чересчур.

Только, к моему удивлению, история имела продолжение. Правда, уже совсем недавно, в сентябре, когда в обустроенную комнату заселилась дочь знакомых, Вика. Ей, впечатлительной, как все молоденькие девицы, жутковатые обстоятельства, сопутствующие приобретению жилья, доводить не стали. К чему нервировать дитё, которому жить без родителей впервой в чужом городе, да ещё и учиться на «отлично» предстоит? Поэтому не сообщили ни про помершую и пролежавшую месяц в кресле бабку, ни про то, что матери привиделось в антресолях.

И вот недели две назад родителей в Екатеринбурге поднял на ноги ночной звонок. Звонила хлюпающая от страха дочь:
- Мамочка, ко мне в дверь из коридора кто-то уже полчаса стучит!..

Дальше с её слов выходило, что непонятные негромкие стуки начались за полночь. В глазок ничего не видно, так как свет в коридоре она не включала. Темень кромешная. А в других комнатах точно никого нет. Уже не первый день никто не показывался. Один раз только неделю назад появлялся какой-то нерусский мужчина, пошуршал недолго в одной из закрытых комнат и отвалил. Выйти в коридор и проверить, кто барабанит в дверь, ей страшно…

Пока Наталья успокаивала по телефону перепуганную насмерть дочь, Саша дозвонился до полицейского дежурного Питера. Сообщил адрес, нагнал жути и попросил как можно быстрее приехать.

Дежурный наряд приехал уже под утро, но к тому времени стуки прекратились. Естественно, нарушителя спокойствия обнаружить не удалось. В остальных комнатах на требование открыть полиции не ответили. Никого нет дома.

А вечером того же дня Вика опять поздним звонком переполошила родителей, сообщив, что в углу двора почти час неподвижно стоит странная фигура, вперившись взглядом в её окна. Какая-то низенькая бабушка в зимней одежде. Это почти при 20 градусов тепла на улице!

Родители посоветовали задёрнуть шторы на окнах и не обращать внимания. Какой вред от безобидной старушки? А то что застыла на месте - с бабушками и не такое в их возрасте случается. Постоит, потом опомнится и уйдёт восвояси. Старушка – это не маньячила какой-нибудь.

Наказали ещё дочери оставить включённым свет в коридоре на ночь. Мало ли, опять стуки повторятся… С тем и улеглись на боковую, так как время в Екатеринбурге было уже позднее.

Но спокойно доспать до утра Наталье с Александром не удалось и в эту ночь. Часа через три их опять разбудил тревожный телефонный звонок дочери. Испуганным шёпотом Вика поведала, что в её дверь опять стучатся. А в глазок снова ничего не видно – тьма кромешная. Хотя она и включала свет в коридоре, перед тем как закрыться на ночь.

В подтверждение своих слов поднесла трубку сотового к двери, и родители услышали негромкое, но явственное постукивание.

Ну, что можно сделать родителям на таком расстоянии, чтобы помочь перепуганной дочери? Отец снова пытался дозвониться до дежурного. Но, дозвонившись в конце концов, услышал в ответ, что по пустякам полиция патрульных не гоняет.

Провисев на трубке с Викой больше часа, наконец-то услышали обнадёживающую весть, что стук прекратился. Чуть успокоенные, но всё равно взволнованные не на шутку, вернулись в кровать, пытаясь понять, кто же вторую ночь подряд лишает сна их любимую дочурку, а заодно и их самих?..

В общем, примерно так же прошла неделя. С перерывом на день-два странная бабуся в зимнем пальто или шубе (из окна вдалеке было не разобрать, а близко она не подходила) регулярно стояла во дворе, уставившись в Викино окно. А затем ночью начинались эти пугающие стуки в дверь из темноты коридора и затем звонки испуганной Вики родителям. Наталья с Александром невольно стали связывать происходящее с майскими загадочными событиями в купленной коммуналке. Но рассказывать о них дочери теперь тем более не решались.

В конце концов, девчонка не выдержала и съехала к однокурснице на съёмную квартиру, оставив собственное, заботливо обустроенное родителями гнёздышко пустовать. Вот уже неделю живёт с подружкой.

А Саня собирается в Питер на днях, чтобы на месте досконально во всём разобраться. То ли это реальный полтергейст, то ли злые происки врагов. Только каких – непонятно. Если бы кто-то хотел выжить новых хозяев с купленных квадратных метров с выгодой для себя, наверняка бы заранее как-то уведомил об этом. Но никто даже намёком на данную тему не заикался. И жильцы остальных комнат не показываются давненько.

Дождусь результатов питерской поездки Саши. Если будет что-то интересное, обязательно расскажу.


Найдено на просторах Интернета.

Показать полностью
5

Тот, кто приходит из темноты

"Мои пальцы дрожат, когда я стучу по клавишам нетбука, потому что так страшно мне не было никогда в жизни. На часах - 2.30. У меня есть всего полчаса, что бы рассказать о том, что произошло за последнюю неделю.

Понедельник
Мне приснился кошмар. В преддверии учёбы, я легла спать пораньше, но посреди ночи проснулась от странного ощущения. Мне снилось, что я нахожусь под водой и мне трудно дышать, потому что на меня что-то давит. Постепенно я поняла, что просыпаюсь, но ощущение тяжести не прошло. Было такое чувство, что на груди что-то лежит. Я резко села на кровати, и только тогда смогла свободно вздохнуть. Когда я снова легла, ощущение тяжести не возвратилось.

Вторник
Вечером я осталась дома одна и делала записи в своём дневнике, слушая как всегда наушники. Громкость была достаточная, что бы заглушить наружные шумы, но минуты через две я поняла, что меня что-то отвлекает.
Шаги, лёгкий скрип досок. Вынув наушники, я прислушалась - последний тихий скрип и тишина. Я бы предположила, что это был звук из соседних квартир, но акустика дома мне давно хорошо известна - шум от соседей доносится до нашей квартиры только когда они разговаривают на повышенных тонах (или метаются сковородками, что реже). Значит, шаги мне послышались в пустой соседней комнате...

Среда
Сейчас думаю, что стоило этому раньше придать значение. С головой уйдя в повседневные заботы, не замечала нечто странное, что творилось вокруг меня. А стоило заметить, ещё как стоило...
Ночью мне снова приснился кошмар - на этот раз со мной в главной роли. Будто меня прокляли, и теперь я повсюду чувствую уничтожающий огонь, в конце концов, сгорая в нём. Когда я подскочила, то долго не могла ещё унять дрожь в теле. Родители уже ушли на работу, поэтому я постепенно успокоилась и направилась в ванную.
Я встала под душ и включила холодную воду. Через секунду меня бы ошпарило, не успей я отскочить в сторону. Из холодного крана валили клубы пара, и тёк самый настоящий кипяток. Я покрутила кран горячей воды – то же самое. Холодной воды как будто вообще не существовало.
Мне припомнился сон, и зубы, помимо воли, начали отбивать нервную чечётку. Через час оба крана продолжали бить кипятком. Когда пришла мама, я рассказала ей о странном поведении воды. Она, естественно, решила проверить, отрыла холодный кран и... из крана действительно потекла холодная вода. Не просто холодная - ледяная. Я сама ещё раз закрыла и открыла оба крана - всё вернулось в норму. 
Решив, что во всём виновата смена труб, я снова отправилась в душ. Но стоило мне опять включить холодную воду, как из крана снова забил кипяток. Злая и испуганная, я выбежала из ванной, что бы проверить кран на кухне.
Холодная. Ледяная. Мама странно посмотрела на меня и спросила, всё ли в порядке. 
Это происшествие совершенно выбило меня из колеи. Я дождалась, когда родители лягут спать, и закрылась в своей комнате, надев наушники.
Ближе к часу ночи из соседней комнаты снова донёсся звук шагов. Сначала я подумала, что это кто-то из родителей пошёл в ванную, но скрип становился всё явственней ближе по направлению к моей комнате. Как будто кто-то стоял у двери.
Нервы не выдержали, я быстро встала и открыла дверь. Никого. В спальне родителей было тихо, следовательно, они оба спали.
Вновь закрывшись, я села за компьютер и продолжила чтение по учёбе. Однако странное ощущение дискомфорта не давало мне сосредоточиться на занятии. Я выключила нетбук, погасила свет и легла спать. На часах было 1.15.
Примерно около трёх ночи я проснулась от собственного крика. Мне приснился сон, такой страшный, что я на ощупь добралась до выключателя и, лишь включив свет, смогла начать соображать. Как ни странно, самого сна я никак не могла вспомнить, но когда снова ложилась, не смогла заставить себя выключить светильник. В первый раз за всю жизнь.

Время 2.43. Ещё совсем немного времени. Я уже чувствую, как это приближается.

Четверг
Я не пошла на учёбу, сославшись на плохое самочувствие. Когда родители ушли на работу, я отправилась в ванную и встала под душ. Опасения по поводу поведения водопровода рассеялись, когда тёплые струи ровными потоками побежали по моей коже. Минуту-другую я стояла, расслабляясь после полубессонной ночи. С утра всё происходившее вообще показалось дурным сном. 
Неожиданно яркий свет от лампочки начал мигать – сначала незаметно, потом всё явственнее угасая. Я ощутила прилив леденящего страха, и как можно скорее выбралась из душа, обернувшись полотенцем. В тот момент, когда я почти бегом выбежала из ванной, лампочка погасла окончательно.
День прошёл как в тумане. Даже в свете солнечных лучей я вздрагивала от любого шороха и звука. А один раз едва не вскрикнула от неожиданности, когда под окном резко завёлся грузовик. Звуки музыки, всегда успокаивающие меня, раздражали, от еды мутило, и вообще состояние моё было близко к истерическому. В конце концов, измотанная и перенервничавшая я прилегла на минуту на диван, и сразу же уснула. 
Когда я открыла глаза, в комнате было уже темно. Почти бессознательно я встала и подошла к выключателю, и лишь когда жёлтый электрический свет наполнил комнату, смогла вздохнуть спокойно. Время на часах в зале было 00.02.
В ту ночь я села и попыталась проанализировать все случившееся за это время. Большая часть происходивших странностей приходилась на отрезок от полуночи до трёх часов ночи, причём ближе к трём «оно» - что бы это ни было – становилось активнее.
1.17. Я стала отсчитывать минуты, боясь того, что могу услышать или… нет, эту мысль даже додумывать было страшно. Родители спали в соседней комнате, и я решила, что завтра непременно расскажу, что со мной происходит. Если раньше перспектива оказаться на приёме у психотерапевта пугала, то в свете последних событий она казалась единственным возможным спасением.
Около половины третьего, не смотря на громкую музыку в наушниках, я стала засыпать прямо сидя за столом. Положив голову на руки и закрыв глаза, я незаметно провалилась в сон. Когда я проснулась, часы на мониторе нетбука показывали 2.58.
И тут лампочка светильника, стоявшего на столе, взорвалась с громким треском. Я вскрикнула от испуга и почувствовала, как часто забилось сердце. Почти на грани панического ужаса, я твердила себе только одно: «Возьми себя в руки. Ты рациональный человек, и можешь справиться со своим страхом». Я закрыла глаза, сжала кулаки и стала вслух, как можно медленней считать до пяти.
Паника постепенно отступала, но ощущение, что я не одна в комнате только усилилось. Я закрыла уши руками, боясь, что сойду с ума, если услышу какой-либо звук рядом с собой. Так я и просидела не знаю, сколько времени, подтянув колени к груди и тихо раскачиваясь вперёд-назад на стуле.

Пятница
Я проснулась в своей комнате на полу. Видимо, ночью я заснула в той же позе, что и сидела, поэтому не заметила, как соскользнула со стула. 
Шторы в комнате были задёрнуты, поэтому казалось, что ещё темно. Странно, но мне совсем не хотелось в тот момент видеть солнечный свет. Ощущение страха прошло, я села и, обхватив руками голову, стала думать, что делать дальше.
Во-первых, рассказать о происходящем родителям я всё-таки не могла. Даже если меня сочтут сумасшедшей, направят к психотерапевту, а там, в свою очередь, оставят на лечение в больнице, ситуация только ухудшиться. Темнота всё равно наступит, только встречать её с завязанными руками и ощущением полной беспомощности куда страшнее… 
Во-вторых, мне пришла в голову идея посмотреть подобные случаи в интернете. Что бы это ни было, наверняка подобное случалось ранее и с другими. Быть может, кто-то знает, как с этим можно бороться.
Результаты поиска меня напугали сильнее, чем я могла себе представить. Во всех статьях, где описывались схожие с моей ситуации, говорилось, что это явление называется «одержимостью», и что в конечном итоге бороться с этим невозможно. Были так же известны случаи, когда в дело вмешивались экзорцисты с целью изгнать «дьявола из тела одержимого», но в обоих случаях исход оказался смертельным.
Хотя в моём случае расхождений с этими описаниями было много – я не чувствовала чьего-то постоянного присутствия, разве что только в темноте, не теряла аппетита, не падала в обмороки – всё равно это произвело на меня гнетущее впечатление.
Кроме того, с самого пробуждения меня не оставляло странное чувство, что всё скоро должно кончится. Мысль эта особого успокоения не приносила, скорее, мирила с какой-то обречённостью. Всё равно, рано или поздно, что-то должно случиться, потому что, сколько бы это не продолжалось, я уверена, что никогда бы не смогла привыкнуть к постоянному страху.
Весь остаток дня прошёл в каких-то мрачных раздумьях. Иногда я ловила себя на мысли, что сознательно обхожу стороной неосвещённые углы в квартире. И что оттуда за мной кто-то пристально наблюдает. Даже возвращение родителей не избавило меня от этого ощущения. В их присутствии было спокойнее, но я знала, что стоит мне вернуться в свою комнату и лечь спать, как снова начнётся это…
Когда на часах было 23.15, родители пожелали мне спокойной ночи и ушли в свою спальню. Я оставила включенной настольную лампу в зале и села на диван с книгой. Сосредоточиться на чтении не получалось, каждый нерв в теле был напряжён, а слух помимо воли стал остро реагировать на каждый звук. В конце концов, я захлопнула книгу и отправилась к себе в комнату.
Погасив свет, я быстро забралась с головой под одеяло и закрыла глаза, надеясь, что мне удастся заснуть до наступления полуночи. Может, потому что за последнюю неделю я толком не спала, а может потому что до наступления «опасного времени», как я стала называть его про себя, я чувствовала себя в относительной безопасности, но только сон не заставил себя долго ждать. 
И вдруг, как будто прямо над моей головой раздался громкий свистящий шёпот. Мгновенно проснувшись, я вынырнула из-под одеяла и осмотрелась по сторонам. От того короткого звука у меня мурашки побежали по коже… потому что ни одна человеческая глотка не смогла бы его повторить. Я попробовала произнести его, но не вышло даже хоть сколько-нибудь похоже, хотя он чётко звучал в моей памяти.
Сказать, что произошедшее меня испугало - это ничего не сказать. Одно дело, когда ты чувствуешь что-то рядом, другое – когда «оно» само выдаёт своё присутствие. И это по-настоящему страшно.
Я лежала с открытыми глазами и смотрела на потолок, считая минуты. Так как шторы на ночь были не задёрнуты, свет луны падал через окна комнаты и создавал причудливую игру теней на потолке. Я боялась пошевелиться, боялась даже повернуть голову… единственное, что я могла делать – повторять про себя слова всех любимых песен. Почему-то это занятие всегда успокаивало меня и возвращало способность мыслить.
Так и в этот раз, я почти смогла убедить себя, что тот шёпот был лишь в моём воображении, как вдруг свет луны странным образом преломился, и на потолке вырисовались искажённые черты лица какого-то существа. Я настолько чётко увидела его, что закричала, не помня себя от ужаса. Даже, когда я моргнула в следующую секунду, и видение растворилось, я продолжала кричать, пока на мой крик не прибежали перепуганные родители.
Долгие пять минут я пыталась прийти в себя. Уже сидя под ярким светом, чувствуя успокаивающее поглаживание маминой руки и сжимая другой рукой папину ладонь, я едва не рассказала им о произошедшем. Но их забота и переживания заставили меня прикусить язык. Что бы это ни было, оно преследовало меня, и я не хотела, что бы родители так же стали для него уязвимы.
Объяснив, что мне приснился кошмар и кивнув в ответ на их успокоительные доводы, я ещё раз вспомнила то лицо и невольно задрожала. Картинка так сильно врезалась в мою память, что, даже закрыв глаза и снова засыпая в маминых объятиях, я не могла прогнать видение того страшного изображения.

Суббота
Вот, собственно, почти и всё. На часах 2.55. У меня осталось чуть больше четырёх минут. Меня саму пугает та странная уверенность в том, что сегодня всё кончится, но я больше не в силах даже думать о том, что происходит.
Только что в соседней комнате что-то треснуло. Судя по тёмной полоске внизу двери в мою комнату, это взорвалась последняя лампочка. С уходом родителей на ночное дежурство я включила свет во всей квартире. В полночь погасла лампа в коридоре, теперь вот это. Я просто сижу и пишу об этом, потому что у меня нет другого выхода. 
Ещё вечером я сняла единственное зеркало в своей комнате и поставила его в шкаф. Задёрнула шторы, включила большой свет и настольную лампу. 
Час назад люстра начала мигать, затем погасла. Сейчас начинает колебаться свет настольной лампы. Уверена, что через минуту погаснет и она. Я плотно заперла дверь в комнату, но уже чувствую, что это не имеет ровно никакого значения.
Оно здесь.
2.58. 
Звук, приближающийся. Господи, я чувствую, что оно стоит сзади меня. Я не могу обернуться. Лампа погасла окончательно, остался всего лишь слабый свет от монитора.
2.59.
Я не могу писать. Сейчас что-нибудь случится.

Мне страшно.»

Конец записи.

Найдено на просторах Интернета.

Автор: Lafare

Показать полностью
-7

Попутчики

Всю жизнь я проработал водителем различных транспортных средств. Сейчас, после случившегося, серьезно задумался о смене рода деятельности. Произошедшее просто не вкладывается у меня в голове. Начну немного с себя. Я уже взрослый мужчина, добился, как на мой взгляд, немалого. Главным своим достоинством и смыслом жизни считаю свою жену и двух детишек. Не скажу, что все время у нас было все хорошо в финансовом плане, но я постепенно старался как можно быстрее его улучшить. По началу работал в курьерской службе и на такси, а в данный момент занимаюсь частными грузовыми перевозками. Для экономии, и чтобы не сидеть дома сложа руки, много фур перегонял самостоятельно.

И вот в одном из таких рейсов все и случилось. Путь предстоял не близкий почти две тысячи километров в одну сторону, но это меня не пугало. Жена пожелала мне удачи, я поцеловал детишек и с приподнятым настроением выдвинулся в путь. Дорога в основном проходила через поля и леса, достаточно отдаленных от цивилизации. Все водители, особенно если они едут на дальние дистанции, не раз встречают попутчиков. Исключением я не был, да мне и нравилось хоть таким образом помогать людям. Останавливался и подбирал я всех, кому было со мной по пути, ну естественно если личность казалась уж очень подозрительной тогда я извинялся и ехал дальше. К примеру, мало ли, что может быть на уме у двух пьяных парней, в наше время случается всякое, а так никому не отказывал. Считал, что если помогаешь людям, то добро к тебе вернется, да и поболтать можно было – все же не один едешь. Не проехав я и сотни километров как на горизонте появилась голосующая девушка.

Остановился, узнал, что нам по пути, велел ей забираться в кузов. Познакомились, разговорились, она оказалась очень милым и приятным собеседником. Следующий час пролетел как мгновенье и добравшись к месту ее остановки мы попрощались. Но произошел один непонятный мне инцидент. Уже когда девушка закрывала двери авто, она вдруг выкрикнула: «Не доедешь!». После чего развернулась и быстро убежала. Я смотрел на ее силуэт в зеркало заднего вида и не мог понять к чему были эти слова, даже настроения пропало. Дальше ехал угрюмый пока не подобрал молодую пару. По их словам, они опоздали на автобус и направлялись в соседний поселок. С ними сразу стало веселей, особенно парень оказался таким юмористом, что я насмеялся от души. И когда они уже покинули автомобиль, я обомлел. Они хором, как та девушка, произнесли: «Не доедешь!».

Я уже хотел был догнать и спросить, что все это значит, но удержался. Дальше хоть голосующих было много, но останавливаться больше не желал. Доставив груз без проблем и начал выдвигаться назад. Проехав почти половину пути меня настигла беда. Проезжая поворот, где стоял знак с ограничением в сорок километров, я как будто сбрендил и вместо того чтобы скинуть скорость я нажал педаль газа до упора. Вылетев на обочину, я перекинулся в кювете несколько раз, благо остался цел. Вылез с машины стою и не знаю, что дальше делать, у меня был шок. Но у меня аж глаза полезли на лоб, когда я увидел их – девушку и молодую пару, что я подвозил. Они стояли вместе за пару десятков метров от меня и смотрели прям мне в глаза. Как только сделал шаг к ним навстречу, они исчезли. Те попутчики до сих пор не выходят у меня из головы. Что дальше думать я не знаю.

Найдено на просторах Интернета.

68

Мистические события во время Великой Отечественной Войны

Тесно связанная с подсознанием, с глубинами человеческой психики, мистика преподносит порой такие сюрпризы, что волосы на голове встают дыбом. Было это и во время Великой Отечественной войны.
Когда люди находились на волосок от гибели, они понимали: потребность в чуде имеет такую же природу, как воздух и вода, как хлеб и сама жизнь. И чудеса вершились. Только вот доподлинно неизвестно, что лежало в их основе. Время – самая загадочная физическая величина. Его вектор однонаправлен, скорость, казалось бы, постоянна. А вот на войне...

Многие фронтовики, оставшиеся в живых после кровопролитных боев, с удивлением замечали, что их часы отстают. Медсестра Волжской военной флотилии Елена Яковлевна Зайцева, вывозившая раненых из Сталинграда, говорила о том, что когда их санитарно-транспортное судно попало под обстрел, часы всех медиков остановились. Никто ничего понять не мог. А вот кандидат технических наук, автор книги "Что такое время?” Юрий Белостоцкий, осмысливая этот и другие факты, пишет:

"Академики Виктор Шкловский и Николай Кардашев высказали гипотезу о том, что была задержка в развитии Вселенной, которая составила около 50 
миллиардов лет. Почему же не предположить, что в периоды таких глобальных потрясений как Вторая мировая война не нарушался привычный ход времени? Это абсолютно логично. Там, где гремят пушки, рвутся бомбы, меняется режим электромагнитного излучения, меняется и само время”.

Воевал после смерти
Анна Федоровна Гибайло (Нюхалова) родом с Бора. До войны работала на стекольном заводе, училась в техникуме физкультуры, преподавала в школе №113 города Горького, в сельскохозяйственном институте.
В сентябре 1941 года Анну Федоровну направили в спецшколу, а после ее окончания – на фронт. После выполнения задания вернулась в Горький, а в июне 1942 года в составе истребительного батальона под командованием Константина Котельникова перешла линию фронта и стала действовать в тылу врага на территории Ленинградской области. Когда выдавалось время, вела дневник.

"Сильный бой с танками и пехотой противника, – писала она 7 сентября. – Бой начался в 5 утра. Командир распорядился: Аня – на левый фланг, Маша – на правый, со мной были Виктор и Алексеев. Они за пулеметом в блиндаже, а я с автоматом в укрытии. Первую цепь скосили наши пулеметы, выросла вторая цепь немцев. Деревня вся пылала. Виктор ранен в ногу. Переползла через поле, утащила его в лес, закидала ветками, он сообщил, что ранен Алексеев. Поползла обратно в деревню. Все штаны порвались, коленки в крови, выползла из овсяного поля, а немцы идут по дороге. Страшная картина – они раскачали и бросили человека в горящую баню, предполагаю, что это и был Алексеев”.

Казненного фашистами бойца схоронили местные жители. Однако немцы, узнав об этом, разрыли могилу и выбросили из нее обгоревший труп. Ночью какая-то добрая душа похоронила Алексеева во второй раз. И тут началось...
Спустя несколько дней из деревни Шумиловки шел отряд фрицев. Только поровнялись с кладбищем, грохнул взрыв, трое солдат остались лежать на земле, еще один был ранен. По непонятной причине сдетонировала граната. Пока немцы разбирались что к чему, один из них охнул, схватился за сердце и упал замертво. А был он рослый, молодой и совершенно здоровый.
Что это было – сердечный приступ или что-то иное? Жители маленькой деревушки, что на реке Шелонь, уверены: это была месть фашистам погибшего бойца. 
И как подтверждение тому, еще одна история. На кладбище рядом с могилой Алексеева в годы войны повесился полицай. Может, совесть замучила, может, с перепоя. А вот поди ж ты – не нашел другого места, кроме этого.

Госпитальные истории
Елене Яковлевне Зайцевой пришлось поработать и в госпитале. А там наслушалась много самых разных историй.
Один из ее подопечных попал под артобстрел, ему оторвало ногу. Рассказывая об этом, он уверял, что какая-то неведомая сила перенесла его на несколько метров – туда, куда снаряды не доставали. На какую-то минуту боец потерял сознание. Очнулся от боли – трудно дышать, дурнота, казалось, проникала даже в кости. А над ним – белое облако, которое словно защищало раненого солдата от пуль и осколков. И он почему-то поверил, что выживет, что будет спасен.
Так и случилось. Вскоре к нему подползла медсестра. И только тогда стали слышны разрывы снарядов, снова запорхали железные бабочки смерти...

Другой пациент, командир батальона, был доставлен в госпиталь в крайне тяжелом состоянии. Он был очень слаб, во время операции у него остановилось сердце. Однако хирургу удалось вывести капитана из состояния клинической смерти. И постепенно он стал поправляться.
Комбат раньше был атеистом – члены партии в Бога не верят. А тут его словно подменили. По его словам, он во время операции почувствовал, что 
покидает свое тело, поднимается ввысь, видит людей в белых халатах, склонившихся над ним самим, плывет по каким-то темным коридорам к мерцающему вдали легкому светлячку, маленькому комочку света... Он не чувствовал страха. Он просто ничего не успел осознать, когда в безглазицу непроглядной ночи ворвался свет, море света. Капитана охватил восторг и трепет перед чем-то неизъяснимым. Чей-то ласковый, до боли знакомый голос произнес:
– Возвращайся, у тебя еще много дел.
А дальше комбат ничего не помнил.

И, наконец, третья история. Военврач из Саратова получил пулевое ранение и потерял много крови. Ему срочно нужно было делать переливание, но крови его группы в лазарете не оказалось. 
Рядом лежал еще неостывший труп – раненый скончался на операционном столе. И военврач сказал своему коллеге:
– Перелей мне его кровь.
Хирург покрутил пальцем у виска:
– Ты хочешь, чтобы было два трупа?
– Я уверен, что это поможет, – заявил военврач, проваливаясь в небытие.
Такого эксперимента нигде еще вроде бы не проводили. И он удался. Мертвенно-бледное лицо раненого порозовело, пульс восстановился, он 
открыл глаза. После выписки из горьковского госпиталя № 2793 саратовский военврач, фамилию которого Елена Яковлевна запамятовала, снова ушел на 
фронт.

А Зайцева уже после войны с удивлением узнала о том, что еще в 1930 году один из талантливейших в истории русской медицины хирургов Сергей 
Юдин впервые в мире перелил кровь умершего человека своему пациенту и помог ему поправиться. Этот эксперимент был на долгие годы засекречен, но как о нем мог узнать раненый военврач? Остается только гадать.

Предчувствие не обманывало
Мы умираем поодиночке. Никто не знает заранее, когда это случится. Но в самой кровавой в истории человечества бойне, унесшей десятки миллионов жизней, в смертной сшибке добра и зла, многие чувствовали свою и чужую погибель. И это – не случайно: война обостряет чувства.

***
Федор и Николай Соловьевы ушли на фронт из Ветлуги. Пути их во время войны несколько раз пересекались. Лейтенант Федор Соловьев был убит в 45-м в Прибалтике. Вот что писал родным о его гибели старший брат 5 апреля того же года:
"Когда я был в их части, мне рассказывали бойцы и офицеры, Федор был верным товарищем. Один его друг, старшина роты, плакал, когда узнал о его смерти. Он рассказал, что накануне они разговаривали, и Федор признался, что едва ли этот бой пройдет благополучно, чувствует сердце что-то недоброе”.
Таких примеров – тысячи. Политрук 328-го стрелкового полка Александр Тюшев (после войны он работал в Горьковском облвоенкомате) вспоминал, что 21 ноября 1941 года какая-то неведомая сила заставила его покинуть командный пункт полка. И спустя несколько минут КП накрыл фугас. В результате прямого попадания все, кто там находились, погибли. Вечером Александр Иванович писал своим близким: "Наши блиндажи такие 
снаряды не выдерживают... Убиты 6 человек, среди них командир Звонарев, санинструктор Аня и другие. Я мог быть среди них”.

Фронтовые байки
Гвардии сержант Федор Ларин до войны работал учителем в Чернухинском районе Горьковской области. Он знал с первых дней: его не убьют, он вернется домой, но в одном из боев получит ранение. Так и случилось.
Земляк Ларина старший сержант Василий Краснов после ранения возвращался в свою дивизию. Поймал попутку, которая везла снаряды. Но внезапно Василия охватило странное беспокойство. Он остановил машину и пошел пешком. Беспокойство отпустило. Через несколько минут полуторка напоролась на мину. Раздался оглушительный взрыв. От машины, по сути дела, ничего не осталось.
А вот рассказ бывшего директора Гагинской средней школы, фронтовика Александра Ивановича Полякова. В годы войны он участвовал в боях под 
Жиздрой и Оршей, освобождал Белоруссию, форсировал Днепр, Вислу и Одер.
– В июне 1943 года наша часть дислоцировалась юго-восточнее Буды-Монастырской в Белоруссии. Вынуждены были перейти к обороне. Вокруг – лес. У нас окопы, у немцев – тоже. То они в атаку идут, то мы.
В роте, где служил Поляков, был один солдат, которого никто не любил, потому что он предсказывал, кто когда и при каких обстоятельствах погибнет. Предсказывал, надо отметить, довольно точно. При этом говорил очередной жертве так:
– Пиши письмо домой, пока не убили.
Тем летом после выполнения задания в роту пришли разведчики из соседнего подразделения. Солдат-предсказатель, глянув на их командира, 
сказал:
– Пиши домой.
Старшине объяснили, что тучи над ним сгустились. Тот вернулся в свое подразделение и обо всем рассказал командиру. Комполка посмеялся и отправил старшину за пополнением в глубокий тыл. И надо же такому: в машину, на которой ехал старшина, случайно попал немецкий снаряд, и он погиб. Ну а провидца в тот же день нашла вражеская пуля. Свою смерть он предсказать не смог.

Нечто загадочное
Места кровопролитных боев и массовых захоронений уфологи совсем не случайно считают геопатогенными зонами. Здесь действительно постоянно происходят аномальные явления. Причина понятна: осталось множество незахороненных останков, и все живое избегает этих мест, даже птицы тут не гнездятся. По ночам в таких местах по-настоящему страшно. Туристы и поисковики говорят о том, что слышатся странные, будто с того света, звуки, да и вообще происходит нечто загадочное.
Поисковики действуют официально, а вот "черные копатели”, которые ищут оружие и артефакты времен Великой Отечественной, – на свой страх и риск. Но рассказы тех и других похожи. Например, там, где с зимы 1942-го по конец лета 1943 года проходил Брянский фронт, творится черт знает 
что.
Итак, слово "черному археологу” Никодиму (это его кличка, свою фамилию он скрывает):
– Мы разбили лагерь на берегу реки Жиздры. Раскопали немецкий блиндаж. Оставили скелеты у ямы. А ночью слышим немецкую речь, шум танковых двигателей. Перепугались не на шутку. Утром видим следы гусениц...
Но кто и зачем порождает эти фантомы? Может быть, это одно из предупреждений о том, что нельзя забывать о войне, потому что может случиться новая, еще более страшная?

Разговор с прабабушкой
Этому можно и верить, и не верить. Нижегородец Алексей Попов живет в верхней части Нижнего Новгорода, в доме, где жили его родители, деды и, возможно, даже прадеды. Он молод, занимается бизнесом.
Летом прошлого года Алексей уехал в командировку в Астрахань. Позвонил оттуда по мобильнику жене Наташе. Но ее сотовый телефон почему-то не отвечал, и Алексей набрал номер обычного квартирного телефона. Трубку сняли, но ответил детский голосок. Алексей решил, что 
не туда попал, и набрал нужный номер еще раз. И снова ответил ребенок.
– Позови Наташу, – сказал Алексей, он решил, что кто-то у жены в гостях.
– Я и есть Наташа, – ответила девочка.
Алексей растерялся. А ребенок рад был общению:
– Мне страшно. Мама на работе, я одна. Расскажите, чем вы занимаетесь.
– Я стою сейчас у окна и гляжу на огни другого города.
– Только не надо обманывать, – сказала Наташа. – В городах сейчас светомаскировка. Электричества нет, Горький бомбят...
Попов потерял да речи.
– Разве у вас война?
– Конечно, война, идет 1943 год...
Разговор прервался. И тут до Алексея дошло. Он каким-то непостижимым образом связался со своей прабабушкой, которую звали Наталья Александровна. Как такое могло произойти, он просто понять не может.

Найдено на просторах Интернета.

Показать полностью

Звонок от мужа

Все случилось в субботу, 3-го марта... 
Мой муж должен был отдыхать в этот день, но пятничным вечером выяснилось, что ему нужно будет выезжать в субботу на объект и торчать там до самого вечера... На мое недовольство, выраженное надутыми губами, он лишь развел руками.

Ну, что ж, проводив мужа ранним субботним утром на работу, осталась я наедине с кошаками. Чем порядочная женщина может заниматься в субботу? Правильно! ПХД (парко-хозяйственный день), включающий в себя стирку, уборку, поход по магазинам и обязательное приготовление вкусняшек.
Со всеми делами управилась часам к семи вечера и, довольная собой, завалилась на диван смотреть "Мастер и Маргарита" по каналу "Дом кино". 
Позвонил муж, предупредив, что будет поздно, так как возникли какие-то неполадки с машиной у нашего знакомого, и они поехали в сервис. Также предупредил, что у него почти разряжен телефон и, если что, чтоб звонила на номер знакомого, а он мужу передаст трубку. 

Вздохнув и мысленно обматеря всех, поудобнее устроилась на диване, взяла кота под мышку и уставилась уже без настроения в телевизор. Как закимарила - не помню. 
Проснулась от звонка мобилки. Звонил муж. Далее диалог:
Я (сонно): 
- Алё! Че, ты долго там еще? 
- Я уже подъехал. Спустись, открой мне дверь.
- У тебя же ключи есть!
- Найти не могу. Выйди, открой дверь.
- Ладно, щас спущусь, открою, - говорю я.
Кладу трубку, попутно глядя на часы: время 23:48. Немного прихожу в себя, соображая, что можно же скинуть ключи с балкона, а не выходить в подъезд. Набираю мужу на телефон сказать, что сейчас скину ключи из окна, а там раздается: "Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети". Разрядился, что ли, телефон? Ах, да, он же предупреждал... 

Что ж, натягиваю пуховик, а кот в это время запрыгнул на окно, дуром орет и будто вниз смотрит. Я к нему подхожу, думаю: Поглажу и он успокоится". Мимолетно смотрю из окна вниз на парковку (муж машину паркует всегда на одном месте - прям под нашими окнами), а наше парковочное место пустое! Тут звонит телефон. Муж! Я в легком шоке (минуту назад у него телефон был отключен!) беру трубку:
Муж (со злобой в голосе): 
- Ты мне дверь откроешь или нет?
- Что у тебя с телефоном происходит? Ты звонишь, а я до тебя дозвониться не могу, - говорю я.
- Связь дерьмовая. Ты выйдешь или нет?
- Давай лучше я тебе ключи скину? Ты, кстати, где припарковался? Под окном машины нет. Спереди дома, что ли, оставил?
И тут прозвучал ответ, от которого меня просто пробил озноб! Это не был голос моего мужа! Это была смесь какого-то истеричного визга со скрежетом металла:
- С*ка любопытная! Открой мне дверь, б**дь!
Я в истерике откинула от себя телефон и заревела от ужаса! Потом кинулась ко входной двери и закрыла ее на все замки! Схватила с полочки иконку Богоматери, прижала ее к себе, трясусь и повторяю только: "Спаси и сохрани!". 

Тут снова звонит телефон. Я, уже боясь брать трубку, смотрю - номер нашего знакомого. Один звонок пропустила. Звонит второй раз. Я нажала кнопку принятия вызова и слышу в трубке голос МОЕГО мужа:
- Коть, не спишь? Все, поменяли деталь, слава Богу, я выезжаю домой, минут через 15 буду.
А я как разревусь в трубку. 
Муж мне:
- Котя, что случилось?!
А я говорить не могу, только всхлипываю.

Муж приехал минут через 10, своими ключами открыл дверь и застал меня всю в слезах и соплях на диване с иконой. На его вопросы, почему дверь закрыта на два замка, почему я зареванная, почему икона в руках, я толком даже слова сказать не могла. Но после стакана валерьянки и часовых объятий я ему рассказала всю историю. Муж слушал внимательно, потом взял мой телефон и посмотрел входящие вызовы: два вызова от него в 23:47 и 23:50. Потом достал свой в ноль разряженный телефон:
- Как с тобой поговорил в восьмом часу, так телефон и не доставал. Там 3% оставалось. На полчаса бы не хватило.
Потом тоже пошел и хапнул стаканчик валерьянки за компанию.

В воскресенье я сходила в церковь, а также поменяла номер мобильника... А еще купила коту килограмм хорошего мяса. Ведь это он (СНОВА!) своим поведением и мяуканьем предупредил меня об опасности! Если б не он, то в окно я и не глянула бы! Даже представить не могу, что было бы со мной, если бы я все-таки вышла и открыла дверь в подъезд...


Честно стырено из Интернета

Показать полностью
79

Обида

Случилось так, что через неделю после поездки на родину папы, мне пришлось снова поехать на малую родину, в славный град Иваново. Сама я на машине на большие расстояния не езжу, муж работает, а бюрократическая машина требует справку с места рождения. Отодвинув свои дела, я собралась в путь. На поезде я не ездила очень давно, а тут "Ласточка", новый экспресс, вагон сидячий (ехать около четырёх часов). Красота! Жаль никто сейчас не берет яйца варёные да курицу жареную, уж очень не хватало запахов этих!

Я довольно давно пытаюсь найти пару интересных историй, одну на нашем сайте все-таки нашла, а вот вторую никак, не помню где читала. Этому поиску и решила посвятить часть времени. Рядом со мной села женщина, очень симпатичная, лет пятидисяти , видно по ней, что что-то случилось - глаза платочком часто вытирает и его же в руках беспокойно мнет.

Минут тридцать проехали - звонит дочка. "Как дела? Что делаешь?" - спрашивает. Ну я ей рассказала, что историю пытаюсь найти. А женщина, услышав наш разговор, спрашивает, верю ли я в жизнь после смерти? Так завязывается наше знакомство. Вера (так её зовут) рассказала мне , что её привело к поездке. Её рассказ я сейчас и напишу от её же имени.

"Я родилась в середине 70- х , в одном из сел Пучежского района Ивановской области. Это сейчас там разруха, а раньше и совхоз-миллионер и жителей полное село. Я была старшей из тройняшек: Вера, Надя, Люда. Правда Люда родилась слабенькой - тяжёлая родовая травма и прожила очень мало.

Когда нам было пять лет, на Волге, во время рыбалки, утонул отец. Мать осталась одна, она очень авторитарная женщина, непробиваемая, как о ней говорили в селе. Работала мама завмагазином, держала скотину и пчел. Продавала все, что можно, лишь бы у нас все было. Нас с сестрой она, конечно, баловала, но и спуску не давала: учась в первом классе, часть домашней работы мы делали безоговорочно, а на мне ещё и дневная дойка козы была. В общем, хорошо жили. Я была бойкая, до учёбы жадная, а Надя, сестренка моя, не любила учиться, все у меня списывала. Мама всегда и говорила: "Верка в учёные пойдёт, а Надьку замуж отдадим, ей с куриными мозгами только коровам хвосты крутить".

Я после восьмого класса уехала в Иваново, в медучилище поступила. Надя пошла дояркой на ферму работать. И работала она очень хорошо, хвалили её и даже от совхоза направление учиться давали, да мать не пустила. Училище я закончила с отличным дипломом, один из преподавателей настоял, чтобы попробовала в институт поступить. И поступила! Мама была счастлива - дочка умница, красавица, врачом станет, гордость семьи.

После первого курса мы с подружками поехали в Москву, на рынок в Лужники. Там беда у меня случилась - разрезали сумку и все подчистую выкрали - деньги, паспорт, билет обратный. В милиции меня отправили к следователю. Им оказался молодой парень, год назад закончивший институт, Иван. Понравились мы друг другу. Стали общаться, в основном письмами. Я маме ничего не рассказывала, как-то в городской суете не до неё было. А она всегда мечтала, как нас с Надей замуж будет выдавать, все у неё расписано было - от платья до гостей. С Надюшей так и получилось - в 19 лет она замуж вышла, парень наш, местный, семья хорошая, а то, что выпивает, так в деревне это норма. И ещё у мамы блажь была - если у нас первая дочь родится, то её непременно Людой назвать, в честь сёстры нашей умершей. У Надюши сын родился, мамина мечта не сбылась.

А по весне мне Иван предложение сделал, от которого отказаться я не смогла: выйти за него замуж, но срочно, работа у него наклевывалась в верхах, а там нужны женатые. А меня его отец обещал перевести в Московский мединститут. Я понимаю, что неправа, что надо было маме хоть позвонить, но.... Молодость довольно эгоистична, в тот момент я была счастлива, да и сделать надо было все быстро. В общем, сделали мне справку о беременности (в 90-е это уже не было проблемой) и мы расписались, скромно, без торжественной регистрации.

Свекр занялся моим переводом в Москву, муж устраивался на новую работу. Свекровь посоветовала написать маме, все объяснить, а летом поехать познакомиться и сыграть нормальную свадьбу. Я же рассчитала по другому / пусть маме летом сюрприз будет.

В августе все устаканилось и мы с мужем и свекрами на их машине поехали к маме.

Сюрприз не удался - мама выгнала нас всех из дома, едва услыхав новость о уже состоявшемся замужестве. Она просто открыла дверь и сказала: "Вон из моего дома! Проституток в нашем роду не было!". Я писала, звонила, приезжала - она даже слышать меня не хотела. Надя говорила, что мама очень сильно обиделась, она считает, что я её опозорила, что ей в глаза людям стыдно смотреть. Потом я родила сына, следом второго, мы ездили к маме, она не вышла из дома. Останавливались в доме тетки, встречались с сестрой, а мама все растила свою обиду, не брала от меня ничего, а время уже тяжёлое было, все развалилось. Потом тётка умерла, по просьбе Нади мы помогли её мужу с работой в Подмосковье вахтовым методом. Надежда стала разводить птицу для продажи и у неё прекрасно пошло дело! Она даже в техникум аграрный на заочное отделение поступила.

В общем, так и жили. Со временем я прекратила все попытки общения с мамой. Мои дети даже не знают бабушку! Потом и общение с сестрой как-то сошло на нет. Старший сын женился, в марте этого года у него родилась прекрасная девочка, сноха предложила назвать её Людой, но это в честь её бабушки. Пока молодые живут с нами.

Месяц назад я проснулась от непонятного чувства тревоги. Мне показалось, что в углу что-то есть, какое-то пятно. Сначала я не придала этому значения, но это стало повторяться каждую ночь! Только теперь я вижу, ясно вижу силуэт человека, женщины. Пошла в церковь, когда ставила свечку о здравии мамы, она тухла и так раза три. Одна из бабулечек, увидев как я пытаюсь зажечь свечу, сказала, что видно за умершего ставлю, вот свеча и гаснет. И самое ужасное, что свеча за внучку мою, за Людочку тоже долго не горела, потухла прямо на моих глазах. На мой вопрос та же бабушка сказала, что если ребёнок не крещеный, то свечку нельзя ставить. Людочку решили срочно покрестить!

Вернувшись домой, я стала звонить сестре, номер её не активен. Сын помог черед одноклассников связаться с племянником и он дал её номер. Надя подтвердила, что мама недавно умерла. Перед смертью звала меня, но ".. тебе ведь некогда приехать..". На вопрос почему не позвонили, Надя зло ответила: "А мы что, тебе нужны?".

Ночью я снова увидела силуэт в углу. Я поняла, что это мама. Я плакала, просила у неё прощения, разговаривала с ней. А утром заболела Людочка. Поднялась высокая температура, были судороги. Её положили в одну из лучших больниц. Но во всех исследованиях врач не видит ничего ужасного, сначала даже менингит подозревали! В общем боимся думать о страшном - лишь бы онкологии не было!

Я сходила в церковь, батюшка согласился провести обряд в больнице, а мне посоветовал ехать на материнскую могилу и прощение вымаливать. Нельзя жить с обидой в душе, а мама с этой обидой и умерла. Вот и еду, чего ждать не знаю. Снохе накануне сон приснился: какая-то женщина тянет к Люде руки и говорит: "Отдай мне её, мне плохо одной". Видимо, мама моя ей приснилась".

Время пролетело незаметно, вот мы и в Иваново. Мой зять меня встречал, я попросила его довезти Веру до хорошей гостиницы. В разговоре выяснили, что на следующий день он едет в соседнюю с Вериной деревню по работе. И он с удовольствием довезет её до места. Обменявшись телефонами, мы попрощались. Через два дня я с заветной справкой в сумке поехала домой. В дороге позвонила Вера, очень благодарила за помощь и сказала, что весь день провела на материнской могиле, разговаривала с ней, просила прощения. Вечером был трудный разговор с сестрой. Они помирились. Утром сноха написала, что температура у Людочки спала и девочка сама покушала. Я надеюсь, что наше общение продолжится, и что у Веры все будет хорошо.

Стырено с 4stor.

Показать полностью
74

Туман

Около двенадцати часов дня мы выехали по направлению в город Орбита. Отправились мы туда по одной простой причине: покупка автомобиля для моего старого друга Игоря. К тому времени я уже давно занимался покупкой и перепродажей автомобилей и хорошо разбирался на вторичном рынке. Он попросил моей помощи, и я с радостью согласился.
Казалось, вариантов было очень много, но когда ты начинаешь копаться во всей этой куче, пытаясь найти действительно хороший автомобиль, то выбор сводится к минимуму, а то и вовсе пропадает. Мы излазили вдоль и поперек весь наш город и близлежащие окрестности в поисках подходящего автомобиля, но ничего стоящего не нашли. Было очень много битых машин, со скрученными пробегами, а ещё больше гнилых, из-за постоянной посыпки дорог реагентами. Насмотревшись на такие плачевные экземпляры, я предложил Игорю выбрать день и съездить в другой город, а конкретно в Орбиту, где машины были всегда на порядок лучше, хоть и цена на них была выше. Тем не менее они того стоили, особенно если берёшь машину для себя.
Рассмотрев несколько вариантов в объявлениях и предварительно созвонившись с продавцами, мы выдвинулись в путь. Изначально планировалась выехать пораньше, но в выходные хотелось поспать чуть подольше, и, если рассчитывать время, учитывая тот факт, что у меня стояла почти что «лысая» резина, в Орбиту мы должны были приехать около шести или семи часов вечера. 

Дело было в середине декабря, когда погода вовсю безумствовала на северных широтах. Казалось, чем ближе мы подъезжали к Орбите, тем становилось холоднее. Печка моей машины работала на максимум и еле как справлялась с запотевающим лобовым стеклом. Температура за «бортом» опустилась до -21 градуса и, судя по всему, это был еще не предел. 
Спустя три часа в пути дорогу стал покрывать плотный густой туман, от чего мне пришлось снизить скорость до семидесяти километров в час. Ехать было чрезвычайно трудно: скользкая колеистая дорога ни на секунду не позволяла мне расслабиться, а стелющийся и уходивший в бесконечность молочный туман снижал видимость. Казалось, само небо опустилось на землю, и мы пробирались сквозь облака. Верхушки деревьев полностью скрывались в их белизне. 
Я много раз ездил по этой трассе, но никогда не попадал в такой туман. Да и вообще в своей жизни я не видел ничего подобного. Дальний свет и противотуманные фары были бесполезны. Они, казалось, делали только хуже, отражаясь от кучного снега, которого со страшной силой гонял ветер, и слепили меня. Странным было еще то, что около часа нам не встретилась ни одна попутная машина, словно люди заранее знали, какая будет погода и остались дома. Потом в дороге начало барахлить радио: сначала были просто помехи, а затем только шум. Сколько я не крутил и не настраивал разные радиостанции, ничего не выходило. Оставшуюся дорогу пришлось ехать в тишине.
Вскоре туман стал таким плотным и непроницаемым, что он буквально сомкнул вокруг нас свои челюсти, и мне пришлось остановиться на обочине, включить аварийку, чтобы какой-нибудь идиот не въехал в мою машину, и переждать непогоду. Ехать дальше было бы полным безумием. Тяжело было разобрать, где проходила дорога, а где была обочина. Снег валил, не переставая.
Игорь взял с собой термос, и мы сидели, пили горячий чай, вглядываясь в беспросветную белизну и ожидая, когда погода хоть немного наладится и можно будет двинуться дальше. По моим подсчётам ехать надо было примерно ещё пару часов. Но точно сказать я не мог, так как в такую погоду не понимал, где именно мы находились.

Не прекращая свою работу, дворники ходили из стороны в сторону. Я поставил их в обычный режим и перед тем, как они совершали очередное движение, на лобовом стекле скапливался огромный слой снега, из-за которого не было видно даже капота машины. На тот момент температура воздуха была уже -25 градусов. Я периодически выключал двигатель, хоть и бензина было ещё предостаточно, было не лишним перестраховаться. Когда я глушил мотор, на улице было отчетливо слышно, как страшно завывал ветер, чувствовалось, как он толкал машину то в борта, то в капот, словно намереваясь перевернуть её.
Где-то в глубине леса под атакой сильнейшего ветра с треском повалилось дерево. Я с опаской посмотрел в боковое стекло.
- Главное, чтобы дерево не рухнуло нам на дорогу, когда мы будет ехать, - сказал я.
Игорь улыбнулся и глотнул чай.
- Смотри-ка, - сказал он вдруг и указал куда-то вперёд. – Что это?
Я приподнялся на сидении и посмотрел. Ничего. Передо мной простиралась огромная белая пустыня тумана, в которой ничего не двигалось, кроме летящего по ветру снега. 
- Где?
- Да вот же, ты слепой, что ли! - он ткнул пальцем в стекло. – Какая-то тень.
И действительно, там, куда указывал мой друг, появилось какое-то черное, размытое, еле заметное пятно, словно облако едкого дыма. Оно приближалось и с каждой минутой приобретало всё более чёткие очертания. Мы смотрели на него и никак не могли понять, что это такое. Несколько минут спустя сгусток черноты окончательно обрёл свой облик: это был человек. Он еле волочил ноги, пробираясь сквозь туман и чудовищную вьюгу, которая разгулялась к тому моменту на полную катушку.
Когда незнакомец подошёл уже на такое расстояние, чтобы можно было разглядеть его лицо, я надел шапку с перчатками и, борясь с сильнейшим ветром, открыл дверь. Я тут же почувствовал страшный холод, как будто нырнул в ледяную воду. Пальцы мороза начали забираться под мою тонкую, не по погоде одетую одежду. 
- Эй! - крикнул я ему, - ты куда это собрался? 
Человек ничего не ответил. Казалось, в шуме ветра он попросту не услышал моего вопроса. 
Он подошёл ещё ближе, и тут я с ужасом понял, что если этот парень ещё полчаса пробудет на таком морозе, то попросту умрёт от холода. Никогда я не видел такого замерзшего человека. Он дрожал и выглядел весьма скверно: весь покрытый снегом в кожаной куртке и без шапки. Лицо было красным, а кожа на ушах была синюшной – верный признак того, что он их попросту отморозил, и в будущем, скорее всего, их лишится.
- Помогите… - прохрипел он и повалился на снег. 
Я тут же бросился к нему, и Игорь тоже выскочил из машины. Вдвоём мы подняли его и затащили в салон на заднее сидение автомобиля. 
- Он что, окочурился? - поинтересовался у меня Игорь. 
- Нет, живой, - ответил я, нащупав на его шее пульс. – Просто отключился. Налей-ка мне немного горячего чая.
Игорь сел на переднее пассажирское сидение, открутил крышку термоса и налил чай в чашку, от которой сразу поднялся густой пар. Он протянул её мне. Я сначала стоял в нерешительности и не знал, для чего попросил чашку чая. 
Но тут человек открыл глаза и зашёлся страшным кашлем. От неожиданности я отпрянул назад и чуть не вылил горячий напиток на себя. 
- Чёрт возьми! - выругался я. – На, держи, выпей это и согрейся. – Я протянул ему кружку. 
Парень лет двадцати пяти неуверенно сел на сидении и протянул дрожащую руку. Она была мертвенно бледной, почти что белой. Он поднёс чашку к потрескавшимся на морозе губам и жадно сделал первый глоток. Тут от кипятка лицо его покраснело, и он чуть не выплюнул содержимое на пол. 
- Аккуратнее, чай горячий, пей не спеша. 
Я захлопнул заднюю дверь и сел на водительское сидение.
Парень принялся осторожно, маленькими глотками пить чай. Здесь, сидя вблизи, я смог приглядеться к нему лучше. Лицо его было так искажено холодом, что казалось чудовищной маской. Оно было испещрено синими, словно синяками, пятнами. В каких-то местах кожа была треснута то ли от мороза, то ли от чего-то ещё, и в этих разрывах виднелась засохшая кровь. Вероятнее всего он ехал на машине, потому что одежда на нем была не зимняя. Тонкая кожаная куртка, синие джинсы, кроссовки, и не было ни шапки, ни перчаток. Пальцы, которые сжимали чашку, были синими, и я подумал, что он может лишиться не только ушей, но и пальцев. Мне показалось, что он попал в аварию. Может быть, его машина перевернулась, и он побрёл по дороге, чтобы найти помощь. 
- Ну, как? - спросил его Игорь. - Стало полегче? Согрелся? 
Человек оторвал взгляд от чая и посмотрел на Игоря. 
- Д-д-д-а, с-с-с-п-п-асибо, - задрожал его голос.
- Вот и хорошо, - кивнул ему Игорь. – Может быть, сядешь на моё место? Тут всё-таки теплее, и печка дует. 
- Нет, всё н-н-н-ормально, тут тоже тепло. 
Но его зубы говорили об обратном, выбивая непрекращающуюся невнятную чечетку.
Меня пробивал холод от вида этого человека. Было в нём что-то отталкивающее и настораживающее.
- Мне кажется, тебе нужно в больницу, - вновь заговорил Игорь, внимательно осматривая его. – Посмотри на свои пальцы – они синие. Ты их наверно отморозил. И уши тоже. Что с тобой вообще случилось? 
Незнакомец посмотрел на свои руки, потом поднял взгляд на нас и проговорил уже не таким дрожащим голосом: 
- Нет, все нормально. Это пройдет. Я просто ехал из города домой и сел не на тот автобус. Я случайно уснул в салоне, а проснувшись, понял, что уехал не туда, поскольку увидел незнакомые места. Я решил доехать до конца, но потом они сказали, что назад не едут, так как у них это был последний рейс. – Он поднёс чашку к губам и сделал глоток. - Кондуктор потом сказал, чтобы я подождал на остановке, так как должен был приехать другой автобус. Я вышел и стал ждать. Прошло больше тридцати минут, но автобус так и не подъезжал. Потом я решил вызвать такси, так как погода испортилась и становилось холоднее, но сеть почему-то не ловило. 
Он аккуратно положил кружку на сидение и достал из нагрудного кармана телефон. 
- Вот, - показал он нам дисплей телефона, – сейчас тоже не ловит. Наверное, это из-за погоды. Может быть, где-то повредилась вышка, и из-за этого нет сигнала. 
Я поёрзал на сидении, доставая свой мобильник из карманов джинс и обнаружил, что и у меня не было сети. 
Я покосился на Игоря, который тоже достал телефон, потом на незнакомца, потом снова на Игоря. 
- И у меня нет, - отозвался Игорь, - странно. 
- А ты сам где живешь? - обратился я к незнакомцу.
- Я, - начал нерешительно парень и вытер тыльной стороной ладони текущие из носа сопли, - я живу недалеко от Орбиты. 
- Ну, я понял, что недалеко. Где конкретно-то? Может, мы тебя подкинем? Мне кажется, что тебе нужно срочно в больницу. 
- Было бы отлично, - уже более уверенно отозвался он. Его синие губы растянулись в неком подобии улыбки, и его худое лицо приобрело хищное выражение. – Я покажу дорогу. На машине это совсем недалеко и по пути в Орбиту.

Несмотря на погоду, нужно было ехать. Я посмотрел в зеркало заднего вида, и мне показалось, что я увидел насмешку на лице незнакомца. От этого по моей спине пробежал неприятный холодок. Я включил ближний свет фар и плавно тронулся с места, переключив дворники с медленного режима на быстрый. Пока мы стояли на месте, на дороге намело много снега, сантиметров пять. Простояв мы тут чуть больше времени, мы могли бы тут попросту застрять, пока до нас не добрались бы снегоуборочные машины. 
Сначала мы ехали со скоростью пешехода, но затем я позволил себе несколько добавить газу, и стрелка спидометра плавно доползла до отметки 40 км/ч. Казалось, туман немного расползался, улучшая видимость. Но только не ветер: тот ещё с большей яростью швырял снег в лобовое стекло. Ещё час назад было трудно представить, что погода могла настолько сильно испортиться. 
Примерно через минут двадцать, парень, указывая рукой по правую от меня сторону, сказал:
- Вот тут, вот этот поворот. 
Его голос с заднего сиденья заскрипел, как ржавые петли. Я был так погружён в дорогу, что даже вздрогнул от неожиданности.
Мы с Игорем смотрели вперёд, но ничего не видели. Только через метров сто показался запорошенный снегом, едва видимый резкий поворот направо. 
- Здесь поворачивать? 
- Да, да, - вновь подал голос парень. 
Я крутанул руль, и задние колёса пошли юзом, но скорость была не такой большой, чтобы не вписаться в поворот, и я благополучно выровнял машину. 
Дорога уходила куда-то в лес. Через мгновенье показался указатель, торчащий из снега, походивший скорее на могильный крест. С дороги в такую погоду его невозможно было увидеть. Он был перекошен, и выцветшая, еле заметная на нем надпись гласила: «Выльдоръ».
- Что-то я никогда не видел этого поселка, хоть и езжу очень часто. Это ведь село? Или что это?
- Что-то вроде того, - отозвался с заднего сидения голос.
Глаза незнакомца блеснули какой-то враждебностью. Или мне это только показалось? Но я стал буквально физически ощущать взгляд пассажира сзади сквозь сиденье, как если бы он дотронулся до моего тела своими холодными руками.
- Тут у вас есть какая-то больница?
- Да, конечно есть. Езжайте пока прямо.

Следующие минут десять мы ехали в молчании. Покрытые снегом хвойные деревья стояли плечом к плечу с обеих сторон дороги. Зима вырастила на них длинные ледяные клыки, которые ниспадали с оголённых черных веток. Я слышал, как под сильными порывами ветра деревья издавали странные звуки: словно это были вздохи, как будто они шептались друг с другом на непонятном человеку языке. Деревья, казалось, были в движении, подползали к машине, словно морской прилив. 
Вскоре они стали редеть и расступаться. В тумане начали вырисовываться тёмные точки, мелькающие в кружащем белом снеге. Затем они стали обретать более четкие контуры и очертания, плавно превращаясь в деревянные дома. Хоть туман и скрывал большую часть того, что мог охватить мой взгляд, этого было достаточно, чтобы оценить старость и запущенность этих домов. 
К тому времени на улице уже стемнело, и я удивился тому, что в домах не горел свет. Конечно, из-за такого ветра могли повредиться провода и отключиться электричество, но чтобы в домах не было свеч, или другого источника света – такого просто не могло быть. Создавалась ощущение, что посёлок этот полностью вымер, и здесь не было ни души. Теперь табличка, что стояла при въезде с надписью «Выльдоръ», уже не казалась мне могильным крестом, а была им на самом деле. 
Я всё чаще начинал чувствовать неприятные уколы, вызванные присутствием чего-то враждебного, потустороннего. Ощущения эти били холодными волнами страха. И чем дальше мы углублялись, тем больше эти волны накатывали на меня, и от этого я крепче сжимал руль. 
Впереди в тумане показался перекрёсток.
- Куда дальше? - спросил я, немного сбрасывая скорость.
Ответа не было. Я посмотрел в стекло заднего вида и удивился: сзади никого не было. Я обернулся и увидел, что парень лежал на диване лицом вниз. Я дал по тормозам. Игорь тоже обернулся и, просунув руку между нашими сидениями, стал шевелить безжизненное тело. 
- Эй, ты! - воскликнул Игорь. - Ты что, спишь, что ли?
Незнакомец не отвечал. Никакой реакции.
- Он что, - повернувшись ко мне, сказал Игорь, - помер?
Я, холодея всем телом, пожал плечами. На потемневшем лице Игоря читался тот же испуг.

Мы выбежали из машины, и безжалостный ветер тут же накинулся на нас с ещё большой злобой, забираясь под одежду и грызя изнутри ледяными зубами. Под его порывами моя незастёгнутая куртка надувалась словно парус, и прежде, чем открыть заднюю дверь, я застегнул замок. 
Мы распахнули двери и перевернули тело парня. На лице его застыла насмешливая смертельная маска. Я пытался нащупать пульс, но то ли мои замёрзшие дрожащие пальцы не могли прощупать его, то ли парень действительно был мёртв. Но я всё равно не отпускал руку, в надежде, что он жив.
- Ну, что, есть? – спросил меня Игорь. 
Я отрицательно покачал головой, сосредоточившись, чтобы не пропустить хотя бы слабой пульсации.
- Ну-ка, дай я.
Игорь резким движением расстегнул куртку и прижался ухом к груди парня. С минуту Игорь лежал неподвижно, потом встал и тоже покачал головой. Парень был мёртв. 
Я оглянулся по сторонам. Улица была безлюдна. По сторонам от дороги стояли деревянные дома, верхние этажи которых скрывались в тумане. Их чёрные слепые окна, как глаза, уставились на нас. Поперёк домов тянулись закутанные в стекловату трубы. И тут на одной из них я увидел такое, что заставило меня внутренне окаменеть и забыть о незнакомце в машине. 
Игорь, борясь с ветром, захлопнул заднюю дверь и прокричал мне:
- Надо найти больницу, его нужно скорее туда отвезти. 
Но все эти слова прошли мимо моих ушей, и я не обратил на них никакого внимания. Меня полностью загипнотизировал нечёткий силуэт, который, казалось, раскачивался в такт ветру. 
- Эй! - вновь прокричал Игорь. - Ты слышишь меня? Нужно вызвать скорую!
Я оглянулся. Игорь стоял на месте. Я достал телефон. Сеть не ловила.
- Телефон не ловит, как ты собираешься вызвать скорую?
- Блин, я не знаю! Поехали дальше, может быть, встретим кого-нибудь и узнаем. Не стоять же здесь!
- Ты посмотри вокруг, - прокричал я, пытаясь перекричать ветер. - На улице нет ни одного человека! Все по домам засели!
И это действительно было так: никого, кроме нас, тут не было, но я чувствовал на себе враждебные взгляды, устремлённые с черных окон.
- Тогда нужно зайти к кому-нибудь!
- Зайди, - согласился я с ним. - Сходи пока, а я побуду здесь. 
Я не пошел с ним по одной простой причине: сама мысль о том, что мне придется зайти в какой-нибудь из этих холодных пустых домов, постучать в дверь и встретиться там с кем-либо внушала мне ужас.

Игорь развернулся, и мне на мгновенье показалось, что туман будто поглотил его. Уж больно быстро он исчез из виду. Меня пробрал страх. Я почувствовал себя одиноким, словно теперь я находился здесь один. Казалось, если бы я закричал или позвал кого-нибудь, то ответил бы мне только ветер, беспристрастно вздыхающий меж покинутых людьми домов и завывающий в некоторых разбитых окнах. Я задался вопросом: что будет, если такое произойдёт на самом деле, что будет, если я останусь в этом странном месте один с мертвецом на заднем сидении моей машины и с туманом, который скрывает в себе затаившуюся опасную неизвестность? Это был не тот вопрос, на который я хотел бы узнать ответ из личного опыта.
Я вновь повернулся и стал приближаться к закованной льдом трубе, чтобы получше разглядеть непонятное качающееся на ветру тёмное пятно, потому что ветер швырял снег мне в лицо, слепя глаза. 
Когда я подошёл ближе, то чуть не закричал от ужаса. Меня пронзила дрожь страха, холодного как лёд. На трубе висел труп человека. Лицо трупа было синим. Его пустые черные глазницы были, по всей видимости, съедены птицами, а ноги, которые чуть-чуть не доставали до земли, были обглоданы до колен, и ниже были лишь белые кости в лохмотьях штанин. Рот трупа был неестественно широко раскрыт, а меж его губ кто-то запихнул деревянное распятие. 
Не помню, сколько я так простоял. На тот момент мне казалось, что целую вечность, и когда я развернулся и хотел закричать, позвать Игоря назад, чтобы мы убирались прочь из этого проклятого места, передо мной возник тот странный парень, которого мы подобрали, и который несколько минут назад лежал мёртвый в моей машине, а теперь находился передо мной. В его глазах стоял синий блеск. Сосуды, пронизывающие эти глаза напоминали треснутый лёд. Лицо его было другим: потрескавшаяся кожа теперь клочьями свисала со лба, со щёк, с подбородка. Сквозь обрывки плоти проглядывалась черепная кость. Он не был живым. Это был не человек. Я чувствовал, как от него несло мертвецким могильным холодом. Он ухмыльнулся мне и обнажил невероятно длинные нечеловеческие кривые зубы. 
Облако пара сопровождало каждый мой судорожный прерывистый выдох на морозе, но только не у него. Он не дышал. Меня охватило ощущение нереальности происходящего. Неугомонный ветер своими призрачными руками пытался повалить меня с ног. Нарастающая паника, грозящая закружить меня в своём смерче, подкрадывалась уже совсем близко. 
Я попятился назад, и мертвец в то же мгновенье бросился вперёд со скоростью хищника, сбив меня с ног и повалив на спину. Я тут же ударил ему в лицо, по глазам, но это, казалось, было бесполезным, и я чувствовал, как бью кусок льда. В ответ моим ударам существо злобно зашипело. 
Я попытался большими пальцами выдавить ему горящие синие глаза, но уже не мог дотянуться, его холодные руки сдавили моё горло, и я судорожно стал пытаться втягивать в себя морозный воздух. Я хотел закричать, но руки его задушили мой крик в горле. Я попробовал столкнуть мертвеца, но он был тяжелым, как прижимающая тебя штанга, когда ты не можешь ее выжать на последнем повторении. Хватка его только усилилась, но потом он отпустил моё горло и ударил в лицо. Что-то хрустнуло, и меня ослепила невероятная пронзающая боль. Не обращая на неё внимания, я снова попытался ударить его в лицо, но он перехватил мою правую руку и, сдавливая всем весом, прижал её коленом к земле. Я почувствовал во рту вкус собственной крови.
В тот момент мне казалось, что мир перестал для меня существовать. Не было тумана, не было бури, ничего не существовало кроме мертвецких рук и его исказившегося потусторонней ненавистью лица. И я не знал, что сейчас звучит громче: ужасный ветер или пульсирующая кровь в моей голове.
Он опустил голову, и я почувствовал, как из его рта смердит вонь, как от тухлого мяса. Пасть мертвеца раскрылась до невероятных размеров, и мне на лицо закапали его слюни. Они обжигали мою кожу. Потом изо рта показался длинный красный змеевидный язык. Он выползал всё дальше и дальше. Мне показалось, что он сейчас оближет меня точно собака, но произошло совсем другое: острые зубы приблизились к моему лицу и впились в мою щёку. Я почувствовал адскую невыносимую боль и громко закричал. Мои руки непроизвольно стали колотить воздух, пытаясь выбраться из смертельной хватки, ноги задёргались во все стороны в каком-то диком танце.
Мертвец поднял голову, и я увидел в его пасти окровавленный кусок своей плоти. Я почувствовал, что сейчас меня стошнит, и я потеряю сознание, что закрою глаза и больше никогда их не открою. Впервые в жизни я ощутил смерть в клубах холодного тумана, в обжигающем жаре своей раны, кровь из которой хлестала, как лава из вулкана. Меня бил озноб, пробирающий всё тело до костей. Существо, по-прежнему прижимая меня к земле, подняло голову вверх и полностью заглотило кусок моей щеки. Оно начало жевать его, чавкая и упиваясь свежим вкусом. Сквозь его зубы текла кровь, капая на моё изуродованное лицо. Часть капель падали на другую щеку и текли по ней, как слёзы. Я чувствовал, как они тут же замерзают.
Когда мир начал ускользать от меня, и я начал проваливаться во тьму, я увидел, как жующий мою плоть мертвец, отлетел от меня. Кто-то тут же схватил меня за руку и принялся поднимать. Перед глазами всё плыло, но мир вокруг начал обретать очертания, и я услышал перепуганный голос Игоря:
- В машину! Скорее, чёрт возьми!
Моё лицо и всё тело горели, словно изнутри их подогревало огнём. Ноги были ватными и постоянно заплетались друг о друга, но меня поддерживал Игорь, и мы медленно двигались к машине. Я чувствовал сильное головокружение, и мне казалось, что мы не идем, а плывём по дороге. Пронизывающий резкий ветер всё пытался сбить нас с ног. Его звук напоминал вой огромной стаи голодных волков. 
Пустой заброшенный посёлок больше не был пустым. В тумане вырисовывались уродливые тени со сверкающими синими и красными, словно огоньки, глазами. Они казались дырами в ткани тумана. Тени приближались к нам со всех сторон, словно черви, почувствовавшие запах плоти. До нас стали доноситься трепещущие, гнетущие и высокие вопли. Существо в черной кожаной куртке встало. Лицо его искажала злобная гримаса. Оно скалило окровавленные зубы и рычало. Рычание это не принадлежало зверю, но и не было человеческим, оно было мёртвым. Существо кидалось на нас и тут же отступало. Игорь что-то держал на вытянутой руке. Это был серебряный крестик на цепочке. 
- Я не смогу вести машину, - прошептал я. 
Голос мой был слабым, казалось, что я говорил с набитым ртом. Но Игорь услышал меня и молча кивнул, не теряя мертвеца из поля зрения.
Он помог мне забраться на пассажирское сидение, а сам метнулся к водительскому, обежав машину спереди. 
Он сел на сидении и заблокировал двери. Я дал ему ключ, он вставил его в замок зажигания. У него так тряслись руки, что я думал, он уронит ключ, и на этом наше путешествие закончится. 
Двигатель завелся с первого раза. Машина не подвела нас. Что-то ударило в водительское стекло, и Игорь вдавил в пол педаль газа, выкрутив руль до упора влево. Машина развернулась, и прежде чем она бросилась вперёд, я увидел позади нас выплывающий, как призрак из тумана, автобус. Табличка на его лобовом стекле гласила: «Выльдоръ – Центральная». Мне показалось, что автобус кинется за нами в погоню, но он стоял на месте, словно ожидая отправки своего рейса. Машина быстро набирала скорость, и автобус в мгновенье растворился в тумане. 

Мы выехали на трассу, и я не знаю, сколько мы ехали, но туман становился все тоньше и вскоре вовсе исчез, как будто бы его и не было. Тут я буквально начал ощущать, как застывшее время потекло вперёд. Теперь стали видны увенчанные снегом вершины деревьев, которые мелькали за окном неровными рядами зубов. Навстречу стали проноситься автомобили, словно так оно всегда и было. Только после этого мы позволили себе остановиться и обработать мою рану. 
Иногда мне кажется, что всё это было кошмарным сном, в который я провалился как в старый тёмный колодец. Однако на память о той ночи у меня остался ужасный шрам. Каждый раз, глядя на себя в зеркало, он говорит мне о том, что всё это было на самом деле, и тень той страшной ночи теперь не уйдёт никогда, она всегда будет следовать за мной. Но сколько я не лазил в Интернете, сколько не исследовал маршрутов и карт, я не видел посёлка с названием «Выльдоръ». Но я читал, что есть много нераскрытых дел об исчезновении людей в тех местах. Иногда они пропадали целыми семьями, и от них оставались только припаркованные автомобили на обочинах дорог. 
Мне приходилось ещё не раз ездить в Орбиту, но выбирал я уже другую дорогу, пусть она и занимала больше времени. 
Если Вы вдруг по какой-то причине окажетесь в тех краях, поедете в Орбиту и попадете в туман, то даже не вздумайте останавливаться. Езжайте как можно быстрее и как можно дальше. Потому что я знаю, что где-то там, в тумане, ночью скитается неупокоенный парень, который хочет попасть домой. И упаси Вас Бог, если Вы вздумаете остановиться и помочь ему.

Честно стырено из Интернета.

Автор: slav

Показать полностью

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Наш дикий конкурс открыток продолжается! Поздравили друзей, босса и любимую учительницу, а потом не помедлили и прислали свое творение нам? Все правильно сделали. Потому что до конца конкурса, в котором мы разыгрываем оригинальные подарочные наборы, осталось меньше 10 дней.


А чтобы поймать музу, вот порция открыток от пользователей Пикабу, которые они сделали в нашем конструкторе. Главное, не стесняйтесь!

Эти открытки сделали пикабушники. Сможете лучше?

Как поучаствовать в конкурсе:

1. Заходите на страницу конструктора.

2. Выбирайте тему: День интернета, День работников леса или 3 сентября (никогда не поздно).

3. Делайте открытку и не забудьте ее сохранить.

4. Отправляйте свою работу в приложении Сбербанк Онлайн (никаких платежей, все бесплатно).

Отличная работа, все прочитано!