С тегами:

психология

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
26
Синоним
23 Комментария  
Синоним
2755
А сколько дашь?
124 Комментария  

Середина нулевых, центральный рынок города, шопинг. Какофония из призывов продавцов родом из ближнего зарубежья купить товар именно у них порождали мигрень и "жгучый жылание" побыстрее свалить оттуда.

Подхожу к одной палатке, понравилась майка, померил - отлично смотрится.

- Сколько стоит?

- А сколько дашь?

- Сколько стоит майка?

- Давай, сам называй цену, какую назовешь, по такой и продам. Не больше, не меньше.

Желание покончить с шопингом отключило режим рационализма, и я сказал, как мне казалось, среднюю цену за майки.

- 300 р.

- По рукам, забирай!


С радостным предвкушением, что скоро выберусь в среду, где нормально говорят на русском,  я на максимально возможной скорости пошел к выходу. У самого выхода мой взгляд ударился в такую же майку

- Сколько стоит майка?

- 150.

46
Психические расстройства в «Игре престолов»
96 Комментариев в Лига психотерапии  
Психические расстройства в «Игре престолов» Игра престолов, психические отклонения, психология, Фильмы, длиннопост

Психологи – обычные люди и не проводят всё свободное время в размышлениях о психическом здоровье. Но при прочтении книг, просмотре фильмов и сериалов мы неизбежно замечаем патологии у любимых героев. Некоторые фильмы просто кишат психическими заболеваниями, как будто являются экранизацией Диагностического статистического руководства по психическим расстройствам (DSM).


«Игра престолов» — это сериал о войне, власти и политике во времена драконов и рыцарей, но невозможно игнорировать серьёзные проблемы психического здоровья персонажей, которых мы видим на экране, поскольку у некоторых героев диагнозы так и напрашиваются. Например, можно сходу назвать Джоффри садистом, а Серсею – нарциссом, но давайте сделаем шаг назад и повнимательнее посмотрим на героев, которых мы любим любить и любим ненавидеть.


Джоффри Баратеон

Показать полностью 6
31
«Многие преступники выбрали тюрьму, а не курс психотерапии»
118 Комментариев в Лига психотерапии  

Эстела Уэллдон – психоаналитик и судмедэксперт с мировым именем. Много лет она занимается с женщинами – преступницами и жертвами. У нее веселые очки. И совсем не веселый взгляд. Но в глазах, которые видели столько чужого горя, нет ни отчаяния, ни осуждения. Только сосредоточенное внимание к причинам насилия и желание сделать так, чтобы его стало меньше.

«Многие преступники выбрали тюрьму, а не курс психотерапии» психология, мысли на подумать, длиннопост

Psychologies: Как судебному психиатру вам приходилось работать со множеством людей, совершивших ужасные поступки. Есть ли для вас – и для психоаналитика вообще – некий моральный предел, за которым работа с клиентом уже невозможна?

Эстела Уэллдон: Давайте я начну с анекдотической истории из жизни моей семьи. Мне кажется, так будет легче понять мой ответ. Несколько лет назад я оставила работу в Национальной службе здравоохранения Великобритании – после того, как три десятилетия проработала в Портмановской клинике, специализирующейся на помощи антисоциальным пациентам.

И у меня состоялся разговор с моей восьмилетней на тот момент внучкой. Она часто бывает у меня, знает, что мой рабочий кабинет завален книгами о сексе и прочих не совсем детских вещах. И она сказала: «Так ты больше не будешь доктором, который лечит секс?» «Как ты меня назвала?» – удивленно переспросила я. Ей, думаю, послышались нотки возмущения в моем голосе, и она поправилась: «Я хотела сказать: ты больше не будешь доктором, который лечит любовь?» И я подумала, что этот термин стоит взять на вооружение… Вы понимаете, к чему я клоню?


Если честно, не очень.


Э. У.: К тому, что многое зависит от точки зрения и выбора слов. Ну, и к любви, конечно. Вы появляетесь на свет – и ваши родители, ваша семья, все вокруг исключительно счастливы по этому поводу. Вас тут ждут, вам тут рады. Каждый проявляет заботу о вас, вас все любят. А теперь представьте, что у моих пациентов, у людей, с которыми я привыкла работать, никогда и близко не было ничего подобного.


Они приходят в этот мир, часто не зная своих родителей, не понимая, кто они сами. У них нет места в нашем обществе, их игнорируют, они чувствуют себя обделенными. Их чувства полностью противоположны тем, которые испытываете вы. Они буквально ощущают себя никем. И что они должны сделать, чтобы поддержать себя? Для начала хотя бы привлечь к себе внимание, очевидно. И тогда они идут в общество и делают большой «бумм!» – привлекают к себе как можно больше внимания.


Британский психоаналитик Дональд Винникотт сформулировал в свое время блестящую мысль: любое антисоциальное действие подразумевает и имеет в своей основе надежду. И этот самый «бумм!» – это именно действие, совершаемое в надежде привлечь внимание, изменить свою судьбу, отношение к себе.



Но разве не очевидно, что этот «бумм!» приведет к печальным и трагическим последствиям?


Э. У.: Кому очевидно, вам? Но вы же этих действий и не совершаете. Чтобы это понять, нужно уметь мыслить, рационально рассуждать, видеть причины и предсказывать результат. А те, о ком мы говорим, не слишком хорошо «экипированы» для всего этого. Чаще всего они не способны думать таким образом. Их поступки продиктованы почти исключительно эмоциями. Они действуют ради действий, ради этого самого «бумм!» – и в конечном счете ими движет надежда.


И я склонна считать, что моя главная задача как психоаналитика – как раз в том, чтобы научить их думать. Понимать, чем вызваны их поступки и какими могут быть следствия. Акту агрессии всегда предшествуют пережитые унижение и боль – это еще в древнегреческих мифах прекрасно показано.


Проблему преступности нельзя решить, не поняв, почему совершаются преступления и что предшествует актам насилия


А оценить степень боли и унижения, пережитых этими людьми, невозможно. Речь не о депрессии, в которую может время от времени впадать любой из нас. Тут буквально эмоциональная черная дыра. Кстати, в работе с такими клиентами нужно быть чрезвычайно осторожным.


Потому что в такой работе аналитик неизбежно раскрывает перед клиентом всю бездонность этой черной дыры отчаяния. И осознав ее, клиент нередко задумывается о самоубийстве: жить с этим осознанием и правда очень тяжело. Причем бессознательно они об этом подозревают. Знаете, перед многими моими клиентами ставили выбор – отправиться в тюрьму или ко мне, на курс лечения. И значительная их часть выбирали тюрьму.


Невозможно поверить!


Э. У.: И тем не менее это так. Потому что они бессознательно боялись открыть глаза и осознать весь ужас своего положения. А это ведь гораздо страшнее, чем тюрьма. Тюрьма-то что? Для них это почти привычно. Там понятные им правила, там никто не будет лезть в душу и показывать, что в ней творится. Тюрьма – это просто… Да, именно так. Это слишком просто – и для них, и для нас, общества. Мне кажется, что и на обществе лежит часть ответственности за этих людей. Общество слишком лениво.


Оно предпочитает расписывать ужасы преступлений в газетах, фильмах и книгах, а самих преступников объявлять виновными и отправлять в тюрьму. Да, они, разумеется, винов­ны в том, что совершили. Но тюрьма – это не решение проблемы. По большому счету ее нельзя решить, не поняв, почему совершаются преступления и что предшествует актам насилия. Потому что чаще всего им предшествует унижение. Или ситуация, которую человек воспринимает как унижение, даже если в глазах других она так не выглядит.


Я проводила семинары с полицейскими, читала лекции судьям. И рада отметить, что они с большим интересом воспринимали мои слова. Это дает надежду на то, что когда-нибудь мы перестанем механически штамповать приговоры и научимся предотвращать насилие.


В книге «Мать. Мадонна. Блудница» вы пишете, что женщины могут провоцировать сексуальное насилие. Вы не боитесь, что дадите лишний аргумент тем, кто привык во всем винить женщин – «сама слишком короткую юбку надела»?


Э. У.: О, знакомая история! На английском эта книга вышла больше 25 лет назад. И один прогрессивный феминистский книжный магазин в Лондоне наотрез отказался ее продавать: на том основании, что я очерняю женщин и ухудшаю их положение. Надеюсь, за 25 лет многим стало понятнее, что я писала совсем не об этом.


Да, женщина может провоцировать насилие. Но, во-первых, насилие от этого не перестает быть преступлением. И во-вторых, это не значит, что женщина хочет… Ох, боюсь, это невозможно объяснить в двух словах: вся моя книга именно об этом.


Я рассматриваю такое поведение как форму перверсий, которые свойственны женщинам не меньше, чем мужчинам. Но у мужчин проявление враждебности и разрядка тревоги завязаны на один конкретный орган. А у женщин они распространяются на все тело целиком. И очень часто направлены на саморазрушение.


Это не только порезы на руках. Это и пищевые расстройства: например, булимию или анорексию тоже можно рассматривать как бессознательные манипуляции с собственным телом. И провоцирование насилия – из этого же ряда. Женщина неосознанно сводит счеты с собственным телом – в этом случае при помощи «посредников».


Что же может сделать общество, чтобы снять остроту этой проблемы?


Э. У.: А это возвращает нас к самому началу разговора. Лучшее, что может сделать общество, – понять. Понять, что творится в душах тех, кто совершает насилие, и тех, кто становится его жертвами. Понимание – единственное общее решение, которое я могу предложить. Мы должны как можно глубже смотреть на семью и отношения, как можно больше изучать их – и процессы, которые в них происходят.


Сегодня люди гораздо больше увлечены изучением деловых партнерских отношений, а не отношений между партнерами в браке, например. Мы прекрасно научились просчитывать, что может нам дать наш деловой партнер, стоит ли ему верить в тех или иных вопросах, что им движет в принятии решений. А вот все то же самое в отношении человека, с которым мы делим постель, понимаем далеко не всегда. И не пытаемся понять, не читаем умных книг на эту тему.


И еще замечу, многие из жертв насилия, а также из тех, кто предпочел работу со мной тюремному сроку, демонстрировали потрясающий прогресс в ходе терапии. А это дает надежду на то, что им можно помочь.


Об эксперте
Эстела Уэллдон (Estela Welldon), судмедэксперт и психоаналитик, в 1991 году в Великобритании основала Международную ассоциацию судебной психотерапии, сегодня остается ее почетным президентом. Ведет психотерапевтические группы, выступает с лекциями. Автор книг, написанных на основе многолетнего общения с женщинами – преступницами и жертвами.

Источник: http://www.psychologies.ru/people/mnogie-vyibrali-tyurmu-a-n...


Интересно узнать ваши мнения по поводу прочитанного, размышления на тему.

Показать полностью
25
Про злость в отношениях
41 Комментарий в Психология | Psychology  
Про злость в отношениях Психология, Психотерапия, Гештальт, длиннопост

«То, что тебе нужно знать о моей злости. Особенно, если ты любишь меня…»



«Я злюсь? Нет, что вы! Просто очень хочется материться, а ещё кулаки и челюсти сами собой сжимаются. Но я занимаюсь йогой и умею расслабляться...»


Зачем злость в отношениях?


«Ты любишь меня, ты хочешь знать и понимать меня, ты хочешь, чтобы я могла понимать тебя, нам нравится создавать ощущение глубокого обмена. Но если в данный момент, злость – это часть меня? На какое-то мгновение, я – это и моя злость тоже? А ты любишь только нежность… Тогда что, мне сейчас остаётся – уйти в сторонку, подождать пока злость утихнет, пока я опять стану «карамелькой»? Но ведь тогда ты никогда не узнаешь, какая я целиком… Целая часть моих стремлений, желаний и потребностей, стоящая за злостью, целые куски жизни, ситуации – всё это должно будет остаться вне контакта, всё это я не смогу с тобой разделить. Только потому, что ты боишься злости и тебе некомфортно присутствовать рядом с человеком с отрицательными эмоциями.



Особенно, если я злюсь на тебя. За этой злостью – моя потребность в наших отношениях, за этой злостью – то, как я ощущаю препятствия в наших отношениях, за этой злостью – возможность для меня показать, как сильно я нуждаюсь в чём-то. Возможность для тебя услышать настоящую силу моего стремления. Если я оставлю всё это в стороне – целый кусок наших отношений мы не сможем пережить вместе, мы будем вынуждены домысливать друг о друге в одиночестве, строя бесполезные предположения.


Если я не получу возможности говорить про мою злость, эта сильнейшая энергия остаётся жить внутри меня. И мне всё время придётся контролировать, чтобы эта энергия не вылезала в виде «случайных» шпилек, сарказма, подколов. То есть, либо я напряжена и контролирую себя, чтобы оставаться с тобой нежной (странная получается нежность, да?), либо я начинаю сбрасывать напряжение злости на «шуточках». Ни то, ни другое не способствует близости и не увеличивает доверие. Ни то, ни другое не поможет тебе расслабиться со мной, увы. А я, в конечном итоге, хочу именно этого.


Конечно, контакт возможен только при условии, что я в состоянии предельно искренне говорить, на что именно я злюсь и выбирать по возможности не обидные для тебя слова. Это не работает, если я срываю злость на незначительных поводах и не рискую говорить о главном. Искренность требует мужества от меня тоже.


Выражение злости, для меня – это про ДОВЕРИЕ. Это очень крутой уровень доверия, гораздо больше, чем «обнимашки» и разные нежности. Потому что я должна быть уверена, что ты не уйдёшь, сможешь выслушать, не разрушишься, останешься и ответишь искренне. Когда у меня есть ТАКОЙ опыт с человеком – только это и является для меня настоящими отношениями. Естественно, взаимный опыт, в обе стороны.


Есть то, что мне необходимо для выражения злости. Я должна знать, что ценность отношений со мной для тебя больше, чем текущий эмоциональный комфорт. И поэтому ты сможешь выслушать меня и встретиться с моей злостью. Принять меня такой, злящейся, а может быть, даже в бешенстве и ярости. И не брать на себя вину, и не обвинять меня по типу «сама виновата», а признать что мы вдвоём, вместе, с равной степенью ответственности создали ситуацию и продолжаем создавать, и просто проходить эту ситуацию ВМЕСТЕ.


И я должна знать, что в другой момент ты тоже сможешь доверить мне свою злость, особенно – злость на меня. Я ведь не всегда бываю «зайкой», могу говорить отвратительные вещи, могу ошибаться, могу не замечать чего-то. И я не хочу, чтобы из-за этого ты отдалялся от меня.


А если у обоих людей в паре сильная злость? Всё-таки контакт строится на том, что кто-то транслирует, а кто-то воспринимает, и это не одновременные действия. В гармоничном контакте люди регулярно меняются этими ролями. Когда оба «на эмоциях» – кому-то придётся сделать волевое усилие, отодвинуть свои чувства и выслушать партнёра. Но потом не забыть попросить партнёра сделать то же самое.


Любая эмоция проходит «волной». Не нужно бояться, что это «навсегда». Волна не останавливается на пике. Выраженная и высказанная эмоция ослабевает. Хотя полностью разрешает эмоцию только работа с той потребностью, о которой эта эмоция сигналила. После того, как злость высказана, уже можно спокойно рассуждать, анализировать, договариваться, торговаться, обмениваться уступками и договорённостями, пытаться различить важное, от того, чем можно поступиться. По закону процесса переживания рефлексивная стадия в разы эффективнее после того, как была прожита стадия эмоционального реагирования.


Как правило, мы боимся разрушить отношения злостью. Такой опыт. Родители ругались, наказывали, прогоняли или стыдили нас с детства за злость, и мы им поверили, и часто продолжаем делать тоже самое. Многие из наших родителей заплатили за это формализмом в отношениях. В прошедшем веке вообще другие задачи были. Вопрос выживания был в фокусе, а не вопрос искренности и душевного контакта. Мы можем сделать другой выбор. Меня точно интересует другой.


И ещё. Иногда людям кажется, что выражать злость имеет право только тот, кто ПРАВ. Только «праведный гнев» имеет право на существование. И тому, кто злится, часто всеми силами стараются объяснить: «ну ты же не прав, чего же ты злишься». Это запутывает. Гипотетическая «правота», она всегда относительна, связана с чьими-то правилами (кто устанавливал правила?). Злость же – реальное чувство, связанное с фрустрацией потребностей, с препятствиями к реализации намерений и стремлений. «Кто прав» – это отдельный вопрос, не нужно его перемешивать с выражением эмоций. Выражая эмоции в контакте, мы стремимся к взаимопониманию и душевной близости. А выясняя, кто прав, мы пытаемся «перетянуть правила на свою сторону» и найти аргументы для собственной власти, подавить другого с помощью «правил». И это не про близость.


Люди сделали из злости какого-то страшного демона, которого нипочем нельзя допускать в пространство. Между тем, злость (как и все эмоции) – это часть психики, и её нельзя убрать, как нельзя отрезать руку или ногу.


Если мы имеем в виду отдельного индивидуума, то в этом контексте злость – это просто энергия, выделяемая организмом в ответ на любые препятствия. Которая, в идеале, и направиться должна на преодоление препятствия. «Шел по дороге, на пути поперёк бревно, организму нужна дополнительная энергия, чтобы продолжить движение. Разозлился, перепрыгнул (или распилил)». Но это уже по-разному выходит. Можно и орать начать на бревно. И кулаками махать. Весь фокус в том, чтобы энергию, субъективно ощущаемую как злость, научиться концентрировать и направлять.


Ну, а в контексте отношений всё гораздо интереснее. Поскольку увязаны потребности целых двух человек. И злость – это шанс об этих потребностях хотя бы узнать. Если интересно…


Автор: Тихвинская Евгения Олеговна


От zakkozzy: Я согласен с автором статьи, что для того, чтобы размещать злость в отношениях, нужен определенный опыт доверия. И опыт того, как обходиться с этой злостью, как не "сливаться", не "ломаться", не убегать из контакта. Выдерживать, короче.
Но много зависит и от той формы, в которой партнер предъявляет злость. Это одно из важных умений.
А как реагируете вы на проявления злости партнера (или других близких людей) вы, пикабушники?
А как злитесь? Удается ли найти приемлемые формы для выражения злости, чтобы можно было ее "выделить", но остаться  в отношениях?

Показать полностью
59
Личная жизнь стоматолога: 5 деформаций от профессии.
41 Комментарий  
Личная жизнь стоматолога: 5 деформаций от профессии. rentgenologia, длиннопост, текст, Профессия, стоматология, психология, копипаста наполовину

Тем, кому уже доводилось в обычной жизни, а не на работе, слышать в свой адрес фразу: «Ты такой стоматолог!» — уже в курсе: ваши друзья и близкие очень корректны или смирились с существующим положением дел. А, возможно, вы — начинающий специалист, и подобные укоры еще впереди…


Профессионал?


— Когнитивное искажение неизбежно!


Любая деятельность накладывает на человека определенный отпечаток, особенно та, которой посвящается львиная доля времени. Профессиональная деформация, заключающаяся в когнитивном искажении личности, существует как обязательное приложение к любой специальности вне зависимости от наших желаний. Это — типичные последствия длительного погружения человека в профессиональную среду, которые выражаются в формировании устойчивых специфически профессиональных алгоритмов действий.


Если эти алгоритмы применяются при работе, они свидетельствуют об опыте специалиста, являются эффективными и повышают его авторитет. Но когда они переносятся в личную жизнь, то возникают сложности в коммуникациях с окружением. Другими словами, профессиональное поведение вне профессии расценивается окружающими утрированным или даже недопустимым.


Как ни печально признавать, совершенствуя себя в выбранной специальности, мы не только приобретаем, но и теряем. Концентрируя свое внимание на предмете изучения, специалист часто отказывается от познания других областей жизни, так как развитие одних навыков естественно ограничивает время на приобретение других. Таким образом, совершенство в профессии приносит с собой разрушение — парадокс!


Врач-стоматолог, уважаемый в своем профессиональном окружении, переносит способ общения из стоматологического кабинета в личную жизнь и получает совершенно обратную реакцию. Как это выглядит и почему происходит? Рассмотрим 5 наиболее частых проявлений профессиональной деформации стоматологов.


Деформация первая: общение с окружающими как с пациентами.


Через несколько лет работы (кто-то — быстрее, кто-то — медленнее) стоматологи начинают автоматически воспринимают окружающих как потенциальных пациентов. Взгляд, вольно или невольно, задерживается не на глазах, а на стоматологических особенностях собеседника. И даже во время оживленного разговора внимание врача рассеивается, предмет обсуждения уходит на второй или даже третий план, а зоркий глаз профессионала в широкой улыбке замечает темную пустоту в нижнем ряду на месте 6 зуба, и расчетливый разум начинает подбирать варианты решения проблемы: «Что в данном случае лучше использовать? Коронку или имплант? Та-а-ак… если зуба нет, должно быть смещение всего нижнего ряда и нарушение прикуса. Посмотрим… Конечно! Придется избавляться от этой неравномерности в верхнем ряду зубов, возникшей в результате отсутствия опоры».


После этого разговор, каким бы интересным он ни казался, заканчивается, в лучшем случае, предложением профессиональной помощи. Не каждый собеседник сможет после этого продолжить общение, особенно если он мало знаком с доктором, проявившим неуместный профессионализм. Нужно привыкнуть к тому, что знакомый стоматолог, даже тщательно это скрывая, непроизвольно оценивает стоматологическое здоровье того, с кем общается. И обычно наиболее уверенно он себя чувствует в профессиональной теме, поэтому есть вероятность, что даже на вожделенном романтическом свидании после двух-трех предложений с обменом любезностей возникнет неловкая тишина.  При понимании этого — это бесит. Сильно. Но чаще это происходит неосознанно.


Деформация вторая: перфекционизм


Вы прекрасно представляете, насколько точными и аккуратными должны быть действия стоматолога. Условия, в которых приходится работать, вызывают физическое напряжение, поэтому концентрация на мелких операциях превращается в хронический перфекционизм, который постепенно становится неотъемлемой чертой личности стоматолога, превращая жизнь его близких в кошмар.


Идеально сложенные столовые приборы, тщательно разглаженное покрывало, выложенная в безупречном порядке еда на тарелке, полотенца в ванной, висящие строго перпендикулярно полу, — все должно быть аккуратно и на своих местах. Ведь именно так организован его рабочий день. В медицине, тем более, в стоматологии, небрежность и рассеянность недопустимы.


Деформация третья: рабочие приемы используется и в личной жизни


«Прикусите. Прополоскайте. Сплюньте» — типичные команды, которые стоматолог отдает пациенту и получает точное их выполнение. Привычка становится второй натурой, и уже в домашних условиях раздаются отрывистые команды в ожидании быстрого, точного и беспрекословного их выполнения. «Как не сделано?!!» — у стоматолога даже не возникает желания обсудить спорный вопрос или объяснить причины отданного приказа, так как пациентам не нужно объяснять, зачем и почему они должны выполнять приказы доктора.


Эта ситуация — однозначный повод для конфликта в семье, в котором стоматолог будет искренне уверен в своей правоте, ведь он знает, что делает, и других мнений быть не может. Таким образом, происходит дезадаптация. Находясь весь рабочий день в небольшом кабинете, обслуживая поток пациентов и общаясь в принятом в этом контексте формате, стоматолог может терять способность адаптироваться к условиям социума и не принимать другие социальные роли.


Деформация четвертая: эмоциональная холодность


Стоматологи общаются с пациентами в очень близком контакте. Начиная от пребывания в относительно небольшом замкнутом пространстве на небольшом расстоянии друг от друга, заканчивая переживаниями болей и страхов пациента. Чтобы чувствительность пациента, его особенности характера не мешали выполнять функциональные обязанности, врач вынужден отказываться от сопереживания и действовать формально, внимательно и, возможно, с выражением необходимого утешения, но безучастно.


Это состояние безразличия и эмоционального истощения постепенно становится чертой характера, а не профессиональным защитным инструментом. В результате близкие страдают от недостатка заботы и видимых проявлений любви.


Деформация пятая: неумение определять зону комфорта собеседника


Психологи утверждают, что у каждого человека должно быть личное пространство, внедрение в которое без приглашения расценивается как агрессия. Другими словами, личное пространство — это физическое расстояние между людьми, которое ощущается наиболее комфортно.


Межличностные отношения определяют разную комфортную удаленность друг от друга:


- интимная зона — примерно 40 см,

- личная — до 1,2 м,

- социальная до — 3,6 м,

- общественная — более 3,6 м.


В силу особенностей работы стоматолога расстояние между пациентом и врачом во время выполнения стоматологических манипуляций можно отнести к интимной зоне, которая на самом деле не является таковой ни для врача, ни для пациента, так как оба поглощены решением проблемы с зубами.


Но в обычной жизни люди более требовательны к соблюдению комфортной для них дистанции, в то время как врачи-стоматологи по привычке могут вести себя фамильярно и выглядеть некорректными в своем намерении сократить дистанцию и бесцеремонно обращаться с собеседником, вторгаясь в их зону комфорта, что становится причиной недоразумений и неприязни.


Прочитали? Хорошо. А теперь я вот что скажу — это полная херня. По крайней мере, каждый из представленных случаев профессиональной деформации никогда не бывает резко выраженным, но присутствует как бы «пунктиком», который адекватный человек сумеет вовремя отмести в сторону. Из тех моих коллег, что ознакомились с данным текстом лишь один соответствует данным аксиомам в полной мере — да и он наотрез отказывается соглашаться с вышеуказанным, мотивируя тем, что он совершенно нормальный.


Кстати, при желании в это текст можно вставить название любой профессии и слегка подретушировать некоторые места — на выходе получается вполне сносный результат.


Всего доброго.

Показать полностью
893
Что мешает жить. Для тех, кто вечно в депре.
165 Комментариев  

Сразу скажу, что я просто натурально заебался быть унылым говном, которое все обсирает. Около года назад начал с этим что-то делать, вычленять, почему оно так и бороться с этим. И вот мой ТОП-3:


Предубежденность.

Я не знаю, что больше может мешать жить чем вот эта штука. Сколько у меня историй, когда человек из-за своей предубежденности проходил мимо возможностей - Шахеризада охуеет рассказывать.


Самая недавняя:

В Питер приезжала довольно таки известная рок-группа, на которую меня подсадил мой тогдашний приятель. По знакомству я узнал, когда и где и с какого поезда они будут выходить. Рассказал другу - тот посмеялся, сказал, что это нереально и он не пойдет со мной, потому что не хочет так рано вставать (поезд на 8 утра). Ну ладно, пошел один. Встретил там еще несколько знающих эту инфу человек, пофоткался со всей группой, пообщался с солистом (ок, абсолютли, вери вел, тейбл), взял автографы. После этого знакомый долго ходил с кислой миной и говорил как мне завидует. А я еще и сет-лист выхватил, так как пробился к сцене)) В итоге все равно как-то перестали видеться.


Похожее было с чемпионатом Европы по футболу, когда я случайно оказался в городе проведения матча в день его проведения. Хотел купить билеты, но мне все в один голос сказали, что это невозможно. Пошел прогуляться до стадиона. За полчаса до матча купил билеты у 2-х студентов по 50 евро прямо перед стадионом. Позвонил знакомому, рассказал, тот прибежал за 10 минут как узнал, с ошарашенным видом, думал я прикалываюсь. Он кстати местный был, они все были уверены, что такое невозможно.


На свою первую работу я тоже попал случайно, на спор отправил портфолио. Опыта на тот момент в сфере было - 2 недели.


Гордыня.

Уже что-то библейское пошло. Но факт в том, что это вторая по опасности херня, которая может случиться. Это самый тупой грех, потому что от него ты даже удовольствия не получаешь. Слишком серьезно к себе относиться - это как молиться на коробок спичек. Кастанеда хоть и сектант, как многие считают, но вот этот момент у него неплохо описан.

Уйма примеров, когда человек топчется на месте и не может что-то новое начать или сделать, потому что создал себе образ крутого, который не может облажаться. И сидит гниет на одном месте. В этом разумеется виноват весь мир. Вот как раз чувство, что тебе кто-то что-то должен и приводит к депрессии и вот этим драмам :"посмотри, мир (мама, папа, парень, девушка), что ты со мной сделал" и собсна в тяжелых случаях - к выигрышу в синего кита.


Анализирование.

Бывало, что ты даже стоя в макдоналдсе не можешь выбрать, что хочешь? А у мозга нет разделения на важные выборы и неважные, он устает от всех одинаково (именно поэтому Цукерберг, Джобс ходили в одной и той же одежде). Чем больше думаешь о чем то, анализируешь долгое время, тем больше вероятность, что ты этого не сделаешь, потому что импульс к действию ослабевает. После того как я познакомился с некоторыми крутыми людьми, чья деятельность мне казалась сплошным анализированием, я понял насколько это вот все ошибочно. На самом деле они просто палят в темноту, а уже потом смотрят куда попали. Просто ебашат наотмашь, но со всей силы. Ты блять никогда не сможешь ничего точно спрогнозировать, мамкин аналитик, как ни старайся, но вот когда себе что-то херовое нафантазируешь, чего в действительности нет - в уныние впадешь как пить дать. Ну или нафантазируешь что-то офигенное - оно не сбудется - несоответствие реальности и ожиданий - еще одна дорожка к депрессии, тебе опять весь мир должен.


Самое веселое, что это все можно исправить буквально за месяц и начать жить и не заебывать себя и окружающих.


Если вы устали от жизни унылой какахи, так же как и я в свое время, то советую всего 3 книжки:


"Спотыкаясь о счастье" Дэниел Гилберт

"Забей!" Майкл Беннет

"Антихрупкость" Нассим Талеб


Извиняюсь, что не котики и не мемчики.

Показать полностью
210
Умер Макс Люшер
44 Комментария в Лига психотерапии  

Макс Люшер, швейцарский психолог, ставший известным как «король цвета» благодаря своему цветовому тесту, умер 2 февраля 2017 года в Люцерне в возрасте 93 лет.


Он разработал категориальную модель мышления, включающую шесть категорий – директивная - рецептивная, константная - переменная, интегративная - сепаративная, с помощью которых можно описывать эмоции, мотивацию и следующее из них поведение.

Умер Макс Люшер психология, тест, Люшер, длиннопост

Эта модель мышления – куб Люшера – представляет собой квинтэссенцию долгой, насыщенной работой жизни ученого и его завет потомкам.


Эта модель позволяет осознать амбивалентность человеческого мышления и деятельности, которые могут привести как к невероятным взлетам, так и к непостижимой жестокости. Куб Люшера как модель категориального мышления позволяет осмыслить эти взаимосвязи. Если понять эту модель, она укажет путь из самой безвыходной ситуации, а также покажет, как обрести равновесие.


Макс Люшер, которого Вторая мировая война почти не затронула – ведь он был швейцарцем, был, по его собственным словам, настолько поражен в молодости зверствами войны, что это знание о бездне человека никогда не покидало его. Он регулярно перерабатывал и дополнял свою книгу «Закон гармонии в нас». Это был его призыв к «неосознанному знанию», «совести», которая управляет уравновешиванием основных эмоций у каждого человека. Книга долгое время была бестселлером и была переведена на множество языков.

Показать полностью 1
33
Несколько мифов об алкоголе
21 Комментарий в Лига психотерапии  
Несколько мифов об алкоголе психология, алкоголизм, спиртное, заблуждение, длиннопост
Показать полностью 5
243
Депрессия в семье: правила выживания.
110 Комментариев в Лига психотерапии  

Понедельник депрессивный день день темы депрессии в Лиге Психотерапии.

Об этом мы говорили тут: http://pikabu.ru/story/kak_uspet_vsyo_4890204 и судя по последним неделям традиция складывается сама собой, в понедельник  хочется про депрессию. Тем более что вопросов по этой теме возникает множество.

Итак

Депрессия в семье: правила выживания. депрессия, Помощь, психология, кот, длиннопост
Показать полностью 5
27
«Навязать волю» или высказывания Гитлера о женщинах.
23 Комментария в Психология | Psychology  

Если вы думаете что самый кровавый тиран не способен любить, то вы ошибаетесь, Гитлер любил женщин. Изящно и ненавязчиво. Он был дамский угодником, причем галантным до подобострастия. Он даже секретаршам целовал руки и называл их «своими красавицами».


Но в чисто мужской компании он другой. Цитаты, приведенные ниже, были взяты из самой полной и авторитетной биографии Гитлера. Это не статьи, не манифесты. Это из разговоров.


_________________________________________________________________________________

1. Мужчина должен иметь возможность навязать свою волю любой женщине. Женщины ничего другого и не хотят.

_________________________________________________________________________________

2. Плохо, когда женщина начинает размышлять о вопросах бытия. Она начинает действовать на нервы.

_________________________________________________________________________________

3. Мир мужчины значительно больше мира женщины. Мир женщины — это мужчина. Обо всем остальном она думает лишь время от времени. Женщина может любить глубже, чем мужчина. Но об интеллекте у женщины и речи быть не может.

_________________________________________________________________________________

4. У женщин только одно жгучее желание: чтобы за ними ухаживали все симпатичные мужчины.

_________________________________________________________________________________

5. Если женщина украшает себя, то она делает это в тайной надежде позлить другую. Она может целовать подругу и одновременно колоть ее булавкой. Совершенно бесполезно пытаться исправить женщин в этом отношении. Лучше уж пускай женщины занимаются этим, чем метафизическими вещами.

_________________________________________________________________________________

6. Самое плохое в браке то, что он создает юридические права. Лучше уж содержать любовницу.

_________________________________________________________________________________

7. Представить себе только, как мало на свете людей, которым женитьба дала все, что они хотели — исполнение великих жизненных желаний. Это величайшее счастье, когда встречаются два человека, созданных природой друг для друга.

_________________________________________________________________________________

8. Какие все же есть красавицы. Мы сидели в «Ратскеллер» в Бремене. И тут вошла женщина. Можно было подумать, что прямо Олимп разверзся! Просто ослепительная! Посетители побросали ножи и вилки и уставились на эту женщину.

_________________________________________________________________________________

9. К машине подбежала светловолосая девушка, чтобы вручить мне букет цветов. Крупная красивая блондинка! Но так всегда и бывает: кругом толпы народа. К тому же мы торопились. Я сейчас так жалею об этом…

_______________________________________________________________________

10. Я попросту не в состоянии больше оставаться один и предпочитаю обедать с женщинами.

_________________________________________________________________________________


Все цитаты, кроме примечательной последней, выдают самого обычного мачо, который держит женщину за вещь. Но ценную, впрочем, вещицу.

«Навязать волю» или высказывания Гитлера о женщинах. Адольф Гитлер, отношения, девушки, психология
Показать полностью 1
2002
Падение вегана.
152 Комментария  

Поздней осенью Виталик Науменко прогуливался по парку имени Калинина. Молодая девушка подвернула ногу прямо у него на глазах, и ему пришлось вести её на такси в травмпункт. Потом парень приехал её навестить с кулечком кураги и мандаринами. Виталику было восемнадцать лет и он влюбился. Анастасия, а девушку звали Анастасия, была самая прекрасная девушка на Земле. Но у Виталика был один скелет в шкафу. Он родился в семье веганов-ортодоксов. И мясо никогда в жизни не ел. Мясо ему было противно до рвотного рефлекса. А Настя была типичный мясоед-трупоед!! Виталик познакомил Настю со своими родителями, и они угощали влюблённых пророщенной чечевицей с добавлением аналогичного овса. К чаю были всякие сушёные фрукты, казинаки и веганское безмучное печенье. Вечер получился душевным, и у старичков появилась надежда превратить Настеньку со временем в настоящию веганшу. Инициировав её в свою субкультуру посредством многоступенчитых плавных посвящений. Но как-то на майские праздники Настя позвала Виталика на дачу к своим родителям. И родители приготовили для Виталика баньку. Папа Насти хорошенько его пропарил, а когда Виталик вышел на улицу, то увидел, как Настенька жарит на шампуре сочное свиное мясо. Жир капает апетитно на угли и загадочно шкварчит. При всем этом Настя стала сама какая-то сочная и приятная. Мясо уже не казалось неприятным! Напротив, какие-то древние инсктинты тянули Виталика к шампурам. Мясо было таким вкусным, живым, мягким, сочным. Папа принёс домашней наливки и протянул Виталику:

- На, брат, выпей! Сам делал по осени. Отпробуй с зверобоем и женьшенью! Очень хорошо для нас, мужиков.

И Виталик пил наливку и заедал её ещё мясом, а потом опять пил. А на все это смотрела Настя и улыбалась.

Падение вегана. веганы, вегетарианство, мясоеды, мясо, психология, друзья, дружба, проза
3426
Цитата дня
161 Комментарий  
Цитата дня
61
Созидатели личных катастроф или как позволить себе счастье (работа с ранней травмой)
6 Комментариев в Психология | Psychology  

Ей кажется, что она крепко держит штурвал и уверенно ведет корабль своей жизни, осознанно выбирая тот или иной маршрут, предугадывая и предотвращая попадание корабля в возможные бури и мели. Она убеждена, что свободна в выборе и всегда поступает так, как лучше для нее… Только почему-то раз за разом на протяжении уже более чем тридцати лет она попадает в одни и те же ситуации: ее предают друзья, мужчины расстаются с ней после третьего свидания, а начальство всегда сваливает на нее всю работу и при этом у него всегда находятся поводы для недовольства и критики. Все это она объясняет вопиющей несправедливостью, традиционно жалуется на судьбу, обвиняет всех вокруг и продолжает надеяться, что с приходом нового мужчины или нового начальника все будет по-другому…


Удивительно часто повторяющаяся история. Приходят клиенты, один за одним, меняются пол, возраст, обстоятельства. Но у каждого есть что-то, что повторяется раз за разом с удручающим постоянством, и они негодуют, расстраиваются, болеют, жалуются и никак не могут понять, почему же у них все происходит именно так. Просто когда-то, возможно очень давно, все это с ними случилось в первый раз.


Все, что происходит с нами, изменяет нас. Ранняя травма – это то, что произошло с нами, когда мы были детьми. Событие или ряд эпизодов, изменивших нашу психологическую структуру, определивших то, как будет дальше строиться наша взрослая жизнь, даже если сама травма уже давно забыта и похоронена под спудом новых, как бы совсем не связанных с ней событий.


У ранней психологической травматизации есть свои законы.


1. Она всегда неожиданна. К ней нельзя подготовиться. Она застает врасплох. Она, как правило, погружает ребенка в ощущение беспомощности, неспособности защититься. Очень часто в момент травмы он впадает в эмоциональный ступор, не испытывая сильных чувств, не имея возможности позлиться или дать отпор. Он замирает и даже не знает, как к этому относится. Лишь позже эмоциональность включается, и ребенок может пережить боль, ужас, стыд, страх и т.д. Сильная, не перевариваемая психикой травма может быть вытеснена и не вспоминаться годами. Но ее постдействие продолжает работать и определять поведение человека в его уже взрослой жизни.


2. Она произошла в ситуации, когда ребенок мало, чем мог управлять. В момент травмы ребенок внезапно теряет контроль над ситуацией, потому что вся власть и контроль в этот момент, как правило, у взрослого, который, так или иначе, имеет отношение к травме. Ребенок оказывается совершенно беззащитным перед теми переменами, что привносит в его жизнь травма. И с тех пор, он практически не переносит возможной непредсказуемости, старается организовывать свой мир, тщательно продумывая возможные шаги и последствия, почти всегда отказывается от малейшего риска и болезненно реагирует на любые перемены. Тревога становится его вечным спутником, желание контролировать мир вокруг – насущной необходимостью.


3. Детская травма меняет мир. Ребенок до травмы считает, что мир устроен определенным образом: он любим, его всегда защитят, он – хороший, его тело чисто и прекрасно, люди ему рады и т.д. Травма может внести свои жесткие коррективы: мир становится враждебным, близкий человек может предать или унизить, своего тела надо стесняться, он глуп, некрасив, недостоин любви…

Например, до травмы ребенок был убежден, что папа его любит и никогда не причинит боль, но после того, как выпивший отец поднимает на дочь руку, мир становится иным: в нем мужчина, который любит, может обидеть тебя в любой момент, и тебе будет страшно, и ты ничего не сможешь сделать. Или другой случай: маленькая девочка весело крутится, от чего ее юбочка кружится вокруг маленьких ножек красивыми волнами, и она чувствует себя такой легкой, летящей, волшебно-красивой. Мамин окрик: «Прекрати юбкой мотать! Постыдилась бы перед всем миром трусами сверкать!» - все необратимо меняет. Теперь ей всегда будет невозможно вести себя хоть сколько-то сексуально и привлекательно, потому что теперь в ее мире женская привлекательность под строжайшим запретом во избегания невыносимого стыда, который она даже не помнит, откуда взялся.


4. В последующей жизни такого человека происходит постоянная ретравматизация. То есть ребенок, даже вырастая, бессознательно «организует» и воспроизводит события, повторяющие эмоциональную составляющую травмы. Если в детском возрасте он был отвергнут сверстниками, то в своей последующей жизни в каждом коллективе он будет так влиять на поле вокруг него, что непременно вызовет отвержение окружающих, и сам же снова будет от этого страдать. Девочка, битая выпившим отцом, с большой степенью вероятности может «организовать» себе пьющего или бьющего мужа или партнера. И будет снова… жаловаться на судьбу.

Я это называю «подставлять драный бок». Неосознанное желание, совершенно не желая того, подставлять миру свою незаживающую травму, по которой ничего не подозревающий мир непременно ударит кулаком, или сковырнет пальцем с трудом нарастающую корочку. Удивительно, до чего бывшие травмированные дети от этого страдают, и с каким упорством они организуют свою жизнь именно так, чтобы было все также больно.


5. Травмированные дети, уже вырастая, не могут позволить себе быть счастливыми. Потому что счастье, стабильность, радость, успех – это то, что было с ними до того, как травма случилась. Они были радостны и довольны, как внезапно их мир меняется, и меняется он катастрофичным образом для их детского сознания. С тех самых пор счастье и покой для них – это ощущение неминуемо надвигающейся катастрофы. Они могут не любить праздники, морщиться на чьи-то комплименты и уверения в любви, не верить тем, кто интересуется ими с лучшими намерениями, разрушать семейную идиллию, доводя все до скандала… Как только на горизонте их жизни начинает светить солнце, они непременно все сделают так, чтобы разразилась грандиозная драматичная буря. При чем очень часто буря, устроенная даже не их руками: неожиданно напивается муж перед долгожданной поездкой, заболевают все дети, бросают любимые, происходят сокращения на работе и т.д. Все происходит как бы без их прямого участия, но с удручающей закономерностью. Весь мир бросается на помощь: им нужно во чтобы то ни стало воспроизвести травму, только при этом все подсознательно взять под свой контроль, теперь они уже не позволят, чтобы все случалось внезапно, как когда-то, когда это было в первый раз. Теперь они убеждены, что когда все хорошо, всегда случается что-то страшное. И оно непременно случается, потому что мир всегда идет им навстречу…


6. Травма – это не всегда одно ключевое событие. Это может быть постоянное психологическое давление на ребенка, попытка его переделать, критика, в которой он живет день от дня, его ощущение ненужности родителям, постоянное чувство вины за то, что он есть и все, что он делает. Часто ребенок вырастает с каким-то иногда плохо осознаваемым посланием: «я должен угождать», «все вокруг ценней, чем я», «никому нет до меня дела», «я всем мешаю, зря копчу небо» и любыми другими, калечащими его психику и создающими ретравматизирующую действительность. Работать с такими посланиями, которые во взрослой жизни прочно встроились в психический каркас непросто. Еще и потому, что нет даже памяти о том, как жить без этих посланий, нет опыта жизни до травмы.


7. Трудно не согласиться с Фрейдом, который высказывал предположение о том, что чем более ранняя травма, тем труднее процесс излечения. Ранние травмы плохо помнятся, рано встраиваются в психологические конструкты ребенка, меняя их и задавая новые условия, на которых эта психика потом функционирует. Такая ранняя «инвалидизация» приводит к тому, что мир кажется именно таким, каким его с самого раннего детства воспринимал ребенок. И невозможно просто найти и выдернуть кривой или травмирующий конструкт из психики, не подвергнув риску обрушения всей психической конструкции. Хорошо, что у клиентов есть психологические защиты, которые в значительной мере защищают психику от подобных операций. Поэтому работа с ранней травмой скорее похожа на археологические раскопки, чем на хирургическую операцию.


Работа с ранней травмой


Не любая травма остается в психике надолго и меняет потом психологические конструкты. Только та, что не была прожита должным образом. Из практики мной было замечено, что это происходило в тех случаях, когда:


- ребенок был незащищен, ему не оказали поддержку, он переживал острое чувство незащищенности и бессилия;


- ситуация была явно конфликтной (например, унижает или причиняет вред тот, кто должен защищать и любить) и у ребенка возник эмоциональный и когнитивный диссонанс, который никто не помог ему разрешить;


- ребенок не мог защитить себя сам, не смог проявить, а иногда даже позволить себе почувствовать агрессивные чувства к травмирующему его объекту;


- сработало вытеснение из-за сильной опасности для психики ребенка, либо он может помнить о ситуации, но «пропускать» некоторые эмоции и чувства, которые слишком тяжелы были для проживания в тот момент;


- ребенок, не имея возможности обсудить ситуацию травмы, «сделал выводы» о том, как устроен мир, и неосознанно выстроил защиты от этого мира, сделав его глобально травмирующим.


Если мы имеем дело с только что полученной детской травмой, то соответственно мы работаем с ребенком и, по возможности, его семьей. Нам важно, разговаривая с ребенком на его языке, использовать средства, соответственно возрасту: игрушки, рисование, проигрывание, сказки, поговорить с ребенком о травмирующей ситуации. В возрасте до 10 лет, можно использовать недирективные методы работы с ребенком: организовать ему пространство и возможность проигрывать ситуацию на символическом уровне. В большинстве случаев, дети используют эту возможность, и травма начинает проявлять себя в рисунках, играх, разговорах. Нам остается только быть чуткими и поддерживать его в проявлении чувств и тех процессов, что начинают протекать в нашем кабинете.


«Свежая» травма, как правило, легко выходит на поверхность, как только ребенок начинает чувствовать доверие, принятие его терапевтом и безопасность. Важно акцентировать внимание на том, какие чувства ребенок избегает проживать, каким он воспринимает мир, и как оценивает свое участие в травмирующей ситуации, а также действия тех, кто причинил ему вред.


Если мы работаем со взрослым, получившим в детстве травму, нам важно иметь ввиду:


1. Травма надежно «похоронена» и контейнирована, и зачастую вы не сможете получить к ней «прямой доступ», даже если вы убеждены, что она была и даже понимаете, какого она рода, и какие нарушения она принесла вашему клиенту. Клиент может долгое время отрицать наличие в его прошлой жизни хоть какого-то значимого травмирующего события. Клиент давно привык считать свои «драные бока» нормой, в которой он живет. И ему часто не очевидна связь его нынешних проблем с травмой, наличие которой вы подозреваете.


2. Психическая конструкция взрослого клиента довольно устойчива. И несмотря на то, что она давно уже привносит в жизнь клиента немалые огорчения, страдания и трудности, он не будет спешить от нее отказываться. Потому что она долгие годы служила ему «верой и правдой», и к тому же когда-то защитила от тяжелой и труднопереносимой ситуации.


3. Клиенту страшно даже приближаться к тем чувствам, что были пережиты (а, скорее всего, даже не до конца пережиты) им когда-то, и поэтому сопротивление по мере приближения к травматической прошлой ситуации будет резко расти. Часто именно по его наличию и силе можно предположить, что мы где-то близко.


4. Поэтому работа с ранней детской травмой у взрослого клиента не может быть краткосрочной, поскольку требуется пройти несколько стадий, которые у каждого клиента (в зависимости от характера травмы, степени нарушений, особенностей выстроенных после нее защит) будут занимать свое малопредсказуемое время.


Этапы работы с ранней детской травмой у взрослого клиента:


1. Формирование крепкого рабочего альянса, доверие, безопасность, принятие. На этом этапе клиент, как правило, рассказывает о своих проблемах в жизни, предпочитая не углубляться, но подсознательно он проверяет психотерапевта на безоценочность и принятие. Невозможно даже почувствовать в себе трудные переживания рядом с человеком, которому вы не доверяете, и который тщательнейшим образом не проверен вами, особенно если прежде вы были травмированы.


2. Постепенное обучение клиента осознанности и привычке смотреть на свои проблемы не только с точки зрения «что мир не так делает со мной», но и с точки зрения «что я делаю с миром, что он так со мной». Развитие в нем способности видеть свое авторство в формировании тех моделей, по которым он теперь живет.


3. Вместе с ним исследовать то, когда и каким образом эти модели сформировались. Какова была жизнь нашего клиента, что у него возникли именно эти взгляды на мир, установки, способы контактировать с миром, строить и разрушать отношения.


4. Увидеть и принять свою «инвалидизацию» , например, невозможность вырасти в любви, иметь тех родителей, которые бы понимали и поддерживали, невозможность так верить в себя, как делают это люди, у которых никогда не было этих травм и проблем, неспособность доверять, любить самим или относится к миру так, как это делают «здоровые» люди.


5. Раз за разом переживать сильные чувства по поводу все-таки обнаруженной травмирующей ситуации и ее последствий: печаль, горечь, гнев, стыд, вину и т.д. Терапевту важно замечать, какие чувства клиенту трудно позволить себе переживать. Очень часто клиентам трудно переживать злость по отношению к «насильникам», которые одновременно были ему близкими людьми, родителями, братьями, сестрами.


6. Освободиться от вины (или ее части), разделив (или передать ее полностью) ответственность с теми, кто был участником или источником детской травмы. Поняв и разделив страдания того ребенка, который подвергся тогда своего рода насилию и был совершенно беспомощен и «безоружен». Внутренний ребенок, подвергшийся насилию и получивший травму, продолжает жить внутри уже взрослых людей и продолжает страдать. И задача наших клиентов: его принять, защитить и утешить. Очень часто взрослые относятся к своему внутреннему травмированному ребенку не с пониманием, а с осуждением, критикой, стыдом, что только усиливает разрушительное действие травмы.


7. Травма во многом сформировала психологическую «инвалидность» в силу того, что ребенка не защитили те, кто были призваны защищать. Наша задача – научить взрослого клиента защищать своего внутреннего ребенка и быть всегда на его стороне. Это позволит ему избегать травм в будущем и убережет его от последующих ретравматизаций.


8. Постепенно вместе с клиентом перестраивать привычный каркас из его психологических конструктов и установок, показывая ему, как помогли ему и сработали те конструкты, что он имел в детстве, и как они же не работают, не адаптивны или деструктивны сейчас, в его взрослой жизни, особенно когда это единственный способ реагировать на происходящее. Вместе с клиентом находить его собственные ресурсы и возможности для того, чтобы переносить непредсказуемость и строить свою жизнь без тревожного ожидания и бесконечного воспроизводства травмы. Для этого клиенту также важно ощутить собственную власть над своей жизнью, которая когда-то была травматично отнята теми, кто был призван заботиться и обучать ею пользоваться.



Таким образом, взрослый клиент, проработавший свою раннюю детскую травму, получает широкий спектр возможностей строить свою жизнь. У него всегда остается прежняя, взятая из детства, способность реагировать (замыкаться в себе, или пытаться всех очаровать, или быть очень послушным, или нападать в защитных целях). Но к прежнему способу добавляется еще и другие, многие из которых могут значительно удачнее подходить к той или иной ситуации.


Взрослый клиент перестает неосознанно «теребить» старые раны. Они аккуратно обработаны, перебинтованы, и постепенно рубцуются, оставляя после себя шрамы, которые уже не так болят. Клиент понимает, где и как он ранен, и относится к своим бедам с уважением, вниманием и не позволяет другим снова доставлять ему боль. И он, наконец, позволяет себе жить успешно и счастливо, переставая контролировать весь мир вокруг в тревожном созидании личной катастрофы.


Автор: Ирина Млодик

Показать полностью
319
Мама в моей голове
81 Комментарий в Психология | Psychology  
Мама в моей голове Психология, Психотерапия, Гештальт, длиннопост

Текст Алины Фаркаш.

Про то, как проблемой взрослой успешной женщины может стать ее мама.  Точнее мама в ее голове, которой она до сих пор пытается что-то доказать.

Мужчинам тоже полезно. Многие из нас пытаются доказать что-то маме или папе.

Мне тридцать четыре года, и у меня очень хорошая жизнь. В шестнадцать я бы умерла от счастья, если бы мне показали, какая у меня будет жизнь, когда я вырасту. Но это не мешает мне до сих пор иметь огромную зияющую дыру в том месте, где раньше была уверенность в том, что мама меня любит.



Более того, большую часть жизни я была уверена, что меня любят так, как никакого ребенка в этом мире! Я искренне жалела тех несчастных, которым не досталось столько всепоглощающей родительской любви. Все странные вещи, которые делала моя мама – от запрета любых спортивных секций в детстве (ты неловкая, ты упадешь и поранишься) до вскрытия наших с мужем почтовых ящиков и аккаунтов в Facebook (да, у меня мама умная и дружит с хакерами), я относила исключительно к проявлениям этой самой любви. Даже то, что она меня била в детстве, я отнесла к проявлениям любви. Такой болезненной и огромной, что мама не может удержать ее в себе, не может контролировать и поэтому выплескивает так неудержимо и разрушительно.



При всем этом большую часть жизни я обсуждала с психологами, что мне со всем этим делать. С мамой, в смысле. И тогда, когда в студенчестве я еле наскребала на прием у начинающего терапевта, и тогда, когда могла ходить к лучшим из лучших, я пыталась понять, что у нас происходит с мамой. Как это понять, как это улучшить. Почему любое общение с ней приводит к ссорам, слезам, моим расставаниям с мужчинами и глобальному ощущению полной жизненной катастрофы.



Ну, знаете, до смешного доходило. Пеку маме на день рождения пирог – потрясающий цветаевский яблочный пирог, ничего вкуснее я сроду не ела, погуглите рецепт. Приходит мама, видит его – и категорически отказывается пробовать. Делает и бровью, и мизинчиком такой едва уловимый брезгливый жест: "Вареная сметана? Нет, спасибо, я такого не ем!" А через неделю звонит и взахлеб, взахлеб рассказывает о том, как дочка подруги – такая умница! – испекла ей в подарок невероятной роскошности торт, как все гости умирали от восхищения и "я взяла для тебя рецепт, может, у тебя получится приготовить…" Ну и понятно, что это тот самый рецепт. В ту яблочную осень он внезапно стал очень популярен, и пекли его абсолютно все.



Вся моя жизнь, даже в те моменты, когда я этого не замечала, была заполнена попытками испечь маме такой пирог, который ей покажется лучше и вкуснее пирогов всех остальных знакомых и незнакомых ей девушек. За этим я и ходила к психологам: что мне нужно изменить в себе, чтобы наконец мама начала мной гордиться, поддерживать меня, доверять мне… любить меня? Вот на последнем я и срывалась. Как только мы с терапевтами подходили к мысли, что, возможно, дело не в том, насколько вкусные пироги я пеку, а в том, что мама меня банально не любит, как я срывалась. Бросала терапию, возмущалась: да как они смеют! Единственное, в чем я была полностью уверена, так это в абсолютной и безусловной маминой любви. И билась об эту возможную, обещанную любовь, которую получают хорошие, правильные дочери, карабкалась к вожделенной вершине, обдирая ногти на пальцах и коленки в кровь.



А потом – после одного в общем не такого уж и значительного эпизода – я как-то в один момент и очень отчетливо поняла то, к чему психологи пытались подвести меня еще много лет назад. Нет никаких сложностей, нет никаких тонкостей. Все до банального просто: мама меня не любит. Жить с этим невероятно, мучительно тяжело. Ты как будто лишилась основы, как будто от тебя отрезали всю твою прошлую жизнь, будто все твои воспоминания и чувства оказались ложными, весь поколенческий опыт растворился в пустоте. И вот ты висишь в космосе, абсолютно голый, и вся твоя история, и история твоих детей, и истории внуков – начинаются только с тебя. Потому что в моем сознании, мама – это любовь. А раз нет любви, то и мамы в общем никогда не было.



И при всей невыносимости подобного одиночества от этой мысли внезапно стало гораздо легче. В моей жизни нет гонки за мамину любовь и нет больше попыток ее завоевать, оправдать ожидания, быть хорошей. У меня есть моя жизнь, мои дети, мой муж, мой дом, моя работа и мои беговые кроссовки. А что еще нужно человеку для счастья?


Источник


А вы пытаетесь что-то доказать своим родителям? Или образам родителей, которые сидят у вас в головах?

Показать полностью
117
Секрет сосредоточенного внимания
117 Комментариев в Лига психотерапии  

Произвольное внимание – способность по своему желанию фокусировать внимание на определённом объекте. Умение сосредоточить внимание формируется в дошкольном и младшем школьном возрасте.


Одним людям труднее внимательно рассматривать - они всё время отвлекаются, другим трудно  внимательно слушать - у них словно быстро заполняется "сток", и новая информация не захватывается, не воспринимается. Третьим трудно сосредоточиться на своих движениях и внимательно и точно их выполнять. И всем людям трудно быть сосредоточенными и внимательными, если над душой висят неоконченные дела. Умение "покончить с этим делом" освобождает ресурсы для того, чтобы быть сосредоточенным на текущих задачах.


Кажется парадоксальным, но для того, чтобы быть максимально концентрированным, нужно быть максимально расслабленным. Чтобы чётко фокусировать внимание, нужно уметь легко его расфокусировать.


Попробуйте одновременно увидеть на картинке специи, авокадо, столовые приборы, мрамор и оливковое дерево.

Секрет сосредоточенного внимания психология, внимание, упражнения

Это было просто. А теперь задание чуть посложнее, попробуйте на этой картинке одновременно увидеть ткань, кору дерева, сталь и кожаный ремешок. Получается?


Если после такой расфокусировки я попрошу вас внимательно рассмотреть что-то (наоборот, сфокусироваться на чём-то), у вас это получится в разы легче. Именно потому, что ваше восприятие перед этим расслабилось, отдохнуло на расфокусировке.


Все медитативные практики расфокусируют, именно поэтому после десятиминутной медитации тренированные люди способны сосредоточенно работать - свой лимит времени.


Второй секрет сосредоточенного внимания - знать свои пределы, свои лимиты, и останавливаться в работе за пять минут до того, как они иссякнут.

Показать полностью 1
25
Ты ж профессионал!(Тыжспециалист!)
8 Комментариев  

Популярный нынче мем "тыжпрофессионал" побудил меня к написанию этого поста. Хочу объяснить всем товарищам, когда-либо употреблявшим в своей речи словосочитание "Тыжспециалист"(или аналогичное ему), кое-какие моменты... Итак, пройдусь по наиболее известным нам профессиям в отдельности:

1) ТЫЖПРОГРАММИСТ.
- Слушай, а ты можешь починить мой компьютер/телевизор/фен/чайник/плойку? Эй, тыжпрогоаммист!
Граждане, человек, получивший образование программиста, не обрёл магической способности восстанавливать любые электроприборы одним касанием. Да и сами подумайте, где программирование, а где ваш утюг и его оторванный провод?!
2) ТЫЖЮРИСТ
- Слушай, я выезжал со стоянки и какой-то козел мне чуть в зад не въехал. Не, ну он может и прав,там как бы помеха справа была, но можно посчитать, что я типо по главной ехал. Так вот, можно с этого козла бабок стрясти за моральный ущерб?! Ну, помоги, тыжюрист!
Интересно, как из потока этой бессвязной речи, человек вообще может получить представление о произошедшем? И да, прошу, ребята, оставьте свои схемы по стрясанию денег с народа сериальным аферистом.Но вернемся к тыжюристам. Открываю секрет: юрист не знает наизусть ВСЕХ нормативно правовых актов. Это первое. Юрист, специализирующийся по гражданским делам, никогда не скажет какие у вас шансы в суде по уголовному делу и т.д.. Вот так-то.
3) ТЫЖПЕРЕВОДЧИК!
-Эй, переведи-ко мне, что тут написано. Как не знаешь? О_о Тыжпереводчик!
Народ, ну когда ж это уже кончится! Будущие переводчики в университете изучают два-три языка. Есть, конечно, уникумы знающие большее кол-во языков. Но это количество всё же ограничено. Поэтому не надо просить человека, изучившего английский и испанский язык перевести инструкцию с турецкого или китайского. Не выйдет!
4)ТЫЖВРАЧ
- Слушай, а если живот покалывает, вот тут, справа, но не сильно и редко, то это что такое? Ну, ты ж врач! А? Ветеринар? Ну всё равно ж врач!
Для того, чтобы диагностировать вашу болячку недостаточно двухминутного общения с врачом, особенно если этот врач - психиатр.
5)ТЫЖШВЕЯ
- Вот тебе ткань, метр на метр. Пошей-ко мне что-нибудь эдакое. Ну что-нибудь красивенькое, тыжшвея!
Швея, а не фея крёстная. И из воздуха сотворить вам прекрасное платье она не сможет. Особенно, если вы сами слабо представляете, как оно должно выглядеть это платье.
6)ТЫЖПСИХОЛОГ
-Все деньги на эту дрянь спустил! Поговори с ним. Ну, тыжпсихолог!
Психологов не учат избавлять людей от алкогольной/наркотической/пищевой/какой-либо другой зависимости в течении пятиминутного разговора. Это длительный процесс, требующий лечения, а не короткой беседы с психологом.
7)ТЫЖСТРОИТЕЛЬ
-Покрась мне кухню! Тыжстроитель!
Именно! Строитель, а не маляр. И вообще, покраска стены не такое простое дело, как вам кажется. Эххх.
8)ТЫЖПЕДАГОГ
- Дитятко мое совсем оборзело. Сделай что-нибудь. Ты же педагог.
Да, и поэтому может по щелчку заставить ваше дитя читать книжки, учить домаху, заниматься шахматами. Да-да.
9)ТЫЖФОТОГРАФ
- Какое красивое здание! Сфоткай меня на его фоне. Только так, чтобы в полный рост! И чтобы здание было видно. И лицо, конечно же. На тебе NOKIA 3310. Давай, тыжфотограф.
Даже и комментировать не хочется. Ну ладно.
Наличие образования не даёт возможности делать студийные снимки на... ТАПОК! Неа, не даёт.
10)ТЫЖМУЗЫКАНТ
- О,труба. Сыграй что-нибудь, ну, ты ж музыкант.
Ну во-первых флейта. А во-вторых, всем пофиг, что ты окончил музыкальную школу по классу гитары. Музыку, господа!
11)ТЫЖХУДОЖНИК
- Слушай, а нарисуй меня, на вот тебе ручка синяя и блокностик фломата А7. Только быстро. И похоже. И красиво. Ну, тыжхудожник.
Ну почему мир так жесток... Почему я, человек на протяжении всех этих лет посещающий занятия по академическому рисунку и живописи, я, не спавший ночами и зубривший билеты по истоии искусства, я, тративший всю свою степендию на бумагу и краску, я должен рисовать ваши портреты огрызком карандаша на клочке салфетки?! И почему я после этого должен быть оценен строже, чем оценивали наши преподы по графике и композиции вместе взятые. Почемууууу?

Итог сей басни: господа, хочу пожелать вам, прежде чем требовать волшебства от представителя какой-либо профессии, выясните его специальность. И в мягкой форме поинтересуйьесь, берется ли он за дела аналогичные вашему. А представителям любых профессий - успехов в труде.

Показать полностью
52
Обесценивание
3 Комментария в Психология | Psychology  

Небольшая заметка из ЖЖ Ильи Латыпова (психолог, гештальт-терапевт)


Обесценивание со стороны другого человека становится очень болезненным и унижающим для человека только тогда, когда он внутренне с ним соглашается. То есть если говорит кто-то "ты ничего не стоишь, ты ничего не сделал, у тебя ничего не получилось" - это остается всего лишь его личным мнением, которое может быть неприятным и мы можем злиться на человека (зачем-то ему оказалось нужным сообщить нам о том, что он нас ни во что не ставит). Но это пока всего лишь ПОПЫТКА обесценивания. Своего рода атака на внешние укрепления, которая может быть отбита через осознание того, что через "только последний неудачник не может делать вот это и вот это" человек транслирует исключительно собственный - и глубоко враждебный - способ обходиться с собой и с другими людьми, и что нет нужды присоединяться к нему в этом.



Однако если в глубине души мы эту точку зрения разделяем, то врата укреплений будут открыты, и яд проникнет внутрь. И вот именно тогда попытка превращается в настоящее обесценивание - когда мы сказали "да" вот этому "последнему неудачнику" или "одобрять можно только идеальный результат, если его нет - то всё на свалку".



Иными словами, никто не может нас обесценить - другой может только пытаться это сделать. Всё это проделываем с собой мы сами - или потому что согласны, или потому что делаем другого экспертом по всем вопросам жизни. Потому что то, что было для нас реально ценным, остается таким и после того, как кто-то сказал "это фигня" - ведь ценность чего-то произрастает из нашего опыта, наших открытий, нашей боли - из нашего жизненного пути. Если это не так, то вопрос тогда ставится не "ах, он/она меня обесценивают, и мне очень больно от этого" (хотя злость на это никто не отменяет), а "как быть с тем, что я обращаюсь с собой точно так же, как эти люди обращаются со мной".



И еще одна мысль про ценность... Ощущение собственной ценности - это вовсе не ощущение собственной идеальности, хорошести и безошибочности (а иногда так и трактуют!). Это когда ты, совершив что-то явно неудачное (сказав лишнее, совершив ошибку, допустив бестактность и так далее), позволяешь себе переживать по поводу этих ошибок без того, чтобы начать унижать самого себя. За этим унижением (ты идиот, куда ты смотрел!! и так далее) стоит явно высокомерная идея, что ты в состоянии всегда всё предусматривать, находить нужные слова и так далее. Отказ от этого высокомерия приводит нередко и к исчезновению желания пристыдить или наказать себя посильнее. Остается место для грусти и для энергии жить и действовать дальше.

29
Прошу помощи
182 Комментария в Лига психотерапии  

Добрый день!


Давно вынашиваю идею написать сюда, но всё духу не хватало. Дело в том, что я безразличный. И я не знаю, как с этим бороться. Я не привязываюсь ни к вещам, ни к людям. Если у меня украли что-то – меня это не торкает. Если горит соседский дом, я не паникую, а звоню в пожарку и иду за ведром (так и было). Мне иногда кажется что я терминатор, и это ужасно. Я раньше не был таким. Я вижу, как одноклассники строят карьеру, заводят семью, детей рожают. Вижу, как люди стремятся к чему-то, упорствуют. А я что? Я работал на разборке и на стройке, был грузчиком, флористом, официантом и баристой, курьером работал, администратором, плавруком и воспитателем, тренером и аниматором, охранником и продавцом-консультантом. Работал в похоронном бюро, занимался созданием сайтов, продавал китайский хлам через группы вконтакте. И мне всего 22.


У меня много идей, и много проектов, но я ничего не довожу до конца, потому что как только что-то идет не так – я включаю «режим Лебовски», и говорю этому миру: «Ладно, *** с ним». Я быстро загораюсь, и быстро перегораю, теряю интерес. Я из тех, кто в тренажерный зал ходит по месяцу. У меня есть куча дипломов со всяких курсов вроде массажа, но я им никогда не занимался, потому что потерял интерес.


Я чувствую себя отвратительно, когда понимаю, что из-за этого непостоянства моя жизнь рушится. Даже не столько моя жизнь меня беспокоит, сколько жизнь тех людей, с которыми я контактирую. Я трачу время девушек, с которыми встречаюсь, потому что отношения с таким человеком как я обречены. Трачу время тех, кто соглашается заниматься со мной какими-то проектами, так как я гарантированно их брошу. Я боюсь уже делать что-либо, потому что я знаю, что не доведу дело до конца. Но я не знаю, как это изменить. С возрастом я стал лучше понимать себя и людей, и думаю что еще лет через 5 я стану стабильнее. Но мне будет 27, и я буду жалеть о потерянном времени.


Я знаю, что на пикабу сидит много разных людей, и кто-то наверняка проходил подобный этап в жизни. Помогите советом. Расскажите, как вы прошли через это. Советы «Просто бери и делай» не подойдут – в этом моя проблема, я теряю интерес. Я могу довести до конца что-то, но я не вижу в этом смысла. И не хочу тратить время на то, в чем не вижу смысла. А может стоит тратить?


Огромное спасибо всем, кто дочитал и помог мне, я это ценю. И простите за ошибки, я боюсь если полезу их исправлять, могу так и не добраться до кнопки «добавить пост».

45
Наука мышления [Veritasium]
6 Комментариев в Наука | Science  


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь