С тегами:

приключения

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
30
Вольный Флот. Глава Сорок Пятая.
13 Комментариев в Авторские истории  

Глава Сорок Пятая.

Доктор.


В шесть утра, пока палуба еще хранила ночную прохладу, Капитан поднял всю команду на построение. Бодрыми из всех выглядели только Федор, которому, после родной фермы рано вставать было не привыкать, и Механик, который привык на вахтах спать четырехчасовыми отрезками.

Барабашка, в обрезанных по колено старых штанах недоуменно терла глаза, а отчаянно не сходившаяся на ее бюсте старпомовская рубашка, намекала на причину, по которой она не выспалась. Стоящий слева от нее Марио одним глазом спал. Вторым он старался не пропустить момент, когда натянутые до предела пуговицы на груди соседки не выдержат.

Сам Старпом стоял справа, и облокотившись о надстройку, ждал, пока Капитан объяснит, какая руководящая блажь заставила того поднять всех в такую рань.


- Чо уставились харпидоны малосольные? Зарядка! - судя по всему Капитан в очередной раз намерился навести на судне дисциплину, - А то расслабились тут. На солнышке!

- Давай я подтянусь сто раз, что бы доказать тебе, что я в отличной физической форме и ты от меня отстанешь, - предложил Старпом.

- Не! Зарядка, она не для физической формы!

- А для чего?

- Для порядку! А порядок начинается с кого? - Старпом лениво сделал вид, что его интересует ответ, - С тебя!

- Не очевидная логика. Поясни.

- Поясняю! Ты у нас кто? Охвицер! И должен не только словом, но и примером! А какой пример ты подаешь личному составу? Во-во. Плохой!

- Мы вчера вместе пили, если что.

- Согласен. Отрицать не буду. Поэтому я что? Поэтому вот он я. Вместе с вами тут сейчас буду бегать, прыгать, отжиматься, и всячески развиваться физически и морально.

- Ой! А мне нельзя прыгать… - Барабашка испуганно сжала грудь ладонями, - У меня это…

- Я вижу, что у тебя «ЭТО». Прекрати «ЭТО» руками жамкать, пока рулевой наш косоглазие не заработал. А то косой рулевой... Это безобразие какое-то, а не рулевой!

Для тебя отдельную программу предусмотрим…

- Отжиматься ей, если что, тоже нельзя… - не удержался Старпом, - Иначе и остальные пузом к палубе прижаться не смогут. По определенным причинам…

- Позубоскаль мне тут еще! Сам знаю, что нельзя. Так — разомнется слегка и пойдет завтрак готовить… Пока мы с вами тут лень через пот из себя выгонять будем! Налее-во! За мной по пирсу и дальше по территории бехом ма-арш!


Навернув, под удивленные взгляды разбуженного топотом сторожа пяток кругов по верфи, команда вернулась на борт. Капитан, с неудовольствием заметив, что кроме него запыхалась только Барабашка, обтер лицо полотенцем, и назидательно поднял палец вверх.


- Во! Теперь все бодрые как огурчики. Приятно смотреть. Теперь каждое утро зарядку будем делать.

- Здорово… - скептически скривился Старпом, - А когда в море выйдем тоже?

- Обязательно!

- Так все по вахтам…

- Кто на вахте — тот не будет. Будет просто не отходя от места разминочку делать.

- А кто спит после дежурства? Законные четыре часа?

- Ну… Тех, естественно, будить не станем.

- Смотри-ка… «Собачья вахта» новыми красками заиграла…

- Ты чего разбухтелся-то? - недовольно рыкнул Капитан, - Это тебе не безобразия всякие совершать. Дело полезное и нужное.

- Я не сторонник бесцельной траты энергии.

- Бесцельной говоришь? Ну так придумай, как ее с толком тратить. Или я придумаю… Поздно!

- Что «поздно»?

- Придумал ужо! Бери подчиненных, и учи их приемам рукопашного боя.

- Может ты лучше? Ты у нас боксер.

- Ты тоже не фунт изюму. Я помню, как ты ентому… Как его? Бьерносону! В челюсть лягнул! Как эта фигня называется, кстати?

- Какая?

- Которой ты врезал.

- Нога.


Федор хрюкнул от сдерживаемого смешка, но поймав Капитанский взгляд вытянулся преданно глядя на начальство. Старпом, в которого взгляд уперся после, вздохнул, и снисходительно пояснил:


- Если ты спрашиваешь, про то, какой это вид единоборств, то это «Сават».

- Заморское что-то? Рассказывали, что хануми, поголовно, в зубы ногами пинаться любят. «Кинь-Фу» или как-то так…

- Нет — гюйонское.

- Ты смотри… - Капитан задумчиво поскреб бороду, - А где научился?

- В Гюйоне. Когда там учился. Увидел тренировку и мне понравилось.

- Мне, признаться, тоже понравилось. Эффектно. Хотя я, лично, за эффектами всякими, разумеется, не гонюсь. Мне кулаком сподручнее. Но ты любишь, повыпендриваться. А тут редкий случай, когда выпендрежи еще и реальную пользу имеют.

- Я просто очень не люблю, когда трогают мое лицо. А сават позволяет держать большинство противников за дистанцией кулачного боя.

- Да на здоровье. А теперь возьми, и обучи остальных этому же.

- Зачем?

- Шоб было. В нашем мире, да в наше время... Умение засунуть копытом в рыло лишним никогда не будет.


Старпом помолчал, пораженный мудростью капитанских слов, потом согласно кивнул, и принялся объяснять экипажу основы савата.

Первоначально, остальные отнеслись к этому без энтузиазма. Марио считал кулачный бой недостойной благородного человека дикостью, Федор был уверен, что кулаком в рыло можно зарядить без особых изысков, Барабашка боялась, а Механик больше полагался на приятный вес разводного ключа и в принципе отказывался понимать ситуацию, когда вокруг нет инструментов или тяжелых железок.

Но, внезапно, этот скепсис, заставил Старпома забыть свое прохладное отношение к данной идее, и воспринять обучение как личный вызов. Поэтому, Марио и Механику он объяснил, что в дисциплину савата так же входит фехтования на тростях. Федора впечатлил демонстрацией серии быстрых и мощных ударов. Барабашке пообещал, что занятия позволят ей, вопреки всем соблазнам, которым подвергается кок, сохранить стройные ноги и тонкую талию, а Капитану — что знание основ савата позволит ему не попасть впросак, и не получить, как Бьернсон, в хлебало с ноги.

Капитан обнаружив, что тоже стоит в общем строю и слушает старпомовские разглагольствования, понял, какую силу он разбудил, но сдавать задний было уже поздно.

Из подручных материалов была сооружена «груша», и немедленно жестоко раскурочена, после чего Механику и Федору поставили задачу соорудить тренировочный инвентарь понадежнее.


За этими заботами все чуть не прозевали завтрак. Напомнило о приеме громободобное бурчание в капитанском брюхе, после чего тот отправил Барабашку готовить, а остальных погнал на близлежащий пляжик ополоснуться, пока еще не жарко.


Когда команда вернулась, у причала стоял дорогой автомобиль. Пассажиры топтались перед трапом, тщетно пытаясь доораться до вахтенного.

Капитан подозрительно прищурившись посмотрел на гостей, но высказаться не успел — Старпом с широченный улыбкой вскинул руки в приветственном жесте, привлекая внимание.


- Падди! Синьор Винченто! Вы рано!

- О! Вот они где! А что корабль без вахтенного?

- Да кто тут к нам полезет в такое время? Я фессалийцев не знаю что ли? Тут даже воры раньше девяти не просыпаются. Тем более у нас там кок. Просто она на камбузе и вас не слышит.

- «Она»? Та самая? Ах ты ж… - Падди скабрезно ухмыльнулся, - Все таки уломал капитана?

- Уломал… - буркнул Капитан, отодвигая Старпома в сторону, - В свою защиту хочу сказать, что готовит девка отменно. Вад Вареник — капитан. А ты, я так полагаю, тот самый Падди? Мы гостили у тебя в Гюйоне, но лично познакомится тогда не довелось. Ты «занят» был.

- Ага. «Плотный график», так сказать.


Падди шагнул вперед и протянул Капитану руку. Тот протянул свою и некоторое время они под видом рукопожатия мерялись силой, сжимая ладони и одновременно изучая друг друга. Остальные тоже смотрели на них с удивлением.

Несмотря на то, что Падди был ниже Капитана головы на две, и рыжий, а свежеотпущенная борода — короткая и кудрявая, всех не покидало ощущение некого сходства между ними. Причем никто не мог сказать точно, что именно их роднит — крепкое телосложение, повадки, манера речи…


- Так ты, значит эринец… - Капитан тоже, видимо заметил сходство, - Мда… Помотало батю по свету, я смотрю…

- Ты о чем?

- О своем. Батя говорю, моряком у меня был. Месяцами, а то и годами в море...

- У меня тоже. Власти, правда, считали, что он контрабандист…

- Смотри-ка… - задумчиво протянул Капитан,- Какое совпадение. А родился ты в портовом городе?

- Ну да. В Норине, а что?

- Да я просто тоже в портовом родился. В Долгоморске. А к вам корабли из Залесья заходили?

- Само собой заходили. - Падди пожал плечами, - На то и порт. Это важно?

- Да так... Задумался просто, о том, какой мир огромный, казалось бы, а на самом деле тесный-тесный. Вот мы с тобой встретились, пять минут поговорили, и оба на: может мой батя, в твоем родном городе, в одном кабаке с твоим батей выпивал. А может и с матушкой твоей знаком был… Не бери в голову. Просто перед завтраком философическое настроение. Дай-как я лучше синьора Винченто поприветсвую…


Синьор Винченто слушавший их разговор с мудрой насмешливой полуулыбкой, ловко увернулся от рукопожатия и обнял Капитана.


- Мама-миа, какой огромный! Настоящий северный мужчина. Руку я вам жать не буду, вы уж не обессудьте — держу пари, у вас ладони как тиски, и я не хочу рисковать своими старыми больными пальцами.

- Да ничо… - отмахнулся Капитан, - Вы, я так понял, дядя Марио?

- Си! И я очень благодарен, что вы взяли на себя этот неблагодарный труд - присмотреть за ним. Марио - очень хороший мальчик, но он черезчур… Ветренен. Думаю дисциплина и суровый морской быт пойдут ему на пользу. Уж у вас то он не забалует, а?!!


Расхохотавшись, синьор Винченто шутливо погрозил топчущемуся в отдалении Марио пальцем, после чего похлопал Капитана по плечу и жестом показал племяннику, что хочет его по семейному обнять.


Капитан не стал наблюдать за этими родственными объятьями и обратил внимание на третьего гостя. Вид у него был колоритный: черные как воронье крыло волосы торчали в разные стороны так, как будто он только-что неудачно попытался починить розетку, и спереди были подпалены, а на лице и руках были многочисленные мелкие ожоги и пятна от различных химикатов. Сутулость, крючковатый нос и цепкий любопытный взгляд придавали ему сходство с вороном.


- Ганс Кригер. Доктор наук...


Хриплый каркающий голос, и по птичьи сухая, но сильная рука только усилили сходство с врановой птицей.


- Доктор наук… - задумчиво протянул Капитан, - Это вас хотели мне в судовые врачи посватать?

- Йя… Когда герр ОБраен сказал, что на вашем судне иметься вакансия судовой врач, то я есть решить, что это гут возможность.

- Для чего возможность?

- О! Как бы вам все объясняйт? Я есть испытывать некоторый кризис после того как обстоятельства заставить меня покидать мое прежнее место работы. Поэтому путешествие в далекий неизвестный мне местность, смена обстановка, новый люди, есть то, что мне нужно.

- А что за обстоятельства?

- Думкопф!

- Э-э?

- Люди без интеллект!

- Дураки?

- Йа! Дураки! Они отказали мне в финансировании на оснований того, что мой исследования неэтичны! Эти аршлос хотят мерять науку свой идиоттен линейка! Они не понимайт, что их дикарские понятия «морали» и «нравственности» есть категоришь неприменимы к научный метод познания! Что наука есть меряться только количество полученный знание и ничего более!

- Понимаю, понимаю, - поспешил успокоить разгорячившегося доктора Капитан, - Действительно — работать с дураками, так уж лучше уволится…

- Найн — я не уволился. Я не есть так легко сдаваться!

- А что вы сделали?

- Поставил эйне эксперимент. На них. Что бы их кляйне мозг послужили науке хотя бы такой образ.

- Сурово...

- Наука есть требовать жертв! Данные, о элекришь сигналы нервный система полученные с их помощью есть самый гросс вклад в наука который они сделал за весь свой жизнь!

- Вас полиция-то не ищет?

- Йа! Это еще один причин предпринять ланге путешествий на ваш судно. Герр ОБраен сказать, что этот маленький неприятность вас не пугает.

- Ну, так-то да… Просто чтоб я знал, на всякий случай где и кто вас ищет. Чтоб не влететь им в лапы ненароком.

- О! Йа-йа — это есть очень предусмотрительный шаг! У меня есть несколько кляйне неприятностей из-за неудач с экспериментами и некоторый научный оборудование. Их есть очень тяжело заниматься наука самостоятельно…

- Список составьте, - понимающе кивнул Капитан, - А то нас уже к завтраку зовут — неудобно заставлять ждать.


С камбуза уже пахло очень аппетитно. Синьор Винченто с интересом принюхался и изумленно вскинул бровь. Капитан, польщенный реакцией, с достоинством кивнул, мол: «Мы тоже не лаптем деланные — вкусно жрать умеем.», и пошел переодеваться.

После физических нагрузок завтрак умяли со свистом. Барабашка рдела как роза слушая комплименты едоков и бегая за добавкой.

После еды, Капитан отправил всех, кроме Старпома по местам, и переместившись в кресло закурил трубку.


- Ох хорошо…

- Не просто хорошо! Великолепно! - синьор Винченто с ловкостью фокусника извлек откуда-то бутылочку домашнего вина и предложил присутствующим, - Ваша… Как это правильно будет? Кок? В общем эта прелестница изумительно готовит! Мы позавтракали перед выездом, но этот омлет с морепродуктами пах так соблазнительно, что я не удержался. Только не говорите моему доктору — бедняга и так со мной измучился, а если он узнает, что я нарушил диету!

- Кстати, я слышал, что вас можно поздравить? - осведомился Старпом — С наследником?

- Си! Мама-мия! В таком возрасте я должен давно быть дедом, а я стал отцом! Вы не представляете, что сейчас творится у меня дома! Мария как с ума сошла!

- Мария?

- Си. Моя любовница. Проклятье — я же вас так и не познакомил! Чудесная девушка. Певица. Я тут, от скуки, решил заняться оперой — мне всегда нравилось петь, ты же знаешь. Она была моим преподавателем.

- А как же синьора Изабелла?

- О, она с дочерьми сейчас живет в поместье. Там природа, свежий воздух и лошади. Мои дочки обожают лошадей.

- Я помню, - усмехнулся Старпом, - А еще я помню, что вы велели мне держаться от них подальше.

- Си-си — было дело. Ты же знаешь, Антонио, я люблю тебя как сына, но для дочерей мне хочется другой жизни. Не такой, какую ведем мы с тобой. Капишь?

- Безусловно. Тем более, что семьянин из меня никудышный и я сам это прекрасно осознаю.

- Кстати — а что там Падди говорил про ту чудесную особу, которая нас кормила? Это ты нашел эту жемчужину? Я всегда говорил, что у тебя особый талант насчет женщин.

- Ну, наша встреча была скорее случайностью…

- Но ты, как всегда, не упустил свой шанс… - синьор Винченто понимающе покивал, - Однако, мы с тобой что-то заболтались. Главный тут все-таки не ты. Предлагаю дать слово капитану этого великолепного корабля.


Капитан, который в это время о чем то вполголоса беседовал с Падди и Доктором обернулся.


- Да не. Я че? Вы общайтесь. Я так понял, вы старые знакомые?

- О! Не просто старые! - синьор Винченто экспрессивно всплеснул руками, - Я помню Антонио еще совсем зеленым юнцом, который пришел ко мне учится моему ремеслу.

- Да. - подтвердил Старпом, - Синьор Винченто был моим наставником. Все что я знаю о документообороте я узнал у него. Кстати, от меня к вам должны были направить одного юнца.

- Приходил. Деревенский такой мальчонка. Неотесанный. Но перспективный. Его семья владеет корабельным кладбищем, кажется? При определенных условиях — прибыльный бизнес.

- Мы у них корабль брали. Дед у него такой забавный старикан… Заботится о внуке… - пояснил Капитан, - А я вот тут с дохтуром беседую! Разносторонний мужик, как выясняется.

- Иа! Я иметь докторский степень натурфилософик, - закивал Ганс - Работал в область прикладной физик, унд математик, органический и неорганический химик. Иметь научный работы касательно гальванический процессы…

- А с медициной это как связано? - поинтересовался Капитан, - Если вы того... Физик?

- Медицин есть мой хобби. Увлечений!

- Увлечение?

- Йа! Живопись оказался слишком сложный, филателия — слишком скучный… На некоторый время меня увлек шахмат, но там сильный ограничение на возможный количество комбинаций. Если весь вариант поделить на стереотипный партий, знаменитый ход и тип соперник... Сто восемнадцать минус сорок и пять... Потом ещё на пятьдесят пять тип... Скука. Медицин представляет куда больший разнообразие возможный патологий, которые, с учетом уникальности каждый организм, дает намного больший простор для деятельность! - глаза Ганса вспыхнули фанатичным огнем, -

Свой первый работ по данной тематик я написал в соавторстве с доктором медицин Эрихом Болем. Он касался особенность пулевой ранений и раневой канал. Я отвечать за физик сторона вопроса. Дело в том, что человеческий тело состоит из жидкость, поэтому при попаданий в ткани пуля не просто делает кляйне аккуратный дырочка, а вызывает ударный волна в окружающий жидкость…

- Людей-то лечить вы можете? - снова прервал его объяснения Капитан, - то, что пуля внутре ниче хорошего не делает, это и так ясно.

- Натурлих! Я есть дипломированный хирург. Так же я есть писать несколько статей по токсикология, и мозговой нарушений, проходить практик военный госпиталь в...

- Достаточно! Верю! Тем более коли физику с химией знаете, то что тут сложного? Суставы — механика, - Капитан повертел ладонью, потом похлопал себя по животу, - Пищеваренье — химия.

- Это есть упрощенный понимание…

- Да мы тоже люди не сложные. В общем, добро пожаловать на борт. Кормят у нас, как вы убедились хорошо, команда небольшая, места много… Зарядку по утрам, делаем, опять таки.

- Физкультур есть гут! Здоровый тело есть залог правильный мозговой процесс!

- Наш человек!

- Тогда, с ваш позволений, я есть идти проводить инспекция помещений лазарет. Кстати — вы не возражаете, если я устанавливать эйне кляйне научный прибор?

- Да на здоровье. Лишь бы на пользу делу… Антон — покажи ему где у нас лазарет.

- Я тоже с ними пойду, - встрепенулся Падди, - Посмотрю корабль. Вы тут, подозреваю, роскошно устроились.

- Только в машинное не лезьте.

- Дык там же пусто?

- И чо? Амяз все равно нервничает когда посторонние в его владениях. Тем более что двигателя скоро привезут — перед установкой он вообще как не в себе.

- Я тебе свою каюту покажу, - пообещал Старпом и поманил Доктора и Падди за собой, - Я там так устроился…


Оставшись вдвоем, Капитан и синьор Винченто разлили остатки вина и некоторое время сидели молча. Заглянувшая Барабашка предложила кофе, и получив отказ, снова оставила их одних.


- А почему бы двум благородным донам не жахнуть чего покрепче? - наконец предложил Капитан, - Вино, конечно, хорошо, но в наших краях предпочитают напитки серьезнее.

- Поддерживаю! Давно хотел посмотреть как правильно пьют эту вашу воду.

- Водку! На закуску на столе что-то осталось? Оливки? Пойдет… - Капитан достал рюмки и графин, - А вы, значится, документами на жизнь зарабатываете?

- Си! - хитро улыбнулся синьор Винченто, - Можно и так сказать.

- Видел-видел, как Антон с ними управляется. У вас, значит научился?

- Антон - очень талантливый мальчик. Он учится везде.

- Да у нас просто случай был один. Пришли мы к одному газетчику…


Капитан, как мог, пересказал беллингтонскую историю. Синьор Винченто сперва до слез смеялся, потом отрицательно покачал головой.


- Но… Это не моя школа. Это он у же сам где-то. Я, если позволите, «портной». Если у кого-то по документам одно, а по факту другое, то он зовет меня, и я «латаю» прорехи.

Или, например, вы ремонтируетесь тут, и хотите, чтобы, если так выйдет, что вас ищут, искали в другом месте…

- А так можно?

- Почему нет?

- Очень интересно…


Капитан разлил водку и за неимением огурчика наколол на вилку оливку.


- А можно вот с этого места поподробнее?


Синьор Винченто повторил его действия, и под чутким руководством опрокинув и закусив, принялся объяснять каким образом корабль без хода, на одной только бюрократической тяге может оказаться за много миль от фактического места стоянки.

Показать полностью
51
Этот мод Fallout 4 позволяет экспортировать и делиться поселениями
24 Комментария в Лига Геймеров  

Вы тот геймер, который до сих пор проводит часы в Fallout 4, занимаясь дизайном и строительством идеального поселения? А может быть вы тратите часы, но у вас все также получаются скучные домики в которые вам даже стыдно показать на скриншотах? В любом случае, есть хорошие новости: для Fallout 4 есть мод, который позволяет экспортировать свои поселения, чтобы любой другой игрок мог скачать и использовать поселение в своей игре.


Мод называется Transfer Settlements — после установки, в инвентаре вы найдете голо-пленку (или можете скрафтить ее). Вставьте пленку будучи в одном из своих поселений и вы сможете сделать схему всего поселения. Вы можете выбирать точность схемы: она может включать даже прирученных животных, существ или вещи из DLC и других поселений. Единственное, что не может сохранить схема — силовые линии.


Далее закрывайте Пип-бой и схема поселения выгрузится в файл. Не забудьте очень внимательно почитать инструкцию по установки на Nexus. Только если все сделано как надо, вы сможете поделиться схемой с другими игроками.


P.S. Для работы вам потребуется Fallout 4 Script Extender и HUDFramework.

Этот мод Fallout 4 позволяет экспортировать и делиться поселениями Modding, RPG, Приключения, Action, Bethesda, fallout 4, спизженно

источник

32
Записки гастарбайтера. Часть семнадцатая - волосатый буй
12 Комментариев в Жизнь пикабушников за границей  

Теплу радоваться удалось недолго. Хозяин решил, что одного теплого вечера с нас хватит и полы можно было больше не включать. Совсем. В итоге поспать толком не удалось, ведь несмотря на скотчевое утепление, ураганный ветер все равно выдувал все тепло.

У Виталия, как и у меня с утра уже болело горло и начались сопли. Ну его нафиг - надо просить выходной, доканывать насяльника, чтоб включил отопление и отлеживаться.


Позавтракав, мы как раз собирались завести этот разговор, однако малой нас опередил, четко дав понять, что в 9.00 мы выходим в море.


"Уоу-уоу, палехчи! Какое море, ты о чем? Встали бы в шесть да пошли нормально, в чем прикол так поздно идти? Вернемся же тоже поздно!"


Елки зеленые. Вчера, когда я про море рассуждал, я это делал скорее в шутку! Зачем вселенная слышит мои просьбы тогда, когда это вообще нахер не надо?


Ну ладно. В море, так в море.


И, блин, какой смысл спорить с человеком, который на все твои умозаключения будет отвечает взглядом, выражающим глубочайшее "...че?".


Только вот мы сегодня оделись ни разу не тепло, зато как минимум один раз холодно, а эти комрады толкают нас к себе в коморку, мол - сидите здесь, нефиг шляться!


Ладно, что делать. Топаем к ним в коморку и сидим там. Правда, под шумок по очереди все-таки бегаем до дому за нательными утеплителями в виде свитерочков. И штанов двойных. Мы ж не корейцы, чтоб зимой ходить в одних штанах и без шапки!


И вот мы сидим у них полностью облаченные на пуканокипятильном полу и ждем девяти часов.


Но в девять, вместо того, чтобы встать и идти на трудовые подвиги, мы получаем распоряжение сидеть до одиннадцати.

Ну еперный... еще работать не начали, уже вспотели все.

- А чего сидим-то?

- Насяльникаме ждать сказалама! - поясняют за ситуацию корейцы. - Вы поспите пока, вон матрас же есть!

Ну ладно, сидим ждем 11ти. А поспать как-то не тянет.

Чё происходит - не понятно. Погода на улице хорошая, ветра совсем уже и нет и, казалось бы, чего бы не идти в море? Ну встали бы к шести да пошли бы, а вот чой-то нет.

Хотя, какая нам разница по большому-то счету? Как говорится, рабочий спит - зарплата идет!


А в одиннадцать почему-то вдруг обед. Ну, значит, все. Значит, сейчас пойдем допоздна, а, следовательно, подкрепиться нужно как следует.


И действительно, после обеда сразу грузимся в кузов и едем на пристань к нашей лодке.

Проезжая мимо одного из дворов слышим оттуда "Привет, братья-славяне!" от одного из бородатых мужиков. Машем бороде в ответ.

Доехав до пристани осознаем, что забыли палку с крюком, чтобы тросы поддевать. Пешком идти далеко, так что едем обратно, расталкивая грузовиком толпу туристов.

У меня начинает постепенно складываться ощущение, что мы не начальника ждали, а этих самых людей с фотоаппаратами, мол, создаем для туристических групп видимость кипящей работы. Массовкой подрабатываем, в общем.

Забрав приблуду, дуем назад. Все из того же двора слышим "Привет, бра... опять вы?!". Улыбаемся и машем.

Все, теперь в море?

Морской хрен там плавал - в лодке мало канистр с коричневой жижей, а значит едем до дома снова.

И вот уже третий раз едем мимо того двора и в этот раз нам кричат "При... Вам что, делать нехуй?". Ну почему же нехуй? Улыбаемся и машем вот.


Ну вот, наконец все взяли, садимся в лодку и покидаем пристань. Попутно объясняю Витале, что и как он должен делать. Вот теперь я чувствую себя бывалым моряком, ЧСВ ползет вверх!


Находим на выходе из гавани наш плот-ванну и, накидав в него канистр, уходим на грядки.


Вон на соседнем поле пацаны к успеху идут, капусту рубят. Ну и удачи им, а у нас свое дело.


Ну а дальше уже все по накатанной схеме, все как и всегда - неспеша плывем через грядки, трем канаты, выгребаем всякий шлак.


Палка? Доставай и кидай на борт.

Мешок замутался в сети? Доставай и кидай на борт.

Какой-то канат намотался? Доставай и кидай на борт.

Бутылки, водоросли, прочая нечисть... А это что там на волнах колыхается? Какой-то поросший тиной буй оторвался и заплыл на капустные сети?

Это не буй? Что это? Это что-то пушистое?


"... А спонсор нашего сегодняшнего выхода в море - вздувшийся мертвый козел. Мертвый козел - какого, простите, хуя?"

Едрить его налево, до берега километров пять! Откуда ты тут взялся, неуместный морепродукт?

А волосатый буй качается на волнах и не отвечает на поставленный вопрос. И ему плевать, что он мешает и что его надо куда-то девать.

Тыкаешь его ногой, а он сам весь идет волнами и противно булькает. И всем своим видом дает нам понять, что если будем тревожить его капустный сон, так он еще и лопнуть может, а тогда вообще атас!

Ну и что с ним делать? Берем палку, любую из найденных, и, выколупав его из оков капусты, выталкиваем дальше в свободное плавание. Вкуси ветер свободы, мертвая противная штуковина!

А мы продолжаем.


Один ряд, второй, третий. Перекур, дальше идем, попутно продолжая избавление зелени от нечистот.

Палка, бутылка, канат... А это что там дальше на грядке?

Тебе заняться больше нечем, дурак пузыристый? Хватит нас преследовать!


В общем, на эту тушу мы натыкались еще раза три, пока поле не закончили. Будем надеяться, что преследовал он нас только в море и только по приколу. Не очень бы хотелось, чтобы козел продолжил преследование еще и ночью на суше.


Закончив одно поле, идем на следующее, вопреки ожиданиям и надеждам, ведь солнце уже близится к закату.

Да и, несмотря на уберточный корейский прогноз, дождя явно не намечается, так что кислотная аэробика скорее всего продолжится и завтра.

Три с половиной часа спустя, наконец закончив работу, идем домой, освещенные красными лучами уже заходящего солнца.


Я, утратив веру в прогноз о дожде, решил поинтересоваться у Камсона, идем ли мы завтра в море работать, а в ответ получил удивленный взгляд и твердое, решительные нет. Всем своим видом он выражал мысль - "ты что? Какое море? Ты прогноз видел?"


Ну что ж, нет так нет. Значит, будем завтра просить нормальный человеческий выходной. Лежать будем на матрасиках, глядя на то, как другие работают, как нормальные белые люди.

А я тем временем снова замечаю, что от намека на простуду не осталось и следа. Видать, работа в море и правда лечит, а наши хозяева на самом деле утром заметили изменения в нашем самочувствии и резво снарядили лодку, лишь бы мы поправились.

А вот после ужина беда какая-то. Хозяйка обозначила завтрак в шесть утра. Блин, ребят, определитесь уже, что тут у вас, когда и как?

У меня горло уже не болит, у Витали тоже, продолжать капустотерапию нет нужды!

Ай, да ну вас. Ладно. Будем надеяться, что дождь таки пойдет, ведь в дождь все корейцы пугаются и ничего не делают. И мы, естественно, тоже. В смысле - ничего не делаем, а не пугаемся.

А наш непостоянный хозяин снова полы включил. Видать, решил, что замерзшие работники дело свое делают не очень и много ворчат. Да и простывают зачем-то. Или попросту сам замерз, хрен его разберешь на самом-то деле.


Немного телевизора с его лютейшей цензурой, замазывающей в фильмах лица корейской национальности с сигаретами, и вот снова пор спать, готовясь к раннему будничному подъему. И хорошо, что ночь вновь будет теплой.



...Наверное...

Показать полностью
66
"Как я был беженцем". Часть 15. О моих новых "друзьях-беженцах" в Лихтенштейне.
21 Комментарий  

Ссылка на предыдущий пост: http://pikabu.ru/story/quotkak_ya_byil_bezhentsemquot_chast_...


Всем привет, это Франко! Я адвокат по миграционным делам. Однажды, более чем 3 года назад, тестировал статус беженца в Европе в 4 странах, как личный эксперимент. Поэтому, я создал легенду и проник "в тыл врага" узнать, что, как и почему люди становятся беженцами.


Прошлые две части были сложные и скучные, но я не мог об них упомянуть, ибо многим интересно, как идут "рамсы бюрократические" с миграционниками. Поскольку, они закончены, меня ждало 4 месяца (тогда не знал, сколько пробуду в Лихтене) безудержного веселья с разношерстной публикой, начиная от китайцев, заканчивая украинцами и армянами. Просто класс, какие наивные нахлебники "княжества европейского" живут в там и ждут, что им хоть кто нибудь поверит в их исторические бредни для интервью!

"Как я был беженцем". Часть 15. О моих новых "друзьях-беженцах" в Лихтенштейне. беженцы, друзья, прикол, мат, истории, приключения, адвокат, длиннопост
Показать полностью 4
347
Музыкальный мультик о приключениях девочки нарисованный при помоши MIDI-технологий.
43 Комментария  

Не так давно канадский музыкант и видеоблогер Эндрю Хуанг показал, как при помощи MIDI-технологий заставить звучать нарисованного единорога.


Пользователь Mari Lesteberg решила усложнить задачу и сделать с помощью MIDI-технологий 4-минутный музыкальный мультик о приключениях девочки!

38
Записки гастарбайтера. Часть шестнадцатая - граница культур
13 Комментариев в Жизнь пикабушников за границей  

С утра выйти на улицу было даже приятно. Теперь, когда за ночь не промерзаешь на десять тысяч раз, утренний морозный воздух после хорошо разогретой комнаты казался просто приятной свежестью, а не колотуном, чье лютейшество отбивало всякое желание высовывать нос из под одеяла и, тем более, выходить на улицу. На сей раз даже хозяйский дом казался гораздо более промерзшим, чем наша, утепленная скотчем, хибарка. Мне даже как-то неловко стало за вчерашний вопрос об еще одном тёплом матрасе - хозяева сами мерзнут не меньше нашего, но при этом стараются создать для нас наиболее благоприятные условия из возможных.

После завтрака, как и вчера, намечен сбор в крабовом гараже, где мы режем крабовые сети, выковыривая из них остатки крабов.

Крабы, крабы, крабы.

Каждый невостребованный краб, пролежавший в сети не меньше недели, источал запах смерти и отчаяния, а мы в свою очередь под веселую музычку колупали колюще-режущими это вместилище неупокоившихся членистоногих душ.


Но это не раньше, чем через час, а сейчас было время немного утромбовать в ЖКТ плотный завтрак, после чего уже идти работу работать. Однако, как только мы с Виталием развалились на своих лежанках, в комнату, как обычно, без стука вломился хозяин.

И сходу от него уже привычный жест - "кушать!".

- да поели мы уже! - отвечаем мы. - Ам-ам окей!

В ответ на это насяльника зыркнул на нас с хитрым прищуром (да, азиаты тоже умеют щуриться), после чего так же жестом велел нам подниматься.

В принципе логично - нечего разлеживаться рабочей силе, раз уж нам за наше пребывание тут деньги платятся. Ну ладно, встаем и идем за ним.


А предстояло нам, собственно, убираться вокруг того самого крабового гаража. Таскать всякое барахло, подметать, составлять в кучу канистры.

У местных, к слову, весьма странное представление о распутывании сложных узлов. Если разрезание сетей еще представлялось логичным в силу того, что их распутать в принципе нереально, то вот распиливание мотка силового кабеля при помощи ножовки по металлу из-за того, что в нем где-то что-то перепуталось... Как бы правильно выразиться... Абсурдно?


А вот и Малой пришагал своим стремительным галопом.

Пока он, как и в прошлый раз выковыривал из кармана свой телефон, дабы увеселить обстановку своей незатейливой музычкой, мною в мгновение ока было принято решение его опередить и включить свою. Ощутить все прелести жизни аборигенов, приобщиться к их быту, конечно, прикольно и даже полезно для общего развития, но страх перед перевоплощением в диснеевскую принцессу оказался сильнее интереса к местной культуре.

Не очень я, знаете ли, хочу внезапно для себя обнаружить, что у меня вдруг выпала борода и выросло платье. Да и перед людьми неудобно - им же меня в больничку потом тащить и объяснять врачам, что у них нелегал поломался.


Так что на этот раз будем знакомить местных с иными культурами.


Процесс пошел - сетки режутся, невостребованные останки сгинувших крабов ликвидируются, а старина Хэтфилд кричит на нас из динамиков телефона.

Я, конечно, понимаю - деревня, и все такое, но, черт побери, когда Малой на третьей подряд песне Металлики ткнул пальцем в телефон и спросил - "Раша мьюзик?", я был немного поражен, удивлен и пребывал в легком недоумении. Да нет, вру, я попросту охуел.

Такс, настала пора рубрики "Ээээксперименты!" (читать голосом Пушного).

Bobby Rush

- Раша мьюзик?

The Cranberries

- Раша мьюзик?

Radiohead

- Раша мьюзик?

...

Ну стой, ну погоди, дружище. Ты вот сейчас это на полном серьезе?


Я встретил человека, который, как выяснилось, никогда ничего не слушал кроме Кей-попа и больше ничего и не знает. И при этом еще раз убедился в том, как трудно азиатам воспринимать неазиатские языки. Для них европейская культура является настолько чуждой, что прям охуеть можно. Собственно, именно это я и сделал.

Даже великий Гугл, при попытке перевести с корейского на русский, начинал паниковать и нервничать, словно юный парнишка при знакомстве с девушкой, неся при этом какую-то околесицу.


С другой стороны, Малому в каком-то смысле можно позавидовать - живет себе припеваючи в своей деревне, занимается семейным делом и не обременяет себя избыточным знанием, которое в жизни ему никак не пригодится. Живет счастливо, в общем. Счастливый беззаботный абориген.

Ладно, хрен с тобой, золотая рыбка. Хочешь рашн мьюзик - вот Шевчука слушай тады.


Работа продолжалась до половины пятого вечера, после чего Малой, очередной раз взглянув на небо через окно, с тихой с паникой в голосе озвучил "raaaaaain!", велел нам бросать все и идти по домам, а сам попытался свалить как можно скорее.

"Не так быстро, гражданин начальник!"- встрепенулся Виталий. - "ну-ка, давай объяснял мне теперь, как деньги на родину отправить, пока время на это есть!".

Ближайшие пятнадцать минут бедный Гугл сопел и пыхтел в телефоне, пытаясь установить мост взаимопонимания между двумя различными культурами. Сам малой же всем видом показывал, что он очень уж боится дождя, что домой он очень торопится, от чего электронный переводчик понимал его еще хуже.

Спустя эти самые пятнадцать минут было установлено, что отправить деньги домой можно через банкомат, который находится в почтовом отделении на соседнем острове. Через дорогу от здания полиции. Так что нам, нелегалам, лучше выглядеть чуть более чистыми и опрятными, как и подобает туристам.


Отлично, очередной поход через мост в туристическую зону.

20 минут дороги под легким, едва накрапывающим дождиком (и чего они все в деревне панику развели), и вот мы у заветных дверей с надписью "закрыто". Они как раз до половины пятого сегодня работали, чтоб их...

Зато хоть прогулялись. Да и Виталя, между прочим, в беседе предстал вполне интересным человеком. Бывший моряк, который устал от постоянных многомесячных странствий и хочет просто стабильно работать на одной работе заработать денег, чтоб домой привезти, в семью.

По сравнению с настоящим морским волком я чувствовал себя обычной сухопутной крысой. Успокаивало и придавало уверенности только то, что мы теперь вместе будем работать с зеленой жижей, перед которой все равны.

Так с приятной беседой с интересным собеседником мы вернулись как раз к ужину, на котором нам хозяйка пообещала выдать завтра в распоряжение Малого, дабы он помог нам с переводом, ведь банкомат все равно на корейском, так что даже если бы мы и попали на почту, толку от этого не было бы никакого.


Ну теперь уже точно рабочий день закончен и осталось только валяться перед телевизором, занимаясь своими делами.

Цензура на местном ТВ превзошла все ожидания и представлялась в виде бдительной мамаши, которая отгоняет всяких "шлюх и проституток" от своего любимого сорокалетнего сыночка-девственника.

Вот смотришь ты какой-нибудь пендосский боевик, в котором какой-нибудь люто крутой герой валит всех налево и направо, а большинство поверженных врагов представляют собой просто замыленные квадраты. Или он мужественно достает пинцетом пулю из плеча - опять пол экрана замылено! НИ ДАЙ БОХ ЖЫ ТАКОЕ УВИДИТЬ!! ИТА ЛАМАИТ ПСИХЕКУ!!1


...Ну вас с вашими боевиками, в общем.


Листаем каналы дальше. О, какое-то русское кинцо про партизан, храбро бьющих немцев! А фильм на русском, но с корейскими субтитрами.

Хорошая на самом деле идея - не озвучивать для ТВ иностранные фильмы и оставлять оригинальную озвучку.

Так день, собственно, и заканчивается.


А на завтра все те же крабы, сети, гараж, хозяин, пристающий с жестами "Вы покушали?". Ничего не меняется. Только погода стала еще хуже.

Ночью был ливень с ураганным ветром. Сейчас же дождь уже закончился, но ветер дул все так же.


Примерно через час крабосеткоковыряния Малой велел нам остановиться и топать за ним.

Фура к нам приехала, и нужно было скидать в нее все пустые канистры из под перекиси. "Большой" босс говорит, что нужно затолкать в нее 500 штук.

Никто, конечно, точно не считал, ибо после восьмой сотни сбились все, но в итоге мы загрузили как минимум раза в три больше.

Водитель фуры еще все время с усмешкой пялился на меня и спрашивал - "ты бухой?". Понятия не имею, с чего это он вдруг решил, но спиртовая дезинфекция организма бы мне не помешала, учитывая погоду.


Вот наконец грузовик заполнен и отправлен восвояси. А Малой, как вчера и наказала хозяйка, повел нас на почту. На этот раз уже была Виталина очередь поражаться прыти этого низенького человечка.


Резво доскакав до почты и воспользовавшись там услугами молоденькой девочки-кассирши (приятно поговорить с тем, кто посимпатичнее банкомата), мы, выполнив поставленную задачу, отправились продолжать работу.

Количество оставшихся сетей стремительно уменьшалось и мы уже буквально видели перед глазами конец псевдовыходных дней.


Однако на сей раз Малой заранее позаботился о музыке и включил ее еще на подходе к гаражу (вот жеж хитрая жопа...). Ну что ж, пусть будет мультяшная музыка, я вроде от нее уже достаточно отдохнул.

И сегодня у нас в чартах новые хиты!

Сегодня в топе такие композиции, как "В кругу осетров", "Банановый тендер", "Ай-нанэ, боль в ноге" и "Надо соснуть лицо". Чтобы проголосовать зв понравившуюся композицию, вы можете отправить короткое SMS с номером участника на короткий номер...


И вот так в диснеевском ритме мы заканчивали второй рабочий день.

Лесные зверушки больше не пели на полянке и в целом теперь вокруг все было обыденно и спокойно. Разве что несколько раз около дома останавливались грузовики, забитые до отказа полными канистрами с перекисью, которых приходилось отгонять от себя мантрами из песни Ленинграда - "еееехаааай нааахууууй...!".

Благо молитвы со словами Шнура на устах приносили свои плоды и грузовики продолжали свой путь.

Лишь бы сети уже завтра кончились и был нормальный выходной, а то пальцы уже действительно болеть начинают.

Ну или на капусту сходить, чтобы новые сети снова отдыхом казались...

Но это уже завтрашний день рассудит, а сейчас спать.

Показать полностью
623
Как я с министрами в шахматы играл
36 Комментариев в Шахматы  

История эта произошла со мной, когда я учился на 2 курсе в одном из известных столичных ВУЗов. Называть имена я не буду, дабы избежать.


Сижу на паре по сетевым коммуникациям, учимся обжимать витую пару (одно из немногого, что реально пригодилось в жизни). Неожиданно вызывают в деканат. Бреду до него, перебирая в голове - что же я такого сделал (а вернее - о чем могли узнать).

Захожу в деканат, там меня встречает зам. декана.

Зам: О, привет! Ты же вроде хорошо в шахматы играешь?

Я: А почему вы спрашиваете?

Как я с министрами в шахматы играл Шахматы, Минспорт, Приключения, студенты, длиннопост

(А я действительно неплохо играю, хотя профессионально заниматься давно бросил)

Зам: Подойди на кафедру физкультуры, там тебе объяснят.


А надо сказать, что формальным главой кафедры физ-ры был на тот момент Алексей Немов

(Это важно, потому что становится понятно, почему целью стал именно наш университет)

Как я с министрами в шахматы играл Шахматы, Минспорт, Приключения, студенты, длиннопост
Показать полностью
571
Невероятные приключения домашнего кота
9 Комментариев в Комиксы  
Невероятные приключения домашнего кота
60
Записки гастарбайтера. Часть пятнадцатая - крабовый шансон
21 Комментарий в Жизнь пикабушников за границей  

Проснувшись утром я с огромнейшим удивлением для себя замечаю, что матрас все еще включен, мне тепло и уютно, да и вообще - впервые за все то время, что я провел в деревне, я наконец-то крепко спал всю ночь, не просыпаясь по десять раз. И, что не менее удивительно - я выспался!

Ура, это однозначно победа!

Несмотря на более поздний подъем, решаю на завтрак одеться потеплее и обязательно в рабочую одежду. Мало ли, что там может взбрести в хозяйские головы и куда меня могут отправить, так что лучше быть готовым, нежели потом морозить свою бренную тушку в эти утренние часы особо бурного термического зубодробления.


После завтрака хозяйка отправляет меня дальше отдыхать, а это в действительности означает лишь одно - Вы-ход-ной!

Самое время валяться, ничего не делать и восстанавливать силы.


На улице заунывно воет ветер, капает мелкий дождь и с весьма недовольным видом суетятся мультинациональные мужики. А я, как и подобает в конец обнаглевшей русской роже, стою на своем крыльце, потягивая кофе с сигаретой, словно распоследняя ванильнка, и с довольной улыбкой пялюсь на них.

Костер, что ли, развести, чтобы был весь набор вещей, на которые можно смотреть вечно...

Хорошо поспал, сходил на завтрак, еще повалялся, сходил на обед - день обещает быть приятным!



Однако, в послеобеденный сон час (сон день) меня из приятной дремы вывел стук в мою дверь и голос хозяйки за ней.

Отворяю расхлябанную алюминиевую створку и через нее, буквально не замечая меня на своем пути, в мою комнату резво втекают три корейских туловища. Одно из которых, собственно, принадлежит хозяйке, а вот других я знать не знаю. Между ними завязывается диалог, в ходе которого они ходят по комнате, оглядывая не занятый мною угол, после чего зовут кого-то с улицы.


В дверном проеме появляется некий персонаж с чемоданом, чей взгляд явно выражал "не смотрите на меня, я сам не понимаю, что тут происходит". Персонаж заходит внутрь вслед за всеми и располагает свое вместительное вещехранилище с ручкой в уже рассмотренном всеми углу.


Ну етить. Новенький, что ли? Ну не надо, ну не ко мне! Мне так хорошо было валяться в тихой и пустой комнате одному!

Но что поделать. Раз заселили, значит так надо. Значит, надо знакомиться с новым человеком.

- Рашн? - спрашиваю я.

- А не похож? - угрюмо смотрит на меня персонаж.

- Роман. - представляюсь я.

- Виталя. - представляется Виталя.

Знакомство завершено.


Виталий представлял из себя самого, что ни на есть, обычного русского мужика сорока лет. Высокий, плечистый, с короткой стрижкой под насадку и двухнедельной небритостью.

Первые пол часа он был занят лишь тем, что он ходил по комнате из угла в угол, рассматривая ее со всех сторон, и скандировал "Это пиздец. И это пиздец. Тут тоже пиздец..."

Оказалось, что мы с ним приплыли в Корею на одном пароме в одно время и, в отличие от меня, эту работу он нашел только вчера.

Он уже облюбовал себе в плане работы неплохое теплое местечко, однако там его весьма наглым образом опрокинули и он две недели слонялся по всей стране в поисках хоть какого-нибудь трудоустройства.


И вот я рассказываю ему про это место, про нашу работу, а он все повторяет - "Это пиздец".

Уж очень он мне напоминал меня неделю назад, когда я точно таким же неодупляющим взглядом смотрел на свое новое окружение.

Однако теперь я негодовал от его негодования - не так уж тут и плохо на самом-то деле. Жилье есть, кормят хорошо, люди добрые и отзывчивые. Больше похоже на курорт с трудотерапией, за которую тебе еще и денег дают. Великолепно же на самом-то деле!

Вся проблема в том, что на формирование зоны комфорта нужно некоторое время, но недели мне более чем хватило. Хотя ее формирование на самом деле вызывало весьма неприятные ощущения.

У Виталия сейчас то же самое, а мне остается только радоваться тому, что у меня период адаптации уже закончен и теперь я могу вечером возвращаться в свою лачугу, словно в родной дом. Холодный, правда, но все же.


Самый экшн начался во время ужина, когда Виталий ушел бродить по деревне в поисках друзей, с которыми приехал, но от которых его отделили, и куда-то наглухо пропал, опоздав на ужин в итоге на пол часа.

Все это время я безуспешно пытался объяснить встревоженной хозяйке, что он где-то рядом, но позвать я его не могу, ибо не знаю, где он вообще.

"Нет, не знаю, где он. Да я понял, что вы про соседа. Нет, он ушел. Нет, не знаю, куда. Нет, позвать не могу. Да, я понял, что вы про него!"

Благо через пол часа он все же объявился в столовой и избавил меня от этой вербальной пытки на чужом наречии.


Первое, из-за чего он был явно удивлен - Это размер порций в тарелке. Второе - то, как вокруг него бегала улыбчивая хозяйка и, используя корейское чудо техники с экранчиком, пыталась завести диалог хоть о чем-нибудь.

Он уже не первый раз в Корее, но раньше не встречал нормального человеческого отношения к рабочим, так что то, как вокруг него бегали, распрашивая, нравится ли ему здесь, его самого весьма сильно обескуражило.

А вот привыкайте, уважаемый! Мало того, что место хорошее, так завтра еще и выходной обещают снова. Отдыхай, спи, понурый странник! Тебе понадобятся силы, ибо в море на самом деле будет жопа. Большая такая трудовая жопа.


На следующий день я все так же решил на всякий случай одеться потеплее, исходя из соображений страха быть отмороженным на внезапно свалившейся работе.

И, как на этот раз оказалось - опасения насчет неё были не напрасными, ибо нас отправили снова заниматься крабовым цирюльничеством.


И вот мы вчетвером заперлись в гараже, включив внутри тепловую пушку, и принялись за дело.

Я, Виталий, Малой, и Нелегал. Да, теперь наш состав был такой. Джо отчалил, не попрощавшись в тот же день, как мы последний раз вернулись с моря. Какая-то нездоровая текучка кадров у этого зеленожижевого предприятия.

А ведь, честно говоря, резать крабовые сети - та еще лафа. Делаешь ножницАми клац-клац... И все! Сел, расслабился, и орудуешь себе инструментом. Напрягаться не приходится вообще от слова совсем. Или совсем от слова вообще - тут уж с какой стороны посмотреть, однако итог все тот же.


И наконец-то я таки выяснил, как зовут Нелегала - Камсон! Герой повествования обрел собственное имя, разве это не замечательно?


Обстановка была еще более вялой и расслабленной от того, что великий Малой включил с телефона музычку. Корейскую попсу, разумеется, что же ещё?

Песни он подобрал такие, что они звучали словно песня какого-нибудь персонажа диснеевского мультфильма. Признаюсь, был близок к тому, чтобы почувствовать себя сказочной принцессой, которую ожидают нелегкие времена перед кульминацией сюжета и положительной развязкой, но вовремя опомнился, почесав себя за бороду. Принцессы бороды не носят.

Музыка из динамиков телефона лилась рекой (хотя, правильнее было бы сказать - хилым ручейком), сети разрезались, сигареты курились, кофе пился, я никакая не принцесса.

По заявке Камсона Малой решил с кей-попа перейти на какой-то азиатский шансон. И нет! Для тех, кто в танке от звонка до звонка, это была местная народная лирика, а не песни про Колыму, вертухаев и шмоны. Хотя наверняка утверждать лучше не стоит, языка-то я ведь не знаю. По крайней мере это было бы весьма нелепо.


Мой, приученный с детства к русским словам, слух среди всех корейских текстов за весь день выделил такие хиты эстрады, как "За баром нассано", "Детка-селедка" и "Суй, не любя". Последнюю, при чем, Малой включал дважды, уж очень она ему нравилась.

Я бы такой работой с радостью весь месяц и занимался, ведь такой рабочий день от выходного мало чем отличался. Но, как говорится - мечтать не вредно, но жопа слипнется.

После очередного чрезвычайно сытного ужина Виталий заметно повеселел и всем своим видом выражал безмятежность и удовлетворенность нынешней обстановкой. Видать - осознал, что в целом тут неплохо, ради такого тяжелые дни в море можно и потерпеть. Тем более, что на завтра снова по прогнозу дождь и хозяйка снова четко и ясно обозначила подъем выходного дня.


Для полного счастья оставалось только одно - позаимствовать из того гаража, где мы работали, клейкую ленту, которую мы там заприметили и вкруг залепить все окна в комнате, дабы избавиться еще и от сквозняка (хотя все равно некоторые дыры в рамах все равно пришлось затыкать носками).

А Виталия этот вопрос волновал на порядок сильнее, чем меня, ибо на него запасного электроматраса не нашлось.

Была, конечно, идея еще и двери залепить, но мы ее быстро отмели, посчитав несквозящие двери буржуазным излишеством. А нам, простым деревенским гастарбайтерам это было не к лицу. Да и покидать комнату, не имея из нее выхода, было бы чуть более проблематично, нежели чем через дверь.


А тут еще и хозяин дома решил полы теплые включить и воду горячую дать нам в кран. Вот теперь все, теперь это точно курорт в далекой субтропической стране.

Зря вы, Виталий, все тут пиздецом называли...

Показать полностью
50
Записки гастарбайтера. Часть четырнадцатая - кофейно-молочная авиация
10 Комментариев в Жизнь пикабушников за границей  

Время к шести, срочный подъем и бегом на завтрак. Чуть не проспал. Который раз ведь с вечера обещаю себе лечь пораньше. Хотя за столько лет пора бы и привыкнуть к тому, что я не умею ложиться вовремя, даже несмотря на лютую усталость.


Однако, зря торопился. После завтрака мы еще час сидели в холодной, сквозящей не меньше моей комнате и ждали времени отплытия. Вот и зачем меня так рано поднимали?


Но вот наконец мы садимся в грузовик и едем на пристань. На улице уже светает. А я смотрю на рассвет и думаю о том, что ранний подъем на этой долготе обусловлен как раз световым днем. Мне такой ранний восход кажется непривычным, учитывая то, что в моем родном городе тот же часовой пояс, но находится он почти на две с половиной тысячи километров западнее. Да и севернее почти на полторы. Так что в зимнее время у меня дома закат в семь вечера выглядит вполне логичным, а вот восход в семь утра... Чудеса какие-то.


К тому же я пришел к выводу, что я стопроцентная сова до мозга костей.


К вечеру, когда у всех остальных уже нет сил и они после ужина с трудом шевелятся (нелегал так вообще с кряхтнием и стонами медленно расправляет спину на лежанке) и вскоре отправляются спать, я же все еще на ногах, хоть и уставший, но готов продолжать принимать на себя новые обязанности (но лучше не стоит). Да и вечером заснуть - ну вообще проблема, организм только разогрелся и изо всех сил хочет бодрствовать.


Зато утром все наоборот - когда все на бодрячке и сломя голову несутся в море, я изо всех сил стараюсь не сдохнуть прямо там, где стою.


И вот мы садимся на одну из моторных лодок на пристани, летим к нашему, оставленному вчера кораблику, цепляем его вместе с каким-то моторизированным плотом, и отправляемся фармить капусту.

Теперь же наша задача, как объяснил мне накануне Юра - обработать капусту от сорняков. И покормить заодно. Собственно, коричневая жижа оказалась йодистой подкормкой, а перекись как раз от лишней растительности.

План действий теперь такой: берем плот, затыкаем у него все сливные отверстия, заливаем внутрь прикормки и перекиси по колено и, пустив плот под грядками, топчемся сверху и вымачиваем в этой лютой химической смеси нашу лакомую зелень.

По цвету этот химический состав напоминал густой кофе с молоком и пенкой. На вид весьма вкусно. Вот только запах все портит.

Из каждой свежкоткрытой канистры перекиси шли густые испарения, которые обвалакивали наш работящий плавучий островок белым облаком. Хоть бы респираторы какие-нибудь изобрели, что ли (или они изобретены, но все кладут на них некоторые свои органы), а то дышать было абсолютно невозможно.

Меня сразу проинструктировали, что допускать попадания этой штуковины в глаза ну вот вообще не стоит. Учитывая то, что эта хренотень сильно жжется на коже, не очень хочу испытать попадание ее хоть в какой-нибудь из двух своих глаз. Особенно - в тот, который любой.


И вот плот наполнен кофейной отравой, мы заплываем под первую сетку и неспеша продвигаемся по полю, ряд за рядом.

А я в свою очередь удивляюсь плавучести той пластиковой штуковины, по которой мы топчемся: на ней стоит движок, сам он обрамлен металлическим отбойником по периметру, доверху наполнен жидкостью и четырьмя человеками, да плюс к тому в нем еще и четыре бетонных блока лежит, чтоб чуть-чуть посильнее его просадить. А он все равно плывет, как так и надо.

В чем заключалась суть работы на этот раз?

Плот плывет, размеренно тарахтя хондовским пихлом, сети с капустой проползают через ядовитый коктейль, а что делаем мы? Мы просто топчемся по канатам, сковыривая с них ногами непонятные наросты.

Плот идет, капуста ползет, а мы топчемся, кашляя и потирая глаза.

Я думал, что сборка была тяжелым занятием, да не тут-то было. Сборка тяжела только физически, особенно с непривычки, однако там ты чувствуешь себя реальным мужиком в море, делающим суровую и тяжелую работу - "ААА СЦУУУК ВЫХОД СИЛОЙ! ЧЕРЕЗ НЕ МОГУ! ПОДНИМАЙ ДАВАЙ! МУЖЫЫЫЫК!"

А здесь же заунывная и нудная работа в кислотно-вонючей атмосфере. Шкряб-шкряб ножкой, шкряб-шкряб. И все, и больше ничего. С семи утра и до пяти вечера, с перерывом только на обед и на то, чтобы перевезти плот на следующее поле.

Шкряб-шкряб, шкряб-шкряб. Поменял ногу, шкряб-шкряб...

Шкряб-шкряб...

Эдакая степ-аэробика на водяном матрасе в газовой камере. 10 часов подряд. Молча. Без музыки. Повторяя одно и то же движение без конца.

Теперь это занятие на весь день.

Один ряд, второй, третий, четвертый...

Оглядываешься посмотреть, сколько до края поля - еще рядов 40, а то и больше. Смотришь назад, дабы, сосчитав количество уже пройденных, прикинуть оставшееся время - прошли целых три. Пятки уже все смозолены, солнце стремится к зениту, а до края поля еще пилить и пилить. И это только первое поле за день.

В такие моменты главное научиться отключать мозг и ни о чем не думать. Нужно поймать своеобразное дзен-медитативное состояние. Ну или наоборот - как можно больше думать о чем угодно, кроме капусты.

Еще можно радоваться внезапным веревкам, деревяхам и наросшим на канаты водорослям, которые нужно извлекать из грядок - хоть какое-то развлечение, хотя и весьма сомнительное.


Еще можно было пялиться на низколетящие НАТОвские истребители, которые весь день с оглушительным ревом порхали над нами, удаляясь куда-то за виднеющиеся на горизонте горы, откуда доносились звуки разрывов снарядов. Сила взрывов, содрогающих плот, чувствовалась даже несмотря на огромное расстояние, разделяющее нас и военный полигон.

Птенцы учатся летать! Эх, романтика стальных птиц и бескрайнего неба. Пилотом тоже быть, бесспорно, сложно, да и утомительной монотонной мути у них тоже, скорее всего предостаточно, однако я им сейчас искренне завидовал.

В море, конечно, тоже романтики хоть отбавляй... но, черт побери, красиво летают!

А, главное - низко. Низколетящие НАТОвские истребители - к плохой погоде, судя по всему.


Они летают, я работаю, мои уши горят. И не понятно, то ли меня кто-то материт из-за того, что я еще иногда туплю и в момент разворота плота на новую грядку не всегда успеваю схватить нужный трос, от чего плот резко стопорится, задев какой-нибудь буй и вылив часть драгоценной жидкости в океан, то ли от того, что резиновая куртка своим капюшоном уже стрела уши в кровь...


И вот наконец мы закончили третье поле, выдернули из плота пробки и привязали его к канатам прямо там, где остановились. Остальное завтра.

Пока остальные сели в маленькую моторку и куда-то утарахтели вдаль, мы с Малым вдвоем остались чистить плот от остатков капусты и всякой прочей грязи.

Я тем временем безуспешно пытался вытянуть у него информацию, как долго будут идти эти дни с плавучий ванной.

Показываю на поля, попутно разгибая пальцы. Раз, два, три.

- today three!

Показываю на остальные поля.

-four, five, six... how much? How many days? - вопросительно гляжу на него, разводят руками.

В ответ, как и ожидалось, непонятная тарабарщина. Он, увидев, что мой принимающий взгляд становится все более выразительным с каждым его словом, принялся играть в шарады.

Вот как играть в них в обычной обстановке? Ведущий что-то показывает, ты говоришь слово, а он дает тебе знать, угадал ты или нет. А как быть, если ведущий не понимает твоих слов совсем и не может даже предположить, в ту ли ты сторону мыслишь? В итоге за его десятиминутное выступление в роли мима я смог угадать лишь слова "багет", "трос", груша" и "четыре". Как это объединить в одну связную мысль - ни малейшего понятия.

(Не все могут угадывать иностранные слова. Вернее, угадывать могут не только лишь все. Мало, кто может это делать)

Вот как вообще излагать мысль человеку, с которым тебя разделяет языковой барьер?


Устав от бесполезных шарад, начинаю просто ловить лулзы.

- Ну вот смотри. - говорю я ему. - я тут перед тобой сейчас стою и говорю на абсолютно незнакомом тебе языке абсолютно незнакомые слова. Машу руками, изображая, допустим, дерево (тут я машу руками и изображаю дерево). Могу вот лодку по борту похлопать. А теперь я покажу тебе на поля, кивну головой, улыбнусь и спрошу "окей?". А ты в ответ улыбнешься, кивнешь и утвердительно ответишь - "Окей". Все так? Окей?

Малой смотрит на меня, улыбается и кивает головой.

- Окей! - говорит он.

Ну вот, уже хоть какой-то связной диалог. Ладно хоть крабом не танцевал на сей раз.

Остальные ребята тем временем вернулись, мы пересели в лодку и о отправились домой.

Больше всего раздражает неопределенность и неизвестность, а на сей раз я знаю, чего ждать от работы в следующий день, знаю ее объем и как эту работу работать, а значит завтра должно быть значительно проще.


Осталось лишь дожить до завтра. А это оказалось очередной проблемой.

На следующий я снова просыпаюсь ближе к шести и, постепенно приходя в сознание, начинаю прислушиваться к своим ощущениям.

Дело в том, что вчера меня посетила гениальная мысль развернуть наконец матрас поперек комнаты. При такой конфигурации спального места ноги хоть и будут на сквозняке, зато я перестану во сне выключать матрас, так как теперь его блок питания будет от меня далеко.

"Ну почему я такой тупой?" - думал я вчера, разворачивая лежанку и радуюсь тому, что наконец буду спать в тепле.

Да вот не тут-то было. Ожидая теплой ночи с расчетом на сквозняк я прибавил температуру на регуляторе. В итоге во сне было жарко и организм включил естественный механизм терморегуляции. Я вспотел, в общем. Ну а после этого каким-то макаром я все равно умудрился вырубить матрас, что заметил только утром.


В общем, не понимая, то ли мне жарко, то ли холодно, и не заболел ли опять, я собрался и утопал на утренний сбор.

А ведь еще накануне я удивлялся тому, что я приехал на море только-только после болезни, целыми днями в мокром холоде или на сквозняках, а при этом жив-цел-орел.

И все думал - "во, как работа закаляет!"

Ладно, некогда думать - новый день расставит все по местам. Срываюсь и бегу на завтрак, после которого меня ожидает почти часовая тупежка в стену, а затем мы снова выходим в море.

И вновь там десятичасовое шебуршание в вонючей химической ванночке и рев реактивных движков над головами.

А ведь не зря они так низко летают - погода на полном серьезе начала портиться, организовав нам темные тучи, надвигающиеся с запада, нехилый такой ветерок и почти метровые волны. В целом работать можно, только желательно бы при этом остаться на борту.


Мы все так же чистили канаты, собирали всяческий мусор и макали зеленую жижу в коричневую.

Я выловил какой-то маленький сигнальный буй, который решил оставить себе как трофей. Может, ночник из него сделаю или еще что.(фото красной штуки в предыдущем посте)

А за него мне пришлось побороться - после окончания кофейной возни он отправился в мусорный мешок вместе с остальными ненужными морскими хреновинами.

Пришлось рыться в нем и доставать оттуда мой подарок из пучины. Джо долго возмущался и пытался затолкать его назад, но я, отобрав мою прелесть, не стал отдавать ее без боя и убегал от долговязого, который всем своим видом мне говорил "Да отдай уже, заебал!".


Второй раз уже на берегу Нелегал увидел посторонний предмет в нашем грузовичке, взял его и пошел в сторону помойки. Пришлось снова догонять и отбирать никому не нужную морскую безделушку.

В итоге Джо смотрит на меня как на долбоеба, Нелегал, хоть и по-доброму, но ржет, а я - законный обладатель красненькой буйни с лампочкой.


Погода тем временем ухудшается чем дальше, тем больше. Вновь налетели тяжелые низкие тучи, поднялся ветер, чьи порывы снова открывают дверь в моей комнате, а я сижу и думаю, будет ли завтра выходной? Ведь в море в такой обстановке появляться не стоит.

Там час назад-то творилось непонятно что, а теперь так вообще!

Пока я думал об этом, в дверь постучались.

- тук тук!

- кто там?

- будильник на полтора часа позже!

- Ауе! (Это возглас, а не аббревиатура, если чё)

Хозяйка это была, короче. Не поленилась и сама пришла через пол деревни.

Надеюсь, более поздний подъем, как и в прошлые разы, означает день отдыха. Да, как я и думал на прошлых выходных, так и вышло - за четыре рабочих дня я соскучился по бесполезным сонным денькам.

Но на этот раз я могу хоть с гордостью ударить себя пяткой в грудь и заявить - "Я работяга, я заслужил еду!". А то в прошлые разы было как-то неловко только спать и есть, толком ничем по хозяйству не занимаясь.


А сейчас у меня комната ходуном ходит, несмотря на то, что я давно уже не на волнах качаюсь, а лежу на ровной и, насколько я могу судить, статичной постели.

Ничего, в выходной день вестибулярный аппарат угомонится и привыкнет к ровному полу. Тем более, что можно поспать подольше.

От меня остается только спать со всей ответственностью и сквозь сон следить одним глазом за собственными же коварными конечностями, которые зачем-то каждый раз вырубают единственный источник тепла в моем жилище.

Показать полностью
37
Записки гастарбайтера. Часть двенадцатая - русский менталитет.
3 Комментария в Жизнь пикабушников за границей  

Очередное утро.

Снега намело за ночь пуще прежнего. И снова я топаю за своим положенным завтраком по сугробам. Хотел бы я сказать, что я вновь осваиваю целину, однако кто-то меня уже опередил - на снегу красуются свежие следы от протектора. И собакен, разумеется, уже всюду своими лапми следов наоставлял.


И снова завтрак, и снова меня отправляют заниматься ничегонеделанием. Никто в моей деревне опять ничем не занят. Выглядит все так, будто для работы в море сейчас действительно не сезон, однако Макс и Юра передают посредством телефонного аппарата, что в их деревне работа идет полным ходом и что они уже порядком подзаебались. Как-то подозрительно это все. С одной стороны мне прикольно ощущать себя здесь туристом, приехавшим изучать достопримечательности и осваивать местную культуру и быт, а с другой - я же сюда работать приехал. И меня всерьез начинает беспокоить мысль о том, что соответственно работе мне и заплатят. Ну ладно, поживем - увидим.


А пока мой распорядок дня хорошо описывается строчками одной упоротой песни:


"Встал, походил, лег.

Лег, походил, встал.

То спишь, а то и не спишь..."



Скорее всего, когда работа начнется, я буду очень скучать по этим дням, когда можно сутками напролет из постели не вставать, ну а пока я скучаю хоть по какой-нибудь занятости.

Благо хозяин дома снова вломился в гости - решил развлечь. Сунул веник и, показав на тарахтящий сугроб, велел превратить его в новенький хендай.

Ура, хоть какое-то занятие на ближайшие пять минут!


Затем до обеда снова ничего не происходило. Ну а следом, как и вчера, имитация бурной деятельности - дойти до лодки, сгрести с нее снег, вычерпать воду из трюма, привезти еще канистр...

А Нелегал надо мной ржет.

- Поел, лег, поел, лег. Хорошо тебе живется! (большой палец показывает и угарает).


Занимаюсь в своей комнатке физухой, а то жопа уже реально квадратная и все, что у меня еще давеча болело от непривычного количества работы, теперь начинает затекать от отсутствия хоть какой-нибудь нагрузки.


А затем ужин, еще один бесцельно проведенный вечер, в который мне сообщили, что и завтра работы никакой не будет, за ним ночь.

Скуууукааа!

"Встал, походил, лег.

Лег, походил, встал..."

И вот снова утро, снова завтрак.

Пес уныло лежит возле кучи канистр, ему тоже нечем себя занять. Если вчера можно было носом сугробы рыть, то теперь же снег снова сошел, оставив после себя местами подмороженную слякоть.


Решаю узнать у Малого, чего вообще происходит и когда будет работа?

Не совсем понял, что он ответил, но при помощи какого-то корейского переводчика на телефоне он написал:

"Когда на небе луна? Луна на небе всегда!".

Что ж, весьма по-философскии, но как это относится к работе?

В продолжение темы луны он снова начал изображать краба в полуприсяде, затем какую-то лезгинку, через движение охватывая руками небо...

"Эмм... Это что? Это ты крабовый дождь вызываешь? Или это к крабов брачный танец такой и ты меня клеишь, что ли? Братан, херовая идея..."

Закончив разговор танцем (индус, блин), Малой посмотрел на меня и спросил "Окей?".

На всякий случай сказав "ага" и кивнув, я вышел из комнаты. Судя по всему он что-то про отлив говорил, но не суть важно.

Понятно хотя бы одно - работа будет, но когда и какая - вот хрен бы его знал.

Ушел к себе после обеда. "Встал, походил, лег" и все такое прочее. Очередная пара часов бессмысленности.


Стою, курю на крыльце, никого не трогаю. Смотрю - мимо с тележкой бежит Малой. Ну, думаю, опять канистры возить. Ну так и есть - останавливается, машет мне, мол "айда за мной". Ну надо - так надо, пойдём. Но на этот раз канистры не простые, а канистры с бензаком. Лодку идем заправлять.

Не совсем понятно, лодка как стояла на приколе, так и стоит, а после парковки мы ее заправили сразу. Неужели и в этом далеком краю находится у кого-то ушлая жилка, составляющая брать то, что плохо лежит? Ну не могли пол бака бензина справиться за 4 дня!


Ну ниче, заправили, бак снова полон, теперь хоть на край света. Ну или во круг острова, хотя бы.


Ну, вроде на день лимит действия с канистрами исчерпан.Теперь отдыхать? А нет - теперь идем крабовые сети распутывать. Да что ж эти крабы-то всюду чудятся и жить спокойно не дают?


А сети распутываются как? Берешь, значит, сеть, раскладываешь ее сначала на ровной поверхности так, чтобы толстый трос с грузиками ровно лежал. А далее манипуляция простая - ножницы в руки и отрезаешь все от этого троса к хренам и уносишь на помойку. Другого варианта нет, ибо три кило лески распутать - ну просто ИМПОССИБРУ!


Ну "распутали" мы штук пять, решили, что устали и на сем покончили с этим крайне "утомительным" занятием.


Отлично, есть время немного фигней пострадать перед ужином.

А вот на ужине хорошая новость! Нелегал подзывает меня к часам, показывает на без пяти шесть и говорит "тумороу ам-ам". Оп, понеслась, значит. Завтрак в шесть, значит работать будем. Ну и славно! Я в принципе доволен. Отлично, посоны, тогда завтра утром и увидимся.

После ужина наливаю себе кофе в, как у них принято, обычный бумажный стаканчик и выхожу на улицу, планируя спокойно дойти до дома, малехо полежать (будто не належался еще, млять) и уйти на боковую пораньше. А то подъем ведь ранний!


Но мои планы прерывает возглас со спины:

- Что, вечерняя прогулка перед сном, уважаемый?

Оборачиваюсь и вижу выходящих откуда-то из переулка троих мужиков весьма скучающего вида.

- Здоровья вам, господа, не болейте! Ну типа того, прогулочка.

- И ты не болей! А мы вот тоже гуляем. Ну как, не устал 4 дня подряд лежать? Мы так заебались уже. Благо хоть завтра в море выходим. Вы тоже?

- Конечно, заебался! Да, мы тоже выходим.

- Ну тады пошли с нами бесцельно по острову ходить.

- Зачем бесцельно? - Говорит другой. - Тут наш хозяин где-то на помойке вчера почти новый велосипед выкинул. Чего добру пропадать? Пойдём, найдем его?

Ну что сказать? Русские - есть русские. Менталитет у нашего брата такой.

Ну и пошли мы осмысленно слоняться. Где-то по пути мужики остановились и ломанулись в заросли молодого бамбука.

- Мужики, а вы чавой-то? - удивляюсь я.

- А мы мундштуки делать будем! А то видишь, какие у нас сигареты легкие больно? Приходится фильтр отгрызать, иначе курить не прикольно. Вот говорили мы своему хозяину - плохие ты сигареты привозишь! Привози другие, потяжелее! Ну а он что? Он же кореец - сказал "ага" и привез точно таких же.

Пока я наблюдал сию бамбуковую возню, снова услышал со стороны возгласы - "Ооо, русо!".

Снова оборачиваюсь и вижу на тропинке на этот раз двоих, но зато черных.

- Привет вам, парни! - слышится из кустов.

- Хеллоу!

- Вы кто будете? Нуу... эээ... То есть, вэр а ю фром?

- Шри-Ланка!

- Ооо, Шри-Ланка - это прикольно!

- Еее, Шри-Ланка!

- Да поняли мы! Ну ладно, все, пацаны, не мешайте, мы делом заняты.

Излишне загорелые уходят.

- Прикольно здесь. - снова слышится из зарослей. - Вон шриланкийцы ходють, в тех домах дальше по улице филипинцы живут. Таджики тоже где-то тут шастали. Но они, кажись, с соседнего острова.

Найдя себе подходящие стебли, мужики повылезали из кустов и пошли дальше искать тот самый велосипед, который добро, и которому не пропадать.


Однако, обойдя весь остров вокруг и три деревни, но так и не найдя нужную помойку, немного расстроенные мужики пошли обратно. Отдыхать жеж надо. Да и пиво им допить нужно, а то чего ему стоять просто так?


И вот уже в самой деревне, на перекрестке, где нам надо было расходиться, мы встретили его. "Уходящий в закат" угрюмо появился откуда-то из темноты, словно грустная приведенька.

- Здаров! Чет тя весь день видно не было! Чё шатаешься тут, спать не идешь? - загалдели мужики.

- Да развлекаюсь я так. Хожу вот. Остров уже раз пять вокруг обошел. У меня вайфай пропал, мне делать нечего.

Как выяснилось, он тоже один живет, а современный человек в обстановке социальной изоляции без тырнэтов начинает неистово грустнеть.


В итоге пятеро русских еще час стояли и трепались о всякой бабуйне.

Темы были разные - начиная от того, как один из них как-то ломанул чей-то вайфай в этой же деревне, но в соседнем доме, и сменил там пароль (просто скучно человеку было), и заканчивая тем, кто и сколько раз пьяным за рулем попадался, и тому подобное.

Ну пиздец, товарищи. Кто бы чего ни говорил, а русский нрав ни с чьим другим не спутаешь. Уникален русский человек в плане того, как нужно страдать хуйней.

- Меня вообще забавляет то, как местные друг с другом общаются. - продолжает диалог человек-закат. - Никто из них друг друга по имени не называет. Все ко всем обращаются возгласом "ЭЭЭЭ". (В соседнем доме в окно высовывается корейская голова и оглядываться вокруг. Видимо, владелец головы решил, что его позвали). Ну так вот, если ты повернулся, а гаркнувший смотрит не на тебя, значит не тебя и звали, значит забей.

- Это да, есть у них такая черта. - отвечает один из троицы.

- Зато нас они по именам называют, всех запомнили. Забавно. Хотя мне-то пох, пусть хоть на "ЭЭЭ" и обращаются, лишь бы зарплату платили.

- Вот, это ты правильно мыслишь! А я сейчас зарплату получу и на выходные в город съезжу!

- Похуа?

- Ну, там девочки есть. Я по красивым девочкам больно соскучился за месяц. Любви и ласки хочеццо, а тут это не так уж и дорого.

- Ебанько? Возьми и поприседай лучше.

- Да ну тя, не понимаешь ты ничо... Ладно, мужики, пойдёмте по домам, а то там пиво стынет.

- Ну бывайте.

И мы расходимся. Троица в одну сторону, мы с Закатным в другую, ибо нам по пути.

- А тебе, - говорит, - я дам один совет. Если тебя кто-то позвал или дал задание - не беги! Беги только если канистры с горючкой загорелись или там, к примеру, машина на тебя с моста падает. А так - иди шагом, пусть хоть заорутся. Иначе они привыкнут, что они сказали и ты метнулся, сказали - метнулся. Заебут потом, вот серьезно. Ну ладно, ты же тут живешь? А мне дальше пиздовать. Покеда!

И "закат" растворился в ночи.


А я остался стоять на своем крыльце, задумчиво пуская дым, и размышлять о своем.

Нет, все же даже кратковременное отсутствие общения на родном языке сказывается. Как-то уже непривычно, но до ужаса радостно слушать родную речь самых обычных людей.

А нас, русских, все-таки ни с кем не спутаешь. Своеобразные мы очень.

Вот встретил ты на улице просто каких-то мужиков, а в их манере разговора чувствуется искренность и душевность. Абсолютно не важно, что вы знакомы только пять минут, а к тебе уже максимально доброжелательны и общаются как со старым другом. Особенно это заметно здесь, далеко от родины, где каждый старается ухватиться хотя бы за маленький кусочек родной земли. Тут, кем бы вы ни были, если вы говорите на одном языке, значит уже друг другу не посторонние. Вот, где особенно сильно проявляется значение слова "земляк".

Записки гастарбайтера. Часть двенадцатая - русский менталитет. Корея, гастарбайтеры, длиннопост, приключения, работа, жизнь
Записки гастарбайтера. Часть двенадцатая - русский менталитет. Корея, гастарбайтеры, длиннопост, приключения, работа, жизнь
Записки гастарбайтера. Часть двенадцатая - русский менталитет. Корея, гастарбайтеры, длиннопост, приключения, работа, жизнь
Записки гастарбайтера. Часть двенадцатая - русский менталитет. Корея, гастарбайтеры, длиннопост, приключения, работа, жизнь
Показать полностью 4
59
Невероятные приключения камчатских каторжан на Мадагаскаре... И в Японии, Китае, Тайване, Франции.
12 Комментариев в Лига историков  

Первые русские могли бы посетить Мадагаскар ещё при Петре I, который намеревался наладить контакт с "правительством" в лице пиратского главаря Каспара Вильгельма. Но флот дал течь, а само "государство пиратов" было разгромлено Англией, что сводило на нет целесообразность экспедиции.

Теперь перейдём к нашей истории и описанию первого посещения русскими Мадагаскара.


Для полной картины начнём с "предводителя" этого интереснейшего путешествия, а именно с Морица Бенёвского.

Невероятные приключения камчатских каторжан на Мадагаскаре... И в Японии, Китае, Тайване, Франции. история, познавательно, каторга, Бенёвский, Приключения, авантюра, Интересное, мадагаскар, длиннопост
Показать полностью 5
437
Поспешное
64 Комментария в Cynic Mansion  

И бонус в комментариях, торопыги.

Поспешное cynicmansion, Комиксы, Приключения, длиннопост
Показать полностью 1
39
Вольный флот. Глава Сорок Четвертая.
18 Комментариев в Авторские истории  

Глава Сорок Четвертая.

Тайны Вуковича.


Вукович, прикрыв глаза сидел на табуретке посреди кабинета. Вся остальная мебель была сдвинута к стене, а пол и стены покрывало одеяло из листков, на которых были имена, места и даты. Снаружи аккуратно постучали.


- Медленно. Открывайте дверь медленно…

- Вы все еще работаете?


Приоткрывая буквально по миллиметру дверь, заглянул пожилой полный господин с седыми усами и обширной лысиной. В руке он держал поднос с чашкой кофе и парой круассанов.


- Комиссар Котильон? - Вукович, удивленно вскинув бровь принял у него поднос, - С каких пор вы разносите завтраки?

- Вобще-то это, скорее, ужин… Если бы вы не зашторили наглухо окна, то заметили бы, что… Вам это не интересно, да? - комиссар помялся, - Я просто хотел выразить свою признательность за то, что вы, как бы это сказать, прикрыли меня. Ведь я, фактически, помог преступнику, своим приказом об аресте…

- Пустяки.

- Начальство очень хотело найти виновных — мне это могло стоить должности и пенсии.

- Буду откровенен — я действовал из чисто прагматических соображений. Вас я знаю. А времени выстраивать взаимоотношения с новым начальством у меня нет.

- И тем не менее... Вы продвинулись в расследовании? Не то, что бы я торопил, просто наверху требуют результатов…

- Вот. Это их успокоит, - Вукович достал из под табуретки ворох папок и вручил Котильону, - Пока отрабатывал версии, сумел раскрыть несколько дел. Там нужна кое какая доработка, но Жильен и остальные справятся.

- Уверены?

- Да. Рутинную полицейскую работу они делают отлично. Там есть довольно громкие эпизоды, так что, «наверху», смогут вволю покрасоваться перед прессой, оставив вас в покое на время.

- Прекрасно, Серго, просто прекрасно! Сейчас же прикажу им заняться. А вам стоит поесть и передохнуть — вы себя угробите, - Инспектор повернулся и внимательно посмотрел на Комиссара, от чего тому стало не по себе, - Нет- нет! Если вы хотите.

- Я думаю — вы правы. Слишком сильная концентрация лишает меня угла зрения. Надо передохнуть.

- Вот и прекрасно! - Комиссар радостно закивал, - Я собирался посидеть в одном чудесном местечке. Там подают вкуснейший суп-пюре. Не хотите со мной?

- Почему нет. Смена обстановки благоприятно сказывается на мышлении. Но кофе и круасаны не уносите — если сейчас вечер, значит я не ел уже двое суток. Мне нужны калории.

- Хорошо. Я мигом. Просто запру все в сейф — все равно уже все ушли… - кивнув, Вукович принялся задумчиво жевать, запивая кофе, - Только снова не уходите в проблему — вы меня в таком виде пугаете. Просто расслабьтесь…


Небольшое кабаре располагавшееся в паре кварталов от полицейского управления было до отказу набито народом, но комиссар, видимо, водил близкое знакомство с владельцем заведения, поэтому для них столик нашли мигом. Вукович, обычно достаточно равнодушный ко всему, не относящемуся к работе, на удивление, внимательно следил за представлением, и даже отдал должное местной кухне. Это выражалось в том, что количество съеденных им блюд превысило количество выпитого кофе.


- Ну что? Я же говорил — чудесное местечко! Вам стало лучше?

- Определенно, - Вукович огляделся, - А тут есть книжный магазин?

- Книжный магазин? - Котильон растерянно развел руками, - В такое время? Это не может подождать до утра? Хотя! Если у вас проснулась тяга к литературе, то у меня есть одна идея! Тут неподалеку есть одна лавочка — ее хозяин, месье Берне, выступал свидетелем по делу шайки взломщиков. Бедняга страдает бессонницей, поэтому и видел их когда они вскрывали дом напротив. Думаю, он не откажет нам.


Хозяин книжной лавки очень удивился их визиту, но все же позволил Вуковичу ознакомится с ассортиментом. Комиссар, глядя на то, как Инспектор перебирает дешевые детективные романы, время от времени бросал на Берне виноватый взгляд, мол: «Вот такой вот он странный человек...».


- Скажите, уважаемый, - Вукович продемонстрировал хозяину книгу, - Это популярная вещь?

- «Детектив Пруст»? Очень! Издавалась во всех странах. По ней даже сделали фильм и радиоспектакль. И серию комиксов на Амене. Это, кстати, третья часть. Первая — левее.

- А сколько их всего?

- Пять! И одна лучше другой.

- Возьму все…


Кивнув, хозяин упаковал книги, и вручил Инспектору. Котильон, когда они вышли, удивленно покосился на него.


- Вас потянуло на детективы? Я думаю, что с вашим опытом расследований, описанное там будет просто смехотворно.

- О да. Поэтому и взял, - согласно кивнул Вукович, - Почитаю на ночь глядя. Посмеюсь…

- Так вы все-таки спите? А то ребята в управлении поговаривают, что вы обходитесь без сна годами.

- Иногда сон — непозволительная роскошь.

- Вы, поистине уникум, инспектор, - Комиссар покачал головой, - Поймать вам такси?

- Не стоит. Среднее время, которое тратится на его ожидание в это время суток — двадцать одна минута. Поездка — девять минут. До моей квартиры отсюда, обычным моим шагом — тридцать семь минут.

Семь минут экономии, учитывая пользу, которую мне принесет ночная прогулка по свежему воздуху, не стоит потраченных на такси денег.

- Ночью на улице может быть небезопасно.

- Я полицейский. Я вооружен, и подготовлен. С точки зрения моего долга, и моей задачи, как сотрудника полиции, предпочтительно, что бы преступник напал на меня, а не на простого гражданина. Так что, это еще один аргумент, в пользу того, что бы идти домой пешком.

- Ну как знаете, - Котильон развел руками, - Тогда до завтра.

- До завтра…


Но на следующий день Комиссар не обнаружил инспектора на месте. Это было в высшей степени необычно, поэтому раздав полученные от него вчера дела подчиненным, он поехал к нему на квартиру. Дверь, к его удивлению, открыла женщина в наспех накинутом халате. Комиссар сперва подумал, что ошибся дверью, но на вопрос, тут ли живет инспектор Вукович, та ответила утвердительно, и пригласила его внутрь. Пройдя за ней на кухню, Комиссар уселся за стол, не переставая удивленно озираться по сторонам. Внутри было достаточно чисто и уютно. Мебель, судя по возрасту, досталась Инспектору от предыдущего владельца. На стенах висело несколько фотографий. На одной из них был Вукович в офицерской форме, на других — встретившая его женщина с девочкой. Судя по всему — дочерью. Еще на одной все трое были вместе.

Наличие у зацикленного на работе Инспектора каких-то любовных или семейных связей было для Комиссара, настолько внезапным открытием, что он, пребывая в некотором шоке, не заметил как на кухню вошел Вукович.


- Комиссар? О! Проклятье! Я опять забыл сколько времени!

- Ничего страшного! Это даже хорошо! Вы столько работаете — вам нужно время от времени отдыхать. Видеться с семьей…

- Семьей?

- Ну да. Про ту даму, что открыла мне дверь.

- Анна? Мы с ней, официально, не женаты.

- А девочка — ваша дочь?

- Нет. От ее первого брака.

- Точно. Вы же все время на службе… - вздохнул Котильон, - Хотя я, откровенно говоря, удивлен, что никто до сих пор не знал о этой стороне вашей жизни. Честно говоря, все были уверены, что вы одиноки.


- А зачем мне говорить об этом? - удивился Вукович, - Учитывая специфику нашей работы, чем меньше окружающие будут знать о нашей личной жизни, тем проще и безопаснее.

- Верно, верно... Однако обычно все делятся с коллегами… Ну знаете… Поговорить про семью, детей и всякое такое…

- Я предпочитаю концентрироваться на расследовании.

- Нет — не поймите меня неправильно. Это очень похвально, но все равно приятно узнать что у вас есть, так сказать, человеческая сторона. Просто вы производите впечатление… Многие вас считают чуть ли не живым логическим механизмом.

- Это их личное дело. Будете кофе? - Вукович поставил на плиту турку и зажег газ, - Еще раз прошу прощения за опоздание. Меня посетила очередная теория и я совершенно потерялся во времени.

- Серьезно? Неужели эти детективы натолкнули вас на что-то стоящее?

- Не детективы. Они были нужны мне что бы проверить мои предположения.

- Тогда что?

- Кабаре. Помните представление?

- Смутно. Какая-то дешевая постановка. Она там, в основном, для фона. Поэтому я не обращал особого внимания на сцену.

- Именно. Дешевая одноактовая пьеса для кабаре. Актеры не стали сильно усердствовать и переработали в комедийном ключе классический сюжет о неверном муже, любовнице и желающей мести жене. В оригинале история довольно трагичная, но сытая публика, костюмы, игра актеров, место где дается представление настраивают на восприятие ее в комедийном ключе. То есть фон, и способ подачи способен в корне изменить наше восприятие происходящего.

- Интересно. Никогда об этом не думал. Это как то относится к расследованию?

- Да. Я нашел настоящего Кунлу! Раскрыл его личность!

- Правда?!! Это же прорыв!

- Не спешите радоваться…


Вукович принес из комнаты книгу и положил перед Комиссаром. Тот удивленно взял ее в руки и повертел.


- Я не понимаю…

- Мортен. Главный антагонист всех романов…

- Все равно не понимаю… Это же выдуманный персонаж!

- Именно. Вы читали книгу?

- Я? - Котильон замялся, - Давно. В поезде. От нечего делать.

- Я вам напомню: «… обернувшись, Пруст увидел высокую фигуру, наблюдавшую за ним. На незнакомце был длинный черный плащ. Широкополая шляпа скрывала его лицо, делая незнакомца загадочным и зловещим одновременно...» - это описание первой встречи Пруста с Мортеном. Не правда-ли, один в один описание Кунлы?

- Д-да… - Комиссар растеряно принял из рук Вуковича чашку, - Но каким образом?

- Думаю, преступник, или преступники, копировали образ Мортена вполне сознательно. Дело в том, что я и раньше замечал, что в свидетельских показаниях много таких подробностей которые выглядят довольно странно. Они либо не совпадают с уликами, либо слишком подробны для случайного очевидца.

- Вы предполагаете, что на них влияла прочитанная книга.

- Несомненно. За счет этого показания свидетелей сильно искажались, теряя ценность. И это только одна из уловок. Но это не главное. Как я уже сказал — меняя фон, подачу и игру актеров мы можем очень сильно менять восприятие происходящего. Все эти убийства — одна огромная кровавая постановка. Теперь я почти уверен, что никакого Кунлы в природе не существовало. Это миф. Искусно созданная мистификация, призванная направить нас по ложному следу.

- Но кто стоит за всем этим?

- ЭРА. Они использовали вымышленного мстителя для того, что бы сбить нас со следа. Пока мы искали пожилого, страдающего туберкулезом эринца мстящего за расстрел в Тирнее, они безнаказанно уничтожали своих противников и конкурентов.

- Но все жертвы Кунлы были причастны к расстрелу.

- Нет. Просто если убитый не имел к нему отношения, его относили на счет «подражателя» или «последователя». Я тоже попался на эту удочку. Вы слышали, когда нибудь о Пеллингстере?

- Да. Он был одной из последних жертв. Кажется, командовал отрядом, учинившим бойню.

- Верно. Но есть один ньюанс — после этого он спокойно продолжил службу на Эрине, вышел в отставку, и долгое время жил на Континенте. И, судя по всему, когда один за другим начали умирать ответственные за инцидент — не особо беспокоился за свою жизнь, хотя был ближе всех к убийце.

- Действительно странно…

- На Амене, при довольно неприятных обстоятельствах мне довелось пообщаться с одним из главарей эринцев - Киллроем Флинном. Он сказал очень интересную вещь: «Мы не трогаем невиновных, и тех, кто исполняет свой долг.» И судя по всем не врал.

- Бандиты с кодексом чести? - отмахнулся Котильон, - Не верю.

- Не все так просто. Эринцы считают себя солдатами, а не бандитами. И, судя по всему, к своим правилам относятся серьезно. Думаю, Пеллингтон, имевший с ними дело, тоже знал об этом и, не опасался мести, так как будучи офицером, исполнял приказ.

- Но потом что-то изменилось, я так полагаю?

- Да. Надо выяснить, что именно. Моя интуиция мне подсказывает, что это важно.

- Думаете это как-то связано с побегом ОБраена?

- С организатором побега. Я уверен, что ограбление банка на Санта-Флер, афера в Беллингтоне и побег — дело рук одного человека… А еще у меня есть неприятное ощущение, что я, когда-то с ним уже встречался.

- О Всемогущий — как все запутано, - Комиссар допил кофе, - Я тут мало чем смогу вам помочь… Надеюсь Жильен и остальные не подведут и у меня будет, что кинуть в зубы начальству… Но давайте больше не будем о работе. Расскажите лучше, где вы берете такой чудный кофе. С меня просят целое состояние за жженую ерунду.

- У меня есть свои поставщики.

- Надеюсь, не контрабандисты?

- Я не знаю, - равнодушно пожал плечами Инспектор.

- Вы, и не знаете?

- Контрабанда — не моя компетенция. Если таможня не в состоянии их поймать — это проблемы таможни. Пока эти ребята никого не убили и не украли ничего особо крупного, мне все равно, чем они занимаются.

- Вы все еще злитесь на Жува за ту операцию? - понимающе покачал головой Котильон, - Понимаю. Вы подали это дело им на блюдечке, а они мало того, что упустили всю шайку, так еще и пытались обвинить вас в том, что вы действовали на их территории.

- Я не злюсь. Просто оставил их работу им, как они и просили. А сам наслаждаюсь отличным кофе за скромные деньги.

- Правильно. Не стоит ругаться — просто ну их в Бездну. Давайте о чем то другом…. Например эта дама— она чем занимается? И как вы все это время умудрялись скрывать ее ото всех.

- Я не скрывал. Просто у нас, в Белгране не принято лезть в чужие дела, и выставлять свою жизнь напоказ.

- Да, точно. Я так привык к вам, что совершенно забываю, что вы не гюйонец. У нас то личная жизнь и ее подробности — любимая тема. Ладно. Мне пора на службу. Вам я уже выписал выходной, и как начальник приказываю, но в основном по человечески прошу его использовать и побыть… Ну вы поняли: дама была в халате, и я решил что отвлек вас от…

Простите… - всплеснув руками, Котильон встал и попятился к двери, - Вы только что сказали, что у вас не принято обсуждать такие вещи как я опять… Приятного отдыха, а я пошел…


Вукович проводил его, закрыл за ним дверь, и пройдя в комнату, принялся перебирать записи. Через некоторое время туда же вошла Анна, со словами: «Ты опять? У нас остался час пока дите из школы не вернулась,» схватила за ухо и, без особого, впрочем, сопротивления, потащила в сторону спальни.



Погода была настолько мерзкой, что даже бродяги, обычно любившие ночевать под мостом за площадью Де Вие перебрались в более теплые и сухие убежища.

Оглядевшись, и убедившись, что за ним никто не следует, Вукович подошел к темной фигуре, которая, прячась за опорой, пыталась раскурить промокшую сигарету.


- Вы слегка опаздываете, Инспектор…

- Приношу свои извинения… Я слегка удлинил маршрут, что бы быть уверенным, что за мной не следят.

- Разумно. Хотя, если о наших встречах станет известно, нас это не спасет… Что вам нужно на этот раз?

- Пеллингстер…

- О-о-о! Тут я вам не помошник…

- Мне очень нужна эта информация. Вы же знаете — я никогда не обращаюсь к вам без веской необходимости.

- Вы не понимаете, во что хотите влезть.

- Так объясните мне…


Незнакомец сделал затяжку, и некоторое время раздумывал. Вукович покорно ждал, пока тот примет решение.


- Это будет стоить вам дороже, чем обычно…

- Разумеется…

- Пеллингстер работал на Тайную Полицию. Курировал агента…

- Продолжайте. Что за агент?

- В руководстве ЭРА…

- В руководстве? Тайная Полиция смогла внедрить своего человека так глубоко?

- Да. Это был крупнейший успех за всю историю нашего противостояния с эринцами.

- Кто был этим агентом?

- Серьезно? - собеседник саркастически усмехнулся, - Вы серьезно думаете, что я знаю?

- Ах, ну да… - кивнул Вукович, - Его личность наверняка держали в тайне даже от своих…

- Агента знал только Пеллингстер. Он единственный, через кого с ним поддерживали связь.

- Это объясняет его убийство… Что произошло тогда на Амене? Полиция считает, что Пеллингстер решил лично разобраться с теми, кто за ним охотился, но мне кажется, что это далеко от истины.

- Говорите прямо: «Это идиотизм.» Да. Пеллингстер не был идиотом. В ту ночь он скрылся от местной полиции, что бы встретится с агентом. Тот сообщил, что имеет информацию чрезвычайной важности. Пеллингстер рискнул. И проиграл.

- Это была ловушка?

- Да.

- Каким образом эринцы узнали про их встречу?

- Понятия не имею. Никто не знает…

- А не мог этот агент..?

- Быть двойным? Исключено.

- Почему вы так уверены?

- Он сдал нам Конола Кирхана…


Теперь уже Вукович взял паузу. Его собеседник прикурил еще одну сигарету, в ожидании, что тот скажет.


- Да. Вы правы — эринцы могли кое-кем пожертвовать ради поддержания «легенды» своего человека, но столь крупной фигурой… А что с агентом? Если единственная связь с ним оборвалась… С ним пытались связаться?

- Мы договаривались только насчет Пеллингстера. Если вы хотите говорить про агента…

- Я понял. Надо доплатить…

- Не уверен, что у вас хватит средств.


Вукович молча извлек из внутреннего кармана плоскую черную коробочку похожую на портсигар, и открыв, продемонстрировал содержимое.


- Ого! - собеседник изумленно вскинул бровь, - А вы не боитесь носить это с собой?

- Игра стоит свеч…

- Ладно. Но, боюсь, что я вас разочарую… Агент мертв.

- Вы уверены?

- Настолько, насколько можно быть уверенным в моем положении… При разборе здания рабочие нашли останки. При нем было зашифрованное послание. Увы, оно опоздало…

- Агент узнал о покушении на принца Кэлдонского?

- Мне придется сделать вам скидку — вы и так все уже знаете…

- Ну, это было несложное предположение — я был на том месте, и смог примерно прикинуть, когда здание снесли. В промежутке между убийством Пеллингстера и сносом здания самое громкое событие, о котором агент мог, с риском для жизни спешить предупредить Тайную Полицию, это именно убийство принца Кэлдонского.

- Верно. Но, как я уже сказал, сообщение опоздало.

- А не могли его подкинуть?

- Могли. Но это маловероятно. Зачем убийцам так рисковать? Если бы тело агента нашли после убийства, то покушение бы сорвалось.

- Вы хотите сказать, что они не знали о послании, поэтому просто спрятали тело? Да — это наиболее логичное предположение. А как он был убит?

- Ну, судя по следам на остатках одежды, его убили так же, как и Пеллингстера.

- Удар ножом сзади в район печени?

- Да. Почерк, вижу, вам знаком?

- Именно. Поэтому я еще раз спрашиваю — вы уверены, что агент мертв? Потому что меня смущает тот факт, что Пеллингстер, подпустил убийцу к себе. Он даже не извлек оружие, хотя незаметно подкрасться к человеку посреди пустого гулкого помещения в тихом заброшенном месте невозможно.

- Он думал, что это агент. Очевидно же?

- И не обернулся, что бы в этом убедится? Я сомневаюсь…

- Да… Это и правда выглядит странно. - подумав согласился собеседник, - Хотя я, признаться, не занимался этим делом, так что, возможно, наши следователи нашли этому объяснение...

- Я спрашиваю так подробно, потому, что таким же образом недавно был убит один из людей Мако. А потом сам Мако был застрелен, его груз золота похищен, произошли несколько странных событий в Беллингтоне, и в довершении всего, некто, выдававший себя за «Кунлу», организовал побег Падди Обраена. В высшей степени необычным образом организовал. Я считаю, что это дело рук одного и того же человека. Очень умного, наглого и хорошо подготовленного. Свидетели описывают его как худощавого, среднего роста, темноволосого мужчину лет двадцати пяти — тридцати…

- Это точно не наш агент. И агент точно не мог убить Пеллингстера...

- Да почему, вы так уверены!!?

- Потому, - собеседник усмехнулся, - Что агент был однорукий… У него не было правой руки по плечо. Думаю, ваши свидетели заметили бы это в первую очередь. А обе жертвы в тот день были убиты правшой…

- А человек Мако — левшой… - Вукович задумался, - Но у подозреваемого обе руки на месте — это факт… Проклятье! А такая хорошая версия была…

- Не расстраивайтесь… Я вам, возможно, дам кое какую зацепку. Бесплатно… Просто из уважения к вашему таланту.

- Я весь во внимании!

- «Феникс»…

- Феникс?

- Да. Выясните все, что сможете, о человеке с данным прозвищем. Сразу скажу — у нас ничего не получилось.

- А кто это?

- Скорее «что». Это больше похоже на городскую легенду.

- Как «Кунла»?

- О! Вы все таки догадались, что Кунла — миф? Должен признать, у вас это вышло быстрее чем у нас. Надо предложить нашему руководству вас завербовать — такие мозги должны служить короне…

- «Или не служить никому...». Я знаю это выражение. Мне надо быть настороже?

- Вам — определенно. Особенно с вашей привычкой таскаться по ночным улицам с такими вещицами во внутреннем кармане…

- Ну, конкретно эта теперь, - ваша головная боль…


Вукович передал собеседнику коробочку. Тот еще раз проверил ее содержимое, и удовлетворенно улыбнулся.


- Когда-нибудь я узнаю, где вы их берете…

- Возможно. Спасибо за информацию.

- Обращайтесь…


Кивнув, информатор, не поворачиваясь к Инспектору спиной, сделал два шага назад и словно растворился в тени. Вукович постоял некоторое время на месте, давая ему спокойно удалится, потом развернулся, и, подняв ворот плаща, зашагал в обратном направлении.

Показать полностью
40
Записки гастарбайтера. Часть десятая - Сибирь пришла вслед за мной
6 Комментариев в Жизнь пикабушников за границей  

Спал я так себе. Каждый раз, как я закрывал глаза, меня начинало качать из стороны в сторону, словно я все еще на лодке. Скорей всего, это от усталости. А может и от того, что свет от уличных фонарей колыхался из стороны в сторону. Гидрометцентр, судя по всему, оказался прав, ибо всю ночь завывающий ветер бултыхал линии электропередач на улице и шелупонил мое, держащееся на соплях, окно.


Снилась мне тоже какая-то непотребная ересь. Раньше я работал в одном из провайдеров и вот во сне ко мне приходит кореец, что-то на своем тарабарском пытается мне объяснить, затем ведет к компьютеру. Я вообще не одупляю, что ему надо. Потом появляется какой-то русский мужик в деловом костюме и объясняет, что на компе слетело соединение и его надо заново настроить, ведь в Корее тяжело без интернета, который здесь предоставляется тем самым провайдером, где я работал. В общем, за несколько тысяч километров от родного дома моя старая работа даже во сне не оставляет меня в покое.


Несколько раз я просыпался в панике, что выключил матрас. Проверяю - нет, индикаторы горят, все в порядке.

Один раз проснулся от того, что как-то очень неудачно завернул руку между стеной и подушкой и там что-то звонко щелкнуло так, что на этом плече я потом лежать не мог. Короче говоря, проснувшись к завтраку, я чувствовал себя морской капустой. Ладно, пойду хоть поем, может полегче станет.


Вот он уже привычный мне завтрак, все ингредиенты в одной тарелке.

Пища теперь стала абсолютно не острой. Но я по-прежнему чувствую, что желудок хоть и справляется, но ему явно не совсем комфортно и чувствует он себя здесь абсолютно не как дома.

А самим корейцам нормально, ведь они едят такую пищу с детства. Не удивлюсь, если у них даже детские молочные смеси делаются из того самого инфернального концентрата.


После трапезы ко мне подходит малой и через Гугл переводчик пишет мне "через 20 минут вязать сети для крабов". И на всякий случай показывает, кто такие крабы, передвигаясь по кухне бочком в полуприсяде и щелкая разведенными в стороны руками.


Ну вот, думаю я, выходной вовсе и не выходной. Придется как в прямом, так и в переносном смысле работать с морепродуктами.

Не успел я расстроиться, как на этот крабовый спектакль приходит хозяйка, после чего между ней и мсье крабом начинается некий диалог. Не знаю, о чем конкретно они перепирались, но у меня в голове подача диалога была такой:

- пусть дует с нами, работать будем!

- да ты погляди на него, он ж щас сдохнет!

- ниче, это ж гастарбайтер, пусть ебашит, так положено!

- А ты подумал, куда денешь мертвого нелегала и как это все будешь копам объяснять?

После чего хозяйка жестом показывает мне, что им проблемы с законом не нужны и чтоб я дул спать.


А вот это уже приятно. На скоренькую хватаю стаканчик с кофе и мгновенно ретируюсь.

Неспешной походкой топая к своей лачуге, встречаю по пути того самого русского, волочащего куда-то через всю деревню корзинку со вчерашней зеленой жижей. Завидев меня, он грустно улыбнулся и, не менее грустно подытожив "Эх. Сразу понятно, кому делать нехуй...", снова удаляется в закат. Да, этот персонаж достаточно харизматичен, чтобы уйти в закат даже на рассвете.


Следующие пол дня ничего не происходило. Я валялся на своем тёплом матрасе, смотрел фильмы с телефона, сходил на обед, снова валялся на матрасе, периодически выходил покурить на улицу.


Время от времени ко мне загляывал хозяин того дома, в котором меня поселили. Не до конца понимаю его логику, но поводы зайти для него были двух типов:

То он говорит мне "жрать иди", делая характерные жесты, то говорит "дуй спать", при помощи все того же характерного жеста.

При чем, его не волновало время суток и принятый у них же распорядок дня. Можно стоять на крыльце часов в восемь вечера, а он подойдет к тебе и сделает жест "ам-ам", либо жест "баиньки". И тут вообще пофигу, что ты ответишь - можно сказать как "ОК", так и "я не понимаю, чего ты хочешь", в итоге он все равно кивнет головой и уйдет. Забавный, в общем, дядька, заботится обо мне. По пять раз на дню заглядывает в гости.


А на улице непогода все усиливалась.

Столбы качались все сильнее, какая-то маленькая мопедообразная штука с колесами навернулась от очередного прорыва ветра и постепенно преобразовалась в сугроб, поля и дороги замело а солнца из-за туч уже видно не было совсем.


Ближе к вечеру я переполошился из-за сирены, взвывшей, как сирена воздушной тревоги, из громкоговорителей на столбах. Проорав минуту, сирена заткнулась, а сразу за ней заиграла какая-то нелепая мелодия, наподобие тех, что операторы мобильной связи ставят вместо гудков, а следом какой-то не в меру спокойный женский голос начал передавать сообщение.

Понятия не имею, о чем вещалось, но в голове у меня теперь какой-то диссонанс от эмоциональной окраски двух половин сообщения. Очень надеюсь, что это предупреждение о плохой погоде, а не о каком-нибудь цунами. Во втором случае нелепость сообщения бы шкалила на всех приборах. Вот представьте сообщение мягким и спокойным женским голосом: "уважаемые дамы и господа, к вашему поселению движется волна-убийца высотой (поставить значение) метров. Просьба прикрепить к большому пальцу ноги бирку с именем. Конец передачи, приятного вам остатка вечера".


А что местные? А ничего местные. Никак не отреагировали. Может, они и прикрепили бирочки, но шумное застолье, которое я слышал из-за стены до сирены, по ее окончанию сразу возобновилось.

Когда я вышел на крыльцо на очередной перекур, порыв шквалистого ветра попытался оторвать мне руку вместе с дверью, за ручку которой держался в тот момент.

А вот строительную технику, в отличие от местных, с дороги как ветром сдуло, ровно как и меня с крыльца минутой ранее.

Бамбуковая рощица неподалеку пригнулась к земле под натиском воздушных потоков, несущих большие ломти снега, которые налипали на все поверхности и почти сразу начинали таять. Сосны кренились и шумели кронами. Каждый холм издавал низкий протяжный гул вперемешку со свистом.


Сквозняк в комнате каждые несколько минут открывал мне дверь. И все бы ничего, если б не тот факт, что дверь все-таки выдвижная. И еще дом стал свистеть, как маленький мальчик, которому заботливый, но не подумавший об остальных, дедуля сделал свистульку из хворостинки.


Снова в гости зашёл хозяин дома, очередной раз наказав мне спать, а заодно и сделал замечание насчет того, что у меня дверь открыта. Вот и хрен бы знал, как ему объяснить, что моя дверь меня похерила и ведет себя как подросток, который не слушается и не уважает старших.


И вот конец очередного дня. Я, слушая завывания ветра в горах за окном, с удивлением думаю о том, что я снова полон сил и что одного дня мне вполне хватило для реабилитации. Может, здесь еда такая? Или свежий морской воздух, набегающий с моря, не содержащий в себе ни смога, ни пыли больших городов, несет мне силы для нового дня? Я вспоминаю свои вагонные размышления насчет жизни в российской глубинке и понимаю, что по большому счету люди в таких деревнях, как эта, тоже проживают сегодняшний день только ради того, чтобы прожить завтрашний. Они просто живут тем, что есть - полями, морем и работой.


И, тем не менее, в таком месте действительно хочется жить. Может быть, в этом вся суть и заключается - найти для себя место, откуда не хочется уходить и делать все для того, чтобы это место осталось для тебя родным домом и завтра?

Показать полностью
90
Малая Венеция в Баку!
15 Комментариев в Лига путешественников  
Малая Венеция в Баку! путешествия, лодка, парк, Приключения, Азербайджан, Баку

Малая Венеция - не совсем типичная достопримечательность Баку, построенная у знаменитого бульвара еще в 60-ыx годаx.

251
Старый Тбилиси немыслим без балконов и витиеватыx лестниц
32 Комментария  
Старый Тбилиси немыслим без балконов и витиеватыx лестниц
70
Записки гастарбайтера. Часть восьмая - мжвячностная сляконь. + Часть девятая - no pain, no gain.
14 Комментариев в Жизнь пикабушников за границей  

Проснулся я от холода. Каким-то образом я во сне умудрился выключить теплый матрас.

Часы показывали без пяти пять.

Ну ладно, все равно уже вставать, так что не страшно.

Собравшись и умывшись, я двинул в столовую. На улице еще лютая темень, солнце пока даже не думает вставать. Добравшись до столовой я увидел, что, несмотря на то, что шести пока еще нет, все остальные уже в сборе и заканчивают трапезу.

Пришлось нагонять.

Суп, каша, всякие штуки со стола, острые и не очень, скинуты в одну тарелку. Как и у остальных, собственно.

Едят эти ребята, к слову, всеми столовыми приборами в раз.

Черпанул кашу палочками, следом из этой же тарелки хлебнул бульона ложкой, после этого расковырял вилкой какую-нибудь мясную штуку там же.

После еды идем в комнатку ко вчерашним роботягам, устраиваем перекур. Сами роботяги облепили меня со всех сторон, расширили глаза до европейского стандарта и с возгласами "Уооооо" тыкали пальцами в мой беломор. Дал каждому, попробовали. Один закашлялся, второй зажечь не может, третий лежит, дымит и лыбится.


Пару слов о коллегах.

Один из них - просто паренек, на вид лет 18ти. Простой деревенский пацан, больше и сказать нечего. Разве, что он ростом был меня головы на полторы пониже.

Второй - лысеющий дядька лет 50ти, в фирменной футболке с надписью "Departed legend". Футболка эпичная. Если вдруг я попадусь миграционным службам, я попрошу у них такую же.

А третий, примерно такого же возраста - дядька с усами и бородой, как у шаолиньского монаха из фильмов.

Так как имен я их так и не понял, то первого буду называть Малой, второго Нелегал (все футболка виновата), а третьего Мастер Ли.


Пять минут спустя практически бегом ломанулись одеваться в резиновые костюмы. У ворот в ограду уже ждал грузовичок. Скинули ему в кузов канистры с бензином, какие-то мешки и корзинки, затем и сами загрузились туда же. Дорога до пристани заняла всего минуту от силы, несмотря на то, что уехали мы достаточно далеко. Пешком идти точно минут 15.

Всю дорогу я переживал, что мы херанемся в какой-нибудь овраг, учитывая то, что ширина дороги была примерно ровная ширине колеи грузовика. Но нет, водила четко и резво пидорит. Интересно, они все так водят? Тогда удивительно, почему я до сих пор не слышал про местных бокоходов. Хотя, может в этом виноваты как раз зыркающие камеры-следилки, но не суть. А вот на пристани началась какая-то неразбериха.

Возле лодок все носятся туда-сюда, все громко орут на корейском, руками машут (тоже на корейском). А вот дальше я не понял, что происходило:

Выбежали из кузова грузовика, закинули вещи в первую попавшуюся лодку, поорали, перебежали в другую лодку, слямзив часть вещей. Добежали до нее, так же быстро все в нее скидали, снова выбежали и ломанулись в третью, на этот раз оставив канистры.

Так мы перебрали еще три лодки.

Наконец мы расположились на небольшом судне метров 10 в длину.

Над палубой и кабиной возвышался стальной каркас, сходящийся клином к носу, где стояло поднятое к небу забрало. В дальнейшем я понял, зачем это все. Вот мы отплываем. Проплываем между маленьких, сплошь покрытых местными кривыми соснами, островков.

Наш экипаж дает мне какие-то инструкции и установки, которые я, разумеется, не понимаю.

Но никто мне не мешает тем временем вертеть головой в стороны, разглядывая местные пейзажи. Несмотря на темень, посмотреть есть на что, ведь гавань сплошь усеяна огнями.

Огромные автомобильные мосты, автострады вдоль берегов, дорожная строительная техника, снующие везде лодки, островки, волны.

Но любоваться местными красотами пришлось недолго.


Выйдя в море, лодка опустила забрало в воду и на крейсерской скорости ломанулась вперед. В следующую секунду я узнал, что происходит: грядки капусты представляют собой длинные, длинной примерно в сотню метров, сети, связанные между собой рядами, которые ограничивают буйки. Лодка забралом подныривает под сеть, поднимая ее над собой, идет под ней и скребком на носу срезает наросшую капусту. Из-за маленькой высоты каркаса, ползать приходится практически на карачках, кроме места около кабины нашего управлялы. Да и там высота подвела. Если малой спокойно помещался там в полный рост, то мне приходилось очень сильно сутулиться. К тому же несколько раз я знатно въехал в эту раму головой.

Под скребком внизу куча корзинок, в которые сыплется черно-зеленая слизеобразная херота. Очень напоминает по своему виду сопли Ктулху.

Когда сеть проползает над лодкой, наверх лучше не смотреть, ибо сыт будешь еще до обеда.

Мастер Ли вместе с Нелегалом распихивают капусту по корзинкам, выгребая ее с полозьев. Корзинки пересылаются нам, а мы в свою очередь вместе с Малым пересыпаем их содержимое в сетчатые мешки, которые стоят на специальных металлических рамках-подпорках.

Один проход под сетью, второй, третий, четвертый... грубо говоря, две сети - два мешка.

В каждый мешок надо водрузить примерно по 7-8 корзинок, каждая из которых весит в районе тридцати килограммов. А подпорок с мешками на палубе 14.

Почти всю дорогу приходится ползать на карачках, ибо высунутая наверх голова может вполне может оказаться отдельно от тела. Ну или как минимум сеть тебя придушит, о чем на инструктаже меня оповестил Ли, с улыбкой на лице сжав руки на шее, вытянув язык и издав характерное "бууээээ". Тем не менее, при заныривании лодки под очередную сеть, я пару раз чуть не схватил зубами держащий буи толстый канат.

Под ногами зеленая слякоть, ты на карачках тягаешь туда-сюда корзинки, которые вы с Малым на пару засыпаете в мешки, голову поднимать нельзя, в лицо летят брызги этой же зеленой хероты... В общем, полный фарш местной фермерской жизни.

Как только каждый мешок был уже готов порваться, а на полу было наловленной травы по щиколотку, наша лодка швартовалась к стоящему на якоре плоту между грядками, рядом с которым дежурило грузовое судно с краном.


Мы убираем подпорки, связываем мешки, и штуки по четыре при помощи крана вытаскиваем.

Капуста с пола корабля собирается лопатой и догружается в дополнительные мешки, которые нам тут же выдают на корабле.

Зелень выгружена, новые емкости заправлены в решетки, выходим на следующий круг. Начинает светать.

Один рейс, второй, третий... силы постепенно начинают меня покидать. К тому же я уже чувствую, что проголодался. И это несмотря на то, что ел, казалось бы, буквально недавно. Интересно, сколько ходок будет еще?

После четвертой ходки боги смилостивились и через команду корабля сделали нам подгон в виде пакета с чокопайками и холодным кофе в виде коробочек с трубочками.

Времени на трапезу отведено ровно столько же, сколько потребуется нашему харвестеру для того, чтобы добраться к ближайшей грядке.

Открыл пакет, затолкал чокопайку в рот. Пока глотаешь первую, открываешь вторую. Залпом втягиваешь в себя кофе и вот уже тебе нужно тянуть корзинку.

Еще ходка, еще...

После шестой погрузки на корабль и убедившись, что он полон, его труженики с довольным лицами отчаливают идут в порт, скрываясь за островками.

Наша команда отмывается от этой мжвячни, поливая друг друга из шланга, скидывает резиновые куртки и перчатки по локоть. Появляется корзинка с едой. Заваривается лапша на пятерых, плюс еще достаются баночки с какими-то местными растительными штуками.

Отлично, живем!

Силы постепенно начинают восстанавливаться. Народ курит, бродя по плоту, а я все гадаю, чем нам предстоит заниматься дальше.


Наш водила из грузовика, он же водила лодки, нежданно-негаданно подходит ко мне в упор, выпучив глаза, и говорит:

- Чо!

- Да ничо! А чо?

- Чо! - повторяет он, на этот раз такая пальцем в себя.

- Ааа, вононочо! Зовут тебя так что ли, "Чо", или чо?

- Чооо! - улыбается Чо. - Рома, Чо, Рома, Чо (заяц, волк, заяц, волк, заяц...)

И тут я посмотрел в сторону берега. И сердце мое замерло...

В нашу сторону на всех парах шагал все тот же грузовой корабль, но снова пустой.

Ребята с корабля, помахав нам со своего борта, кинули нам огромный ворох пустых мешков и начали вязать швартовы.

"Да лаааадно, да ну неее" - пронеслось у меня в голове.

Но нет, отдыхать уже не суждено.

Мои ребята запрыгнули обратно в наше суденышко и отправились на новую грядку.

Несмотря на то, что я уже порядком подзаебался, я постиг одну великую мудрость - "либо ты работаешь, либо ты замерз". И снова сети поползли над нашими головами.

Еще через пару ходок я понял, что уже попросту кончился - каждую вторую корзинку я ронял, не в силах удержать ее в руках, спина уже толком не разгибалась, ноги гудели.

Получив очередной раз в лицо ломтем зеленой жижи, я задумался - "Эх, как бы я снова хотел оказаться в этих краях, но только туристом. Лежать на пляже, купаться в море, бродить по местным островам с фотоаппаратом. Вы только посмотрите, как красиво море. Чайки кричат, солнышко светит, вода очень чистая. Соленый свежий ветер обдувает тебе лицо и треплет волосы. А море на вкус совсем как слезы... КАК СЛЕЗЫ ЕБАНОГО НЫТИКА НУ-КА БЛЯТЬ РУКИ В НОГИ ЖОПУ В РУКИ И ЕБАШЬ!!!1".

Так закончилась еще одна ходка.

Погрузивши ее в себя, корабль внезапно отшвартовался и скрылся в бухте.

"И что, и все? Закончилось? - не мог поверить я. - "ну конечно, закончилось. Это ведь только первый день..."

Ладно, главное, сегодня я выжил. Дальше должно стать легче.

К моему облегчению, я увидел, что это не я один такой нытик. Малой уселся в углу плота и безвольно повесил голову, а Нелегал гулко выдохнул и расстелился поперек.

Мастер Ли достал из кармана сигарету, слегка попинал не подающее признаков жизни тело на полу, и, прикурившись, уселся на борт.

И вот мы уже возвращаемся к пристани, убираем с пола остатки жижи, поливаемся из шланга, причаливаем. Пока я слонялся вокруг своих коллег, не зная, что делать дальше, к пристани подошла вторая такая же лодка.

Слышу оттуда голос:

- ой, да идите вы все в жопу, я жрать хочу!

Оборачиваюсь на него и вижу русского чувака лет слегка за тридцать, с густой черной бородой, как у моряка.

- да ну нахуй! Ребята, так нельзя! Я ведь правильно говорю? - обращается он уже к нашему мастеру Ли.

- не, ну серьезно, кто это придумал? Три дня с утра и до заката это все убирать.

Тут уже в разговор вступаю я:

- А что, раньше не так долго убирали?

- Опа, русский? - оборачивается он на меня.

- Ну, как видишь.

- Ну так вот! Сколько раз я сюда приезжал, так каждый раз за сезон каждая команда проводила на уборке пол дня. Делали заходов пять, от силы! А тут то ли сезон такой, то ли чего, но, в общем, мы тут уже четвертый день ябемся от рассвета и до заката! А капусте все конца и краю нет. Сезон, что ли, такой плодовитый!

- А чем еще занимались, кроме уборки?

- Ой, да увидишь. Если доведется, конечно.

Пока он вылезал из лодки, его команда ему что-то кричала

- Ой, попизди мне тут! У меня и так уже руки вон заняты, сам неси!

- (корейцы снова что-то кричат)

- ну чё ты орешь-то? Не понимаешь меня, что ли? Вот и я тебя не понимаю! А иди оно все в пизду, я жрать пошёл! - подытожил он и удалился в закат, волоча на себе какие-то мешки.

Я окинул тянущиеся до горизонта поля капусты и мне снова стало как-то не по себе.


За ужином ничего интересного не происходило, разве что хозяйка перед всеми хвасталась подаренной мною бутылкой водки. А сидели за столом человек 10 от мало до велика.

Один из тех, кто постарше, со звуками "Уооооо" и такими же круглыми глазами, как и у моих коллег утром, взял в руки емкость. Открыл. Хлебнул прям с горла. Сморщился, как изюм, насупился весь, затем громогласно заявил "РУССО УООООООДКААА".

Затем для остальных присутствующих он сначала долго по пунктам объяснял, а затем и продемонстрировал, как нужно пить такие напитки: плеснул себе чутка в пластиковый стаканчик, залпом выпил и с воплем "УААА" швырнул стакан в стену. Закончив демонстрацию, улыбнулся и поклонился.

Ужин кончился, я наконец отправился отдыхать.

Руки у меня опухли самым натуральным образом - у меня не получалось сжать кулак полностью.

Да и спина, я думаю, мне такие издевательства припомнит.

Мне как раз звонит Юра, узнать, жив ли я там. Рассказывает, что собирать капусту не так уж и сложно - "прошлись комбайном, насосом через трубу все выкачали. Лишь мешки вовремя подставляй да крюк крана цепляй."

Ну здрасьте, приехали.

Чисто ради интереса я решил прикинуть, сколько мы сегодня собрали.

Каждая корзинка - 30 килограммов. В мешке 7-8 корзинок. На борту лодки 14 мешков.

Сделали то ли 9, то ли 10 ходок (финальная часть работы в памяти размазалась).

Итого, по минимальным оценкам: 30x7x14x9 = 26 с копейками тонн. Ипона медь! Это ж...!!

Ладно, не сцать, прорвемся. А сейчас - отдых. У меня еще есть время попробовать оклематься.Зазвенел будильник. Но я снова к тому моменту уже не спал.

Всю ночь ворочался, пару раз за ночь опять нечаянно выдернув из розетки вилку своего теплого матраса.


Итак, пора вставать.

Сказано - сделано! Поднялся в постели, скрючился пополам от боли в спине и кое-как улегся обратно. Следующие минут десять я задумчиво изучал потолок.

Кто знает, сколько дней еще будет продолжаться сборка этой зеленой эктоплазмы? Я очень надеялся на то, что сегодня будет другая работа. Замечтался о том, как хозяйка на завтраке внезапно скажет - "ой, ты же с непривычки очень устал вчера и сегодня тебе лучше отдохнуть". Ну да, блин, как же...


Спустя несколько попыток я все же смог подняться, кое-как, с горем и спиною пополам, оделся потеплее, вкинул в себя колесо нурофена и неспеша поплелся завтракать.

Первые метров пятьдесят дались тяжело. Однако, с каждым шагом организм вспоминал, как ходить, так что до столовой я дошел вполне бодрячком, если не обращать внимания на боль в спине и конечностях.

Как и в прошлый раз, Ли, Нелегал и Малой уже доедали свой завтрак. Пока я ел, я заметил, что еда с каждым днем становится все менее острой. Видимо, вкусовым рецепторам постепенно приходит полярная лисица.

Ну и ладно, зато есть теперь можно спокойно.


Выходим из столовой, надеваем костюмы и отправляемся на пристань. На сей раз пешком.


Ли и нелегал ушли вперед, не дожидаясь, пока я оденусь. Со мной остался Малой. К слову, не такой уж Малой и малой - ему 34 года, хотя на вид ему с трудом дашь 18. Может, это у всех корейцев в принципе так, я не знаю.


Выходим из дома, топаем по бетонным дорожкам, по которым снуют грузовички. Один из них решает нас подбросить до пристани, все равно ведь сам туда же едет.

В итоге, когда Ли и Нелегал приходят к лодке, они негодуют, почему мы уже там.


А вот дальше снова начинаются утренние непонятки. Из кабины лодки выходит рулевой и начинает что-то громко навязывать Малому, тыча пальцем в двигатель. Малой растерянно машет руками и робко что-то возражает, за что получает смачный подзатыльник.


Водила включает стартер, но двигатель не заводится, после чего Малого, как насравшего в движок котенка, в этот же самый движок тыкают носом. И дают пенделя в придачу.


Урааа, поломка! Казнь отложена на некоторый срок!


Малой грустно тупит в пол, Чо садится на байк и везет свою душу в неизвестном направлении. Однако, спустя пять минут возвращается вместе с бригадой вчерашнего грузового корабля. Всей толпой они суетятся вокруг Хондовского пихла, ковыряют там что-то парой отверток, после чего, от очередного нажатия стартера, движок начинает довольно фырчать.


Ладно, 10 дополнительных минут на то, чтобы собраться с силами мне дали. А теперь снова в бой.


Закинув канистры с горючкой, сами грузимся в лодку и отплываем.


И снова залив, огоньки, дорожная техника, острова, бла-бла-блааа... Никакого желания любоваться местными пейзажами у меня сегодня нет.

Вот наконец забрало падает в воду и мы цепляем первую грядку.

К нам с Малым подкатывается первая корзинка с зеленой жижей. По нему, кстати, тоже видно, что хоть солнце еще не встало, а он уже заебался не меньше, чем я.

Хватаем первую корзинку, поднимаем ее и высыпаем в мешок.

Блеаааать, моя спинааа! Руки не сгибаются, корзинка поднимается с трудом, попутно выплескивая часть содержимого на пол.

К нам катятся еще три, а мы с трудом справились с одной.

Эх, ладно, все равно деваться уже некуда. Одна корзинка, вторая, третья... И, внезапно для себя, я начинаю замечать, что корзинки поднимать все легче, спина, хоть и ноет, но дело свое делает исправно. Ну вот, значит, я и размялся.

Не успел я опомниться, как мы сделали уже три ходки к грузовику. Как-то быстро сегодня летит время и просто дела делаются. Вчера-то я и одну с трудом вытерпел.

После третьей ходки, команда нашего судна внезапно выползает на нос и поднимает забрало, после чего начинет складываться на палубе.

И что? И все, что ли? Я тут только в кураж вошел, в работу втянулся, а вы...


В общем, идем вдоль грядок обратно в гавань. Стоим, курим, никого не трогаем. Внезапно Чо начинает орать, показывая на одну из грядок. Пацаны резко сорвались на нос, снова уронили забрало, и вот лодка уже ныряет под капусту.


И что? И снова, что ли? Я тут только расслабился, отдыхать приготовился, а вы...

В общем, делаем еще ходку до и грузового, еще и еще.

В одну из них, во время выгрузки, случился казус.

На плоту, куда краном грузового судна стаскивается капуста с нашей лодки, уже накопилась нехилая такая куча здоровых хлюпающих, как плохие грудные импланты, мешков.


Вот очередные мешки, издавая чвакающие звуки и выблевывая через недозатянутые ремни лишнюю зеленую жижу, слетают с нашей палубы и пол тонны зеленого веса с характерным хлюпом впечатывает зазевавшегося Чо в недра колышащегося монстра.

Остаются торчать нога и пара рук в ярко-желтых перчатках.

Никто на обращает внимания, а я тем временем немножко прихуел.

Через пол минуты с ворчанием из пучин капусты выползает-таки наш многострадальный водила и, хихикая, уходит наливать себе кофе. Окружающие все так же не реагируют. Видать, ему уже не впервой.


Очень странное чувство - когда работаешь, тебе тепло и уютно. Как только перестаешь работать, сразу становится холодно, мышцы начинают болеть, а тебя кренит в пол.

Таким макаром делаем еще несколько рейсов и наконец разворачиваемся в сторону гавани.


Весь день в носу мешалась какая-то сопля, которая, застряв в ноздре, не двигалась никуда. И вот, наконец, как следует шмыгнув носом, я чувствую, как у меня по лицу проползает какая-то длинная штука и залетает внутрь. Puta Mierda!!!11 Короче, не сопля это оказалась вовсе, а ломоть морской капусты...


Ну вот вообще не понятно теперь. Я не заметил, как пролетел рабочий день и готов продолжать вкалывать. Спине, если вдруг и плохо, то я этого уже не чувствую. Пальцы явно устали, но шевелятся вполне бодро. В общем, я только разогрелся и чувствую себя огурцом. Не в том смысле, что зеленый (хотя море сегодня знатно штормило), а в том смысле, что мне вполне себе ниче так. Я сам с утра ныл сильнее, чем спина.


Причаливаем, начинаем драить лодку и вычищать остатки капустых из всех труднодоступных мест.

Рядом с нами паркуется такая же лодка, на которой присутствует один некорейский пацан (нет, не вчерашний русский). Кто-то из команды на него орет, психует и отвешивает подзатыльники.

Ли подходит ко мне, тыкает кулаком в плечо и, показывая пальцем на них, хихикает и подмигивает. Настроение ползет вверх и я чувствую себя еще лучше. Спасибо, Мастер.

Закончив уборку лодки, я понимаю, что такой чистой за два дня я ее не видел еще ни разу.


Неужели, завтра уборки не будет?!

Собираем шмотки, топаем к деревне.

Попутно Ли мне что-то упорно рассказывает и хихикает. А я ему в свою очередь тоже втираю какую-то дичь. Все равно ведь друг друга не поймем, так что тема разговора не имеет абсолютно никакой значения и можно говорить все, что подвернется под язык.


Тут ко мне с радостной вестью обращается и Нелегал. Он говорит: "тумморо сэлип (кладет руки под голову и закрывает глаза). 8 (показывает на пальцах) о-клок ам-ам (типа кушает)"

Йеее! Вот тут я невольно лыбу растянул.

В целом, я сегодня чувствую себя более чем живым, просто чутка уставшим с приятной тянущей болью почти во всех мышцах. А тут еще и уборка кончилась, да и выходной намечается! Ну все, самое страшное позади. Да и оказалось это страшное не таким уж страшным. Это все с непривычки. Ну а я теперь чувствую себя белым человеком. Иду домой и меня изо всех оставшихся сил улыбает.


Располагаемся в коморке местных.


К слову, у них в комнате точно такой же сквозняк, вот только пол такой горячий, шопестец. Если долго сидеть, не шевелясь, то пукан начинает пригорать. Сидим, ждем, когда нас покормят.


Приходит хозяйка, накрывает на стол, зовет нас. А мне все так же не понятно, по какому принципу она сервирует мое место: у всех стоит по чашке с рисом, а остальные разные штуковины разложены по маленьким тарелочкам по всей площади стола. У меня же стоит одна огромная тарелка, куда наложено понемногу всего. То ли обо мне заботятся, чтобы мне было удобнее есть, то ли всем гостям у них принято накладывать отдельно от остальных.


Да, и вот еще такая штука. В Корее, насколько я успел заметить, нет таких понятий, как первое и второе блюда. Все, что есть на столе понемногу черпается и отправляется в одну миску. Вот на столе стоит миска с супом из какого-то мяска, картохи и лука. Туда каждый обильно наваливает рис, сверху кидает несколько ломтей китайской капусты, туда же жареное мясо, поверх этого омлет и гренки с сыром, после чего содержимое тарелки истаптывается до однородной массы. Я же, когда ем каждое из блюд пораздельности за одним столом со всеми, чувствую себя не в своей тарелке. (Лол, каламбурчик вышел).


Вот трапеза окончена, я выхожу на улицу, подкуриваю промокший за день беломор, и отправляюсь на законный отдых в своей комнатушке на отшибе деревни.


Солнце уже село, с неба потихоньку падает легкий снежок и постепенно начинает холодать. Вполне возможно, что завтрашний выходной связан как раз с надвигающейся непогодой, ведь гидрометцентр в Корее, как говорят, очень точный.


После спада нагрузки на организм, боль в мышцах вернулась, но уже не в той мере, что была накануне. Да и в большей степени преобладает такая добрая усталость, вынуждающая валяться в постели и смотреть какое-нибудь кино. А завтра можно весь день ничего не делать. Лепота!

Показать полностью
104
Первая охота.
17 Комментариев  

Меня угораздило родится в семья заядлых охотников и рыболовов. В 11 лет мне подарили ружье, заставили выучить инструкции по безопасности, собирать и разбирать ружье (горизонталка, взводные курки, 16 калибр). Счастья моему предела не было. Но самое главное - впереди маячило легендарное и неповторимое ОТКРЫТИЕ ОХОТЫ. В моем воображении по рассказам отца и деда - это три дня бесконечный приключений и добычи. Ждал я этого очень, ждал приключений и подвигов. Что получилось - судите сами. Получился трешак.


Итак, мой дед был неформальным и формальным лидером человек 20 охотников, которые раз в год собирались на это священнодействие. Он приказал всем, что будет внук и водки с собой брать ровно по две бутылки на лицо. Каждый подумал - все равно ехать за водкой придется, потому каждый взял минимум ящик. Это был лютый хорор, оставивший неизгладимое впечатление на мой юный и неокрепший ум. Жрали они так, как никогда раньше, но и приключений получилось много.


У всех были клички, называю по кличкам или по характеристикам.


Из ярких впечатлений:


1. Выползающий из палатки "пожарник" через окошко 10 см и уползающий в лес

2. Дед в семейный трусах ищущий волков с топором ночью

3. 4 часа нескончаемого ночного припева песни "что же мою пулю долго отливают" стоматолога Журавлева

4. Внезапный расстрел из ружья головы вырезанной из арбуза с вставленным фонарем, который я вырезал а-ля хеллоуин

5. Особенно врезался в память "местный житель" спящий на тлеющие полене диаметром 15 см, изогнутым ровно по стволу

6. Я, жрущий шулюм из миски охотничьей собаки породы курцхар, который удивленно смотрел на меня

7. Невероятная поездка на мотоцикле начальника вытрезвителя с моим отцом, дядей и "хирургом" за (да, бля) водкой, за рулем был начальник вытрезвителя, он уснул, перевернулся в озеро через стог сена, "хирург" попал между коляской и перевернутым мотоциклом, высунул голову и орал "за@бись экзотика, всю жизнь о таком мечтал", при этом уходя под воду придавленный мотоциклом. А отец и его брат держали этот мотоцикл дабы хирург не утонул, а выхлопные трубы жгли им сиськи и оставляли ожоги. Вернулись поздно, уставшие

8. Огонь по подсадным уткам-муляжам какого-то чувака

9. Раскачивающийся на дереве баран, которому перерезали горло

10. Машина арбузов, выгруженная в центре лагеря

11. Нашествие стада коров на лагерь, которых дед из засады расстреливал с воздушки

12. Атмосфера нескончаемого веселья и куража, желание каждого поучаствовать в моем становлении "настоящего охотника"


Несомненно, это были самые насыщенные три дня моей жизни на то время. Я был в восторге, особенно когда меня убедили, что именно я сбил утку, а не 10 других выстрелов из всех видов оружия.


Обратно все ехали мрачные, болеющие, кроме меня. Дед перед приездом домой сказал примерно так: "главное, матери и бабушке всего не говори". Только спустя некоторое время я понял, почему - для меня, впервые видевшего настоящее открытие охоты - все воспринималось как необходимый атрибут времяпрепровождения настоящих мужиков.


PS. Скажу сразу, почти все люди с высшими образованиями, различных специальностей - хирург - он много оперирующий, начальник вытрезвителя - какой-то боец, дед - занимающий большой пост, отец -  инженер. Все адекватные и интеллегентные люди вне охоты ))

Показать полностью
53
Записки гастарбайтера. Часть седьмая - "инферно" или "все не так уж плохо".
8 Комментариев в Жизнь пикабушников за границей  

Пол шестого утра, все на кипише, хоть автобус и отправляется в 6.45.

Юра подскочил, носится, собирает сумку. По виду Макса не понятно, то ли доволен тем, что наконец есть работа, то ли хочет кого-нибудь выключить с вертухи. Что-то среднее.

Беготня, беспричинные перепирательства

- включи свет, нихрена не видно!

- нет, погаси, вон пацаны еще спят!

- А куда я документы дел?

- ой, я носки на сушилке забыл!

- шнуруйся быстрей, мы ребятам спать мешаем!

... Тем временем в углу понуро мычат двое бурят, засунув головы под подушки.

Наконец сумки собраны. Последний взгляд на местные улочки, поход до автобусной станции, посадка, поездка.


Только сейчас я обратил внимание на местные камеры видеофиксации нарушений на перекрестках. В отличие от наших, эти представляли собой вечно жужжащие, бешено зыркающие в разные стороны зрачки глаз, которые, как у хамелеона, все время смотрят на разные движущиеся объекты независимо друг от друга.

Уж не знаю, фиксируют ли они выезд за стоп линию при красном свете для машины, но местные водятлы все время пытаются вытолкать тебя машиной с зебры, даже если ты переходишь дорогу, ориентируясь на зеленого человечка из пешеходного светофора.


Ехать нам предстояло с двумя пересадками. Сначала в Пьентек, там Садимся на автобус до Чхонджу, оттуда так же автобусом до Кунсана.

Благо, в Пьентеке билетерша нас поняла с первого раза, выдала билеты на ближайший автобус и занялась следующим в очереди.


Смотрим на билет - время отправления 7.00. Смотрим на часы - время 7.01. ...Бля!

Выходим на улицу, идем к нужной платформе, видим, как автобус трогается с места и пытается скоропостижно покинуть станцию.

В это же мгновение у нас из-за спины с воплями выбегает билетерша, продавшая нам билеты, и несется за автобусом. Следом за ней, дудя в свистульку и размахивая светящимся жезлом, за ним же несется дядя в спецовке. Следом еще пара каких-то человек, которые яростно начинают колотить автобус в борт.

Мы охуеваем. Водитель охуевает. В итоге автобус остановлен, водила запускает нас внутрь, сопровождая взглядом "что это блять было?", мы довольные садимся в свои кресла и отправляемся в путь.


Пару часов спустя мы уже в Чхонджу, там спокойно пересаживаемся на следующий автобус и вот мы уже на пути в Гунсан.

Все бы ничего, но теперь моя судьба от меня не зависит - на билет потрачены последние деньги и я не смогу вернуться на родину, предварительно не заработав себе на дорогу.


Через 10 минут после нашего прибытия на нашу конечную остановку, в терминале появился специальный дяденька, который нашел нас по нашим фото, посадил в свой корейский авто и мы поехали. Просто куда-то поехали.


Как оказалось, вез он нас на фуршет в честь нашего прибытия. То есть в забегаловку где-то на рынке.

А внутри, между прочим, уютненько - разуваться нужно у входа, в зале стоят низенькие столики, за которыми прямо на полу сидят местные роботяги. В каждый стол встроены газовые конфорки, на каждой из которых стоит гигантский чан с оранжевым содержимым.

Столы ломятся от всяких яств, промасленных в таком же оранжевом, как и содержимое чана, соусе.

Вид этих яств четко дает тебе понять - если ты не сожрешь это прямо сейчас, то оно вполне может прийти к тебе ночью и сожрать тебя.


К слову, наша российская лапша, даже та, которая с иероглифами, купленная на рынке у корейцев, и близко не стоит с той лапшой, которую можно найти в супермаркетах в Корее.

А эта лапша в свою очередь выглядит как легкая разминка перед потреблением содержимого вышеупомянутого чана.

Такое ощущение, что где-то в Корее есть шахта в ГЕЕННУ ОГНЕННУЮ, откуда и добывается эта хренотень, потом из добытого вещества получают концентрат, на котором уже и готовят этот суп.

Суп, кстати, с рыбой. Каждая рыбина помещена в чан полностью, но частями. Хочешь - наковыряй себе в тарелку термоядерных оранжевых потрохов, да потребляй.

Но, как ни странно, несмотря на инфернальную внешность пищи, она оказалась весьма вкусной. Только ядреной. Сами корейцы тоже сопели и кряхтели, вкушая эти лакомства.

Наш же дяденька кореец, угарая надо мной, периодически подавал мне салфетки, чтобы я мог вытереть свои оранжевые сопли.


После обильного, но жестокого угощения, выходим на улицу на перекур. Кого-то ждем.

Через пару минут подъезжает машинка, из которой вываливается сурового вида дядя и его не менее суровая спутница, загипсованная на правую руку и обильно пахнущая перегаром.

Какое-то время они щебечут между собой, обойдя нас со всех сторон несколько раз, в конечном итоге тыкают пальцем в Макса и Юру, затем жмут руку нашему водиле, садятся в свою машину и уезжают.

Интересная завязочка, однако.

Прыгаем все вчетвером обратно в машину и едем.

Ехали далеко за город. Благо, тут везде широкие скоростные магистрали с отличнейшим асфальтом, так что докатилась мы быстро.

К слову, наш водила так мастерски успеваел подпевать радио, при этом разговаривая по телефону, подрезать и орать на всех налево и направо, что складывается такое ощущение, будто он проходил в России курсы повышения квалификации для маршрутчиков.


Я снова обратил внимание на местный автопром. Такое ощущение, что я попал в ГТА - всюду столько знакомых очертаний родных японских авто, вот только названия у них почему-то другие.


Мимо проносились деревеньки, заводы, поля, ветряные генераторы. Внезапно дорога перешла в здоровенный мост, на другом конце которого где-то вдали виднелись горные вершины какого-то острова.

В воде возле берега были видны ряды красных буйков. Как пояснил нам Юра, это и есть те самые грядки капусты, которые нам предстоит окучивать.

Ну что ж.

На другой стороне моста дорога через пару километров из четырехполосной асфальтированной превращалась в типичную четырехполосную грунтовую.

Спустя еще несколько километров, продолжая движение по все сужающейся грунтовке, попутно объезжая дорожную строительную технику, мы уткнулись в несколько маленьких сельских домиков.


Водила мне жестом показывает - "выходи", достает из багажника мой рюкзак и, крикнув что-то выходящей из дома женщине, садится обратно и уезжает, увозя моих спутников в неизвестном направлении.


Меня встречает хозяйка. Улыбчивая женщина, лет сорока. Показывает домик, где мне предстоит жить, велит оставить рюкзак и идти за ней. Всю дорогу она мне увлеченно что-то рассказывает, показывает, улыбается, о чем-то спрашивает.

Все, что я могу - это улыбаться и кивать, ведь я ни слова не понял из того, что она мне сказала.

Заходим в один из близлежащих домов - понятно, это кухня. Тут я буду есть.

Заходим в следующий. В нем одна единственная комната, в которой из под одеял на меня хлопают четыре корейских глаза. Вслед за глазами из под одеял появляются улыбающиеся лица двух рабочих. Теперь они мои коллеги на ближайшие пару месяцев - это единственное, что я понял, кроме кухни.


Экскурсия продолжается - в одном из помещений мне выдают резиновые штаны, резиновую куртку и резиновые перчатки. Это тоже понятно - в этом я буду выходить в море. Жаль только, что сапоги маловаты, но размера больше у них попросту нет.


На этом, собственно, обход хозяйских владений заканчивается.

После того, как я выпросил у своей новой владелицы пароль на вайфай, она ткнула пальцем в мой новый дом и жестом показала, чтоб я шел спать.

Ну что ж, хорошая идея, учитывая то, что мне ближайшие время вряд ли еще выпадет такая возможность.

Но сперва надо бы вещи разложить, постель приготовить, жилище изучить. Пообжиться, в общем.


Когда я переступил порог перед взором предстала довольно удручающая картина. Ни одно окно как следует не закрывалось, из-за чего в комнате был ужасающий сквозняк.

Теплый пол в комнате был, но он выполнял почему-то функцию холодного. От стен лохмотьями отваливались обои, а все углы проела черная плесень. Видно, что в этой комнате долгое время никто не жил и не следил за ней.

Кровать представляла из себя сложенное вдвое покрывалко, расстеленное на полу, одеяло и пару подушек.

Дверей в комнате было две. Одна входная, а вторая вела в санузел.Проверив воду под краном, я еще больше расстроился - температура воды была в градации от холодной до совсем холодной.

Ну хоть унитаз исправен.


Ну что поделать. Раз уж я сюда не ныть приехал, то придется терпеть, что дают и не кобениться.

Надев на себя все, что было найдено в рюкзаке, я завалился под одеяло.

Ну, в целом, жить можно. Только вот сквозняк дует прямо под одеяло и пальцы рук гнуться уже не хотят.

Нет, так это дело оставлять нельзя!


Рамы окон здесь везде сдвижные, на полозьях. Многие из них послетали, а назад их никто не вправил. Это первое, чем я занялся.

Потратив на два окна в сумме около получаса, и затыкав их изнутри всякими тряпками, я уже ощутил заметные улучшения - сквозняк хоть и присутствовал, но уже не выстужал мою худощавую тушку насквозь.


К тому же я перетащил спальные принадлежности в угол и обложил себя вещами.

Снова забравшись под одеяло, дабы почувствовать изменения на практике, я пришел к выводу, что в целом жить можно.

Пока я лежал на кровати, поглощенный размышлениями, в дверь зашел хозяин дома и жестом показал мне, что настало время ужина.

А жизнь, я смотрю, идет в гору!


Столовая.

Когда я зашел в нее, перед моим взором предстал большой стол с впечатляющим количеством всякой еды. Эта еда уже не выглядела, как вместилище обреченных на вечные муки душ, а представляла собой, пусть и самобытный, но очень аппетитный на вид набор супов, морской и не очень зелени, жареного мяса и всего прочего. Между прочим, ужин был не острый, вопреки моим ожиданиям.

К сытному обеду прилагалось вполне занимательное знакомство с хозяйкой. Разговаривали мы посредством Гугл переводчика. В ходе беседы я выяснил, что ей 42 года, что она впечатлена, что к ним в колхоз приехал столь молодой человек из-за российского бугра, который больше похож на туриста и все такое прочее. В общем, приняла меня она за типичного искателя приключений. В целом, недалеко от правды.

К сожалению, я так и не смог узнать ее имени, ибо на каждый мой подобный вопрос было произнесено огромное количество разных слов и предложений, из которых имя вычленить я так и не смог.

Приятными бонусами стали новые резиновые сапоги и костюм моего размера, а так же электрический матрас с подогревом.

Вернувшись в комнату, включив матрас и устроившись на нем, я пришел к выводу, что в целом тут хорошо. Люди вокруг добрые и веселые, еда вкусная, кровать теплая, сквозняк толком и не мешает, да и вообще - приключения есть приключения, а я всего лишь странник, как в книгах про путешественников.


Единственное, к чему мне придется привыкнуть, так это к подъему в 5 утра, завтраку в 6, а отбою в 10. Но это уже мелочи. Будем считать, что я просто попал в другой часовой пояс.

Побродив немного вокруг дома с сигаретой в зубах и поразглядывав звездное небо, я, теперь уже с однозначно хорошим настроением и верой в завтрашний день, пошел в кровать, провожать сегодняшний.

Показать полностью


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь